S03E05
Глава 2: Обитель Кантерлота

Глава 1: Детектив Спаркл

Google Docs

Кантерлот давно уже спал безмятежным сном, всё глубже и глубже погружаясь во мрак ночи, когда по дворцовой площади гулким эхом раздался цокот копыт, заставивший насторожиться королевскую стражу. К замковым воротам быстро приближался тёмный силуэт пони, однако привратник, увидев незваного гостя, слегка поклонился и тут же их открыл.

— Принцесса Селестия уже ожидает вас, капитан Роузвуд, — бесцветным тоном произнёс стражник.

— Я знаю, — сурово ответил зрелый пони в форме, снимая с головы фуражку. — Пусть меня проводят к ней немедленно.

Впрочем, особой необходимости Роузвуд в сопровождении не испытывал. Дорогу к покоям принцессы он и сам мог найти с закрытыми глазами, ибо предыдущие два визита в замок врезались в память жеребца на всю жизнь. Причина их тяжким грузом ложилась на сердце шефа кантерлотского королевского полицейского департамента, и на сей раз Роузвуда не покидало стойкое ощущение того, что кресло под ним «горит», как никогда. Да, он честно заслужил свою должность, однако события последнего времени лишь только всё больше и больше показывали его беспомощность перед лицом новой угрозы. Эти мысли преследовали бледно-жёлтого цвета жеребца на протяжении всего пути к покоям принцессы, но Роузвуд всё же попытался взять себя в копыта и сосредоточиться на предстоящем нелёгком разговоре. Наконец впереди показались двери кабинета Селестии, по мере приближения к которым у шефа пропорционально росло желание сжаться до размеров параспрайта и улететь куда подальше. Роузвуд нервно прошёлся копытом по своим пышным каштановым усам (ибо на голове другой растительности у него не наблюдалось) и, собравшись с духом, шагнул в покои принцессы.

Шеф полиции застал Селестию в потёмках, сидящей рядом с рабочим столом. Лишь только её рог освещал бесчисленное множество свитков, требовавших немедленного внимания, однако принцесса этим вниманием удостаивала их чисто символически. Похоже, за всю ночь она даже ни разу не сомкнула глаз. Селестия устало обратила свой взор к вошедшему жеребцу, лёгким сдержанным кивком отвечая на его поклон.

— Что, Роузвуд, ещё раз? — неожиданно холодно спросила она.

— Боюсь, что так, Ваше Высочество, — смиренно ответил капитан, чувствуя, как рушится заранее им намеченный план разговора.

— Снова он? — Селестия в задумчивости отвернулась, обращаясь скорее к своим свиткам, нежели к шефу полиции.

Но отдуваться за них пришлось Роузвуду.

— Так точно, Ваше Высочество, — подтвердил пони в форме, всё так же стараясь держаться невозмутимо.

Повисло тяжёлое молчание. Принцесса сверлила шефа полиции гнетущим взглядом, но более не говорила ничего. Роузвуд терпеливо ждал со всей так присущей ему серьёзностью, понимая, что его положение сейчас и так незавидное.

Дело явно начинало принимать худший оборот. Капитан понял это по тому, как медленно Селестия встала из-за стола и направилась в его сторону. Возможно, сейчас решится его судьба...

— Мы с Вами знаем, чем всё это в итоге может обернуться, — голос принцессы уже не просто отдавал холодом, он был ледяным.

Аликорн почти вплотную смотрела на бледно-жёлтого жеребца бесцветным взглядом, от которого Роузвуда посещало неудержимое желание раствориться прямо на месте, но капитан заново собрал в копыто всю свою волю и, даже не шелохнувшись, снова ответил:

— Так точно, Ваше Высочество.

— Рада, что Вы по-прежнему осознаёте всю степень ответственности и доверия, лично Вам оказанного, — отрезала Селестия. — В сложившихся обстоятельствах у Вас нет права на ошибку, — принцесса осторожно левитировала кусок пергамента с пометкой «совершенно секретно» прямо к носу Роузвуда, — однако Вы допускаете её уже в третий раз.

— У нас мало опыта в подобных делах, — сухо отчеканил капитан, покосившись на записи, в которых тут же узнал собственное письмо к Селестии часовой давности.

— Я слышу это каждый раз! — принцесса на мгновение потеряла над собой контроль, содрогнувшись от обыденности, с которой произнесла слово «каждый».

Это было сильно неприятно, но Роузвуду в любом случае только хотелось поскорее покончить с визитом. Однако жеребец прекрасно знал, что всё только начиналось. Селестия выглянула за дверь, на всякий случай убедившись, что рядом никого нет, после чего в замке щёлкнул ключ, и Роузвуд понял, что сейчас ему предстоит самая страшная часть разговора.

— Как звали несчастную? — тяжело вздохнув, спросила Селестия, снова возвращаясь к столу.

— Её звали Кэнди, Ваше Высочество.

Принцесса почувствовала внутри неприятную тяжесть. В последний раз она видела эту жизнерадостную кобылку сегодня вечером на празднике. Роузвуд, тем временем, решил отмучиться сразу и продолжил:

— Мы абсолютно уверены, что преступление совершил тот же пони, что и прежде. Его стиль невозможно спутать ни с чем: эти ужасные глаза, спицы в сердце... — жеребец на секунду содрогнулся от всплывших в голове картин, — и опять никто ничего не видел и не слышал. Соседи, похоже, мирно спали, ни о чём не подозревая, а значит у нас снова нет никаких свидетелей. Правда, на этот раз оказалось, что у убитой кобылки был муж.

— Почему это «был»? — на мгновение дрогнувшим голосом перебила шефа Селестия.

— Потому что теперь он напоминает скорее бледную тень спятившего пони. Мы не знаем, что именно с ним произошло, но светлый разум он определённо потерял.

— Ясно, — снова тяжело вздохнув, только и извлекла из себя Селестия. — И что же Вы собираетесь предпринять на этот раз?

— Случаи убийства крайне редки по всей Эквестрии, не говоря уже о Кантерлоте, — Роузвуд осторожно обходил неудобный вопрос стороной, — у нас нет ни подходящего оборудования, ни подходящих для работы с ним пони, не говоря уже о детективах, чей уровень превышал бы «дела о потерянных кошельках».

— И это я слышу от шефа кантерлотского королевского полицейского департамента в который раз, — Селестия даже не пыталась скрыть своего раздражения. — Мне уже приходилось об этом думать, так что детектив будет, Роузвуд, и только попробуйте через неделю сказать, что Вам чего-то не хватает.

Принцесса с помощью телекинеза уже быстро водила пером по пергаменту.

— Я приглашу сюда свою лучшую ученицу, — не отрываясь, продолжала она. — Твайлайт Спаркл очень талантлива во всём, что касается магии, вам это пригодится. Думаю, она сможет заметить то, чего не смогли заметить ваши полицейские ищейки кошельков.

— Насколько глубоко вы хотите посвятить её в дело? — Роузвуд скептически прищурился, пока Селестия целиком была поглощена письмом.

Оторвав взгляд от пергамента, принцесса строго посмотрела на капитана.

— Настолько, насколько потребуется, — после секундных раздумий медленно произнесла она. — И ваше счастье, Роузвуд, что вы знаете слишком много, иначе передо мной давно бы уже отчитывался другой шеф.

Рот капитана едва заметно скривился в усмешке, чего в потёмках Селестия на счастье жеребца не заметила.

— Введёте её в курс дела, начиная точно с первого убийства, — принцесса бросила быстрый взгляд на Роузвуда, лентой перевязывая свёрнутый в трубочку пергамент. — Об остальном я позабочусь сама.

***

Понивилль ещё только собирался пробуждаться ото сна, встречая начало нового дня блаженным спокойствием, но в бутике «Карусель» жизнь уже кипела полным ходом. Рэрити спешно приводила себя в порядок, заодно намечая план предстоящего разговора с Твайлайт. Было ещё только раннее утро, но модница не сомневалась, что лавандовая единорожка уже не спит, а значит нет никакого смысла чего-то ждать, ибо время дорого. На ходу попрощавшись с недовольной Опал, Рэрити вышла на утреннюю прохладу и направилась прямиком в библиотеку. Благодаря своим магическим талантам, Твайлайт была единственной, кто смог бы помочь белой единорожке в данный момент. Рэрити снова откусила больше, чем могла проглотить; новый заказ оказался под угрозой срыва, а это... «Это вредно для бизнеса, — сделала простое умозаключение единорожка, поглядывая в чистое небо. — Ни единого облачка, неужели Рэйнбоу Дэш в кои-то веки встала пораньше? В жизни не поверю». Стоило об этом подумать, как в небе показался силуэт самой Рэйнбоу.

— Здорово, Рэрити! — ещё издалека закричала она, ничуть не заботясь о здоровом сне жителей Понивилля.

— Привет, Рэйнбоу Дэш, — буркнула себе под нос единорожка, перебирая в голове возможные пути к отступлению.

Ей предстоял серьёзный разговор с Твайлайт, и хоть Рэрити всегда была рада видеть своих подруг, в данный момент внезапная встреча была немного не к месту.

— Видела, как я с утречка все облака разогнала? — уже подлетев поближе, продолжала Дэш. — Сегодня днём буду отрабатывать новые трюки, не хочу, чтобы работа отвлекала, — подмигнула она, приземлившись рядом с неловко улыбнувшейся Рэрити.

— Э, да, Рэйнбоу. Это... здорово.

— А ты чего такая подозрительная? — пегаска на мгновение сделала серьёзное выражение лица, — куда направляешься?

— Я... эээ, — Рэрити машинально повернула голову в сторону библиотеки, на ходу выдумывая новую легенду, однако Рэйнбоу Дэш тут же всё поняла:

— Твай навестить значит. Круто, я с тобой.

Делать ничего не оставалось, кроме как надеяться на то, что пегаска сможет серьёзно отнестись к этому визиту и хотя бы не отвлекать Твайлайт от главного.

— Ладно, Рэйнбоу Дэш, — обратилась Рэрити к ней уже у порога библиотеки, стуча копытом в дверь, — помни, что мы, то есть я, здесь по делу. Поэтому максимум сосредоточенности и серьёзности.

— Да-да, как скажешь, — со скучающим видом промямлила Рэйнбоу, манерно зевнув.

«Что ж, посмотрим, что ещё может пойти не так», — тем временем думала модница, ожидая ответа, но Твайлайт долго не открывала, что было довольно странно. Первый же взгляд на показавшуюся через некоторое время в дверях лавандовую единорожку дал Рэрити понять, что пойти не так может абсолютно всё. Твайлайт выглядела плохо; пожалуй, никаких других слов для описания её внешнего вида и не требовалось.

— Доброе утро, ребята, — устало улыбнувшись, поприветствовала она двоих пони, — проходите.

Рэйнбоу Дэш и Рэрити не сдвинулись с места, оторопело уставившись на её растрёпанную гриву, ярко выраженные тени под глазами и потрясывающиеся копыта. Что-то здесь явно было не так...

— Проходите внутрь, — немного смутившись под их взглядами, повторила Твайлайт. — Я сейчас вернусь, а вы пока можете взять на кухне парочку бутербродов, да и ромашковый чай Флаттершай просто чудесен.

Она, преодолевая дрожь в копытах, спешно отправилась к себе в комнату, твёрдо решив, что чем меньше будет в таком виде на глазах у друзей, тем лучше.

— Спасибо, Твайлайт, я только позавтракала недавно, — сказала вдогонку Рэрити, недовольно морщась от Рэйнбоу Дэш, набросившейся на бутерброды со зверским аппетитом. — Я, собственно, одно дело пришла обсудить... о, Спайки-Вайки.

— Доброе утро, ребята, — в точности повторяя Твайлайт, машинально произнёс показавшийся из её спальни дракон. — Все дела, наверное, придётся отложить.

«Да что же с ними случилось такое? — про себя подумала модница, — Спайк, как и Твайлайт, сам на себя не похож». Рэрити, стараясь не обращать внимания на активно расправляющуюся с едой Рэйнбоу, удивлённо посмотрела на дракона.

— Сегодня ночью Твайлайт получила от принцессы письмо, — ответил на её взгляд тот, — и я думаю, что нам на некоторое время придётся отъехать в Кантерлот.

— Хорошо, — чувствуя, как рушатся планы, произнесла Рэрити, — но почему же тогда она выглядит так, будто с треском провалила какой-нибудь сложнейший экзамен?

Тем временем, на лестнице показалась и сама уже немного посвежевшая Твайлайт. Печально улыбнувшись, она левитировала свиток пергамента с королевской печатью. Как быстро догадалась Рэрити, это и было то самое письмо от принцессы Селестии:

Твайлайт Спаркл, моя самая верная ученица. Это письмо я пишу тебе, потому что над Кантерлотом нависла угроза, с которой справиться без помощи мы не в силах. Ты всегда проявляла большой интерес к учёбе и являешься самой талантливой и эрудированной моей ученицей, поэтому эту помощь я вынуждена просить именно у тебя, Твайлайт. В Кантерлоте творится неладное. Чёрный дух зла и ненависти проник в самое сердце Эквестрии и забирает жизни ни в чём не повинных кобылок. Уже три убийства, а полиция не в силах сделать ничего. Я должна быть полностью уверена в том, кому доверю это дело, дабы предотвратить распространение ненужных слухов и паники. Приезжай в Кантерлот так быстро, как только сможешь, и тогда мы поговорим более основательно. Помни также, что эта информация строго конфиденциальна.
С наилучшими пожеланиями, принцесса Эквестрии — Селестия.

Воцарилось гробовое молчание. Тревога и сомнения явно отразились на лице лавандовой единорожки, что не осталось незамеченным её друзьями. Да, ей конечно приходилось читать много детективов и исторических книг; да, она действительно много знала и даже имела небольшой опыт расследования, но с подобным лучшая ученица принцессы никогда не сталкивалась, да и предпочла бы не сталкиваться вообще.

— Твайлайт, дорогая, — тихонько позвала её Рэрити. Твайлайт не отреагировала.

— Твай, когда мы едем? — уверенно спросила Рэйнбоу Дэш, осторожно кладя лавандовой единорожке копыто на шею, тем самым пытаясь её подбодрить.

Но тщетно. Твайлайт не шелохнулась, даже звука не издала.

— Твайлайт, мы должны помочь принцессе, — подавленно сказал Спайк, сам пробиваемый мелкой дрожью.

— Да, Спайк, должны, — наконец подала она голос. — Если принцесса рассчитывает только на нас, то мы не можем подвести её. Просто я никогда не ожидала, что придётся столкнуться с подобным в нашем мире.

— Мы все не ожидали, дорогая, — Рэрити понимающе поглядела на подругу, — но раз от нас зависят жизни других пони, то мы должны быть сильными и сделать всё, что возможно.

— И даже больше! — подхватила Рэйнбоу Дэш.

Твайлайт слабо улыбнулась. Поддержка лучших друзей придавала ей сил, но дело предстояло опасное, так был ли смысл подвергать этой опасности всех остальных? Ведь принцесса в письме просила приехать только её...

— Не думаю, что вам стоит так рисковать, — тихонько прошептала единорожка. — Чем меньше пони столкнутся с этим ужасом, тем лучше.

— Брось, Твай, мы тебя одну не оставим, — Дэш подмигнула. — Пинки и Флаттершай конечно ехать не стоит, но вот ЭйДжей уж точно не откажется.

— ЭйДжей сейчас наверняка слишком занята работой на ферме, поэтому не будем её отвлекать, — задумчиво произнесла Твайлайт. — Рэйнбоу, я попрошу тебя предупредить всех о нашем завтрашнем отъезде. И да, Спайк, лучше, если ты тоже останешься здесь и регулярно будешь присылать мне отчёты обо всём происходящем в Понивилле, чтобы я могла контролировать ситуацию, — тяжело вздохнув, закончила она.

На самом деле ей просто не хотелось втягивать Спайка в такие нелицеприятные вещи, как, например, расследование убийства. Дракон думал было возразить, но в итоге ему пришлось сдаться и с понурым видом принять свою участь:

— Как скажешь, Твайлайт.

— Вот и хорошо, — лавандовая единорожка одобрительно кивнула, — мне нужно немного подумать. Рэрити, прости, но с твоим делом нам придётся, наверное, разобраться уже потом.

— Ну конечно, дорогая, — Рэрити, немного вздохнув, прикрыла глаза, — я прекрасно это понимаю. Не будем тебе мешать.

С этими словами она тихонько подтолкнула Рэйнбоу Дэш к выходу и, изящно махнув копытом, тоже потянулась к двери.

— До встречи, мои друзья, — крикнула им вдогонку Твайлайт, чувствуя, что к ней снова подступают тяжёлые мысли.

Прервал её размышления Спайк, предложивший парочку бутербродов. Твайлайт очнулась и, слегка воспряв духом, сказала: «Спасибо, Спайк. Поможешь мне собраться?»

***

Поезд на Кантерлот отходил со станции Понивилля ранним утром. Твайлайт почти не спала этой ночью, пытаясь полностью убедиться, что не забыла ничего нужного, ведь с утра этим уже будет некогда заниматься. Спайка она отправила набираться сил, но сама решила составить список книг, которые ей могли бы понадобиться в предстоящем деле. Бедная единорожка слишком суетилась и так и не смогла нормально отдохнуть, то и дело погружаясь в полудрёму вместе со своими многочисленными томами. Чуть стало светать, Спайк застал её за чтением «методов сопоставления отпечатков копыт».

— Твайлайт, нам пора уже и на вокзал собираться, — зевая заметил дракон, по обыкновению отправляясь на кухню.

— Ох, ты прав, Спайк, — ответила Твайлайт слегка заплетающимся языком, с трудом оторвавшись от книги. — Перекусим что-нибудь и отправимся в путь.

Она левитировала к себе весь ещё накануне собранный багаж, дополняя его книгами, а также три билета на поезд, и спустя несколько минут двинулась со Спайком в сторону понивилльского вокзала по пустынным улицам небольшого городка. На перроне их уже поджидали Рэйнбоу Дэш, Рэрити и неприкрыто зевающая, ёжась от утренней прохлады, Эплджек, к которым вскоре присоединились и Пинки с Флаттершай.

Придя последней, Твайлайт застала всех своих друзей прощающимися на платформе.

— Твайлайт, дорогая, вот и ты наконец! — вскинула копыто Рэрити. — И мой Спайки-Вайки, — улыбнулась она, заставив дракончика залиться краской. — Не будешь так добр помочь мне с погрузкой багажа?

Спайк конечно был готов на всё, однако даже его впечатлили приготовленные ею чемоданы.

— Привет, ребят, — улыбнулась лавандовая единорожка.

— Пойдём, Твайлайт, нам уже пора занимать места, — позвала её Рэрити.

Она обняла Пинки и Флаттершай на прощание, после чего поблагодарила довольного Спайка за помощь. В этот момент в небо стремительно взмыл силуэт лазуревой пегаски и скрылся вдали. Твайлайт недоумённо посмотрела вслед и немного вздрогнула, не заметив подошедшую Эплджек.

— Она догонит вас по пути, сахарок, — успокаивающе сказала фермерша, от чего Твайлайт почувствовала так необходимое ей сейчас тепло.

Единорожка едва улыбнулась:

— Ох, ЭйДжей... Если честно, я страшусь неизвестности, страшусь того, с чем нам предстоит столкнуться. Не говори только Пинки и Флаттершай, в чём именно будет заключаться наша помощь принцессе, пусть думают, что меня пригласили на торжественный приём. Я бы так рада была видеть рядом всех вас, но им ни к чему беспокоиться из-за таких ужасных вещей.

— Не волнуйся, Твай, я уверена, что вы разрешите эту проблему. АрДи мне всё поведала. Вот что я тебе скажу, сахарок: помни, что у тебя всегда есть верные друзья, на которых ты можешь положиться. Я сожалею, что сейчас не смогу поехать — у нас очень много работы на ферме — но уж Рэйнбоу тебя в обиду не даст и будет приглядывать за тобой, — Эплджек подмигнула.

— Спасибо, ЭйДжей, — снова слабо улыбнулась Твайлайт, — только это мне и придаёт сил. Я надеюсь, что у тебя на ферме тоже всё будет в порядке. Как там Биг Мак, бабуля и Эпл Блум?

— Всё как обычно. Работаем, живём потихоньку, — тепло улыбнувшись ответила Эплджек. — Непросто конечно, когда твои друзья уезжают...

— Особенно, самые лучшие друзья? — понимающим тоном спросила Твайлайт.

— Да, особенно они. Держись молодцом, Твай, мы в тебя верим.

На станции прозвенел последний звонок, возвещавший о скором отправлении поезда. Твайлайт попрощалась со своими друзьями и почти на ходу запрыгнула в тронувшийся вагон, где её уже поджидала Рэрити. Обе напоследок бросили взгляд на удаляющиеся силуэты троих пони и маленького дракона на платформе.

Утренний туман, никак не желая уступать место приятному солнечному свету, скрывал небо, застланное тучами, которые того и гляди грозили пролиться сильным ливнем. Рэрити и Твайлайт устроились на сидения за столиком в самом конце вагона, который, к слову, был абсолютно пуст. В голове у лавандовой единорожки закрадывались подозрения, что без копыт Селестии, приславшей им билеты лично, дело тут не обошлось, но на данный момент это не имело абсолютно никакого значения, ведь, говоря по правде, пони были только рады отсутствию других пассажиров.

Постепенно по стеклу заскользили капли начавшегося дождя. Едва только он стал усиливаться, как из тамбура показалась промокшая Рэйнбоу. Не сказав ни слова, она плюхнулась рядом с молчаливой Рэрити, поправляя влажную чёлку, и отрешённо посмотрела на Твайлайт. «Нервничает», — подумалось лавандовой единорожке. Она тоже сильно волновалась, страшилась неизвестности, что ожидала их впереди, но, по крайней мере, ей не придётся сталкиваться с ней в одиночку. Твайлайт ещё раз бросила взгляд на обеих своих подруг и, убедившись, что каждая занята своими мыслями, уткнулась в одну из множества магических книг, которые взяла с собой, чтобы немного отвлечься. Впереди их ожидало полное опасностей приключение.

***

Поездка до Кантерлота заняла полдня, и абсолютно за всё это время сквозь плотную пелену туч так и не смог пробиться ни один лучик солнца. На вокзале столицы Эквестрии друзей встретил королевский лакей — гордого вида пони в ливрее. Услужливо представившись с искренней улыбкой, он предложил свою помощь по транспортировке багажа.

— О, благодарю вас, — с такой же улыбкой ответила Твайлайт, — но мы не будем слишком вас утруждать. Лучше просто отведите нас к принцессе Селестии, а с багажом уж я справлюсь.

— Конечно, принцесса уже ожидает вас в своих покоях, — немного поклонившись, ответил лакей. — Однако она просила меня прежде показать вам ваши апартаменты.

Рэрити чуть не взвизгнула от восторга. Она уже однажды жила в таковых, и это произвело на модницу неизгладимое впечатление. Но на этот раз их поселили в другой части здания, где было просторнее, и на одном этаже умещалось сразу несколько комнат. Такое впечатление, что принцесса специально всё предусмотрела: из комнаты Рэрити открывался чудесный вид на сам Кантерлот, Твайлайт из своего окна могла лицезреть чуть ли не родную ей с самого детства королевскую библиотеку, а у Рэйнбоу Дэш была возможность взлетать в небо прямиком с личного балкона.

— Желаете обустроиться сначала, или сразу же оправиться к Её Высочеству? — не убирая улыбки, спросил лакей.

— Думаю, что как раз обустроиться мы всегда успеем, а вот дело отлагательств не требует. Так, Рэрити? — заметила Твайлайт.

— Конечно, дорогая, — рассеянно пробурчала белая единорожка, с трудом отрывая взгляд от королевского убранства.

Троица застала Селестию в своих покоях, сидящей за рабочим столом с бессменной горой документов государственной важности. Принцесса встретила друзей тёплой улыбкой.

— Твайлайт Спаркл, моя верная ученица! Рэйнбоу Дэш, Рэрити, — поочередно кивая поклонившимся пони, приветствовала их Селестия. — Это большая радость — видеть вас здесь.

— Мы приехали так быстро, как только смогли, принцесса, — Твайлайт с энтузиазмом приподняла голову, — и готовы сделать всё, что в наших силах.

«Вот бы мне на самом деле хоть чуточку такой же уверенности», — уже про себя подумала она.

— Я ценю вашу готовность помочь, — мягко сказала Селестия, — но в первую очередь мне бы хотелось, чтобы вы не подвергали себя излишней опасности. Ведь дело предстоит... — принцесса печально посмотрела в окно, — страшное.

— Да, должна признаться, ваше письмо меня, — Твайлайт осеклась, — то есть нас, шокировало.

— Не скрою, меня тоже шокирует то, что сейчас происходит в Кантерлоте, — Селестия окинула взглядом троицу друзей и, немного помолчав, продолжила. — У нас появился пони, который решил, что он вправе забирать жизни ни в чём не повинных молодых кобылок своим копытом, — принцесса вздохнула. — Делает он это тихо и без лишнего внимания. Не оставляет никаких улик, не говоря уже даже о намёках на раскрытие его личности. Уже три жертвы, и все были убиты по одинаковому сценарию, как на подбор. Эрроу, Саммер Сэнд, Кэнди были хорошими кобылками, — Селестия снова замолчала, едва не потеряв самообладание. — Убийцу срочно надо найти, иначе и дальше будут страдать невинные, — тихо, но твёрдо подытожила она.

— Но как же полиция? — прищурилась Рэйнбоу Дэш.

— Рада, что ты ещё помнишь про наличие таковой, — уголки рта принцессы чуть приподнялись в мрачной улыбке. — Полиция ничего не может сделать. Этот Роузвуд, — Селестия поморщилась при упоминании его имени, — только и делает, что оправдывается. У них там полный бардак: нет ни нужных технологий, ни заклинаний. Это и моя вина конечно.

— Кто такой этот Роузвуд? — настороженно поинтересовалась Твайлайт.

— Это шеф полицейского департамента Кантерлота. Он получил от меня указание всячески помогать вам в расследовании. В первую очередь следует обратиться именно к нему. Роузвуд вам всё расскажет и покажет гораздо лучше меня, — Селестия печально посмотрела на друзей. — Сразу приготовьтесь, что увиденное зрелище будет не из приятных.

— Не волнуйтесь, принцесса, мы сделаем всё от нас зависящее и найдём убийцу, — заверила Твайлайт, поёжившись от произнесённого слова.

Селестия, посмотрев на свою решительную ученицу и одобряюще закивавших Рэрити и Рэйнбоу, вздохнула.

— Я прошу вас отнестись к этому делу со всей осторожностью, — не разделяя энтузиазма друзей, сказала она. — Опасность может грозить не только жизням других пони, но и вашим. Именно поэтому я не требую от вас поймать убийцу; вам нужно всего лишь попытаться найти какие-нибудь улики или зацепки, которые указывали бы на личность преступника или на его местонахождение. Об остальном позаботится полиция.

— Я так понимаю, времени у нас не очень много, — многозначительно подчеркнула Рэйнбоу.

Селестия, снова тяжело вздохнув, с ней согласилась:

— Конечно, чем меньше чёрных дел Игольщик ещё успеет совершить, тем лучше.

— Игольщик? — Твайлайт недоумённо вскинула глаза.

— Ты поймёшь, когда сама всё увидишь, — печально ответила на её взгляд Селестия. — Когда вы планируете начать расследование?

— Мы займёмся этим прямо сейчас, принцесса, — тожественно провозгласила единорожка.

Дело уже было к вечеру, и она сегодня ночью почти не спала, но каждая минута промедления грозила жизни какой-нибудь невинной кобылки.

— Удачи вам, — напутствовала Селестия уже направляющимся к выходу друзьям, — и Твайлайт, задержись, пожалуйста.

Твайлайт, развернувшись, осторожно подошла к Селестии.

— Что такое, принцесса? — тихо спросила она.

— Тебе не обязательно было везти сюда столько книг, — улыбнувшись, подмигнула Селестия, — в твоём распоряжении вся королевская библиотека, включая секции с особым доступом. Но этим ты займёшься потом, а сейчас вам нужно встретиться с Роузвудом.

Твайлайт, слегка покраснев, неуверенно промямлила:

— Что ж, тогда мне не следует терять ни минуты, впереди предстоит много работы.

— Верно, — Селестия, подойдя к Твайлайт, приобняла её крылом. — Будь осторожнее, моя верная ученица.

***

Трое пони, торопливо покинув замок, отправились прямиком в полицейский департамент на встречу с Роузвудом. Приближался вечер, начинало потихоньку темнеть, и в и без того в пасмурную погоду друзьям это на копыто не играло, однако Твайлайт твёрдо вознамерилась взять бизона за рога.

Департамент представлял собой величественного вида здание с несколькими этажами, почти полностью оплетаемое лозами и вьюнками. Белые мраморные колонны торжественно встречали посетителей у входа, сразу задавая нужный тон благоговения, что Твайлайт почему-то не понравилось. В главном зале то и дело сновали пони в форме с серьёзного вида лицами, суетой создавая впечатление бестолковой мышиной возни. «Столько полицейских, а толку никакого», — про себя подумала лавандовая единорожка.

Дежурный не обратил на подошедшую Твайлайт никакого внимания, рассеянно глядя на какие-то бумаги.

— Нам срочно нужно видеть шефа Роузвуда, — бесцветным тоном отчеканила единорожка.

— А он сейчас очень занят и никого не принимает, — всё так же не отрываясь от бумаг ответил дежурный.

— Я — лучшая ученица принцессы Селестии, по делу государственной важности, — начиная вскипать, процедила Твайлайт.

— А я — принц Блублад, решивший пойти на службу, — язвительно парировал пони в форме, так и не удостоив её своим взглядом.

Тут он увидел прямо перед своим носом королевскую печать письма, присланного принцессой накануне, и наконец-то посмотрел на троих посетителей.

— Твайлайт Спаркл, я полагаю? — сразу изменившись в тоне, спросил пони. — А это кто? — добавил он, заглядывая ей за спину.

— Это мои лучшие друзья, которые мне помогают, — сухо ответила Твайлайт.

— Насчёт «друзей» никаких распоряжений не поступало, — дежурный явно сполна отрабатывал всю бюрократию в своих мозгах, но, ещё раз посмотрев на выражение лица лавандовой единорожки, сдался и, слегка махнув копытом, позвал всех троих следовать за собой.

Кабинет Роузвуда находился двумя этажами выше и представлял собой полукруглое помещение с выходом на просторный балкон. Шеф восседал к нему спиной за роскошным дубовым столом, в очередной раз разбирая материалы дела. Едва раздался стук в дверь, капитан быстро сгрёб бумаги в потайное отделение и нарочито скучающим тоном пригласил посетителей войти.

— Твайлайт Спаркл и её, кхм, друзья, капитан, — отсалютовав, провозгласил дежурный.

— Да-да, Пэйперкат, — со скучающим же видом ответил шеф полиции. — Можешь быть свободен, — добавил он, глядя на вставшего «смирно» пони.

Пэйперкат, ещё раз отдав честь, спешно удалился, оставив троицу наедине с Роузвудом. Тот оценивающе поглядел на друзей и медленно, чеканя каждое слово, произнёс:

— Ну что ж, рад вас приветствовать, Твайлайт Спаркл. А это и есть ваши помощники, я так полагаю? — с усмешкой поинтересовался он, обращая внимание на Рэйнбоу и Рэрити.

Твайлайт прекрасно чувствовала, что никакой радости на самом деле от встречи Роузвуд не испытывает. С самого первого взгляда она поняла, что ей неприятно в нём абсолютно всё, начиная от бледно жёлтого цвета шёрстки и заканчивая каштановыми усами. Более того, единорожке уже который раз заглядывали за спину, оценивая Рэйнбоу и Рэрити, что ей не нравилось.

— Это мои друзья, и прошу проявлять к ним такое же уважение, как и ко мне, — не ответив на приветствие, так же медленно отчеканила Твайлайт.

Роузвуд снял фуражку, обнажая свою лысую голову, и, крякнув, встал из-за стола. «А никто пока что Вас и не уважает, дражайшая Спаркл, — про себя подумал он, — посмотрим ещё, чего Вы стоите».

— Итак, — уже вслух начал жеребец, — Её Высочество наверняка вам рассказала, что происходит у нас в Кантерлоте, так что на предыстории мне смысла останавливаться нет. Так ведь? — приопуская с глаз чёрные очки, спросил он.

— Именно, — кисло поддакнула Твайлайт. — Нас интересуют подробности и детали.

— Вас? — рот Роузвуда расплылся в неприятной улыбке. — Насколько я помню, принцесса говорила о том, что пришлёт мне только одну свою лучшую ученицу, но никак не троих.

— Может ближе к делу уже? — презрительно фыркнула Рэйнбоу Дэш, смерив шефа полиции недобрым взглядом.

Тот буквально вскипел от такой наглости в его же собственном кабинете, но сдержался и спокойно спросил:

— Хорошо, чего конкретно вы хотите от меня?

— Для начала, осмотреть тело убитой накануне кобылки, узнать все детали экспертиз, посетить место преступления и услышать, — Твайлайт скривила рот, — ваше мнение на этот счёт.

— Вот что я скажу, — понизив голос, пробурчал Роузвуд. — У меня нет времени нянчиться с вами, и если бы не прямой приказ Её Высочества, — капитан на секунду замолчал, ещё раз оценивающе окинув взглядом всю троицу, — я ни за что в жизни не взял бы вас расследовать это дело. К сожалению, приказ «ввести вас в курс дела» поступил, однако то, каким именно образом я должен это сделать, в нём не оговаривалось. Так что сегодня я покажу вам тело и место преступления, но дальше сами. Я ясно донёс свою мысль?

Твайлайт Спаркл лишь утвердительно кивнула, чувствуя, что если сейчас откроет рот, то скажет много лишнего, о чём потом, скорее всего, придётся пожалеть.

— Славно, что мы это уяснили. — Роузвуд снова вернулся за стол. — И чтобы раз и навсегда закрыть этот вопрос, я выдам вам удостоверение детектива, — сурово добавил он.

— Я — лучшая ученица принцессы, и мне не нужны ничьи удостоверения, кроме её официального разрешения, — так же сурово заметила Твайлайт.

— Берите удостоверение и не выпендривайтесь, — начиная выходить из себя, рявкнул шеф полиции. — Это вам не деревня, где все друг друга знают. Пэйперката о вашем прибытии я оповестил лично, но ни я, ни, уж поверьте, вами так обожаемая принцесса не будем тратить своё драгоценное время на предупреждение каждого полицейского в нашем городе о том, что по нему разгуливает до невозможности самоуверенная единорожка, и тычет всем в лицо своей королевской печатью.

Твайлайт, буквально вскипая от негодования, молча приняла удостоверение.

— Теперь мы можем, наконец, перейти к делу? — прерывая повисшее на секунду молчание, спросила она.

Роузвуд снова едва сдержался. Больше всего в жизни ему сейчас хотелось выпроводить прочь эту нахальную Спаркл вместе с её спутниками куда подальше. Но в итоге он собрал в копыто всю свою выдержку и спокойно ответил, нахлобучивая на голову фуражку:

— Можем. Добро пожаловать в морг, господа.

***

Четверо пони спускались по лестнице в подвальные помещения, откуда веяло холодом и унынием, не говоря уже о запахе медицинских препаратов. Там их встретил молодой жеребец синего цвета с неряшливой гривой более тёмного оттенка. На нём был надет белый халат и пластиковые защитные очки.

— А, шеф Роузвуд, — улыбнулся пони, тем не менее окидывая взглядом всю четвёрку. — Чем обязаны? То самое дело, насколько я понимаю?

Роузвуд ничего не ответил, а только сдержанно кивнул. Твайлайт попыталась натянуто улыбнуться в ответ, не очень понимая, как в таком месте вообще можно улыбаться.

— Ну только это же строжайший уровень секретности, и... — начал было жеребец в халате, покосившись на единорожек и пегаску.

— Я знаю, Блуотер, — перебил его Роузвуд, — эти трое имеют все необходимые допуски, полномочия и разрешения, что только может придумать наша бюрократическая система. Доволен?

Блуотер ещё раз покосился на троицу друзей, широко раскрыв свои глаза, и неуверенно промямлил:

— Да, всё в порядке, конечно.

— Вот и отлично, — рявкнул шеф полиции. Ему не хотелось застрять здесь надолго. — Покажи нам тело.

Блуотер немного смущенно открыл дверь особой камеры, где находилось тело Кэнди. Все пятеро зашли внутрь, и Роузвуд, встав в сторонке, усмехнулся:

— Ну что ж, развлекайтесь, детектив Спаркл.

Мысли бешено забегали в голове лучшей ученицы принцессы, когда Блуотер, стерев наконец улыбку со своего лица, откинул покрывало, обнажая лежащее на специальном столе мёртвое тело случайной жертвы безумия, отдающее холодом и ужасом. Лавандовая единорожка едва сдержалась от увиденного зрелища, стараясь подавить в голове эхо от тихих всхлипываний, без сомнения принадлежащих Рэрити позади неё. Украдкой Твайлайт взглянула на Роузвуда, злорадно ухмыляющегося в сторонке, и это, как ни странно, придало ей сил. Собрав в копыта всю свою волю, единорожка пересилила собственные страхи и приблизилась к телу, чтобы получше его осмотреть. Блуотер, стоявший рядом с беспристрастным взглядом, казалось, только и ждал своего часа. Едва Твайлайт двинулась в направлении тела, как он сорвался с места и на ходу принялся чуть ли не с увлечением рассказывать подробности:

— Смерть наступила мгновенно, в половину второго ночи. Никаких побоев и следов борьбы на теле обнаружено не было и... Что? — Блуотер прервался под недоумённым взглядом единорожки.

Твайлайт становилось дико от обыденности, что звучала в голосе молодого жеребца. В его аквамариновых глазах читался только лишь профессиональный интерес; ни капли сострадания к жертве. Единорожка, опять пересилив себя, снова перевела взгляд на бледноватое безжизненное тело убитой кобылки.

— Как же тогда вы объясните все эти увечья? — глухо спросила она, указывая на жуткие пустые глазницы и внушительные раны.

— О, это неполная картина, — спокойно ответил Блуотер. — На самом деле в области сердца в тело глубоко воткнули вязальные спицы.

— А глаза?

— Веки убийца зашил, затянув нити глазными яблоками, — жеребец беспристрастно посмотрел на Твайлайт. — Поэтому мы и прозвали его Игольщиком, — добавил он. — Не волнуйтесь, жертва к тому моменту уже была мертва.

«Вот уж успокоил», — едва сдерживая тошноту, подумала Твайлайт.

На этот раз она неприкрыто поморщилась, после чего неуверенно спросила:

— У вас есть фотографии с места преступления, на которых запечатлена жертва? Также, было бы неплохо узнать результаты всех проведённых вами экспертиз.

— Экспертизы, экспертизы... — Блуотер на секунду задумался. — Если честно, то мы исследовали и спицы, и нити, которыми пользовался преступник каждый раз. Но ничего этакого, что могло бы помочь расследованию, не нашли. Разве что можно констатировать их идентичность. — Блуотер немного виновато посмотрел на Твайлайт и огляделся в поисках Роузвуда.

Тот наконец-то решил проявить хотя бы некоторое участие и тоже подошёл к телу.

— А что насчёт причины смерти? — спросила единорожка, чувствуя, что Блуотер что-то недоговаривает.

— Ну хватит уже с меня этого цирка, — не выдержав снова рявкнул Роузвуд. — Блуотер, быстро дуй за фотографиями!

Блуотера как копытом сняло. Он стремглав помчался в другую часть морга, так что вскоре был слышен только удаляющийся частый цокот его копыт.

— У меня нет времени на ваши игры, дражайшая Спаркл, — сурово посмотрел на неё шеф полиции. — Не нужно быть гением, чтобы понять, отчего умерла жертва. Или, может, давайте проведём экспертизу вместе? Я вам в сердце воткну парочку спиц, а потом мы засечём, сколько вы продержитесь.

Повисло молчание. Твайлайт не нашлась что ответить, и теперь уже именно она была вынуждена оглядываться в поисках помощи от своих друзей. Те, словно набравшие в рот воды, тихонько стояли поодаль.

— Так... значит жертва умерла от потери крови? — немного запинаясь спросила единорожка, снова пытаясь собраться с мыслями.

— Жертва умерла от нахождения у неё в сердце двух чрезвычайно острых и прочных спиц, — сухо ответил Роузвуд, — мгновенно.

В эту минуту вернулся запыхавшийся Блуотер с папкой в зубах. Фотографий в ней было много до жути, но смысл один и тот же: наглядная демонстрация того, почему Игольщика прозвали Игольщиком. Решив, что это тело молодой кобылки с крестами вместо глаз будет являться ей во снах ещё на протяжении очень долгого промежутка времени, Твайлайт закрыла папку и заявила, что забирает документы с собой для дальнейшего изучения.

— А вот сена лысого, — парировал Роузвуд. — Согласно протоколам безопасности я не могу вам этого позволить.

— Но я — лучшая ученица принцессы и веду это расследование! Так распорядилась сама Селестия.

— Не надоело вам «якать»? Или же вам просто мало увиденного, Спаркл?

Снова нашла коса на камень... Напряжение вот-вот грозило взорваться скандалом. Нервно переминаясь рядом с шефом, Блуотер в нерешительности предложил:

— Я могу просто передать госпоже Спаркл копии фотографий.

Роузвуд, сузив свои серые глаза, пронизывающе посмотрел на него и спустя пару секунд ответил:

— Ну что ж, делайте, Блуотер. Уверен, «госпожа Спаркл» оценит ваши усилия, когда будет писать очередной отчёт принцессе.

Недобро сверкнув глазами, он отправился в сторону выхода. В дверях Роузвуд обернулся и добавил:

— Я буду ждать вашу милую компанию в главном зале. Если конечно вы ещё не отказались от своих планов на сегодня по посещению места преступления.

— О, мы непременно туда отправимся, — бесцветным тоном ответила Твайлайт.

— Вот и отлично, Ваше детективное Сиятельство, — Роузвуд снова недобро усмехнулся. — И ты тоже отправишься с нами, Блуотер.

Когда шеф полиции ушёл, Рэйнбоу и Рэрити наконец-то появились из тени, снова обратив на себя внимание.

— Не нравится мне этот тип, Твай, — настороженно начала Рэйнбоу про Роузвуда.

Твайлайт оторвала взгляд от бледной и почти невменяемой Рэрити и попыталась одними лишь глазами намекнуть Рэйнбоу, что при подчинённых капитана подобных вещей лучше не говорить вслух.

— Всё в порядке, — быстро сказал Блуотер, уловивший этот намёк. — Капитан почти всегда не в духе в последнее время. Кстати, вот, — спохватился он, протягивая Рэрити небольшой пузырёк, — это поможет.

Единорожка никак не отреагировала, так что Твайлайт пришлось лично левитировать его к носу подруги.

— Что это? — спросила она.

— Просто средство, чтобы снять напряжение и яснее мыслить, — ответил Блуотер, почти не обращая внимания на Твайлайт. — Я пока соберу всё необходимое, а вам лучше вывести свою подругу на свежий воздух, — добавил он.

Жеребец опять стремглав куда-то умчался, оставляя друзей одних наедине с мёртвым телом Кэнди.

— Твайлайт, дорогая, давай скорее уже покинем это место, — подала голос Рэрити. Ей явно всё ещё было нехорошо.

Выйдя из камеры, трое пони отправились на улицу. Рэйнбоу Дэш заметно нервничала.

— Ты уверена, что этому «лаборанту» можно доверять, Твай? — заговорщически спросила она, — такое впечатление, что он что-то недоговаривает.

— Посмотрим, Рэйнбоу. Но в любом случае будет лучше, если он посчитает нас друзьями. Роузвуд слишком давит на него, и, видимо, Блуотер действительно знает больше, чем говорит. Кроме того, он, судя по всему, просто смышлёный парень.

— И наверняка такой же книжный червь, Твай, как и ты, — добавила себе под нос Рэйнбоу так, чтобы её слышала только Рэрити.

Блуотер тем временем мчался по узкому коридору подвальных помещений в комнату с оборудованием, на ходу пытаясь осмыслить только что увиденное зрелище. Все необходимые «допуски, полномочия и разрешения», поручение расследования этой откуда ни возьмись появившейся единорожке, которая назвалась не иначе, как ученицей самой Селестии, порождали сомнения в его голове. Уже у дверей в лаборантскую синегривый пони наткнулся на Роузвуда.

— Шеф?

— Сядь, Блуотер, — капитан сурово пододвинул к жеребцу единственный в комнате стул.

Сидеть без опоры передним копытам на нём было жутко неудобно, но Блуотер, нутром почуяв недоброе, не обратил на это внимания.

— Итак, что ты думаешь по поводу нашего нового детектива? — тем временем начал Роузвуд.

— Ну, она, кажется, умная и порядочная пони.

— Поэтому ты с таким удовольствием влез туда, куда не требовалось, и наобещал ей копий этих никчёмных фотографий? — капитан потихоньку выходил из себя.

Не дав Блуотеру даже опомниться, он продолжил:

— Твайлайт Спаркл не должна знать больше, чем ей положено.

— Но... — синегривый жеребец заикнулся, — я не понимаю...

— Тебе бы лучше понять, — Роузвуд легонько наклонился к самому его носу. — Не забывай, где и кем ты работаешь. А если всё же забудешь, мне придётся напомнить.