Самый лучший фик

Ты хочешь написать свой самый лучший фик, и Твайлайт тебе в этом поможет.

Твайлайт Спаркл Человеки

Звон колокольчиков

Снежинки падают с небес, а в далеке звенят колокольчики...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

За шестьдесят девятой параллелью

Стабильная жизнь в стабильном переплетении двух почти стабильных миров.

Октавия Человеки

Девочка и Королева

Всем нам довелось быть свидетелями того, что человечество не готово нести ответственность за искусственных существ, коим они в гордыне своей подарили жизнь. И, даже заполучив свободу, синтеты оказались предоставлены сами себе. Кто-то отчаянно пытается свести концы с концами, другие же пытаются вернуться к своим старым «хозяевам», а третьи стараются жить полной жизнью и не оглядываться назад. Эта история о двух одиноких сердцах, чья встреча произошла случайно, но изменила жизнь обеих…

Другие пони Человеки Кризалис

Копыто, меч и рог

Эквестрия. Родина пони, хороших и разных. Но ведь это место не всегда было таким радужным?До рождения Селестии - 724 года. Эквестрию открывали уже восемь раз, причём каждый раз меняя название. Пони живут в ней, строят замки, влюбляются, ходят на балы, колдуют. А наш герой - ищет приключений. Но выжить в этом мире - уже непросто, собрать компанию - еще сложнее, а обеспечить её и удержать в узде - втройне сложнее. Тем веселее!

ОС - пони

Рассказ "Прогресс: 5.5. Луна и Понивилль: Чаепитие"

Встретившись у Рейнбоу Дэш с Флаттешай, Луна принимает ее приглашение пойти на ланч.

Флаттершай Принцесса Луна Энджел

Колыбельная

Небольшая зарисовка о закате в один из дней на границе лета и осени.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна DJ PON-3 Октавия

Сладкая попка: Пробуждение

Лира спит, ей снится сон о блинчиках, но внезапно он становится слаще, когда Бон-Бон начинает ласкать её во сне. Сможет ли Лира устоять перед искушением?

Лира Бон-Бон

Легенда о двух царствующих сестрах

Легенда о двух царствующих сестрах - единороге и пегасе. Она никак не относится к Эквестрии или ее истории. Но, пусть это будет легенда старой-старой Эквестрии, еще тех времен, когда солнце и луна поднимались самостоятельно.

Другие пони

Архивариус. Эпоха "Эквестрия"

Он помнит все, абсолютно все, кроме одного. Кто же он такой и зачем он здесь.

Принцесса Луна Лира ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Point of No Return

The Coming of Gryphones

Эквестрия. День пятнадцатый, вечер.

Пылающий диск солнца почти скрылся за горизонтом, и небо окрасилось алым. На его фоне нависали облака — чернильными кляксами на полотне неуклюжего художника. Ночь готовилась укрыть мир покрывалом темноты, она провожала небесное светило, которое весь день делилось теплом и светом, и потихоньку зажигала в небе звезды. В такие моменты ненадолго останавливается время, чтобы можно было обернуться на прожитый день, вспомнить каждую его минуту, и дать оценку пройденному пути. Закат успокаивает и расслабляет, хочется почувствовать тот переход, когда с лица пропадают последние лучики солнца, и ощущается первое дуновение ночной прохлады. Покой нарушали только два крупных силуэта, которые рассекали вечерний воздух мощными крыльями. Совсем недавно их окрасом можно было бы восхититься, так идеально он гармонировал с голубым небом, но с закатом он превратился в унылую, серую мазню.

Хищные силуэты перехватчиков напоминали крылатые иглы, сходство портило лишь утолщение на брюхе и пара реактивных двигателей. Словно какой-то шутник приделал крылья к только что отобедавшей змее, и запустил ее в воздух. Под крыльями, кончики которых подмигивали зелеными или красными лампочками, крепились большие ракеты, а на одной из них кто-то остроумный намалевал белой краской улыбающуюся рожицу с подписью "Сюрприз". Летающие машины были чужими этому миру, совсем недавно его обитатели и вообразить не могли, что такие чудеса существуют.

— Оскар, это Эхо-1, вышел в заданный район. Координаты: сектор 07.14.4.

— Принято, Эхо-1.

Пилот мельком взглянул на приборы, затем перевел взгляд на ведомого.

— Проверить все системы, и доклад о готовности.

— Да в норме все — отозвался коллега — Пока…

— Подходим к точке разворота, мощность — 80%. Начало маневра через семьдесят секунд.

— Есть!

Командир звена перехватчиков поколдовал с настройками сенсора, масштаб карты увеличился, и сразу стало понятно сколько осталось лететь.

— С этими малышками под крыльями мы жрем энергию как на форсаже — услышал он голос ведомого.

— Да-а, машина послушна как беременный бегемот.

Тяжелые ракеты не позволяли перехватчикам разогнаться в полную силу, да и торопиться было некуда. Когда второй пилот заметил на радаре три точки, то совсем этому не удивился, рано или поздно их заметили бы в любом случае.

— Это Эхо-2, три объекта на шесть часов.

Командир звена взглянул на собственный радар — действительно, он попытался разглядеть преследователей в зеркала. Позади мелькали знакомые фигурки.

— Да и черт с ними, все равно они ничего не подозревают.

Пегасы отлично чувствовали себя в воздухе и очень быстро летали, но угнаться за самолетами было трудно даже для них. Пилот разглядывал их в зеркала и не смог сдержать смешка, когда увидел старую знакомую — пегаса, цвета чистого неба, с гривой и хвостом всех цветов радуги.

— Эхо, это флот "Оскар", вы в точке разворота.

— Правый семьдесят, курс сто десять — пилот потянул штурвал, и перехватчик послушно лег на правое крыло.

— Понял, выполняю! — отозвался ведомый.

Пегасы не ожидали этого маневра и остались далеко позади, лишь один, а точнее, одна из них смогла угнаться следом. Человек посмотрел на приборную панель и присвистнул, почти восемьсот километров в час, и это на высоте чуть более двух километров. Он уже не удивлялся такой проворности, но до конца все-таки принять этого не мог.

— Вот настырная — заметил ведомый.

— Расслабься, считай это проводами. Когда сделаем дело — обратно полетим одни.

— Не сомневаюсь, шок ей обеспечен.

Тем временем, пегас, каким-то невероятным образом, поравнялась с ведущим самолетом и летела совсем рядом с кабиной. Они встретились глазами, в ее взгляде пилот прочел нескрываемое любопытство, словно она силилась узнать его. Забавные жители необычного мира. Еще неделю назад его подняли бы на смех, заикнись он о стране, где живут летающие пони. Пилот подмигнул, и ее лицо украсила улыбка.

На дисплее зеленоватым свечением была изображена цель — красивый город-крепость, давным давно человек уже видел что-то подобное, единственный раз, когда он посетил Землю, удалось побывать в Гогенцоллерне. До навигационной точки, которая находилась в центре замка, оставалось совсем немного, пора было включать систему наведения, если бортовой компьютер настроен правильно, то ракеты улетят прямо в сердце этого архитектурного шедевра и рванут в воздухе над городом.

— Оскар, это Эхо-1, вышел в зону стрельбы, к пуску готов!

— Эхо-1, это флот "Оскар", пуск разрешаю!

Пилот откинул предохранительный колпачок с кнопки запуска, поднял взгляд: пегас по-прежнему летела рядом, но теперь она просто любовалась видом Кантерлота.

— Залп!

Перехватчик слегка качнуло, когда ракеты отделились от подвесов.

— Йиха-а-а-а! — крикнул ведомый.

Четыре тяжелых снаряда камнем провалились вниз, но через секунду включились двигатели, и ракеты устремились к замку, оставляя за собой дымные следы.

— Обратный курс!

— Есть обратный курс!

— Жахнет что надо!

Два перехватчика заложили крутой вираж и ускорились. Позади осталась Рейнбоу Дэш, ошарашенная пегаска провожала взглядом удаляющиеся ракеты.

Понивилль. День первый, утро.

Тишина в библиотеке стала почти осязаемой, еще немного и Пинки смогла бы ее нарезать ломтиками, словно масло для теста. Пони с тоской смотрела на подруг: единороги сидели неподвижно, будто статуи. Казалось, протяни копыто, и сможешь ощутить твердый камень вместо теплого и мягкого бока. Пинки вздохнула, в голове не было никаких идей, как можно прекратить этот кошмар.

— Ты загнала меня в угол, Твай, неужели нельзя было сделать скидку на то, что я не большая любительница этой игры? — Рэрити аккуратно подвинула вперед ладью.

— Так не интересно — хихикнула Твайлайт — Гораздо быстрее можно научиться, если играешь с сильным соперником — фиолетовый единорог ненадолго задумалась и продолжила атаку. Она переставила ферзя, одновременно нападая на белого короля и ладью — Тебе шах.

— Девочки, я больше не могу — не выдержала Пинки — Неужели вы не могли придумать ничего поинтереснее?

— Иногда полезно размять мозги — ответила Рэрити — Я хоть и вижу шахматы третий раз в жизни, должна признать, в этой игре что-то есть.

— Я знала, что тебе понравится — улыбнулась Твайлайт — Ходи.

На пути черного ферзя Рэрити поставила пешку, затем ей оставалось только обреченно наблюдать, как Твайлайт сняла с доски ладью. Единорог подперла копытом подбородок и задумалась.

— Думай, не думай — юная магичка позволила себе немного зардеться — но ты в тупике.

Неожиданно для всех, Пинки сорвалась с насиженного места и оказалась рядом с Рэрити. Розовая пони что-то шепнула на ушко подруге и заговорщицки подмигнула. Рэрити на мгновение замерла, разглядывая доску, затем ее лицо просияло. Белого слона окутало легкое синее сияние и фигурка медленно поплыла по диагонали, почти через все поле.

— Тебе шах, Твайлайт — Рэрити довольно прищурилась — И, смею тебя заверить, мат!

— Что? Как?! — Твай обескураженно смотрела на доску.

— И все-таки это скукота, лучше я пойду прогуляюсь — сказала Пинки — Загляните вечером в сахарный уголок — с этими словами розовая пони скрылась за дверью.

На улице она ненадолго остановилась, позволяя теплым солнечным лучам согнать библиотечную тоску, после чего поскакала вниз по улице. Это был один из редких дней, когда Пинки было совершенно нечем заняться. Работы в кондитерской не было, а за близнецами ухаживают сами Кейки, поэтому Пинки была предоставлена сама себе. Обычно, она легко находила себе какое-нибудь развлечение, но сегодня словно весь мир сговорился чтобы день тянулся медленно и невыносимо скучно.

Пока она шла по улице, ее настроение слегка улучшилось. Все-таки лучшим средством от уныния до сих пор остается солнечный денек. Что бы не случилось, Пинки всегда радовалась хорошей погоде. Свежий воздух, легкий цветочный запах и ласковые лучи солнышка — вот три слагаемых хорошего настроения. Еще пара шагов, и розовая пони поскакала вслед за своими мыслями, они понесли Пинки куда-то вверх, в небо, к пушистым облакам. Кто сказал, что летать могут только пегасы? Она настолько увлеклась, что у поворота к выезду из Понивилля лоб в лоб столкнулась с ЭпплДжек. ЭйДжей в последний момент попыталась увернуться, но не получилось, и подруги свалились на дорогу.

— Ой, прости, Эпплджек — пони вскочила на ноги и погналась за покатившейся шляпой.

— Ты не поверишь, как я рада тебя видеть — объявила Пинки, когда вернулась.

— Спасибо — ЭйДжей лихо нахлобучила шляпу на свое законное место — Я тоже рада.

— Ты тоже решила прогуляться?

— Если бы — вздохнула Эпплджек — Я иду в школу, Черили попросила зайти. Эпплблум, вместе с этим своим орденом опять что-то натворила — она закатила глаза.

— В школу! — Пинки подпрыгнула — Целую вечность не была в школе! Можно я пойду с тобой?

— Конечно, сахарок, идем.

За легкой беседой время в пути прошло быстро, Пинки не удержалась и пожаловалась подруге на единорогов, и их заумную игру, на что ЭйДжей только рассмеялась. Они вспомнили с Пинки, как совсем недавно Рейнбоу открыла для себя чтение, и сейчас история повторяется. Занятия в школе только что закончились, и когда пони оказались на пороге школы, то их едва не сбило с ног волной жеребят, которые со всех копыт разбегались в разные стороны, каждый спешил по своим делам: кто домой, кто за мороженым, а кто и погонять мяч.

Класс Эпплблум был в дальнем конце коридора, пони дошли бы туда за пару минут, но по пути Пинки то и дело останавливалась возле стендов с рисунками жеребят. ЭйДжей пару раз пробовала поторопить подругу, но бесполезно. Пинки подолгу рассматривала рисунки, словно это были шедевры мирового искусства, готовые поспорить даже с лучшими шедеврами в залах Кантерлота. Хоть сюжеты детских рисунков и не отличались большим разнообразием, а копытцу жеребенка было далеко до признанных гениев, для розовой пони это действительно были шедевры, ведь на каждой было нарисовано счастье, простое, чистое счастье. Улыбки на лицах родителей, заботливые старшие братья и сестры, семейные праздники, любимые домашние животные — на все это Пинки могла смотреть бесконечно.

Наконец, когда галерея творчества учеников была изучена полностью, пони переступили порог класса. Эпплблум сидела за партой в подавленном настроении, а Черили наводила порядок на своем столе и напевала под нос какую-то песенку.

— Привет, Черили!

— Здравствуй Эпплджек, привет Пинки.

— Что она натворила на этот раз? — пони укоризненно посмотрела на младшую сестру, отчего Эпплблум стыдливо опустила глаза на столешницу парты.

— Ничего серьезного, но, м-м-м, по-моему Эпплблум чересчур усердно пытается найти свое призвание.

— Усердие у нас в крови — усмехнулась ЭйДжей — И все-таки?

— На этот раз она решила попробовать свои силы в химии.

В классе повисла пауза, Эпплджек пыталась представить, к чему привели опыты сестренки.

— Не волнуйся — Черили заметила реакцию пони и улыбнулась — Ничего страшного не случилось. Пострадали только гривы двух непосед да несколько колб в лаборатории.

— Ох, мои извинения. Дайте мне полный список испорченного, наша семья возместит ущерб.

— Спасибо, не надо. Это всего лишь стекляшки. Просто поговори с Эпплблум, надеюсь, у тебя получится немного охладить ее пыл.

— Конечно, Черили. Еще раз прошу прощения.

— Ничего, все бывает — пони едва заметно улыбнулась чему-то своему — Удачного дня.

— И тебе. На выход, юная леди — Эпплджек строго посмотрела на сестру.

Разговор с Эпплблум вышел неприятный. ЭйДжей закрывала глаза на проделки этой троицы до тех пор, пока они не причиняли неприятностей другим, но их последние затеи — явный перебор. И случай в школьной лаборатории был тому хорошим примером, слава Селестии, что опасные реактивы надежно спрятаны от шаловливых копыт. ЭйДжей понимала, как важна метка для ее сестры, но если так пойдет дальше, то кто-нибудь может пострадать.

Все это время Пинки тактично молчала и глазела по сторонам, поэтому она первая заметила странную суматоху в городе. Мимо пробежали несколько напуганных пони, на обычную дневную суету это было похоже мало. Они были очень взволнованы и сильно торопились.

— Э-эм, Эпплджек, тебе не кажется, что что-то не так?

Пони посмотрела по сторонам: действительно, многие куда-то бежали, издали был слышен взволнованный гул и цоканье копыт по брусчатке.

— Что-то случилось, надо проверить.

Идти оказалось близко, и вскоре друзья увидели множество пони, казалось, что здесь собралось полгорода. Пони тихо переговаривались и тревожно смотрели в одну сторону.

С севера в Понивилль прибывала большая группа пони, большей частью с обозами, куда беспорядочно было напихано самое необходимое для долгого путешествия. Эпплджек рассматривала гостей и понимала, что это не было переселением или странствием по свету, это было бегство. Грязные, исхудавшие, напуганные и отчаявшиеся, в побитых повозках хныкали дети и кутались в одеяла старики.

— Ничего себе… Что тут происходит?

Один из этих пони ее услышал и подошел поближе, это был молодой жеребец, и, глядя на него, ЭйДжей невольно отступила назад. Голову и половину лица закрывала бурая повязка, шерсть и грива были в ужасном состоянии, по дороге он наверняка несколько раз попадал под дождь.

— Нападение, вот что происходит! — хрипло произнес он — Мы шли сюда от самых северных гор. Нам срочно нужно увидеть принцесс, кто-то должен им все рассказать!

Рокада-4, сектор 17.11, 07.06.2354, полдень.

Четыре транспортника пошли на посадку, за этим сверху внимательно наблюдал пилот, наматывая круги над форпостом. Настроение было отличным: ему удалось защитить конвой от нападения, ни один из транспортов не пострадал.

— Квебек, это Эхо-1, мягкой посадки. Зовите, если что.

— Спасибо, Финч, береги себя — отозвалась пилот транспортника.

Он переложил свою стальную птицу на левый борт, пора было возвращаться.

— База, это Эхо, грузовики, в целости и сохранности, доведены до пункта назначения.

— Это база "Ромэо", молодцы парни, курс домой.

— Принято.

— Только не вздумайте лететь короткой дорогой, герои, в секторе 17.10.7 вам надерут задницы!

— Кишка у них тонковата, сэр.

— Это кто там такой хорохористый?! Финч, займись личным составом, или это сделаю я. Ваша контрольная точка — база 18.09.7, и не дай Бог вас там не увидят. Я вас, орлов, в курятник переведу! Конец связи!

Финч выстроил звено в колонну и начал набирать высоту. По заданному маршруту сюрпризов не ожидалось. Можно было забраться повыше и насладиться видом из кабины. Когда истребители набрали максимальную скорость, Финч позволил себе расслабиться. Сопровождение выдалось немного нервное, он ожидал, что враг попытается перехватить транспортники, велианцы вообще любили подлости, вроде атак на беззащитные грузовики. Но сегодня враги просто озверели, Кайл до сих пор удивлялся, отчего столько внимания обычному конвою? К счастью, велианцев заметили издалека, и звено связало их боем, не подпустив к транспортникам. И большое спасибо перехватчикам, ребята оказались рядом очень вовремя, если бы не они, то велианцы задавили бы числом, и Финч имел все шансы оказаться погребенным под останками своей же птички. К сожалению, везение на этом закончилось, в этом бою звено "Эхо" лишилось одной машины и отличного пилота.

— Эхо-2, ты не в курсе, у Уитфилда есть семья?

Уйтфилд был третьим номером в звене, он чуть-чуть не дотянул до конца боя. Велианец прижал беднягу к земле, и ему ничего не оставалось кроме как выбирать: сбрить несколько макушек деревьев, или подставиться под выстрелы. Эхо-3 попытался выкрутиться и набрать высоту, но не повезло, помощь опоздала на каких-то пару секунд.

— Нет, сэр, он не успел остепениться.

— Что ж… Хоть объяснять не придется.

— Сегодня вечером помянем.

— Обязательно.

Финч покосился на сенсор, только что миновали границу секторов, крюк получался приличный, но командир был прав: незачем лишний раз рисковать если задача выполнена. До конца войны еще далеко, и шансов подставить голову будет предостаточно. Вернуться живыми, сберечь технику, потом душ, еда, бар и спать, беспробудно спать до пяти утра.

Истребители миновали горный хребет, за которым речка пыталась штурмовать скалы и пробить себе дорогу к морю, но на это ей не хватило сил, и вода сдалась. Вместо слияния с морем речка согласилась оставить живописное озеро, берега которого заросли кустами. Финч отдал команду на поворот, теперь по прямой до контрольной отметки, а затем домой.

В наушниках раздался писк, пилот взглянул на сенсор, где светилась красная отметка, миг — и она исчезла.

— Какого?…

Точка вновь вспыхнула и тотчас погалса, словно дразнилась.

— Внимание! Сектор 18.10.8, неустойчивый контакт — предупредил диспетчер.

— Это база "Ромэо", опять этот прыщ выскочил, Эхо, приказываю поймать и наказать!

— Будет сделано — ответил Кайл — Эхо-2, к бою!

Машины легли на левый борт и ускорились. Отметка на сенсоре снова подмигнула, пилот немного удивился, что она не двигается с места. Еще более странно было то, что в этом месте не было никаких укрытий, где можно было бы спрятаться от сенсоров. В следующий раз цель светилась немного дольше, бортовой компьютер смог даже обозначить ее на тактическом экране: "ATr", и если он не врал, то враг был всего в километре прямо по курсу. Самое необычное было то, что цель была либо на земле, либо держалась очень-очень низко.

Кайл сбавил обороты и начал снижаться, отметка не спешила давать очередную подсказку, но Финч уже примерно знал где искать.

— Эхо-2, оставаться на высоте, смотри в оба, вдруг это приманка.

— Понял, выполняю.

До земли оставалось совсем чуть-чуть, когда сенсоры снова засекли цель, Финч немного довернул влево и увидел ее.

— База, это Эхо, в секторе 18.10.8 валяется велианский транспортник.

— Это база "Ромэо", что ты несешь? Откуда ему там взяться?

— Не знаю, сэр — Финч осторожно подлетел поближе и завис прямо над целью — Однако, он тут, лежит себе тихонечко…

— Я не понял, он сбит?

— Так точно. Его обстреляли, вижу много пробоин, особенно сильно пострадали двигатели. Пилоты наверняка хотели спастись, маневрировали, и перехитрили сами себя, транспортник пробил насквозь один из домов эвакуированного поселка. Кабина в мясо, грузовая платформа тоже пострадала, но не сильно. Не понимаю, почему его не разорвало на части?

— Понял тебя, Эхо-1, оставайся на месте.

Дальнейших указаний не было очень долго, Финч уже сбился со счета кругов, которые он намотал над местом крушения. Когда Кайл уже решил, что про него забыли, и собирался связаться с базой еще раз, наушники вновь ожили.

— Это база "Ромэо", Эхо, слушай внимательно: с базы 18.09.7 минут через двадцать взлетит транспортник с техниками на борту. Им приказано обследовать останки этого корыта и выколупать оттуда все, что смогут. К делу, оказывается, имеет отношение еще и разведка. Короче, патрулировать район, ждать транспортник и обеспечить безопасность группы. Затем, нежнейшим образом ведешь их обратно.

— Эхо-1 принял — с кислой миной ответил Кайл.

Задержаться пришлось на несколько часов, мечты об отдыхе пришлось немного приглушить, правду говорят в поговорке про инициативу…

Одно радовало: никаких неприятностей не случилось, велианцы либо не видели всей этой возни, либо им не было до нее дела.

Кантерлот. День первый, вечер.

Рассказ беженцев с севера потряс Селестию до глубины души, она просто не могла поверить собственным ушам. Такое нельзя было представить даже в самом страшном кошмаре. Каждое слово этих бедняг, каждая подробность произошедшего несчастья была словно ударом молота, который заколачивал в сердце принцессы раскаленный гвоздь.

Когда пони замолчал, аликорн глубоко вздохнула и подавила предательскую дрожь. Сейчас нет на это времени, скорбь подождет.

— Сколько там осталось пони?

— Не меньше трети — ответил жеребец с перевязанной головой.

— И что с ними будет?

— Не знаю — вздохнул он — Мы пытались помешать им, но ничего не получилось. Их было больше нас, да и драться мы не умеем…

Несколько дней назад, на рассвете, в Эквестрию вторглись грифоны. Один из небольших приграничных городков был захвачен всего за час. Армия пернатых окружила поселение, наводнила улицы, захватила господство в воздухе и огорошила пони заявлением, что этот город теперь принадлежит Королевству Грифонов. Командир захватчиков объявил, что часть жителей останется работать для нужд войск, а у остальных есть время до полудня, чтобы покинуть эту землю. А затем начался настоящий кошмар: солдаты прокатились по улицам, словно ураган, они врывались в дома, громили магазины и отлавливали тех, кого можно было использовать в качестве рабочей силы. Пони пытались сопротивляться. Хоть они и привыкли к мирному образу жизни, остановить этот ужас было просто необходимо, и они проиграли. Неожиданность нападения сыграла ключевую роль, пони просто не дали возможности хоть как-то организоваться, они собирались в небольшие группы и дрались как умели. Грифонов такой поворот событий ничуть не смутил, наоборот, со стороны могло показаться, что они очень обрадовались этой попытке защититься. Пернатых солдат было больше и они были куда лучше обучены, так что сопротивление было очень быстро сломлено, а чтобы больше ни у кого не возникло мысли идти против них, грифоны демонстративно подняли несколько самых храбрых жеребцов повыше и сбросили их вниз, прямо на глазах остальных. От этих подробностей у Селестии зашевелилась шёрстка на загривке.

— Мы подвели их — закончил жеребец — И вас тоже. Простите, принцесса.

— Вы сделали что могли, и самое главное — вы добрались сюда, чтобы обо этом рассказать, я благодарна вам за это. Ступай, я распоряжусь, чтобы вам оказали любую возможную помощь.

— Вам следует знать кое-что еще. Они истребляют всех пегасов, кому удалось удрать. Они смогли бы добраться сюда гораздо быстрее нас, но охотники грифонов не оставили им ни единого шанса.

Селестия промолчала, где-то внутри ее души шевельнулось нечто, что нельзя было показывать ни единому ее подданному.

— И последнее. Заодно с грифонами еще кое-кто.

— Кто же? — спросила она.

— Не знаю, мне не удалось их подробно рассмотреть. Это какие-то нелепые птицы, на наших глазах двое таких прикончили пегаса, он просто не смог оторваться, настолько были они быстрые. А когда они пролетели над нашими головами, у нас заложило уши от чудовищного рева.

Жеребец не стал дожидаться реакции, молча поклонился и пошел к выходу. Как только за ним закрылись двери тронного зала, за спиной Селестии раздался тихий перестук копыт.

— Тия, неужели это правда?

— Он не лгал, это я точно знаю.

— Я знаю, по своей сути, грифоны — воины, но они никогда не были такими жестокими.

Выражение лица Селестии неуловимо изменилось, первый шок прошел и она пообещала себе остановить это безумие.

— Разыщите Шайнинг Армора!

Белый пегас кивнул и в два счета скрылся за дверью.

— Значит, будем воевать?

— Я бы очень хотела этого избежать, но другого выхода нет.

— Тия, могу я попросить тебя об одолжении?

Селестия подозрительно взглянула на сестру.

— Ты же не собираешься…?

— Когда в последний раз наши солдаты были в настоящем бою? Одной из нас лучше быть там, с ними.

— Я не могу тебе этого позволить, сестренка.

— Ты ведь понимаешь, что я права — нахмурилась Луна.

Командир стражи появился быстро. Он уже все знал, но без одобрения правительниц Эквестрии не мог принимать никаких решений. Однако, это не мешало ему все взвесить и даже кое-что подготовить. Селестия не стала тратить время на долгие вступления, она приказала отправить на север несколько небольших отрядов пегасов. Стражники должны были собственными глазами увидеть все происходящее, оценить масштабы вторжения, и самое главное — узнать какую участь готовят пленникам.

— Угодно ли будет Вашим Высочествам распорядиться о сборе армии? — спросил командующий.

— Угодно — вздохнула Селестия — К возвращению разведчиков мы должны будем готовы выступить.

— Будет сделано — пегас поклонился и мигом покинул тронный зал.

— Мы вернемся к этому разговору, когда придет время — твердо сказала Селестия.

— Непременно — согласилась Луна — Я напомню.

Эквестрия. Подножье северного горного хребта, недалеко от границы с Королевством Грифонов. День первый, вечер.

Совсем скоро Луна накроет Эквестрию покрывалом ночи, день заканчивался, и в сумерках деревня выглядела особенно жутко. На крышах сидели грифоны, со стороны могло показаться, что это статуи, хотя кому могло придти в голову украшать деревенские домики такими фигурами? Они сидели неподвижно, лишь иногда крутили головами, перекрикивались между собой и парящими сородичами.

Еще одна деревушка прибрана к хищным когтям, еще горстка нечастых отправилась месить дорожную пыль, в поисках спасения. От легкой победы грифоны расслабились, и в их пернатых головах даже не возникло мысли о слежке. Пара внимательных глаз следила за каждым движением захватчиков, их хозяин был одним из многих, кто отважился сопротивляться, но, как и все, он проиграл. Теперь, когда ему осталось только смотреть, он не знал, удача ли то, что он выжил, или наказание?

— Пс-с-ст, Фиддлер.

Пони вздрогнул и пригнулся, затем осторожно отполз назад.

— Кто здесь? Это ты, Дью?

— Да — бледно-синяя голова пегаски показалась из-за листвы — Ты здесь уже несколько часов, может хотя бы поешь?

— Нет, кусок в горло не лезет.

— Что там творится? — она тихо подкралась и устроилась рядом.

Фид невольно сглотнул, он уже давно к ней неровно дышит, но все не решался сделать первый шаг, все ждал чего-то. И теперь вот, при таких обстоятельствах, его мечты начинают сбываться, дождался…

— Ничего особенного, как кружили над домами — так и кружат, как сидели на крышах — так и сидят, а что делается на улицах — отсюда не видно.

Помолчали, Фиддлер опять стал вспоминать бой, и все пытался понять, были ли у них хоть какие-то шансы? Фид тогда не смог спокойно смотреть, как грифоны хватают и утаскивают куда-то пони, а пространное объяснение, что некоторые должны остаться для работ во благо королевской армии, лишь сильнее его рассердило, да и не только его. Почти половина всех жеребцов деревни бросились на выручку пленникам, освободить получилось немногих, а цена этой свободы оказалась непомерно высока.

— Как Саншайн?

— Лучше, но… — голос Дью дрогнул — Летать она уже не сможет.

Им удалось вырваться под конец схватки, грифоны слишком увлеклись забавой с миролюбивыми пони, и сестры не упустили своего шанса, хотя Саншайн чуть не погибла.

— А остальные?

— Скорее всего, Флинти не доживет до завтра, другие вроде ничего. Фид, за что нам все это?

Он повернулся и наткнулся на ее взгляд, Дью держалась на пределе сил, столько переживаний за один день нелегко вынести.

Фиддлер наконец решился, пони обнял пегаску и нежно прижал ее к себе. Удивительное дело, на это потребовалось сил втрое больше, чем кинуться на грифона с твердым намерением раскроить ему голову копытом.

— Понятия не имею, Дью, но я тебе обещаю, скоро это все прекратится.

Солнце почти село, пони и пегас оставались в кустах и наблюдали за грифонами. Фида разрывали противоречия, с одной стороны он был безумно рад, что Дью не отвергла его, но это была горькая радость. Он захотел отвлечься от этих мыслей и до рези в глазах всматривался в контуры деревни. Неожиданно зашевелились грифоны на крышах, один за другим они срывались с насиженных мест и улетали по дороге на юг.

— Ты глянь, кажется они уходят!

— Что? — Дью подняла голову — Ух ты, в самом деле! Может, ночью попробовать пробраться к деревне, собрать какой-нибудь еды, и найти что-то годное для перевязок.

— Про еду можешь забыть — мрачно заметил пони.

Небольшой кусочек дороги, который хорошо просматривался из укрытия, был заполнен пленными пони, почти все везли нагруженные телеги, и было очень сложно не угадать содержимое.

— Эй, а это что такое?

— Где? — переспросил Фид.

— В небе, смотри!

К деревне быстро приближались какие-то странные силуэты, из-под днища которых вырывалось зеленоватое пламя. Четверо крупных, похожих на растолстевших летучих мышей, и двое поменьше.

— Я такого раньше никогда не видел — признался Фид.

Маленькие объекты Фид про себя окрестил "головастиками": здоровенный пузырь, от которого отрастали небольшие крылышки. Эти двое начали кружить над деревней, а "мыши" зависли на месте. Краем глаза пони уловил какую-то суматоху на дороге: последними выводили тех пленников, которые не хватило повозок, и сейчас там что-то происходило. Заметались грифоны-охранники, заволновалась толпа, а затем оттуда выпорхнул пегас.

— Это же Сноуфлейк — воскликнула Дью.

Беглянка рванула обратно к деревне, за ней тотчас бросились несколько грифонов, но не успела она долететь и до середины поселения, как в дело вмешался один из "головастиков". Непонятная штуковина лихо развернулась и рванула на перехват. Фид и Дью затаили дыхание: уйдет или нет?

— К лесу лети, к лесу — шептала пегаска.

Беглянка несколько раз вильнула в стороны, затем стрелой взмыла в небо, а потом произошло что-то совсем необъяснимое. "Головастик" выплюнул в ее сторону цепочку каких-то светлячков, они в два счета настигли пегаску, во все стороны брызнули искры и несчастная, превратившись в маленький факел, камнем рухнула на землю.

— О, Селестия — Дью уткнулась Фиддлеру в шею.

Не успел пепел Сноуфлейк достигнуть земли, сразу же очнулись сородичи "головастиков". "Летучие мыши" взмыли в небо, затем развернулись и начали падать прямо на деревню. Пришельцы отправили к домам множество каких-то стрел, которые начали взрываться, после того, как пробивали крыши.

Пони завороженно смотрели, как родная деревня за считанные мгновения превратилась в кошмар наяву: огненные столбы до небес, веера разлетающихся обломков, дрожь терзаемой взрывами земли. Странные механизмы раз за разом бросались на деревню, словно ястребы, стайки стрел непрерывно сносили дома до самого основания, в воздухе отчетливо пахло гарью, и Фиддлер понял, что дальше здесь оставаться опасно.

— Дью! Уходим, быстро!

Пони попытался отползти назад и утащить с собой пегаску, но она оцепенела от ужаса и не двинулась с места.

— Дью! — крикнул жеребец — Очнись!

Никакой реакции. Фид решил не тратить время, сейчас не до церемоний, главное уцелеть, а потом можно и извиниться. Он вскочил на ноги, вцепился зубами в хвост пегаски и со всей силы дернул на себя. Дью закричала от боли, но все-таки пришла в себя, и пони галопом помчались прочь от этого филиала ада.

Очень скоро все кончилось, и если бы они решились остаться, то смогли бы увидеть как к разрушенной деревне прилетели новые машины, на этот раз они были похожи на огромные летающие ящики. Они опустились на землю и выгрузили дюжину металлических монстров, которые сразу же заурчали, залязгали и начали расползаться в разные стороны. Вскоре раздался треск и грохот, бронированная техника взялась расчищать руины деревни.

Рокада-4, База "Ромэо", сектор 17.08, 07.06.2354, вечер.

Кайл быстрым шагом направлялся в комнату бодрствующей смены, после каждого вылета он старался побольше ходить. В тесной кабине истребителя не особенно развернешься, а иногда вылеты продолжались по несколько часов, и такие прогулки очень хорошо снимали напряжение в мышцах. В дежурке резалась в карты вторая половина его звена, и как только они увидели своего командира, то сразу повскакивали с мест.

— Вольно, орлы — махнул рукой Финч — Как вы тут?

— Скучаем, сэр — отрапортовал заместитель — Следили за вашими приключениями по радиообмену и тихо завидовали. Ненавижу бездельничать на дежурстве.

— Молодцы, так держать, Уэллч. Если слушали обмен, значит сами все знаете.

— Знаем — пилот погрустнел — Земля ему пухом.

Кайл кивнул в знак согласия.

— Вводные были?

— Нет, пока все тихо. Видимо, уроды ждут наступления и готовятся.

— Всегда бы им быть такими смирными. Ладно, завтра увидимся, смену чтоб сдали без замечаний — Финч погрозил пальцем.

— Обижаете, сэр — загудели пилоты.

— Ладно вам — улыбнулся Кайл — Или мне напомнить, как в прошлый раз кто-то додумался через динамики послушать музыку, а в результате подключился к внутренней связи, и целых полчаса весь ангар наслаждался последним альбомом "Зоркого стража"?

Несколько человек захрюкали в кулаки, а лейтенант Мостел поспешно отвернулся к кофеварке, сделав вид, что задумался "А не выпить ли мне чашечку для бодрости?"
Кайл остался доволен произведенным эффектом, он пожелал спокойного дежурства и покинул комнату. В ангаре уже вовсю кипела работа, техники проверяли прибывшие машины, латали мелкие повреждения, перезаряжали орудия и заливали топливо, ведь боеспособные истребители могут понадобиться в любой момент. Он немного задержался, любуясь слаженной работой механиков, затем пошел к выходу.

Когда он наконец добрался до комнаты, то едва мог побороть желание тут же завалиться спать. Такое случалось редко, но все же случалось, напряжение последних дней давало о себе знать. Усилием воли Финч подавил внезапный порыв и начал собираться в душ: смена белья, полотенце, шлепанцы. За вылет можно успеть вспотеть столько раз, что запах валит наповал, поэтому Кайл взял за правило мыться каждый раз после боевых. В конце концов, это были простейшие правила гигиены, он строго им следовал и требовал того же от своих подчиненных.

В душевых он провел не меньше часа, до боли терся мочалкой, потом несколько раз менял воду с обжигающе горячей на ледяную. В конце он испытал нечто вроде эйфории, а когда вытирался понял, что даже сон отступил на второй план. Ради таких маленьких радостей не стыдно и головой рискнуть. Следующим шагом в его личном распорядке была столовая, и урчание в животе напоминало об этом все настойчивее.

Обновленный Финч вышел на воздух и немного задержался на крыльце. Он несколько раз вдохнул вечерний воздух полной грудью, закурил, и посмотрел на закат. Эх… хорошо-то как. Вот ради таких моментов и живем, а еще ради Эллис. Когда он вспомнил о жене, Кайла больно уколола совесть. Бешеный темп последних дней не позволил ему черкнуть письмецо, а изводить любимую неизвестностью — последнее дело. Хотя, она его прекрасно понимала, Эллис сама воюет по-своему, эта черноволосая пигалица с озорными глазками служила диспетчером на одном из воздушных судов, и знала братьев-пилотов как облупленных. Кайл растоптал окурок и твердо пообещал себе, что перед сном обязательно накатает весточку, хотя бы пары строк будет достаточно. Жив, здоров, и по-прежнему любит ее, а подробности могут и подождать.

До койки Кайл добрался уже за полночь, после нехитрого ужина пришлось задержаться в ангаре и устроить разнос техникам. Финч прекрасно понимал, что этим ребятам достается даже больше, чем пилотам. Ремонт и подготовка техники идет круглые сутки: вылетающих — заправить и вооружить, прибывших — залатать и, к следующему разу, поставить в строй. Бывало и такое, что пилоты сами брали в руки инструмент, и вместе с механиками готовили свои машины. Ведь, если через несколько часов снова лететь, а рук катастрофически не хватает, то лучше забыть про отдых, чем идти в бой с заклинившими элеронами, или дырявыми стабилизаторами. Но сейчас выдалось несколько спокойных дней, и техники работали с ленцой. Финч напомнил этим кузнецам победы, что спать они будут только когда закончится война, и пригрозил, что если кто-нибудь вздумает несерьезно к этому отнестись, то Кайл взыщет должок с главного врача базы стимуляторами, и будет лично вкалывать дозы бодрости каждое утро.

Он проснулся от противного звука внутренней связи. Инженеры постарались на славу, эта какофония поднимет даже мертвого, Кайл сел и посмотрел на дисплей компьютера.

— Полчетвертого утра, кто там такой добрый?

Хотя ответ он знал заранее, поднять посреди ночи офицера может только начальство. Иногда Финч даже не мог сказать, от чего хуже проснуться — от вызова к командиру, или от сигнала боевой тревоги? Первое почти наверняка гарантирует выживание, а во втором случае нет никакой неопределенности, знай себе — напяливай комбинезон, беги в ангар и поднимай звено в воздух, дальше и того проще — а может мы, а может нас…

Кайл протер глаза и принял вызов.

— Капитан Финч.

— Сэр — раздался бодрый голос дежурного — Вас срочно вызывает полковник Касаев.

— Хорошо — обреченно протянул Кайл — Сейчас буду.

Он выругался и начал одеваться. В пятой авиагруппе все хорошо знали, что Касаев обычно поднимает посреди ночи только в двух случаях: либо появилась возможность отличиться, либо будет за что-то драть. Кайл попытался вспомнить свои грехи за последнюю неделю, но на ум ничего не шло. Звено со своими задачами справлялось, иногда при помощи такой-то матери, но справлялось, потери были небольшие, дисциплина не нарушалась, значит взбучки можно не ждать. Кайл с тоской посмотрел на койку и вышел из каюты.

— Доживу до конца этой проклятой войны — ворчал он, на ходу поправляя китель — целый месяц буду отсыпаться.

В кабинете полковника Касаева висел густой табачный туман, не спасала даже открытая форточка. Причиной тому был гость командира: крепкий мужчина лет сорока с погонами майора и нашивкой на кителе, которая изображала паука, поймавшего в свою сеть галактику. Майор оценивающе разглядывал Кайла, дымил сигаретой и постукивал ногтем по переполненной пепельнице.

— Присаживайтесь Финч — Касаев указал на свободный стул — Знакомьтесь: майор Гилл, внешняя разведка. Майор, это — капитан Финч.

Гилл кивнул и закурил новую сигарету прямо от окурка.

— Заставили вы нас почесать затылки, капитан — произнес он — Очень интересный транспортник вы нашли — майор воткнул окурок в груду своих собратьев — И раз уж повезло именно вам, у меня есть предложение. Вам интересно?

Кайл задумчиво изучал выражение его лица, хотя какое там выражение? Физиономия разведчика была словно высечена из камня, если бы прямо сейчас объявили о полной победе над велианцами, то он бы и бровью не повел. А вот полковник… Финч ясно видел, что эта затея ему совсем не нравится. Однако, он молчит.

— Допустим — осторожно ответил Кайл.

— Хорошо. Полковник — Гилл передал слово.

— Три дня назад, в секторе 17.10.2 засекли велианцев, предположительно они пришли с севера. Там был авианосец и восемь транспортников, ты наверняка помнишь.

— Да, я слышал обмен — согласился Финч — Но сам я в этот момент был в другом месте. Вроде бы, они никого не атаковали, просто пытались проскользнуть куда-то.

— Верно, и им это удалось. Момент они выбрали очень подходящий, всем подразделениям было нарезано задач по горло, и разобрать это корыто на запчасти было просто некому. И все же, кое-что сделать получилось, единственное свободное звено перехватчиков пощипало их транспорты, затем попыталось проследить за велианцами, но ракетные турели авианосца их прогнали.

— Цели исчезли в секторе 18.11 — закончил Гилл — Где-то в горах.

— Нашли укромное местечко с сенсорной тенью? — предположил Кайл.

— Мы тоже так думали — ответил Касаев — Два звена истребителей потом облазили эти горы, никаких следов. А затем на сенсорах пару дней мозолила глаза отметка, но она появлялась всего пару раз и быстро исчезала, так что направление засечь не удавалось, а патрули ничего не нашли.

— Позвольте угадать, это светился тот транспортник, который я нашел?

— Именно — вновь вступил майор — Его выпотрошили и вывернули наизнанку, а когда начали разбираться с добычей здесь, то нашли кое-что очень любопытное.

— Шифр на самоуничтожение всей их техники? — с невинным видом поинтересовался Кайл.

Касаев хохотнул, а Гилл покачал головой и спокойно прикурил очередную сигарету.

— Нет, капитан. Что бы вы лучше поняли, я начну издалека. Вам наверняка известно, что наше управление и служба РЭБ давно копают под велианскую систему транспортировки, известную как Нуль-Т портал?

— Догадываюсь, это лакомый кусок.

— Вот именно. Это понимаем мы, понимают и они. Поэтому велианцы очень ревностно оберегают свой секрет, но наши спецы хлеб даром не едят. За три года этой войны к нам в руки попали две такие установки, их разобрали по винтику, затем собрали обратно и очень долго рылись в системе управления. Если попроще, то для прыжка в портал нужны две вещи: код активации и координаты места. Код вводится вручную персоналом комплекса с установкой, координаты выбираются из базы данных, которая хранится в системе. Один экземпляр такой базы нам удалось заполучить и расшифровать, при захвате второй установки враг то ли не успел, то ли забыл сжечь аппаратную комнату… — майор замолк, утрамбовывая очередной окурок.

— И…? — протянул Кайл.

— А теперь самое интересное, если у нас есть нужный код и координаты цели, это еще не гарантирует, что мы можем отправить войска к ним в тыл. Все комплексы связаны между собой и перемещения контролируются с двух сторон. Другими словами, если оператор на том конце не захочет принимать гостей — перехода не будет. Есть маленький шанс, что там не успеют прочухаться и перекрыть канал, но пока проверить это не было возможности.

— Гм — Финч задумался — Что-то я не понимаю, причем тут транспортник.

— А вот это, капитан, и есть те самые любопытные находки. Из бортового компьютера мои ребята вычленили и код активации, и координаты. Вчерашний вечер едва не похоронил все наши результаты исследований вражеской технологии. То, что должно было задаваться непосредственно в комплексе, какого-то черта было забито в систему транспортника. Из любопытства мы сравнили координаты цели с данными из захваченной базы, совпадений нет. А теперь, капитан, попробуй угадать, что вез транспорт?

Кайл на пару мгновений задумался. Хотя майор рассказал все довольно просто, Финч все равно понял мало. Получается, если координаты не значатся в списке, значит, либо данные уже устарели, либо велианцы нашли какое-то укромное местечко, тогда что они могут туда тащить?

— Если они шли в новое место, то было бы логично привезти туда материалы для постройки портала на той стороне — наконец ответил Кайл.

— В яблочко — усмехнулся Касаев — Грузовой отсек грузовика был набит деталями установки.

— Очень интересная история — подвел черту Кайл — А мне вы все это рассказываете только потому, что вам не с кем поделиться радостью?

Касаев рассмеялся, махнул рукой и поднялся из-за стола. Он пересек кабинет, затем открыл маленький бар, встроенный в шкаф под документы.

— Ситуация такова, капитан — не моргнув глазом, ответил Гилл — Что на данном этапе войны на Рокаде-4, мы не в состоянии отправить по следам велианцев полноценную экспедицию. Однако, генштабу очень интересно, что за место нашел противник, и что он там сейчас делает. Так как грузовик нашел ты, то, посовещавшись с твоим командиром, разведуправление хочет сделать тебе предложение.

— Посовещавшись — проворчал полковник, протирая стакан салфеткой — Мое мнение вас не интересовало.

— Короче, капитан — Гилл пропустил замечание Касаева мимо ушей — Операция сугубо добровольная. Задача: пройти через портал, разведать местность, отыскать и полюбоваться на наших велианских друзей, и сразу же назад. Справишься — получишь по большой звезде на погоны, отпуск и вот такенную медаль на грудь — майор в который раз чиркнул спичкой.
"И почему он до сих пор не загнулся от рака?" — удивился Кайл — "С таким аппетитом к никотину…"
Повисла пауза, слышен был лишь треск сигаретной бумаги и бульканье воды со стороны бара. Кайл почесал затылок, так себе перспектива…

— Два момента, майор.

— Слушаю.

— Во-первых, вы говорили, что сеть этих комплексов связана между собой, разве никто со стороны не сможет помешать незапланированному переходу?

— С этим как раз все в порядке — отозвался Касаев — Из подбитого грузовика удалось вытащить его маршрут, туда отправили диверсионный отряд и двух техников. Час назад я получил доклад, комплекс найден и захвачен, охрана там была слабенькая, велианцы сильно надеялись на скрытность. Техники сейчас колдуют с установкой, но предварительный отчет показал, что этот комплекс не связан с общей сетью.

— Вроде как новую ячейку сначала налаживают, обкатывают, а потом присоединяют ко всей системе? — спросил Финч.

— Да, что-то в этом роде — кивнул Гилл — Что у тебя во-вторых?

— Собственно, самое важное. Они потеряли два транспортника, один из них с деталями этого комплекса. Если они не смогут собрать там такую же установку, как возвращаться-то?

— Ну, начнем с того, что велианцы — запасливые сволочи, вполне возможно, что комплект у них остался полный — ответил Гилл — А кроме этого, здешний комплекс спрятан в огромную и хорошо замаскированную пещеру, прямо в скале. Один вход, один выход, с воздуха ее нельзя разглядеть, и сенсор туда не проникает. Диверсанты авианосца внутри не нашли, и обратно он не вылетал, стало быть, они все-таки прошли через портал. Не совсем же они идиоты — соваться черт знает куда без полного комплекта.

— А потом я должен заявиться в это осиное гнездо и вежливо их попросить пропустить меня домой?

— Именно поэтому, капитан, последнее слово за тобой. Хочешь — отправляйся, не хочешь — мы не настаиваем. Могу сказать только одно: с собой возьмешь только одного ведомого. В ваших машинах есть спецкомплекты на случаи аварийной посадки, мы их заменим, получите что-то вроде набора юного разведчика. Можешь прорываться с боем, можешь попытаться проникнуть скрытно, можешь угнать велианскую технику. В общем, как возвращаться — дело твое.

Финч задумался, ну и расклад…

— Разрешите закурить, сэр — обратился он к командиру, тот кивнул.

Пилот задымил и погрузился в размышления. С одной стороны дельце смахивает на самоубийство. Если даже отбросить возможность, что после перехода он окажется посреди недостроенного комплекса, вокруг которого будут шнырять велианцы, то искать на неизвестной планете следы этой группы будет трудно. Как это можно сделать? Надеяться на аппаратуру истребителей глупо, радиус действия сенсоров не такой уж и большой, а у врага есть системы дальнего обнаружения на корабле, тут скорее не искать, а ждать пока они сами тебя найдут. А вот если там кто-то живет, может быть попробовать установить контакт? Если, если, если… Никакой определенности, Кайл терпеть не мог работать без четкого плана.

С другой стороны, знать, что где-то есть место, куда враг всегда может сбежать, равносильно занозе в одном месте — раз. Целая неисследованная планета, наверняка они найдут там много полезного — два. Если разведка находит для себя что-то интересное, то вцепляется в это стальной хваткой и доводит дело до конца, а это значит, что если откажется Финч, то ему дадут подписать расписку о неразглашении и найдут другого добровольца — три.

Кайл выпустил к потолку облачко ядовитого дыма и подвел черту: против — не ясно, как искать велианцев и каким образом возвращаться, кроме того, если кончится горючка или что-то сломается, то сажай машину и ногами, если вообще жив останешься. За — отыскать новое убежище велианцев, и оно же — возможный источник чего-нибудь ценного для них, и самое главное — операция все равно состоится, тут к гадалке не ходи, и раз уж первому ее предложили Финчу, то почему бы и нет? Что там еще можно положить на весы? Звание — не интересно, награды — тоже, приятно конечно, когда тебя ценят, но Кайл воевал не за медальки и звездочки, а вот отпуск… Финч невольно прищурился от предвкушения. Выцарапать Эллис с "Когтя тигра", и слетать куда-нибудь, может быть даже на Землю. Наверстать упущенное, отоспаться, может даже набрать пару кило сала. Кайл запихнул окурок в пепельницу, от чего ее содержимое едва не вывалилось на стол.

— Я берусь.

— Хорошо, инструктаж через три часа, вылет через четыре — объявил Гилл — Советую поспать, пока еще есть время — с этими словам майор покинул кабинет.

Кайл поднялся и развернулся к выходу, но наткнулся взглядом на командира. Касаев облокотился на шкаф и скрестил руки на груди.

— Ты точно уверен, что хочешь за это взяться?

— Абсолютно — серьезно ответил Кайл — Мне же потом и разгребать, если велианцы там окопаются.

— Возможно… — полковник задумчиво почесал подбородок — И все-таки, что за мода такая пошла — совать голову в пекло?

— В каком-то смысле мы это делаем каждый день — пожал плечами Финч — А вы кого-то конкретного имеете в виду?

— Угу, есть здесь один летун, тоже любит приключения поискать, и тоже с разведкой связался. Теперь эти штирлицы из меня кровь пьют, не можете своему старику-командиру жизнь попроще сделать, все поинтереснее вам подавай…

— Это Джейсон что-ли?

— Вы хорошо знаете друг друга? — насторожился Касаев.

— Вместе в УТЦ "Озеро Тихого" служили, под началом Стронга.

— Ясно — вздохнул полковник — Одна школа — одни привычки. Свободен, Финч, не опаздывай на инструктаж.

Эквестрия. День второй, утро.

Он не спал почти всю ночь, лишь к утру удалось ненадолго задремать. Грохот и лязг со стороны руин было отлично слышно даже издалека, и единственные, кому удалось хоть немного отдохнуть в эту ночь — Саншайн и Дью. Что творилось на месте родной деревни — можно было только гадать, а пойти и посмотреть не хватило духу. Когда Селестия подняла солнце, пони согласились уйти на юг, Фиддлер первым заговорил об этом, и к его удивлению никто не стал возражать, скорее всего сыграла роль смерть Флинти, несчастный не дожил до рассвета каких-то пару часов. А может быть, им просто нужна была какая-то цель, поход на юг вполне мог стать такой целью, знай себе — иди и ни о чем не думай.

Пони в последний раз напились из ручья, затем молча побрели вслед за Фидом. Двигались медленно, тяжелее всех было Саншайн, бедняжке то и дело требовались привалы из-за острой боли в искалеченном крыле. В такие моменты Фиддлер не сидел на месте, вместе с Эрайзеном он рыскал вокруг в поисках чего-нибудь съедобного, пару раз удавалось собрать немного ягод, эти крохи отдавали пегасам.

Ближе к вечеру Саншайн стало совсем плохо, грубая повязка насквозь пропиталась кровью и пегаску бережно уложили на землю. Эрайзен ушел на поиски воды, Дью пыталась облегчить страдания сестры, хотя из всех средств она имела только слова… Фид не мог на это смотреть, он судорожно придумывал себе занятие, хоть что-нибудь, что могло бы принести пользу. В который раз искать еду в окрестностях? Нет, это просто бесполезно — тратить целый час ради горсти ягод.

 — Пойду пройдусь к дороге — сказал он пегасам.

 — Зачем? — встрепенулась Дью.

 — Посмотреть… — Фид запнулся, не мог же он признаться, что у него банально копыта чешутся чем-нибудь заняться — Может, встречу кого-нибудь.

— Не очень удачная мысль — нахмурилась Дью.

— Не могу сидеть сложа копыта.

— Только пообещай, что не будешь рисковать понапрасну.

— Когда это я так делал? — удивился Фид.

— Например тогда, когда помог нам сбежать — улыбнулась пегаска.

— Это был совершенно не напрасный риск — он слегка покраснел и отвел взгляд — Я скоро.

Пони развернулся и скрылся среди деревьев. Дью проводила его взглядом, затем повернула голову и наткнулась на осуждающий взгляд младшей сестры. Игра в гляделки продолжалась недолго.

— Что?

— Неужели вам нужно было все это… — Саншайн обвела взглядом положение, в котором они оказались — что бы все понять?

— Ну, я… — запнулась Дью.

— Иногда я задаю себе вопрос, а кто из нас на самом деле старше? — Саншайн болезненно поморщилась и опустила голову на мягкую траву.

Фиддлер аккуратно выглянул из кустов, дорога была пуста. Когда-то здесь было очень оживленно: пони-путешественники, пони-торговцы с большими повозками, пони из соседних деревень, которые иногда заглядывали в гости. Сейчас же непривычная тишина неприятно давила. Фид посмотрел в небо — тоже пусто, а вот это уже хороший знак, было бы неприятно выйти на середину дороги и обратить на себя внимание грифонов, или, что еще хуже, тех странных летающих машин. Он уже собирался поскакать на другую сторону, как внезапно услышал приглушенный треск. Звук раздался из-за недалекого поворота, пони пару секунд подумал, затем вновь скрылся в зарослях и побрел в сторону источника. Кусты и деревья вдоль дороги помогли ему спрятаться, и Фид мог подробно рассмотреть происходящее: возле здоровой телеги возился с колесом пони, рядом крутились трое грифонов, а подпоркой, чтобы легче было поставить колесо на место, служила еще одна пони. "Это же Дримкэтчер и его дочь" — узнал их Фид.

— Ну чего ты там возишься? — нетерпеливо спросил один из грифонов.

— Почти закончил — отозвался пони — Потерпи еще пару секунд, родная — добавил он для дочери.

— Нич-чего пап, не тор-ропись — простонала от натуги она.

Фиддлер заскрипел зубами от злости. В его голове начали быстро меняться картинки, как им можно было бы помочь. Грифонов было трое, а пони здесь тоже трое, хотя… скорее два с половиной. Он сильно сомневался, что молодая дочка Дримкэтчера сможет что-то сделать. Фид прикинул расстояние до телеги, ему вполне по силам оказаться рядом прежде, чем грифоны хоть что-то поймут, но он сможет свалить только одного, от остальных несчастным уже придется отбиваться самим, а смогут ли они? Значит, надо попытаться отвлечь сразу двоих, тогда у пленников появится шанс…

— Наконец-то! — грубый голос грифона прервал размышления пони — Давайте, двигайте!

Фид тряхнул головой, проклятье, пока он мешкал — Дримкэтчер закончил ремонт и вместе с дочкой уже впрягался в повозку. Один из грифонов взмыл в небо и начал кружить над дорогой, теперь о внезапности можно забыть. Фид от души залепил себе копытом по лбу. "Дурак! Идиот! Вот пока ты будешь думать, вместо того чтобы действовать — пропустишь все возможности, которые дарит судьба!" — ругался он про себя — "Почему же ты дома смог, а сейчас нет? Дома тоже их было больше… эх…"

Пони дождался, пока телега скроется из виду, затем еще раз осмотрелся и быстро перескочил на другую сторону тракта. Когда-то он тут уже гулял, Фид припоминал, как бывал в этих местах вместе с отцом. Папа часто водил его в лес, здесь он рассказывал удивительные истории, знакомил его, еще жеребенком, с живой природой. К сожалению, Фиддлер позабыл большинство уроков, и именно сейчас они бы очень пригодились. Единственное, что он отлично усвоил — это как ориентироваться, и Фид спокойно углубился в чащу без опаски потеряться.

Чем дальше он забирался — тем больше всплывало картин из детства, отец любил гулять по лесу, иногда он уходил на несколько дней, а пару раз в такие походы даже брал с собой Фида. Они ели грибы, какую-то кисловатую, но освежающую траву, и ягоды, Фиддлер тогда не переставал удивляться, что в каждый сезон можно было отыскать какой-нибудь съедобный сорт, разумеется, кроме зимы. Ходить в походы для него стало самым любимым занятием, жаль только мама этого не одобряла. Наверное, она была права, так как однажды папа просто не вернулся с очередной прогулки. Он, как обычно, ушел субботним утром, пообещал вернуться к полудню воскресения, но ни тогда, ни потом Фид его больше не видел.

Пони так увлекся воспоминаниями, что не сразу заметил, как мягкий коврик из еловых иголок под копытами сменился на жесткую землю, а вокруг стало намного светлее. Оказалось, что пони вышел на широкую поляну. Нельзя было сказать, что это было чем-то из ряда вон, но… Фид покрутил головой, в этом месте было что-то неправильно, только вот что именно — он понять не мог. Проклятье… после того, как отец навсегда покинул его, он почти никогда больше не забирался так глубоко в леса, и постепенно растерял свои навыки.

Поляна как поляна, на первый взгляд ничего необычного, пони вышел в ее центр, вокруг росла типичная для таких мест трава, куча маленьких кустиков, недалеко можно было даже разглядеть старый пень, весь поросший мхом. Пони прошелся по кругу, ощущение какой-то "неправильности" этого места не покидало его, он тряхнул головой и глубоко вздохнул, стоп. Фид еще раз глубоко вдохнул воздух, затем замер и стал прислушиваться к ощущениям. Воздух! Его осенило, везде и всегда на лесных полянах воздух немного застаивается, здесь же отчетливо ощущался ветерок, причем он очень часто менялся: то подует слева, то со спины, приглаживая гриву, и вот, он уже дохнул прохладцей в лицо. И жары совсем не ощущается, Фид сейчас стоял под солнцем, но его лучи совсем не чувствовались. Пони решил не задерживаться, в любой другой раз он бы только обрадовался и непременно докопался до истины, но не сейчас, на решение загадок совсем не было времени. Фиддлер развернулся и пошел прочь, у самой окраины ему пришлось протиснуться сквозь эти мелкие кустики, и когда он смотрел под ноги, что бы случайно не провалиться в яму или нору, которые могли бы скрывать растения, обратил внимание, что под листвой этих кустов скрывается множество ягод.

— Опять? — чертыхнулся он — Святая Селестия, почему здесь не растут ромашки?

Хоть сам он их и не ел во время остановок, пони мог поспорить, что пегасам такая пища уже надоела. Но это все-таки была хоть какая-то еда, правда Фиддлеру еще надо было как-то узнать, не ядовитые ли они? На вкус и запах полагаться было нельзя, пони отлично знал, что отрава легко маскируется под приятный аромат и сладкий привкус, тогда Фид решил внимательно рассмотреть кусты и постараться вспомнить все несъедобные виды, которые он знал. Пони довольно долго возился возле этого куста, он внимательно рассмотрел листву, ветки и, собственно, ягоды. Но все его усилия были напрасны, пони так и не смог отнести эту находку к ядовитым растениям, как, впрочем, и к съедобным. Единственное, что он знал наверняка — этих ягод на поляне полно, и ему бы не составило большого труда полностью набить ими сумку, вот только стоит ли? В животе заурчало, Фиддлер невольно облизнулся, последний раз он ел пару дней назад, что же делать? Пони в который раз поднял ветки кустарника и уставился на ягоды, голод не тетка… "Будь что будет, если я сдохну — то другие не пострадают, если это все-таки отрава" — рассудил Фид. Успокоив себя таким образом, пони принялся за еду, на вкус они были очень даже ничего, немного кисловатые правда, но очень сочные, такими можно было утолить и жажду, и голод. Фид не стал увлекаться, и остановился когда удалось хотя бы слегка притупить чувство голода, пони отступил назад и прислушался к ощущениям. Пока все было в порядке, в глазах не двоилось, шума в ушах тоже не было, ноги не подгибались, совсем даже наоборот, он ощутил какой-то подъем: ушла усталость, накопленная за последнее время, расхотелось спать, пони почувствовал прилив сил и необыкновенную бодрость.

 — Спокойно — сказал он сам себе — Может быть это только от того, что я наконец набил желудок.

Фиддлер решил прилечь и немного подождать, признаки отравления могут проявиться не сразу. Шло время, а Фиддлер чувствовал себя все лучше, исчезла даже ноющая боль в боку, после недавней драки с грифонами, пони окончательно отмел все подозрения, эти ягоды — отличная находка, именно этого сейчас не хватало друзьям. Фид откинул клапан сумки и приступил к сбору, жадничать не стоило, но набрать хотелось побольше, тем более, что он уже и так задержался, остальные могут начать волноваться.

Саншайн слегка постанывала, а из зажмуренных глаз градом лились слезы. Эрайзену повезло, совсем рядом он наткнулся на родник, и пони решили, что это отличная возможность заново перевязать пегаса, а заодно и промыть раны.

 — Тс-с-с — успокаивала свою сестру Дью — Потерпи еще немножко.

Пегаска кивнула и приглушенно зашипела.

— Лей аккуратнее — попросила Дью.

— Мгм — промычал Эрайзен с флягой в зубах.

Дью, как могла аккуратно, промокала искалеченное крыло сестры от воды и крови. В день нападения Эрайзен нес несколько лоскутов полотна для будущих картин местного художника, ткань была плотная и довольно чистая, так что ее безо всяких сомнений использовали для перевязок. Эрайзен только что сделал третью подряд ходку к роднику, единственной емкостью под воду была его старенькая фляга. Первой порцией воды они напоили Саншайн, а следующие щедро тратили на ее крыло. За время этой, казалось бы, нехитрой, но весьма болезненной процедуры, Дью не могла надивиться стойкости сестры: Саншайн крепко держала себя в копытах и почти не дергалась, лишь по выражению ее лица Дью понимала, какие муки она испытывает. Когда упали последние капли, Дью отшвырнула использованный кусок и взялась за остатки, чтобы наложить новую повязку, где теперь искать материал — неизвестно, остается надеяться, что скоро они доберутся туда, где им смогут оказать помощь.

— Пойду наберу еще — пробормотал Эрайзен и ушел к источнику.

Этот пони тоже оказался сюрпризом для Дью. Поразительно, как мало она, оказывается, знает о собственных соседях, раньше пегаска его почти не замечала, вечно молчаливый, неразговорчивый, Эрайзен был помощником того самого художника, хотя она была готова поклясться, что за кисть он никогда не брался. Потом, в драке, Дью успела лишь мельком заметить, что Эрайзен воспринимал вторжение словно внезапно испортившуюся погоду, и бросался на грифонов с невозмутимым выражением лица, да и после, когда они прятались в лесу, этот пони поражал своим спокойствием.

— О чем задумалась? — подала голос Саншайн.

Дью почти закончила с перевязкой и затягивала узел, теперь сестренка легко морщилась, и не мудрено, вытерпеть такое…

— Да так, знаешь, стыдно признаться, но до этой беды я почти не обращала внимания на тех, кто этого заслуживал на самом деле.

— Ты о Фиде и Рези?

— Рези? — не поняла пегаска.

— Да, Резя — Саншайн хихикнула — Я его так называла, он был совсем не против.

— Я и не знала, что вы так хорошо знаете друг друга.

— Ну, у тебя была своя жизнь, у меня своя, в этом нет ничего плохого.

— В любом случае, я счастлива, что они теперь с нами.

— Я тоже — Саншайн улыбнулась — Кстати, раз уж мы о них заговорили, куда запропастился Фид?

— Ох, действительно — Дью вскочила на ноги — уже начинает темнеть, а он обещал скоро вернуться.

Вернулся Эрайзен, трое пони сделали по глотку из фляги, затем пони опустился на землю, и Саншайн подобралась к нему поближе, прислонившись боком. Казалось, он это едва заметил, Эрайзен замер и уставился куда-то вдаль стеклянным взглядом. А вот Дью не находила себе места, пегаска бродила из стороны в сторону, поминутно останавливалась и вглядывалась в сторону, куда ушел Фиддлер. Сгущались сумерки, хоть и Саншайн тоже нервничала из-за Фида, но дневной переход дался ей тяжелее остальных, и вскоре пегаска задремала. Правда, ненадолго, над лесом пролетели эти непонятные штуковины, которые недавно разрушили деревню. Они прошли совсем низко, почти касаясь верхушек деревьев, шум от этих пришельцев перепугал птиц и заставил пони поволноваться. Эрайзен уже был готов предложить пойти и поискать Фиддлера, но как только он поймал эту мысль, кусты впереди зашевелились, и пропавший пони явился собственной персоной.

— Фид! — подскочила к нему Дью — Где ты пропадал?!

— Тут разлетались эти… — пони кивнул на небо — Пришлось затаиться.

— Я уже начала думать плохое — голос пегаски стал тише — Вдруг тебя поймали, или…

— Ну, ну — он обнял Дью — Со мной все в порядке. А у вас как дела?

— Ничего, если можно так сказать — отозвался Эрайзен — Пить хочешь?

— Пожалуй — не стал отказываться пони — Я, кстати, тоже кое-что раздобыл.

Фиддлер смочил горло, затем показал набитую сумку.

— Еда! — обрадовалась Саншайн.

— И не только — усмехнулся Фид — Эти ягодки неплохо придают сил, да и вообще, после них чувствуешь себя намного лучше.

— Ты уверен, что их стоит есть? — засомневалась Дью — Я слышала, с такими стоит быть осторожными. Мало ли чем потом обернется их эффект.

— Ну, пока что, со мной ничего плохого не случилось — ответил пони — И потом, я думаю, если не сильно налегать, то все будет в порядке.

Над головами снова раздалось завывание и шелест макушек деревьев, что заставило пони инстинктивно пригнуться.

— Вот им на месте не сидится — чертыхнулся Фид.

— Мне кажется, они что-то ищут — предположил Эрайзен.

— Или кого-то — добавила Саншайн.

— Послушайте, я бы поискал место для ночлега поспокойнее — предложил Фиддлер.

— Я бы согласилась — ответила Дью — Но с Саншайн на сегодня уже хватит.

— Я потерплю — возразила пегаска.

— Если будешь много двигаться — отозвался Эрайзен — То крыло никогда не заживет, а все, что можно было использовать как бинт, закончилось.

— Может, они помогут — Фид указал на сумку — Я вчера хорошо приложился боком, а после ягод он совсем не болит.

— Думаешь? — спросила Дью.

— Серьезно, после того, как я поел, мне стало гораздо лучше, да и взбодриться помогут. А как только найдем, где можно отдохнуть — отоспимся вдоволь.

— Я считаю, стоит попробовать — произнес Эрайзен.

Фиддлер оказался прав, ягоды действительно придали всем сил, особенно хорошо они подействовали на Саншайн, вместо ноющей боли в крыле она теперь ощущала лишь легкое покалывание. Пони не стали тратить время понапрасну и сразу же отправились в путь, все хотели уйти подальше, пока еще было хоть немного светло.

Пони улыбнулась удача, когда совсем стемнело они вышли из леса к просторным лугам, а в лунном свете им удалось разглядеть силуэт маленького домика. "Как вовремя" — обрадовался Фид, действие ягод видимо заканчивалось, иначе он не мог объяснить странный шум у себя в голове. Жилище было пустым, но впечатления брошенного оно не создавало, никому не пришло в голову гадать — ушел хозяин погулять на ночь глядя, или недавно отправился на юг из-за кошмара, который творился совсем рядом, пони для приличия постучались и заглянули в окна, затем зашли внутрь. Они немного покрутились внутри, скудный лунный свет позволил немного осмотреть скромное убранство дома, затем пони просто уснули там, где легли: запасы сил были исчерпаны.

Утром Фиддлер проснулся первым, хотя утром — это слишком громко сказано, горизонт только-только начал светлеть, а солнце собиралось занять свое место на небе. Шум из головы так и не исчез, в добавок сухость во рту, которой позавидовала бы даже пустыня, и немилосердная резь в глазах. Пони попытался встать, но удалось это не с первого раза. Фиддлер поскреб языком но нёбу и поморщился, словно вместо языка во рту была наждачная бумага. "Что ж, если тут кто-то жил, наверняка где-нибудь рядом можно найти воду" — рассудил он и пошел к выходу, но через пару шагов его бок прострелила такая боль, что пони едва смог устоять на ногах. "Проклятье… За этот аванс хорошего самочувствия слишком большая плата…" — додумать мысль ему не дал знакомый звук снаружи. Фид прислушался: очень похоже на хлопанье крыльев. Пони осторожно шагнул к окну, мало ли кому там приспичило полетать с утра пораньше. Над головой раздался приглушенный стук, а на улице снова захлопали чьи-то крылья. Фиддлеру это нравилось все меньше и меньше, он добрался до окна и осторожно выглянул: пару мгновений на улице ничего не происходило, но затем мимо промелькнул крупный силуэт, и это заставило пони покрыться холодным потом. Фид резко пригнулся и скрипнул зубами от новой порции боли, а с потолка снова послышались стуки и поскрипывания. Он тихо вернулся назад и попытался растолкать остальных.

 — Эрайзен, подъем! — тряс друга Фид — Вставай же!

Никакой реакции, тогда пони начал будить пегасов.

 — Дью! Дью, просыпайся! Тут…

За спиной раздался треск, пони обернулся и увидел две крупные фигуры на фоне солнечного света, который заливал дом через дверной проем. Фигуры разошлись в стороны, а на входе нарисовалась еще одна. Грифоны злорадно ухмылялись и начали окружать беглецов, Фид беспомощно переводил взгляд со спящих пони на врага и обратно, у него не было никаких шансов справиться с двумя, а тут сразу трое…

У него не было другого выхода, Фиддлер слегка пригнул голову и пошел навстречу к одному из них, этот шаг отчаяния нисколько не смутил грифонов, наоборот, они этого как будто ждали. Пони сиганул прямо на врага, но грифон легко ушел в сторону, Фид приземлился на пол, едва не поцеловавшись со стеной, развернулся и повторил попытку. На этот раз грифон не стал просто так уходить с линии атаки, а цепко схватил Фида за гриву и направил пони прямо на сервант с посудой. Грохот, звон, протяжный скрип старого дерева, Фиддлер рухнул на пол, сверху на него упали несколько ваз, пони почувствовал, как его схватили за ноги и поволокли к выходу. Он попытался вырваться, ему удалось освободить одну ногу и лягнуть куда-то наугад, но Фид задел лишь стол, сшибив ему ножку. Пони выбросили на улицу, он вновь попробовал вскочить на ноги, и опять неудача, грифоны не стали церемониться и просто огрели его по голове. Все тело болело от ушибов и порезов, в глазах двоилось, его перевернули на спину, и на фоне утреннего неба Фиддлер увидел две ухмыляющиеся морды. Жесткая лапа сдавила его горло. "Вот и все…" — промелькнула мысль, и пони потерял сознание.

Дью открыла глаза, почему-то первое, на что наткнулся ее взгляд — была земля вместо деревянного пола, пегаска повернула голову — так и есть, чистое утреннее небо вместо потолка. "Как это я оказалась на улице?" — пони попыталась встать, но с ужасом осознала, что ноги крепко связаны.

— Фид? Саншай? — ее голос дрогнул.

Ко всему прочему накатила головная боль, пегаска скривилась и попыталась перевернуться на другой бок, но тут чьи-то когтистые лапы подняли ее и зашвырнули на телегу, нос защекотала пыль от сухих досок и Дью чихнула, отчего голова едва не раскололась. Дью приподнялась и осмотрелась, вокруг сновало несколько грифонов, а рядом… Дью ахнула: стоял Эрайзен.

— Эрайзен! Где остальные?!

Пони медленно повернулся.

— Не знаю — сухо бросил он.

— А почему ты не связан?

— Они меня отпускают, им нужны только пегасы.

— Ты… — она запнулась — Помоги мне, пожалуйста.

— Нет, Дью, все кончено.

Она не верила собственным ушам, может они пережили вместе не так уж много, но неужели он вот так просто отдаст ее грифонам?

— Прошу тебя — к горлу подступил ком — Не отдавай меня им.

— Ничем не могу помочь — спокойно ответил пони — Я просто хочу выжить.

— А как же Саншай? Что будет с ней?

— Сказал же — не знаю! — отрезал Эрайзен.

— Она верила тебе, я верила — на глаза навернулись слезы.

— Что ты тут до сих пор делаешь? — раздался голос со стороны — Проваливай, пока мы не передумали.

— Прощай, Дью — бросил пони, он развернулся и начал быстро удаляться.

— Стой! — отчаянно взмолилась пегаска — Вернись!

Телега качнулась, Дью в ужасе уставилась на грифона, дыхание перехватило, когда он наклонился почти вплотную.

— Хватит. Орать. — раздельно произнес грифон, словно забил пару гвоздей.

Он заткнул ее рот кляпом, затем набросил на ее голову мешок. Дью задыхалась, ее душила обида, отчаяние, страх. "Саншай, милосердная Селестия, что они с тобой сделали?!" — билась в голове мысль — "Фиддлер, где же ты?!" Пони застонала от новой волны головной боли, затем пегаска ощутила, как проваливается в пустоту.

Пони очнулась от раздражающего стука, создавалось впечатление, что кто-то долбит ей прямо по голове. Саншайн поморщилась и поднялась, отчего едва не закричала: раненое крыло отозвалось мучительной, пульсирующей болью. Из глаз брызнули слезы, пегаска снова опустилась на пол и пыталась отдышаться.

Бац-бац-бац.
"Кому там приспичило побиться головой в такую рань?" — подумала рассерженная пони — "Еще даже солнце не встало".

Саншайн медленно подняла голову, вокруг было еще темно, ужасно хотелось пить, а еще лучше — пожевать еще тех ягодок, в прошлый раз они отлично помогли.

Бац-бац-бац.
"Да что же это?!" — пегаска покрутила головой в надежде найти друзей, но в такой тьме вряд ли что-то можно было разглядеть — "Стоп!" — ее осенило. Если еще ночь, то откуда… Ее словно окатили ледяной водой — там, где должны быть окна, проглядывались узенькие полоски света, и этот стук…

Бац!

И тишина, Саншайн нервно сглотнула.

— Дью?!

Молчание.

— Дью, ты здесь? — дрожащим голосом спросила она.

Саншайн вскочила на ноги, и даже искалеченное крыло не смогло удержать ее от этого порыва, пони во мгновение ока покрылась липким потом.

— Фид, Резя?! Кто-нибудь?!

Тишина, сейчас бы она обрадовалась даже этому стуку.

Пегаска рванулась к двери, ее душил страх, и если она окажется права, то… Саншайн с размаху приложила дверь копытами, но та даже не пошевелилась.

— Нет!

Еще одна попытка — бестолку, и еще — тоже самое, словно вместо дерева она билась об камень. Саншайн развернулась и врезала задними ногами. Она бросалась на дверь до тех пор, пока от бессилия не рухнула на пол. Пегаска тяжело дышала, ей казалось, что темнота сгущается, а воздух становится плотным, как кисель. Она одна… Ее друзья либо схвачены, либо… Саншайн сковал ужас, мысль о том, что ее могли бросить ледяной иглой впилась в голову. "Не может быть!" — пыталась успокоить себя пони — "Они не могли, Дью не могла!"

Она вновь вскочила на ноги, быстро пересекла комнату и оказалась возле единственного окна, сквозь которое пробивались крошечные полоски света. Саншайн отказывалась верить, что ее оставили, скорее всего остальные попали в беду, а ее не тронули только потому, что она ранена и не было никакого желания с ней возиться. Как просто — замуровать в пустом доме, и предоставить все времени. "Нет! Я так просто не дамся!" — вспыхнула искра в ее душе — "Кем бы вы меня не считали, я не позволю вам оставить меня умирать!"

Саншайн отбежала к противоположной стене, пригнулась, напружинила все мышцы, затем молниеносно рванулась навстречу робким лучикам солнца, которые пробивались сквозь досочные щели. Пегаска зажмурилась и оттолкнулась от пола. Треск! Звон! Саншайн ощутила вкус свежего воздуха, а через секунду и уличную пыль. Пони неуклюже рухнула прямо на землю, попыталась встать, но тут внезапно напомнило о себе раненое крыло. Пока она еще была внутри, боль деликатно отступила, что бы Саншайн могла решить эту проблему, но как только она вырвалась из заточения, вредная спутница последних дней не преминула о себе напомнить. Пегаска взглянула в небо, к ее ужасу, она не увидела привычной голубизны, небо было багровым, словно его залили всеми страданиями пони с первого дня вторжения.

— Что ты наделала?!

Саншайн вздрогнула, она не сразу поняла, кто это сказал. Багровое небо заслонила какая-то серая расплывчатая фигура.

— Кто ты?! — требовательно спросила тень.

Пегаска молча попыталась отползти назад. Какой смысл в этом вопросе, если ее хотели просто убить?

— Отвечай! Кто ты и почему крушишь мой дом?!

— Т-твой дом? — заикнулась Саншайн.

— Да, мой дом! — фигура приобрела знакомые очертания, но пегаска до сих пор не могла понять, кто же стоит перед ней.

— А кто ты?! — набралась смелости пони — Почему ты хотела убить меня и… — она запнулась, а затем сорвалась на крик — Что ты сделала с остальными?!!

Эта вспышка придала немного сил пегаске, и она попыталась прыгнуть прямо на эту фигуру, но на полпути ее окутало полупрозрачное сияние. Пегаска на мгновение зависла в воздухе, затем ее мягко опустило на землю, Саншайн извивалась и дергалась, пытаясь вырваться, но тщетно.

— Отпусти! Что тебе надо?! Я не собираюсь играть в твои игры, хочешь прикончить — сделай это быстро! — вопила она.

Саншайн кричала что-то еще, проклинала грифонов, эту фигуру и злодейку-судьбу до тех пор, пока ее внезапно не окатило ледяной водой. Саншайн вскрикнула, теперь она дрожала не только от отчаяния, но и от холода. Она открыла глаза и собиралась ненавидящим взглядом испепелить своего мучителя, как вдруг поняла, что мир вокруг изменился. Небо стало привычного цвета, а вместо непонятной фигуры перед ней стоял синий единорог, точнее стояла. Саншайн с нескрываемым удивлением разглядывала ее: насыщенный синий цвет шерстки, белые, с голубыми полосами, грива и хвост, сиреневые глаза. Пегаска потрясла головой, все осталось по-прежнему, но чему тогда верить? Единорог крепко держала разбушевавшуюся пегаску телекинезом и укоризненно рассматривала, в ее глазах читалось негодование и раздражение, вперемешку с жалостью.

— Успокоилась?

— Вроде бы… — неуверенно ответила Саншайн.

Магия исчезла, но пегаска не спешила воспользоваться своей свободой.

— Итак, ты начала рассказывать Трикси, кто ты такая и что тут делаешь?

— Тебя зовут Трикси? — единорог промолчала — Ну, я…

Звук из дома прервал пегаску, из выставленного окна раздался хруст и звон.

— Это еще что такое? — Трикси нахмурилась и побежала ко входу.

Саншайн вздохнула, если заточение ей привиделось, может, и с ее друзьями все в порядке? Она осторожно поднялась на ноги, это потребовало неимоверных усилий: все тело болело, от прыжка сквозь окно повсюду были порезы и царапины, а от отрезвляющего душа повязка разбухла и съехала в сторону. Когда она наконец доковыляла до входа, то едва не столкнулась с Фидом, бесчувственный пони, который выглядел еще хуже нее самой, выплывал из дома на улицу. Трикси уложила его на траву, затем вновь скрылась внутри, Саншайн заглянула внутрь и ахнула: в доме словно прошелся смерч. Пол усеивали осколки, в центре валялся стол с отломанной ножкой, а у стены стоял разбитый сервант, под ним была целая куча перебитой посуды вперемешку с древесной щепкой. Тем временем, Трикси уже вытащила наружу Дью, внешне с пегаской было все в порядке, но безумный взгляд в никуда и учащенное дыхание не сулили ничего хорошего.

— Укуси меня Селестия… Что с ними?

— Трикси собиралась спросить именно это — раздраженно отозвалась единорог.

Саншайн ничего не ответила, лишь молча привалилась к стене, Трикси, в общем, и не ждала ответа, синяя пони снова скрылась за углом, а вскоре вернулась с ведром воды и опрокинула его на Дью.

Рокада-4, База "Ромэо", сектор 17.08, 08.06.2354, раннее утро.

На утреннем разводе Финчу пришлось немного расстроить новостями своих пилотов.

— Мне придется ненадолго покинуть вас, парни, начальство придумало для меня задание поинтереснее. Уэллч, принимай звено, работы у тебя сейчас будет навалом, не облажайся.

— Есть, сэр.

— Первый лейтенант Дейл!

— Я!

— Ты летишь со мной, через два часа инструктаж.

— Понял.

— Вопросы у кого-нибудь есть?

— Когда вас ждать обратно? — спросил Мостел.

— Соскучиться не успеете — это я вам гарантирую. И смотрите у меня, без выпендрежа! Уэллч, тем, кто начнет дурака валять, спускать штаны без всякого сожаления, я лично выражу им соболезнования когда вернусь.

По строю прокатился смешок, никто и не собирался ронять честь звена, и угрозу можно было бы расценить как шутку, но Финч был абсолютно серьезен.

— Что ж, если всем все понятно, то на этом закончим, р-разойдись!

Строй дрогнул и рассыпался, трое пилотов потянулись к выходу, остались только Уэллч и Дейл.

— Какие-нибудь особые указания будут? — поинтересовался Уэллч.

— Особые?… — повторил Кайл, почесав затылок — Пожалуй, нет. Здесь пока ничего грандиозного не намечается, а к штурму южной цитадели я наверняка успею вернуться, так что просто береги себя и парней.

— Постараюсь, сэр — улыбнулся пилот — Удачи вам там.

— И тебе.

Уэллч кивнул и пошел на выход, Финч проводил его взглядом, в который раз поблагодарив судьбу за такого заместителя: в небе Уэллч был асом, он отменно умел управлять в бою как маленькой группой, так и всем звеном, и что самое главное — он как-то особенно влиял на людей, Уэллч перед каждым вылетом был уверен, что враги непременно будут падать на землю как перезревшие плоды, и эта уверенность передавалась остальным. По счету сбитой техники противника звено Эхо опережало почти всех, лишь майор Скотт мог соперничать с ними, и Финч считал, что именно за счет боевого духа его звено достигло таких успехов.

— Могу я узнать, что конкретно нам предстоит сделать, сэр? — вывел Кайла из размышлений голос Дейла.

— Все подробности узнаешь на инструктаже, Зак, пока что просто проверь свой истребитель. Сверху до низу, в первую очередь топливо, боезапас и связь.

— Сделаю — кивнул Зак и тоже отправился к выходу.

Кайл прикрыл глаза и вздохнул. Его выбор не был случайным, Зак Дейл имел особенную репутацию, велианцы отняли у него почти все. Когда-то с Финчем поделились одной мудростью: "Очень легко найти то, ради чего можно умереть, гораздо труднее найти что-то, ради чего стоит жить", Дейл лишился всего, ради чего он жил. Проклятая война отобрала у этого пилота братьев, любимую девушку и обоих родителей. С тех пор служба стала для него не долгом, а удобной причиной убить побольше велианцев. Он шел на боевые вылеты не сражаться за Федерацию, а мстить. Самое удивительное было то, что Дейл как-то смог сохранить рассудок после всех ударов судьбы, он не стал одержимым одной лишь местью, не стал агрессивным, не потерял самообладания, он просто тихо умер в душе. Зак превратился из солдата в убийцу, дисциплинированного и управляемого убийцу, Кайл хорошо понимал, что сильно рискует, подписавшись на эту разведку, и именно поэтому он выбрал Дейла, парню уже нечего терять, да и сблизиться он ни с кем так и не смог. Предсказуемое поведение: когда теряешь всех, кто тебе дорог, страх заставляет отдаляться от других людей, чтобы нельзя было потерять и их.

Брифинг оказался коротким, Кайл получил кучу расплывчатых указаний и рекомендаций, после чего немедленно отправился готовиться к взлету. Вкратце, задача была довольно простая: отыскать велианскую группировку и выяснить, чем они там занимаются. В бой не вступать, желательно вообще не светиться, в контакт с местным населением, если оно там вообще будет, вступать по своему усмотрению. Самое главное — найти способ вернуться обратно, живыми.

Пара бодреньких истребителей "Циклон" были в полной готовности, служба технического обеспечения постаралась на славу, самое интересное было спрятано за сидением. Стандартный набор для выживания при экстренной посадке на незнакомой местности был заменен на этакий набор спецназера. Автоматическая винтовка, гранаты, адаптивный камуфляж, приборы бесшумной стрельбы для пистолетов, в общем, теперь два пилота могут очень быстро обернуться двумя солдатами. Способностей у них было конечно меньше, чем у пехоты, но все нормативы по боевой подготовке Кайл сдавал на "хорошо", и его подчиненные тоже.

Спустя еще час, Финч и Дейл покинули базу. По пути к пещере никаких неожиданностей не ожидалось, как раз сейчас войска проводили сразу две операции, так что велианцы вряд ли вообще заметят два истребителя, летящих по своим делам. Кайл внезапно вспомнил, что так и не написал письмо жене и мысленно обругал себя, чертова служба, умудриться сделать такую кучу дел и начисто забыть самое главное… Бортовой компьютер тихонько пискнул, когда звено прошло предпоследнюю навигационную точку.

— База, это Эхо-1, вышли на финишную прямую.

— Эхо-1, это База "Ромэо", удачи парни, командир на вас надеется.

— Все сделаем в лучшем виде, сэр — пообещал Кайл — привезти вам что-нибудь с той стороны?

— Захваченный велианский авианосец, если благородный дон не побрезгует замарать руки — съязвил Касаев — заканчивай трепаться, Финч.

Кайл улыбнулся и переключил частоту.

— Эхо-7, провести последнюю проверку, доклад по готовности.

— Все системы в норме, сэр, давно техники так не выкладывались.

— Это точно, всегда бы им быть такими усердными… — Кайл подключился к каналу инженеров, которые колдовали с порталом — Это Эхо, готовы принять гостей?

— Ждем с нетерпением — отозвались они — Давайте побыстрее, мы из-за вас завтрак пропустили.

— Ничего-ничего, наедитесь когда победим — пообещал пилот.

Машины опустились ниже, едва не касаясь земли, и влетели в огромную пещеру. Теперь, когда Кайл мог видеть ее собственными глазами, он не смог сдержать удивленного возгласа, такая просторная, и так ловко спрятанная, велианцы просто превзошли себя. Внутри находились врата Нуль-Т портала, вокруг которых суетилась группа техников, Кайл медленно сбавил скорость и остановил истребитель недалеко от установки.

— Это Эхо, мы готовы и ждем команды.

— Хорошо, Эхо, запуск через минуту.