Автор рисунка: aJVL
Глава V. Решения в отчаянии Глава VII. Пересечение параллелей

Глава VI. Из огня да в полымя

Ты никогда не найдешь во врагах то,

чего не нашел в друзьях.

Старсвирл Бородатый, "Книга Гармонии"

Сухой, гулкий кашель разорвал густую тишину тоннеля, пробежавшись по нему нагловатым эхом. Михаил, испугавшись изданного собой же звука, замер на секунду, дождавшись, пока он затихнет, и продолжил движение по окутанному зеленоватым дымом тоннелю, значительно щуря глаза.

Уже раз десять он, наверное, успел пожалеть о том, что не свернул тогда назад и не принялся спокойно искать остатки дирижабля. Когда пришла в голову ему идея идти дальше, он руководствовался теми мотивами, что он мог бы выяснить что-то полезное и доложить потом кому-нибудь. В общем, что-то очень и очень смутное. Да и в принципе кого тут обманывать, не обошлось и без элементарного любопытства.

Теперь уж что, теперь уж назад пути нет — клубка путеводного он за собой не разматывал, хотя, можно было бы сориентироваться по его собственным следам. Но и их, к великой досаде, разглядеть не представлялось возможным в этом удручающем мраке.

Вдруг мелькнуло в тумане нечто зеленоватое. Как будто какой-то кристалл отразил солнечный свет, и тот сквозь дымовую завесу показался изумрудным.

Но нет, вслед за этой приглушенной вспышкой последовало еще несколько, причем в какой-то, судя по всему, закономерности, и вроде бы вдоль невидимой горизонтальной линии.

Раз, раз, четыре, два, три. Раз, раз, четыре, два, три. Раз, раз, четыре...

Пегас начал неуверенно пятиться назад.

...Четыре, два, три.

Заднее копыто чуть не провалилось в какую-то яму, которой, похоже, раньше не было, переднее копыто вступило во что-то холодное и скользкое, и больше не сделало ни одного шага.

Михаил начал панически вырывать копыто из жутко неприятной субстанции, пока та уже обхватила его колено и начала ползти к шее. Вторым копытом он тщетно пытался избавиться от слизи, задняя часть его тела съезжала вместе с осыпающейся землей в какую-то расщелину, задними же копытами он начал с невероятной энергичностью предпринимать попытки взобраться вверх, на твердую поверхность, тут же поднялись крылья и начали рвать пегаса вверх, но все та же ужасная слизь затянула ему рот и нос, образуя непроницаемую пленку, и понь почти мгновенно потерял сознание, задохнувшийся в вездесущей ядовитой вони.

— Идеа-а-ально! — пропел странный, жутко неестественный голос. — Первый уже забрел в наши сети, простите за такой каламбур, скоро и следующие заявятся.

Голос приблизился к пегасу, и прошептанная почти на ухо фраза заставила его вздрогнуть:

— Кто ты у нас, голубчик? Красный? Может, бандит какой-то? А может и имперец?

Пегас напрягся, ощутив вселяющее ужас дыхание за своей спиной, и понял, что не может сделать ни единого движения, и рот его заклеен все тем же, попытки открыть глаза не увенчались успехом, свободными чувствовались лишь уши и нос — и то хорошо.

— О, прости, я забыла, — в голосе чувствовалась банальная, но едкая ирония, — Ты же не можешь слова сказать. Охо, да ты даже меня и не видишь! Какая досада. Ну ничего, я думаю, переживешь.

Михаил злобно фыркнул.

— Аха, а что значит вот эта метка у тебя на крупу? Медведь? Хм-м, давай-ка подумаем. Ты дрессировщик медведей? Нет, маловероятно. Может, косолап также, как он? Возможно, но не думаю. Скорее, ты сражаешься так же яростно, как этот грозный зверь?

Голос стал притворно (притворно ли?) нежным и уже не чувствовался так близко и не заставлял дрожать от его неестественности.

— Да, пожалуй, этот вариант мне больше всего нравится. Остановимся на нем. Не-ет, я не могу выдерживать, мне так хочется узнать, что ты за птица.

Холодная слизь, затянувшая челюсть, вдруг потеплела и как будто растаяла — из пегаса тут же вырвался отчаянный выдох, и в течение еще половины минуты он пытался отдышаться, и лишь потом угрюмо произнес сквозь зубы:

— Сталлионградец я. Бортовой механик.

— У-у-у... Серьезный понь, я смотрю. Да и сердитый вон какой. Ну ничего, сейчас мы тебя развеселим.

Миша вдруг почувствовал холодное копыто на своем подбородке, которое, проскользя по шее, раздвигая слизь, обогнуло живот и там на секунду остановилось, а затем отольнуло — раздался издевательский смешок.

— Ну, мне пора. Не скучай тут, голубчик, подумай о чем-то хорошем, а у меня есть кое-какие дела.

И он остался наедине с тишиной, тяжело и обреченно дыша.

* * *

Александер вошел в раж, отстукивая бодрую, сымпровизированную им же мелодию обоими копытами по столу, пока в дверь кабинета учтиво не постучали. Офицер тут же спохватился, зачем-то нервно спрятал копыта под стол, а потом снова положил их на изучаемые им бумаги.

— Войдите, открыто.

Дверь отворилась, и из-за нее показалась знакомая физиономия Маркда.

— Товарищ генерал-майор.

— Товарищ генерал-лейтенант.

— Присаживайся, — улыбнувшись, предложил товарищу Сильверхуф.

Тот расслабленно, но осторожно расположился на широком кресле напротив кабинетного стола.

— Что с ответом с высот?

— Пришел. Разрешили.

Лицо Маркда расплылось в радостной улыбке:

— Поздравляю! План действительно был составлен с талантом, можно было бы ошень удивиться, если бы его не приняли.

И жеребец протянул другу копыто через стол. Пожав их друг другу, они вновь разлеглись на креслах поудобнее в беззаботных позах.

— Кстати, вот еще. В ответной телеграмме говорилось, что они планируют расходовать еще минимум два судна на организацию поисковой операции "НОВы"?

Александер прикусил губу.

— В общем-то, нет.

— Ну так вот. Ну как, минимум два судна, от двух до четырех, скорее всего три, по обстоятельствам. Довольно рисковая затея, как по мне, так как в Сталлионградском гарнизоне остается только дирижаблей одиннадцать-тринадцать, если имперцы каким-то образом проведут мощный флот к городу, очень проблематично будет отражать атаку, хотя зенитные батареи Тесла могут стать неплохим подспорьем в случае подобной затруднительной ситуации.

— Именно. Мне многие решения генштаба казались необдуманными, скорее всего, это из-за того, что у меня на все бывают свои планы, — жеребец усмехнулся, — им виднее, опыта у них больше, как стратегического, так и обыкновенного жизненного, наверное.

— Может, дружище, ты и прав, но мне не судить о решениях ни твоих, ни генштабовских, так же, как и в принципе ты не должен судить о генштабовских. Такие вот дела.

Повисла неловкая пауза. Сильверхуф решил прервать ее, попросив в приемник чайку. Отпустив кнопку вызова, он проговорил, непонятно, Маркду или самому себе:

— Остается только ждать битвы.

Его собеседнику оставалось только кивнуть.

Еще пару минут они сидели в ожидании чая, в практически полной тишине, только изредка за дверью можно было услышать торопливый топот чьих-то деловых копыт. Наконец в дверь постучали, и уже успевший заскучать Алекс разрешил войти.

Он слегка удивился, когда вместо ожидаемой постоянно смущенной Нюровой кобылковой мордочки он увидел грузную морду генерала Штормайса.

— Товарищ генерал-лейтенант, товарищ генерал-майор?

Отсалютовав, он спешно вбежал в кабинет и закрыл за собой дверь.

— Сейчас у нас действительно проблемы. Теперь точно стало понятно — воевать мы будем на два фронта.

У обоих усевшихся на креслах офицеров брови, как по команде, взъехали на лоб, а потом, к большому для себя удивлению, хором проговорили:

— Что вы имеете в виду?

— Имперцы и дыркокопытные. Насекомые уже начали крупномасштабное наступление на недавно обнаружившийся Штормград, мне было поручено командовать оборонительными войсками по случаю пропажи без вести полковника Градуанта. От вас сейчас требуется все силы направить на укрепление и организацию войск, предназначенных для атаки столичной Эквестрии, начало военных действий будет оттянуто на максимально долгий срок вперед.

— Час от часу не легче.

— Ох-х-х...

— Значит так. Давайте сразу отбросим все охи-вздохи и примемся за дело. Вас, товарищ генерал, как понял, отправят прямо в Штормград?

— Почти. Командный офицерский дирижабль, генштаб поднимает еще несколько суден из гарнизона — такое ощущение, что они вообще их не жалеют.

— То есть остается, получается, около восьми дирижаблей?

— На самом деле, всего три судна направляются в сторону летающего города, включая мой флагман. Хотя да, выходит, что около восьми.

— Пожалуй, обойдемся без очередного разговора про безответственность генштаба и займемся все-таки тем, чем нам следует занятся.

— Да, конечно. Ладненько, мне следует спешить, желаю вам удачи, товарищи. Надежда на нас и только на нас.

— И вам удачи, товарищ генерал.

— Удачи.

Дверь захлопнулась, и офицеры подняли глаза на карту.

* * *

— Скай? Ты?!

— Скарлет! Какие морды!

— Братец ты мой ненаглядный, где тебя носило?

— Хотелось бы знать, ох как хотелось бы.

— А если серьезно?

— А если серьезно, то после миссии с катушкой я отправился к Скут в Гайарха... Хыхы, простите, Штормград, и внезапно красные заявились и замяли тут все под себя. Но нам-то что, мы в сторонке, никого не трогаем, нам лишь бы денюжек на пропитание да какого-нибудь приключения. Потом бандюганы взбунтовались, заявилась Дэш, мы смылись под шумок... Ну, под шумок, который мы сами же и навели. Кто знал, что после этой просто гениальной идеи залягачить тройной Звуковой Удар Гайархаффен снесет аж в Эппалузу. Ну а теперь дырчатые налетели откуда ни возьмись вдобавок ко всей этой суматохе, ну и потом внезапно отступили, я сразу решил найти товарищей, с кем наемничал, знал, что вы где-то тут тусуетесь. И вот даже тебя, сестришка, встретил.

Пегаска с великолепной пурпурной гривой издала смешок и не выдержав, набросилась на брата в объятиях. Тот с неловкой улыбкой похлопал ее по спине и отпустил.

— А где же остальные ребята?

— Да там же, за антенной.

Как многие уже наверняка догадались, огнегривый пегас был независимым наемником, работавшим на того, кто заплатит хорошие деньги, а не на того, чья идеология была ближе. Многим же может показаться, что подобное занятие может подвергаться презрению со стороны обыкновенных поней, мол, сначала за одних, а завтра уже за других — и правда, со стороны это правда как-то аморально. Но нет, к великому удивлению многих, эта профессия, если можно так выразиться, обычно становиться причиной уважения и даже какого-то страха — вот наемник работает с тобой на одном задании, подчиняясь одному и тому же приказу, а завтра он уже готов прирезать тебя на месте, не задумываясь.

Скайберн был очень противоречивой личностью — почти любой наемник должен быть привычно хладнокровным, ни от кого не зависящим и практичным во всем абсолютно, до каждой мелочи. Но Скай совмещал в себе все вышеперечисленные качества, при этом всегда готовый поддержать товарища в бою и любимого человека в трудной ситуации. Да и больше как-то получалось, что работал он на сталлионградцев, изредка разве что выполняя какие-то мелкие (по сравнению с масштабом операций, назначаемых красными) поручения бандитских группировок. И так вышло, что здесь он завел постоянных друзей, даже командование условно присвоило ему звание старшины в войсках Сталлионграда.

Со Скуталу он познакомился именно на Гайархаффене, во время выполнения разведывательного задания, назначенного имперцами. Суть его заключалась в осмотре общей ситуации, но неважно — да и в общем-то, тема знакомства как-то тоже не слишком занимательна — познакимились будущие влюбленные в обыкновенном баре из тысячи таких в летающем городе.

А Шейк Скарлет, или просто Скарлет была родной сестрой Скайберна, также попробовавшая себя в деле наемничества, но почти тут же примкнувшая к сталлионградцам. Одной из причин того, что ее брат предпочитал коммунистов как наемник, было именно то, что он хотел подольше времени проводить с сестрой. А она, к слову, примкнула к ним именно в первую очередь из-за идеологии — как же в таком возрасте у пегаса не иметь идей с уклоном влево? Будучи энергичной и жаждущей перемен с детства, она почти сразу же согласилась перейти на сторону Сталлионграда, особенно после разговора с одним из патриотически настроенных солдат на втором же задании.

— А Мишка где?

— Его отправили на "НОВу" в качестве одного из поней в составе обслуживающего персонала, а она, в свою очередь, сейчас неизвестно где. Один ускоренный крейсер и одно поисковое судно, по-моему, отправили на поиски этого чуда.

Скайберн вздохнул.

— Досадно. Очень надеюсь, что с ним все хорошо будет.

— Я тоже, братец.

После неловкой паузы кобылка предложила брату все же присесть к шумной компании знакомых морд и забыть на время о всех намедневных заботах. Тот все же согласился.

Говорили воссоединившиеся друзья о пустяках, в сущности. Обсуждали произошедшие с ними выделяющиеся из серых будней события, рассказывали о новых знакомых. Но рано или поздно речь пошла о дальнейшей судьбе Эквестрии, и всего того мира, что они знали до этого.

Кто-то рассказывал, что видел, будучи за Хребтом, огромные военные флоты Империи, направляющиеся на восток.

— Очевидно, войны не избежать — остается лишь принимать какую-то сторону и сражаться — третьего варианта нет. Разбойников уже всех чуть ли не истребили, хотя... Разбойники, коммунисты, имперцы — какая разница? Все хороши. Одним деньги через свободу, другим власть через справедливость, третьим полная повинность во всем. Да вот и насекомые эти еще налетели — а что им? Увидели, что крупные птицы грызутся, так и решили отхватить хлебную крошку, пока они поглощены борьбой за нее.

Собеседники задумались.

— Нет, тут ты не прав. Дырчатых с мелкой птичкой сравнивать нельзя, как всех остальных с большими. Перевертышей вон сколько — в тот раз они могли бы запросто заглотить всю страну, если бы их предводительница ответственней к делу подошла.

— Но сейчас-то мы в технологическом плане развились, а им некуда развиваться — у них как была тактика налетать кучами побольше, так и осталась. Разве что какие-то новые твари могли выродиться, но я пока ничего шокирующего в их стратегии не заметил.

— Не без этого.

В этот момент вроде бы нашедший свое русло разговор был прерван строгим, но весело настроенным офицером, вышедшим из-за угла.

— А ну-ка хватит тут прохлаждаться и быстренько занимаем свои позиции. Дырявые снова на подходе.

— Будет сделано, товарищ подполковник!

— Скайберн, ты как?

— Буду сражаться вместе с вами. Не бежать же мне?

— Молодец! Отлично! Я так и знал. Вперед, друзья! За мир!

Скарлет, Скай и еще отряд пегасов вооружили себя наспинными симметричными пулеметами и расположились неподалеку, за бетонными блоками. Зажжужали электрические установки, подтянулись несколько крупнокалиберных орудий. Параллельно с треском боевых катушек вдруг отчетливо стал слышен треск прозрачных крыльев.

Только вот источника этого звука не было видно. А сам становился все громче и четче... И с какой стороны?!

Когда громкость этого звука достигла своего апогея, вдруг солдаты почувствовали какую-то вибрацию в полу, в следующий же момент пол будто взорвался, выплескивая вверх ошметки облакобетона вперемешку с кислотно-зеленым пламенем. Когда ослепленные и оглушенные бойцы пришли в себя, они узрели ужасающую картину: сотни, тысячи черных существ едиными потоками вырывались из дымящихся дыр в полу, устремляясь вверх и буквально закрывая солнце своим многотысячным роем, который, казалось, тянулся до горизонта.

— Огонь!!

Яростный крик едва пробился сквозь оглушающий гул крыльев, и заговорили зенитные пушки — в черных рядах начали появляться просветы, но чейнджлинги тут же спохватились, и единым целым ринулись к земле.

Когда до роя оставалось фактически несколько метров, вдруг разразился гром, и несколько голубых молний пронзили промежуток между тварями и пони внизу — мощный силовой удар разорвал строй перевертышей посередине — они градом посыпались на пыльный бетон.

Но это была лишь их малая часть. Еще не менее сотни висело в воздухе, перегруппировываясь и готовясь к новой атаке.

— Пегасы, в воздух!!

В небо, затянутое черной пеленой монстров, взмыли несколько стремительных силуэтов, которые тут же проделали виртуозный вираж и как только выпрямились в воздухе, открыли беспощадный огонь из пулеметов по рою — твари одна за другой начали падать на тела своих погибших собратьев.

— Пегасы, на землю! Тесла, заря-жай!!

Воздух внезапно заметно завибрировал. У солдат в воздухе грива встала дыбом. Тут три заряда, мгновенно вырвавшись с вершин установок, слились в одну сметающую все на своем пути молнию, что в одну секунду устремилась в сторону оставшихся перевертышей.

С неба посыпался пепел.

Битва была выиграна.

— Не расслабляться, это еще не все! Перегруппироваться, затянуть дыры в облаках!

Но лишь битва.

* * *

— Слушайте, мэм, что там у нас прямо по курсу? В лесу вроде развалина какая-то. Вроде остова дирижабля, но уж больно большая эта штуковина.

— Ну-ка, дай взгляну.

— Угу, держите бинокль, мэм.

Дэш поднесла оптику к глазам и прищурилась.

— Ага, вижу. Полный вперед!

— Есть, мэм!

Военным министерством была организована операция по наискорейшему укреплению положения Империи в текущей осложненной ситуации. Вокруг Кантерлота, как по орбите, теперь регулярно циркулировали охранные суда, сторожа небо столичной Эквестрии, прежде всего ставки делали на разведывательные операции, поскольку Империя долгое время была не в курсе происходящего вокруг, и теперь правительство спохватилось, стараясь заполучить как можно больше информации.

Стало известно о готовящемся повторном вторжении чейнджлингов — удобство состояло в том, что и сталлионградцы, и насекомые могли напасть исключительно с востока, со стороны Хребта — не приходится растягивать войска по всему периметру границы.

Рэйнбоу Дэш, как пони, заслуживающую доверия, назначили на контроль за проведением разведывательной миссии в окрестностях межгорной долины, чтобы в случае чего как можно скорее передать информацию о вторгающемся противнике. Она, конечно, взяла с собой и Скут — воссоединившиеся подруги теперь старались проводить как можно больше времени вместе. У них всегда находились темы для разговоров, и во всем полете не было ни одного такого момента, чтобы хоть кто-то одна из них заскучала. В общем, забыв о глобальных и грядущих проблемах, они весело проводили время.

Да и всему экипажу судна, в общем-то, передалось вот это хорошее настроение. Но Дэш, служившая в элитных боевых летных частях уже несколько лет, не забывала все же об ответственности и не позволяла находящимся на дирижабле слишком расслабляться.

В целом, никого не волновал долгий путь и, казалось бы, рутинное занятие по осмотру некоего отрезка границы, хотя пони на воздушными корабле все же в последнее время начали скучать.

И вот, наконец, принялось происходить что-то интересное.

Когда корабль приблизился к остову, Рэйнбоу смогла поближе разглядеть его.

Это был действительно огромный по сравнению с обыкновенным судном, даже военным, каркас дирижабля — среди обломков можно было заметить кусок будто случайно разбившейся тарелки, только исполинской и металлически серой. Хотя дирижабль действительно был разбившимся, во всей конструкции как будто бы наблюдалась некая закономерность и симметричность — такое ощущение, что кто-то специально уронил судно на землю именно так, как ему захотелось.

Остов был на самом деле огромный.

* * *

— Оно заработало! Оно работает!

— Заряжай!

Генератор осветил все помещение ярко-голубым светом и раскрутился, выплескивая снопы искр.

Ослепляющая волна молниеносно прошлась по тихим коридорам.

* * *

— Мэм!!

— Какого черта?!

На месте еле дымящегося остова вдруг из-под некой яркой, слепящей волны появился полноценный дирижабль, сравнимый по размерам именно с каркасом, и тут же начал стремительно подниматься над лесом.

— Назад! Назад, говорю!!

С трудом вышедший из ступора рулевой грубо дернул рычаг, и все судно дернулось слегка вперед, потом резко назад и двинулось в том направлении — весь экипаж чуть не попадал с копыт.

Появившийся абсолютно непонятно откуда дирижабль поровнялся с имперским судном и запустил в их сторону похожую волну, которая двигалась к нему с ужасающей скоростью.

— Наза-а-ад!!!

В тот же момент поисковое судно бесследно исчезло, а неизвестный корабль невозмутимо висел на месте.

* * *

Твайлайт чуть не упала на блестящую разноцветную плитку, которой был вымощен пол, когда увидела за окном своего дворца, во дворе целый поисковой крейсер в натуральную величину.

Еще больше она удивилась, когда со стороны его мостика вылетела ошеломленная Рэйнбоу и, в панике оглядевшись, направилась прямо к окнам дворца. Заметив Твай в одном из них, она тут же ринулась к балкону, распахнула приоткрытую дверь и, чуть не споткнувшись о цветастый кафель, подбежала к аликорну.

— Твай-.. ...-лайт... какого... сена... Уфф!..

— Рэйнбоу, что ты здесь делаешь? Что вообще происходит?!

— Покажи... мне... своего... военного... уф!.. министра... уф!.. Срочно!..