Лучший Вариант Жизни

Что идёт не так, когда всё нормально?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Осень в небе

Один день из жизни двух очень разных и очень похожих по-своему пони. Лёгкий шиппинг и осень.

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

История камня

Поняши гуляют.

Другие пони

Игрушка Трикси.

Я не собираюсь копировать фанфик о Свитти Бель. Начну. Маленькая поняшка решила пойти к Трикси...там всё и начинается...

Эплджек Эплблум Трикси, Великая и Могучая Бабс Сид

Время пони

Объединившись, мы можем всё.

Другие пони ОС - пони

In Young Pony’s Life…

Твайлайт получает незаказанную книгу и жажда новых знаний приводит её к неожиданным результатам.

Твайлайт Спаркл Спайк

Всякое случается

Рейнбоу Дэш застаёт Твайлайт за размышлениями о собственном существовании.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Другие пони Дискорд

Защитник

Твой долг, встать и идти. Даже когда тяжело и больно. Встань на копыта, подними голову! Ты жеребец - твой долг защищать всех пони до последнего вздоха.

Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Новый год в бане

Решили с другом написать клопфик. Поупарывавшись четверо суток, всё таки доделали. Собствеено, к поням клопфик относится исключительно тем, что одним из действующих лиц является Хомэйдж. Угу, именно диджей из ФО:Э. И дабы никто не путался, Хамуро - не сталкер, который в том же ФоЕ бегает, а простой парень, у которого живет Хомэйдж.

Другие пони ОС - пони Человеки

Настоящее сокровище

Очередной будничный день превращается в удивительное приключение.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Автор рисунка: Siansaar
Глава 2

Глава 3

Большое спасибо табунчанам: SkuzlBuTt, MirthBlaze, evilpony и Akvinikym за помощь с вычиткой.

– Что ж, вот мы и услышали истории Рарити, Твайлайт, Рэйнбоу Дэш и Пинки Пай, – с улыбкой подытожила Принцесса Луна и сделала пару пометок в своём блокноте. – Остались Флаттершай и Эпплджек. – Она взглянула на противоположный конец стола, туда, где сидел единственный пони, кто бы мог рассказать об этом. – Биг Макинтош, не будешь ли ты так любезен поведать нам заключительную часть этой увлекательной истории?

– Для вас может быть и увлекательной, – пробормотала себе под нос Рэйнбоу Дэш и напоролась на строгий взгляд Твайлайт.

Макинтош сполз вниз по стулу, тщась стать незаметным. Он отлично понимал, что спрятать своё массивное тело ему не удастся, но всё равно отчаянно желал хотя бы попытаться.

– Макинтош, дорогой, тут нечего стесняться, – попыталась успокоить его Рарити. – Просто расскажи нам всё, что случилось вчера.

– Эм… ну… – Он глубоко вздохнул и сел прямо. – Я проводил Флаттершай до её избушки, доставил ЭйДжей до дому и уложил её в кровать, потом сам отправился спать. И, в общем-то, это как бы всё почти, что надысь было. – Он широко улыбнулся, надеясь, что этого будет достаточно.

Попытка Биг Мака увенчалась примерно таким же успехом, как эксперимент Твайлайт с самоприготавливающимися яйцами. Спайк потом ещё очень долго мучился невротическими приступами всякий раз, когда натыкался в поваренной книге на что-нибудь о яйцах.

Эпплджек с негодованием уставилась на брата.

– Смотрите-ка на него, врёт и не краснеет! Уж я-то завсегда распознаю, говоришь ты правду или нет.

– Я не вру! – возмущённо ответил он. – На самом деле все так и было.

– Ага-ага, но ты немножечко упустил детали.

– А они не так уж и важны.

– Я тебя умоляю, Биг Мак, – раздражённо вмешалась Рэйнбоу Дэш, – кончай дурить, рассказывай уже!

– Да, Маки, – вставила слово Пинки, – мы слышали, что случилось со всеми, не может же быть у тебя чего-нибудь такого страшного. То есть, если ты, конечно, не зажёг Тонкоструйное Озеро или типа того, но ты же не настолько глуп!

– Не говоря о том, что это просто физически невозможно, – категорически заявила Твайлайт.

– Нет-нет-нет, ничего такого плохого не было. – Макинтош заметно занервничал, когда попытался объясниться. – Но… Всё это было так, что я бы не хотел…

– Макинтош?

Он съёжился от звуков этого тихого голоса и замолчал.

Флаттершай жалобно взглянула на него.

– Не мог бы ты рассказать нам всё, пожалуйста? Я… Мне бы очень хотелось узнать, как всё было.

“…Во имя всего святого, должен же быть закон, запрещающий использовать взгляд этих глаз в мирное время!”

Последние остатки силы воли вышли из жеребца вместе с обречённым вздохом. Неохотно он пустился в рассказ о прошлой ночи с момента "разговора" Флаттершай с вышибалой бара.

– …Я имею в виду, это, наверное, очень скучно стоять себе здесь всё время. Ведь вы ни с кем пообщаться не можете, кроме тех пони, что пропускаете внутрь. Но ведь и с ними вы даже толком поговорить не успеваете. Наверное, поэтому вы даже не улыбаетесь? Или вы просто хотите казаться брутальней. Да, полагаю, вы определённо выглядите крутым. Это, наверно, очень полезно в вашей работе, чтобы всякие малолетние пони не пытались пройти внутрь…

Макинтош слушал этот словесный поток и удивлённо покачивал головой. Наверное Флаттершай случайно выпила из чужого стакана, или как-то так. Ну не может же пони страдать такой непереносимостью алкоголя, чтобы настолько охмелеть с полбутылки пусть даже и крепкого, но всего лишь сидра! Конечно, если б это был особый замес по рецепту Бабули Смит, что хранится в подвале на ферме Эпплов, и который можно поставить в один ряд со "взрывоопасными материалами", тогда бы да… Но ведь Флатти пила сваренный на продажу дядин сидр, который уж точно никогда не содержал в себе ничего сверх особо забористого.

Из размышлений его вывел взгляд вышибалы. Бедняга пятился, пока не упёрся в стену, но на каждый его шаг назад не в меру болтливая пегаска отвечала непроизвольным шагом вперёд, не прекращая при этом ни на секунду своего монолога. Макинтош решил наконец вмешаться:

– Кхм, мисс Шай?

Флаттершай остановилась на полуслове и перевела взгляд на заговорившего с ней жеребца.

– Да, Биг Макинтош?

– Рарити попросила меня проводить вас до дому, а уже довольно поздно. Вот.

– Ой, спасибочки большое, Макинтош, это так мило с твоей стороны. Эйнджел, наверное, уже волнуется за меня. Так что… да. Мы должны идти прямо сейчас. – Она помахала вышибале. – Спасибочки за приятную беседу, господин вышибала, было так мило с вами поболтать.

Когда они развернулись, чтобы уйти, Макинтош мог поклясться, что услышал, как вышибала возблагодарил Селестию. Они двинулись по улице в направлении фермы Сладкое Яблоко. Макинтош напомнил себе, что после моста через Тонкоструйный Ручей, нужно будет свернуть в сторону домика Флаттершай. Захмелевшая пегаска рысила рядом и увлечённо болтала о том, как весело она провела время.

– Знаешь, мне поначалу не показалось, что идея выпить с друзьями, так уж хороша. А ты выпиваешь, Макинтош?

– Только сидр, мисс Шай. Ликёр или виски мне как-то не очень.

– Тебе не нужно обращаться ко мне "мисс", – хихикнула пегаска, – ты можешь звать меня просто Флаттершай. Ну, Пинки иногда называет меня "Флаттерс", а Эпплджек и Рэйнбоу – "Шай", иногда. Но большинство пони просто говорят "Флаттершай".

– Хорошо, Флаттершай. – Он не смог сдержать лёгкой ухмылки. – Не могу сказать, что я часто выбираюсь выпить. Меня это как-то не очень-то привлекает. Но опрокинуть кружку-другую хорошего сидра я бываю не прочь. Хотя у меня и не бывает особо-то поводов завалиться в бар.

– А, понимаю. Не думаю, что захочу постоянно околачиваться в таких заведениях, но так… изредка, почему бы нет? Кстати, я не очень глупо выгляжу? Я впервые попробовала что-то крепче сарсапариллы и даже не уверена, что допила свою бутылку. Нет, на вкус оно было очень даже ничего, но я отвлеклась на соревнование Рэйнбоу и Эпплджек и они дали мне одну стопку.

– М-м, это многое объясняет, – пробормотал себе под нос Макинтош.

– Я даже не ожидала, что виски так жжёт, не то чтобы это было больно, но внезапно. И потом он продолжал как бы гореть, пока тёк по горлу и дальше в желудок. – Она хихикнула и взмахнула крыльями. – Но потом в животе стало так тепло и меня наполнило ощущение радости.

Макинтош тряхнул головой, мысленно отмечая себе серьёзно поговорить с Рэйнбоу и Эпплджек. А сейчас он ощутил, что сестра слегка сползла по его спине.

– Флаттершай, не могла ли бы ты подпихнуть ЭйДжей? Кажется, её большая корма перевешивает в сторону.

Флаттершай подавила смешок и обошла жеребца кругом.

– А, вот что ты имеешь в виду, Макинтош. Это невежливо называть твою сестру толстой, но круп у неё действительно крупноват.

– Об чём и речь.

– И вот щас ты решил отыграться на мне за то, что тебя раскрутили на рассказ? – Эпплджек метнула в брата ядовитый взгляд. Макинтош позволил себе лёгкую ухмылку, понимая, что задел сестру за живое.

– Наскока помню, ты говорила, что распознаёшь, когда я вру?

Она прищурилась, уставившись на него, но жеребец ухмылялся как ни в чём не бывало. Наконец её плечи поникли, а взгляд опустился на стол.

– Не друг ты мне больше, – пробормотала фермерша.

– Прости меня, Эпплджек! – вдруг выпалила Флаттершай. – Я не имела в виду, что ты толстая! То есть, я хочу сказать, что не думаю, что я хотела так сказать. Я была пьяна и ничего не помню, но довольно-таки уверена, что не имела в виду ничего такого!

– Флаттершай, дорогая, всё в порядке, – успокоила её Рарити. – Эпплджек просто капризничает с похмелья.

– П-правда? Ну… Ну, ладно.

– Тем не менее, должна отметить, что круп действительно чуть выдаётся в её фигуре.

– Это не так!

– Ага, типа того, что-то есть такое, ЭйДжей, – хихикнула Рэйнбоу Дэш. – Знаешь, я всё гадала, куда деваются все те пироги с оладьями…

– Я. Не. Толстая. – Фермерша затряслась всем телом.

– Сомневаюсь, что это жир, на самом деле. Гораздо более вероятно, что это ты мышцы слегка перекачала, околачивая яблони. Вот и выглядит твоя задняя часть немного объёмисто.

Эпплджек яростно стрельнула взглядом в Твайлайт.

– Вот спасибочки на добром слове.

Рарити подавила смешок.

– Да ладно тебе, дорогая, это вовсе не так плохо. Наоборот! Это придаёт твоим формам пикантный акцент.

– И кроме того, даже если это не мышцы, хорошенько покушать – не самый плохой способ получить большой зад. М-м? – пробубнила Пинки.

– Довольно! – Эпплджек резко встала и поморщилась, потирая висок копытом. – В последний раз говорю, я не толстая! Если вы все так упёрлись, я щас пойду и найду тех, кто думает иначе.

Она прошла в глубь кафе между столиками, пока не наткнулась на двух знакомых жеребцов. Карамель и Лаки Кловер тут же притихли, как только она приблизилась к ним.

– Привет, парни, извините, что прерываю, но у меня есть вопрос к вам.

– Какие проблемы, ЭйДжей! Что у тебя там? – отозвался Лаки Кловер.

Она повернулась к ним в профиль, чтобы они могли лучше рассмотреть её фигуру, особенно круп.

– Я выгляжу толстой?

Нужно отметить, что у любого жеребца имеется врождённое чувство, подсказывающее ему, что нужно бежать прочь со всех копыт, когда он слышит от кобылы некоторые особые вопросы. Эпплджек озвучила чуть ли не самый верхний пункт этого убийственного списка, уступающий разве что только: "Это правда, что она красивее меня?"

Карамель ответил на автомате:

– Ты очень привлекательна и хорошо сложена, ЭйДжей. Правда ведь, Лаки?

– Э-э… не буду врать, мне нравятся большие зады.

Несмотря на своё имя, Лаки не был везучим жеребцом.

Оставшиеся за столом пони следили за оживлённой дискуссией издалека. Внезапно их глаза резко расширились, когда они с содроганием наблюдали реакцию Эпплджек. Луна задумчиво кивнула.

– Впечатляет… очень. Я и не подозревала, что хвостом можно завязать такой сложный узел.

– Бедный Лаки, – скорбно вздохнула Твайлайт. – Надеюсь, он у него ещё отрастёт.

Очень скоро Эпплджек пробралась обратно на своё место. На её раскрасневшейся физиономии застыло очень удручённое выражение. Тишина воцарилась за столом, Спайк и Макинтош в ужасе взирали на несчастье, приключившееся с их собратом-жеребцом.

– Ну?!

Макинтош вздрогнул от резкого тона сестры.

– Так ты собираешься заканчивать историю, или как?

– Ну да, ну да… – Он посмотрел на неё с опаской.

Когда они подходили к мосту, Флаттершай, к счастью, замолчала. Не то чтобы Макинтошу был неприятен её голос – вовсе нет! – но сейчас он наконец смог насладиться безмятежным спокойствием ночи, за что был очень благодарен своей спутнице.

– Макинтош, а ты любишь петь?

– Агась, – вздохнул он с досадой за нарушенную тишину.

– Я очень люблю петь, – призналась Флаттершай. – Это так воодушевляет! Когда поёшь, тебя охватывает страсть и эмоции, и сердце приходит в восторг от радости и умиротворения. Я всегда чувствую себя так спокойно после того как спою. – Пегаска улыбнулась жеребцу. – А ты чувствуешь что-нибудь такое?

Биг Мак кивнул, полагая, что сейчас лучше не спорить.

– Да, иногда.

– О-о, у тебя, должно быть, замечательный голос, споёшь что-нибудь для меня?

Макинтош почувствовал, как от комплимента у него загорелись уши. Он тут же в смущении отвернулся от пегаски.

– А-а… Я бы, пожалуй, не стал, если ты не слишком расстроишься.

Флаттершай поникла головой.

– Э-э, ну, думаю, это не страшно. Х-м… О-о, точно! Ты не против, если я спою?

– Да нет. Не против.

Почти мгновенно Флаттершай принялась вышагивать в определённом ритме, держась при этом рядом с Биг Макинтошем. Жеребец мог поклясться, что видел блеск в глазах пегаски, губы её в этот момент подрагивали в лёгкой улыбке. Она раскрыла рот, и слова полетели в быстром темпе в такт перестуку её копытц.

Это казалось моральной дилеммой по-на-чалу.

Странно было, что я поклялась всё зло ис-требить

Этой чумой, что придёт уничтожить разу-мную жизнь.

Но мне не ясно, как же случилось, что это ты освещаешь мой путь.

Макинтош с удивлением посмотрел на пегаску, а она принялась за припев:

Солнце в зените – символ нового дня.

Птицы поют, что смерть ждёт тебя.

"Вот те раз!" – подумал Макинтош. Услышать от Флаттершай нечто столь агрессивное было, по меньшей мере, странно.

Пегаска остановилась и обратила, наконец, внимание на растерянное выражение Макинтоша. И как ничем не бывало пояснила:

– Это из мьюзикла Доктор Прелестная*, ты разве никогда не слышал?

– Неа, – ответил он и снова зашагал к мосту.

Флаттершай нахмурилась.

– Ну, не очень-то весело петь, если никто не подпевает. – Она ненадолго задумалась и затянула радостным голосом:

Это маленький мир, несмотря ни на что…

Макинтош съёжился.

– О Селестия, только не это, пожалуйста!

– Ладушки, – протянула она с едва заметной досадой. После нескольких секунд раздумий улыбка вновь вспыхнула на её лице, и пегаска принялась распевать, слегка подпрыгивая в такт:

Я так прекрасна.

Да, я прекрасна.

Я остроумна и весела.

Мне жаль всех девчонок, тех кто не я.

Флаттершай прильнула к боку Макинтоша и одарила его улыбкой, выжидая ответной реакции. Однако он был непоколебим. Схватка взглядов продолжалась, пока Биг Мак не испустил обречённый вздох.

– Ла-ла-ла-ла-ла ла ла, ла-ла.

Он опустил голову, а Флаттершай прогарцевала к мосту.

Очаровашка,

Я очаровашка.

Моё обаянье опасный капкан.

Я так прекрасна,

Что сложно поверить,

Что я существую, и я не обман.

Пегаска вскочила на перила моста и уставилась на своё отражение в ручье. Макинтош взирал на происходящее, качая головой.

Видишь девчонку в зеркале ты?

Кто это так привлекает тебя?

Такое милое личико,

Такое милое платье,

Такие милые губки,

Такая милая я-ааааа…

Флаттершай подскользнулась и полетела с перил прямо в воду. Прежде чем она успела ещё что-либо пискнуть, что-то прервало падение. Она так и повисла, почти касаясь воды носом. Её разуму потребовалось некоторое время, чтобы осознать произошедшее. Наконец, она подняла глаза и увидела, что же её удержало: Макинтош, перегнувшись через перила, крепко зажимал её хвост в челюстях. Когда стало понятно, что всё в порядке, он осторожно втянул пегаску обратно на мост и сел, тяжело дыша.

– Перепугала ты меня, сахарок. Пришлось из собственных подков выпрыгивать, чтоб успеть поймать тебя. – Он бросил взгляд через плечо на Эпплджек, которая растянулась на земле у основания моста и не подавала никаких признаков жизни. – Надеюсь, она не слишком рассердится, что её пришлось так кинуть, – пробормотал он.

– Спасибо, что подхватил меня, – пролепетала Флаттершай, заливаясь румянцем. – Но это не было так уж необходимо. Я довольно неплохо плаваю, да и не очень-то тут глубоко.

– Вот именно поэтому поймать тебя было необходимо, – ответил он, подбирая сестру за загривок и вновь закидывая её себе на спину. – Тут воды слишком мало – расшибёшься об дно! Вон какие там камни, ты только глянь.

Флаттершай хлопала глазами и переваривала поступившую информацию, затем опёрлась на перила и взглянула вниз. В тусклом лунном свете можно было различить верхушки довольно больших камней, едва-едва укрываемых водным потоком. Лёгкая дрожь пробежала по её телу – она представила себе, что бы произошло, не ухвати её Биг Мак за хвост. Макинтош медленно подошёл к разволновавшейся пегаске.

– Что-то не так, Флаттершай? – осторожно поинтересовался он. – Я тебе не сделал больно?

Он весьма удивился, когда она бросилась на него и обняла, уткнувшись лицом в грудь. Он просто стоял, неловко замолчав и не зная, что делать, пока Флаттершай не заговорила:

– Спасибо! – искренне сказала она. – Я совсем не подумала… Я даже представить себе не могу, что бы случилось, если бы тебя здесь не было.

Он тепло улыбнулся и обнял её в ответ левой ногой.

– Всё в порядке, сахарок. Я рад, что ты не пострадала.

Пегаска улыбнулась и крепче сжала объятия, чтобы выразить свою признательность. Флаттершай плотно соприкасалась с Биг Маком, и смесь раздразнивших обоняние ароматов заставила её замереть: терпкий тон земли, яблочные оттенки и лёгкие нотки пота – запахи природы и труда. Она чувствовала, как растягиваются его мышцы на груди с каждым вздохом, и вдруг поняла, что это ей нравится. Очень.

– М-м… Ты такой работяга…

Глаза красного земного пони резко распахнулись, когда он почувствовал, как пегаска ластится к его груди. Он отчаянно надеялся, что расслышал её неправильно.

– Кх-м… – легонько кашлянул он. – Флаттершай? Ты что-то сказала?

Пегаска отклонилась назад и посмотрела на него полуприкрытыми от удовольствия глазами. Застенчивая улыбка играла на её губах.

– Тебе кто-нибудь говорил, что у тебя прекрасные зелёные глаза?

Шестерёнки в его мозгах скрипели от натуги, но, к счастью, пришёл он в себя достаточно скоро и взглянул на Флаттершай с тревогой.

– Ага, да. С тобой всё хорошо?

Она подпрыгнула и прощебетала:

– Никогда не было лучше! – Затем прижалась сбоку к Макинтошу, который как раз снова зашагал вперёд, и потёрлась об него, добавив звонким голосом: – Благодаря тебе.

– Да-а, пожалуйста. – Макинтош не был уверен, как правильно реагировать на столь внезапные смены настроения своей спутницы. Вся эта ситуация сбивала с толку: то на Флаттершай напала излишняя болтливость, то желание петь, а вот теперь она явно флиртует. Проблема усугублялась тем, что он не знал её достаточно близко – было ли это нормальным для неё и что с этим делать? Некоторые друзья Эпплджек воистину странные.

Когда они приблизились к развилке дорог, она уставилась на него, хлопая ресницами и страстно улыбаясь.

– Не хочешь взглянуть на мою кьютимарку?

Жеребец остановился и заморгал глазами, силясь расшифровать возможный тайный смысл, скрытый за словами пегаски. Он решил не рисковать… ну, по крайней мере, он надеялся, что не слишком рискует.

– Э-м… Я, вообще-то, уже видел твою кьютимарку.

– О, ты такой шалун! – хихикнула она и прогарцевала прямиком к своему домику.

Шестерёнки в мозгу Макинтоша окончательно переклинились и соскочили с осей. Взирая на её удаляющуюся фигуру, он мог думать лишь об одном:

– Какого сена! Что не так с этой кобылкой, и почему меня это так пугает?

К счастью, идти до домика Флаттершай осталось совсем немного – уже вскоре он должен был показаться. Флаттершай подождала Макинтоша на следующем за развилкой повороте и снова зашагала рядом. Макинтош изо всех сил старался не отвлекаться от дороги, но не мог не замечать ни бросаемых в его сторону знойных взглядов, ни того, как пегаска "случайно" задевает его своими ляжками. Хотя с другой стороны, она была милосердно тиха. Наконец, они добрались до домика. Флаттершай замешкалась на пороге.

– Спасибо большое, что проводил меня до дома и спас чуть раньше, – неожиданно серьёзно сказала она.

Он приглушённо вздохнул, радуясь, что она перестала флиртовать, и улыбнулся.

– Это было несложно. Мы, Эпплы, всегда выручаем друзей и соседей.

Она открыла дверь и улыбнулась… Очень чувственно улыбнулась.

– Может, зайдёшь на рюмочку чая?

Макинтош широко раскрыл рот, одновременно пытаясь понять, что происходит, и удержать под контролем свой рассудок, атакуемый этими зовущими глазами. Он потряс головой, чтобы хоть как-то проветрить мозги и попробовать сформулировать связную мысль.

– Э-э… ну…

Всё не то! Но со второй попытки вышло чуть лучше:

– Я, э-э, не против бы, мисс Флаттершай, – пробормотал он, – но тут такое дело, мне, как бы, ЭйДжей нужно назад на ферму отнести, уже поздно… спать бы надо бы уже… Ага. – Он нервно улыбнулся, надеясь, что сказанного будет достаточно, чтобы удовлетворить пегаску. Но его визави шагнула вперёд, и его улыбка дрогнула.

– О, я уверена, она не стала бы возражать, – промурлыкала Флаттершай. – Кроме того, она же и так уже спит. Так что какая разница, окажется она в постели чуть раньше или чуть позже?

Макинтош ломал себе голову, обдумывая варианты. Какой-то резон в этом, конечно, был: Эпплджек уже спит, так что задержка на пару-другую минут для того, чтобы пегаска смогла проявить гостеприимство, сестрёнке не навредит. Если, конечно, не случится ничего непредвиденного. С другой стороны, если что-нибудь всё же произойдёт… Не хотел бы он навлечь на себя гнев этой пони, известной очень горячим темпераментом. В конце концов, он хотел бы дожить до своего следующего дня рождения. Он обернулся и глянул на Эпплджек. Её тело размеренно покачивалось на каждом вдохе и испускало мирные похрапывания. Приняв решение, Биг Мак повернулся к Флаттершай.

– Мне очень жаль, но она прямо сейчас под моей ответственностью, и я должен доставить её до дома, – размеренно произнёс он.

Пегаска выглядела расстроенной, но всё же улыбнулась.

– О, Макинтош, ты такой хороший брат. Я не буду тогда вас задерживать. Может быть, как-нибудь мы бы всё же могли попить чаёчку вдвоём? С глазу на глаз? Мы могли бы узнать друг друга получше. – Она снова захлопала ресницами, глядя на него.

Он быстро кивнул, полагая, что если он примет приглашение, это поможет разрядить ситуацию.

– Чудесно! – обрадовалась Флаттершай. – Что ж, не буду тогда тебя задерживать.

Волна облегчения захлестнула Макинтоша и он расслабился… Но только для того, чтобы испытать потрясение, когда пегаска поцеловала его в кончик носа.

– Всего лишь маленький намёк на то, что может быть, – шепнула она ему, подмигнула и скрылась за дверью.

Макинтош на автопилоте развернулся и побрёл прочь, не имея в голове ни единой мысли. Через какое-то время, уже на мосту, его разум вновь взял контроль, и до него дошло, что же только что случилось. Он остановился, чтобы привести мысли в порядок.

– ЭйДжей, – пробормотал он. – Вот хотел бы я, чтобы ты прям щас проснулась и объяснила мне, ради всего святого в Эквестрии, как это всё понимать.

~Плюх!~

Макинтош раздражённо выдохнул.

– И вместо ответа ты взяла и свалилась в ручей?

Краем глаза он заметил уносящуюся по течению ковбойскую шляпу.

– Ага. Так и есть.

Сорвавшийся с ветки лист кружил над столом, и его шелест был единственным звуком, доносившимся из той части кафе. Все слушавшие рассказ Макинтоша пони сидели в оцепенении. Эпплджек сверлила брата глазами так яро, что тот опасался появления лишней дырки в своём черепе. Наконец, она отвела взгляд и покачала головой.

– Он не врёт, – заключила она.

– Ой-ё-ё-ё-ё-ё-ё-о-о-ой… – Флаттершай попыталась спрятаться под стол, её глаза бегали из стороны в сторону, а зрачки от ужаса сжались в точку.

– Вау, Шай, должна сказать, я потрясена. Я и не подозревала, какая ты горячая штучка, – заявила Рэйнбоу Дэш, довольно ухмыляясь. И, подмигнув, добавила:

– Высоко метишь, подруга! Сразу самую крупную дичь решила уложить.

Трудно описать словами, как Макинтош благодарил мироздание, ниспославшее ему шкуру красного цвета. Хотя при этом он ощущал сильнейший укол вины, видя, как бедняжка Флаттершай дрожит и заливается краской. Рарити тоже заметила её состояние и тут же заключила пегаску в дружеские объятия.

– Рэйнбоу, постыдись же! – упрекнула Дэш белая единорожка. – Неужели ты не видишь, она сама не своя?! – Она позволила пегаске уткнуться в себя носом. – Всё в порядке, дорогая, ты ведь не сделала ничего такого, о чём стоило бы сожалеть.

Дэш закатила глаза.

– Да ладно тебе, Рарити, я ничего такого не имела в виду. Кстати, Флаттершай, всё, что ты вчера натворила, это шуточки по сравнению с той фигнёй, что я однажды начудила, порядком нализавшись, – попыталась она ободрить подругу. Поймав колкий взгляд Луны, добавила:

– И о чём я не хочу распространяться прямо сейчас.

– Как вам будет угодно, мисс Дэш, – хихикнула Принцесса, – хотя, я уверена, из этого вышел бы увлекательный рассказ. Затем она повернулась к Биг Маку, который уже по большей части взял себя в копыта, и спросила:

– Не желаешь ли что-либо добавить к рассказу, Макинтош?

Он отрицательно покачал головой.

– Дальше я всего лишь донёс ЭйДжей до дома, отмыл её и уложил в постель. Больше ничего не случилось. Клянусь!

Луна кивнула и сделала несколько записей в своём свитке, который значительно вырос в длину.

– Спасибо, Макинтош. Должна сказать, Твайлайт Спаркл, что я нахожу тебя и твоих друзей весьма и весьма занимательными.

– Вот здорово! Спасибо, Принцесса, – ответила единорожка с нотками сарказма в голосе.

Луна проигнорировала подколку.

– Я закончила запись ваших рассказов и должна возвращаться в Кантерлот. Но прежде чем я отбуду, не желали бы вы составить отчёт о ваших достижениях в дружбе для моей дорогой сестрёнки, чтобы связать его с моим докладом?

– Вы думаете, мы должны отчитаться за вчерашнее? – унылым голосом спросила Эпплджек.

– Конечно! – радостно ответила Принцесса Ночи. – Ведь все вы сделали свои выводы из случившегося.

– О! Я знаю-знаю! – Пинки подпрыгнула на стуле, с энтузиазмом размахивая копытом.

– Очень хорошо, – хихикнула Луна, – Пинки Пай, ты можешь приступить.

Розовая пони откашлялась и начала:

– Дорогая Принцесса Селестия, сегодня мы многое поняли. Выпивая с друзьями, можно получить дохренюшечки много удовольствия!

– Особенно если они знают, как держать себя в копытах, – подмигивая в сторону Эпплджек, вмешалась Рэйнбоу Дэш.

– Но очень важно знать пределы своих возможностей и не переходить их, чтобы не оказаться в беспомощном состоянии, – добавила Рарити.

– А некоторые пони вообще не должны пить, – пискнула Флаттершай.

– И хотя выпивать само по себе не обязательно плохо, – продолжила Твайлайт, – необходимо помнить об ответственности и сохранять над собой контроль, чтобы избежать… осложнений.

– И неплохо бы, чтобы был кто-то, кому можно доверять. Кто мог бы доставить тебя до дома в целости и сохранности и не сотворил бы по пути чего-нибудь такого, о чём пришлось бы потом сожалеть, – добавила Эпплджек, с благодарностью улыбаясь своему брату.

– Подводя итог. До тех пор, пока вы сохраняете ответственность за себя и окружающих, пока рядом с вами друзья, которым вы доверяете и на которых можете положиться, вы можете неплохо провести время в баре или другом подобном заведении, – закончила Твайлайт с улыбкой. – С уважением, Ваши верные подданные из Понивилля.

Поставив последний росчерк, Луна закончила письмо.

– Что ж, друзья мои, это был очень хороший урок.

– Эм, Луна? – нерешительно начала Твайлайт. – Как вы думаете, может, стоит добавить в постскриптум, что я очень сожалею о том, что ворвалась в замок и устроила беспорядок в ванной.

Принцесса добродушно рассмеялась.

– О, Твайлайт, ты же знаешь, что Селли никогда не обижается на тебя за такие мелочи, но я добавлю твои извинения, если так хочешь. – Она сделала последнюю запись и заставила со вспышкой исчезнуть перо и свиток, после чего поднялась из-за стола. Все остальные тоже встали, проявив уважение к Принцессе и нормам этикета. – Что ж, я вынуждена отбыть. Благодарю вас, мои милые друзья, за чудесно проведённое время. Когда-нибудь нам нужно обязательно ещё раз встретиться. – Она наклонилась и с заговорщицкой улыбкой добавила: – Особенно если вы запланируете какое-нибудь общественное мероприятие, наподобие вчерашнего.

Принцесса подмигнула и исчезла во вспышке, оставив всех остальных с раскрытыми ртами взирать на пустое место. Первая подала голос Рэйнбоу Дэш:

– Литрбол с Принцессой Луной? Это же потрясающе! – завизжала она.

– Я думаю, и имеющихся потрясений тебе хватит надолго, – категорично заявила Твайлайт.

– Не могу не согласиться, – поддержала Рарити. – Однако, по крайней мере, теперь мы знаем, как вести себя в подобных ситуациях в будущем. На самом деле, девчонки, я бы не возражала ещё раз собраться и повеселиться, когда-нибудь и где-нибудь.

– Я бы тоже не против, – сухо усмехнулась Эпплджек. – Но лучше бы повременить. По крайней мере, пока мы все не оправимся от прошлой ночи. А сейчас нам с Биг Макинтошем пора бы уже на ферму, а то дома дел невпроворот.

– Агась.

– О, да… Мне ж тоже пора. Нужно заскочить в погодную канцелярию и уточнить, когда они там следующую грозу напланировали, – вспомнила Дэш. – Увидимся! – Пары мощных взмахов крыльями ей хватило, чтобы подняться в воздух и улететь прочь.

– Похоже, она уже достаточно оправилась от похмелья. – Рарити криво усмехнулась вслед пегаске.

Встреча закончилась, и все начали прощаться и расходиться, каждый в свою сторону. Флаттершай почти сразу же умчалась к себе домой. Эпплджек и Макинтош шли молча, пока не выбрались из города. Всё это время перед глазами Биг Мака стояла дрожащая от стыда Флаттершай, когда она пыталась укрыться под столом от направленных на неё взглядов. Он нахмурился, ощущая острый укол вины. Он ни в коем случае не хотел заставить её чувствовать себя неловко, и это было главной причиной, почему он так колебался, не желая приступать к своему рассказу. Он привык всегда проявлять внимание, доброту и уважение к остальным, и сейчас он чувствовал, что предал какую-то часть самого себя.

– Что-то не так, братишка?

Вопрос сестры вывел Макинтоша из оцепенения, и тот шумно выдохнул. Он прикинул, стоит ли изложить ей всё, что у него на уме. Не сочтёт ли она это за глупость? Решив не распространяться, он уклончиво пожал плечами и протянул простое:

– Неа.

Эпплджек скривила нос.

– Даладн, Мак! Ты загрузился чем-то по полной. Я ж вижу… вон, хотя бы по тому, как ты зажевал свою соломинку. Давай колись, что не так?

Он бросил на неё взгляд, прежде чем ответить.

– Что-то не так я сделал.

Она посмотрела на него с любопытством.

– О чём это ты? Наскока я могу судить, ты сделал всё, что должен.

– Ты что, не видела Флаттершай, когда я закончил? – Он тряхнул головой. – Я думал, она свернётся в клубок и умрёт прямо там.

– А, вот ты куда клонишь, – усмехнулась Эпплджек. – Я бы не волновалась слишком сильно, она всегда такая. Скорее всего, она, конечно, пару дней носу из своего домика не высунет, но потом всё придёт в норму. Как я сказала, не стоит слишком волноваться.

– Думаешь, она не слишком злится на меня? – спросил он после минутного молчания.

– Шутишь?! – Рассмеялась оранжевая кобыла. – Во Флаттершай нет ни единой злой косточки! Не думаю, чтобы она могла затаить обиду хоть на кого-нибудь, уж не говоря про того, кто, как ты, довёл её до дома и спас по дороге.

Слова сестры хоть и слегка успокоили, но всё равно не смогли избавить Макинтоша от чувства вины. Эпплджек остановилась и с улыбкой по-сестрински уткнулась в Биг Макинтоша носом.

– Ты хороший, братишка. Я горжусь тобой, за всё, что ты сделал вчера, и вообще.

Он улыбнулся и тоже прижался к Эпплджек.

– Спасибо, сестрёнка, это действительно много значит для меня.

Они двинулись дальше, и каждый молчал о своём, пока не пересекли мост через Тонкоструйный ручей. Макинтош бросил взгляд на журчащий поток и вспомнил, как Флаттершай едва не разбилась об камни, коварно притаившиеся под самой поверхностью воды. Холодок побежал по его спине от осознания того, что бы случилось с застенчивой жёлтой пегаской, если бы он не оказался в нужном месте и в нужное время. Он позволил себе улыбнуться, признав, наконец, что вчера он действительно поступил так как надо. Но он по-прежнему чувствовал ответственность за те душевные страдания, что он причинил ей своим рассказом. Он остановился на перекрёстке и посмотрел вдоль дороги, убегающей в сторону домика Флаттершай. Его размышления прервала Эпплджек, она остановилась рядом и вопросительно взглянула на брата.

– Я на минутку, – сказал он наконец.

Она кивнула с пониманием.

– Хочешь, пойду с тобой?

– Не надо.

Он довольно быстро добрался до дворика перед домом Флаттершай, который, даже будучи заполнен щебечущими птицами и зверушками, выглядел безмятежно тихим, как и предыдущей ночью. Большинство зверей попряталось и с любопытством наблюдало за пришельцем с безопасного расстояния. Макинтош почти физически чувствовал устремлённые на него взгляды множества пар глаз животных, которые пытались понять, друг он или враг. Он остановился перед дверью и заметил слева от себя барсука и несколько белок, они с презрением уставились на него, всем своим видом давая понять, что сделают все возможное ради сохранения покоя своей хранительницы-пегаски. Он отметил себе этот факт и постучал в дверь. Стук вызвал немедленную отповедь:

– УХОДИТЕ! МЕНЯ НЕТ ДОМА! ПОПРОБУЙТЕ ЗАЙТИ ЧЕРЕЗ ГОД!

Макинтош был почти уверен, что его соломинку так снесло звуковым ударом, что она уже на полпути в Кантерлот. Он тряхнул головой и снова постучал, на этот раз сопроводив свои действия словами:

– Флаттершай, это я, Биг Макинтош. Пожалуйста, мне нужно с тобой поговорить.

Спустя некоторое время дверь приоткрылась и в щели показалась лицо Флаттершай, частично скрытое в тени.

– М-макинтош?

Он отступил на шаг, вдруг почувствовав себя очень неуверенно, и робко улыбнулся.

– А… Да. Эм, ничего, если я тебе пару слов скажу?

После недолгого колебания Флаттершай открыла дверь и вышла. Присутствие рядом крупного жеребца заставляло её дрожать и съёжиться, как только возможно. Она спрятала лицо в собственной гриве и глядела куда угодно по сторонам, но только не прямо на Макинтоша.

Биг Мак тоже оказался сражён собственной застенчивостью: он опустил голову, стараясь казаться менее внушительным, и избегал смотреть на пегаску перед собой. Его разум внезапно опустел, и он позабыл, с чего собирался начать. Удивительно, но первой молчание нарушила Флаттершай, хотя её голос и звучал не громче шёпота.

– Так, э-э… О чём ты хотел поговорить? Я… Я думала, что ты хочешь что-то сказать. Но если ты передумал, тогда я вернусь внутрь и оставлю тебя в покое, – пискнула она.

– Что? – Макинтош быстро пришёл в себя. – Нет-нет, Флаттершай! Пожалуйста, останься. Я просто… Я хотел извиниться.

Флаттершай удивлённо подняла голову.

– Из-извиниться? Но за что?

– За всё, что сказал за ланчем, – ответил он, неловко почёсывая затылок. – Я не хотел рассказывать всем о том, что вчера произошло. Я не хотел тебя обидеть. Мне очень жаль, что я так подставил тебя.

Жёлтая пегаска замотала головой.

– Макинтош, это не ты должен извиняться. Это я должна просить прощения… – Она неловко переступила ногами. – Моё поведение вчера… было очень неуместно и непростительно. Я доставила столько проблем, что не стала бы винить тебя, если бы ты был зол и не хотел бы больше никогда со мной общаться.

– Ну я бы по-любому не зашёл бы так далеко. Ты же была пьяна и не была сама собой. Честно, я бы не заморачивался сильно обо всём этом.

По её лицу побежал румянец, и она застенчиво улыбнулась.

– Ты слишком добр, Макинтош. Я хочу отплатить тебе.

На этот раз Макинтош затряс головой.

– Ты не должна ничегошеньки, Флаттершай, я же это просто… по-соседски…

– Э, я не хочу тебе перечить, но то, что ты сделал, было значительно больше, чем простое добрососедство. Я имею ввиду, что просто проводить подвыпившего соседа до дома, это одно. Но ты спас меня от падения с моста, а это значительно больше! И потом… ты… терпел, – она опустила уши и поморщилась, – Мой вызывающий флирт… Я просто не могу поверить, что пыталась соблазнить тебя. Мне очень жаль, что тебе пришлось вынести всё это.

– Х-м, ну я действительно не очень понимал, как себя вести в такой ситуации, но я нисколько не сержусь на тебя. Хоть я и не знал тебя достаточно хорошо, но я был почти уверен, что это не твоё обычное поведение.

– Нет-нет-нет, конечно! Я так стесняюсь, что мне очень сложно даже просто заговорить с кем-либо, кроме друзей. А уж о том, чтобы заигрывать с кем-то, я даже думать боюсь, – нервозно разоткровенничалась пегаска.

– Ну, это ж просто всё пьяная болтовня была, – усмехнулся Биг Мак.

– Да. И я думаю, что это был последний раз, когда я пила что-то крепче сарсапариллы. Я не хочу испытать это снова.

– Ну я тебя ни в чём не обвиняю.

После некоторой паузы она глубоко вздохнула, распрямилась и заговорила, заставляя себя смотреть Макинтошу в глаза:

– С-спасибо тебе за всё, что ты сделал, что позаботился обо мне даже несмотря на моё, эм, поведение. Я не знаю, что бы могло случиться, если б не ты. Если есть хоть что-нибудь, чем я могу отплатить, пожалуйста, дай знать.

Он по-доброму улыбнулся.

– Просто "спасибо" вполне достаточно, Флаттершай, ты не должна мне ничего больше.

– О, ну тогда ладно, если ты так говоришь, – повторила она, снова засмущавшись.

– Ага. Ну, мне пора обратно на ферму, ЭйДжей там наверное заждалась уже.

– Да-да, конечно, ты не должен заставлять её ждать слишком долго. Пока, Макинтош.

Он склонил голову и развернулся, чтобы уйти.

– Увидимся ещё как-нибудь.

Как только он отправился восвояси, Флаттершай обошла дом кругом и, запутавшись в мыслях, принялась бродить по маленькому садику. Она всё ещё стыдилась своего поведения накануне, но это не шло ни в какое сравнение с тем, что она переживала до разговора с Макинтошем. Ещё недавно ей казалось, что должен пройти как минимум месяц, прежде чем она сможет появиться в городе и не представлять себе, что все вокруг в курсе её похождений и потешаются над ней. Теперь же она уверена, что достаточно будет и пары дней затворничества. Она была безмерно благодарна Биг Маку за его помощь и вздрагивала, представляя, как бы всё могло обернуться, окажись на его месте кто-нибудь менее благородный духом. Макинтош так добр и нежен, он такой понимающий, сильный, такой… работяга.

Пегаска покраснела и затрясла головой, надеясь вытряхнуть из сознания подобные мысли. Но не было никакой возможности не думать о нём, особенно после того, как он так по-доброму обошёлся с ней. Он был из тех жеребцов, ради обладания которыми любая кобыла в городе может и убить, если, конечно гуляющие из уст в уста скандальные сплетни имели под собой хоть какое-то основание. Она была уверена, что у неё нет ни единого шанса, ведь он может выбрать любую кобылу и покрасивее её. Заигрывая с ним вчера, она действительно слишком высоко прицелилась, как выразилась Рэйнбоу Дэш. Флаттершай чувствовала себя глупо. Она так нерешительна, что напиться – это единственный для неё способ раскрепоститься достаточно, чтобы стать способной заигрывать, или хотя бы просто заговорить с жеребцом.

Ведь так?

Она остановилась, мысли сгрудились в её голове в беспорядочное месиво. А действительно ли алкоголь придал ей мужество… или это просто высвободилось то, что и так было в ней всё время? Как же ей это понять?

– Эй, постой! Биг Макинтош!

Жеребец уже добрался до поворота перед развилкой дороги, как услышал, что его окликают по имени. Он остановился. К его большому удивлению, Флаттершай мчала галопом в его направлении. Прямо перед ним она остановилась так резко, что её занесло. Пегаска буквально задыхалась от перенапряжения.

– Флаттершай, ты в порядке? Что-то не так?

– Нет-нет… всё… нормально… – Её слова перемежались частыми тяжёлыми вздохами. Наконец, она отдышалась и успокоилась. – Это, ну… т-тут есть новый ресторан, рядом с Мейнстрит. Рарити утверждает, что это милое местечко. – Наступил момент истины: хватит ли ей мужества? – Не мог бы… Может, сходим туда вместе вечерком?

Макинтош непонимающе уставился на неё. Это что, она так бежала за ним, просто чтобы спросить?

Флаттершай чувствовала, как её решимость утекает, словно вода из друшлака, и вся съёжилась.

– Если ты, конечно, не против. Я имею в виду. Я-я просто хочу, как бы, отплатить тебе за то, что спас мне жизнь.

– Флаттершай, я уже говорил, что ты ничего не должна мне. Я жеребец слова и не приму от тебя никаких "плат".

Смущённая пегаска удручённо повесила голову и опустила уши.

– О. Ладно, я понимаю. Извини, что побеспокоила.

Она повернулась, чтобы уйти, но опустившееся на плечо копыто остановило её. Она подняла голову и увидела, что Макинтош тепло улыбается ей.

– Я не могу взять никакой платы, – начал он, – но не имею ничего против ужина с другом.

Она улыбнулась и тепло разлилось по её груди.

– Здорово!

Эпплджек стояла на развилке и наблюдала за парой пони издалека, будучи не в силах расслышать слов разговора. В конце концов, они кивнули друг другу на прощание и разошлись каждый в свою сторону. Макинтош молча пробежал мимо сестры. Впрочем, от него и не стоило ожидать каких-либо комментариев. Она припустила рядом с ним, и они направились домой.

– Итак… – начала она, хитро улыбаясь. – Ты привёл в порядок свои дела с ней?

Он широко улыбнулся, словно завидуя самому себе.

– Агась.

Конец.

___________________________

* Понинификация истории доктора Джекила и мистера Хайда. А еще есть такой тумблер: https://ask-dr-adorable.tumblr.com/ По всей видимости, именно оттуда Флати и набралась подобного репертуара.