Автор рисунка: Stinkehund
Файл № 2: "Проклятие"

Файл № 1: "Дела нынешние, дела минувшие"

Отчёт первый: "Рассвет"

«Россия – это головоломка, Завернутая в тайну, Завёрнутая в загадку»


Приписывается У. Черчиллю

год 1944. Польша, Ставка 1 Белорусского фронта. Время — 2. 00 Варшавское 23 июля.

— Ну что там ещё, Суржиков(1)?

— Не могу знать, товарищ генерал. Прибыли офицеры из армейского СМЕРШа(2), и с ними вместе люди Берии.

— Зови, мне из Ставки недавно звонили — говорят, что-то чрезвычайно важное. При этом Сам сказал, что это не телефонный разговор и всё я узнаю на месте.

Константин Константинович задумался: «Если армейский СМЕРШ насчёт этого дела вместе с НКГБ притопал — значит дело действительно дрянь». Генерал Рокоссовский прекрасно знал о степени нелюбви НКВД-НКГБ и армейского СМЕРШа друг к другу.

Через пять минут в блиндаж к злому и который день не высыпающемуся генералу, мечтающему хотя бы о паре часов сна, но в ближайшее время отдыха ему явно не видать(3); вошли двое в военной форме с нашивками «СМЕРШ», а следом за ними — работник НКВД.

— Ваня, выйди — сейчас тут слишком серьёзный разговор предстоит, — произнёс Рокоссовский.

— Здравия желаем, товарищ генерал. Вот документы отчёта нашей разведки и контрразведки — на ознакомление час. Это копии, по прочтении — уничтожить. Оригиналы позже сможете попросить в Ставке или у Лаврентия Павловича. На импровизированный стол, сооружённый танкистами из неисправного люка Т-34 первого образца и пары чурбанов, легла папка, озаглавленная «Особой важности» с припиской: «прим.: По прочтении уничтожить. И.В.С.». На генерала повеяло смертным холодом — надпись на папке, сделанная красным карандашом, — означала, что даже Сталин до дрожи боится распространения этой информации.

— Всем кто без допуска — выйти. Никто не шелохнулся. — У нас есть допуск к данному материалу, — синхронное доставание из карманов допусков высшего класса.

— Тогда обеспечьте охрану этого места, пока я читаю.

— Так точно!

И смертельно уставший генерал сел за чтение.


год 1944. Москва, Кремлёвский Архив(4). Время — 23. 00 Московское 24 июля.

— Ваша цель — все упоминания о Ордене Дракона и роде Бесарабов, а так же о любых их связях со Священной Римской Империей; всё что найдёте — принесёте лично в руки Сталину, — произнёс Поскрёбышев(5), развернулся и направился в четырнадцатый корпус.

год 1944. Москва, Кремль, 14 корпус. Время — 3. 00 Московское 25 июля.

— Интересно, наверняка союзнички попробуют устроить там своё веселье — ведь для США после войны до мирового господства один шаг — и этот шаг — сокрушение России. Значит, США обязательно попробуют этого Нейпьейра вытащить. Надо будет позвонить британскому борову и спросить, что он об этом думает, — Сталин раздражённо выбил трубку и решил, что пора и поспать.

год 1944. Окрестности Лондона, особняк Ван Хеллсингов. Время — 11. 15 Гринвич 25 июля.

Телефонный звонок в кабинете сэра Артура Файрбрука Вингейтс Ван Хеллсинга:

— Да, особняк Хеллсингов, что вам угодно? — раздался почти детский голос с тембрами заядлого курильщика.

— Это Черчилль. Я жду сэра Артура сегодня к трём на Даунинг-стрит(6).

— Хорошо, сэр.

— И прекрати курить, Уолтер — не в твоём возрасте курить.

— Постараюсь, сэр.

год 2028. Окрестности Лондона, особняк Ван Хеллсингов. Время — 22. 45 Гринвич 3 июня.

— С-е-е-е-л-е-е-е-с(7)!!!

«Опять на задание…», — подумала Виктория Селес, взмывая на третий этаж в кабинет к Интегре.

— Я здесь, хозяйка. Жду приказаний.

— Поскольку мы наконец-то полностью восстановили особняк — то у тебя два задания! Первое — найди дворецкого, и чтобы это был именно дворецкий, а не нечисть. Завтра отправишься выполнять — сроку один день. Второе — помоги мне с архивом отца — это прямо сейчас! — очередная сигарилла отправилась в пепельницу.

— Даже из пепельницы вынести некому!!! — Селес, ты почему ещё стоишь? — в вампирессу полетела многострадальная пепельница.

«Года идут, а хозяйка так и не меняется… Всё такая же властная и вспыльчивая. Зато сколько денег было вгрохано на реставрацию особняка и всех вещей в нём — и пока всё, вплоть до ручки «Паркер» на столе у хозяйки не стало так, как было до Лондонской Резни — она говорила, что идёт ремонт и нет смысла нанимать дворецкого», — думала Селес, одновременно уворачиваясь от пепельницы и собирая своей «рукой тьмы» окурки, разлетающиеся по кабинету.

— Селес, сейчас спустись в подвал, в лабораторию с табличкой «А. Х.», и все бумаги из шкафа принеси мне в кабинет.

— Хорошо, сэр Интегра.

«Однако, сколько тут записей» — Селес задумалась — таскать всё это через три этажа туда-сюда ей совершенно не улыбалось. Впрочем, решение проблемы нашлось достаточно быстро — вытащив все папки, тетради и листы, она с вампирской скоростью сложила их в аккуратную стопку почти до потолка, и удерживая «рукой» эту стопку, рванула на третий этаж. Зайдя к Интегре, она разделила стопку надвое и положила две стопки на пол, после чего перед Интегрой образовалось два столбика, немного выше её письменного стола.

— Молодец, Селес. Надеюсь, завтра ты меня не подведёшь и найдёшь настоящего дворецкого, а не то, что сейчас вроде как является прислугой у нас, — чирканье спички, и по кабинету опять поплыл дым дорогих сигарилл, — Можешь посидеть здесь в кабинете, пока я разбираю бумаги.

Интегра встала и принялась перебирать документы, явно что-то ища среди них.

— Ага, вот оно, операция «Рассвет», — чуть ли не единственный наш провал. Взяв пухлую папку с отчётом о операции, Интегра поправила повязку под очками и начала читать.

— Хозяйка, а можно мне рассказать? — любопытство всегда было слабостью Селес, хотя она частенько не осмеливалась задавать вопросы. Но хозяйка вроде как успокоилась и даже похвалила её — так отчего бы и не попробовать?

— Ладно уж, отродье, расскажу тебе, ведь это то, благодаря чему твой хозяин невесть где, хоть ты и говоришь, что он вернётся. Но сначала — все остальные бумаги назад, где взяла!!! И чтобы через пять минут была здесь, иначе ничего тебе читать не буду!!!

— Хозяйка, а почему вам вообще понадобился отчёт о той операции? Дело в предательстве Уолтера, ведь так? — спросила вампиресса, изображающая летучую мышь, свисая прямо из потолка, чтобы не заставлять леди читать вслух, а вместе с ней прочитывать документацию.

— Если бы дело только в этом — там была замешана и четвёртая сила, не менее могущественная, чем Тринадцатый Отдел инквизиции или наш Королевский орден протестантских рыцарей. И эта сила — единственная, которой по силам уж если не уничтожить, то одолеть Алукарда, и это известно точно.

— Что?! — вампиресса плюхнулась на стул рядом со столом Интегры.

— «Орден святого Георгия Победоносца» — Русская православная церковь. При этом скрытое влияние ордена на территории России огромно. А их методы крайне необычны. Смотри сама — они фактически бросают вызов всей нечисти мира — герб организации — это герб столицы России и при этом есть на государственном гербе. Высший военный орден — долгое время тоже он, а цвета ордена сохранялись даже при большевиках в высшем солдатском ордене «Слава» — «Glory», если перевести. А их методы — это предмет зависти Ватикана, да и нашей в том числе — они зачастую ухитряются непонятно как заключать с нечистью и нежитью взаимовыгодные договора; у них в России является нормальным существование мелкого демона-домового, выполняющего функции дворецкого и охранника в частном доме, или так называемого демона-«barabashka» в многоквартирных домах; такие демоны поддерживают дом в пригодном для проживания виде, — вздохнув, Интегра потушила сигариллу и тут же открыла очередную жестянку с ними.

— А при чём тут Алукард?

— Селес, сразу видно, что ты не в Оксфорде образование получала, — поддела вампирессу Интегра. — Дело в том, что Алукард был православным господарем — князем, по нашему — «Duk», и вампиром он стал, когда отрёкся от своего бога. Уж поверь мне, если ему плевать на освящённые мечи и кресты католиков и протестантов — ты ведь помнишь, он даже протестантский крест с собой носил. То вот как он отреагирует на крест, снятый, к примеру с колокольни Иоанна Великого? Ведь православная церковь не просто так называется нами «Orthodox church» — это церковь, которая претерпела меньше всего изменений за две тысячи лет. И да, я их очень уважаю. Что радует — они предали Рим анафеме, впрочем как и католики их и нашу церковь. А вот нас они анафеме не предавали, хотя отношения Англии и России не назовёшь безоблачными. Хотя Рим и снял с православных анафему, но до сих пор в Ватикане мечтают главенствовать и над Россией, поэтому они и не примирились до сих пор…

— Хозяйка, а зачем всё это мне надо знать?

— Скоро мы летим в Санкт-Петербург — нас пригласили обсудить одно событие, которое может иметь отношение к нашей, англиканской церкви. Заодно может удастся понять — как их орден повлиял на Лондонскую Резню двадцать девять лет тому назад.

Год 1944. Польша. Варшава, где-то недалеко от Варшавского Гетто. Время — 5. 00 Варшавское 26 июля.

— Пан Тадеуш(8), мы получили сообщение от наших английских друзей: «Надо не дать русским войти в Варшаву сейчас, иначе последствия будут необратимы — но если вы выиграете для Англии время — то Англия подпишет с Польшей тайный договор и приложит все силы, пусть и через сто лет, чтобы воссоединить Речь Посполитую в границах 17 века. Единственное условие — помогите мне уговорить правительство в изгнании. Черчилль».

— Это что же, они хотят отправить наш народ на погибель? — Но в чём причина этого желания? -Причина? — Почему мы должны сделать так? — Немедленно свяжитесь с Рачкевичем(9), думаю, ему Черчилль уже объяснил всё более подробно.

— Будет сделано, пан генерал.

— И пусть мне приготовят возможный план восстания.

Год 1944. Англия. Окрестности Лондона, особняк Ван Хеллсингов. Время — 15. 00 Гринвич 26 июля.

— Мы будем вынуждены отправить тысячи на погибель, сожалею, но это так, — на большой овальный стол со звуком удара молотом опустился кубок с остатками виски, — Артур, и подскажи, где ты покупаешь сигары?

— Сэр Уинстон, вы говорите об этом так, словно вам неведомо чувство сострадания, так чем вы лучше Гитлера в таком случае???

— А тебе, Пенвуд, лучше помолчать, при тебе и так всё из рук валится, я ещё не забыл то побоище с «Бисмарком»(10). Какие же у меня ужасные будут наследники — полные бездари!!! — за столом воцарилось молчание, и все взоры были обращены на молодого человека, говорившего с лёгким датским акцентом.

— Я приму этот грех на душу, лорды. Таких, как Нейпьейр и его начальник Монтана — нельзя оставлять не то, что на свободе, а где бы то ни было. Сведения разведки насчёт решения Сталина выкрасть Нейпьейра — верны, Уинстон?

— Более чем, хотя до сих пор не удалось заменить Литвинова(11), но мы смогли нарыть неплохой компромат на их члена военного совета Хрущёва.

— Тогда мы действительно обязаны их уничтожить, иначе такой тиран, как Сталин, возжелает вечности — и у нас возникнет куда большая проблема, чем Гитлер. Я отправлю туда Уолтера и Алукарда. Как только станет понятно, что русские остановились и решают — помогать Армии Крайовой, или же пусть их уничтожат немцы(12).

Скрип отодвигаемых стульев возвестил о конце совещания рыцарей Круглого Стола. И лишь выходящий вслед за Артуром Черчилль тихо произнёс: «Артур, перед заданием я хотел бы поговорить с Доллнезом наедине». — «Когда мы прекратим поддерживать этих католиков?» — услышал он в ответ.

Спустя пять минут в подвале особняка раздался леденящий душу смех, исторгаемый, казалось, самим дьяволом: «Веселье, мятеж, резня, — кажется голодным я не останусь!!!»

год 1944. Ленинград, Исаакиевский собор, катакомбы. Время — 23. 00 Пулковское 27 июля.

— Ну что, Люцифер, не соизволишь ли проснуться?

— Гм, Глеб, «трупик» ты неугомонный, дай выспаться, в конце концов, я устал за эти дни впроголодь вместо артиллерии работать и снаряды в своём огне плавить… — здоровенная чешуйчатая туша перевернулась на другой бок и со словами: — Пошли Медузу, эта мелкая заразка там и без меня порядок наведёт, — прохрапела, засыпая: «И не жалко тебе себя, а, Глеб? Давно бы уже свалил с этой работы, да и прожил бы спокойно где-нить в лесной глуши, как Алексашка-то Первый сделал…».

«Придётся действительно посылать Медузу, а то Люциус и так немало для нас сделал, пора бы ему и отдохнуть… Ещё б хулиганил поменьше с звёздами в Москве в сорок первом — глядишь бы, ещё к Сталинграду и вышел бы с опалы у Сталина, а то он сильно на Люциуса обиделся за те перевёрнутые звёзды, когда ночью это хулиганство заметил… Вся кремлёвская охрана вынуждена была переставлять эти звёзды с ног на голову, пока Сталин ругался: «Я этого троцкиста, недобитка чешуйчатого на голодный паёк отправлю, пусть помогает блокаду сдерживать в самом своём нелюбимом городе!!! Тоже мне, аэростат заграждения, скрещённый с истребителем!!! Ещё один воздушный хулиган на мою голову!!!»(13) — думал Глеб Бокия(14), понемногу приближаясь к двери с надписью: «Опасно для жизни. Без стука и с открытыми глазами не входить».

год 1944. Польша, штаб. 1-го Белорусского фронта. Время — 5. 40 Варшавское 28 июля.

— Да, товарищ Сталин, я понимаю, что мы должны будем остановиться и не пытаться штурмовать Варшаву сходу. Да, вы очень убедительные причины прислали мне в том конверте. Когда ждать сотрудника из девятого отдела?

— Хорошо, надеюсь, что её никто не отвлечёт. До свидания, товарищ Сталин, — уставший генерал вытер пот со лба, натянул фуражку и вышел из домика, в котором квартировал штаб. «Придётся сидеть и ждать, пока прилетит» — подумал Рокоссовский, заматывая себе глаза чёрной тряпкой.

Спустя полтора часа в небе промелькнул тёмный росчерк, похожий на самолёт, правда, для самолёта он был маловат. Нечто, ярко сверкая в рассветных лучах, пикировало прямо на сидевшего на пустой канистре генерала.

— Товарищ генерал, старший лейтенант Кефалинис прибыла!

— Ну вот, опять поспать не дала. Медуза, ты бы в ухо так не орала, а?

Перед генералом стояла девушка, в обычной полевой форме, но вот всё-таки её внешний вид был странноват для человеческого глаза. Всю верхнюю половину лица закрывали очки, вот только очки были без стекла, а целиком из стали, возникало ощущение, что она ничего не должна видеть вообще. В руке Медуза держала круглый щит, покрашенный в белый цвет с голубым крестом на нём, именно этот щит и сверкал на солнце бронзовыми отблесками. С плеч словно свисала плащ-палатка, вот только — при близком рассмотрении она оказывалась матово-стальной, и об неё можно было очень легко порезаться. Чёрные завитые волосы и некоторая смуглость кожи, речь с едва заметным акцентом выдавали уроженку Греции.

— Мне моё задание полностью рассказал Глеб, товарищ генерал, что вы посоветуете? — Попытаться Нейпьейра выкрасть сразу? — Или ждать, пока начнётся восстание?

— Медуза, будем ждать до восстания, в той чехарде тебе будет легче работать, а раз уж ты здесь — вот — ознакомься, с кем можешь столкнуться, — Рокоссовский передал девушке небольшой блокнотик с краткими записями.

— Здесь всё, что собрала наша контрразведка на тех, с кем тебе придётся и с кем ты можешь столкнуться. Медуза раскрыла блокнот и начала читать:

1. «Макс Монтана» — Майор СС, очень жесток и властен, непосредственный начальник доктора Нейпьейра. Возможно, скрытый шизофреник.
2. «доктор Нейпьейр» — объект операции — имя неизвестно, но его методы типичны для учёных-нацистов. Он необходим Советскому Союзу живым и невредимым.
3. «Ганс Гюнше» — капитан СС, есть подозрение, что он оборотень.
4. «ОКПР» — Орден Королевских Протестантских Рыцарей:
4. 1. «Уолтер Кей Доллнез» — он же «Ангел Смерти», он же «Азраил», несмотря на крайнюю молодость — очень опасен. В бою использует нити, выплавленные алхимическим путём из адамантина(15).
4. 2. «Алукард» — Высший вампир, основной козырь Британии в этой операции. Имеются серьёзные подозрения, что он — не кто иной, как Влад III Цепеш Бесараб Дракула. Степень опасности — не ограничена.

— Сколько тебя знаю, не представляю, как можно через три миллиметра легированной стали что-нибудь видеть, а ты говоришь, что ты видишь так, как люди сквозь солнечные очки, — генерал встал с канистры, и, уже шагая в дом, сказал: «Что делать с блокнотом, ты и сама знаешь, где пристроиться до восстания — найдёшь сама, щит оставь пока у меня».

«Опять самой искать, где приткнуться, и где прятаться от грозы», — недовольно подумала Медуза и распахнула плащ-палатку, обернувшуюся крыльями из стали, похожими на птичьи, вот только перья были бритвенной остроты. «Полечу Ваньку-денщика искать — он знает, где пристроиться можно», — и крылья со свистом разрезали воздух…

год 1944. Польша. Варшава, объект «Eternity»(16). Время — 19. 00 Варшавское 29 июля.

— Герр майор, мне нужны новые поставки материала — иначе проект полетит к чертям, эти русские свиньи уже в предместьях Варшавы!!!

— Док, не переживайте вы так, командование нашло способ обеспечить нас материалом, — округлые очки блеснули, рот расплылся в улыбке до ушей, невысокий человек в халате поверх формы СС уселся прямо на операционное кресло, — Итак, поляки готовят восстание — в расчёте на то, что красные будут пытаться сходу выбить нас из Варшавы, а мы, соответственно, пытаться удерживать этот город. Но они хотят воевать и с красными, и с нами! А краснопузые ублюдки просто подождут, пока мы перемелем повстанцев, ведь сами они мараться не будут! Притом восстание готовит старая польская аристократия, которой плевать на простой народ! Мы на этом сыграем! — и Макс Монтана зашёлся безумным смехом.

— Но как, герр майор?

— Мы им предложим «Вечность»!!! — Поляки навряд ли откажутся — этот народец хуже евреев в своей злобе и жадности до власти и могущества! Гюнше уже получил задание на проведение переговоров! При этом — некоторые чины Ватикана лишь убедят ляхов в пользе этого сотрудничества — ради столь великой цели они пожертвуют хоть всем оставшимся населением Польши!!!

год 1944. Польша. Варшава, подвал где-то рядом с Варшавским гетто. Время — 21. 00 Варшавское 29 июля.

— Пан Тадеуш, вас было очень легко найти, а значит, и убить, — говоривший сплюнул зубы вместе с кровью — прямо на глазах вырастали новые, — Ваше восстание изначально обречено на неудачу!

— Ч-ч-ч-т-о-о-о ты так-о-о-о-е?! — в ответ раздался лишь крик ужаса — ведь тот, кто сейчас положил всю охрану, и говорил с Коморовским, был одет в полевую шинель капитана СС и говорил, несмотря на очередь из МР-40 в голову.

— Я? — Всего лишь посол. Я даже не убил твою охрану. Слушай. Охрана просто парализована — через час очнётся. Восстание обречено. Но вы, и те, кого вы сочтёте нужным, могли бы оказать нам одну услугу. Поверьте, пан Тадеуш, мы заплатим за эту услугу. Вы продолжите существовать в этом мире, если примете наши условия. Вот описание условий и оплаты. Я сказал и так слишком много, — на пол упала тиснёная бумага с орлом Рейха наверху. В одно мгновение белобрысый капитан просто исчез из подвальной комнатушки, и лишь далёкий стук двери и бумага с орлом, вцепившимся в свастику, лежащая на полу, подтверждали, что этот визит всё же был.

Пан Коморовски с трудом поднялся с пола и начал читать эту, по его мнению, грязную нацистскую бумажонку. И тут на его лице отразилась жуткая борьба. Долг или бессмертие, вот что предлагала эта бумажка. Притом пану абсолютно ничего не надо было делать для исполнения договора — пусть всё идёт своим чередом — наоборот, чем дольше продлится восстание, тем выгодней наци. «Что ж, в таком случае, Коморовски выбирает бессмертие! Ведь ничего не меняя, но зная, что помощи не будет — он все равно выполнит договор!» — с этими мыслями генерал устало потащился приводить в чувство вестового, что бы передать в назначенное в бумаге место одно слово — «Да!».


Подфайл 1. "Предсказанному — Верить!" Введите код доступа: XXXXXXXXX

Код доступа: Nobilitas

Код доступа подтверждён, вход в файлотеку выполнен.

«История – это ложь, с которой все согласны»

Вольтер

год 907. Константинополь, Большой Дворец. Время – 16.30 Константинопольское 25 августа.

— И что же попросит в качестве дани для себя лично Великий князь Росский? – императора Льва VI снедало одновременно любопытство и страх перед этим вождём северных варваров, который смог полностью осадить неприступный Константинополь и переправить свои корабли-лодьи в Золотой Рог, где внешняя стена крепости была почти не защищена, что и заставило василевса сдаться на милость победителя. И что странно – этот варвар отказался от обычной дани – сказав что свою личную дань он заберёт лично у василевса.

— Я, Хельг, хочу взять в качестве дани ту, которая служила римским кесарям, эллинам, и василевсам далёкой страны Та-Кем(17).

— Да как ты смеешь, нечестивый варвар! Ты разграбил мою страну, обложил данью мою столицу, заставил подписать этот кабальный договор о торговле! И ты хочешь ещё и отобрать у империи её защиту?! Или ты возомнил себя Аттилой? Не зарывайся, и вспомни судьбу этого гунна!!!(18) – Лев сел на свой трон, вымотанный, раскрасневшийся и гневно смотрящий на невозмутимого русоволосого варвара в дорогой кольчуге дамасского плетения и багряном плаще.

— Слушай меня внимательно, василевс. — Через шесть столетий падёт твой город перед магометанами. И та, что охраняет покой твой – станет охранять покой халифов и власть магометан разнесется по всей Ойкумене. Но если отдашь ты мне её в качестве дани – то обязуюсь поставлять к твоему двору лучший полк моей дружины ежегодно и пять десятков лучших лодий с командой; ведь ты, василевс, опасаешься, что не хватит тебе силы и флота против кесаря Булгарского. А княжество Россов примет твою веру, не пройдёт и века. И станет Римом Третьим и последним. Вера магометан не сможет завоевать всю Ойкумену в том будущем, что мне доступно. Ты, кесарь, болен и не проживёшь и пяти лет после сего дня. — Если верно предсказанье моё – то через пять зим ты увидишь комету на небе, что предвестит смерть твою. Dixi.

— Ты, богохульный варвар, да как ты посмел усомниться в мощи Империи и в силах нашего Отца, спасающего наши души?! Твоё предсказание – лживый яд змея, Хельг!!! Вон отсюда, искуситель, или я продолжу войну, пока не сожгу и развею по ветру твой град на Данапере!!! Даже ценой своей жизни!!! – Император был уже почти готов позвать стражу и приказать снести голову с плеч вождя-еретика, несмотря на огромное войско, стоящее лагерем у стен Константинополя.

— Пошли, Ингвар, похоже василевс оказался не столь мудр, как говорила молва… — Нам придётся готовится к жестоким временам – хазары, спасаясь от магометан придут на наши земли, а за ними и магометане. И поработят и нас и эллинов… — Этот невежда в своей вере не видит знаков Судьбы и считает, что я затеял этот поход лишь ради добычи… — Если бы это было так – то я сжёг бы его город, а я ему предложил помощь – и что взамен? — Высокомерие… — Ингвар, оно же погубит и тебя…

Два князя; молодой и старый – даже не поклонившись василевсу, уходили из дворца; – Нам здесь больше нечего делать, отплываем домой.

год 907. Константинополь, бухта Золотой Рог. Время — 21.30 Константинопольское 27 Августа.

— Мы отплываем. Ингвар, оставь этот свиток на пристани, может василевс ещё одумается…

На причальных мостках остался лежать запечатанный сургучом с печатью в виде стилизованного сокола на фоне солнца, пергаментный свиток, на котором глаголицей было написано:

«Пять зим пройдёт, но мудрость свою обретёшь перед ликом шестой.

И лишь та, что зимою шестой закончит твой земной путь,

Что не зовут никогда и кличут морозов хозяйкою злой,

Ясным взором холодного льда очистит Философа суть.»


Примечания к главе:

1. Денщик Рокоссовского Суржиков Иван Николаевич.
2. СМЕРШ — контрразведывательная организация Смерть Шпионам — находилась в прямом подчинении Ставки и лично И. Сталина.
3. А вы что хотели — идёт наступательная операция «Багратион» — и провалить её — просто НЕЛЬЗЯ.
4. Кремлёвский Архив или Кремлёвская библиотека — одна из самых засекреченных библиотек в мире.
5. Личный секретарь Сталина.
6. Даунинг-стрит, 10 — резиденция всех премьер-министров Великобритании.
7. Я прекрасно знаю, что в фэндоме «Хеллсинга» русскоязычные фанаты привыкли называть эту героиню «Серас». Но это ошибка переводчиков и вот почему: в японском языке отсутствует звук и буква «Л» — а судя по фамилии — становится ясно, что она имеет испанское происхождение — что означает — её имя на самом деле пишется и читается совсем не так, как все привыкли. Это авторское имхо. Для неверующих: https://ficbook.net/readfic/745440
8. Тадеуш «Бур»-Коморовский, бригадный генерал Армии Крайова, её командующий, руководитель польского подполья.
9. Владислав Рачкевич, на момент описываемых событий — президент Республики Польша в изгнании.
10. Флагман немецкого флота, суперлинкор «Бисмарк» в сражении с Британским королевским флотом потерпел поражение, но значительно повредил около половины кораблей Атлантического флота Британии, а британский флагман — линкор «Худ» был им затоплен. Так что для Англии это была Пиррова победа. (Ну а Черчилль когда-то был Лордом Адмиралтейства — поэтому попенять Пенвуду он не упустит возможности).
11. Литвинов Максим Максимович, нарком иностранных дел, шпионил в пользу Великобритании, был раскрыт и отправлен в отставку по собственной просьбе. До конца своих дней жил под плотной опекой НКВД-МГБ.
12. Армия Крайова — повстанческое формирование армии Польши, подконтрольное правительству в изгнании в Лондоне, и боровшееся как с немцами, так и с СССР.
13. Дело в том, что Троцкий в начале революции носил перевёрнутую красную звезду двумя концами вверх. Воздушный хулиган — очевидно, Сталин вспоминает Чкалова.
14. А вы таки думали, что Бокия умер в 1937? Не-не-не, ценными кадрами не разбрасываются! Это он для всех умер.)
15. Адамантин — легендарный металл, который невозможно разрушить физическим путём, а получить, согласно легенде, можно из алмаза.
16. Eternity — Вечность (нем.). А как ещё можно назвать проект Дока? =)
17. Египет (вообще-то 6 класс школы). =)
18. Есть предание, что Аттила влюбился в римлянку, но она отравила его прямо на свадьбе. И да, эта римлянка — не кто иная как…??? (Желающие могут найти песню группы Ария «Аттила»). Линк:

https://www.youtube.com/watch?v=pv1CULs28KU

От автора: всем спасибо, что были со мной и поддерживали меня — иллюстрация к файлу (надеюсь, что переделка моей работы понравилась)Линк:

https://fc07.deviantart.net/fs71/i/2014/256/7/1/medusa_commission_by_seekerskywarp-d7z1t1n.jpg

Коды доступа переводите сами — автор хитренько ухмыляется в свою носогрейку.