S03E05
Глава 3 Глава 5

Глава 4

Вместо положения сидя — положение висящего. Вместо мягкого кресла — деревянная доска. Вместо тёплых солнечных лучей — резкий свет лампы. Вместо своей комнаты — тюрьма.

Даниил осматривал своё положение, и в нем смешались любопытство и страх. Человек не мог понять, где он, но то, что он находился в цепях лежа на доске, не давало ему покоя. Он подёргал оковы.

— Очнулс-ся? — женский голос прошипел где-то за спиной.

— Нет, это я так, во сне дёргаюсь.

— Твои шутки с-сейчасс неуместны.

В поле зрения человека вплыла аликорн, но только темно-зелёной окраски, с хитином на спине и кривым рогом. Ноги были покрыты технологическими отверстиями, также, как и прозрачные, почти бумажные крылья и грива.

— Кризалис?

— Надо же… Откуда ты узнал моё имя?

— А ещё я знаю, что ты чейнджленг, причём королева, и что ты вторглась в Кантерлот на свадьбу Армора и Кэйденс, невесту заперла в кристальных подземельях, сама превратилась в неё и чуть было не женилась на принце, благо, Твайлайт была немного подозрительная.

— Но ведь тебе всё это могли рассказать.

— А то, что ты пела и испепелила зелёную шляпу с ромашкой?

— Тогда никого не было подле меня! Как ты узнал?

— Я не предсказатель, я лишь знаю некоторые моменты, а остальное для меня — полная загадка. А теперь твоя очередь рассказывать. Зачем я здесь? Как я тут вообще оказался?

— Ты просто кому-то мешал. Вот и всё.

— Нет, чтобы просто сказать: “Не мешай”, надо обязательно увезти меня не пойми куда?

— Видимо, ты очень сильно мешался. Скажи одну вещь: почему ты меня любишь?

— Я тебя люблю?

— От тебя исходит любовь, которая питает меня. Давно я не выходила на охоту, а надо бы… А тут ты. Ведь сейчас ты не боишься, ты не ненавидишь меня — ты просто спокоен.

— Ну да, а почему я должен как-то реагировать?

— Ну не знаю. Ладно, мне с-сказали припугнуть тебя, но я думаю это лишнее.

Королева сняла с Даниила цепи, и подхватив его телекинезом, вышла из комнаты. В небольшом помещении, где оказались человек и королева, стояли решётки, за которыми сидели два чейнджленга и один пегас. Человеку выделили личную камеру, и аккуратно положив на кучку сена, захлопнули дверь.

— Кайс, береги нашего гос-стя. Он очень ценный экземпляр, — обратилась королева к надзирательнице.

— Да, Ваше величество.

— Не скучай, я буду наведываться, — Кризалис подмигнула человеку и вышла.

— И что тут у нас за экземпляр? Еще один нахлеб… — и надзиратель осеклась. Несколько минут она стояла у дверей клетки, куда был помещён человек, а потом молча отошла. Немного подождав, надзиратель опять приблизилась и постояв немного, снова отошла. Так повторялось раз шесть, пока человеку не надоело.

— Ну и долго ты будешь ходить туда-сюда?

— Я? Нет, я… Разговорчики в камере! — Кайс попыталась построить из себя строгую надзирательницу, но у неё плохо получилось.

Человек отвернулся и принялся рассматривать пегаса. Пони, цвета лесного камуфляжа, с тёмно-синими глазами и простой падающей челкой сидел и угрюмо двигал соломинкой.

— Слышь, — шёпотом обратился Даниил к пегасу, — а тебя за что посадили?

— Я член одной организации. Нелегальной. И вот, попался. Я Фирт Книфф.

— А я Даниил. И я не понимаю, что происходит.

— Бывает. Кашу тут варят отвратительную… Даже не знаю, случайно или просто решили нас голодом заморить?

— А кто готовит?

— Надзирательница. Она только кашу и готовит. Ну, бывает ещё суп и салат, но тут уж совсем у неё завал.

— Разговоры в камере прекратили! — крикнула чейнджленг.

Человек с пегасом подвинулись поближе друг к другу, и стали шептаться.

— Слушай, Фирт, есть планы насчёт побега?

— Нет. Единственный ключ у Кайс, но ты сам понимаешь, что просто так она его не отдаст. Она вообще никого сама не выпускала. Ну, ты понимаешь.

— А где тут кухня?

— А ты что, разве не видел? Вон, — пегас показал на угол, где висела полочка и стояла плита. — Это и есть кухня.

— Мнда… Думаю, я здесь с голоду умру.

— Молчать! Прекратите разговоры, а если вам не нравится еда, то я вообще не буду готовить!

— Всё, молчи, а то точно голодом заморят, — шепнул Фирт и улегся на сене. Последовав его примеру, человек вскоре заснул.

Сквозь небольшие окна проникал слабый свет. Здесь было немного сыро и чуть-чуть неприятно пахло.

Сон Даниила был отрывистым и беспокойным. Когда он в сотый раз проснулся, надзиратель стояла у плиты. Немного понаблюдав за её действиями, человек не выдержал.

— Ну куда ты её насыпаешь? Вначале должна закипеть вода, а потом уже добавляй крупу. Воду надо немного посолить… Ты вообще умеешь готовить?

— Я почти всю жизнь готовлю эту кашу, также, как всю жизнь здесь работаю. И ещё никто не умирал.

Даниил молча наблюдал за действиями чейнджленга. На запах съестного и шум проснулись и другие заключённые. Вскоре еда была готова, и через решётку всем просунули тарелку с кашей и стакан воды.

Все начали есть, а человек попробовал и выплюнул.

— Это не еда.

— Ничего, привыкнешь. Я тоже первые несколько дней не ел, но потом понял, что умру, и приспособился.

Кайс подошла к камере и начала наблюдать за человеком с лёгкой улыбкой.

— Чего улыбаешься? Каша то невкусная…

— Ну так не ешь, — отрезала чейнджленг, а потом вдруг перестала улыбаться. — Слушай, не обижайся. Если сможешь — сделай сам. В обед выпущу и ты приготовишь. Всем.

— Договорились

В обед Кайс, как и обещала, выпустила человека из клетки, и тот встал у плиты. Немного повозившись, он разложил готовую кашу по тарелкам.

— Кушать подано, господа.

Для узников это была еда из ресторана. К счастью, на полочках было достаточно ингредиентов, чтобы наполнить кашу, прибавить ей вкуса.

Таким образом человека начали выпускать из клетки, чтобы он приготовил еду.

Ночью что-то врезалось в лицо Даниила. Он приоткрыл глаза и увидел прислонившегося к решётке Фирта, который кидал в него солому.

— Тс-сс, чейнджленг в соседней комнате спит. Сон у неё чуткий, так что никакого шума, разговаривать шепотом.

Попаданец подошел к пегасу и подставил ухо, чтобы тот был услышанным.

— Какой же ты дурак. Ты мог запросто сбежать, во время готовки.

— Я не знаю здесь ничего, куда я по твоему должен сбежать?

— Не важно, главное — ты бы выбрался из тюрьмы. Но оно к лучшему. У меня предложение. Наша организация берёт на себя кражи, убийства и подставы, а также похищения.Я предлагаю свою помощь, как помощник руководителя. Мы разберёмся, кто тебя похитил. Взамен я прошу: вечером ты оглуши чейнджленга, открой меня, и мы вместе уйдем.

— А если я сам захочу расследовать?

— Тогда я могу предложить тебе проводника, который выведет тебя отсюда в нужное тебе место.

— Хорошо. Но я загляну, если с расследованием всё будет туго.

— Ладно. Запомни — вечером, то есть после ужина. Оглушаешь, и быстро открываешь меня. Стражи тут нет, так что с побегом проблем не будет.

Вечером следующего дня человек, как обычно, стоял у плиты под присмотром чейнджлега.

— Слушай, Кайс, может, ты нас отпустишь?

— Ты что, с дерева упал? Какое отпустишь? Мне тебя вообще из камеры выпускать нельзя.

— Ну Кайс, прошу, очень надо.

— Нет. Да я бы всех отпустила, если бы не королева. Она ведь меня саму в тюрьму посадит.

— Кайс, тогда побежали с нами. Я тебе гарантирую отдельные покои при дворце Селестии.

— Н-нет,не могу.

— Кайс, что мне сделать, чтобы ты согласилась?

Чейнджленг долго думала, точнее притворялась, что долго думала. На её мордочке было выражено какое-то желание, но она не хотела его произносить вслух. В конце-концов она вдохнула и еле слышно сказала:

— Поцелуй меня.

Человек очень удивился.

— Что?

— Прошу. Ты питаешь меня любовью, и я хочу, чтобы ты меня поцеловал. Это всего-лишь поцелуй, ничего больше.

Даниил присел на корточки, а потом резко вжался губами в губы чейнджленга. Та вздрогнула, и задрожала мелкой дрожью, пока человеческий язык яро гулял в её рту. После долгих минут, Даниил наконец разорвал поцелуй, и Кайс укусила его за губу до крови.

— Ой, зачем кусаешься?

— Чтобы помнил меня. Всё, идём.

— Погоди, мне надо Книффа забрать.

— О нём речи не было.

— Ну Кайс… — и человек опять поцеловал чейнджленга.

— Ладно.

Освободив пегаса, человек, чейнджленг и пони поспешили к выходу, и в дверях столкнулись нос к носу с Кризалис. Королева подняла магией всех троих и понесла во дворец.

Дворец Королевы чейнджленгов был выдержан в черных и ядовито-зелёных тонах. Колонны были сделаны словно из маленьких веток, а ковры в коридорах были пушистыми и притоптанными. В коридорах замка висели картины, стояли статуи. Все искусство говорило об отнюдь не бедной истории чейнджленгов.

Кризалис принесла беженцев в огромный зал, залитый светом десятка ламп. Небрежно поставив их на ноги, королева уселась на троне. Человек оглянулся. Рядом с ним стояли Кэйденс и Флер.

— Вот, он цел и невредим. Что же ты хочешь мне предложить, принцесса? Может, хочешь одолжить мне Армора?

— Я предлагаю тебе вещь, которая насытит тебя и твой народ. Но я хочу, чтобы он спокойно покинул эти владения вместе со мной и Флер.

— И Фирт с Кайс тоже со мной, — вмешался Даниил.

— Да, и они тоже. Взамен я отдаю тебе себя.

Кэйденс с помощью магии вытащила из своей груди небольшую магическую сферу в форме сердца. Кризалис жадно облизнулась.

— Какой щедрый подарок! Я отпускаю всех вас взамен на него!

Розовую сферу окутала ядовито-зелёная аура. Аликорн подошла ко мне. На её лице выступили морщинки, а она сама становилась всё слабее и слабее.

— В Кристальную Империю. Ты мне должен. Прояви заботу обо мне.

И рухнула на пол без чувств. Даниил поднял аликорна и устремился к выходу. Вместе с Кайс, Книффом и Флер человек сел в карету, запряженную четырьмя пегасами Кристальной Империи, и дал команду возвращаться домой. Пони послушно взмыли вверх, и вскоре карета уже бороздила синее небо. Усадив Кэйденс, Даниил обнял её, чтобы аликорн не выпал.

— Флер, ты всё-ещё обижаешься на меня?

— Есть немножко.

— Тогда я предлагаю тебе ужин в ресторане, чтобы хоть как-то наладить дружбу.

— Только не вечером. Я с тобой вечером никуда не пойду.

...