Дружба - это жизнь

Пони собирают небольшую группу для изучения иных миров. Но по волею случая они попадают в мир, где уже около десяти лет идет война. Смогут ли пони вернуться домой? И как они расстанутся с новым другом, которого они приобрели за время путешествия?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Зекора Другие пони

Утро на кухне

Мало что сможет сравниться со старинными семейными рецептами. Когда мы готовим по ним, то вспоминаем былые времена, тех, кто их создал, и тех, кто угощался — друзей, родственников и даже случайных гостей. И вот настало утро, когда Эпплджек пришлось вспомнить все семейные рецепты, которые она знала. На то была особая причина.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Грэнни Смит

Посланник дождя

Каждый сам создаёт свой ад и при должном старании даже утопия обернётся кошмаром. Но в мире, где идеалы дружбы и всепрощения ещё не были воспеты, чужаку стоит сделать лишь неосторожный шаг, чтобы превратить свою жизнь в череду падений.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Человеки Стража Дворца

Пробуждение

Рассказ был написан к ЭИ-2019)

Другие пони ОС - пони

Я Цеппелин

Трутень №319, лучший разведчик царицы Хризалиды в Пониграде, обнаружил себя висящим на воздушном шаре над фестивалем сидра. Почему? Он не знает. Когда его спросили, что он здесь делает, он ответил первое, что пришло ему в голову: "Я Цеппелин."

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Чейнджлинги

Вечносияющая принцесса Селестия

Все хотел это написать, да только руки не доходили.

Принцесса Селестия ОС - пони

Fallout: Equestria - Квартира

Очередная зарисовка о последнем дне Эквестрии. Жеребец, спешащий к своей цели.

Луна иллюзий

Вот уже многие века Найтмейр Мун находится в заточении на поверхности Луны, среди белесой пустыни... Что если эта пустыня не столь "пуста" как кажется?

Найтмэр Мун

Всеэквестрийский алкофест

Один из двух рассказов, который мы с подругой писали для "Эквестрийских Историй" взяв алкогольную тему, пытаясь развить её параллельно. docs.google.com/document/d/1JjHZF5fxCc4CvtanCbY3ONw0MZyCgPoxDmNySUhzB0Y/edit - ссылка на Доки

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Возвращение

Возвращение Твай.

Твайлайт Спаркл Спайк Найтмэр Мун

S03E05
Глава 5 Глава 7

Глава 6

Амелия Стикс

Аликорн среагировала мгновенно – плавно сверкнув глазами, она прервала луч и тот не успел её достигнуть. Удивление Селестии не знало границ.

 — Ты… пыталась… ты? – прошептала принцесса.

Рассудок вернулся к Оливии. Но добавилось и осознание столь ужасающей ситуации. Кобылка ошарашено посмотрела сначала Твайлайт, которая растерянно виляла хвостиком. Затем, перевёртыш заметила то, как на мордашке принцессы проявились нотки гнева. Распаниковавшись, Оливия бросилась в ближайшее окно. Разбив копытами стекло, она быстро помчалась прочь. От неожиданности, толпа пони разбежалась с пути Оливии, тем самым предоставив «коридор» для беспрепятственного побега.

Выбежав из черт деревни, кобылка спряталась под низкой кроной карликового дерева, слившись очертаниями с ветвями и корой. Даже издалека было видно суету деревенских жителей. Оливия обрадовалась, что столь смогла убежать от могущественного существа, но в то же время расстроилась, ведь у неё появился мизерный, призрачный шанс на понимание, который она, поддавшись хищной натуре, благополучно запорола.

Тяжело вздохнув, кобылка убедилась в том, что её никто не преследует и спешно поковыляла в сторону Вечнодикого леса, дабы найти в его глубинах своё последнее пристанище. Многовековые деревья казались бесконечно высокими и за счёт обилия ветвей практически полностью перекрывали летнему солнцу взор на мрачные земли. Оливия наткнулась на некую тропинку, но благополучно её перейдя, направилась дальше, даже не думая о том, что может ждать её там… в чаще леса.

Забредя в самые дебри хвойных деревьев, кобылка присела отдохнуть. Едва её круп достиг мха, покрывавшего влажную почву, как на глаза попалась некая фигура. Оливия пристально посмотрела на силуэт, что приближался к ней.

«Пони? Здесь?» — удивилась Оливия.

Но к ней шла не пони. Едва фигура выглянула из-за ветвей, кобылка сразу распознала в ней аликорна, но не Селестию, а её сестру, о которой тоже не менее наслышана. О той, чьё самодельное чучело используется для тренировок воинов… Страх вновь окутал храброе сердечко Оливии, заставляя ту безмолвно смотреть на приближающееся создание. Принцесса Луна шла медленно и взгляд её, был прикован к кобылке. Оливии не хотелось вступать с ней в контакт и набравшись последних сил, побежала в самую чащу леса.

Хруст веток, шелестении листвы ссадинами и царапинами отражались по её телу. Оливия не знала как долго бежала. Ей казалось, что прошла целая вечность. Наткнувшись на живописный пруд с зеленоватой водой, она устало повалилась на его берегу. Хрипя от жуткой отдышки, перевёртыш подползла к воде. Там на неё посмотрела необычное существо – конкретнее, отражение. Конечно, Оливия много раз видела себя в зеркале но всегда она как-то… не понимала себя.

«Не пони и не перевёртыш, кто же я?» — совсем расстроилась кобылка, глядя на смешенные черты двух видов.

Кобылка ударила копытом по воде и та исказилась волнами, растворяющимися по мере удаления в сторону центра пруда.

Отвернувшись от воды, Оливия снова остолбенела от ужаса. Передней стояла принцесса Селестия. Её разум не сразу понял что к чему, но через пару секунд до неё дошло – побег от принцессы лишь иллюзия. Разве можно убежать от столь могущественного существа? Врятли.

 — Принцесса, я не хотела вам навредить, — дрожащим голосом произнесла Оливия.

Белоснежная ничего не ответила, лишь продолжая смотреть на перевёртыша. После долгой паузы, она всё же подала голос.

 — И давно уже? – спросила светлая.

 — Я не поняла, — удивилась Оливия.

Селестия присела и мельком кинула взгляд в сторону Луны, что подходила к беседующей парочке.

 — Давно ты голодаешь? – спросила принцесса.

Оливия сразу поняла, о каком голоде пошла речь.

 — Уже несколько лет… — прошептала она.

Удивлению Селестии не было границ.

 — Твой вид не может столь долго жить без энергетической пищи, — высказалась светлая.

 — А я могу. И это невыносимо, — сказала Оливия.

 — Это одна из основных причин, по которой мы не хотим тебя оставлять в наших землях. Ты представляешь опасность народу Эквестрии. Учитывая то, что ты скрыла от нас свою несдержанность, это значительно отягчает твоё положение, — говорила светлая.

 — Что вы со мной сделаете? – спросила кобылка.

 — Правильно было бы изгнать тебя обратно, либо заточить в темнице, но я отправлю тебя в заэквестрийские земли и там ты сама изберёшь свой путь. За чертами страны находятся и другие народы, возможно, ты сможешь найти с ними общий язык. Но учти, если ты вновь оступишься, то не все будут к тебе столь благосклонны как я, — молвила светлая.

 — Нет, принцесса, прошу! У меня больше нет сил искать себе дом, я больше не могу… — поникла пасмурная.

 — Сестра, неужели нет иного пути? – спросила Луна.

Селестия задумалась.

 — Я обещаю, что ни кому не наврежу! – крикнула Оливия.

 — Ты не можешь исполнить своего обещания, ибо инстинкты неподвластны контролю, — отрезала белоснежная.

 — Есть один способ… — начала Луна.

 — Нет, Луна, нет, — прервала Селестия, уловив ход мыслей синей кобылицы.

 — Наша страна веками давала помощь страждущим и не стоит делать исключение, — заступалась Сумеречная принцесса.

 — Даже если так, то кто пойдёт на «это» добровольно? Кто согласится? – загадочно говорила светлая, пока Оливия отчаянно пыталась понять, о чём вообще ведётся речь.

 — Она продержалась несколько лет, ты сама слышала. Возможно, «один раз» поможет ей ещё продержаться. К тому же, учти её кровосмешение, ибо она наполовину одна из нас, что я ощутила сразу, — молвила синяя.

Селестия пристально посмотрела на перевёртыша.

 — Дитя, сестра моя упорна и умна, что шанс тебе даровало. Поведай мне о сущности своей и возможно, я смогу помощь тебе оказать, — сказала светлая.

 — Но я уже рассказывала о своей жизни, — озадачилась Оливия.

 — Верно, но другую речь услышать я желаю. Кто ты есть, кто родители твои? – спросила Селестия.

 — Я никогда не видела своих маму и папу. Меня всегда воспитывала бабушка, а та в свою очередь, никогда о них не рассказывала, как бы мне не хотелось. Единственное, что я о них знаю – их больше нет… — печально вздохнула кобылка, ощущая, как спасительная ниточка надежды медленно рвётся.

 — Ох, бедняжка, — посочувствовала Луна.

 — Есть ли у тебя догадки, относительно сущности своей? Ты же понимаешь, что ты не совсем… перевёртыш, — говорила Селестия.

Оливия поднялась на ноги и вернувшись к пруду, вновь посмотрела на себя.

 — Просто я родилась какой-то… больной, — сквозь слёзы, проконстатировала пасмурная.

 — О нет, дитя, не верны рассуждения твои. Ты здорова, не сомневайся, но ты… ты не перевёртыш. Во всяком случае, не чистокровная, — Селестия осторожно подбирала слова.

 — Меня Кристалис называла грязнокровкой, я думала, она имела ввиду какую-то болезнь, — перевёртыш повернулась к принцессам.

 — Глаза твои зеркально отражают твою сущность. Ты пони, но наполовину. Ты перевёртыш и тоже наполовину, — сказала светлая и замерев, начала ждать реакции Оливии.

У перевёртыша всё в голове перемешалось, что сводило бедняжку с ума.

 — Но как такое возможно? Один из моих родителей пони!? У нас в улье нельзя строить подобные связи. Вообще не с какими другими видами! Принцесса, это невозможно… — запинаясь, тараторила Оливия.

 — Я говорю, как есть, прошу, прими правду, — произнесла правительница.

 — Но бабушка мне ничего не говорила! – разозлилась перевёртыш и её глаза сверкнули бирюзовым отливом.

 — Не вини бабушку, она пыталась защитить тебя, — вступила Луна.

 — Так нельзя… это неправильно! Я наполовину пони, ужас! – злилась Оливия.

 — Быть пони не так уж и плохо, — говорила младшая сестра.

 — Пони слабы и трусливы! Вот почему я иногда откровенно… туплю! – пыхтела перевёртыш.

 — Дитя, успокойся наконец! – крикнула Селестия.

Оливия в миг замолкла.

 — Как раз благодаря твоей сущности у тебя и появился шанс задержаться в Эквестрии, но придётся найти донора… — Луна озадачено посмотрела на сестру.

 — Лучик мой ночной, никто не пойдёт на это, не стоит давать ей ложную надежду, — отказалась Селестия.

 — Донора? – поинтересовалась Оливия.

 — Верно, донора психической энергии. Пони, которая согласилась бы побыть твоей… пищей. Одной кормёшки хватило бы тебе на долгое время, — объяснила Луна.

 — Сестра, прислушайся, что мы вообще такое обсуждаем! Кормить перевёртыша нашими пони? – встрепенулась светлая.

 — Небольшая кормёшка не причинит вреда, ты же знаешь, — пояснила младшая.

 — А почему вы не позволите покормиться вами? – спросила Оливия.

 — Что за наглость! – разозлилась светлая.

 — Оливия, это исключено. Наша энергия… она иная. Покормившись, ты потеряешь себя и будешь целиком ведома на своих инстинктах. Иными словами, это пробудит в тебе хищника ещё больше жуткого, чем твои сородичи, — объяснила синяя.

Аликорны отошли о оживлённо начали спорить, пытаясь найти для незваной гостьи хоть какой-то выход из сложившийся ситуации.

 — Во всём виноваты мои родители! Ну как? Как они могли встретить друг друга!? – кипятилась Оливия.

Аликорны замолкли. Селестия быстро подошла к перевёртышу, да так близко, что кобылка ощутило тепло, шедшее от груди принцессы. Селестия заметно нервничала и это ещё мягко сказано.

 — Сколько лет тебя, хотя не отвечай, я уже поняла. Оливия, у тебя есть фамилия? – спросила светлая.

 — Да, Обрагур. Но бабушка иногда путалась и называла меня Стикс, — ответила кобылка.

 — Селестия, неужели она…? – недоговорила Луна.

 — Ты тоже видишь? У неё «её» глаза, я уверенна, — голос принцессы немного дрогнул.

 — Глаза? Чьи? – спросила Оливия.

 — У тебя глаза твоей мамы, — с комком в горле, произнесла светлая.

 — Почему вы говорите так, словно знакомы с моей мамой? – перевёртыш ощутила то, как задрожали её коленки.

 — Потому что я действительно была с ней знакома, ибо имя её Амелия Стикс, — неуверенно улыбнулась принцесса.