Автор рисунка: MurDareik
Глава 7: Столкновение

Глава 8: Возрождение

Варден жаждал умереть.

Его терзала постоянная ошеломляющая тошнота. Казалось, крошечные демоны полосовали когтями его внутренности, пытаясь вырваться наружу. Голова раскалывалась. Рот был сухим, горло пересохшим. Каждая кость, каждый сустав, каждый сантиметр кожи болел. Каждая секунда была острой, ослепляющей агонией.

Пегас был привязан к кровати, чтобы его конвульсии не навредили ему самому. Толстые кожаные ремни обвивали голову, грудь, все четыре конечности и крылья. Хвост извивался и бился о кровать, когда он корчился в агонии.

Множество трубок соединяли его с большой машиной с парой насосов, фильтрующей его кровь. Кровь попадала в машину, очищалась, а затем снова закачивалась в вену.

Варден вопил бы до хрипоты, если бы не дыхательная трубка, вставленная ему в горло.

* * *

Куно стояла у окна, вялая и изможденная.

Варден абсолютно не реагировал. Он не смотрел на нее, даже когда она стояла рядом с кроватью, звала его по имени или осторожно трясла.

Доктор, с планшетом в копытах, остановился рядом с Куно, сохраняя безопасную дистанцию от ченжлинга.

— Мэм...нам нужно принять решение. Наши магические лекарства не работают, и без нее... он умрет, — осторожно объяснил он.

Куно мрачно кивнула, опустила взгляд на пол, а затем подняла копыто на подоконник и взглянула на извивающегося от боли мужа.

— Я... Да, давайте... Используйте ее, — сказала Куно и прикусила нижнюю губу, пытаясь сдержать слезы. — Верните мне его.

— Да, мэм, — доктор кивнул и быстро ушел.

Куно взглянула на своего мужа, ее уши медленно прижимались назад, — Прости меня, Варден... — прошептала она.

* * *

Варден сделал глубокий дрожащий вдох — и замер.

Куно моргнула и осторожно подошла к кровати.

—В-варден?

— Дайте ему минутку, — предупредил доктор, проверил мониторы вокруг кровати и затем осмотрел зрачки лежащего пегаса.

— Он перестал биться... это же хорошо, правда? — спросила ченжлинг со смесью тревоги и надежды в голосе.

Доктор кивнул.

— По крайней мере, ему больше не больно. Хотя он без сознания.

Куно прижала уши.

— Когда я смогу поговорить с ним?

— Вы не сможете пообщаться с ним еще довольно долго, — объяснил доктор и покачал головой. — Его состояние тяжелое и дыхательная трубка должна оставаться на месте. Мы могли бы попытаться дать ему что-нибудь, чтобы привести его в сознание, но на данный момент ему нужен отдых. Пусть наши лекарства просто выполняют свою работу. Поспешность только навредит.

Куно мрачно кивнула, взобралась на кровать Вардена, свернулась у него под боком и с безутешным вздохом положила подбородок на грудь пегаса.

* * *

Варден приоткрыл глаза, взволнованно взмахнул копытами и широко распахнул глаза в испуге.

Задремавший Гейл Форс поднял голову с груди и медленно устало моргнул.

— Чт случлс?

Варден перекатился на бок, обхватил копытами прозрачную трубку во рту и сорвал клейкую ленту вокруг губ, а затем стал медленно вытаскивать трубку изо рта. Это было похоже на какой-то фокус — прозрачная трубка сантиметр за сантиметром появляющаяся изо рта — пока он наконец не смог отбросить ее в сторону, а затем свеситься над краем кровати в порыве неудержимой рвоты.

Отвратительная смесь желчи и старой крови пролилась изо рта Вардена на пол, остатки стекали из угла рта, пачкая кровать.

Он содрогнулся, с трудом вздохнул — и потерял сознание.

* * *

Варден периодически приходил в сознание, моргал глазами, в оцепенении глядел на потолок или бездумно следил за зеленой линией на мониторе, которая подпрыгивала в такт с биением его сердца.

Его семья неизменно была с ним. Куно, Сварм, Гейл Форс или Тредбейр по очереди сидели с безответным пегасом.

Аппарат для диализа, подключенный к его телу, продолжал качать кровь, тщательно фильтровать ее и отправлять обратно. Дыхательную трубку не стали возвращать на место — врачи решили, что он уже в состоянии дышать самостоятельно.

Прошло очень, очень много времени, прежде чем он пришел в себя достаточно для разговоров.

— Это... это что, моя кровь? — спросил Варден устало посмотрел на аппарат для диализа. — Почему моя кровь идет туда? Моя кровь взяла отпуск?

Куно приподняла голову и медленно моргнула. Она явно была на грани истощения, как бы хитиновый панцирь не пытался это скрыть.

— Варден?

— Вернись… — Варден заскулил и протянул копыто к аппарату, — Вернись, кровь!

Куно нахмурилась и недовольно хлопнула его по копыту.

Пегас распахнул глаза и завопил. Его спина выгнулась дугой, тело одеревенело и задрожало, крылья яростно застучали по простыням.

Копыта Куно взлетели к ее губам, и она начала пятиться назад от кровати, даже когда медсестры вбежали, чтобы успокоить ее мужа.

— Ч-что я сделала? — тихо спросила Куно. Ее уши прижались к голове а на глазах собрались слезы.

— Вам нужно уйти, мэм, — резко сказала одна из медсестер и указала на дверь.

Ченжлинг опустила голову, повернулась и молча вышла.

* * *

Взгляд Вардена упирался в подвешенный над ним пакет для внутривенного вливания. Мягкое гудение аппарата для диализа, продолжающего фильтровать его кровь, звучало как колыбельная.

Через несколько минут он моргнул.

Куно заметила движение краем глаза, села прямо и уставилась на него с тревожным выражением.

— Варден? — Куно протянула было копыто, но остановилась, прежде чем коснулась его шерсти, опасаясь причинить боль.

— К-Куно? — вздохнул Варден.

Ченжлинг мгновенно оказалась сбоку от кровати, с передними ногами на ее краю, почти касаясь пегаса.

— Я здесь, Варден. Я здесь! Как ты?

— Дерьмово себя чувствую, — Варден, медленно облизнул губы,. — Горло пересохло.

— Тебе сейчас нельзя пить, — ответила Куно, ее уши постепенно оклонялись назад, — Доктор запретил…

—Что... случилось? — спросил пегас через некоторое время, пытаясь сосредоточиться на своих словах.

— Ты умер..., — тихо пробормотала Куно и опустила голову.

— Но я... я вернула тебя.

— Вернула меня? — удивленно повторил Варден.

— Я исцелил тебя, — тихо сказал Куно и посмотрела на него печальными глазами, — Я не могла отпустить тебя.

— Вышло у тебя просто отвратно, — тихий смешок пегаса, перешел в сухой, надрывный кашель.

— Мы со Сварм влили в тебя столько магии, что ты заработал магическое отравление... — призналась Куно, глядя в сторону и покусывая нижнюю губу.

— Прости, Варден. Я должна был отпустить тебя.

— Из за этого так больно? — глухо спросил Варден.

Куно печально кивнула.

— Врачи объяснили мне... в общем, я залила в тебя столько магии и сделала это так быстро, что она... э-э..., — ченжлинг замолчала, подыскивая правильное слово, — Магия пропитала тебя всего. Твое тело, шерсть, твои органы и... и я забыла, — сказала Куно, грустно почесав щеку копытом.

— Я могу позвать медсестру, чтобы она объяснила это лучше.

— Будь добра, — вздохнул Варден.

Ченжлинг грустно кивнула, встала и направилась в коридор. Через несколько минут появилась медсестра.

— Добрый день, Варден. Как самочувствие сегодня?

— Все болит, — уныло ответил пегас.

— На данный момент мы сократили дозировку лекарств, чтобы вы были в достаточно ясном сознании, чтобы говорить, — объяснила медсестра с легкой улыбкой, — Насколько я понимаю, вам нужны объяснения?

Варден кивнул и поморщился от боли, вызванной этим движением.

— Почему все болит?

— Магическое отравление, — просто объяснила медсестра, — Одна из причин, почему мы не возвращаем к жизни всех умерших. Боюсь, магическое отравление — это вовсе не шутка. Хотя обычно для получения достаточно высокой дозы магии требуется аликорн.

— Магическое отравление? — глухо переспросил Варден.

— Большинство единорогов знают об этом. Это состояние, когда магический потенциал ваших клеток достигает критической точки. Магия начинает угнетать клетки. Это обратимо, но до определенного предела. В общем, магия, вместо того чтобы переноситься эритроцитами, так же как кислород и все остальное, накапливается и начинает непосредственно воздействовать на клетки. Это не похоже на обычную болезнь, так как ваше тело постоянно перекачивает кровь и перемещает магию вместе с ней. Короче говоря, магия угнетает функции вашей печени, легких и почек, а также напрямую воздействует на ваши нервные окончания с помощью одного из видов электрической магии.

— Я ничего не понял, — пробормотал пегас.

Медсестра кивнула.

— Хорошо... давайте так. Ваши нервные окончания отправляют кро-о-ошечные электрические сигналы туда-сюда, которые затем сообщают вашему мозгу, что вы чувствуете боль. Магия встроилась таким образом, что она подавляет естественную электропроводность и заменяет ее магическими электрическими импульсами. По-видимому, это самое болезненное ощущение, которое вы способны испытать.

— Я не помню ничего такого... просто болит, — признался Варден и медленно нахмурился.

— Ну, конечно, вы не запомнили. Такой тип боли является одним из самых мощных переживаний, которые вы когда-либо могли бы испытать. Ваш разум естественным образом блокирует ее для самозащиты. Селективная амнезия. Вам повезло, что вы не помните, в противном случае, вы, скорее всего, сошли бы с ума.

Варден медленно сморщил нос.

— Не повезло.

— Это вы только сейчас так говорите, — с усмешкой улыбнулась медсестра. — Как только мы дадим вам еще одну дозу авроры, вы словно на облаке себя почувствуете.

Глаза Вардена распахнулись, а зрачки расширились.

— A-авроры?

— Наши обычные средства лечения все магические. Они не работают при магическом отравлении, — спокойно объяснила медсестра.

Пегас попытался тряхнуть головой, прежде чем стиснуть зубы и застонать от боли.

— Мне нельзя аврору!

— Мы знаем о вашем прошлом... опыте с авророй. Мы поможем вам с этим, не волнуйтесь, — сказала медсестра с улыбкой и кивком.

— Как скоро я перестану чувствовать... как будто меня валуном пришибло? — спросил Варден с напряженным выражением, — Чувствую себя крайне погано от всей этой боли.

— Довольно долго, — объяснила медсестра и покачав головой, двинулась к аппарату диализа, — Мы можем удалить магию из вашего кровотока, но это происходит постепенно. И мы физически не можем избавится от магии в ваших мягких тканях, пока она сама не будет вымыта кровью.

— Так много неприятностей… — пожаловался пегас.

— Да, возвращать кого-то из мертвых с помощью магии — как правило, очень, очень плохая идея, — ухмыльнулась медсестра. — Вам повезло, что патруль королевской стражи заметил магию и прибыл вовремя, чтобы перезапустить ваше сердце.

— Что? — смущенно переспросил Варден.

— Ваша жена исцелила вас, но она не запустила ваше сердце. Вы были мертвы, во всех смыслах этого слова. Но как только они попытались вас переместить, вы очнулись и начали кричать. Нам пришлось накачать вас успокоительным и засунуть дыхательную трубку в горло, чтобы остановить крик. И даже тогда вам было так больно, что мы должны были увеличивать дозировку, чтобы вы не потеряли сознание, пока даже это не перестало работать, Вы кричали, пока не начали кашлять кровью.

Варден передернулся.

— Звучит паршиво.

— Я полностью с вами согласна, — коротко кивнула медсестра.

— Как скоро я смогу... двигаться? — нерешительно уточнил пегас.

— Ну, диализ медленно фильтрует магию из вашего кровотока. Я бы сказала, что потребуется еще... месяц? — задумчиво предположила медсестра.

Глаза Варден медленно расширились.

— М-месяц?

Медсестра кивнула.

— В самом деле. Целый месяц. Вы счастливчик. Если бы вас доставили на несколько минут позже, то повреждения вашей печени и почек были бы необратимы. Хотя, если быть честным, на вашем месте я бы в ближайшее время не напивалась.

— Мой отец будет страшно разочарован, — сухо заметил Варден.

— Позже врач объяснит вам более тонкие детали. Есть несколько вещей, которые вы должны знать, чтобы управляться с вашим состоянием, — объяснила медсестра.

— Моим состоянием? — переспросил пегас. Его уши медленно прижимались к голове.

— Острое магическое отравление. — С этим как и с прочими медицинскими состояниями шутить нельзя. Но это не страшнее, чем некоторые типы диабета.

Варден тяжело вздохнул и закрыл глаза.

— Почему все болит, когда я двигаюсь?

— Посттравматическая стрессовая гиперчувствительность, — последовало объяснение, когда медсестра подошла к кровати проверить пакет для внутривенных вливаний, — Магия жгла ваши нервные окончания в течение нескольких дней подряд. Вы прошли через период десенситизации, а теперь настал период гиперчувствительности. Любой физический контакт будет причинять боль. Но не волнуйтесь, мы будем использовать аврору, пока магия не будет отфильтрована до уровня, когда вы сможешь двигаться самостоятельно, не впадая в агонию.

— Большое вам спасибо, — отозвался пегас и отвернулся к стене, — Не могу двигаться. Должен принимать наркотики, даже чтобы поспать или отдохнуть без мучений...

— Бедный малыш, — произнесла медсестра, взяла иглу и впрыснула что-то в пакет для внутривенных вливаний.

Варден сразу же почувствовал умиротворяющий покой и медленно расслабился.

— Теперь отдыхай и никуда не уходи, — с теплотой улыбнулась медсестра.

Но пегас уже спал.

* * *

Варден слегка пошевелился и издал слабый стон. Он распахнул глаза и тут же дернул голову назад, застонав от боли, пронзившей его нервные окончания. Ярко-красная кровь закапала из носа на постель. Куно, аккуратно придерживая его голову копытом, начала очищать нос влажной салфеткой. Пегас изогнулся и прикусил язык, стараясь не закричать от боли даже при таком мягком физическом контакте. Ченжлинг быстро закончила и отпустила его голову. Пегас заметно расслабился и опустился на уже испачканную подушку.

— Оу...

— Я знаю, что это больно, — сказала Куно с хмурым взглядом, подняла копыто и очень осторожно погладила его по щеке.

Варден вздрогнул, будто его ударили хлыстом.

— Они говорят, что худшее уже позади. И они снова будут колоть тебе аврору, чтобы ты был в сознании, — успокаивала ченжлинг, нежно прикасаясь к его лбу влажной марлей.

— Как... как долго? — вздохнул Варден и облизнул губы, пытаясь смочить их.

— Месяц, — ответила Куно.

Пегас поморщился.

— Месяц…

— Целый месяц, — подтвердила Куно, слегка закатывая глаза. — Ты ведешь себя так, будто это первый раз, когда ты очнулся в больнице, пропустив значительный кусок своей жизни.

— Ты справляешься с этим намного лучше, чем я ожидал, — прохрипел Варден.

— У меня было много времени, чтобы привыкнуть, — спокойно сказала Куно, достала новую марлю и подняла ее над головой пегаса. — Открой рот.

Варден осторожно открыл рот, слегка вздрогнув. Куно сжала марлю и выдавила в рот немного воды. Пегас довольно мурлыкнул и медленными круговыми движениями сухого и опухшего языка начал смачивать внутреннюю поверхность рта, прежде чем он с трудом сглотнул. Он стиснул зубы и слабо фыркнул, пытаясь не вскрикивать от боли.

— Без маскировки… — заметил пегас, глядя на нее.

— Что ж, сейчас в этом нет особого смысла, — ответила Куно, покачала головой и откинулась на кресло, которое стояло рядом с его кроватью. Кресло было усыпано различным мусором. Пустые обертки от конфет, журналы, марля, полупустой стаканчик, в котором когда-то держали что-то похожее на кофе. — Они видели нас всех. Я, ты, Сварм... мы все были не в лучшей форме, когда они нас сюда притащили.

Ченжлинг на мгновение задумалась и почесала подбородок копытом.

— Сварм очнулась первой. Она запаниковала и попыталась разбудить нас. Но к тому моменту врачи уже пытались ввести тебя в кому и их лекарства не работали, потому что они были магическими, и все они блокировались моей магией.

— П-почему ты была здесь? — спросил Варден.

— Я почти убила себя, когда спасала тебя, — качнула головой Куно, — Я даже не могла сменить облик, когда попала сюда... и неделю после этого.

— Значит, ты и Сварм?.. — продолжил Варден озадаченно.

— Мы обе закачали в тебя каждую каплю магии, которую только смогли. Хотя... это было более изощренно, — поправилась Куно и фыркнула. — Я использовала заклинание исцеления... единственное, что я знала. Я просто хотела, чтобы тебе стало лучше... И, в общем... это сработало… — закончила она с грустной улыбкой.

— Ну, я жив... в конце концов… — признался Варден, облизывая свои сухие губы таким же сухим языком.

— Кризалис?

— Мертва, — категорично отрезала Куно. — Мертва окончательно.

— Ты уверена? — прямо спросил Варден.

— Я вбила шип прямо в сердце этой злой ведьмы, — ответила ченжлинг, так же прямо. — Самое приятное, что я когда-либо делала.

— Не смотря на то, что она была твоей королевой?

— Она перестала быть моей королевой, когда пыталась погубить меня и тебя, — резко ответила Куно, прижала уши и рефлекторно оскалила зубы, — Но теперь ее нет.

— Хорошо...— пробормотал пегас и тяжело вздохнул. — Как Сварм?

— Поймала ее целующейся с этим жеребенком из школы по дороге домой, — Куно кивнула и криво ухмыльнулась.

— Целующейся?! — спросил Варден, напрягаясь, — Она слишком мала для этого! Я упеку этого жеребенка на одну из соседних коек!

Куно закатила глаза.

— И каким образом? Упадешь на него? В любом случае, это она его подстрекает.

— Это... не хорошо, — тихо сказал Варден.

— Конечно не хорошо. Но она должна самостоятельно исследовать свои таланты, — мягко кивнула Куно. — По крайней мере, ее выбор пал на жеребенка слишком юного для всякого такого, иначе она могла получить ряд уроков анатомии куда раньше, чем большинство кобылок.

Варден побледнел.

— Не вижу здесь повода для шуток!

— А я и не шучу, — произнесла Куно и нахмурилась. — Это очень даже реальная опасность. Но я не знаю, достаточно ли она взрослая для этого разговора.

— Хорошо, если она достаточно взрослая, чтобы ты волновалась, тогда она уже достаточно взрослая, чтобы поговорить! — пегас застонал, лишь слегка пошевелившись.

— Ты абсолютно уверен, что она готова к разговору о безопасном сексе? — тупо спросила Куно.

— Нет, нет и нет! — запротестовал Варден, энергично качая головой, — Она готова к разговору о «никогда-никогда-никогда-не-занимайся-сексом»! И, в качестве добавки, к беседе о «секс-грязный-и-отвратительный-и-ты-не-хочешь-иметь-с-ним-общего»!

Ченжлинг долго смотрела на него, прежде чем деликатно спросить:

— Варден... Кто ее родители?

Варден остановился на мгновение, а затем огорченно вздохнул.

— Туше.

— Как ты себя чувствуешь? — сочувственно спросила Куно.

— Как дважды переработанное дерьмо, — грубо отозвался пегас.

— Проклятие, что-то новенькое, — удивленно заметила Куно.

— Я просто пытался описать тебе, насколько мне худо, — ответил пегас.

— Я бы заползла к тебе и обняла, но, боюсь, тебе будет слишком больно,— поморщилась Куно.

— Давай уже... — произнес Варден, медленно прижимая уши. — Пожалуйста... Мне сейчас просто необходимо твое объятие...

Куно нахмурилась и прикусила нижнюю губу, прежде чем осторожно поставить передние ноги на край кровати, избегая случайного прикосновения. Варден слабо фыркнул, перекатился к ней, обхватил копытами плечи и притянул Куно к себе. Он резко вздрогнул от прикосновения, изогнулся и стиснул зубы, но продолжал крепко прижимать ее к себе, не размыкая объятий.

— Спасибо... Спасибо, что вернула меня.

Куно осторожно обхватила своего мужа, аккуратно обнимая его в ответ, крепко прижавшись носом к его шее.

— Спасибо, что вернулся… — тихо прошептала она, — Я... я бы не смогла... я бы просто не смогла жи...

Варден прикрыл ее рот копытом.

— Я знаю, Куно. Я знаю. Вероятно, мы обсудим твою нездоровую зависимость от моего благополучия, но позже, когда я не буду накачан авророй.

— Ты... ты же простишь меня за то, что я позволила им использовать ее, верно? — тихо спросила ченжлинг.

— Конечно, я прощаю тебя, — успокоил ее пегас и наклонился чтобы аккуратно поцеловать ее подбородок.

— Но... я не могу давать никаких обещаний о том, что я буду делать или говорить, когда я буду слезать с нее... Это... это будет не сильно красиво.

— Будет плохо, да? — мягко спросила Куно.

Варден осторожно кивнул и сжал ее чуть крепче своими копытам.

— Просто... просто помни, что, когда я буду... просто... ну, это буду не я. Что бы я ни говорил... Что бы я ни делал...

— Ты сражался с королевой ради меня, — тихо произнесла Куно и мягко подтолкнула его подбородок носом.

Пегас вздрогнул от боли, прежде чем кивнуть.

— Действительно, сражался. Хотя причин было несколько больше.

Куно прикрыла его рот своим копытом.

— Тсс. Ты сражался с ней ради меня. Не рушь мои фантазии о рыцаре в сверкающих доспехах.

— Если я фигурирую в твоих фантазиях, тогда у тебя куда больше проблем, чем просто нездоровая зависимость, — сказал Варден со слабым смешком.

— Мне не позволено фантазировать о собственном муже? — фыркнула Куно.

— Так у нормальных пони не принято. А еще не принято, чтобы у мужа были хорошие отношения со своей тещей, хотя учитывая, что ты прикончила ее ближайший эквивалент, то с этой частью стереотипов я согласен, — закончил пегас и нахмурился.

— Она убила тебя… — тихо произнесла Куно, — И я отомстила за тебя. И довольно быстро, надо заметить.

— Я даже этого не помню, — признался пегас, нахмурился и потер свою грудь. — Я просто помню... Сварм. И не нашу маленькую Сварм. Большую Сварм. Мою бывшую жену.

— Кризалис притворилась ей, да, — коротко кивнула Куно.

Варден нахмурился и отвел взгляд в сторону.

— Как я вообще на это повелся? Было свидетельство о смерти... Я похоронил ее. Я... я коснулся ее холодного, безжизненного тела, прежде чем предать его земле. Ни единого шанса, что она могла быть жива. Не говоря уже о том, что Сварм была земной пони. Эта же штука была единорогом...

— Она была королевой, Варден. Иерархия ченжлингов — меритократия. Она была королевой, потому что у нее были способности и сила... Не удивительно, что она обманула тебя. Чудо, что тебе удалось вырваться. Если бы она изучила тебя чуть лучше, тогда не осталось бы и призрачного шанса.

— Почему она вообще напала на меня? — глухо спросил пегас, — Чего она добивалась, заставляя меня ненавидеть тебя?

— Мелкая месть, — поморщилась Куно, — Она хотела отомстить за то, что загремела в темницу.

— Как она вообще сбежала?! — зарычал Варден, сжал копыта, поморщился от боли и расслабил хватку.

Куно нахмурилась.

— Полное молчание... Они хотят дать мне медаль за избавление мира от Кризалис, но отказываются рассказать, как она сбежала. Может, мы никогда и не узнаем.

— Медаль, а? — Варден лукаво прищурился.

— Медаль, — кивнула ченжлинг. — Врученную лично Селестией, Луной и Кейденс на пышной, ужасающе шумной церемонии.

— О-о-о, ченджлинги же обожают публичные церемонии, — сказал пегас с легкой улыбкой.

— Я прямо сказала им, что не покину эту больницу, пока тебе не станет лучше, — категорично заявила Куно, наклонилась и поцеловала его в нос.

Варден прищурился и облизнул ее нос в ответ.

— У тебя есть и своя жизнь, ты же знаешь.

— Ты моя жизнь, — мгновенно ответила Куно.

— Значит, ты успешно преодолела все трудности, связанные с исцелением зияющей раны в моей груди, но так и не смогла исправить мое копыто? — спросил пегас, качнув больной ногой в ее сторону. — Я смутно помню что-то острое и и зазубренное в районе моего легкого.

Внутри твоего легкого, — нахмурилась Куно, — И я просто пыталась удержать тебя в живых... ну, или заставить тебя вернуться к жизни. Я и не думала, что это... ну, так плохо кончится.

— Мне лучше, — ответил Варден, оправдываясь.

— И если ты не будешь колоть лекарства каждый день в течение следующих пяти лет, то остаточная магия в твоем теле будет разрушать твои клетки изнутри и убьет тебя, крайне болезненно, — категорически заявила ченжлинг.

Пегас выпучил глаза.

— Ч-что?

— Я не шучу, Варден, — серьезно ответила Куно. — Магическое отравление — ужасная, ужасная болезнь.

— Я не люблю иголки, — заскулил пегас, — Я совсем-совсем не люблю иголки.

— Ну, ты быстро привыкнешь к ним, — тихо сказала Куно и опустила уши.

— Еще не передумал прощать меня?

Варден закусил нижнюю губу, прежде чем мягко вздохнуть.

— Меня напрягают ежедневные уколы... но, по крайней мере, я все еще жив. И я снова могу летать!

— Я это заметила, — сказала Куно задумчиво.

— Мне хотелось бы снова взлететь с тобой на облака.

— Если ты хотя бы подумаешь о том, чтобы наложить на меня свои копыта, пока мое тело кричит от боли при малейшем касании, то я тебя укушу, — предупредил Варден.

— Уже подумываю об этом, — промурлыкала Куно и наклонилась, чтобы поцеловать его в нос.

— Прекрати это, — пробормотал Варден и уперся копытами в ее грудь.

— Я запрещаю тебе фантазировать обо мне до тех пор, пока я смогу как минимум присоединится.

— Ты можешь фантазировать, — задумчиво произнесла Куно, — но ты не можешь действовать.

Варден закатил глаза, еще сильнее уперся копытами, прежде чем сделать паузу и нахмуриться.

— Что случилось? — спросила ченжлинг, глядя ему в глаза.

— Мое копыто… — пегас продолжал хмуриться.

Куно мгновенно перекатилась в сторону, убирая вес своего тела.

— Извиняюсь, — пробормотала Куно.

— Нет, — Варден, медленно прикусил нижнюю губу, — Помоги мне подняться.

— Что? — глупо переспросила ченжлинг.

— Помоги. Мне. Подняться.

Пегас поджал губы и поднял бровь.

— Ну, знаешь, встать на ноги.

Куно нахмурилась, прежде чем просунуть свою ногу под него, помочь перекатиться и встать на свои собственные копыта.

Варден вздрогнул от контакта, стиснул зубы от боли, пьяно покачнулся — но он стоял. Его конечности были широко расставлены для равновесия, он тяжело дышал, в то время как машины начали пищать быстрее вслед за участившимся сердцебиением.

— Ты в порядке? — обеспокоенно спросила Куно.

Пегас кивнул, переместил свой вес сначала на одно переднее копыто, а потом на другое, его глаза медленно расширялись.

— Больно?

— Д-да… — тихо произнес Варден и громко сглотнул, — но... не копыто. Мое копыто не болит как раньше. Они болят одинаково.

Ченжлинг удивленно моргнула.

— Что?

— М-мое копыто вылечено, — придушенно сказал Варден. Он тяжело опустился на круп, уставившись на свое ранее поврежденное копыто широко открытыми глазами. По его щеке медленно скатилась слезинка.

— Оно исцелено. Я могу... я снова могу ходить.

— Ты уверен, что это не от авроры? — мягко уточнила Куно, обняла его сзади и слегка зарылась в его крылья.

Пегас упрямо покачал головой.

— Это не аврора. Я снова могу ходить!

— Но... как? — прямо спросила Куно, — Варден, чушь какая-то.

— Когда ты исцелила меня, — Варден задумчиво пожевал язык, — Наверное, это случилось, когда ты меня исцелила...

— Но количество магии, необходимое для исцеления такой серьезной травмы… — начала возражать Куно.

— Вызвало бы серьезное магическое отравление, не так ли? — закончил пегас и приподнял две трубки, ведущие от его ноги к аппарату для диализа.

— Я... я все же подожду, пока врачи это подтвердят, — осторожно сказала Куно.

Варден покачал головой и откинулся назад, чтобы крепко прижаться к ее боку.

— Мне для этого не нужны врачи. Я снова могу ходить!

Куно беспомощно улыбнулась и мягко обхватила его шею.

— Но... я больше не смогу победить тебя в гонках!

— Ты имеешь в виду, что не сможешь больше мухлевать, обгоняя беспомощного калеку, — поправил ее пегас с кривой усмешкой.

— Мухлеж, гонки... в любви — как на войне: все дозволено, верно? — Куно изобразила свою самую невинную улыбку.

— Верно-верно, — ответил Варден и болезненно вздрогнул. — А теперь помоги мне вернуться в кровать, мне нужно прилечь.

Продолжение следует...

...