Сказка рассказанная на ночь

Последствия вечеринки у Пинки и сказки вкупе.

Опыты Твайлайт Спаркл

Твайлайт любит проводить эксперименты. И пусть не все проходит гладко, главное для юной единорожки это познание нового.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Внезапное влечение

Драконикус давненько поглядывал на Силача Маки. Да и сам жеребец непрочь проявить Владыке Хаоса немного дружеской любви. Но к чему же их приведет эта взаимная симпатия?

Биг Макинтош Дискорд

Яд, что течёт в нас

Пережив время подвигов и захватывающих приключений, Твайлайт Спаркл остепеняется, полностью отдаёт себя работе принцессой и даже заводит семью. Проходит несколько лет и Твайлайт обнаруживает себя одной из самых любимых и занятых принцесс, её здоровье уже далеко не идеально, а отношения с дочерью трещат по швам. Желая исправить ошибки и наладить жизнь, Твайлайт решает вновь установить хорошие отношения со своей родной кровью, но возможно для этого уже слишком поздно.

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони ОС - пони

Костёр на краю Вселенной

Это сиквел рассказа "Все братья - сёстры". Несколько недель назад Динки осознала, что Вселенная вокруг неё постоянно меняется. Некоторые из этих реальностей забавные, некоторые — не очень. Та, в которую она попала сейчас, кажется довольно скучной. Просто костёр посреди бескрайней пустыни. Но тут есть что-то ещё…

Другие пони

Не в метке дело...

В Эквестрии появляется жеребёнок, которому не дали имени. Не успели. И, сбежав от приёмных родителей, так и не давших ему имени, он хочет найти себе призвание. Или, хотя бы, своё имя.

Другие пони ОС - пони

Сказание о последнем элементе

В результате опасной встречи человек отправляется в Эквестрию, оставив в родном мире маленькую дочь. Смирившись с потерей семьи он пускает перемены в свою жизнь, но тот час же тьма приходит в движение. Это история, где Эквестрия оставлена в опасности. Истории о любви, потерях и вечных узах семьи.

Дыхание мрака

Вспышка заболевания в Мейнхеттене побуждает власти Эквестрии объявить жёсткий карантин и сделать Мейнхеттен закрытой зоной, дабы контролировать болезнь. Ограниченное количество медицинских сотрудников, вынуждает остальные города формировать команду для проникновения в закрытый Мейнхеттен, для выяснения причины болезни и поиска лекарства против нее.

ОС - пони Сестра Рэдхарт

Aloha, kahuna!

Утомившись от политических интриг и постоянных неудач в мире доклассической эры, Луна убегает в самое лучшее место, которое ей только удаётся найти. Ну, и берёт с собой Селестию.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Последняя жертва

Попаданцы ходят в Эквестрию, как к себе домой - но не просто так. Волшебное Зеркало в глубинах сокровищницы Селестии порождает их только тогда, когда над миром в очередной раз нависает смертельная опасность. Луна, обратившись Найтмер Мун кое-что смогла понять в бесконечности этого цикла и хочет его прекратить. Почему?

Найтмэр Мун

S03E05
Темная жизнь - Акт 1. Глава 16 - Присморт Темная жизнь — Акт 1. Глава 18 — Принцесса ночи

Темная жизнь - Акт 1. Глава 17 - Ключи

Множество ярких красок вертелось вокруг него. Фестрал стоял на месте и лишь любовался ими, дожидаясь окончания этих плясок. Вот прошла минута, и фон красок сменился на другие декорации. Арон находился в пещере, которая была реконструирована под кузню. Тому было подтверждение: огромная наковальня, большой горн и множество инструментов, предназначенных для работы по металлу. Но его это ничуть не удивило: в артной ему приходилось видеть инструменты куда лучше.

Меченый спокойно, как в каком-то музее, изучающе осматривал пещеру. Пройдясь по всей её площади, он не обнаружил ничего такого, что могло бы заинтересовать. Ему даже показалось, что он зря потратил время на этот трюк. Арон собрался возвращаться обратно в реальность, как вдруг в пещеру кто-то вошёл.

Земля затряслась под его ногами. Парень не мог вообразить, что увидит своими глазами того, о ком читал лишь в книгах и кого видел лишь на картинках. Огромный золотой дракон, выше Арона в четыре раза, с длинными усами на кончике морды, которые придавали ящеру сходство с огромным сомом, мощными рогами на затылке и двойным перепончатым гребнем на шее, вошел в своё жилище. Обернувшись кольцом вокруг горна, он стал греться. К нему подбежал маленький, практически роста меченого красный дракон, у которого на морде виднелся ещё свежий шрам.

Твёрдым голосом он сообщил золотому дракону:

— Владыка Азаон, к нам прибыли сёстры света и ночи. Они просят аудиенции. Нам прогнать их или убить? — для вежливости решил спросить он.

По-видимому, этот красный дракон не раз уже выгонял кого-то или даже убивал. Он лишь формально спросил, чтобы владыка знал, что с ними делать. Даже если он прикажет прогнать, красный сделает наоборот и убьёт их, чтобы неповадно было другим сюда ходить.

Красный в предвкушении ждал, когда владыка скажет эти слова и начнёт действовать, но у Азаона были другие планы.

— Приведи их ко мне, — от этих слов красный побледнел.

— Владыка, но они чужеземцы! Им нельзя доверять… — дракон продолжал гнуть своё, но суровый взгляд золотого дракона заставил его замолчать.

— Ты будешь перечить мне? — сурово произнёс он, пронзая взглядом своего слугу. Увидев взгляд владыки, ящер побледнел и упал на одно колено.

— Простите меня за выходку. Я перешёл границу дозволенного и приму любое наказание, которое вы зачтёте справедливым.

Но дракон смиловался, даровав ему лишь предупреждение.

— Встань и приведи мне гостей, — красный послушался его и ушёл. Через минуту в пещеру вошли две кобылки повыше Арона, у которых имелись крылья и рога. О них меченый узнал в книге: их называют аликорнами.

Первая кобылка была белого цвета и имела пышную розовую гриву, которая в воздухе двигалась сама по себе. Её кьютимарка была в виде солнца. Вторая была помладше и чуть меньше белой кобылки. Она была тёмно-синего цвета со светло-голубой гривой, которую украшало звёздное небо. Грива тоже сама по себе двигалась, будто её колыхал ветер. Это доказывало их мощь в магии.

Представ перед золотым драконом, они одновременно склонили перед ним свои головы. Первой взяла слово старшая сестра:

— Азаон, великий кузнец, мы с сестрой пришли сюда просить у тебя помощи. Помоги нам спасти Кристальную Империю от тирана, который угнетает свой народ. Мы не можем сидеть в стороне и наблюдать за тем, как страдают невинные. Мы пытались решить всё мирно, но оказалось, что всё бесполезно. Королю Сомбре нужна лишь власть и мир у своих ног. Если мы не остановим его сейчас, то в будущем будет поздно. Прошу, смилуйся и помоги нам остановить его, — закончила она, не подымая головы.

Дракон, спокойно выслушав аликорна, сказал:

— Встаньте, сёстры света и ночи. Мне ведомы прегрешения этого короля, но я вынужден отказать вам: это не моя война, а ваша. Золотой дракон не может вмешиваться в дела мирские: если это произойдет, то баланс может разрушиться, и сюда придёт зло куда хуже, чем ваш король, — кобылка хотела возразить, но дракон не дал ей начать и продолжил говорить. — Но я не позволю ему бесчинствовать. Прямо сейчас мироздание кричит от боли, прося о помощи. Это ещё и моя вина, ведь когда-то я создал для него оружие. Это была моя роковая ошибка. Вы не уйдёте отсюда просто так. Я одарю вас оружием, что сможет побороть его. Оно будет частью вас самих. Мне потребуется частичка вашей души для создания живого оружия, но при этом я должен удостовериться, что оно не будет причинять вред невинным. Подойди ко мне, светлая сестра, — он поманил к себе белую кобылку.

Она не стала сомневаться и спокойно подошла к нему. Дракон подался вперёд, навстречу, и медленно наклонился, оказавшись на одной с кобылкой высоте, приблизился к ней, заглянул ей прямо в глаза — зеркало души, и стал погружаться в чертоги её сознания. Побывав там, он нашёл лишь свет, который своим теплом согревал его сердце. Поняв, что она хороший кандидат для создания оружия, Азаон схватил часть её света и кинул в горн. Вспышка озарила пространство. Сунув лапу в раскалённую лаву, дракон вынул оттуда оружие.

— Эта алебарда света под названием «Луч надежды» будет служить тебе долгую службу. Постарайся не потерять её: теперь она часть тебя. Теперь твоя очередь, сестра ночи. Подойди ко мне. Не бойся, я не кусаюсь, — магией сестра света забрала подарок Азаона и отошла в сторону, давая своей сестре подойти.

Немного обеспокоенная, она медленно приблизилась к дракону, и, приподняв глаза, встретилась с ним взглядом. Теперь ему настала очередь прыгать в чертоги души сестры ночи. Там он увидел ночное небо, украшенное мириадами звезд, и огромную луну, что освещала пространство нежно-голубым светом. Но тут взгляд Азаона упал на тень луны, что была чернее ночи. Ему это не понравилось, и он хотел отказать ей в оружии, но, вспомнив свою ошибку, которую совершил, отдав косу тому единорогу, решил закрыть на это глаза, посчитав, что свет луны сдержит эту тень. Взяв часть звёздного неба с собой, он материализовал его и кинул горн. Вспышка. Тёмная пелена поднялась вверх. Дракон достал из лавы меч и преподнёс его кобылке.

— Это меч ночи «Покоряющие звёзды»; он будет служить тебе. Но учти: в тебе скрыта тьма, которая может повлиять на него. Не дай ей взять над тобой верх, иначе меч поглотит тебя. Теперь уходите, я больше ничем не могу вам помочь, — произнёс Азаон, отворачиваясь от них.

— Благодарю тебя, Владыка золотых драконов, мы никогда не забудем твою доброту.

— Ступайте, время не ждёт. Сомбра с каждым часом становится сильнее. Селестия, если ты не поторопишься, то миру будет тяжело залечить свои раны. Луна, береги себя, не позволь тьме…

После этих слов Арона закрутило в разноцветной воронке.


— Ария, позови бабушку, господину Арону плохо! — прокричала старшая сестра, пытавшаяся приподнять Арона с пола. Попытки кобылки были тщетны: поднять взрослого жеребца не так уж и просто, как казалось на первый взгляд.

— Сейчас… — испуганно произнесла младшая, уносясь из комнаты.

— Очнитесь, господин Высший, я не могу вас поднять… — с пыхтением Сирена старалась закинуть его бренное тело на кровать. Через пару минут в комнату вбежала бабушка кобылок. Увидев, что происходит, она отодвинула внучку в сторонку, сама приподняла меченого и уложила его на кровать.

— Что тут произошло? — строгим голосом произнесла пожилая кобылка, уставившись на внучек.

Ария замялась, не зная с чего и начать, а вот Сирена, набравшись храбрости, ответила:

— Мы играли с Арией в магов и волшебников. Господин Высший сначала ничего не делал, лишь наблюдал за нами. После он резко встал и подошел к этой штуке, — она указала на меч, который лежал на полу, — взял её, посмотрел. Произошла вспышка, и он упал на пол. Мы не знали, что… делать… — на этой ноте Сирена не выдержала и стала захлебываться слезами. — Мне… стало страшно… Я старалась… под… нять… его… — и кобылка зарыдала, прижавшись к бабушке. За ней последовала и Ария.

Леранда приобняла своих внучек и нежным, любящим голосом произнесла:

— Вы, мои храбрые кобылки… Ария, молодец, что позвала меня, а не кого-то другого. Сирена, ты тоже молодец: не растерялась и попыталась помочь ему. На твоём месте я бы испугалась и спряталась. Но ты поступила правильно, что не оставила его одного.

Шмыгнув носиком, Сирена оторвалась от бабушки и виновато произнесла:

— Я не могла оставить его. Он спас нас… — пробубнила она.

— Что? — удивилась кобылка. Ария отошла от бабушки и присоединилась к сестре.

— Это моя вина! Мы хотели прогуляться по окрестностям, но господин Арон запретил. Не послушавшись, мы сбежали. Потом нас окружили странные дяденьки в капюшонах… — тут слово взяла старшая сестра.

— Это моя вина!.. Если бы я знала, что так будет… Они окружили нас и хотели забрать, но Высший пришёл к нам на помощь и остановил их. После мы вернулись обратно…

— Нет, это моя вина! Если кого и нужно наказывать, то это меня! — вышла вперёд Ария, загораживая собой Сирену.

— Нет, это моя вина! Я в ответе за Арию, и кого нужно наказывать, так это меня. Я старше и должна понести ответственность за это!

Леранда стояла в полном шоке от услышанного. Она не знала, как сейчас поступить. Её терзали чувства противоречия: либо сейчас накричать на них и запереть надолго в комнате, либо радоваться, что они целы и невредимы. Её раздумья прервал ворочающийся Арон, который стал приходить в себя.

— Они ни в чём… не виноваты… Это я не… уследил за ними… Кого и нужно… наказывать, так это… меня… — промолвил он, приподнимаясь и при этом прикрывая глаз. Матриарх устало покачала головой.

— Как я устала за сегодня. Ария, Сирена, марш по своим комнатам! Чтобы я вас сегодня не видела и не слышала. Если это случится, последует страшная кара. Какая, вы и сами прекрасно знаете. Арон, спасибо, что защитил их. Ты сдержал своё обещание, и я это очень ценю. Но сейчас не мог бы ты тоже кое-какое время побыть здесь и посидеть тихо? — попросила она с умоляющим взглядом. Меченому ничего не оставалось, кроме как лишь кивнуть ей, мол, «хорошо, постараюсь».

— Спасибо. А вы что тут стоите? Я вам что, неясно сказала? — обратилась она к внучкам. Они посмотрели друг на друга и, кивнув, разбежались по своим комнатам. Леранда досадно выдохнула и, развернувшись, ушла, оставив Арона одного.

Упав на подушку и подняв с неё пух, Арон стал следить за пёрышками, которые медленно опускались вниз. Он никак не мог прийти в себя после путешествия в прошлое. Вся голова была забита увиденным. «Азаон?! Выходит, он золотой дракон и великий кузнец всех времён и народов. Значит, этот меч и алебарду создал он, и их владельцами являются аликорны, сёстры света и ночи. Стоп! Их имена — Селестия и Луна! Сестры, что правят этой страной и подымают магией светило и луну! Получается, что меч принадлежит принцессе Луне, но её уже давно нет в этой стране. Тогда откуда этот меч у Пепла? Чёрт, хотел найти ответы — получил лишь крохи, а вопросов куча», — издав протяжный звук недовольства, он взлохматил себе гриву.

— Да сколько же можно мне отгадывать эти загадки? Дайте книгу ответов! Надоело ждать и искать! — выкрикнул он, зарываясь в подушку.


Наступил следующий день. Арон не покидал комнату по просьбе Леранды, да ему на самом деле и не нужно было никуда идти. Он хотел отдохнуть от всего, что произошло, и прийти в себя. Тело требовало отдыха, а мысли упорядочивания. После дня отдыха Арон первым делом размялся после подобрал лежащий на полу меч и убрал его в ножны, которые словно с удовольствием и лёгкостью приняли его. Взяв основной меч «Ночное небо», жеребец осмотрел его и приступил к профилактическим работам над ним.

Наточив и хорошенько смазав, он убрал его в ножны. Прямо в это время постучали в дверь. Арон ничему не удивился. Наоборот, он был готов к этому.

— Входите, дверь открыта.

Дверь скрипнула. В комнату вошла Ария, Сирена и их бабушка. Вид девочек ничем не отличался от вида вчерашнего. Насупившиеся и опустившие головы, они молча стояли, смотря себе под ноги.

— Арон, девочки хотят кое-что тебе сказать. Я права? — последние слова были предназначены им.

Они дружно кивнули и хором сказали:

— Простите нас, господин Арон, за то, что ослушались вас. Мы больше так не будем.

— Простишь ли ты их? — эта фраза предназначалась меченому. Усевшись в кресло повальяжней, он принял задумчивый вид.

— Леранда, что с ними будет, если я не прощу? — Арон хитро подмигнул кобылке.

— Ну, за такой проступок я должна отправить их обратно к родителям. Там девочек заточат в башню каждую по отдельности… примерно до их совершеннолетия. И то после этого их сразу выдадут замуж за первого проходимца, — сообщила она судьбу виновниц. Ария побледнела, услышав лишь слово «родители», а вот Сирена вообще потеряла дар речи. Она не могла поверить в то, что может их ожидать.

— Высший, пожалуйста, смилуйтесь! Если мама узнает об этом, то нас не то что в башню запрут, хуже будет! Прошу вас… — Сирена подбежала к ногам Арона и умоляющее посмотрела на него. — Если нужно, то я выйду за вас замуж и делайте со мной всё что хотите, но не говорите маме о случившемся! Ария не должна пережить то, что когда-то пережила я!

Вот тут шутка и закончилась. Арон стал серьёзным и, сузив глаза, посмотрел на матриарха.

— Леранда, о чём она говорит? Что за родители у них такие? Из-за чего Сирена готова отдать мне своё тело и душу?

— Мне тяжело об этом говорить, но она говорит правду. Моя дочь, как это не прискорбно, очень злой родитель. За каждую ошибку она очень сурово наказывает. Мне удалось забрать у неё девочек под предлогом, что я сама обучу их самому необходимому. Поначалу она во мне сомневалась, но после долгих уговоров и доказательств мне удалось их забрать. Ты бы видел их лица, когда я их забирала. Безжизненные, словно куклы, и не знающие, что такое слово «жить». Только здесь они смогли ожить и познать весь вкус жизни.

— Ясно… — он посмотрел на кобылку, что прижалась к его ноге. — Не нужно так себя терзать. Я давно простил вас. Ещё тогда, когда мы вернулись. Это я должен извиниться за то, что перегнул палку с розыгрышем.

Сирена подняла голову, взглянула в глаз меченого и не нашла в нём обмана. — Ты говоришь… правду? — шмыгая носиком, решила убедиться кобылка.

— Да. Тебе не нужно бояться наказания бабушки, так что ступай к сестре и успокой её, — с улыбкой он погладил её по гриве. Она кивнула и в прыжке поцеловала его в щечку. Убегая, Сирена схватила свою младшую сестру и покинула комнату.

Матриарх не стала препятствовать им. По её лицу было видно, что она хочет продолжить разговор с Ароном. Закрыв за девочками дверь, она села на соседнее кресло. Арон в это время поглаживал свою щёку. Леранда сразу перешла к разговору.

— Высший… — но Арон остановил её.

— Просто Арон. Хватит этих кличек. Я не настолько важная персона, чтобы ко мне так относились. Это я должен относиться к вам с почтением. Вы же матриарх как никак, — удивил он собеседницу.

Леранда улыбнулась его словам. — Как ты узнал об этом?

— Да вот, пришлось поспрашивать девочек. Ну и плюс там, в совете, вы восседали посередине, а в академии это считается самом главном местом. Кобылка посмеялась.

— Ты меня удивил. Да, это правда, я матриарх. Хорошо, пусть будет по-твоему, Арон. Но и ты называй меня по имени. Тоже не люблю эти формальности.

— Хорошо. Тогда о чём вы хотели поговорить со мной?

— О ключе, который ты принёс с собой.

— Ключ?.. Вы имеете в виду меч?

— И меч тоже. Эти ножны и меч с полумесяцем являются ключами, что должны открыть одну дверь, после чего наша госпожа вернётся после тысячелетнего заточения…

— Вы говорите про… — не успел закончить меченый, как слово взяла Леранда.

— Да, про Найтмер Мун. Сестра ночи или Луна. Мне тяжело об этом говорить… Тысячу лет тому назад её охватило безумие и тьма. Она изменилась, хотела захватить трон и навлечь на весь мир кромешную ночь, но сестра света, принцесса Селестия, не позволила этому случиться. Сразившись с ней, она победила и заточила свою родную сестру на луну. Однако легенда гласит, что в самый длинный день тысячного года звёзды сойдутся и помогут ей сбежать. Она принесёт с собою вечную ночь. В каждой легенде есть вымысел и есть правда. В ней говорится не про звезды, а про четыре ключа, что откроют дверь и выпустят её из заточения. Два из них ты нашел. Ещё два…

— Алебарда Селестии и коса Сомбры, — у кобылки расширились глаза. Она настолько удивилась словам парня, что не смогла произнести ни слова. Шокированная, она приблизилась к нему.

— Откуда ты знаешь? Кто тебе сказал?

— Душа оружия поведала мне это. Но всё остальное я сам обмозговал. Однако никак не могу понять, зачем нужна коса. Если там лишь частичка души другого владельца, как коса может быть в роли ключа?

— Это мне неизвестно. Могу сказать одно: коса каким-то образом повлияла на принцессу Луну, и теперь та считается четвёртым ключом, — успокоившись, Леранда расслабилась.

— Ясно. Значит, Найтмер Мун хочет вернуться обратно. А вы не боитесь, что она опять попытается захватить мир? Что тогда вы сделаете, чтобы остановить её?

— Ничего. Наша задача — вернуть. Лишь судьбе ведомо, что произойдёт дальше. Но, уверяю тебя, миру не будет грозить опасность.

— Мне, честно, тяжело поверить вашим словам. Предположим, я соглашусь помочь вам. Сколько у нас времени до этого ритуала и где найти остальные два ключа?

— Остался всего один день. Завтра будет Летнее Солнцестояние. Вот тогда и нужно проводить ритуал. Оно считается уже тысячным. Что касается двух остальных ключей, то один уже найден и в скором времени окажется в наших копытах, а второй хранится у нас, как реликвия. Лишь твоих нам не хватало. Честно, мы долго искали их, даже потеряли надежду, но сама судьба привела тебя к нам, — она встала и полностью поклонилась меченому. — Арон… Нет, Высший, прошу тебя, помоги нам вернуть госпожу Луну обратно. Без неё мы умрём в этой изоляции. Лишь с твоей помощью получится всех спасти. Если тебе нужна награда или, как говорила ранее Сирена, она, то я готова пожертвовать своей внучкой ради этого. Только помоги моему народу…

Арон привстал и помог встать фестралу. — Не нужно так себя унижать, да и жертвовать кем-либо тоже. Я помогу вам. Не знаю почему, но она — сама Найтмер Мун — оставила во мне свой след. Мне ничего не остается, как следовать её приказу.

Леранда подняла голову; на её глазах стали наворачиваться слезы. — Спасибо тебе, Высший. Я никогда не забуду твою доброту. Если когда-то тебе понадобится помощь, можешь рассчитывать на нас. Мы, тёмная гвардия, откликнемся на твою просьбу в любое время.

Улыбнувшись, Арон задал лишь один, но очень интересующий его вопрос. — Тогда могу я попросить у вас помощи сейчас? Скажите, что вы можете рассказать мне про Кровавый орден?

Леранда резко поменялась в лице. Закрыв дверь на замок и зашторив окна, она достала из поясной сумочки камень и бросила его на середину комнаты. Резкая вспышка, и вокруг них образовался купол. Она серьёзно посмотрела на Арона, достав нож.

— Откуда ты узнал о них?