Эпоха раскола

Пятьсот лет прошло с момента, раскола Эквестрии. Пятьсот лет как аликорны не стоят во главе волшебной страны. Пятьсот лет в истории Эквестрии длится глава под названием "Эпоха раскола".

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк ОС - пони

Что есть счастье ?

Небольшая история одного брони.

Октавия Человеки

Любим, но не помним / Loved, but Not Remembered

Что такое память? Почему кажется, что важные вещи ускользают, а другие преследуют, разрушают и не хотят покидать нашу голову? Её звали Лира Хартстрингс, но никто не вспомнит о ней.

Скуталу Снипс Снейлз Лира

Самый лучший фик

Ты хочешь написать свой самый лучший фик, и Твайлайт тебе в этом поможет.

Твайлайт Спаркл Человеки

Монструм, или Попаданца описание

Эквестрийский бестиарий хранит в себе записи о самых жутких чудовищах, как о давно вымерших, так и о живущих по сей день. Но есть одна запись, старая как мир, которая вызывает трепет даже у прожжёных охотников, встречавшихся нос к носу с такими опасными тварями, как мантикоры, королевские виверны и аримаспы. Хотите почитать?

Другие пони Человеки

Город камня

Стоял на свете когда-то давно городок, что сложен был из камня. И хранил тот городок секреты. А может, и сейчас стоит да хранит. Или вообще миф всё это, и города того со всеми его секретами и не существовало никогда. Правду помнят только камни и боги. И вот о них-то я вам и расскажу...

ОС - пони

Ponyvity

Пламенный рыцарь из мира игры Divinity2 попадает в Эквестрию, что бы спасти её от нового зла, пришедшего из его мира.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Луна ОС - пони Кризалис

Фамильяр

Пони стальные расскажут историю: Место рождения — лаборатория, Кабель в канал, мозг закрепить, Ноги в разъем, боли их научить. Революция — к смерти шаг, Эволюция — больше не враг, Трону служить — нет выше чести, Но время вышло, и цепи исчезли, Высокие замки, пустые глазницы, Хозяевам больше не нужно трудиться. И если нас оклевещет толпа, мы скажем: "Во благо всех пони, во благо труда".

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Пони в чёрном

- Отныне ты будешь носить только стандартную одежду пони в чёрном. Станешь откликаться на букву, которую тебе дадут. Есть там, где скажут. Жить там, где скажут. Теперь у тебя не останется даже отпечатков копыт. Ты - мимолетное воспоминание, которое сразу забудется. Ты не существуешь и вообще не появлялся на свет. Безымянность - твое имя, молчание - твой родной язык. Эй! - кобылка с огромными крыльями требовательно протянула копытце. - Агент K, принесите мне мою Вамми!

Король Сомбра Флари Харт

Бюрократ

Скоропостижно скончавшийся чиновник среднего звена и подумать не мог, что вместо пресловутого света в конце туннеля в загробном мире его ждет новый работодатель. Да не простой, а заправляющий делами всех душ, попадающих в Тартар. Новому сотруднику потустороннего департамента предстоит узнать, что работа в подобной организации непроста сама по себе, а уж во время проводящихся реформ – и подавно.

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund
Темная жизнь - Акт 1. Глава 5 - В путь Темная жизнь - Акт 1. Глава 7 - Ответственность

Темная жизнь - Акт 1. Глава 6 - Испытание

Чугунный голос раздался сбоку, что привлекло внимание Арона и насторожило.

— И куда мы пошли? — Он повернул голову на звук, его крылья приподнялись. Арон уже приготовился уходить в полет, если это понадобится, даже если придется развеять иллюзию амулета. Но его осторожность оказалась ненужной. Вместо врага на него смотрел снявший с себя капюшон шаман.

Заплетённая в множество толстых кос грива смотрелась на Шамане необычно. На каждой косе наблюдались разноцветные перья, на которых были нарисованы руны. Но главное, что заметил Арон — это седельные сумки на спине единорога. Если присмотреться, то по виду они весят больше, чем у него самого. Зачем он тут? Что он хочет? Его подозвал ректор? Одни вопросы, и нет на них ответа.

Он не стал отвечать на вопрос шамана, а сам задал встречный.

— Мастер Эрик, что вы тут делаете?

Шаман пропустил мимо бестактность Арона. Равнодушно ответил.

— До меня дошли слухи, ты покидаешь Академию. Это правда? — проигнорировал шаман вопрос фестрала.

Фестрал занервничал, но не подал виду. Он спокойно стоял перед единорогом и пытался понять, что от него хотят. Играть в игру вопросики можно долго, пока один из них не сдастся. Тогда начнётся перепалка, которая перерастёт во что-то большое и плохое. Этого фестрал не хотел, а особенно с мастером из Академии.

— Да, — коротко ответил фестрал, досадно выдохнув.

— Арон, буду честен с тобой. Вчера был совет магистров. По их решению тебя отстранили от занятий на неопределённый срок, сохранив все твои права ранга студента и имущества. Мне было приказано передать тебе эту информацию и вернуться, но как ты видишь я не собираюсь этого делать. Если ты не против, я хотел бы присоединиться к твоей компании, — закончил шаман.

Парень стоял в оцепенении, дошедшая до него информация поставила в ступор: «Ректор предлагает отдохнуть от Академии. Ванар откуда-то это прознал и предложил свой старый особняк, потом в этот же день совет отстраняет меня. Либо это совпадение или всё спланировано. Если это так, то должно быть причина для этого.» Он снова оглянулся в сторону ворот и увидел кончик часовой башни Академии.

— Я вижу, что ты в замешательстве. Ректор Леониус просил тебе передать это письмо, — он вытащил магией маленький конвертик и вручил парню.

Арон осторожно взял конверт и посмотрел на него. Внешняя сторона полностью чиста, для осторожности он подставил его под солнце. Лучи света пробили конверт, сделав прозрачным. Рассмотрев его, он не обнаружил ничего странного, а лишь слова, написанные ровным почерком на бумаге. Фестрал без опаски развернул конверт.

— Арон, прошу простить меня за этот спектакль. Вы, наверно, задаётесь вопросом: почему? А может уже могли догадаться, что всё это инсценировано. Сейчас в Академии завелось много чужих ушей и глаз. Как Ректор этой Академии, моя первоочередная обязанность — защита особенных. Коим вы и являетесь. Я хотел бы вас защитить, но вне стен Академии вы будете куда безопаснее, чем в них. В городе, где правят аристократы, влияния и деньги, моих сил не хватит. Лучшим решением было, как можно скорее увести вас из этого города. На этом я закончу.

Р.S.

Я подозреваю, что Мастер Эрик не оставит вас. И захочет пойти с вами. Если это так, то в одной из его сумок будет лежать подарок для вас. Эта вещь поможет вам в грядущих путешествиях. Желаю вам удачи. -

Прочитав письмо, Арон протянул его единорогу. Эрик даже не стал читать его, он спалил, не оставив даже пепла.

— Не нужно, я и так всё понял по твоему взгляду, — сказал шаман. Он повернулся к нему вполоборота и жестом головы позвал в путь.

Фестрал обдумал все ситуации, какие могут приключиться с ним в дороге. Верным решением оказалось взять с собой шамана. Кто знает, что судьба уготовила ему на этот раз?


Два дня спустя.

Проделанная дорога с шаманом оказалась скучной. Два дня для Арона оказались пыткой. Фестрал старался завести невинную беседу, но всё тщетно. Либо он отвечал коротко, либо вообще молча кивал. Из него собеседник как из магистра Архивов певец. И парню приходилось как-то развлекать себя, чтобы не умереть со скуки. Вот очередной привал, и снова единорог собрал палатку, сел в странную позу и прикрыл глаза.

Арон поставил палатку, любой мог это сделать за короткое время. Он наблюдал за единорогом в стороне. Парень уже не мог ничем себя занять и решил снова завести разговор.

— Мастер Эрик, скажите, чем вы сейчас занимаетесь? — полюбопытствовал Арон. Ему хотелось понять, что происходит с этим странным единорогом.

Шаман, приоткрыв глаза, коротко ответил:

— Во мне идет борьба.

Этот ответ раззадорил фестрала, за два дня что-то интересное стало намечаться. Он решил не сдаваться на достигнутом и продолжил.

— А с кем вы боретесь?

Эрик понял, что от него просто так не отстанут и решил утолить любопытство парня.

— Страшная борьба между двумя волками. Один олицетворяет зло. Олицетворяет ярость, зависть, печаль, сожаления, жадность, высокомерие, негодование, ложь, ревность, фальшивую гордость… и эгоизм. Другой же — добро, радость, мир, любовь, надежду, смирение, доброту, сопереживание, правду, верность, сострадание… и веру. Такая же битва идет и в тебе, — шаман открыл глаза и пошел в свою палатку.

Арон озадачился словами шамана. Он повернулся к нему и крикнул.

— А какой волк победил?

Эрик, не поворачиваясь, ответил, приоткрыв вход в свою палатку.

— Тот, которого ты кормишь, — этими словами он вошел в палатку, оставив фестрала в задумчивости.


На следующий день Арон не стал больше спрашивать о чем-либо единорога. Его слова очень сильно засели в голове парня, и теперь он пытался понять сказанное им. Увлекшись, фестрал не заметил, как солнце уже заходило, а перед путешественниками возникал городок.

Город сам по себе оказался обычным. В нём не было изюминки, которая могла привлечь путешественников. Город имел обычные двухэтажные здания и множества другими разных построек под жилье и развлечений. Сам город был в форме круга, насквозь которого проходила железная дорога. Станция дороги считалась конечной, чтобы добраться до знаменитых гор Алпакалая и границ империи Козерогов.

Сейчас Эквестрия держит с ними нейтралитет, но империя не сидит тихо, мелкими шажками нарушает границы государств. Из-за этого происходят мелкие конфликты между пони и козерогами. Нейтралитет начинает потихоньку давать трещину. В скором времени это выльется в войну, но Эквестрия держится, не давая врагу шанса развязать её.

— Арон, остановимся в гостинице, а завтра на первом поезде поедем в Дербушир, — предложил единорог, осматривая город с высоты.

— Согласен, знаете ли вы здешние? Просто я не знаю этого города.

— Это Депплешор, простой провинциальный город. Пошли, я знаю одно место где можно переночевать, — он двинулся в сторону города.


Гостиница оказалась не пятизвёздочным отелем, а простым двухэтажным домиком, где все оказалось скромно и уютно. Это была самая дешёвая гостиница из всех. Единорог отдал за комнату на двоих сорок бит. Арон пытался отдать за себя половину, но шаман наотрез отказался брать деньги. Тогда Арон поступил хитрее, он заплатил за ужин и баню, которая размещалась за домом — это ему обошлось в тридцать бит, но оно того стоило. В этой гостинице прибывали другие постояльцы: две семьи.

Одна семья только что заключила помолвку и в скором времени отправлялась в путешествие. Видно что-то они не поделили, так как сиреневая кобылка выбежала вся в слезах. Через какое-то время за ней выбежал её спутник жизни, и после фестрал не видел их. Вторая семья — пожилые земнопони и пегасочка. Пара, как слышал Арон, празднует свою «золотую свадьбу».

Фестрал решил нагулять аппетит и пройтись по улицам Депплешора. Город не произвел на него никакого впечатления в плане культуры или современной инфраструктуры. Он казался ему подобием деревни с современными зданиями. Тут даже можно увидеть старые деревянные здания. Которые остались ещё с далекого прошлого, и в них ещё кто-то живет. Но всё равно, большую часть занимают высокие здания.

Арон любовался скучными и однотипными пейзажами. Как вдруг он крем глаза увидел ту самую кобылку, покидавшую здание гостиной. Она была не одна, её окружали два взрослых небритых земнопони. По их походке и тому, как они держатся на ногах, Арон смог оценить — они пьяны. Двое жеребцов сначала просто разговаривали, а после один из них, осмотревшись и никого не увидя, стал силой затаскивать в темный переулок между зданиями свою жертву. Кобылка кричала, просила помощи, но прохожие не обращали на неё внимания, делали вид, что так и должно быть.

Фестрал не мог допустить такого произвола. Он рысью вбежал в темный переулок, где один из земнопони держал кобылку за передние копыта, а второй стал развлекаться с ней, при этом раздвинул задние и удерживал их. Рот кобылки закрыт кляпом, она лишь мычала.

— Скот, держи креп…че… не видишь… *ик* она рыпа…ется… *ик* я не могу…*ик* из-за этого… попасть… — сообщил он своему подельнику, готовясь к соитию.

— Легко тебе говорить… попробовал б сам… сна…чала поддержать её… — огрызнулся более трезвый жеребец.

— Да, ладна…*ик* те…бе… сейчас я за…кончу…*ик* тебе…*ик* самое сладкое достанется…*ик* — со слащавой улыбочкой сказал коричневый жеребец.

Фестрал стоял позади них, он не мог поверить, что в таком спокойном и умиротворённом городе может происходить такое. То, что увидел Арон, бросило его в ужас. Прямо перед его глазами собираются изнасиловать кобылку. Ноги как назло стали трястись. Он не понимал, почему так происходит, и резкий фрагмент прошлого охватил его.

Он стоит в темном лесу и слышит женский крик. После фрагмент меняется, он застаёт бурого жеребца с белой гривой. Он избивает свою жертву, а после проводит языком по беззащитному телу кобылки, начиная с шеи и заканчивая животом, при этом зловеще ухмыляясь. После он безжалостно проткнул кобылку ножом. Последнее, что увидел Арон, лицо жертвы. Она была золотистого цвета с красной гривой. Он узнал её — Элис Эппл. С улыбкой она сказала: »— Арон!»

— Ладно. Эй смотри…! У нас тут безбилетник… хочет бесплатно посмотреть… — кобылка стала ещё сильнее дёргаться. — А ну успокоилась! — рявкнул он на неё, ударив своей головой об её, вырубив свою жертву. — Во… чё я сразу так не сделал? — спросил сам себя жеребец, удивляясь своей тормозившей смекалке.

— О… правда… легче стало. *Ик* сей…час… разберёмся… *ик* с мальцом… и *ик* продолжим, — коричневый жеребец отпустил задние ноги и пьяной походкой стал подходить к фестралу.

То, что он видел, оказалось всего лишь иллюзией. Но иллюзия была подобно реальности, что когда-то испытывал он в прошлом, и сейчас судьба дала ему шанс выбора. Допустить такой итог, как в прошлый раз, или не дать этому снова случиться. Ноги дрожали перед выбором: «Успокойся, сейчас ты стал сильнее. Защити невиновных!»

— Ой, смотрите… он дрожит… — расхохотался коричневый жеребец. Напарник, придерживая кобылку, поддержал смех друга.

Крылья фестрала поднялись вверх, снимая с себя чары иллюзии, демонстрируя врагу их красоту и при этом вселяя ужас. Жеребец впал в замешательство, он впервые увидел такие крылья. Этим Арон и воспользовался. Фестрал оттолкнулся от стены боком и, помогая крыльям набрать немного высоты, стремительно достал ударом копыта шокированного жеребца. Противник ничего не успел сделать, алкоголь притупил моторику. Он упал на землю, потеряв сознание.

Очередь подошла к желтому жеребцу. Он в панике отбросил кобылку в лужу и стал давать дёру, Арон не мог допустить этого. Найдя взглядом пустую стеклянную бутылку, он бросил её под ноги жеребцу. Бросок оказался крученым, что сбил его с ног. Арон резко подлетел к нему, нанося ещё один мощный удар в голову, но черепушка оказалась крепче, чем у его предыдущего противника.

Арон зверел, душа трепетала. Ему этого было мало. Схватив за копыто желтого жеребца, он вывернул его.

— Ааааа…! — закричал во весь голос противник.

Арон медленно безжалостно давил. Скот пытался выйти из захвата, но Арон прижал его животом к земле. При попытке двигаться, он делал себе лишь хуже. После полминуты мучений произошел долгожданный финальный хруст. Сознание жеребца померкло. Он отключился. Его мозг не смог выдержать такие пытки и спас своего хозяина.

Ярость, что так бушевала в Ароне, успокоилась. Он взглянул на содеянное с ужасом, приложил копыто к шее серого жеребца. Сердце билось, он с облегчением выдохнул. Ужас, исчезнувший на мгновение, вернулся. Тело парня дрожало от страха. Он впервые без какой-либо помощи принял бой и стал победителем. Он осекся, увидев кобылку в луже, подбежал к ней.

Повернув её к себе и убрав грязные колтуны волос с лица кобылки, Арон осмотрел её. Он убедился, что кроме ссадины от удара, ей больше ничего не угрожает. Солнце полностью скрылось за горизонт, принося за собой ночь. Оценив как быстрее добираться: пешком или по воздуху, он решил лететь, в темноте мало кто сможет его увидеть. Положив кобылку на спину, он раскрыл крылья и улетел, оставляя после себя два пьяных полутрупа.


Уже через восемь минут Арон прилетел в гостиницу. Фестрал не мог поверить своим глазам: у порога стоял Шаман, а рядом с ним супруг этой кобылки. Он растерянно ходил в разные стороны, даже под ногами всю траву истоптал. Жеребец увидел приближающегося с воздуха фестрала, упал на круп и был шокирован крыльями парня.

Но это всё ушло на второй план, ведь сиреневый жеребец увидел свою супругу на спине Арона. Шок прошел, заменяя паникой и беспокойством. Он подбежал к фестралу, чтобы забрать свою любимую, но его остановил шаман, обхватив магией.

— Погоди, не мешай ему.

— Отпусти меня, я не позволю этой твари тронуть её, — огрызнулся земнопони.

— Мастер Эрик, простите, я вам позже всё объясню. Где медикаменты? — словно настоящий врач, спросил у него Арон.

Шаман пропустил мимо ушей оскорбление жеребца и лишь головой указал, где они могут находиться. Арон понял его с полуслова, ничего не говоря вбежал в свой номер. Эрик хмурым взглядом посмотрел на белогривого жеребца. От такого взгляда земнопони притих. Если бы у него не было белой гривой, тогда он поседел бы от взгляда единорога.

Арон уложил пони на кровать. Пошарив в седельной сумке, он нашел ещё одну чуть меньше с вышитым на ней крестом. Достав мазь от ушибов, которая сильно воняла, он тонким слоем нанес на ушиб. Всё это дело аккуратно замотал бинтом, достал настойку нашатыря, открыл бутылочку и провел около носа, приводя в чувство кобылку. От резкого запаха, она стала приходить в сознание.

— Где… я? Моя голова… — сквозь зубы она прошипела от боли.

— Тише мисс, вы в гостинице в полной безопасности. Вам нельзя делать резкие движения. Скажите сколько вы видите копыт? — Арон убрал мензурку обратно и поставил перед ней копыто.

— Один… как она болит… — зажмурилась пони от боли.

— Тише, тише. Я сейчас сделаю отвар. Он поможет вам уснуть на несколько часов, — сказал фестрал, доставая корень селодаха и листья нараха — самые распространенные растения в медицине.

— Где Марк? Почему его нет здесь? — в голосе послышались панические нотки. Арон не мог допустить панику пациента. Тогда бы он сам себе навредил и сделал хуже, чтобы этого не произошло, он быстро пошел к двери.

— Мастер Эрик, впустите Марка, — Шаман посмотрел на фестрала настороженно, а Арон лишь медленно кивнул, давая понять, что всё будет в порядке.

Эрик снял с жеребца сковывающую магию.

— Иди, — тяжелым басовитом голосом сказал он.

Жеребец осторожно стал обходить шамана и, как только дошел до порога гостиной, дал деру в номер Арона. Через полминуты он, запыхавшись, ворвался в номер, подбежав к своей любимой. Белогривый хотел обнять её, но его остановил строгий голос.

— Нет, если вы это сделаете, то причините лишь боль, — сказал фестрал, заканчивая подготовку отвара. — Я не мог допустить стресса пациента, чтобы избежать этого, позволю вам увидеться с ней, пока я заканчиваю приготовления лекарства.

Марк хотел возмутиться, даже возразить, но мягкое прикосновения пурпурной кобылки успокоило его.

— Не нужно… доверься ему. Он… спас меня… — через силу говорила она.

Закончив отвар, Арон подошел к пони.

— Это «Сеха». Отвар их корня селодаха и листьев нараха. Это позволит унять головную боль и поспать несколько часов. Вы позволите мне дать ей отвар? — объяснил ничего не понимающего жеребцу. Он, подобно роботу, механически кивнул. Арон дал выпить до последней капли кобылке отвар. — Он подействует через пять минут. Пока есть время, можете поговорить, я вас оставлю, — сказал фестрал, удаляясь из своего номера.

Арон вышел на улицу, где ждал Шаман.

— Мастер Эрик, я…

Он хотел выговориться, раскрыть душу, но слова не выходили. Повязка, что так скрывала правый глаз, вся намокла от слез. Арон стоял перед Шаманом в слезах, не сказав ни слова.


Позже.

Всё разрешилось, Марк и Аннела рассказали страже об этих двух земнопони, пытавшихся изнасиловать кобылку. Стража знала, про кого идет речь, этот дуэт давно напрашивался за решетку, но у них не хватало улик для ареста. Теперь их можно спокойно брать тепленькими. Найти преступников оказалось просто, они снова сидели в кабаке и напивались вдрызг.

Марк и Аннела поблагодарили Арона. Марк даже пригласил его к себе в деревню неподалеку от Понивилля, если он будет поблизости. Арон согласился заглянуть к нему, если окажется в тех краях. Попрощавшись, Шаман и фестрал сели на ближайший поезд и направились в Дербушир.

Продолжение следует.