When the wild wind blows

В Понивилле уже долгое время стояла засуха. Эпплджек встречает пегаса - того, из-за кого по сути все и началось. У них все медленно перерастает в роман. Однако со временем проблемы прошлого дают о себе знать...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Биг Макинтош Грэнни Смит Черили Спитфайр ОС - пони Миссис Кейк

Расскажи мне про Эквестрию

Сказки - одно из самых чудесных изобретений. Потому что они остаются с нами даже тогда, когда всё остальное исчезает бесследно, а вокруг стоит такая тьма, что укрыться от неё можно только под столом.

ОС - пони

Мимолетный огонь во тьме

Понивилль был обнаружен опустевшим, и только дневник Твайлайт Спаркл содержит записи о том, что произошло.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк ОС - пони

Последняя из Эпплов

- Так почему ты опоздала? - спросила Эпплджек. - Потому что твой час еще не настал. Я пришла за другими пони, и эти пони - твои близкие, - ответила Смерть. Она пришла за другими пони, близкими Эпплджек... Яблочная пони не верила своим ушам, ее бросало то в жар, то в холод. Она внезапно почувствовала гнев. Повенувшись к Смерти, она закричала: - Так кто же это... - она не договорила, так как уже все поняла. Она увидела свой дом, охваченный пламенем.

Эплджек Другие пони

Imperial Rage

Высокое содержание насилия. Ненормативная лексика. Просто неприятный стиль написания. Ф обшем, фсйо, как йа люплю. Наслаждайтесь.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Шайнинг Армор

Глубина

Чем глубже сон, тем он интереснее. Не так ли? Мы редко осознаем свои сны. Но, что, если ты спишь во сне?

Принцесса Луна Человеки

Чудо в перьях. Заметки ксенофила

Простой парень работает в московском зоомагазине. Однажды вечером туда зашла тощая, некрасивая и голодная девушка. Которую ему предстоит накормить, приласкать, ну и обменять эквестрийское золото на земное оружие. Взамен - магия и завтрак в постель.

Флаттершай Человеки

Огнеупорный

В Эквестрии кирины известны тем, что из-за них возникают пожары. Свит Инферно вызвался бороться с пожарами на Земле.

ОС - пони Человеки

Муж-«брони»

Когда твой муж - «брони», но ты не шаришь в теме :)

Человеки

Привет из прошлого

Вы никогда не задумывались над тем, почему новый замок Твайлайт Спарк был запечатан в шкатулку, открыть которую способны лишь Элементы Гармонии? Почему замок выглядит так странно? А что, если у замка уже был владелец? Что, если он существовал тысячелетия назад, еще до правления двух сестер? Что, если с ним связаны воспоминания Селестии, которые вызывают у бессмертного аликорна страх... из забытого детства? Что, если хозяин вернулся вместе со своим пристанищем?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд Кризалис

Автор рисунка: BonesWolbach
Часть 1 Глава 1 Часть 1 Глава 3

Часть 1 Глава 2

Поднялось солнышко и пробудило тёплыми лучиками ещё сонную природу Эквестрии. Зверьки вылезали из норок, позёвывая, и сразу же разбегались: кто-то искал еду, другие нежились в ласковой травке, а некоторые и вовсе резвились в чаще, пугая трусливых кроликов. Цветы раскрывали свои бутоны, укрывая землю разноцветным ковром. Ветер играл свою тихую песню среди камышей. Восход приветствовали птицы, распевая жизнерадостные оды весне. Тьма и холод отступили, спрятавшись глубоко под землёй.

Небесное светило продолжало свой путь, даря ласковое тепло и свет каждой зверюшке, растению или пони, привыкшим вставать вместе с солнцем. Оно и осветило весёлый ручеёк, множество ярких скворечников и древоподобный дом. Лучики света потянулись немного выше и заглянули в окошко странного жилища. Из него видно немного: лестницу, ведущую вниз, в гостиную, большую каменную печь с камином. Рядом лежали четыре подушки. На полке, приделанной к печи, много разных вещей. Здесь и часы, и колокольчики разных размеров, даже пара пластырей лежит под картиной. На самой картине изображено ласковое солнышко, посылающее своё тепло на землю.

Лучики расплылись в очаровательной улыбке и тут же проникли в комнату через окно. Упав на мягкие подушки, они, будто игривые солнечные жеребята, принялись скакать на них. После их внимание привлекла другая часть комнаты. Большая двуспальная кровать. Спит ли кто там — лучики не видели, они слишком маленькие. Только и видно оранжевое одеяло с бабочками. На большом красном ковре рядом расположился зелёный сундук. Чуть дальше, около самой стены приютился красивый шкаф. Если сундук был огромным для лучиков, то что уж говорить об этом гигантском исполине, будто стражнике этой просторной комнаты.

На этот раз они увидели того, кто спал на кровати. Розовогривая пегаска тихонько посапывала, обнимая белоснежного кролика. Но солнце уже высоко, как можно ещё спать? Лучики почти сразу оказались рядом с лежебокой. Излучая как можно больше света, посланники солнца осветили веки обитательницы дерева. У них получилось: соня открыла глаза и, зевнув, расплылась в блаженной улыбке.

Флаттершай поднялась с кровати не очень рано. Тихонько паря над полом, чтобы не разбудить её кролика, она пробралась в ванную. Хорошенько умывшись, пони всё так же, не касаясь скрипучих досок, полетела на первый этаж. Наступала весна, жизнь пробуждалась с долгого сна. Цветы распускали душистые бутоны, зеленели деревья, зверюшки вылезали на свет и вызывали улыбку своим умилительным поведением. От всего этого так хорошо на душе, что юной кобылке захотелось петь, попутно готовя лучшее блюдо для кролика.

— На-на-на, весна пришла. Ту-ру-ру, готовлю кушать кролику.

Тихонько напевала она простую песенку, нарезая капусту. Дальше, по рецепту, нужно было также измельчить огурцы. Пегаска уже принялась за них, но кто-то начал настойчиво скрестись в дверь. Тревожно посмотрев на неё, опасаясь наихудшего, Флаттершай подошла и открыла нежданному гостью. От увиденного она облегчённо вздохнула. За дверью стоял лис, держа в зубах хвост спавшего жеребёнка. Она ещё не знала, что её ждёт.

— Доброе утро, мистер Лис. Как ваши дела? Какой милый у вас... эм... жеребёнок.

Поприветствовала его пегаска, на что гость только фыркнул, выплюнув хвост.

— Тьфу, гадость! На! Забирай своего жеребёнка.

— Но... я его впервые вижу.

Смутилась розовогривая, чувствуя, как её мордочка постепенно краснеет.

— Ничего не знаю. Ты пегас и он пегас. Чтоб в своей норе, я его больше

не видел!

Сердито заявил рыжий и, горделиво махнув хвостом, ушёл в лес, оставив озадаченную и немного смущённую девушку одну. Она ещё немного посмотрела вслед лису, удивляясь утреннему приключению и, больше, тому, как этот малыш оказался один лесу. Пегасик довольно милый, он подозрительно похож на лисицу: черноватые копыта, все тело поросло рыжей шерстью. На животе виднелась серая полоска, которая, возможно, когда-то была белой. Хвост тоже рыжий, но кончался чёрно-белой кисточкой. Но что это? Флаттершай склонилась к телу, внимательно рассматривая каждый сантиметр. Тут и там виднелись порезы и ссадины, синяки и множество ушибов. В груди, пробив кожу, застрял обломок ветки, а крыло неестественно торчало в другую сторону, будучи сломанным.

— Ох, бедняжка. Да как же тебя так?

Всхлипнула она и, аккуратно взяв пегаса, направилась внутрь коттеджа. На кухне её встретил рассерженный кролик, подозрительно смотря на гостя.

— Ой... Энджел... эм-м-м... я совсем забыла о твоём завтраке... у нас тут... хм-м… гость. — мямлила Флаттершай, нетерпеливо топчась на месте, на что кролик только ворчливо вздохнул. — М-м-м... надеюсь ты доделаешь его сам, можешь взять морковку. Я буду наверху.

Закончила кобылка и с чувством выполненного долга, пошла на второй этаж. Жеребёнок, на её копытах, весь обмазан грязью, к тому же были видны сгустки засохшей крови. Первым делом, нужно его помыть и хорошенько отчистить от грязи.

Флаттершай осторожно взяла палку зубами и не спеша потянула. Она долго не хотела выходить, или пегаска просто слабо тянула. После полминуты напрасных усилий, розовогривая просто поскользнулась и оказалась лежащей на скользком полу с палкой в зубах. Рана начала быстро наполняться кровью. Миг, и по телу малыша потекли первые кровавые струйки. У Флаттершай началась паника. Выбросив палку в открытое окно, кобылка кое-как закрыла рану копытами. Это не помогало, кровь продолжала сочиться, окрасив её жёлтую шерсть в красный цвет.

— Ой-йой... Энджееел!

Позвала она кролика, хотя дальше ванной зов не долетел. Но её питомец уже был на пороге, осматривая этот маленький хаос скучающим взглядом. Похоже, он услышал шум падения и решил проверить, что случилось с его неуклюжей хозяйкой.

— Энджел... ох... как я рада видеть, что ты уже тут. Прости, что отвлекаю от завтрака. Не мог бы ты дать мне куратис? Он вон там, в том шкафчике.

Попросила кобылка, указав одним копытом в нужную сторону, вторым она продолжала закрывать рану. Кролик на миг закатил глаза, подошёл к нему и, открыв нижнюю дверцу, начал искать что-то. Достав небольшую баночку, он протянул её хозяйке. Через мутное стекло проглядывалась тёмная зелено-жёлтого цвета жижа. Хоть на вид она и неприятная, запах источала довольно интересный. Какой-то мягкий запах ананаса и ромашки. Оказавшись снаружи, на копыте пегаски, этот аромат распространился по всему дому. Кобылка осторожно убрала копыто, прикрывшее небольшую дыру. Кровь перестала течь, тогда розовогривая нанесла немного мази на отверстие и начала ласково растирать, немного нажимая на нежную кожу.

Через пять минут такого лечения рана затянулась, теперь о ней можно не беспокоится. Она, открыв горячую воду, пока ванная набиралась, селя рядом с жеребёнком и принялась изучать его состояние. Малыш без сознания, к тому же слабый пульс и очень горячий лоб. Флаттершай испуганно отдёрнула копыто.

— Бедняжка, ты же горишь. Что же с тобой случилось вчера? — на её глазах заблестели пару слезинок. — Лишь бы ты выжил после фебриса.

Всплакнула она, сразу же вскочив, будто испугавшись своих слов.

— Нет! Ты выберешься! Я сделаю всё, чтобы ты поправился.

Кобылка нежно обняла ослаблого малыша, поглаживая копытом грязную гриву. Тем временем набралась ванная, испуская тёплый пар. Девушка бережно погрузила его в тёплую воду, держа одним копытом голову малыша, а вторым ласково смывала грязь и кровь. Ванная быстро окрасилась в тёмно-багровый цвет. Зато маленький пегасёнок чистый, хотя нужно ещё обработать оставшиеся раны. Флаттершай положила его на табурет и, открыв снова нижний отдел шкафа, внимательно осмотрела содержимое, ища нужное лекарство. Достав небольшой флакон, она, также, вытащила мутный кулёк. В нём оказалось множество кусочков ваты. Прыснув на один из таких кусков из бутылочки, кобылка приложила его к царапине. Потом к второй, третьей, четвёртой. Порезов было много, но пегаска старалась как никогда...

А солнце уже давно проплыло свой дневной маршрут, солнечные жеребцы грустно улетали прочь от земли, готовится к долгой ночи. Флаттершай устало повалилась на пол. День прошёл незаметно для неё. Уже взошла луна, а кобылка даже не завтракала. Ей пришлось провозиться рядом с пегасёнком весь день и пока она уклала его, была уже поздняя ночь. Но в груди было какоето неземное тепло. О, это прекрасное чувство, которое согревает тебя лучше чем огонь. И именно им наслаждалась пегаска, ощущая, что, может быть, спасла сегодня жизнь. Энджел давно спал, решив оставить хозяйку с её проблемой одну. Флаттершай устало вздохнула и поплелась на кухню, сделать хоть какой-то ужин. За салатом из травы и морковки она много думала над утренним происшествием. Лисы роют норы глубоко в лесу, а если учесть, что мистер Лис приволок жеребёнка из своего дома, то можно задуматься, как малыш оказался там сам? Откуда у него многочисленные раны? От тяжёлых мыслей у бедной кобылки страшно разболелась голова. Открыв небольшую шкатулку, она достала белый кубик и уплела лакомство, решив, что за день заслужила немного сахарка. Пора бы поспать, но Флаттершай решила проверить состояние больного. Кобылка поднялась к нему, больной лежал в её кровати на втором этаже. Пульс восстановился, забинтованное крыло мирно лежало, но лоб оставался горячим. Может завтра он очнётся. Пегаска вздохнула и, ласково поцеловав раненого в лоб, отправилась спать на диван.

Куратис — лечебная травяная мазь, способная помочь организму свёртывать кровь

Фебрис — опасная для жизни болезнь, вызванная одновременным нагреванием и охлаждением организма, а также загрязнением крови.