Быть Человеком

Проблема людей не в том, что они люди, а в их количестве. Один попаданец станет героем и не принесёт беды в Эквестрию, но хотя бы трое способны ввергнуть её в хаос... Провинциальный изобретатель создаёт устройство, которое перемещает его в желанную Эквестрию. Вот только следом за ним, спасая свои жизни, в Эквестрию попадают двое совершенно посторонних людей. И кое-кто считает, что для мира пони трое попаданцев - это слишком много. Череда смертоносных совпадений заставляет людей задуматься: а не намерен ли кто-то в Эквестрии избавиться от лишних второго и третьего?..

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Человеки

Источник жизни

По всей Эквестрии следует череда таинственных похищений детей. Ни требований, ни каких либо ультиматумов преступники не выдвигают. На первый взгляд все эти похищения никак не всязаны...

ОС - пони

Абсурдные кроссоверы

Абсурдные кроссоверы. Меньше серьезности, больше фана!Буду юзать чужие изображения с двенитарта, коли это не запрещенно)

Безвестные Жертвы

Продолжение книги "Повелители Жизни" в котором главные герои ищут способ вернуть всё на круги своя, в то время как остальной мир борется с куда более насущными проблемами, в коих погрязла Эквестрия за последние пять лет.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Мой маленький брони

Небольшая фантазия на тему контакта людей и поней. Переписанная версия.

Принцесса Селестия Человеки

Робинзонада Данте

Попаданец. Это и краткое описание, и сюжет, и диагноз. Всякие там Сьюшки и self-insertion'ы. Ну, вы знаете, как это бывает.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Бон-Бон Дискорд Человеки Сестра Рэдхарт

Упавшее небо

7-я часть цикла "Мир Солнечной пони". Принцесса Селестия оказывается на земле, попутно теряя все свои волшебные силы и умения. Это, конечно, печально, но с другой стороны теперь можно расслабиться и устроить себе самый настоящий отпуск. Тем более, о ней есть кому позаботиться.

Принцесса Селестия Человеки

Холодный свет / Cold Light

Даже в самый чёрный час звёзды холодно смотрят на землю, высокие и недосягаемые, но свет их разгоняет тьму. Отвернись, зажмурься... они не исчезнут. Откройся — и, быть может, поверишь в тепло их объятий. Эта история не про звёзды. Эта история — про людей и пони, про то, зачем они нуждаются друг в друге, когда не видно рассвета.

ОС - пони Человеки

Вершина Неба

Ну, если вам совсем нечего делать, заходите сюда. По праздникам - не советую.

ОС - пони

Яблоко Раздора

Разрушенный город, падшие надежды... что произошло в Понивилле? Почему выжила только одна маленькая пони, которой суждено повернуть время вспять, чтобы предотвратить грядущую трагедию?

Принцесса Селестия Мэр Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони Дискорд Шайнинг Армор

Автор рисунка: Noben
Глава седьмая. Во мраке Зеты Глава девятая. О плоти и металле

Глава восьмая. Серебряный Волк

Саундтрек к главе:

[1] (Burzum — Glemselens Elv): https://www.youtube.com/watch?v=830xNRZg3Fo

[2] (BURZUM — Die Liebe Nerpus): https://www.youtube.com/watch?v=YPGeEE05N5A

[3] (Warpath OST — main): https://www.youtube.com/watch?v=koGb5Sqc2A8&list=PLF4EfK_LdTIDuxFAPMQ66MGP47HDSNioN

[4] (Crysis Warhead — Boss 1): https://www.youtube.com/watch?v=oYQbCyV0Wjc

[5] (Homeworld 2 main menu music): https://www.youtube.com/watch?v=jr96Kv9NAcs

[6] (Crysis 2 Soundtrack — Close Encounter): https://www.youtube.com/watch?v=bsqOzJXYdWs

(*) RIP AND TEAR! RIP AND TEAR! RIP AND TEAR YOUR GUTS!!!

[1 — https://www.youtube.com/watch?v=830xNRZg3Fo ]

Лес. Свет. Грохот.

ОАК-сити взорвался. Он просто превратился в пыль... Как и я внутри. Что-то было неправильно. Очень, очень неправильно, как будто что-то вытесняло меня из собственной личности. Какая-то могучая, непостижимая сила. Донкельхейтум. Похоже на простой волшебный усилитель. С ним я быстрее, с ним я мощнее, с ним я лучше. Эффективнее, говоря языком циничным. Это хорошо, даже замечательно! Но отчего же у меня плохое предчувствие?

Взрыв атомного реактора хоть был не таким большим и разрушительным, как, например, бомба, но все же он с легкостью сравнял с землей большую часть леса. Благо, я не попал в зону поражения. Теперь я шел к огромному розовому шару, возвышающемуся над мелкими тычинками сосен. Это защитное поле. За ним — моя цель, то, к чему я так долго шел — Серебряный Волк. Надеюсь, он действительно стоит тех потерь и страданий, через которые я прошел!

Деш молчала, я не спешил выходить на связь. Мне ни с кем не хотелось говорить, я не чувствовал никакой нужды в разговоре, поддержке. Я даже не хотел пить или есть. Все, чего я желал — убивать. Прикончить еще кого-нибудь. И не просто прикончить, да расчленить каким-нибудь особо изощренным способом... Плеск воды... вода!

Я побежал на звук и вскоре оказался у крошечного ручейка. Маленький, тоненький, но чистый и смелый поток бодро бежал по черным камушкам. Бежал, невзирая на смерть и на войну, на боль и муки, что захлестнули этот мир. Он мелок, неприметен, и все же... мудр. И мудр тем, что целеустремлен, что весел, что продолжает жить даже после апокалипсиса. Ему не нужно злиться, сражаться, умирать... Я опустил копыта-лапы в воду, перекрыв поток, но он ловко просочился между когтей и, когда я сжал их, просто полился с боков моих конечностей. Он свободен, независим, и непобедим. О, как бы много я отдал, чтобы быть, как он! Вода попала в дыру в броне ноги, прожжённую плазменным шаром, касаясь донкельхейтума...

~~~

[2 — https://www.youtube.com/watch?v=YPGeEE05N5A ]

Большое бунгало. Кругом полно зебр с улыбками на мордах. Праздник. Среди полосатых мелькают лица моих родителей, смотрящих на меня. Запах хлеба, пряностей и пирогов. Один зебра объявляет:

— А сейчас — небольшой экспромт от двух добровольцев! Ситуация: злая теща угрожает прибить зятя, а он молит её о пощаде!

Молоденькая зебра поднимает копыто.

— О, отлично! У нас есть теща! Теперь остался только зять!

Больше никто не горит желанием поучаствовать. Кто-то со смешком толкает меня вперед. Я не вылетаю из толпы, но на свое горе громко топаю.

— Во! Ты, пони, иди сюда!

Я со вздохом подхожу.

"Улыбайся, не тупи. С юмором плохо, так что пускай будут смеяться над тобой. Веди себя смешно!" — кричит мне мозг — "А я постараюсь чего-нибудь придумать... или выдать хороший экспромт... только не боись!"

— А не маловат ли я? — спрашиваю я с натянутой улыбкой.

Зебр усмехается.

— Не, нормально, сойдешь! Подойдите поближе, на ухо вам сейчас объясню все. Так, ты, теща, угрожающе помахивай ногами и постоянно тянись к дубине. Ну, и там покрикивай в духе "ох, ты, бестолковый оглоед!". Зять, а ты бросайся на колени и называй её как-нибудь нежно. Моли, в общем. Ну и вручи ей подарок — платок, который за вон тем листом лежит! Ну как, поняли?

— Поняли!

— Ну, давайте!

— А пирожки?... — начинаю, было, я, но зебр уже не слышит.

Зебра злобно ухмыляется и кричит на меня:

— Ты! Иди сюда, зятек! Ух, сейчас я тебе, подлецу вредному, и задам!

Я изображаю страх на лице.

— Ой, дорогая, чем же я тебя таки обидел-оскорбил?

— Чем? ЧЕМ?! Я тебе чужая что ли? Да со мной так, как ты, никто никогда не обращался! Даже бандиты, шпана дорожная и то лучше, чем ты! — зебра стукает меня по лбу и хищно тянется к дубинке.

Я бросаюсь ей в ноги.

— ПОЩАДИ, ДОРОГАЯ! Родненькая, миленькая моя, не убий! Ай всего ничего годков мне-то, дай пожить!

— О, так я еще тебе и жить не даю? — зебра прекрасно изображает возмущение.

— Прости и помилуй, чудная, мудрая!!!

— Тебя прости, а ты ночью-то хвать, и задушишь, злодей! — она берет в копыта дубину. — Ох я тебя сейчас как прощу по лбу!

— Не бий! Я тебе дар принес! Сейчас вручу!

Я ныряю за лист... НИЧЕГО НЕТ!!! Страх пробирает меня. Ой, беда!

— Чего за дар-то? А ну давай сюды, поглядим.

Я обескураженно смотрю на неё. Что делать?

— А дар... свистнули! Украли, пока нес!

— Ах, ты еще и обманщик! Ну, держись!

Смех. Радость. Счастье. Все улыбаются. Все веселятся...

Вечер. Все расходятся. Та зебра догоняет меня на улице.

— Здорово, зятек! — говорит она с улыбкой.

— И тебе привет, родненькая! Чай, не зла больше?

Она, смеясь, тыкает меня копытом в плечо.

— Артист! Тебя как зовут-то?

— А у меня с именами все сложно. У мамы я — Плампи Чикс, а батя кличет меня Айроном Лоугеном. А тебя как звать?

— Эколип. Просто Эколип. Приятно познакомиться! Только... а чего это у тебя два имени?

Я ухмыляюсь.

— А одно няшное, другое пафосное. Чтоб на все случаи жизни.

— Ха-ха, Плампи. Ты со Знумберга?

— Ага. Ты тоже?

— Да. Я тебя даже видела несколько раз! Просто пони у нас так мало, что всех по копытам можно пересчитать!

— Ну чего, прогуляемся, пока еще время есть и беспризорные родители тусуются сами по себе?

— А давай! — смеется красивая, улыбчивая зебра...

Икона Греха... отчего я так сильно ощущаю её близость?...

~~~

Не нужно помнить этого... не стоит... просто забудь, ведь это просто.

Нужно отвлечься. Срочно. У меня ведь все еще есть аудиофайлы Пинкхарт? Бедняга Кэмп Бэлл говорил, что перенес файлы. Так, как их воспроизвести?

С помощью донкельхейтума можно управлять системой силой мысли. Но, надеюсь, есть и способ копытного управления. О, копыта... черт, придется привыкнуть к этому костюму!

Я воспроизвел аудиозапись "Внезапные экспедиции", созданную 16. Месяца феникса. Голос Пинкхарт был не просто взволнован, он был зол!

"Я поверить не могу, что они сделали это! По-тихому, без моего ведома, было совершено три экспедиции в Перепутье! Одна, ладно, роботизированная, но две остальных состояли только из пони! Я пытаюсь узнать, что же они притащили с собой, какие снимки или анализы, но меня никто никуда не пускает! Я в ужасном положении! Во-первых, связи с принцессой или кем-нибудь другим нет. Во-вторых, я не могу покинуть центр "Олдуай", так как я, похоже, единственная, кто пока сдерживает Кризиса и его безумные планы. И в-третьих, я не могу найти хотя бы одного пони, искренне дружелюбного ко мне! Это очень, очень плохо! Я чувствую, что все это может плохо кончиться, но... ох, богини, что я могу сделать? Действовать угрозами и силой? Хм, не знаю... постараюсь нарыть хоть какой-нибудь информации. Конец записи"

Следующая запись. "Разговор с Маккейсиеном". День спустя. Жеребец — врач говорит с волнением и, отчасти, шоком.

"

— Доктор, поверьте, я так признательна вам за то, что вы согласились поговорить! Я уж, было, совсем отчаялась от незнания происходящего.

— Госпожа Пинкхарт, я говорю потому, что это серьезно. Я практически в таком же положении, как и вы, и одобряю ваше любопытство. Кризис угрожал мне, требовал молчания, но я скажу. Пускай все знают.

— Он что?!

— Угрожал, как и всем. Но это не важно. Слушайте. Итак, еще за долгие месяцы до вашего прибытия сюда Кризис начал вести глубокие исследования в сфере параллельных миров. Мало кто придавал этому значение, так как он работал в одиночку... До недавнего времени. Внезапно к нему присоединились почти все ученые "Олдуая", в том числе и мой близкий друг, Хэн Лиед. Через него я узнал многое, но и он не знал всего. Можно сказать, только самому Кризису были известны все детали. Я не знаю, как он смог открыть Перепутье, но это не столь важно сейчас. Он хотел тут же отправиться туда, но мы убедили его сначала послать роботов. Вы даже не представляете, с чем они вернулись! Верней, кем. Они стали разумны! В протоколах их программ не было предусмотрено то, что они делали! Эти машины смогли зашифровать свои блоки памяти, и заставить их стираться при попытке взлома! Но это еще не все, эти роботы ночью пробрались к Перепутью и, заблокировав все двери в секторе, что-то долго там делали, после чего отключились. Их память снова была доступна, и мы добыли из них феноменальные снимки: существа, абсолютно неизвестные ранее! Иной мир! Это все равно, что обнаружить инопланетян! Но все же нам стало страшно — каково их поведение? Разумны ли они? И что все-таки случилось с роботами?

— А почему вы, простите, не лично вы, не сообщили об этом кому-нибудь? Принцессе, другим ученым?

— Мы пытались убедить Кризиса в необходимости этого, но он и слушать не хотел.

— Но вы же видели, что это может быть опасно! Кризис — не богиня, чтобы беспрекословно его слушаться!

Повисла продолжительная пауза. Прошла минута-две, прежде чем Маккейсиен снова заговорил.

— Видите ли, Пинкхарт, многие пони внутренне считают его таковым. Он зажал нас психологически, мы не можем его ослушаться. И даже сейчас, говоря с Вами, я чувствую страх перед ним... Слушайте дальше. Кризис начал набирать добровольцев для нового путешествия в иной мир. Я... я вообще не понимаю, как кто-то мог пойти на это. Но пятнадцать пони отправились туда. Все жеребцы. И вернулись через несколько часов. Никто из них не был ранен, они были в прекрасном расположении духа, смеялись, шутили, но никак не могли ничего толком рассказать о путешествии. Никто из них не помнил произошедшего. Этих пони отправили на обследование. Один только что был у меня. У него в крови я обнаружил, простите, почти смертельную дозу тестостерона.

— Что? Тестостерона? Но ведь под воздействием этого гормона самец может быть крайне вспыльчив и агрессивен!

— Вот именно, однако, они вели себя вполне адекватно. Парадокс.

Раздался стук. Потом тихий голос спросил:

— Простите, доктор Маккейсиен?

— Это пациент. — Прошептал доктор, а затем воскликнул. — Да, входите! Как Вы?

— Мне не спится. Ерунда, конечно, но у вас еще есть снотворное, да? Здрасте, доктор Пинкхарт!

— Добрый вечер.

Маккейсиен, должно быть, ходил по комнате в поисках препарата.

— Сейчас-сейчас, секунду. А! Вот, возьмите. Одна таблетка на кружку чая.

— Большое спасибо, спокойной ночи!

Пони вышел. Пинкхарт и Маккейсиен молчали с минуту, а потом доктор произнес:

— Видите? Абсолютно адеква... — он не успел договорить, потому что откуда-то донесся приглушенный визг.

— Что такое? — взволновано спросила Пинкхарт.

— Это из соседнего кабинета! Там один из участников экспедиции!

Пинкхарт схватила свой КПК и двое пони побежали. Крик продолжался. Звук открытия двери.

— О, богини мои! — завопила Пинкхарт.

— Я удержу его, только заберите у него нож! ЗАБЕРИТЕ НОЖ!!! — проорал Маккейсиен. КПК звякнул об металлический пол. Кряхтения. Стоны.

— ПИНКХАРТ! УСПОКОИТЕЛЬНОЕ! НА СТОЛЕ!

— Вот!

— АРРРХ!

Звуки борьбы. Стон стал плаксивым и ослабел. Наконец, он и вовсе прекратился. Двое пони облегченно вздохнули.

— Проклятье, еще миг — и он бы вырезал свое лицо! Пинкхарт, бросайте все и объявляйте тревогу! Все участники экспедиции должны быть пойманы! И найдите Кризиса!

— Доктор...

— Поторопитесь, пока ничего не случилось!"

Я бы продолжил слушать записи, если бы Рейнбоу Деш снова не заговорила по радио.

"Серебряный Волк! На нас напали прямо перед вашим щитом! Опустите эту херню и впустите нас! Вы меня слышите?! — её прервал рык. — Вот дерьмо!!!"


Глубокий, могучий рев вернул мне ощущение злобы внутри. Я галопом поскакал на звук и вскоре наткнулся на толпу яростно орущих демонов, сражающихся с кем-то. С кем именно – я не видел, но тяжелые удары и хруст костей, сопровождающийся жалостливым визгом, говорил, что их враг был очень силен. Я молниеносно выхватил дробовик, надеясь, что там еще остались патроны, и бросился в долгожданный бой!

Монстры оказались зажаты между двумя страшными противниками. Десяток чертят одновременно бросились на меня. Четыре выстрела – и два демона обагрили мох своей гадкой кровью. Несмотря на повреждения, нанесенные костюму плазмоганом, я почти не получал ран. Разве что пара фаерболов обожгла мою плоть, неприкрытую металлом. Я с легкостью оглушал врагов и вырывал им сердца, желудки, и просто безжалостно расчленял. Минута – и черти полегли. Но это были не все враги. Летающие улыбающиеся монстры внезапно атаковали с неба. Шаровые молнии поразили меня, и интерфейс шлема тревожно запрыгал. Откатившись вбок, я трижды сотряс воздух дробовиком, прежде чем он обидно щелкнул. Так, снова ближний бой! Ну, летите сюда, тыковки!

В тот момент, когда я приготовился двойным прыжком достать летучего демона, на меня обрушился тяжелейший из ударов, которые я когда-либо получал! Я гвоздем вошел в землю по колено. Мои кости жалобно хрустнули, боль лягнула мозг так, что он улетел в глубины подсознания. Тут бы все и закончилось, но что-то пролетело над моей головой и вызвало дичайший из воплей. Однажды услышав, его уже нельзя было ни с чем спутать. Рыцарь ада. Еще один.

В ногах стало жарко, и я снова обрел контроль над собой. Я дернулся изо всех сил и вытащил себя из грунта, чтобы обернуться и увидеть знакомого, но от этого ничуть не менее чудовищного врага, пытающегося извлечь гигантский двухсторонний топор у себя из груди. Что-то большое подскочило ко мне, заставив меня прыгнуть от неожиданности.

— Убей какодемонов, пони! – крикнул мне громоподобный голос. Говоривший был крупным, серым, мускулистым и мохнатым минотавром!

[3 — https://www.youtube.com/watch?v=koGb5Sqc2A8&list=PLF4EfK_LdTIDuxFAPMQ66MGP47HDSNioN ]

Я кивнул, не раздумывая, и отдался магической злобе. Взлетев по сосне к «какодемону» (странноватое имечко), я прыгнул прямо на него и, ухватившись за его многочисленные рога, одним ударом раздавил его изумрудный глаз прежде, чем он отправил меня обратно на землю плевком шаровой молнии. Ослепший монстр стал беспорядочно пускать свои молнии и задел прибывшую из оранжевых вспышек группу чертят. Те ответили фаерболами. Собратья-какодемоны вступились за раненого товарища, и начали бойню-междоусобицу, совершенно забыв обо мне и минотавре.

Тот, кстати, не терял зря времени, и яростно рубил своим топором рыцаря ада по ручищам. В какой-то момент он нанес твари удар прямо в костяную макушку и разрубил её.

— Умри с честью, и никогда не уступай! – прорычал минотавр, выдирая свое грозное оружие из башки мертвого монстра.

Тем временем, битва чертей с какодемонами завершилась в пользу последних. Довольные своей победой, они обернулись к нам, но я встретил их лучами пистолета. Этот лазер хоть и был маломощен, но прекрасно подходил для того, чтобы жечь их большие и уязвимые глаза. Не страшно было и то, что дальность стрельбы ограничивалась пятью-шестью метрами, сейчас этого было вполне достаточно.

Все бы шло как по маслу, если бы из вспышки вдруг не появился высокий бледный демон, похожий на чертенка, но отличавшийся большим ростом, тонким и тощим телом, и крупными кровавыми и искрящимися наростами на лапах. Он стоял метрах в пятнадцати от нас, и я думал, что смогу легко увернуться от фаербола, молнии, или еще какой-нибудь штуки, которую они кидали, но я и предположить не мог, как на самом деле он атакует. Он взглянул на меня своими белыми глазами, его пасть хищно улыбнулась и он, выставив свои наросты перед собой, что-то выкрикнул. Мое тело вдруг начало греться прямо изнутри! Жгучая боль прошла по каждой моей частице, по всем клеткам и заставила душераздирающе завыть от адской муки. Мой взгляд запульсировал, дыхание участилось и стало прерывистым, а сердце забилось, словно в агонии. Земля подо мной загорелась…

— Пони?

И тут я взлетел на воздух! Во всех смыслах! Огненный взрыв отправил меня в краткосрочный, но от этого не менее болезненный полет над лесом. Пролетев несколько десятков метров, я камнем рухнул на валуны и застонал от боли. Донкельхейтум, почему я слаб? Ведь в Зете я был машиной убийства!

Надо мной пролетела рычащая гора мускулов. Точнее, не совсем пролетела: минотавр упал прямо на меня, выдавив из моих легких воздух.

— Ну собака! – рявкнул он, слезая с меня. – О, каленые рога Майн’о’вора! Смотри, пони!

Бледный демон ходил от трупа к трупу, осыпая их молниями. Бзыщ – и демон восстает, как ни в чем ни бывало.

— Все дерьмово! – пробормотал я, глядя, как поднимается рыцарь ада. – Надо достать этого белого гада, иначе мы будем меситься тут вечно!

— Сможешь добраться до него, пока я буду карать остальных? – вопросительно прогремел минотавр.

— Мо-о-ожет бы-ы-ыть… — протянул я и поднялся. И, увидев презрительно-недоверчивое лицо минотавра, заверил – Да-да, конечно я его достану! Р-раз когтями, и все!

Мой союзник кивнул и грузно спрыгнул с валуна. Его морда недовольно скривилась:

— Ар-р-р, я потерял топор!

— Думаю, это тебе не особо помешает, – сказал я, мысленно добавив «при твоей-то мускулатуре!».

Мы бросились в бой. Минотавр неплохо сражался и в копытопашную. То есть, у него, конечно, руки, но ведь слово… ах, не важно! Я метался между демонами, убивая, если они сильно мешали, и все искал взглядом того белого, но его нигде не было. Это был довольно муторный бой, мы убили всех демонов во второй раз, прежде чем этот «воскреситель» появился снова. На этот раз я не дал ему подорвать меня и вовремя скрылся за валуном, ибо другого способа избежать его атаки, кроме как уйти из поля его зрения не было. Подождав, я двойным прыжком вылетел из-за камня и обрушился прямо монстру на голову. Мои когти рубанули его по шее, оставив глубокие раны, прежде чем он отбросил меня грубым ударом нароста и исчез во вспышках.


— Труддус, — громогласно сказал минотавр, когда мы расправились со всеми демонами. Белый монстр не появился. Вероятно, залечивал раны.

— Что? – не понял я.

— Труддус. Имя мое! А каково твое имя?

— Айрон. Айрон Лоуген, Коготь.

— Что ж, благодарю за помощь, воин Айрон!

Я морщился от его напыщенно-пафосной манеры говорить.

— А какими судьбами ты оказался в Эквестрии?

— Я прибыл сюда не так давно. Волею судьбы я оказался здесь, ибо ехал на сходку Клуба Хейтеров Флаттершай.

«Что?! Такой есть?»

— Чем это тебе Флаттершай не угодила?

— Она самая кавайная и лишенная пафоса, пони. Слишком милая, поэтому мы её возненавидели!

— Ну-у-у, – протянул я – безпафосная это еще не значит, что плохая!

— Мы и не говорим, что она плохая, просто все, что лишено пафоса – ерунда. То есть, помилуй меня, жалкая слабость.

Я обиделся за Флаттершай.

— Эй! Уж не знаю, лишена пафоса она или нет, но от неё явно больше толку, чем от пустого выпендрежа! Она… она… милая! И этим она классная, так что не обижай её!

— Я знаю, что от неё много толку, и именно поэтому хейтерю.

Фейсхуф. Пустая болтовня. Надо идти спасать Деш. Я объяснил минотавру цель моего пути.


[4 — https://www.youtube.com/watch?v=oYQbCyV0Wjc ]

— МО-О-О-ОРТЕ-Е-Е-ЕМ!!! – рычали коммандосы, ведя огонь на подавление по двум кобылам, укрывшимся за большим камнем.

Мы с Труддусом гремящим вихрем обрушились на зомбов с тыла.

— Отвлеки их на себя! – крикнул я ему и прыгнул за спину обернувшемуся серокожему зомби.

Я схватил коммандоса за голову левой лапой, а когти правой запустил ему в шею. Но его плоть оказалась слишком прочной, и он успел взять меня за шлем и перебросить через себя, выпуская в стекло очередь из «Энфорсера». Пули отскочили от меня, как орехи, и я подался вперед, свернув ему руку. Опрокинув его наземь, я тремя жестокими ударами превратил его голову в кровавое месиво. Луч вортекс-пушки прожег меня в незащищенном месте на боку, а тяжелый пулемет дезориентировал сбивающими попаданиями. Донкельхейтум, что такое?!

И тут тепло в ногах вновь стало жаром! Я уже не чувствовал боли, я сам стал болью!

— РВАТЬ И МЕТАТЬ! РВАТЬ И МЕТАТЬ! РВАТЬ И МЕТАТЬ ВАШИ ВНУТРЕННОСТИ!!! (*) – заревел я и кинулся на коммандосов.

Подлетев к тому, что с пулеметом, я схватил его за руки и рванул их с огромной силой, сломав врагу кости. Затем я пинком отбросил его наземь, сжал когтями его одетую в металлический сапог, ногу и выломал её, а потом размозжил ею череп коммандоса. Я поднял его оружие и изрешетил зомби с вортекс-пушкой. На Труддуса напал зомби со щупальцем вместо руки. Я влетел в бок врага, сбил его с ног и потянул за кровавую тентаклю. Потеря конечности сопровождалась смачным чавканьем и отчаянным криком «МОРТЕМ», полным бессильной ярости. Я хлобыстнул щупальцем коммандоса по его же лицу и, раздавив его челюсть, запустил коготь в мозг через нёбо.

Пока минотавр разбирался с еще двумя зомби, я услышал шум мотора какого-то инструмента. Очень знакомого инструмента… Я увидел несущегося на меня коммандоса с брутальной желто-коричневой бензопилой «Френдшип».

— МОРТЕМ! – рычал враг.

— МИТОС ДОЛОР МОРС, — взревел я в ответ, отбивая бензопилу лапой — АК ФОРМИДО НИС!

Я подтянулся на руке коммандоса и отправил когти прямо ему в глаза, заставляя их лопнуть, как мыльные пузыри! Подобрав цепную пилу и обернувшись, я увидел зомби со щупальцем, бегущего к камню, и как Рейнбоу Деш взлетает в воздух, обнимая истекающую кровью Шейди Болл. Пегаска выглядела не лучше, и долго провисеть там не могла. И тут коммандос своей единственной рукой выхватил лазерный пистолет и прицелился в Деш! Он же может убить её!

— НЕТ! – заорал я и гравихватом отправил смертоносный инструмент прямо ему в спину, зажимая гравитационным полем еще и кнопку пиления. «Френдшип» врезалась в жесткую плоть и, под давлением моего гравихвата, входила все глубже, разрубая внутренности коммандоса. Опуская пилу вниз, я распилил его пополам от торса до ног, оставив нетронутыми только плечи и голову, так что враг стал похож на букву П.

— «П» — значит пипец, гадина! – изрек я и посмотрел, как Труддус разрывает последнего зомби пополам. Бой завершился в нашу пользу. Демоны снова продули!

— Спасибо, ребята! – донесся голос Рейнбоу, опустившейся на землю. – Без вас нам пришлось бы туго!

— Обращайтесь, — воскликнул я, подходя к кобылам – Не соскучились?

Рейнбоу окинула меня внимательным взглядом:

— Ну-ка скажи чего-нибудь еще.

— Э-э-эм, — жар в ногах снова ослаб до тепла, – я был хорош?

— Кога! Ты? – Рейнбоу просияла. – Где это ты такой наряд раздобыл?

— Он самый, — и почему мне так не понравилось это фамильярное «Кога?» — Неплохой костюмчик, а? – я удивился собственной развязности – В следующий раз достанем тебе такой же.

— Дистент тоже уходил в ОАК-сити. Ты не встретил его? – вернулась к теме Деш.

Я покачал головой, с печалью вспоминая беднягу, уберегшего меня от участи стать зомби-коммандосом.

К нам подошел Труддус с трофейным оружием в серых лапищах.

— О, привет от поней во имя дружбы народов! — весело проговорила пегаска – Генерал Рейнбоу Деш.

— Ты-Деш? – вдруг изумился Труддус – Судя по слухам, ходившим о тебе, ты должна быть огромной накачанной супер-пони, способной уничтожить все живое силой взгляда! И при этом предпочитающей кобыл!

От последней фразы минотавра Шейди, до этого боязливо поглядывавшая на меня, зарделась и приложила копыто к веснушчатой мордочке. А Рейнбоу насмешливо подняла бровь.

— Фигня твои слухи! – отрезала она и продолжила — А я, по-твоему, недостаточно крута? Вот когда расчистишь все небо над целым поселком за десять секунд, сделаешь звуковую радугу, и потом выиграешь десятка три соревнований в скорости, маневренности и реакции, тогда и поговорим!

— Труддус, она куда круче тебя безо всяких пафосных изречений! – сказал я, пихнув его в бок – Не оспаривай. И чего мы тут стоим? Ждем, пока припрутся еще демонюги? Что с СВ?

Я бросил окинул взглядом колоссальных размеров полукруг с гидравлическими воротами ОАК у основания, защищенный полупрозрачным розовым полем.

— А, они там будто дрыхнут, и никак не хотят впускать нас, — кисло сказала Деш – Мы торчим тут уже несколько часов!

— А вы, поняши, уверены, что там вообще кто-то есть? – задал резонный вопрос минотавр.

— Ну а кто ж щит держит тогда? Будь он установлен системами защиты, больше часа он бы не выдержал. Нужна подпитка энергией единорога.

«Хреновая защита», — подумал я и почесал затылок. Верней, попытался, так как мои когти звякнули о шлем. – «Надо бы его снять, я жутко вспотел! Ах, я же без гривы!».

Борясь с желанием чесаться, я отправился к щиту.

— Он же не расплавит меня при касании? – спросил я, глянув на остальных через плечо. Ох уж этот взгляд Шейди! Что-то смешанное со страхом и злобой. Надо бы поговорить с ней наедине.

— Не-а, не должен, — заверила Деш.

«Не слышат, значит», — мысленно сказал я – «А сможет ли донкельхейтум что-нибудь сделать?»

«Ну, по идее нет, не сможет, ведь он – демонический материал», — скептически произнес мозг – «И умей он вырубать щиты, демоны вы бы давно пробились внутрь СВ. Хотя… а что если они это уже сделали, и устроили нам ловушку? Ведь на их месте я бы постоянно штурмовал это место».

«Если ловушка, то я разозлюсь и перережу всем монстрам глотки!»

Я подошел к щиту вплотную и осторожно постучал по нему копытом. Ой, когтем. М-да, надо привыкать к этой броне. Тепло в ногах усилилось. Донкельхейтум заработал. Копыта будто обдало огнем, когда бронепластины раздвинулись, ослепляя меня. Я надавил на щит, и он заискрился бенгальским огнем.

«Вперед! Я не покинул тебя, сын мой» — прошептал в моей голове нежный и в то же время властный глас феникса.

«Пройти туда… найти их… спасти… убить…», — тело пронзила резкая дрожь. – «Эта битва лишь только началась!»

Прикосновение. Я резко развернулся, чтобы увидеть черта прямо перед собой. УБИТЬ ДЕМОНА! Я поднялся на задние ноги, широко разведя передние. Это будет быстро.

— К-Коготь? Все нормально?

Монстр, знающий мое имя? Слишком странно, чтобы разорвать его на месте… Жар исчез. Я, потеряв равновесие, упал мордой вниз.

— Воу-воу, пони! – присвистнул Труддус.

— Отойдите, госпожа Рейнбоу Деш, – мрачно сказала Шейди, подходя ко мне. Её испепеляющий взгляд был устремлен прямо мне в глаза. Я ждал каких-нибудь осуждающе-гневных слов, но она промолчала.

— Чего-то я не въехала. Это че сейчас было? – пробормотала Деш, переводя вопрошающий взгляд с меня на единорожку и обратно.

Богини ведают, что произошло бы дальше, если бы щит не исчез, и позади меня бы не донеслось шипение и взволнованный кобылий голос:

— Заходите! Быстро!


[5 — https://www.youtube.com/watch?v=jr96Kv9NAcs ]

Серебряный Волк был целым комплексом, состоящим из полдесятка технических отсеков и комнатой для обслуживающего персонала. Все было оформлено в лучших традициях ОАК – серебристые стены и пол, причудливые переплетения труб всех размеров, агитационные плакаты в духе «Мы приведем мир к гармонии!» и «Знание – сила!» с улыбающимися понями. Мой интерес привлекла одна картинка, изображавшая Пинкхарт, которую обнимает копытом Кризис. «Наука – это дружба!» — гласил плакат. Странно, Кризис же сумасшедший ученый, решивший захватить мир! Не похоже на него… хотя кто знает, может он все-таки был нормальным?

Кобыла, что впустила нас, куда-то убежала с криком «Рейнбоу Деш!», и вскоре в низкий коридор (в котором Труддусу пришлось согнуться из-за своего роста), где мы стояли, вбежала сиреневый аликорн. Принцесса Твайлайт Спаркл. Она выглядела измотанной, с глубокими мешками под глазами, но все же сохраняла работоспособность.

— Твай! – вскричала Рейнбоу, бросаясь в объятия подруги.

— Деш! – пролепетала сияющая от радости Твайлайт, целуя пегаску в щеку. – Ты… ты… — аликорн всхлипнула, не в силах говорить. Я вздохнул, глядя на них. Дружба… у меня не было друзей, ни одного! И оттого я ощутил укол зависти. Ох, ладно.

Когда, наконец, они перестали обниматься, и Твайлайт взглянула на нас, то черты её лица дрогнули. Что, еще одна боящаяся меня, кобыла?

— А это моя банда, — весело воскликнула Рейнбоу. – Неплохие ребята, а?

— Шейди! – сказала принцесса – Неужели и ты выбралась?

— Было тяжко, но она держалась молодцом, — довольно проговорила Деш.

— Пинкхарт мертва, но её творение здесь, — мрачно процедила единорожка. Отлично, теперь обо мне уже говорят в среднем роде, будто я робот какой-нить. Неприятно.

— О, а с вами мы еще поговорим, – сказала Твайлайт дружелюбным голосом, в котором, однако, чувствовались нотки беспокойства. Я отрывисто кивнул в ответ, не зная, что и думать. – Шейди, дорогуша, не могла бы ты пойти со мной? И ты, Рейнбоу, нам нужно поговорить.

— А нашей банде куда идти? – спросил я, переглянувшись с минотавром, чья физиономия выражала желание проломить этот дурацкий потолок.

— Вам… — протянула принцесса и позвала, – Кипер! Отведи их в комнату персонала!


За последнее время я более-менее привык к пинкам судьбы, но этот был уж очень болезненным. В комнате персонала располагалась самая настоящая казарма. С кучей орущего быдла. Я даже не стал заходить – остановился у двери, глядя на Труддуса.

— Ну чего? – спросил он, – Заходить что ли?

— Не стоит, — пробормотал я и, получив от него еще один вопросительный взгляд, добавил. – Серьезно.

— И что тогда делать? Тут стоять? Ску-у-у-учно! – было весьма странно слышать подобное полудетское возмущение от гигантского минотавра.

— Ну, я буду слушать аудиозаписи. А ты можешь…

— Послушай, воин Айрон, — перебил он меня, вернув себе напыщенно-пафосный голос – А почему бы тебе не снять шлем, открыв свое лицо, и не поведать мне о том, кто ты есть и в чем твоя суть? Мне было бы приятно знать брата по клинку и пулемету поближе!

О, богини, и как мои уши не закровоточили?

— Не желаешь ли ты поделиться своим смыслом и историей?

Еще немного, и точно кровь потечет!

— Нет, – грубо отрезал я. – Не желаю!

Труддус нахмурился, а я отошел в противоположный угол коридора, и залез в базу перенесенных данных.

Аудиозапись «Кризис пропал!». 16. Месяц феникса. 11 ППЛ.

«Здесь твориться полный бардак! Портал в Перепутье открылся без чьего-либо ведома, часть ученых исчезла, в том числе и Кризис! Вооруженная охрана носится туда-сюда с выпученными глазами и ловит кого-то. Боюсь, как бы этот «кто-то» не оказался пришельцем из иного мира! Маккейсиен смог нейтрализовать еще двоих взбесившихся жеребцов, но остальные… один из них набросился на меня с гаечным ключом, мне едва удалось защититься. Тут все сходят с ума! Какая-то органическая субстанция заполоняет подземные этажи! Я попытаюсь найти донкельхейтум и забрать для последующего изучения. Мы должны понять природу всего этого…»

Аудиозапись «Без имени(1)». 16. Месяц феникса. 11 ППЛ.

« — Кто-то унес донкельхейтум из хранилища! О, богини, я уже не знаю, что делать! Иду к порталу, осмотрю его. У меня есть пистолет, — прерывисто бормотала Пинкхарт.

Шипение открывающейся двери. Гул.

— Куда вы собрались? – слышится надменный голос Кризиса – Думаете остановить правосудие?!

— Кризис! Что происходит? Что вы здесь делаете?

Смех.

— О, я побывал там, куда ведет оскверненная дорога грехов! Тот мир ужасен для вас, но так же ужасны и вы для меня. И я сделал выбор. Заслуженная кара ожидает вас всех!

Испуг Пинкхарт сменяется с трудом подавляемым плачем.

— Кризис, очнись! Вспомни прошлое! Вспомни нас! Ты и я, как в лучшие времена! Пожалуйста!

Голос ученого суров.

— Былые времена закончились, а новым не суждено начаться.

— Молю, опомнись!

— Я опомнился. Мои глаза открылись после Его смерти.

— Твой сын? Но… это… не повод убивать нас!

— Верно, не повод. Это свидетельство слабости лживых принцесс! Они бессильны и столь же немощны, как и вы все!

— Последний раз прошу!

— ВЫ. ДОЛЖЫ. УМЕРЕТЬ!

— Прости, Кризис.

Выстрел. Звук упавшего тела. Звяк пистолета об пол. Пинкхарт приглушенно всхлипывает. Звуки возни. Должно быть, Пинкхарт обыскивает зал. Через несколько минут она, наконец, восклицает:

— Я нашла его, — вздох. – У него такая сильная магическая аура! Хорошо, но нужно найти еще.

Внезапно раздается смех Кризиса.

— ДУМАЕШЬ, МЕНЯ МОЖНО УБИТЬ?! Я ВСЕ ПРЕДУСМОТРЕЛ! БЛАГОДАРЯ ДОНКЕЛЬХЕЙТУМУ Я МОГУ ПРЕОБРАЗОВАТЬ СВОЮ ДУШУ В ЭЛЕКТРОМАГНИТНОЕ ИЗЛУЧЕНИЕ! Я ОСТАЮСЬ МАТЕРИАЛЬНЫМ, НО НЕУЯЗВИМЫМ ПО ЗАКОНУ СОХРАНЕНИЯ ЭНЕРГИИ!

— О, Селестия, нет! Как?

— БЕГИ, ПОНЯША, БЕГИ, ПОПЫТАЙСЯ СПАСТИ СВОЙ МИР!

Отчаянный крик Пинкхарт завершил запись».

Что ж, это объясняло то, почему я не смог ранить Кризиса тогда, в очистительном секторе. Дерьмо, бедный Дистент Гланс!

Но у меня все еще оставались вопросы. Во-первых, если Кризис уже в прошлом месяце был готов отправить легионы монстров в наш мир, то почему он напал четвертого числа, то есть через восемнадцать дней? Во-вторых, почему никто так и не узнал о случившемся на «Олдуае». И, наконец, в-третьих, зачем Пинкхарт скрывала произошедшее ото всех? Почему она так рьяно требовала молчания от своих коллег в ОАК-сити? И, до кучи, что Шейди знает об этом?

«Вот скоро и выясним», — сказал мне мозг и ехидно добавил, – «А пока не загружай головушку – болеть будет».

— Солдат! – позвала меня вновь появившаяся Кипер, немолодая желто-коричневая кобыла. – Принцесса хочет тебя видеть!

— А его-нет? – спросил я и указал на Труддуса, угрюмо ковыряющего стену.

Кипер пожала плечами:

— Про него ничего не сказали.


— Скажите, мистер Лоуген, как вы ощущаете себя в этой броне? – Три кобылы внимательно разглядывали меня, будто я был чем-то из ряда вон выходящим. Твайлайт смотрела с интересом, в отличие от Шейди Болл, которой плохо удавалось скрыть неприязнь. А Деш просто и безмятежно ковыряла копытом в носу. Зрелище, скажу честно, поразительное.

— Переменчиво. Если его системы работают, то вполне комфортно. Иногда мне даже может показаться, что этот металл – и есть мое тело. Это из-за тактильных сенсоров или чего-то в таком духе? – заговорил я, и, получив в ответ лишь пожатие плечами, продолжил. – Но если костюм вырубается, то становится этакой консервной банкой, которая только мешает двигаться.

— Хорошо, а как бы Вы могли охарактеризовать себя в эмоциональном плане? До получения брони и после?

— М-м-м… пожалуй, эмоции стали выражаться чуть резче. Я и раньше не отличался эмоциональной стабильностью, а теперь… — я не знал, стоило ли говорить им все это. Ну, я все еще могу скрыть свое знание о донкельхейтуме. Так, на всякий случай. – В общем, если я психану, никому мало не покажется!

Твайлайт и Шейди переглянулись, а Рейнбоу фыркнула.

— Что ты знаешь об этом костюме? – Шейди задала вопрос в лоб. – Что ты узнал из ОАК-сити.

— Многое! – ухмыльнулся я и поднялся со стула. Затем придвинулся к ней вплотную (я бы сказал нос-к-носу, если бы не шлем), и проговорил. – Больше, чем тебе хотелось бы!

«Брат, ты не рано ли раскрываешь карты?» — заволновался мозг, но было уже поздно.

— Ты знала о чертовщине, творившейся в ОАК-сити, ты знала о гибели десятков пони! Тебе было известно многое, если не все из того, о чем понятия не имели другие! Скажи, кого ловили охранники? Черуба или огромную паучиху? А может, «пациента один»?

Скулы Шейди дрогнули.

— Хочешь спросить, как я еще жив? Я тоже хотел бы это знать! Я убил полтора десятка черубов, будучи почти при смерти! Я победил «пациента один» в открытом бою! И замочил эту драную кобылу-паучиху и полсотни её детенышей!

Мой шлем столкнулся с носом единорожки, и она тут же отпрянула, в ужасе распахнув глаза.

— Я видел, как погибла Пинкхарт. Однако все об этой броне было известно не только ей, но и тебе, и Твайлайт, и Кризису!

— М-м-м? – вопросительно прогудела Рейнбоу Деш, глядя на принцессу.

Твайлайт почесала копытом подбородок и, положив копыто на плечо Шейди, сказала:

— Значит, Вы прекрасно обо всем осведомлены, мистер Лоуген. Это хорошо. И теперь у меня только две просьбы к Вам. Первая: контролируйте эмоции, так как донкельхейтум может усилить злобу, и Вы потеряете контроль над собой. Вторая: берегите себя и свою броню. Я не запрещаю Вам идти в бой, но Вы ценны для науки, как первый пони, выживший и не мутировавший после использования магии этого материала на себе.

Мутация? Хреново.

— Я свободен?

— Да, конечно.

Я подошел к двери и остановился.

— Погодите, а Вы разве не должны находиться сейчас в Майнхеттене?

Твайлайт тяжело вздохнула.

— Мне посчастливилось прибыть сюда в первые минуты вторжения. Ценой моей подруги.

Я вышел. Ноги жгло. Черт, они теперь всю жизнь гореть будут?

«Синтез донкельхейтума с разумом: 38%. Тестирование маг-невидимости…» — показало стекло шлема.

«Что?! Невидимость? – изумился я. — Активировать! Сейчас же!»

«Маг-невидимость делает вашу маг-ауру менее заметной для находящихся рядом единорогов и аликорнов».

«Тьфу! — разочаровано подумал я. – Ерунда, а не способность! Хотя тогда Твай может не заметить моего подслушивания под дверью!»

И я напряг слух.

— Он может представлять опасность для окружающих! – говорила Шейди с волнением. – С ним нужно что-то сделать!

— Тогда уж не с ним, а с «Фаустом»! – поправила её Твайлайт Спаркл.

— Я не въезжаю. Зачем? Все с ним нормально! – сказала Деш.

— Это пока что. А представь, если он разозлится и ранит тебя?

— Эх, а что ты предлагаешь?

Твайлайт долго молчала, а затем медленно произнесла.

— Возможно, нам стоит избавиться от него.

Я похолодел на секунду и тут же разозлился. Как она вообще такое могла сказать?! Ничего себе, принцесса дружбы! Та же реакция была и у Деш:

— Эта херова наука плохо на тебя влияет, Твай. Иди, проветрись, а потом уже говори.

Спасибо, Деш!

— Я серьезно. Опыты показывают, что мы не можем уничтожить донкельхейтум.

— Ты советуешь мне убить собственного бойца? Того, кто спас нам с Шейди жизни?! Честно, не ожидала от тебя такого!

«Совсем из ума выжила, старая кляча!» — зло подумал я.

— Я боюсь, у нас нет другого выхода. Он может потерять самообладание в любую минуту.

— Нет уж, Твайлайт! Иди, полежи чуток, вздремни и успокой голову! А я пока помогу установить связь с Кантерлотом и «Даркстаром», как ты просила.

Черт побери, Деши, так бы и обнял тебя!


Я вошел в казарму, и мои уши тут же облились кровью. Труддус стоял посреди просторной комнаты, заполненной охранниками ОАК. Почти не грязные койки и стены, бойцы без единой раны. Не похоже, чтобы они хоть раз сражались.

— Вы! Жалкие, бесполезные червяки, не имеющие права зваться воинами! Что вы скажете своим сыновьям, когда те спросят вас о битве? Что вы сидели, спрятавшись за тепленьким щитом принцессы, в то время как мы, доблестные рыцари под командованием великолепной и почти крутейшей Рейнбоу Деш спешили сохранить ваши души, лишенные всякой храбрости?

О’кей, теперь он все-таки фанатеет от Деш. Несмотря на наглое и вызывающее поведение Труддуса, никто не смел даже пикнуть – минотавр явно выглядел устрашающе.

— Труддус?

— А! Коготь, рад тебя видеть, брат! Вот только взгляни на этих упитанных, нетронутых моральных девственников! Мы с тобой, значит, рисковали жизнями, героически сражаясь с несметными полчищами отвратительных тварей, а они тут посиживали! В тепле и безопасности!

И тут один пони, что сидел в стороне ото всех, поднялся. Это был белый единорог в возрасте, с гривой, цвета раскаленного угля и глубокими, очень выразительными алыми глазами. Я бы сказал, рубинового цвета. Казалось, его лицо делилось пополам. Одна половина была здоровой и довольно приятной на вид, а вторая была покрыта глубокими морщинами и складками. Он смотрел гордо, но в то же время недружелюбно, исподлобья.

— Возьми свои слова назад, минотавр. Нашей вины здесь доля наименьшая, — медленно и спокойно проговорил он — Командование не пускало нас в бой – вот его и кляни. А теперь, когда прибыли вы с генералом, я буду рад поучаствовать в битве.

Труддус улыбнулся, довольный.

— Вот! Он – единственный достойный пони из вас всех! Каково твое имя, воин?

— Руби Ай.

— Думаю, его стоит взять в наш отряд, — сказал Труддус, повернувшись ко мне.

— А у нас разве есть отряд? – спросил я.

— Да… ну, я, ты, Рейнбоу и Шейди…

Я скептически скривил губы, хотя это было бессмысленно из-за шлема.

— Сомневаюсь, чтобы они с Шейди постоянно участвовали в боях, но я был бы не против сразиться с демонами, стоя бок-о-бок с этим парнем! – Труддус, по-ходу, и меня заражает своими словечками.

В этот момент дверь казармы открылась и вошла Рейнбоу Деш.

— Сейчас вам представится шанс на это. Объясняю задачу.


Мы стояли у восточного шлюза Серебряного Волка. Нам нужно было установить связь с Кантерлотом. Защитное поле СВ не пропускало радиоволны, а отключать щит надолго Твайлайт категорически отказывалась. Под прикрытием остальных охранников мы должны были вынести портативную радиостанцию и оборонять её до тех пор, пока нам кто-нибудь не ответит. Руби был выдан нам в помощь не только потому, что мы попросили этого, но и из-за его мощного владения магией. Нас хорошо вооружили. Я снова сжимал в лапах плазмомет и наслаждался ощущением веса заряженных дробовика и пистолета, на боках. Труддус предпочел позаимствовать мою трофейную бензопилу «Френдшип», на которой, кстати, была намалевана ухмыляющаяся Твайлайт Спаркл. Руби забрал мои пулемет и вортекс-пушку, которую, я очень не хотел отдавать, но отчего-то не смог ему отказать.

— Готовы? – Спросила Деш по рации.

— Агась, открывай шлюз, вырубай щит!

Дверь перед нами с шипением ушла вверх.

— Щит отключится через: три… два… один… вперед! Надерите всем задницы! Но не забывайте – ваша задача не столько в том, чтобы мочить демонов, сколько в защите радиостанции. Её, конечно, можно починить, но это займет время. А сил на оборону двух и более у нас, уж простите, нет!

Мы выбежали наружу.

[6 — https://www.youtube.com/watch?v=bsqOzJXYdWs ]

— Радио за мной, — тихо сказал нам Руби, – Но не расслабляйтесь, я не всесилен.

— Посмотрим!

Руби установил радиостанцию за ближайшим к щиту валуном , растянул телескопическую антенну и надел наушники, стал ловить сигналы, медленно сканируя диапазоны и надеясь услышать позывные Кантерлота. На индикаторе станции мелькали цифры рабочей частоты.

Я осмотрел местность, отмечая возможные укрытия, из-за которых можно вести огонь и прикидывая расстояния между ними на случай перемещения. Ну, что же мы имеем? Несколько крупных валунов, разбросанных по полю, довольно густые кусты кое-где, деревья и узкий овраг, расширяющийся и уходящий с понижением куда-то за щит СВ. Возможно, что его будет хорошо использовать как путь отступления.

Ребята из охраны рассредоточились по местности, затаившись за укрытиями и образовав несколько линий обороны радиостанции. Кто-то окапывался, насыпая бруствер вокруг себя, кто-то проверял ещё раз имеющееся оружие и раскладывал свой арсенал.

Так, что же покажут нам на этот раз? Огромную жирную фигню с тентаклями из зада? Четырех Кибердемонов?

Но вот откуда-то слева выбежали паукообразные трайты и побежали в нашу сторону. Я быстро прикинул их количество, пока они приближались – штук тридцать-сорок. Ребята с первого рубежа открыли по ним огонь. Трайты падали, лопались, как гнилые арбузы под нашими пулями.

-«Так, мы себя обнаружили», — подумал я и обернулся к Руби и его радиостанции, — Как у тебя дела?

-Пока ничего, — ответил он, — Эфир пуст.

-Дай общий вызов, может, кто слушает, — сказал я,- Всё равно мы уже обнаружены.

-Понял, — ответил он, переключился в режим передачи и заговорил в микрофон,- Здесь Серебряный Волк, Серебряный Волк, кто слышит меня, ответьте!

Я посмотрел на нашу позицию. Атака трайтов захлёбывалась, только нескольким удалось добраться до второго рубежа, но их тоже быстро перебили.

— Ну, что ж, можно перевести дух, — подумал я, — первый наскок отражён.

С первого рубежа к нам неспешным шагом подходили двое бойцов, один был окровавлен и здорово хромал, второй его поддерживал.

-Вот же ж гад! — донеслось до меня, — Сзади напал и кусанул! У-у-у!

-Тихо, тихо,- успокаивал его второй товарищ,- Сейчас сделаю укол и перевяжу.

Я закрыл глаза. Пока можно отдохнуть.

"Это, конечно, ненадолго, — подумал я, — Они прощупали нашу оборону и сейчас подготавливают новый удар, значительно более мощный".

Тишина продолжалась минут тридцать.

Но вот в небе появились сполохи красно-оранжевого цвета и стали приближаться к нашей позиции, быстро увеличиваясь в размерах.

Из оранжевых вспышек вылетели полупрозрачные улыбающиеся черепа и полетели прямо на нас! Первый рубеж начал стрелять по ним, но эти существа были невосприимчивы к нашему оружию и с лёгкостью пролетели сквозь нашу оборону. Нематериальные они, что ли? Черепа разделились, и каждый завис над нашими огневыми точками с бойцами, а потом ринулись вниз. Один подлетел ко мне. Мои ноги вспыхнули, когда я отмахнулся от монстра и задел его. Молнии прошли по моему телу, а череп растворился, как будто его никогда и не было. То же произошло и с большей частью нематериальных черепов. Однако некоторые не исчезли. Влетев внутрь своих жертв, они покрыли их огнем, и уже из этого огня вылезли оскаленные зомби и, оставив укрепления, двинулись в нашу сторону. Только что у меня на глазах произошла зомбификация! Есть ли уцелевшие? Со всеми ли это произошло? Сколько нас осталось?

Бой опять начался. Объявились ревенанты, телепортируясь и возникая то там то сям. Охрана и Труддус не без труда отбивались от порабощенных товарищей. А я защищал радио.

Руби яростно орал в микрофон:

 — Кантерлот, Кантерлот! Вы меня слышите? Приём!

Я изо всех сил привлекал внимание к себе, молясь, чтобы они не атаковали радио. Короткая очередь плазмогана – и скелет растекся костяной лужей. Двойной залп ракетами другого ревенанта вынудил меня отлететь до ближайшего дерева. Вскочив, я понесся прямо на врага, с одной хорошей догадкой в голове. Его плечевые пушки выстрелили, но ракеты встретились с моими плазменными шарами, не достигнув цели. Подлетев к монстру, я сделал ему подсечку, и сел на него. Ударом обеих лап я сломал пушки, затем схватил передние ноги монстра, вырвал их, и стал хлестать ими по черепу врага. Отшвырнув его конечности, я раздробил череп, прежде чем в меня прилетел какой-то снаряд, от которого я улетел на несколько метров в бок, а экран тревожно замерцал красным. 0% брони, 49% здоровья. Плохо. Как-то дохловато для сверхпрочной ядерной защиты!

«А кто говорил, что будет легко?», — насмешливо сказал мне мозг – «Давай борись!»

Жар… УНИЧТОЖИТЬ!

Поднявшись, я увидел неимоверно жирную громадину цвета кожи, с двумя огроменными пушками вместо верхних конечностей, посылающую в меня оранжевые снаряды разрушительной мощи. Благо, что они летели довольно медленно, и я смог увернуться, используя реактивный двигатель. Мой плазмомет загудел, аккуратно выпуская синие шары во врага. Промахнуться было почти невозможно – эта толстая туша была чертовски медлительна. Однако толку от мелких шариков было мало — жир вбирал в себя тепло, почти не повреждаясь. Я вспомнил большой шар, что выпустила в меня паучиха в Зете. Точно! Вот же регулятор мощности!

Переведя его на максимум, я молнией понесся к жирной твари. Мои камрады пока справлялись. Отлично. Когда я был всего в нескольких метрах от монстра, реактивный двигатель отправил меня в полет над врагом. В момент, когда я был прямо над ним, мои лапы сжали спусковую сбрую, и пушка выплюнула раскаленную смерть прямо на каплевидную голову. Я опустился на землю за спиной барахтающегося в плазме, толстяка.

— ГОРЯЧИЕ ВАННЫ ХОРОШИ ДЛЯ ПОХУДЕНИЯ! – рявкнул я монстру, прежде чем на меня обрушился телепортирующийся демон. Я попытался выстрелить из плазмопушки, но на стекле появилось сообщение:

«Недостаточно хладоагента»

— Очень вовремя, черт побери! – вскричал я, но затем в шоке увидел, как серпы демона охватило алое сияние телекинеза, и вырвало их!

При повороте головы моему взору предстал Руби Ай, левитирующий конечности врага к себе, а затем вонзающий их в подбежавшего зомби.

— Ну ты крут! – крикнул я ему.

— Враг. Позади тебя, Коготь, — бесстрастно сказал он мне.

Я обернулся, чтобы снова увидеть бледного демона-воскресителя. Издав серию фыркающих звуков, он ударил обоими наростами по земле и отправил струю оранжевого огня прямо в меня. Я взвыл, не успев увернуться, и в панике замахал конечностями. Сказать, что боль была дикой, это не сказать ничего! Меня сжигали заживо!!! Стекло покраснело. 0% брони. 0% Здоровья.