Октавия Скрэтч

Мы сами создаём своих демонов. Да и друзей, честно говоря, тоже. Меня часто спрашивают, знаю ли я Винил Скрэтч.

DJ PON-3 Октавия

Fallout: Equestria - Расщепление - Осколок Гаст

Кантерлот. Простой пегас-перевозчик. Последний день, пошедший не так.

Другие пони ОС - пони

Сюрприз Бон-Бон

Бон-Бон находит человека но все выходит не так хорошо как должно было быть.

Лира Бон-Бон

Долой царя Селестию 2

Продолжение того самого эпик вина о приключениях нашего царя-батюшки в Эквестрии. Теперь на порядок больше эпика, да и с вином тоже вроде всё норм. А ещё главный герой будет не один…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Человеки

Изумрудные глаза

Любовь Спайка к Рэрити не угасла даже за пять лет. Пять лет, которые дракончик потратил на безответные признания. Однако, может теперь ему улыбнется удача и он будет наконец счастлив со своей возлюбленной?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк

Сказание об удачливой невесте и идеальной ночи

Давайте представим с вами, что было бы, если Королеве Кризалис удалось выйти замуж за Шайнинга Армора? Что, если Твайлайт не удалось вовремя выбраться из подземелья, где чейнджлинг заперла её вместе с настоящей принцессой Кэйденс? Логичная "тропа" - брачная ночь после свадьбы. Кризалис сумела справиться со своим гладко составленным планом... но будет ли она также успешна в интимной обстановке со своим одураченным мужем? Тем более если поначалу понятия не имела, что секс... гораздо более практичен в подпитке эмоциями, где их будет вагон и маленькая тележка.

ОС - пони Кризалис Шайнинг Армор

Дети Ночи

Твайлайт Спаркл была лучшей ученицей самой Принцессы Селестии, выдающимся студентом и давно зарекомендовала себя как одну из самых одарённых единорогов во всей Эквестрии. Ранние годы её обучения были сплошь отняты учёбой и её тягой к знаниям, поэтому Твайлайт в отрочестве была крайне замкнутым и необщительным подростком. Накануне праздника Летнего Солнцестояния она находит одну старинную книгу, в которой говорится про легенду о Найтмэр Мун, что немедленно наводит её на мысль о грозящей катастрофе мирового масштаба. Твайлайт всерьёз обеспокоена этим, но вместо вразумительного ответа и принятия мер, Селестия отсылает свою ученицу в захолустный городок Понивилль, по непонятным причинам избранным на этот раз местом проведения основных событий праздника. Твайлайт поручено проверить подготовку к торжеству, но она считает, что принцесса поступила с ней не справедливо и крайне обеспокоена возможностью мировой катастрофы. Но вскоре она узнает, что правда гораздо страшнее старинных легенд...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Чужая магия: Сонная реальность

Однажды Винил Скрэтч получила приглашение на аудиенцию у принцессы Луны. Чего хочет от единорожки хозяйка ночи? Чем это закончится для Винил?

Принцесса Луна DJ PON-3

Свет во Тьме

Рэйнбоу Дэш возвращается домой, проведя вечер в Клаудсдейле, и обнаруживает Пинки Пай в ужасном состоянии после чудовищного ночного кошмара. Пегаска изо всех сил старается утешить подругу, но будет ли этого достаточно?

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай

Светляки.

Откуда есть пошли чейнджлинги на земле Эквестрии.

Кризалис

S03E05
Глава восьмая. Серебряный Волк Глава десятая. Руна Титана

Глава девятая. О плоти и металле

(*)Et in specie, non stabit tibi! — И, что символично, на них стоишь ты!

(**)Sana! — Исцеляй!

Саундтрек к главе:

[1] (Atrium Carceri — Inner Carceri): https://www.youtube.com/watch?v=D-9KZesBKyE&index=12&list=PL6D4A64ACBA028B49

[2] (DooM II — Demon's dead (map 10) Metal Remix): https://www.youtube.com/watch?v=_ZPrgcwhKaU

[3] (Rebel Raiders Operation Nighthawk OST — NH_MARCH): https://www.youtube.com/watch?v=40hFuHZZqlw

[4] (Doom 4 — The Daughter (leaked sountrack)): https://www.youtube.com/watch?v=WeCIzcGcCjk

[5] (Doom Metal: Hell Keep 2):
https://www.youtube.com/watch?v=csRSoArB8O8&index=17&list=PLr3fVRF0B2Vnt44F60fGi9j2-qSKqe_DP

~~~

Яркий свет. Феникс.

Золотые крылья волшебной птицы опускаются на мое усталое металлическое тело. Глаза этого чудного существа излучают доброту и понимание. Кажется, будто он — ангел. Так хочется расслабиться, закрыть глаза и отдаться ему. Просто доверить птице свою жизнь, душу. А с ними и сотни других жизней. Чтобы все принадлежало только ему, отцу... Но ведь он неизвестен, чужд и страшен! Кто знает, что скрывается за этим умиротворяющим взглядом? Боль? Страх? Душа без изъяна иль подлый осквернитель?

— К-кто ты? — слабо шепчу я, устремив взор на ослепительную птицу. Клюв трогает легкая улыбка.

— А важно ли мое имя? — тихо потрескивает голос феникса в моих ушах — Сейчас мы должны преодолеть более сложные препятствия. Зови меня так, каким видишь — феникс.

— Что происходит?

Глаза феникса сузились.

— Я помогу тебе...

~~~

[1 — https://www.youtube.com/watch?v=D-9KZesBKyE&index=12&list=PL6D4A64ACBA028B49 ]

Холод. Кости. Я лежу среди окаменелых останков какого-то огромного существа, засыпанный мелкими свежими скелетами. Толстые ребра возвышаются жуткими колоннами, пронзая болезненно-желтую мазню неба, будто иглы. Где-то вдалеке маячит гора, усыпанная бисером алых огней.

— Феникс? Феникс!

Нет ответа.

Я тяжело поднимаюсь, чувствуя сильное головокружение. Шаг. Я спотыкаюсь и опираюсь на какой-то полукруглый объект, который тут же с хрустом лопается, тем самым бросая меня наземь. Череп. Просто череп... Я снова встаю и иду. Иду просто для того, чтобы идти, чтобы хоть как-то действовать. Мой взгляд брошен под ноги. Кости, кости, кости. Чьи они? Они не лошадиные, не птичьи... я не знаю ни одного существа, кому бы принадлежали такие останки. Где я? Это тартар? Ад? И почему все ощущается... как во сне? Кости. Отчего их здесь так много? Что побудило все эти организмы прийти сюда и... умереть? Отчего я тут? Но кости не могут ответить. Кости молчат, ожидая, когда я присоединюсь к ним. Могильник ли это? Хранилище душ, запечатанных в мертвых сосудах? Наш ли это мир? А кости все так же молчат. Кости любят покой.

Я взбираюсь на горку и поднимаюсь на задние ноги, надеясь увидеть что-нибудь кроме этих серых наследий прошлого. Ничего. Все то же самое. Холод и пустота, безмолвие и смерть, прикрытые желтой дымкой. И это то, к чему все идет? Конец пути галактик и вселенных? То, во что мы верим — будущее счастье или страдания — всего лишь слова и страхи? В загробном мире нет ничего — ни боли, ни ужаса, просто... ничего. Пыль. Холод. Кости. Где тот мир, за который я сражался? Где то, что я надеялся сохранить? Его нет. Просто нет, как нет и всего остального. Все наши мысли и надежды, вся наша вера... тлен. Нас не было, мы появились на миг, который слишком мал для того, чтобы существовать, а затем исчезли без следа. И зачем тогда гнаться за тем, что не имеет никакого значения? Любовь, страдания, дружба, личности, народы, миры, — все ничтожно перед самым страшным судьей. Не начальником, не богиней, не кем-либо еще. Только перед временем.

Я опустил глаза. Горка была из черепов, сложенных в кучу. Десятки, сотни костяных голов, зачем-то ссыпанных вместе.

— Эт ин спече, нон стабит тиби!(*) — шепчет низкий голос рядом.

Я медленно поворачиваюсь. Белый демон стоит на парящей в воздухе красной пентаграмме. На его скуластой морде нет ни единого признака злобы. Он даже не оскаливается.

— Думаешь, я собираюсь понять тебя? — тихо говорю я, слишком измученный для боя.

Демон поднимает лапу с наростом. Я закрываю глаза, ожидая боли. Ничего. Только в ногах стало теплее.

— Сана!(**)

Передо мной всплывает серо-коричневый шар с каким-то неясным ликом внутри.

— Сана!

Я смотрю на шар. Лик движется, растет, уменьшается, снова растет... От моего резкого удара шар взрывается с тихим хлопком, обливая меня какой-то серой жидкостью. Она просачивается сквозь металл брони, неприятно холодит кожу... Я готов запаниковать, но просто стою глядя в бледные, бесчувственные глаза демона. Субстанция проходит сквозь мою кожу и попадает в организм. Отличный способ убить меня, но зачем так сложно?

— Лечит? — спрашивает демон все на том же языке, но я внезапно начинаю понимать его.

— Какого... почему? И... я понимаю тебя?! — оторопеваю я.

— Не лечит... что не врачует лекарство, то врачует железо. Что не исцеляет железо, исцеляет огонь, — шипит он, разводя лапищи в стороны и материализуя над ними меч и фаербол.

— Лечи!

— Чего ты хочешь?! Кто вы вообще такие?! Что это за место? — кричу я.

Демон вдруг начинает скалиться и левитирует меч и шар ко мне.

— ЛЕЧИ!

— Так... ладно... лечить, так лечить... — бормочу я, переводя взор от одного оружия к другому.

Глубоко вдохнув, я резко хватаю фаербол гравихватом и одновременно беру меч и наношу им рассекающий удар по диагонали. Однако толку от всего этого мало — демон даже не покачнулся.

— А что не лечит огонь, следует признать неизлечимым! — скалится он.

— И какого дьявола ты тут разглагольствуешь?! Ты убить меня хочешь или что?! — огрызаюсь я, угрожающе подымая когти. Феникс, по-ходу, помогать мне не собирается.

Вместо ответа демон взмахивает конечностью и разгоняет дымку, открывая моему взору просто неописуемый по размерам лабиринт. Он, начинаясь у подножия костяной скалы, на которой мы стоим, уходит в бесконечность за горизонт. Богини... как же он огромен! Сколько сотен лет можно ходить по нему кругами, без надежды на выход! Надеюсь, мне не туда.

"Лабиринт Арчвайла, сын. Страшная тюрьма душ и умов! — ощущаю я голос феникса в своей голове — Демон собирается отправить тебя туда и заполучить донкельхейтум!"

— И че мне делать? — спрашиваю я вслух.

Демон хмурится. С каждой секундой его морда становится все злее.

— ХРАДДО! — вдруг рычит он и окружает меня пентаграммами, рунами и нематериальными черепами. Его наросты вспыхивают и искрятся, посылая молнии мне в ноги и голову.

Боль пробивает меня, жжет каждую частичку тела. Я ору, в глазах мутнеет, а в голове чувствуется извержение вулкана. В страшной муке я падаю на кости и со стоном дрожу в болезненном спазме. Ноги горят, тело сжимается, а разум кричит от муки. Разум... он уходит! Будто вырвать хотят его! Не дам, не позволю!

— Аррргх! Хва-а-атит!

Сознание теряется, а боль все растет и растет! Дьявольская пытка достигает своего апогея!

И вдруг резко во мне просыпается ярость, равная боли! Тело и ум охватывает адское пламя чистейшей ненависти! Чувствую... мощь! Все вокруг меня сползает, словно ширма, открывая реальность: Серебряный Волк, окруженный несметными полчищами демонов! Я, объятый огнем, медленно восстаю с земли, подымая безжалостный взор на врагов. Мое тело меняется. Металл — больше не нечто чуждое, теперь он часть меня. Толстые полосы горящей плоти покрывают бронепластины, из модулей донкельхейтума торчат шипы. Между когтей сверкают искры.

[2 — https://www.youtube.com/watch?v=_ZPrgcwhKaU ]

Все поплыло перед глазами. Что-то разгневанное, сильное и непобедимое взяло контроль. Мои мышцы напряглись, и я рванулся к жирному демону, выпускавшему куда-то снаряды, диким усилием воли зажег землю под ним и запустил тварь высоко в небо. Мое тело прыгнуло в бок, к четырем рыцарям ада и поднятием лапы вызвало вспышку, которая превратила их в кучку углей! Демоны обратили на меня внимание. Мои челюсти сжались в кровожадной улыбке, и я кинулся в гущу тел. Мое тело крутилось, хватая челюсти, спины, рога и вырывая их. Я не просто был покрыт кровью, я был сделан из неё! Рогатый красный колосс, отчаянно ревя, обрушился на меня и попытался схватить своими когтями, но мои лапы поднялись и сбили его с ног, оканчивавшихся большими черными копытами. Я прыгнул ему на грудь и нанес быстрый и точный удар в сердце. Моя конечность нащупала его внутри монстра и с силой сдавила, оставив красному демону лишь возможность жалостно протянуть лапу в небо, а затем её обессилено уронить. Вульгар кинул фаербол, пока я стоял на разорванной груди поверженного врага. Я даже не посмотрел в его сторону, просто поднял лапу, и череп вульгара взорвался кровавыми ошметками. Я... костюм чувствовал себя сильнее... с каждым убийством, с каждой смертью... нужно больше жертв!

Мои лапы громили черепа, рвали плоть, сжигали и швыряли демонов. Каждая капля крови, которая проливалась в этой бойне, делала меня смертоноснее, эффективнее, лучше. Когда мелкие чертята в страхе разбегались, я просто посылал молнии им в спины. Наконец, они умерли все, как и должно было произойти. Теперь осталось убить тех, за кем я пришел. Раненые пони выглядывали из окопов, бросая боязливые взгляды на меня. Я был готов их убить, когда с неба прилетел фугас и разорвал лошадок в клочья. Я медленно повернулся и поднял голову. Что-то крупное пряталось за завесой мрачных икон туч. Что-то, что посылало снаряд за снарядом в мерцающий от слабости щит Серебряного Волка. Моя лапа поднялась и небо разрезала оранжевая молния. За ней последовали еще десятки других.

— Спустись сюда и дерись с Титаном! — демоном прорычало мое горло. — Ты же этого желал, Арчвайл!

"Луна помилуй, что во мне?!" — внезапно очнулся я. — "Демон во мне, что желает убить других демонов? Ох, это плохо!"

[3 — https://www.youtube.com/watch?v=40hFuHZZqlw ]

Из туч выплыли две ракеты и, пролетев несколько метров, сфокусировались на моем теле. Демон во мне дал им подлететь вплотную, а потом взмахом лапы отправил их назад в небо.

— Я сказал "спускайся", червяк!

"Коготь, какого хрена ты стоишь? Ты у него, как на ладони! — завопила моя рация голосом Рейнбоу Деш — Что с тобой?!"

"Ох, если б я мог ответить, Деши! — отчаянно подумал я — Твайлайт была права".

Тогда мое тело побежало прямо к СВ. Пронесшись мимо нескольких уцелевших бойцов, среди которых и смог заметить истекающего кровью Руби Ая, лежащего без сознания на плече Труддуса. Минотавр, кстати, тоже выглядел не намного лучше — почти ничего не осталось от его напыщенно-пафосного задора. А еще в одном из окопов, который мое тело преодолело одним прыжком, сидела, осыпанная землей и травой, Генерал-Нагибатор. Она послала мне вслед непонимающий взгляд и крикнула мое имя (верней, позывной). Я же, энергией реактивного ранца или силой демона, взлетел по краю овала щита и вмиг достиг его вершины. Ракеты и фугасы нещадно били этот магический пузырь, но он держался каким-то чудом. Но надеяться, что он выдержит еще, слишком наивно.

И тут я взлетел. Ноги оттолкнулись от щита, тело подтолкнул поток энергии двойного прыжка... все замедлилось. Я мог видеть, как ракеты неспешно плывут, оставляя позади дымный след. Рядом с ними так же тихоходно двигались снаряды. Я видел каждую деталь, каждый заусенец на них, в то время как мое тело летело к ракете, и, достигнув её, сразу же отталкивалось, прежде чем она взрывалась. Медленно скача по ракетам, мое тело приближалось к чему-то большому, спрятанному в облаках. Вот из тучи показался розовый овал щита. Двойным прыжком от ракеты я был подброшен выше туч! И как только я преодолел туманную завесу, моему взору предстал очень трудноописуемый летательный аппарат поражающих размеров. Вытянутый красно-синий корпус едва умещался в поле моего зрения. I — образный спереди, небесный корабль был усыпан десятками мелких орудий и четырьмя действительно внушительных фугасных пушек. Из чрева корабля стрелами вылетали ракеты. Как ни странно, они прекрасно проходили сквозь защитное поле этой летающей громадины.

Время вернулось в нормальное состояние, и мое тело обрушилось на щит. Одной горящей лапой демон, что контролировал меня, буквально вцепился в розовое поле, а второй нанес удар сокрушительной мощи, от которого моя нога страшно заныла, а щит замерцал и исчез, позволяя моему телу ухватиться за корпус и просто-напросто пробиться сквозь него, попадая внутрь. На корабле не было ни света, ни экипажа — лишь клубы багрового газа.

Мое тело понеслось по одному длинному коридору, идущему, должно быть, вдоль всего корабля. По стенам бежали бордовые щупальца, все было покрыто мерзкой плотью. Мои ноги осыпали все вокруг молниями. Удары от выстрелов орудий гулом разносились по корпусу и ощущались, как гром. Но чем дальше бежал демон, тем больше пушек затихало. Вспышка — и что-то позади меня загорелось, взмах лапы — и кусок борта вылетает со взрывом.

Вдруг коридор резко оборвался развилкой и двумя комнатами с компьютерами. Взрыв. Вокруг меня засверкали пентаграммы. Их было больше двадцати, и из каждой выходило по бледному демону — воскресителю. Они пускали в меня струи огня, пытались взорвать, шипели, рычали, но мой хозяин не обращал на них никакого внимания.

— Я знаю, что на самом деле ты один! И. Ты. Здесь! — заревел я и развернулся в сторону одного, стоящего в самой гуще монстров. Вспышка поразила демона в грудь и бросила на пол. Твари — клоны испарились, а я подскочил к белому монстру и, схватив за живот, грубо поднял перед собой. Демон смотрел на меня очень странно: не было той животной хищности, не было ярости. Его взгляд был спокойно-презрительным, и... смиренным. Моя вторая лапа взяла его за плечо, а первая немного отодвинулась, сжалась в кулак, и пробила демона насквозь, выплеснув содержимое его живота на пол сзади. Черты лица монстра дрогнули. Да, я сказал лица. Теперь я видел, что это не морда, и не оскал, это тоже было лицо. Такое же, как и сотня других простых лиц, выражение которых контролируется эмоциями. Демон слабо поднял лапу и опустил её мне на лоб.

— Уходи, Титан, эта игра должна быть честной, — прошептал он на своем языке и откинулся, повиснув безжизненной тушей у меня на лапе. Я вдруг ощутил, что совсем не зол. Ярость пропала без следа. Мое тело снова принадлежало мне. Мои конечности ослабли, и я опустил тело поверженного врага на кровавый пол. Я более не светился и не горел, шипы исчезли. Я был собой. Пока что. Тяжело выдохнув, я шагнул в комнату с компьютерами. Стулья перед мониторами были вделаны в пол, и оттого еще стояли. С потолка свисали провода и... тела грифонов.

— Деш? Рейнбоу, это ты? — услышал я тихий и напуганный женский голос. Я осмотрелся и обнаружил окровавленную грифину, вросшую в стену. Я шагнул к ней и вздрогнул: её глаза были выдавлены проходящим через лицевую часть черепа, штырем. — Деш? Поговори со мной, прошу!

Я молча смотрел на неё, чувствуя, как в груди начинает жечь. Надо было помочь ей. О, богини, зачем она мне встретилась?

— Да, это я... — попытался я сымитировать голос Рейнбоу, подходя к грифине.

— Деши, мне так жаль... прости меня, я была последней дурой в этом мире. Я думала о мужиках и алкоголе, когда ты нуждалась во мне.

— Мне не за что прощать тебя, — неуверенно пробормотал я, занося коготь над горлом грифины.

— Когда все закончится, Деш? Черт побери, как больно! — я отпрянул, потому что она дернулась. — Я хочу спокойно ум...

Она вскрикнула, когда я полоснул её по шее. Это была смертельная рана, так как я перебил артерии, но... несчастная не умерла! Она завыла и начала биться, пока я в шоке глядел на неё. Черт, я уже проходил это, когда стрелял в кобылу на потолке в очистительном секторе ОАК-сити. Эта красная хрень не дает жертве умереть. Боюсь, что сейчас я могу сделать только одно.

Я обхватил кричащую грифину за плечи и, собравшись с духом, рванул на себя. Её крик боли сменился воплем ужаса, который отразился и на её изуродованном лице. Пустые глазницы широко раскрылись, клюв задергался, и она заплакала. Черт побери, я не могу! Это... слишком мучительно... Но я должен это сделать. Мои механические когти крепко держали грифину, лапы, что рвали металл, могли бы с легкостью вытянуть бедняжку из стены, однако я не был способен на это. Я... черт, я ненавидел себя за слабость. Не хочу быть слабым. Хочу быть безжалостным и хладнокровным! Только так можно выжить! И я ощутил жар в ногах. Я снова был силен, был эффективен, был... лучше. Я вырвал грифину из стены так, как будто она была всего лишь занозой. И посмотрел, не дрогнув, на тошнотворную культю, что заменяла её нижнюю половину тела. Легкий, быстрый удар в когтем в затылок — и она мертва. Просто. До смешного просто.

— ЦИИИ! ЦИИИ! ЦИИИ! — загудели тревожные сигналы корабля. Он покачнулся, я не удержал равновесие и упал рядом с мертвой подругой Деш. Мне почудилось, что я становился легче.

"Падаем!" — ужаснулся я, когда увидел, как потолок стал полом, затем снова вернулся на свое место.

Цепляясь когтями за пол так сильно, будто он собирался убежать (хотя примерно так и было), я прополз в коридор. В дырах стен виднелись облака. Далекие облака. Я был у самой земли. ВОТ ДЕРЬМО! Силой двойного прыжка я вылетел через пролом в стене, чтобы получить возможность наблюдать за тем, как громадный небесный корабль пропахивает носом землю и ломается под собственным весом. На моих глазах вся эта штука сложилась в четыре раза и, постояв немного так, рухнула на землю, как, кстати, и я!

— Ну ты даешь, Коготь! — пробормотала Деш у меня за спиной. — Завалить эту хреновину...

Я смотрел на обломки корабля отсутствующим взглядом.

— Ты хоть знаешь, что это такое?

Я медленно покачал головой.

— Это Небесный Эсминец "Тайфун"! Ты только что вынес один из крупнейших кораблей Грифонско-Эквестрийского военно-воздушного флота!

— Дохловато для такого корабля... — пробурчал я. — И... какого черта он попал в лапы демонов?

— Меня больше удивляет то, что они смогли им управлять! Для этого нужно штук двадцать экипажу!

Я нахмурился.

— Там не было никого, кроме... одного демона. Только плоть на стенах, багровые облака, и он.

— Стой, стой, стой! — воскликнула Деш — Ты... мы же видели багровый туман у ГЭС! И там еще турбины взбесились!

— И что?

— А то, что они этим через этот туман получают возможность творить беспредел с неодушевленными объектами!

— Значит, они тупо наделяют металл разумом? Не похоже, чтобы с эсминцем у них это получилось — сказал я, глядя на обломки "Тайфуна", презрительно скривив губы. Затем я повернулся, бросил на Рейнбоу бессмысленный взгляд и пошел к СВ.


Из нескольких десятков солдат после боя в живых осталась лишь треть, причем половина была ранена. Благо, Труддус и Руби Ай были ранены не так сильно, и им не долго требовалось лежать в импровизированном госпитале. Задача, тем не менее, была выполнена: нам удалось связаться и с Кантерлотом, и с Даркстаром. И, что самое лучшее, Даркстар двинулся нам на помощь, и собирался прибыть менее, чем через сутки, с целой армией на борту. Деш отвела меня в один из пустующих коридоров и спросила:

— А что с тобой случилось тогда, в бою? Ты сначала упал, будто мертвый, лежал. Демоны тебя не трогали, а потом ты вдруг вскочил и начал всех выносить!

Я удивленно поднял бровь.

— Меня не трогали? Странно, я думал им лишь бы кому-нибудь в глотку вцепиться! — Хотя, подумал я, этому белому демону, Арчвайлу, как его назвал демон внутри меня, хотелось не моей смерти, а, думаю, получения контроля над донкельхейтумом через мою башку. Да, именно ради этого он устроил мне это видение. Только вот все пошло не по плану, когда я взбесился. — Мы все еще почти ничего не знаем о нашем противнике. И, мне кажется, они куда более цивилизованы, чем нам кажется. Они не животные, Деш, ты сама это знаешь.

Пегаска кивнула, почесала в затылке, и вдруг неуверенно, даже будто нехотя спросила:

— Коготь, а на эсминце... — она запнулась, помолчала, а затем медленно проговорила. — Вообще никого из экипажа не было? Только демон?

Я вздохнул и опустил взгляд на пол.

— Нет. Только демон.

— Ясно, — пробормотала Деш и повернулась, чтобы уйти, но я окликнул её, вдруг вспомнив кое-что.

— Там, на "Тайфуне", был кто-то дорогой для тебя?

Рейнбоу Деш подняла на меня глаза и отрывисто закивала.

— Думаю, тебе стоит это послушать — сказал я, включая запись с черного ящика с того развед-глайдера, что разбился у стен ОАК-сити. Я снял (только благодаря мысленному контролю костюма) шлем и передал его пегаске, так как запись воспроизводилась в наушники.

Я видел, как дрожало её лицо по мере того, как разрушался эсминец Гильды. Когда запись закончилась, Рейнбоу взглянула на меня печально, но с благодарностью.

— Спасибо, — тихо сказала она и отдала мне шлем. Мне показалось, она прошептала при словах "пускай отвечает, даже если сдохла" что-то вроде «Гильда, просто супер»?

Мы разошлись. Я направился в казарму, думая чуть отдохнуть, как мне вдруг попалась Шейди. Её глаза сощурились.

— Кхм, мисс Шейди, нам нужно... — начал было я, но она грубо оттолкнула меня, чем сильно удивила. Ну, знаете, грубость от такой милой кобылки, — последняя из вещей, которую я мог ожидать.

— Позже! — отрезала она и поспешила выйти из коридора. Она бы вышла, не опомнись я и не обхвати её за плечи вовремя.

— Нет уж, мисс, потом будет поздно! — жестко, но с оттенком насмешки сказал я.

Но тут её рог сверкнул, и Шейди переместилась в дальний от меня угол.

— Отойди, демон! — крикнула она с нескрываемой ненавистью. — Отойди, или, клянусь, я убью тебя!

— Вот так раз! — удивился я. — Я, значит, их спасаю, а они — убивать! Ну спасибо, благодарность у вас прям изо всех щелей течет!

Мы стояли друг напротив друга, кидаясь сверлящими взглядами. Я смотрел в её глаза. Она — в мои. Но я не был зол, мне было смешно. Смешно из-за этой неожиданной неприязни, смешно от угроз, смешно от того, что она была права. Я вытянул лапу вперед и показал единорожке свои грязные, облитые кровью и еще черт знает чем, когти.

— Бу! — вдруг рявкнул я, и Шейди, оскалившись, исчезла во вспышке. Ха-ха. Трусиха. Ха-ха.

— Эй! — окликнул меня довольно неприятно высокий мужской голос. — Подойди сюда!

Да отвяжутся от меня сегодня, или нет?

Я шагнул к высокому, но в то же время грузному жеребцу темно-коричневого цвета шерстью и длинной белой гривой. В сочетании этих цветов он был похож на гнилое яблоко, покрытое сверху толстым слоем плесени. Он был одет в толстую песочно-желтую броню охраны ОАК. Его карие глаза были недружелюбно прищурены, а губы плотно сжаты. От него веяло напряжением... и пОтом... стоп, я же в шлеме — и это я воняю. Тьфу, почему я все еще обращаю внимание на подобную ерунду? Жеребец смотрел на меня, высоко подняв голову. Нехорошо. Он был значительно выше меня ростом, но у меня было преимущество, и я им воспользовался: поднявшись на задние ноги, я оперся на стену и, глядя вниз, на "Гнилое Яблоко", непринужденно бросил:

— Ну подошел. Ты кто такой?

Жеребец нисколь не изменился в лице. Похоже, я не произвел на него никакого впечатления. Он заговорил грубым и суровым голосом:

— Майор Дэкэй, полевой командир охраны Серебряного Волка, — отчеканил он — Слушай сюда. Мне плевать кто, или что ты такое. Я не могу позволить солдатам подыхать не за хер собачий. До вашего с Деш прихода у меня была целая рота. Сейчас с теми огрызками, что у меня остались, мы не продержимся и получаса, если нас атакуют!

— Может быть, это оттого, что твои солдаты — бесполезное тупорылое пушечное мясо? — фыркнул я, мысленно вычеркивая Руби Ая из списка тех, к кому это относилось. — Вы же нихрена не бились, пока мы не пришли!

— Но мы были живы! — воскликнул Дэкэй. — Невозможно сражаться с таким врагом, располагая только охранниками!

— А чего ты от меня-то хочешь, майор? Чего-то не нравится — иди к Деш! — устало проговорил я, чувствуя, как задние ноги затекают.

— Бесполезно! Я хочу, чтобы до того момента, как прибудет подкрепление, в бой вступали только ты и тот помешанный на битвах минотавр! Мы не можем так расходовать бойцов! Еще бой — и никого не останется.

— Ну ты даешь! — возмутился я — Ты, значит, хочешь, чтобы мы закрывали вас своими задницами, пока вы будете тупо отсиживаться под тепленьким щитом мамочки Твай? Наивная ты башка, майор!

— Молчать! Я старше тебя по званию и ты обязан выполнять мои приказы. Обсуждение с высшим командованием — запрещаю!

— Нет уж, — прошипел я, закипая. — Пускай в бою толку от твоих солдат мало, но мне не важно — пусть хоть сотнями дохнут! Лишь бы я сражался в команде!

— Я сказал молчать! Рейнбоу Деш — двинутая дура! Она самоубийца! Пускай воюет тот, кто хочет. Я и мои бойцы отказываемся участвовать в этом дебилизме!

По телу прошла дрожь. Черт побери, как я презирал этого ублюдка! Контролируй себя, контролируй себя.

— Как будто демоны спросят, хочешь ты их убивать, или нет! — рявкнул я. — Ты. Будешь. Драться. Как. И. Все! И мне абсолютно неважно, как ты будешь это делать. Я лично вышвырну тебя и твоих солдат отседова, прямо в лапы монстрам, и выйду сам, позади вас. И стану кромсать их, пока они будут рвать вам глотки!

Контролируй себя, чертов придурок!

— Да вы все рехнулись, — процедил он, но уже не так свирепо. Он отступил на шаг и пробормотал — Такими темпами я никогда не выберусь отсюда.

Он повернулся, чтобы уйти, как вдруг нечто заставило меня бросится вперед, и, схватив Дэкэя за шею, поднять над полом. Он начал брыкаться, попытался кричать, но его горло издавало лишь хрипы. Я повернул его лицом к себе и придвинул к шлему. В его взгляде читалась не столько злоба, сколько страх. И мне это нравилось. Ха! Пускай боится, гаденыш!

— Ты куда собрался? — прогремел я. — Я еще не договорил. Почему ты так рьяно бережешь себя? Я не видел тебя в бою за радиостанцию! Зачем тебе жить, а? Разве в твоей жизни есть что-то ценное? Или кто-то, кто дорог тебе?

Он кивнул и с трудом выдавил:

— У... меня... семья...

— Семья? — захохотал я. — Ты считаешь, что они все еще живы? Ну так я тебя разочарую: все давным-давно передохли! Как тебе такой поворот? Не хочется верить, да? А я давным-давно уверовал. Для меня все было потеряно еще до того, как приперлись эти мрази! И почему я до сих пор не сдался? Что движет мною? Во что я верю? В то, что я должен жить для себя. Что я один в этом сраном мире, и только я, только я по-настоящему важен! Если бы мне предложили пожертвовать жизнью ради этого мира — я бы не сделал этого. Наоборот, пускай вы все отбросите копыта! Умрите, и демоны уберутся к черту! И я буду жить! Я. Буду. Жить. Слышишь, гнида?!

— Коготь, мать твою, опусти его! — раздался крик Рейнбоу Деш — Живо, а то стрелять буду!

Дэкэй посинел в моих когтях, ослаб, и начал терять сознание.

— Коготь, сейчас же!

Я услышал щелчок "Энфорсера", направленного прямо мне в висок. Смешно.

— Ты серьезно? Убьешь меня этой пукалкой? Ну-ну, удачи!

И тут я получил сильнейший удар копытами в пах. Пегаска изо всех сил лягнула меня, взвыв от боли. Броня никак не пострадала, но импульс бросил меня на пол. Я разжал когти, и выпустил майора.

— Что тебе говорила принцесса Твайлайт насчет эмоций, сержант? — проскрипела Рейнбоу, потирая болящие копыта.

Я со вздохом уткнул голову в лапы. Черт побери, чем я становился?

— Ты меня не знаешь, Деш. Я никогда не контролировал и не смогу контролировать себя. Лучше пристрели меня. Только так, чтобы я этого не узнал. Как-нибудь ночью, хорошо?

— Прекрати нести фигню. Все ты можешь, только ноешь много, — сказала пегаска, хлеща Дэкэя по лицу. — Эй, эй, майор? Ну не ври, не умер ты!

Дэкэй со стоном открыл глаза, и подтянул копыта к шее.

— Проклятье... все вы рехнутые... — только и смог выдохнуть он.

— Не выводи меня. Не рискуй, прошу, — медленно проговорил я, поднимаясь. — Мне нужно отдохнуть. Очень нужно.

Деш глянула на меня и кивнула. Я вошел в казарму, и, не обращая ни на кого внимания, снял шлем, взял его в лапы, и рухнул на койку. Мой разум вырубился еще до того, как тело достигло кровати.


[4 — https://www.youtube.com/watch?v=WeCIzcGcCjk ]

"Надеюсь, мое тело ничего не учинит, пока я сплю!" — подумал я, глядя на джунгли вокруг. Я серьезно осознавал, что сплю. И полностью контролировал этот сон. Отлично, я могу представить себе город, кучу жителей, и бродить, делая, что хочу! Я мог говорить с кем хочу, и как хочу, слышать такие ответы, какие пожелаю... классно, но... могу ли я морально позволить себе это? Да, я вполне способен представить себя в сауне с молодой зеброй, но... это будет плевком. Причем плевком в себя. Нет, я не должен так поступать. Этот сон будет иным...

Я шел по чудному ночному лесу. Звездный свет проскальзывал между листьев, образуя призрачные синеватые колонны. Таинственная, темная мгла в синих тонах — нет ничего более красивого! Когда эти "колонны" попадали на мое тело, я по-настоящему ощущал их прикосновения. И внутри меня тоже все становилось синим, я удостаивался чести чувствовать себя частью мира. Неотъемлемой частью. Пальмы склонялись ко мне, проводя своими листьями по моей спине. Это сродни крепкому объятию. Так греет... Я шел дальше. Замшелые камни молчаливо приветствовали меня теплой отцовской улыбкой. Все это было таким родным и... нужным. Как я мог и день прожить без всего этого? Неужели за два с половиной года я настолько очерствел? Но мое возвращение было принято с радостью. Я был желанным.

Но было что-то чужое. На поляне, что открылась передо мной, было почти пусто. Деревья не стали расти рядом с чужим. Цветы и кусты тоже не хотели с ним соседствовать. Все трепетало перед одним цветком. Алый цвет наполнял его и как бы противопоставлял окружающей синеве. Огонь и вода. Ярость и безмолвие. Кровь и покой. Я шагал к цветку, стараясь не обращать внимания на шепот леса "Не нужно. Не стоит. Он чужой!". Я подошел к цветку вплотную. От него исходил... жар.

"Ты правда желаешь поступить так?" — спросил меня лес.

"Да, ведь так было на самом деле. Я не стану лгать, хоть и страстно этого желаю" — печально ответил я, и наклонился над красным цветком. Уже было поздно что-то менять. Я сделал Выбор. И я сделаю его вновь, ибо это правдиво.

Я схватил алый стебель зубами и перекусил его. Обжигающие капли отравленного сока попали мне на язык, вызвав покалывание. Капли сменились тонкой струйкой, которая увеличивалась в толщине. И вот из стебля уже лился настоящий поток. Он начал заполнять все вокруг, подхватил меня... Каждый раз, когда он касался какого-нибудь ростка, или деревца, они кричали. И с каждой секундой хор криков становился все сильнее. Кричал весь лес, кричало мое тело. И лишь только я сам сохранял спокойствие. Я выпустил цветок и закрыл глаза... Я сделал это вновь... я не солгал...


Я проснулся в районе часа ночи. Как ни странно, я чувствовал себя если не совсем бодрым, то по крайней мере не "вареным". И... что делать ночью, находясь в комплексе обслуживания какой-то неимоверной пушки, окруженной защитным полем, во время вторжения армии демонов? Правильно, бестолково шляться по коридорам! Я вновь натянул шлем, предварительно ощупав короткий и жесткий огрызок гривы, что венчал мою голову, и покинул казарму, в которой беспокойно сопели выжившие бойцы. Стараясь не звенеть лапами об пол, я шел, куда глаза глядят, и жалел, что нигде не было окон. Ни одного, даже самого маленького окошка не попадалось мне. Только неприветливые стены серого, бездушного металла... Я размышлял. Кто все эти пони? Могу ли я им доверять? И отчего я до сих пор не чувствую даже самого маленького огонька дружбы? Ведь даже в армии, среди паскуд и ублюдков, я нашел себе нескольких приятелей. Да, это не было настоящей дружбой, но все же. А здесь... в таких обстоятельствах я должен был сдружиться со всеми в первые же минуты знакомства. Я должен был быть другом Деш, другом Шейди... даже другом Труддуса, черт побери! Старина Дистент Гланс мог бы подружиться со мной, прожив чуть дольше.

"Подумай сам, он принес себя в жертву, чтобы спасти тебя. Значит, он знал, что ты достойный пони. Ничто не случается просто так, приятель, ничто" — сказал мне мозг.

От его слов (то есть, от моих мыслей!) мне стало неприятно. Думал ли Гланс, что, сохранив мою жизнь, он создаст лишь еще одного демона? А, к черту! Я не демон, а солдат, и только! Что бы ни пыталось поработить меня, я не поддамся. Я буду сопротивляться до последнего! Не позволю какой-то дряни...

Приглушенный вздох. Плеск воды.

Я отбросил все мысли и навострил уши.

Звуки повторились. Мне показалось, что за ними последовало тихое ругательство. Все это исходило из-за какой-то белой пластиковой двери. На ней было что-то написано, но в темноте я не мог разобрать, что именно. Недолго думая, я приоткрыл дверь и увидел белого единорога, склонившегося над раковиной умывальника, и усиленно вглаживающего что-то в свое лицо. Его рог едва заметно сиял. Руби Ай? Точно, он. Чего это он делает? Не похоже на умывание. Да и дышит он что-то уж больно тяжело! Наконец, он отвел копыта от лица и внимательно посмотрелся в зеркало. Затем он потушил рог и повернулся к двери. Тут меня окликнул голос Кипер.

— Эй, боец, что за мода подглядывать в туалет?!

Я отпрянул от двери и злобно уставился на пожилую кобылу. Из туалета вышел Руби. Может, это из-за темноты, но мне показалось, что он выглядит намного моложе, чем когда я видел его в казарме. Морщины испарились, кожа подтянулась, и в целом состояние его морды улучшилось. Кипер закрыла лицо копытом.

— Ну, я еще могу понять, если б там была какая-нибудь милая поняша, но этот старый хрен? Тьфу, молодежь совсем скатилась!

Руби невозмутимо, но строго глянул на неё, и тихо сказал:

— Кипер, твоя помощь тут не нужна, — он перевел холодный взгляд на меня, прижал широкую гриву копытом, и жестко спросил. — Что ты видел?

"Странно, что он спрашивает не причину, а следствие" — заметил мозг.

— Что ты делал со своей мордой? — честно спросил я, чувствуя... стыд.

Руби помолчал, а потом так же тихо и сурово произнес:

— Старые раны не вылечить новым врачам. И сейчас только я мог себе помочь, что и сделал, — он снова прижал гриву. Странный жест.

— Э-э-эм, о'кей... — неуверенно протянул я. Блин, у Руби была какая-то аура, которая заставляла меня ощущать себя низким и жалким перед ним.

Единорог молча повернулся и пошел, то и дело приглаживая гриву. Я проводил его взглядом до коридора, ведущего в медпункт, а затем вопросительно посмотрел на Кипер. Та скривила губы и отвернулась, а потом удалилась, бормоча себе под нос что-то про слеш. Я постоял, а потом осторожно шагнул в туалет, и подошел к раковине, в над которой возился Руби. Меня передернуло: она вся была покрыта свежей кровью. Это можно было списать на раны, однако его же уже полечили! Да и я не заметил на нем ни царапины... странно, очень странно. Надо бы спросить его!


— Но тут была кровь! Я... я видел! — беспомощно и обиженно возмущался я, указывая на абсолютно чистую раковину.

Руби покачал головой, и, ни сказав ни слова, вышел. Я кинулся к нему.

— Ты думаешь, я поехавший, да? — с оттенком надежды спросил я.

Руби поднял бровь и окинул меня презрительным взглядом. Он так долго молчал, что я начал чесаться, верней, пытаться прочесать броню насквозь. Пара лишних дыр явно не помешала бы ей! Ох уж этот зуд!

— Может, и да, если сам в это веришь, — тихо произнес он, прежде, чем повернуться и уйти.

"Ругань, загадки, бред... а ну его на фиг!" — подумал я и пошел спать. Просто. Пошел. Спать.


"Внимание, внимание! Говорит генерал Рейнбоу Деш! Мы атакованы! Серебряный Волк окружен! До прибытия Даркстара меньше часа! Всем бойцам вооружиться и собраться у выхода 1-3! Щит истощен, как и принцесса Твайлайт, так что будем держаться своими силами!"

Не знаю, что я сделал быстрее — проснулся, или вскочил, натянув шлем. Как и не помню того, как оказался у ворот, сжимая длинную зеленую ракетную установку в одной лапе и автоматический дробовик в другой. Все требовало от меня рефлекторной быстроты, выполнения действий на подсознательном уровне. Ох, не зря провел я эти годы в армии! Я понял, что к чему быстрее, чем остальные бойцы! Вот, какой я замечательно-полезный! Ко мне подбежала Рейнбоу Деш, облаченная в тяжелую броню ОАК и в довольно эпичном красно-черном шлеме, покрытом шестиугольниками. Не шлем, а картинка! На спине пегаски красовался многоствольный седловой пулемет. Она кивнула мне, я ответил ей тем же. Все нормально, да? Постепенно подтянулись и остальные. Большую часть бойцов составляли единороги. Что, думаю, было хорошо.

— Значит так, солдаты! — начала Рейнбоу Деш. — Ночь. Видимость не ахти, притом, что противник атакует со всех сторон, но у нас нет сил на оборону всего периметра, поэтому мы используем окопы от первого боя и постараемся привлечь внимание врага на себя. Но на этот раз формация другая. Все единороги ставят щиты и объединяют их в один, покрывающий всех нас. Мы будем прикрывать вот этого парня! — она указала на меня. — Ты, Коготь, используешь любую тактику, какую захочешь. У тебя приказ на атаку целей по выбору. Но помни, ты наша единственная боевая единица, способная вынести практически любое повреждение!

Ага, а она не забыла, как я сдох в предыдущем бою? А, не важно. Я кивнул.

— Я на одном уровне с ним! Я тоже мощный! Я один, как огромная непоколебимая армия! — заявил Труддус, красуясь мускулами и бензопилой. Выпендрежный придурок.

— Нет, ты — со всеми! И возьми себе нормальное оружие, а не эту хрень! — отрезала Генерал-Нагибатор.

— Но...

— БЫСТРО!

Усмехнувшись, я перевел ракетницу в боевой режим. Табло рядом с прицелом засветилось и показало количество патронов. Пятьдесят ракет. Весьма нехило, скажу я вам. Только мне не очень было понятно, как все эти ракеты умещаются в такой маленькой коробке сбоку от ствола.

[5 — https://www.youtube.com/watch?v=csRSoArB8O8&index=17&list=PLr3fVRF0B2Vnt44F60fGi9j2-qSKqe_DP ]

— Открытие дверей через три. Два. Один. Вперед! — гаркнула Рейнбоу, и я побежал вперед. Щит отключился, выпуская нас. Я молниеносно окинул все вокруг себя взглядом того, кто сейчас будет убивать. Много убивать. Так, ревенанты. Двадцать штук. Летучие... Стоп, что? Ухмыляющиеся (погодите, как скелет может ухмыляться?) костлявые монстры взмывали в воздух и летали из стороны в сторону, стреляя из плечевых пушек в щит. У них были самые настоящие реактивные ранцы! Нечестно! Так, далее, позади них парили какие-то новые демоны. Толстые, коричневые, похожие на какодемонов, но с руками и красными прожилками по всему телу. Увидев нас, они пооткрывали пасти и стали выплевывать черепа. Они вылетали у них изо рта, издавая что-то вроде "Врррхааааа!". На этом разнообразие демонов заканчивалось. Странно, что-то их как-то мало...

Я навел прицел на круглого демона и дважды сжал лапой боевую сбрую. Две небольшие ракеты вылетели из ствола с приятным фырчаньем. Но цели они не достигли. Верней, попали не в тех — черепа отчаянно скучковались, приняв на себя заряды. Ничего себе, даже у них есть самопожертвование! Но надо бы убить этих коричневых до того, как они наплодят тучи черепов! Я кинулся вперед, ускоренный двойным прыжком. Два ревенанта направили на меня свои пушки, но я был уже слишком близко. Прокатившись по земле им за спины, я двойным выстрелом заставил их джетпаки загореться и взорвать своих обладателей прямо в воздухе. Черепа набросились на меня, но их зубы лишь ломались об мою, хоть и поврежденную, но все еще мощную броню. Взлетев в воздух, я испепелил кучу черепов ракетой, а затем врезался прямо в коричневую рожу, приставил к макушке врага дробовик, и выбил его мозги.

Ревенанты нацелились на меня, но головы половины тут же были прожжены лучами вортекс-пушек. А уцелевшие предпочли опуститься на землю. Я снова подпрыгнул и выпустил в скелета ракету. Она попала ему в нижнюю лапу, и взрывом оторвала половину тела. Остальная часть билась в агонии, пока не была отправлена назад в преисподнюю моим дробовиком. Следующая ракета врезалась в землю под ногами двух ревенантов. Ударная волна отбросила их в разные стороны. Кинувшись к одному, я раздавил его череп тяжелой лапой, а другому хватило дополнительной ракеты.

Черепа. Черепа были повсюду. Они врезались в меня, толкали и грызли, всячески мешая действовать. Я расстрелял половину боезапаса дробовика, испепелил десятка два врагов, но это никак их не останавливало.

— Ну, гады! — зарычал я и прикрепил оружие на спину, освободив смертоносные когти.

Я буквально рвал врагов на куски, убивая десятками. Схватив один череп, я гравихватом столкнул его с другим, прикончив обоих. Но это была капля в море... это будет длинный и кровавый бой...

Но тут меня осенило. Эти черепа просто не способны меня убить. Они лишь отвлекают меня от остальных демонов, в то время как те... вот черт! Я вылетел из гущи черепов, чтобы увидеть наших бойцов, едва удерживающих щит, слабо мерцающий под яростным напором ревенатов. Однако как только я разнес четверых скелетов на костяные осколки, как ночное небо пожелтело от оранжевых молний. Какие-то полупрозрачные фигуры понеслись со всех сторон с бешеной скоростью. На моих глазах один монстр полетел сквозь наш щит, едва задев бойца-единорога. Но от этого касания голова несчастного лопнула, как перезрелый арбуз, а его тело отправилось в полет над лесом. Все решали секунды. Ведь в следующий миг щит преодолеют столько демонов, что их хватит на каждого из нас.

Мои лапы вспыхнули, когда ко мне подлетела призрачная тварь. Свечение донкельхейтума окутало её, замедляя до скорости нормального демона. Враг получил от меня два сокрушительных удара в живот, а затем лишился головы. Это был старый знакомый — телепортирующийся монстр, только теперь, похоже, улучшенный. Так, понятно, что делать!

Я нырнул в окоп. Как ни странно, щит пропустил меня. Энергия из моих лап замедлила сразу пятерых противников. Это спасло жизни половине наших бойцов, и дало им время на то, чтобы превратить этих тварей в решето. Когда еще двое демонов подскочили ко мне, я сгреб их за головы, а затем столкнул с такой силой, что они растеклись кровавой кашей по моим лапам. Так, похоже, это не очень-то входило в планы врагов, потому что пальба с их стороны внезапно прекратилась.

— Что такое? — пробормотал Труддус, подходя ко мне — Они типа испугались?

Я не ответил, ибо, во-первых, почувствовал резкую вибрацию, прошедшую по земле, а во-вторых потому, что и так ничего не сказал бы. Эта вибрация переросла в настоящее землетрясение, когда небо, и без того пылающее в огне вспышек, озарилось ярчайшим всплеском света, который я когда-либо видел. Это было раз в десять ярче солнца! Клянусь, что сейчас я не преувеличил! Я зажмурился, но это нисколько не помогло: свет проникал сквозь веки, лишь приобретая от этого более кровавый оттенок.

— Твою мать, — прошептала Рейнбоу Деш, — так появлялась кибер-херня, вынесшая весь военный городок к черту.

— Это значит, что нам крышка? — спросил кто-то из охранников.

Свет ослаб, и я смог узреть нечто такое, что заслуженно можно назвать произведением сатанинского искусства. Колосс, больше напоминающий рогатую гору мускулов и металла, чем живое существо. Наполовину состоящий из черных от копоти, труб, стоящий на толстых и широких, словно колонны, ногах, по-бычьему согнутых, и оканчивающихся грязными копытами. Одна его лапа была полностью металлической и светилась зловещим зеленым светом. Я прямо чувствовал, насколько оно ненавидит все живое. О, это было ужаснейшее порождение абсолютного зла, какое только могло быть рождено!

В каждом движении Кибердемона чувствовалась тяжесть, и в то же время величие, заставившее меня внутренне трепетать. Великолепное и в то же время дьявольское отродье медленно подняло зеленое оружие, одарив всех, и нас, и демонов, склонившихся перед ним, громоподобным ревом, издать который мог только сам сатана.

— У него... другая пушка... — едва слышно пролепетала шокированная Рейнбоу.

И тут ночь снова вспыхнула. Но на этот раз зеленым. Изумрудное светило вылетело из механической конечности Кибердемона и, осыпая все вокруг молниями, врезалось в щит Серебряного Волка, от чего он жалобно замерцал и погас. Зеленый снаряд разорвался прямо над нами, вдолбив всех нас в землю. Мои кости жалобно хрустнули, а по телу прошли болезненные разряды. Что-то красное залило стекло шлема, и я, сняв его, швырнул на землю. У меня изо рта текла кровь. Все ужасно болело, но... я улыбался. Неожиданно даже для самого себя, я залился жутким смехом, настолько громким, что его могли слышать даже демоны. Никто не стрелял, даже сам Кибердемон издал вопросительный вздох, если, конечно, этот дикий машинный гул можно было назвать вздохом.

— Кибердемон, стреляющий из БФГ-9000? — прохохотал я, и сразу же стиснул зубы, медленно подняв ракетницу — Вызов принят!