The Conversion Bureau: Её последнее достояние

Маглев несёт Мелани Цукер к последнему Бюро. Брать с собой земные вещи нельзя и ей придётся избавиться от всего, что связывало её с человеческой жизнью. Но это проще сказать, чем сделать.

ОС - пони Человеки

Заражение 4

Новая жизнь для юной единорожки стала крайне трудна, нужно просто привыкнуть, адаптироваться.... но возможно ли привыкнуть, когда беда вновь и вновь стучится в двери?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Загадка сфинкса

Принцесса Рарити всегда знала, что ее ждет брак по расчету - она же принцесса, в конце концов. Она просто не ожидала, что ее супругой станет сфинкс или что жена будет активно ее избегать, и не потому, что любит книги.

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Я достану тебе звезду с неба

Старлайт решилась восстановить старую дружбу, но одной ночью что-то пошло не так.

Старлайт Глиммер Санбёрст

Синдром Пай

По мотивам старых-добрых "Cupcakes" и "Smile.exe". Что могло заставить Пинки сделать то, что она в итоге сделала с Рэйнбоу Дэш?.. Что она видела? Что чувствовала? Чего стремилась достичь?

Пинки Пай

Понивилль на краю света

Твайлайт Спаркл увидела, как над её головой взорвалась ядерная ракета. Ещё минута, и от Понивилля не останется и следа. Взрывной волной единорожку прижало к земле, раздался взрыв... и всё смолкло. Всё вокруг осталось таким каким было до взрыва, разве что звёзды теперь видны и днём, а Солнце стало алым. Неужели бомба была лишь оптической иллюзией? Но всё оказалось намного драматичнее...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Трикси, Великая и Могучая Спитфайр Доктор Хувз Дискорд

NO TIME

Огромная история о приключениях странного пегаса в мире пони, который полон магических и мистических существ. Но как бы это не казалось обыденным для земли, полной единорогов, грифонов, драконов и прочих тварей, их настоящее происхождение гораздо интереснее. А в месте с таинственной миссией пегаса и его подруги, все становится более загадочным.

Другие пони ОС - пони

Fallout Equestria: Где угодно, но только не здесь

Две сотни лет прошло с тех пор, как Эквестрию окончательно поглотила война, но жизнь продолжается. Некоторые хотят сражаться на светлой стороне и сделать Пустошь лучше. Другим же нужна власть и полный конроль над тем, что осталось от мира. А есть и те, кто плевать хотели и на то, и на другое, они просто хотят стать богатыми и знаменитыми. И эта причудливая история как раз о таких. Все началось с гениального инженера и одаренного наемного убийцы, взаимовыгодно паразитирующих друг на друге ради богатства и славы. Дела шли по накатанной колее, пока они не получили предложение, которое бывает лишь раз в жизни, но быстро поняли, что откусили больше, чем могут проглотить…

ОС - пони

Электрическая овца

Свити Белл пытается понять из-за чего у неё кошмары последние несколько лет.

Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони

Заражение 2

Будучи неопытной, Твайлайт допустила страшную ошибку и, казалось бы, всё уже в прошлом, но маленькое семя сорняка начало прорастать. Кобылка стала хрупкой преградой между чужой тенью и ужасным забвением.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Автор рисунка: aJVL
Глава девятая. О плоти и металле Глава одиннадцатая. "Даркстар"

Глава десятая. Руна Титана

* Custodi — Хранитель

Саундтрек к главе:

[1] (Enmarta — Aesthetics): https://www.youtube.com/watch?v=iOSZw6u3zGI

[2] (Doom 4 Soundtrack — (Fan-Made) Demo Concept — Blood Prospector): https://www.youtube.com/watch?v=Vf6PcM4m7z0

[3] (Adema- Immortal): https://www.youtube.com/watch?v=c436AdCv_3I

[4] (Warhammer 40000 — Space Marine Soundtrack — The Blood Ravens): https://www.youtube.com/watch?v=A5tAraONFlg

[5] (Warpath — OST Credits): https://www.youtube.com/watch?v=LaVFJb-m0qM

Мы стояли друг напротив друга, отделенные от бойни всего несколькими секундами. Мы и они. Добро и зло. Свет и тьма. Эта битва не будет последней, но она будет жестокой кровопролитной. Да, мы — лучше, чем они, даже если нам придется зверствовать, чтобы доказать это.

Обычно в бою я не думаю. Я просто... стреляю. Это то, что солдат должен делать. Но сейчас я знал, что нужен план. И он у меня был. Он не был гениальным, даже наоборот — его породила очевидность. Или, верней, парадоксальность.

 — Назад! Назад, в СВ! — Закричал я, когда оружие Кибердемона выпустило еще один зеленый сгусток. — Деш, прикажи отступать!

Луч моего гравихвата безуспешно пытался схватить заряд БФГ, но мне на помощь пришел Руби — его магия окутала сферу и отправила назад, в гиганта. Однако тот лишь сбил его лапой, и снова заревел, посылая всех демонов в бой.

 — Чертова дверь закрыта! — крикнул кто-то из охранников, в ответ на что я развернулся и разнес препятствие двумя ракетами.

 — Внутрь, живо! — прорычал я, и, не обращая ни на кого внимания, понесся внутрь комплекса.

Попадание заряда БФГ сотрясло весь Серебряный Волк, когда я вбежал в громадный зал, отчасти скрытый полумраком, и заставленный всевозможными компьютерами, панелями и терминалами. Шейди Болл и Твайлайт Спаркл одарили меня взглядами. На истощенном лице принцессы читался неподдельный страх, а вот синяя пони глядела скорей со злобой. Ну и плевать, сейчас не это важно.

 — Стреляйте из пушки!!! — взревел я, и стены снова задрожали. Снаружи доносились выстрелы. Охрана все же решила повоевать. Ладно.

 — Что?! — Изумилась единорожка — Это нево...

 — ВОЗМОЖНО! ИНАЧЕ КАКОГО ХЕРА МЫ ДОХНЕМ, ЗАЩИЩАЯ ЕЁ?! ВЫ ХОТИТЕ ЗАМОЧИТЬ КИБЕРДЕМОНА ИЗ АВТОМАТА?!

 — Но... — пробормотала принцесса — Без щита выстрел СВ просто испепелит нас!

 — Значит, щит будет!!! Ты аликорн или что?

На высоком темном куполе потолка стали появляться трещины. Внезапно изумрудная сфера БФГ взорвалась об наружную сторону стены позади Твайлайт, от чего та закачалась и рухнула на пол с закатившимися глазами.

 — Принцесса! — вскричала Шейди и бросилась к ней, но я остановил её.

 — Ты можешь запустить СВ? — но Шейди отшатнулась от меня. Нет уж, я не собираюсь подыхать из-за этой сучки! Мой дробовик уперся ей в висок — К черту принцессу! Ты. Можешь. Выстрелить?!

К счастью для неё, она не рискнула применить магию против меня. Должно быть, она испугалась, ибо я был поистине жуток: когтистый железный пони с искривленной мордой, с рекой крови, текущей между зубов. Единорожка кивнула, и кинулась к компьютерам.

 — А щит? — взмолилась она, когда вспыхнувшие прожекторы осветили колоссальную трубу, расположенную посередине зала, который оказался раз в десять больше, чем на первый взгляд.

 — Щит... я сделаю щит... — помимо БФГ, нас обстреливали какими-то крупными фаерболами. Из-за трещин потолок уже больше походил на изображение нервной системы обезьяны. Так, донкельхейтум — козырь в моих копытах. Так надо использовать его. Нужен... щит! Сейчас же!

Я напрягся, жар в ногах стал расти. Мои когти с силой сжались, лапы засветились, заискрились, но... щита не было. Проклятье, как же заставить эту дрянь работать?! Ну давай же, давай, собака! А лапы просто поигрывали оранжевыми молниями, словно им было абсолютно безразлична моя судьба, и судьбы других пони! О, кто бы мог помочь? Феникс? А разве он — не глюк? А купол грозился рухнуть и погрести меня, верней, нас под собой!

И тут молнии стали сверкать равномернее. Вспышка — и передо мной возникла пентаграмма. Еще вспышка — и из неё выпорхнул золотой феникс. Он одарил меня умиротворительным взглядом, и кивнул, раскинув крылья. Должно быть, он умел контролировать донкельхейтум лучше меня, так как из лап вырвался луч, и устремился вверх, сквозь потолок, в небо! Через широкую дыру в куполе виднелось яркое оранжевое сияние, которое, надеюсь, было моим щитом.

 — Есть щит! — крикнул я. Шейди обернулась, странно посмотрела на меня, и проговорила:

 — Тут... требуется сканирование лица какой-либо из глав ОАК, — она указала на овальное отверстие в стене — Или пони элементов гармонии. А Твайлайт без сознания.

 — Не проблема! — я кинулся к принцессе, схватил её за затылок и, подойдя к овалу, грубо тыкнул её лицо в сканер.

 — Аккуратнее! — взмолилась Шейди Болл, в ответ на что я лишь усмехнулся. Единорожка вздохнула и пробормотала — Все, разрешение получено, отпусти её! И... готовься выключить щит. Надеюсь, снаружи нет никого из наших?

Я мотнул головой, бросив принцессу на пол. Огромная пушка, сам Серебряный Волк, покрылся синими огнями, и с гулом задвигался, медленно поднимаясь. Купол, хрустя от трещин, разделился на две половинки и так же медленно поехал вниз.

 — Готово... убери щит на момент выстрела, а потом сразу же верни его. Иначе мы расщепим самих себя на атомы, — сказала Шейди обреченным голосом.

Феникс посмотрел на меня и закрыл глаза. Мои лапы потухли. Гул пушки усилился, затем перешел в визг. Ярчайший синий луч вырвался из гигантского дула, и тут же оборвался.

 — Щит! Верни его! Молю, верни!!! — закричала бедная единорожка не своим голосом. Я напрягся, донкельхейтум начал искриться...


[1 — https://www.youtube.com/watch?v=iOSZw6u3zGI ]

Темнота.

Все оборвалось. Вмиг исчезло. Я бы сказал, что провалился в черную яму бессознательности, но это было бы ложью: я был вполне способен на мыслительный процесс, хотя его надобность отпадала после одного-единственного вопроса, заданного самому себе: зачем? Зачем думать, если я не успел? Если я... погубил всех нас? Я бы разозлился, если бы это тоже не было лишено смысла. Как жаль, что я столь поздно понял, что иногда нужно останавливаться, и спрашивать себя: зачем? А действительно, для чего? Для чего мы это делаем? Зачем именно так? А нужно ли это в самом деле?

 — И я спросил себя, — произнес тихий, вкрадчивый голос из темноты позади меня. Голос, от которого мое сознание наполнилось ненавистью. Кризис. — Осознание ответа открыло мне чудовищную правду.

Пустобокий, лишенный шерсти и жизненного света в глазах, он внезапно появился передо мной. Его лицо было безупречно гладко, как у ухоженного перед погребением, трупа. Безэмоциональное, неподвижное, подобное иконе... Пустые очи были устремлены прямо внутрь меня. Этот взгляд был завораживающим и обездвиживающим, от чего казалось, будто он гипнотизирует. В этих глазах читалась ледяная, мертвенная, но от этого не менее мучительная боль, принятая, как нечто неизбежное, нечто такое, что нужно, для того, чтобы было лучше. Чтобы было правильно. Пустые глаза говорили мне, что это ужасно, и их обладатель это понимает.

 — Боль ненавистного свершения бесконечно страшна — проговорил Кризис, не шевеля губами. — Но еще ужаснее она тогда, когда страдаешь из-за того, что поступил верно. Ненавидеть себя за истину — можно ли найти во вселенной что-либо более чудовищное? — Кризис медленно закрыл глаза, и тут же резко распахнул, со злобой глянув на меня. — Борешься, солдат? Бьешься, защищая мир, которого нет? Скажи, зачем? Что движет тобою? — он прочел мои мысли, так как, встретившись со мной глазами, он продолжил свою речь следующими словами. — Остальные сражаются потому, что так им велят инстинкты, а так же дружба и любовь. Но в тебе нет ни того, ни другого. Ни капли. Так что же ты такое? Представитель своей расы? Или один из нас? Нет. Ты — чужой. Верней, кукла в руках третьей силы. Её проявления ты уже видел, и ощущал на себе. Так скажи мне, как ты думаешь, сколько осталось до того, как она окончательно возымеет власть над тобой? Как много Храддо сказал тебе?

Рог Кризиса едва заметно сверкнул, из тьмы, окружавшей нас, выплыла небольшая пентаграмма, размером с мою голову. Она подлетела и повисла в пространстве между нами.

 — Сомневаюсь, что ты понял меня, — с едва слышным торжеством объявил Кризис, — вот, смотри, это — Руна Титана. То, что может призвать осколок духа могущественнейшего из порождений бытия. Основателя миров, и их губителя. Он использует тебя, твое тело и донкельхейтум, что может пойти твоему виду во "благо". Но, скажи мне, готов ли ты пожертвовать себя, как личность, чтобы полностью отдаться некой силе, если это будет правильно?


Взмах крыла феникса — и я снова в реальном мире. Твайлайт без сознания валяется на полу, как и Шейди, обхватившая голову передними ногами и дрожащая от страха. Птица же безмолвно парит, широко расправив крылья, и одаривает меня беспокойным взглядом. Я тяжело вздыхаю и сажусь. Феникс все так же глядит на меня. Странный он. Очень странный.

 — Пони, что на стороне пришельцев, смог пробиться внутрь твоего сознания, воспользовавшись сильным магическим излучением донкельхейтума, — говорит он, опускаясь передо мной. — Вы бы погибли, если бы мне не удалось самому установить защитный барьер от вашего оружия.

 — Молодец, — бесстрастно бормочу я. — Премного благодарен тебе за это.

Шейди подскочила, когда услышала мой голос, и спросила:

 — Ты... тебе удалось! Святая Селестия, я уж думала, что все кончено! — выпалила она. — А с кем ты говоришь?

Я вопросительно глянул на феникса, но тот отрицательно покачал головой. Моя правая лапа зажглась, броня раздвинулась в стороны, показывая модули донкельхейтума. Птица шагнула ко мне и лапой положила что-то черное на адский материал. Камень сверкнул, и прошелся плавными желтыми потоками по всей броне.

 — Мы не можем рисковать, впуская Титана в мир через целую руну. Но её фрагмент можно использовать без страха. А теперь иди, это лишь начало битвы, сын мой. Одним выстрелом победить нельзя. Я постараюсь тебе помочь, насколько это возможно.

С этими словами золотая птица исчезла в огне. Я хотел схватиться за голову, и подумать. Подумать так, как никогда не думал. Найти объяснение всему, упорядочить свои чувства и мысли... позволить себе вспомнить то, что должен. Найти прощение и упокоение. А затем выйти, встать перед демонами, и умереть, чтобы все это наконец закончилось. К черту дьяволов, пришельцев, фениксов и магию! К черту эту войну! Пускай без меня все подохнут, мне не важно. Главное — прекратить бояться своих мыслей, своей памяти. Не нужно бегать от того, от чего не убежать!

[2 — https://www.youtube.com/watch?v=Vf6PcM4m7z0 ]

Удар сотряс стены. Послышался звук крошащегося бетона. Кибердемон пробился. Нет, надо надрать этому ублюдку зад, прежде чем умереть! Ну-ка, что мне даст эта магическая хрень? Броня сдвинулась, красные полосы пошли по мне. Я ощутил силу, мощь, и ярость. Подняв свое оружие, я одним прыжком оказался у выхода из зала. Несколько десятков метров коридоров пронеслись, как дюйм. На бегу я подхватил лежащую на полу тяжелую штурмовую винтовку. Через секунду я уже был у пробитой стены и Кибердемона, нацелившего БФГ на нескольких охранников. Зеленый свет озарил их испуганные морды, прежде чем они развалились на атомы. Я взял голову громадины на прицел ракетницы, и надавил на пусковой механизм. Пушка заискрилась красным, и с пронзительным криком выпустила ракету, объятую алым пламенем. Да, мое оружие кричало. Душераздирающим мученическим воплем. А и черт с ним! Главное, что Кибердемон, получив по морде этим шаром, заревел от боли, и повернулся ко мне. Но я предусмотрительно выстрелил ему прямо в смертоносное оружие на лапе. Тварь взвыла и пнула меня, отправив к противоположной стене. Но на этом её атака не прервалась, и тяжелая лапа тут же обрушилась, грозя добить меня. Но я, гад этакий, был быстрее — на что мне реактивный ранец? Уйдя в сторону от сокрушительной атаки, я отправил три усиленных ракеты в полный шипящих механизмов, живот демона. Монстр отстранился, чтобы чиркнуть пальцем по своей пушке и вставить в неё что-то, после чего она злобно загудела, готовясь отправить меня вслед за охранниками. БФГ выстрелил, а я в ответ лишь смог отправить в шар ракету. На мое удивление, изумрудная сфера взорвалась, заставив Кибердемона мотнуть головой, и получить от меня еще несколько ракет.

 — ТЫ МУДАК! — внезапно прорычал Кибердемон, держась за обожженные глаза.

Я остолбенел. Гигантский механический монстр из иного мира, выносящий все живое одним выстрелом своей безумной пушки только что обозвал меня. Какого черта?! А Кибердемону этого только и надо: он выстрелил в мне из БФГ. И попал. Мое зрение залило красным, мир наполнился алыми тонами, означающими мою скорую кончину. Но где-то во мне еще был один процент здоровья. И он решил все. Я отбросил себя ранцем в бок, и сбил еще один шар БФГ прямо тогда, когда он покинул ствол. Взрыв серьезно повредил пушку, чем позволил мне попасть ракетой точно в механический сустав руки монстра, и отломить её на хрен. Кибердемон заревел так, что от его рыка начал лопаться бетон!

 — Я знаю! — крикнул я ему, отправляя очередь из ракет ему в бок.

Ракетница замолчала, выплюнув последний снаряд, и я зацепил её за спину, а затем выхватил штурмовую винтовку — здоровенный набор зеленых параллелепипедов, оснащенный прицелом и громадным магазином.

 — Скажи мне, как ты пережил тот выстрел, гнида?!

[3 — https://www.youtube.com/watch?v=c436AdCv_3I ]

Под градом моих усиленных руной, пуль Кибердемон поднял свою оторванную конечность, и вдруг кинулся на меня, собираясь раздавить могучей лапой. Но скорость была на моей стороне. Я взлетел и приземлился прямо на его конечность, после чего прыгнул прямо ему на морду, которая и без ран была уродлива, а теперь стала совершенно ужасна. Я вонзил свои когти прямо ему в узкие красные полосы, которые, думаю, были глазами, и сжал их, тем самым получив шанс насладиться яростным воплем демона, прежде чем его лапа оторвала меня и бросила на пол. Громадное механическое копыто занеслось надо мной. Мир будто замедлился... Я видел, как оно медленно опускалось на меня, чувствовал касание, нарастающее давление... Я слышал хруст костей, но они не ощущались... моими. Это тело не было моим. Я был сделан не из плоти и крови, а из металла! И мной движела сила неведомых чудовищ из других миров! И я был непобедим! Я просто уперся своими, сияющими алым, лапами в копыто Кибердемона, и прорезал его! Разрубил напополам!

 — Я знаю, кто ты! Предводитель потерянных душ! — зарычал я, поднимаясь над раздвоенным копытом — Ты не сможешь меня убить! Я бессмертен! — Кибердемон, пораженный, застыл, в то время как я рванул его пушку на себя гравихватом учетверенной мощности. — Я не боюсь умереть, моя душа продолжит свой путь! НО ТЫ НЕ УБЬЕШЬ МЕНЯ! Я. БЕССМЕРТЕН! — проревев это, я заставил БФГ выстрелить в своего хозяина, вышвырнув его наружу. — Я ВИЖУ СТРАХ!

Кибердемон, израненный, облитый кровью и химикатами своих механизмов, отступил, и опустился на колени. Его окружило желтое сияние.

 — КУДА ЖЕ ТЫ? ДАВАЙ СРАЗИМСЯ!

Демон поднял на меня уцелевшие глаза, и тихо прогудел на своем языке, что был понятен мне с недавнего времени, одно слово: Титан. После чего его изувеченная туша исчезла. Я же с тяжким вздохом устремил взгляд на землю. Верней, на выжженные останки того, что буквально несколько минут назад было травой и мхом.

 — Коготь! — окликнула меня Деш. — Ты... ну нихрена ж себе!

 — Он пережил попадание из Серебряного Волка, но я расправился с ним простым копытным оружием, — пробормотал я, тупо глядя на мертвецки белый ковер пепла, покрывший все вокруг. — Какой эффект возымело оружие?

 — Э-э-э, ну, все мелкие просто испарились, а Кибер... он вдруг растворился, как сейчас.

 — Хорошо, значит, он знает, чего стоит бояться, а чего нет... — все так же вполголоса бормотал я. — Не столь он силен, как казался на первый взгляд. Весь упор держит на эффектном появлении, и моральном подавлении противника. Знакомо...

 — Оу, Коготь...

 — Его тактика остается прежней...

 — Коготь!

 — Он не развивается, значит, не развиваются и все высшие демоны...

 — Коготь, мать твою, вернись в наш мир, и погляди: подкрепление!

[4 — https://www.youtube.com/watch?v=A5tAraONFlg ]

Я поднял голову: небо, минуту назад бывшее черным, приняло синий оттенок. Деш подняла копыто к уху:

 — Да, Даркстар! Да, слышу вас! Генерал Рейнбоу Деш! Да! Да! Сюда их, живо! Враг пока затих, но может напасть в любой момент! Да? Да! Отлично! Давайте, быстро! Нет, я эвакуируюсь только с принцессой Твайлайт в моих копытах! — она тронула меня за плечо, и указала копытом на какие-то черные треугольники, вылетевшие из облаков. — Грифоны. Десантники! Мы спасены, дружище!

Треугольные глайдеры-истребители закружились вокруг Серебряного Волка, в то время как более длинные и толстые приблизились к земле и, с шипением раздвинув свои "чрева", выпустили несколько десятков грифонов, закованных в черную броню, покрывающую даже крылья. К нам подбежал один из них, и громко отчеканил:

 — Генерал Рейнбоу Деш! Докладывает командир отряда "Желтый". Лейтенант Огнехвост. Занимаем круговую оборону! Готовы эвакуировать весь внутренний персонал!

 — Отлично, Огнехвост! Я — с вами внутрь! Принцесса должна быть в безопасности, — Деш глянула на меня, и спросила:

 — Коготь, ты как? Тебя сразу эвакуировать, или поможешь бойцам?

Я пожал плечами.

 — Солдат — личность подневольная. Дайте только аптечку, а потом — направляйте, куда хотите, все равно вокруг меня все дохнут.

Один из грифонов, который стоял позади Огнехвоста, громко усмехнулся. Лейтенант глянул на них, и рявкнул:

 — Тигги, Блитз, Шторм, вы — со мной, вытащим персонал. Винд Чилл, ты остаешься ждать нас снаружи, у входа.

Винд Чилл, тот, кто, должно быть, только что усмехнулся (Ну очень трудно было дифференцировать их — они все были в одинаковой броне, и практически одинакового телосложения!), кивнул и, посмотрев на меня, возмущенно пробормотал высоким и наигранно-громким голосом:

 — Ага, Винд Чилл всегда позади! Все, блин, идут, а ты — стой. Жди, е-мое! Ну а я что? Вот ты думаешь, я просто стою? — обратился он ко мне. — Да от меня толку больше, чем от них всех вместе взятых и помноженных на тыщу!

Какая-то грифина фыркнула, и они исчезли в пробитом проеме двери СВ. Сверху донесся свист. Посмотрев туда, я увидел, как небольшие шестиугольные летательные аппараты спускаются с неба и застывают, формируя что-то вроде нимба над нами. Присмотревшись, я смог разглядеть небольшие стволы пушек, выдвигающиеся из граней этих штуковин.

 — Кстати, тебя подлатать надо? — спросил Винд Чилл, и, получив от меня кивок, вытащил из подсумки бело-синий ящик аптечки ОАК.

Я принял лечебное зелье, и позволил себе дозу восстанавливающего стимулятора. Он, честно говоря, не мог сравниться по целебному эффекту с зельем, но значительно ускорял затягивание ран. Я бы добавил, что он возвращал мне силы, если бы не этот камень, усиляющий мое оружие и заставляющий меня забыть об усталости. Надеюсь, я не умру от истощения и перенапряжения из-за этой хреновины...

 — Лучше? — дружелюбно спросил грифон, глядя на меня сквозь красное стекло своего шлема.

Я снова кивнул.

 — Ну вот! А еще говорят, что я бесполезный! Знаешь, они все такие выпендрежные!

 — Кто? — скучающе пробормотал я.

 — Да, эти! Все, в общем! Считают, что я больно много болтаю. Но далеко не так много болтаю, если я много болтаю, то это от того, что мне скучно, а мне скучно, потому что я не болтаю! И вообще, я вполне нормальный. Болтовня — не порок. Зато у меня всегда все излито и рассказано! Я не страдаю, не сижу в депрессии, и не храню под подушкой обнаженные фоточки, — тараторил грифон, от чего я нахмурился, зажмурил один глаз, и сжал губы. — Хотя, хе-хе, было бы не плохо... А, не важно, все могут наговаривать на меня, скок угодно, мне пофиг! Я нужен всем! Ха! Вот! — он ненадолго замолчал, все еще глядя на меня, а затем снова начал. — Ну а ты чего? Незнакомая броня у тебя чего-то. Да и ты больше похож на... эм... как будто каждый сантиметр тебя насиловали несколько месяцев подряд. Большими. Острыми. Ржавыми. Прутьями!

 — Зато честно, — засмеялся я, как будто не видя ничего оскорбительного. — Ты не так уж и далек от правды.

 — Во-хо-хоу! Я тут вспомнил одну шнягу...

 — Просьба. — Перебил я, не желая слушать его болтовню. — Можешь помолчать?

 — Ну-у-у... — обиделся грифон и отвернулся, скрестив лапы на груди. — Могу! Вот! Молчу!

Я облегченно вздохнул, и стал смотреть за кружащими глайдерами. Свои... замечательно... Винд Чилл посмотрел на меня через плечо, и, встретившись со мной взглядом, спросил:

 — Что не так? Я молчу! — он стал смотреть в сторону, бормоча. — Нормально все. Я что, молчать не способен? А вот и способен! Вот прям щас. Сижу и молчу. Никому не мешаю. И все равно все чем-то недовольны!

Вибрация... я напрягся, сощурил глаза, и вскинул штурмовую винтовку.

 — Что? — спросил Винд Чилл, поднимаясь.

 — Враг, — бросил я, с силой сжав челюсти. Эта бесконечная резня когда-нибудь закончится или нет?!

Земля перед нами озарилась красным, и раскололась, будто пустой орех, выпуская дьявольское пламя на нас. В кровавом свете мелькали тени. Бесчисленное множество уродливых черных силуэтов, искривленных в невообразимых формах. В небе запылал огонь, выпуская потерянные души. Те формировались в пентаграммы, создавая порталы, знакомые мне еще с битвы с горгульей. А вот, кстати и они: горбатые демонические фигуры на рваных крыльях, что тут же обрушили град фаерболов на шестиугольные дроны-платформы.

 — Задница! — прокричал Винд Чилл, бросаясь на землю. Хах, укрытия.

 — Нам с тобой, брат, не по пути! — фыркнул я и, видя, что из разлома в земле выходят враги, взял их на прицел своей пушки.

Воздушные силы не дремали — на горгулий набросились наши глайдеры. Один пролетел прямо надо мной, выпуская самонаводящуюся ракету в крылатого монстра. Тот с отчаянным визгом упал на землю, как мешок с песком. Я же готовился стрелять. Но что-то... было не так... Что-то было в черных фигурах... Что-то такое, чего я не хотел видеть, не желал замечать всеми фибрами души... Какой-то заряд прилетел в меня, царапнув и без того поломанную броню. После попадания из БФГ она превратилась в какой-то абстрактный, сумбурный набор металлических пластин. Еще один прошил мое ухо.

 — Ты че?! Подохнуть решил?! — завопил Винд Чилл, и кинулся мне на спину, повалив на землю. Я не сопротивлялся. Просто я больше не хотел сражаться. Я не хотел быть частью этого дрянного мира. Откуда...? Эти чертовы демоны знают, чего я боюсь, что нужно, чтобы выбить меня из колеи.

А из-под земли выходили зебры. Они приобретали свой настоящий цвет, как только воздух нашего мира касался их шкур. Они не были зомби. Они были живыми.

 — Брат, что с тобой?! — орал грифон — Ты слышишь меня? ЧЕРТ!

Он поднял свое оружие — какую-то короткую красную трубу, и прицелился. Не делай этого. Его пушка загудела.

 — Давай, заряжайся, — напряженно бормотал Винд Чилл — Ну же!

Не вздумай, сукин сын! Оружие пискнуло и начало легонько дрожать. Грифон прицелился... НЕТ! Я дернул гравихватом его пушку вверх, отправив алую искру в небо.

 — Какого хрена?! — вскричал он. Клянусь, я видел, как он оскалил клюв под шлемом.

Передо мной пронеслась желтая полоска. Я поднял взор, чтобы увидеть феникса, стрелой летящего над зебрами и осыпающего их молниями. Нет... я нацелил на него пушку, и вжал спусковой механизм. Не думаю, что попал, да и что ему бы это повредило, однако он вдруг повернулся ко мне и полетел. Прямо на меня. И через секунду... все пропало...


— Я понимаю, что ты чувствуешь, но ты должен понять, что это не настоящие зебры. Они те же зомби, только спрятанные за ширмой жизни. Я думаю, тебе стоит кое-о-чем узнать. Пора рассказать тебе о Титане.

[5 — https://www.youtube.com/watch?v=LaVFJb-m0qM ]

Во тьме появилось огромное существо, похожее скорее на гору, чем на демона или что-то вроде него. То, что оно было живым, показывала лишь громадная голова, увенчанная чем-то вроде рогов, из которых шли потоки энергии, сливавшиеся в шар над горой. Множество пустых полос покрывали конус головы, крепившейся к горе лишь чем-то вроде зубов.

 — Демоны — народ захватчиков. Всю свою историю они вели войны, порабощая миры, и пополняя свои бессчетные легионы. И никто не мог их остановить. До одного дня. Они вторглись в мир Титана, и столкнулись с врагом, не просто не равным им, а превосходившим по силе в тысячи раз. Это была первая война, в которой участвовали даже высшие демоны — братья Берсеркеры, Феррум-демон, Охотница, и даже лорд Маледикт. Их мощь была страшна, однако у Титана был донкельхейтум, благодаря которому он всегда был на тысячу шагов впереди. Но Титан не был убийцей, не был демоном. И потому убивал лишь тех, кто вторгался к нему, он не нападал на ад, он только оборонялся. И это великодушие его погубило. Демонам, ценой миллиардов существ и двух тысячелетий, все же удалось победить его. Они не могли убить его дух, и заперли в Руне, которую хранил демон Арчваил, за что получил имя Кустоди(*). Но это не могло продолжаться вечно. И сейчас, когда Кустоди попытался поработить твой разум донкельхейтумом, он потерял контроль над Руной, и Титан освободился, обезумевший от многовековой ярости. Некогда мудрый и великодушный, он ослеп в своей ярости. И нам остается только молиться, чтобы он не уничтожил нас, а с нами — и мир...