Автор рисунка: Noben

Очень важное письмо

В здании понивильской почты сегодня было особенно душно. Где‑то под потолком надоедливо жужжали вездесущие мухи. Висящий на стене термометр своим вытянувшимся вверх спиртовым столбиком наглядно показывал, что если в ближайшее время не открыть окно, то скоро можно будет, наверное, печь кексы на несгораемом шкафу. Но с недавних пор окна здесь старались не открывать из‑за странной привычки некоторых пегасов использовать их в качестве входа, влетая внутрь на полной скорости и устраивая на полу ворох из разбросанных ветром бумаг. Поэтому приходилось терпеть.

Начальник почты, земнопони в летах, бродил по комнате, изредка бросая нервные взгляды в сторону лежавшей на столе стопки конвертов. Все остальные почтальоны уже час назад получили корреспонденцию и исправно разносили её по домам. Все, кроме…

— Дитзи Ду! Где, скажите на милость, эта невыносимая пони?!

Почтовые служащие, сидевшие по углам и что‑то всё время строчившие, едва заметно развели копытами, понимая, что это вопрос риторический.

— Нет, ну сколько можно! Весь график летит параспрайту под хвост! Неужели так сложно хотя бы раз явиться на работу вовремя…

Громкий стук со стороны окна прервал его вдохновенный монолог, и начальник обернулся. К стеклу, растопырив во все стороны копыта, прилипла серая пегаска с жёлтой гривой и кьютимаркой в виде пузырьков. Наконец, отлепив мордашку, она виновато улыбнулась начальнику и улетела, а через десять секунд уже стояла в дверях.

— Простите, — один её глаз виновато смотрел в пол, а другой был направлен прямо на хмурившего брови начальника. — Просто там всегда было открыто, и я…

— Дитзи, дорогая моя, — такой мягкий голос явно не предвещал ничего хорошего, но серая пони слегка заулыбалась. — Меня, знаешь ли, очень интересует один маленький вопрос.

— Какой?

— Почему. Ты. Всё время. ОПАЗДЫВАЕШЬ?!!

Улыбка мигом слетела с её лица.

— Ах… Ну… Дело в том… Сегодня так получилось… У меня было…

— Не говори! — земнопони повернулся к ней боком и приложил копыто к голове. — Если честно, меня абсолютно не интересует, какие жеребята сломали твой будильник на прошлой неделе, кому ты там помогала перейти улицу вчера, и, уж тем более, какая сегодня архиуважительная причина заставила тебя опоздать. Меня интересует только одно: почему ты такая безответственная? Все почтальоны уже давно разнесли половину писем, а ты только‑только приходишь их получать!

— Простите…

— Ты даже представить не можешь, как я устал от твоих бесконечных опозданий! И если бы только это! Ты же постоянно где‑то пропадаешь, путаешь письма или даже теряешь их!

— Обещаю, этого больше не повторится…

— Понивильцы пока не жалуются на тебя, и я искренне восхищаюсь их терпением и добротой! Как, скажи мне, ты умудрилась доставить мэру коробку‑шутку со змеёй на пружине внутри? Там же чётко написано было: «Получатель — Пинки Пай»!

— Вышло небольшое недоразумение…

— Ладно, Дискорд с тобой! — начальник устало махнул копытом и подошёл к столу. — Вот письма, постарайся хотя бы сегодня доставить их кому надо… Погоди‑ка, а это что? — он осторожно выудил из стопки ярко‑красный конверт. — Не может быть! Я был уверен, что отдал его другому почтальону! Только не это!

— Эй, ребята! — дрожащим голосом обратился он к почтовым сотрудникам. — Среди вас случайно нет почтальонов?

Те завертели головами и с утроенной скоростью застрочили в своих бумагах, всем своим видом показывая, что у них дел по горло.

— Так, ладно, — начальник повернулся к Дитзи, выжидательно смотрящей на него одним глазом. — Выбора нет. Знаешь, что это за письмо?

— Эм… В красном конверте? Важное… наверное.

— Не просто важное, а очень важное! — произнёс начальник зловещим голосом, и в комнате вдруг резко потемнело и стало прохладно, из‑за чего писари нервно заёрзали на стульях. — Такие письма должны быть доставлены адресату точно в срок! Никаких промедлений!

— Да, всё понятно! — Дитзи взяла у него конверт и убрала в сумку.

— Послушай, Дитзи! Это очень большая ответственность! Умоляю, ни в коем случае не потеряй его и доставь адресату до захода солнца, иначе тебя постигнет самое ужасное наказание, которое может случиться с работником почты… Да что ж опять так темно стало?

— А это Рэйнбоу Дэш с тучами балуется, — сказал один из писарей, показывая копытом в окно.

— Ох, параспрайтов ей в телегу! Дитзи, ты всё поняла?

Пегаска кивнула и, уложив в сумку остальные письма, весело поскакала к двери.

— Прошу тебя, осторожнее с этим письмом! Не потеряй!

— Не потеряю! — донеслось из‑за двери.

Начальник почты устало опустился на пол, вытерев со лба крупные капли пота.

— Не потеряй… — пробормотал он себе под нос.

— Потеряет! — шепнул один писарь другому.

— Как пить дать!

***

— Мисс Флаттершай, это вам!

— Ох, наконец‑то! — жёлтая пегаска взяла протянутый конверт и достала письмо. — Так, что тут… Как это, закончились на складе? Ох, Энжел, извини! Боюсь, я пока не смогу приготовить тебе это блюдо.

Кролик, державший в лапах поваренную книгу, открытую на странице с каким‑то экзотическим салатом, гневно посмотрел на хозяйку и с надменным видом направился в дом. Флаттершай вздохнула и поплелась следом. Дитзи проводила их взглядом и заглянула в свою почтовую сумку. Писем больше не осталось, и пони собралась лететь обратно на почту.

«А ведь я неплохо справилась! — размышляла она по дороге. — Доставила все письма точно по адресу и успела до захода солнца. Начальник зря переживает. Я никакая не безответственная или рассеянная и вполне могу… Письмо в красном конверте!»

От пронзившей её ужасной мысли Дитзи резко затормозила и заглянула в сумку. Пусто!

— О, нет! Я всё‑таки потеряла его! — воскликнула Дитзи. — Или нет? Может, я уже отнесла его по адресу?

Пони изо всех сил напрягла свою память, но так и не смогла вспомнить, доставала красный конверт из сумки или нет.

— Так, спокойно! Может, оно случайно выпало где‑нибудь по дороге? Нужно просто поискать там, где я сегодня была! А где я сегодня была? Точно! В «Сахарном уголке»!

И обнадёжившая себя Дитзи отправилась в кондитерскую.

— Привет, Дёрпи! — крикнула Пинки, заметив в дверях косоглазую пегаску. — Маффинов, как обычно?

— Нет, Пинки, не сейчас, — Дитзи стала заглядывать под столики, не обращая внимания на вытянувшуюся от удивления розовую мордашку. — Скажи, ты не находила случайно красный такой конверт?

— Красный конверт? В котором отправляют самые супер‑пупер важные письма, чтобы они ни в коем случае нигде не потерялись, и если почтальон его потеряет, то его ждёт самое жутко‑ужасное наказание из всех, которые только можно себе вообразить? Нет, не видела. Давай, возьми хотя бы самый маленький маффинёчек!

Понурая Дитзи взяла с подноса маффин и, не глядя, положила его в боковой карман сумки.

— Большое спасибо, Пинки. Прости, что побеспокоила, — грустно сказала она и вышла из кондитерской.

— Пока‑пока! — Пинки помахала копытом ей вслед и задумалась. — Мне кажется, или у этой пони действительно какие‑то проблемы?

***

Дитзи летела над городом и высматривала, не валяется ли где внизу злополучный конверт, но предательски набегающие слёзы затрудняли процесс. Все её мысли были только о потерянном письме и предстоящем наказании, поэтому вперёд она совершенно не смотрела, хотя при этом был большой риск врезаться во что‑то. Или в кого‑то.

— Дёрпи! — сердито крикнула Рэйнбоу Дэш, когда её на полной скорости протаранил серый ком слёз и отчаяния. — Ты испортила мне причёску! Шучу, я ж не Рарити! Но всё равно будь осторожнее.

— Прости, Рэйнбоу, — пробормотала Дитзи, украдкой вытирая копытом глаза. — Скажи, ты случайно нигде не видела письмо в красном конверте?

— Нет, а что… Погоди, ты же не хочешь сказать, что потеряла письмо высшей степени важности?

Дитзи молча кивнула.

— Что?! Да как ты могла! — голубая пегаска скрестила копыта на груди, сердито глядя на почтальоншу. — А если оно от Вандерболтов? А если для меня? Ох, я же с ума теперь сойду! Где ты его потеряла?

— В том‑то и дело, что я не помню. Я положила его в сумку, а теперь его там нет! Что же теперь со мной будет? Я совершила, наверное, одну из самых ужасных вещей, которые только можно совершить!

— Ну, не преувеличивай! — Дэш положила копыто на плечо плачущей пони. — Максимум, что с тобой сделают — отправят на Фабрику Радуг.

— И что, там так страшно? — дрожащим голосом спросила Дитзи.

— Ну, как сказать. Тебя заставят дегустировать радугу, а она на вкус ещё та! В общем, не расстраивайся! Уверена, письмо найдётся!

— Спасибо, Рэйнбоу! Ты настоящая подруга! — сказала Дитзи и полетела дальше.

Дэш посмотрела ей вслед и нервно закусила копыто. Мысль о письме от Вандерболтов не давала ей покоя.

***

Солнце неумолимо приближалось к горизонту. Дитзи сидела на толстой ветке дерева в городском парке и смотрела в сторону заката. Ещё несколько часов поиска результатов не дали, и пони окончательно смирилась с тем, что письмо утеряно безвозвратно. Воображение уже рисовало ей жуткие картины предстоящего наказания.

«Дитзи Ду!» — гневно кричит принцесса Селестия.

Пегаска медленно выходит в центр огромного зала и склоняется перед ней.

«Ты обвиняешься в утере письма особой важности! Из‑за того, что ты не доставила его вовремя, нашей стране грозит война с драконами! Надеюсь, ты осознаёшь всю тяжесть своей вины?»

«Да, принцесса! Я больше не буду…»

«Мне жаль, Дитзи, но таков закон. Приступайте!»

Из темноты выходят шесть пони. Пять ожерелий и диадема не сулят ничего хорошего для обвиняемой.

«Девочки! Вы чего?» — кричит Дитзи, вглядываясь в их каменные лица.

«Не бойся, малышка! На луне совсем не страшно. Только слегка одиноко…»

«Не‑е‑ет!» — ослепительный луч ударяет в беззащитную пони и уносится вместе с ней в небо…

Дитзи очнулась от раздумий. Солнце уже достигло горизонта и начало понемногу опускаться.

— Как же так? Почему это происходит со мной? Почему я? Я не хочу, чтобы это случилось…

— А кто сказал, что это случится? — раздался над левым ухом чей‑то голос. Дитзи повернулась и увидела возле себя висящего в воздухе миниатюрного Дискорда. — Скажи, что отдала письмо, и никто ничего не узнает.

— А если адресат пожалуется, что его письмо не пришло? — засомневалась Дитзи. — Тогда получится, что я ещё и обманщица!

— Да не будет никто жаловаться! Расслабься! Сама посуди, кто в Понивиле настолько важная шишка, чтобы слать ему письма в красном конверте?

— Не знаю. Может, Твайлайт?

— Разумеется! Твайлайт — умная и добрая пони. Если что, вы с ней всегда сможете договориться!

— Да, наверное, ты прав. Я скажу, что отдала письмо. Лично в копыта. И никто ничего не докажет!

— Умница! — Дискорд довольно потёр руки. — Схватываешь всё на лету!

— Не слушай его! — раздался справа другой голос.

— Принцесса Луна? — удивлённо спросила Дитзи, разглядывая зависшую перед ней маленькую копию синего аликорна.

— Да, Дитзи. И я не допущу, чтобы ты перешла на тёмную сторону! Может, снаружи ты выглядишь не совсем… эм… серьёзно, зато твоя воля тверда как… как…

— Как зачерствевший маффин! — прыснул Дискорд, за что был награждён тяжёлым взглядом принцессы.

— Помни, ты всегда должна оставаться честной. Иди и признайся во всём, и твоя совесть будет чиста!

— Да! — во взгляде Дитзи появилась решимость. — Пусть меня накажут, пусть отправят на луну… Без обид, принцесса! — та безразлично махнула копытом. — Теперь я совсем не боюсь. Вот сейчас пойду на почту и расскажу начальнику всё как есть!

— Так не честно! — надулся Дискорд. — Если бы я говорил последним, она послушала бы меня!

— Замолкни уже! — шикнула на него Луна. — Не забывай, что мы — всего лишь плод её воображения.

— Ах, да… Ну, тогда нам здесь больше нечего делать. Пока, Дёрпи!

— Не бойся, Дитзи! Всё будет хорошо!

И они одновременно исчезли в облачках дыма.

Солнце уже наполовину скрылось за горизонтом. Дитзи собралась уже спуститься с дерева и с чистосердечным признанием отправиться на почту, но вспомнила о том, что у неё в сумке до сих пор лежит подаренный Пинки маффин.

— Съем, порадуюсь напоследок! — решила она. — Вряд ли на луне мне встретятся такие хорошие кондитерские как «Сахарный уголок». Тем более, по слухам, их там вообще нет.

Она открыла боковой карман сумки и увидела там маффин… и красный конверт.

— Ох, голова ж я пустозвонная! — ахнула Дитзи. — Я ж его специально сюда положила, чтобы не потерять! Так, солнце ещё не село, может, успею доставить. Кому оно хоть адресовано?

Она бережно выудила конверт из сумки и прочитала надпись на нём: «Дитзи Ду, лично в копыта».

***

Солнце медленно опускалось за горизонт. Дитзи сидела на ветке и держала в одном копыте надкушенный маффин, а в другом — очень важное для неё письмо.

Дорогая Дитзи!

Мы так давно с тобой не виделись и очень по тебе скучаем. Как у тебя дела? Мы слышали, что ты теперь работаешь на почте, и очень тобой гордимся! У нас тоже всё хорошо. В Кантерлоте живёт много интересных пони, с которыми нам частенько приходится общаться. Кстати, недавно нас принимала сама принцесса Селестия, представляешь? Но всё же жизнь здесь довольно однообразная. Теперь мы понимаем, что ты была права, когда решила переехать в Понивиль. Говорят, там точно не соскучишься! Что ни день, то какое‑нибудь событие. Так что жди нас через недельку в гости, а там посмотрим. Может, надумаем остаться в этом замечательном городке. Ах, да! Динки передаёт привет!

Мы очень сильно тебя любим!

Твои папа и мама.

Комментарии (9)

0

Ну, концовку можно было бы и пооригинальнее сделать! Хотя написано не плохо, но рассказу не хватает стержня — интересной идеи.

Dwarf Grakula #1
0

Очень мило, легко читается, 10\10 ↑

Darkwing Pon #2
0

Да Неее! Нормальная концовка. Слегка неожиданная, но ламповая. И это хорошо.

SK.Kirill97 #3
0

Какой замечательный, добрый, ламповый рассказ!

Снимаю шляпу.

DarkKnight #4
0

То что письмо ей и адресовано было понято с того момента как она его получила.

Но рассказ от этого хуже не стал.

Unexpected Surprise #5
0

Отличная концовка) позитивная такая)
Сообщение БЛА БЛА БЛА БЛА БЛА БЛА БЛА. И что?

:3

This_is_Ponesome #6
0

Я ожидала, что это Твайлайт или Принцессе какой-нибудь отправят... Эх.

Концовка неожиданная.

Сумасшедшая Твайлайт #7
0

Милый добрый и хороший рассказ.

Хеллфайр Файр #8
0

Просто замечательно!
Ня!

Oil In Heat #9
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...