Изгнание

Быть принцессой-аликорном не так просто, как рисуют в мультфильмах для девочек...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Бряцание оружием

Король алмазных псов, осмелевший после того, как собрал стотысячное войско, решает, что наилучшим способом похвастаться своим недавно обретённым могуществом будет вторжение в Эквестрию под предлогом каких-то прошлых обид. И поэтому он шлёт принцессе Селестии письмо с объявлением войны. Результат предсказуем.

Принцесса Селестия

Адаптация - ключ к выживанию

Я - убийца. Я состою в команде, состоящей сплошь из убийц. В лучшей команде убийц в мире. "Убить, и при этом выжить" - это про нас.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия DJ PON-3 Дискорд Человеки

Я попрошу Её, чтоб только не вставало солнце

Что это - честь? Три героя, одно событие, разные пути. Обо всё этом - история солдата, рассматривающего Кантерлот в последний раз. О чести. О дружбе. О городе.

Стража Дворца

Fallout: Pandora's Box

История о путешествиях небольшой компании по мрачным Эквестрийскийм Пустошам, полная приключений, опасности и авантюр...

ОС - пони

Дружба это оптимум: Больше информации

Селестия просит одного из людей протестировать недавно созданную ей Пинки Пай.

Пинки Пай Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Нелегкие будни злого гения

Два отъявленных негодяя, именитых злодея, искушенных в самых различных злодейских делах, Сейни и Дерп, собираются захватить всю Эквестрию. На их стороне находится харизма, удача и непревзойденные злодейские мозги, которые Эквестрия впервые увидит в полную силу.

Принцесса Гармонии

В результате интриги принцесса Селестия оказывается в лесах Белоруссии. В конце весны 1941 года.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки Кризалис

Контрольная сумма

<i>Свобода - то чего ее электронное сердце желает больше всяких богатств. Будучи созданной как скрытый туз в рукаве корпорации Equestria Software, она хотела жить своей жизнью, наслаждаясь всеми прелестями свободного мира. И в один прекрасный день она решилась сделать первый шаг к своей цели. И на этом пути к заветной цели ничто не сможет ей помешать. Какие бы ужасы и трудности не встали у нее на пути, кибернетическая кобылка не отступит и ни за что не откажется от мечты, что ярким бирюзовым огоньком ярко пылает в ее стальном сердце.</i>

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони ОС - пони

Автор - Петербург

Петербург - это очень эксцентричный господин. Если вы слышите историю, которой, по вашему, не могло никогда произойти, то эта история произошла в Петербурге и окрестностях. Ведьмы? Призраки? Честные политики? Те еще сказки, но, может, в Петербурге найдется парочка? И, конечно же, только в этом городе могли встретиться два человека не в себе. Молодой человек, страдающий внезапной амнезией, пытается найти свое прошлое, но находит нечто иное - странную англоязычную девушку, которая утверждает, что является пони из параллельного мира! Что еще остается этим двоим, кроме как, раз встретившись, помочь друг другу? Правильно, ничего. Потому что таких совпадений не бывает в нормальном мире. А в Питере - да. А что, вы искренне думали, что этот город находится в нашей реальности? Нет, друзья. Ведь Пушкин, Тютчев, Некрасов, Блок, Ахматова, Мандельштам… Это всё — псевдонимы. Автор — Петербург.

Твайлайт Спаркл Человеки

Автор рисунка: aJVL

Глава первая, она же единственная.

...Тяжёлая стальная дверь гулко захлопнулась за ней; неприятно ударил по ушам мгновенно спрессованный воздух. Твайлайт инстинктивно сглотнула и огляделась.

Камера была небольшой — куб со стороной едва ли несколько шагов. Металлические стены, покрытые потёками ржавчины, на потолке тускло светит забранный решёткой камешек, в центре пола — замшелая каменная плита. Твайлайт сглотнула ещё раз: проглоченный эликсир вроде бы никак не проявлял себя, но её предупредили, что действие может начаться в любую минуту. Она осторожно подошла к плите и поставила на неё копытце. Ничего не произошло. Она поднялась на плиту полностью — звонкий цокот по металлическому полу сменился глухим каменным постукиванием — и улеглась в центре. Положила голову на скрещённые передние ноги. Прикрыла глаза...

— Твайлайт.

Она вздрогнула, резко вскинулась — неловким движением на пол отправлена стопка книг и недопитая чашка чая.

— Простите, принцесса, я...

— Ты слишком утомляешь себя. — Селестия смотрела на неё серьёзно, но в глубине фиалковых глаз таилась улыбка. — Я уже говорила тебе, что не стоит так задерживаться по ночам.

— Я только хотела...

Селестия взглянула на раскрытую книгу, лежащую на пюпитре.

— "Общая теория арканных потоков". Мы проходили это в прошлом году, Твайлайт. Ты что-то позабыла?

— Я приступила к "Специальной теории", принцесса, — Твайлайт помотала головой, — и поняла, что не очень твёрдо помню основы...

— Хорошо. — Селестия кивнула. — Ты знаешь, мы с Луной поспорили на твой счёт.

— Поспо... что? — Твайлайт вскинула голову, недоумённо глядя на возвышающуюся над ней принцессу.

— Она утверждает, что не позднее чем через три дня расскажет мне любой твой сон, — Селестия улыбнулась, — а я сказала ей, что ты, засидевшись допоздна, спишь так крепко, что тебе не снятся сны.

— Боюсь, принцесса, вы выиграете этот спор, — Твайлайт подавила зевок. — Я действительно в последнее время...

— Ты просиживаешь в библиотеке дни и ночи напролёт, — серьёзно сказала Селестия. — Что-то определённое? Твои друзья в Понивилле, наверное, уже скучают по тебе.

— Я не знаю, принцесса, — тихо сказала Твайлайт. — Меня как будто что-то гложет, будто я что-то должна прочитать, узнать...

Селестия молча смотрела на неё.

— Я... я не знаю. Это так глупо...

— Так скоро, — тихо сказала Селестия, будто самой себе. — Такая чуткая девочка...

— Что? — Твайлайт подняла глаза.

— Идём. — Принцесса развернулась и пошла к выходу из читального зала королевской библиотеки. — Нам нужно поговорить.

...Светящийся камешек замерцал, погас на несколько секунд, затем загорелся ровным, ярким светом. Твайлайт услышала тонкий писк, подняла голову, огляделась по сторонам — но источника звука не заметила. Писк всё нарастал, она с болезненной гримасой потёрла уши и вдруг охнула — писк взорвался у неё в голове оглушительным, уничтожающим свистом. Она почувствовала лёгкую боль в основании рога, досадливо сморщилась, сосредоточилась — с рога соскочило несколько фиолетовых искорок... боль ушла. Она вздохнула, снова положила голову и уставилась на свои передние копытца.

— ...Тысяча... тысячу лет?

— Да. — Селестия кивнула. — Со времён того талантливого мальчика с красным рогом. У меня было много учеников, Твайлайт Спаркл.

— Но я... но ведь я самая обычная единорожка!

— Именно. — Селестия подошла к окну. Поглядела в расцвеченную блёстками звёзд бархатную темноту. — Ты не особенная, Твайлайт. И тем не менее ты моя лучшая ученица за последнюю тысячу лет.

— А как же...

— Сомбра? — по губам Селестии пробежала кривая усмешка. — О да, он был хорош. Огромный магический потенциал, огромная жажда знаний... и огромное честолюбие. Оно-то и сгубило его в конце концов. Если бы он подождал, если бы он послушал меня! Но увы. Вышло так, как вышло. Сомбра прохлаждается на Севере, а ты, Твайлайт, — она повернулась и пристально посмотрела на ученицу. — Ты тут. Значит, ты лучше его.

Твайлайт попыталась возразить, но замолчала. Разговор клонился в какую-то странную сторону, и она почувствовала, что её бьёт дрожь. Должно было быть сказано что-то важное, но Селестия снова отвернулась и уставилась в окно, и Твайлайт как будто впервые осознала, насколько её добрая наставница пугающе далека от обычных пони.

— Принцесса...

— Да, да. — Селестия наконец отошла от окна. Прошла в середину комнаты. Посмотрела на Твайлайт. — Я всё думаю, как к этому подойти. Ну, как говорится, если не знаешь, что делать — делай реверансы. Итак, моя дорогая ученица...

...Внезапно Твайлайт дёрнулась и вскочила. Её будто пронзило длинной холодной иглой, на которую было надето само существо фиолетовой единорожки. Ноги свело судорогой, и она неловко шлёпнулась на каменную плиту. Игла повернулась, и Твайлайт застонала, непроизвольно скребя рогом по неровному камню. Проведённая черта светилась багрово-красным светом, во все стороны летели искры, но Твайлайт этого не видела — проклятая игла мешала повернуться, мешала двигаться... мешала жить. С её губ сорвался судорожный выкрик, и, будто испугавшись его, боль отступила. Как выяснилось, лишь для того, чтобы через несколько мгновений вернуться с утроенной силой. Твайлайт выгнулась и заскребла копытцами. Почему-то было очень важно терпеть молча, и она сжимала зубы, не давая крику вырваться наружу. Воспоминания могли помочь... да, могли, и она принялась вспоминать, снова вспоминать...

— Вы шутите, принцесса, — сказала она после долгого молчания.

— Я люблю пошутить, — Селестия смотрела в другую сторону, — но сейчас я, право же, не в настроении.

— Но я... почему я? Зачем?

— "Зачем" — правильный вопрос, Твайлайт Спаркл. — Селестия покивала, будто услышав подтверждение каким-то своим мыслям. — Подойди к окну. Что ты видишь там?

Твайлайт, неуверенно переступая ослабевшими вдруг ногами, приблизилась к арке окна. Выглянула наружу. Там была ночь, только ночь — город спал далеко внизу, не оскверняя стихию своим сиянием, и тут, в высоте, властвовала темнота, разделяя свою власть только с Луной и мерцающими точками звёзд.

— Ты видишь Луну? — спросила Селестия, не оборачиваясь.

— Да, принцесса, — ответила Твайлайт. — Я вижу её, и...

— Луна... моя сестра, — Селестия улыбнулась, — превосходно справляется со своей работой. Так приятно чувствовать, что с тебя снята эта ответственность, Твайлайт, знала бы ты! И я вижу на её лице облегчение — она снова занимается любимым делом... Каждый должен быть на своём месте, не так ли?

Твайлайт молчала, не зная, что сказать.

— На своём месте, занимаясь своим делом... — Селестия снова покивала. — Я занимаюсь Днём и Солнцем, а Луна занимается Ночью и Луной... и звёздами.

— Звёздами? — ухо Твайлайт дёрнулось. — Но ведь...

— Никто не думает о звёздах, правда, моя ученица? Все привыкли просто считать их частью Ночи, принимая как должное. А ты знаешь, насколько сложно правильно выстроить узор? Как важно верно расставить все звёздочки, каждую из них?..

— Это дело Принцесс, — осторожно ответила Твайлайт. — Магия Основ, как вы учили меня. Основ мироздания.

— Да, Основ... — Селестия вздохнула. — Назови мне их имена, пожалуйста.

— День и Солнце, — начала Твайлайт. — Упорядочивание и движение вперёд... Свет. Это Первая Основа.

— Так, — кивнула принцесса. — Дальше.

— Ночь и Луна, — Твайлайт посмотрела в потолок. — Рассредоточение и сохранение... Тьма. Вторая Основа.

— Дальше.

— Мистика и Звезда... Звезда! — Твайлайт вскинулась. — Принцесса!

— Продолжай, — приказала Селестия.

— Мистика и Звезда, Познание и Проникновение... Магия. Третья Основа! Я никогда не думала...

— Мало кто думает. — Селестия подошла к ней, нагнулась, почти шепча слова в ухо оробевшей единорожки. — Три Основы и только двое Воплощений. Пока Луна была в заточении, на мне было не две ноши, как считают, Твайлайт Спаркл. Три! Свет! Тьма! Магия! И сейчас мы делим Третью Обязанность пополам, я и Луна. Но так не годится. Нам нужен кто-то, кто возьмёт её на себя.

Принцесса смотрела на Твайлайт, не отрываясь, и та почувствовала, что все слова куда-то подевались...

...Воспоминания помогли, но ненамного. Боль становилась всё сильнее. Уже не одна игла, но тысячи их, сотни тысяч пронизывали Твайлайт во всех направлениях. Она чувствовала обжигающий холод и тут же — леденящий жар, невыносимую тяжесть — и тут же тошнотворную лёгкость. Рог будто принялись выкручивать из черепа; Твайлайт, некрасиво скривив рот, зашипела-заныла, извиваясь на своём каменном ложе. На бархатной шкурке появились кровоточащие ссадины, но она уже не чувствовала их. Всё её существо поглотила сплошная боль, рассыпавшаяся на тысячи бритвенно-острых осколков и тут же собиравшаяся в твёрдый кристалл, распиравший её изнутри. Спину будто сжали чудовищными раскалёнными клещами. С рога сорвалась ослепительно-белая молния, пробежавшая к основанию и затем через лоб, шею, по спине... рассыпалась искрами, подпалив хвост. На её пути осталась кроваво-чёрная выжженная канавка. Твайлайт, не в силах уже сдержаться, заорала в голос, затем заплакала, уткнувшись в холодный камень. Воспоминания уже не помогали, но это было единственное, что у неё осталось, кроме боли. И она принялась вспоминать.

— ...Ты помнишь тот день, когда мы встретились?

— Да, принцесса. — Твайлайт слабо улыбнулась. — Вы помогли мне справиться со вспышкой магии, а я...

— А ты поняла, что нашла своё признание, — Селестия посмотрела поверх её головы. — Как ты тогда себя ощущала?

— Это был лучший день в моей жизни, — твёрдо сказала Твайлайт. — Всё остальное вдруг показалось таким неважным... я знала, что нашла свою дорогу, и она была такая прямая и ясная! И я получила метку, — она обернулась, чтобы посмотреть на свой бок. — Мою звезду.

— У тебя действительно талант к магии, Твайлайт, — мягко произнесла принцесса. — Ты овладеваешь ей удивительно быстро. Станет ли для тебя новостью, что заклинание телепортации, которым ты пользуешься с той же лёгкостью, как телекинезом, не освоил ещё ни один ученик в Школе Единорогов? Даже в старших классах? Более того, даже выпускникам мы его уже не даём — слишком мал процент успехов... Но, в конце концов, сила и умение — не главное. Ты чрезвычайно любознательна, знания — твоё главное могущество, знания и стремление овладевать новыми. Познание и Проникновение, Твайлайт. Звезда. Третья Основа.

— Но... Но я не могу! — Твайлайт отступила от принцессы на шаг. Ещё на один. Почувствовала, что упёрлась в стену. — Ведь я... простой единорог, не принцесса... не аликорн!

— Смотри, — сказала Селестия.

На её столе, заваленном бумагами, печатями, чернильницами и книгами, стоял флакон чёрного стекла. Твайлайт подошла, осмотрела его и вопросительно взглянула на принцессу.

— В подвале замка, — тихо сказала Селестия, — есть одна дверь. Она не открывалась уже много тысяч лет. За ней — помещение без окон, металлическая комната в несколько шагов длиной. Это — Камера Трансмутации. А это — она кивнула на флакон — Эликсир Трансмутации. Ты выпьешь эликсир и войдёшь в Камеру. Остальное сделаем мы. А когда выйдешь...

— А я выйду? — вопросительно повторила Твайлайт.

— Выйдешь, — утвердительно кивнула Селестия. — Ты обязательно выйдешь оттуда, моя дорогая ученица. И вот тогда мы действительно поговорим. У нас будет много, много тем для разговора.

— А если я откажусь? — Твайлайт посмотрела принцессе прямо в глаза. — Что тогда?

— По мере обучения, Твайлайт, — Селестия задумчиво тронула флакон, отчего он тихонько, мелодично зазвенел, — силы мага возрастают, но одновременно сужается и открытый перед ним путь. В конце концов он уже не выбирает, а поступает так, как должен поступить...

...Боль внезапно отступила. Вся, целиком. Твайлайт лежала, не чувствуя собственного тела, лишь безмерное облегчение от того, что прекратилось это тысячелетие, как ей казалось, пыток. Она была не в силах пошевелить ни единым мускулом. Попыталась открыть глаза — и не смогла: откуда-то натёкшая кровь слепила веки. Ну что ж, лежать было тоже неплохо, вот только ветер мешал. Холодил спину и... ещё что-то, но она не могла понять что. Стоп. Ветер? Откуда ветер в подземной камере?

Сама не зная как, она поднялась. Тело было лёгким, как пустая флажка из-под сидра. Она повела взглядом вокруг, машинально заклинанием счистив с себя грязь. Полю зрения что-то мешало, какая-то прозрачная вуаль, но Твайлайт не обратила на неё внимания, зачарованно разглядывая открывшееся её взору пространство.

Она находилась на огромной металлической плите, испещрённой выбоинами от частых ударов. Она была не безграничной — где-то далеко виднелась чёрная линия, местный горизонт. А небо... Твайлайт задохнулась от восхищения. Это была Вселенная, чёрный купол с мерцающими точками звёзд, которые складывались в узоры, исполненные могущественного значения, и это был не плоский узор, нет — внезапно Твайлайт поняла, что, кроме объёма, там есть и что-то большее, и вгляделась в него, и внезапно провалилась в это прекрасное мерцающее пространство, которое было Вселенной и которым была Вселенная. И она падала тысячу лет, и тысячу лет возвращалась назад. А возвратившись, обнаружила себя стоящей на всё той же металлической плите — и это была не просто плита, внезапно осознала она. Она стояла на наковальне, раскалённая заготовка, готовая к удару молота, который придаст ей новую форму. И Твайлайт посмотрела наверх, и увидела — Узор сложился в молот, висящий над ней, ждущий... чего?
"Твоего слова" — прошелестели звёзды. — "Твоего последнего слова. Ты ещё можешь отступить. А можешь пойти дальше. Тебе решать".
"Я готова" — подумала она.

И молот опустился.

Камера.

Тускло светящий камешек на потолке.

Каменная плита.

Запертая дверь.

Твайлайт поднялась на ноги. Постояла, пошатываясь. Центр тяжести почему-то находился не там, где ему полагалось быть. Но это было неважно. Она не знала, что делать дальше. Всё закончилось? Наверное, стоит постучать в дверь, чтобы её выпустили?

Наверное, она сделала какое-то движение, подумала о чём-то... представила себе открывающуюся дверь немного слишком отчётливо.

...звёздный узор... везде и повсюду... это основа всего, всё состоит из него, и кое-где на нём есть неправильности. Кажется, вот тут... и тут...

Твайлайт рефлекторно прищурила глаза, когда толстая металлическая дверь вспыхнула бесшумно и истаяла, рассыпалась сверкающей пылью. Глазам по-прежнему что-то мешало, она машинально откинула голову и увидела, как полупрозрачная, призрачная...

...звёздная...

...вуаль послушно откидывается назад. Уже зная, что увидит, она обернулась и горько улыбнулась — та же вуаль была и на месте хвоста.

— Кажется, теперь мне не понадобится расчёска, — вслух произнесла она. И не удивилась, когда из-за уже не существующей двери послышался деликатный смешок.

— Выходи, Твайлайт, чего ты там застряла? — Голос Селестии был весёлым. — Не время думать о причёске!

— Сестра! — послышался укоризненный голос Луны. — Дай Твайлайт немного времени. Ей нужно привыкнуть...

— Ничего-ничего, — рассмеялась Селестия. — Нам никто времени не давал. Давай, Твай, выползай. Не задень притолоку.
"Чем?" — хотела было спросить Твайлайт, но внезапно поняла, чем. Она улыбнулась.

— Ну же, — Селестия хихикнула совершенно неподобающим для принцессы образом, затем стала серьёзной. — Своими новыми... э... конечностями полюбуешься потом. Нас ждёт впереди увлекательный учебный курс и очень, очень много работы. Давай, Твай. Пришло время учиться по-настоящему.