Короче говоря, все пошло не очень

Когда Кэррот Топ обнаруживает, что ее кольтфренд ей изменяет, ее первая реакция — пнуть его так, чтоб он улетел аж в следующую неделю. Тот факт, что сейчас он находится на вечеринке по случаю дня рождения Блюблада, похоже, не повод передумать. Хорошая новость: все ее друзья готовы вытащить ее из беды. Плохая новость: все ее друзья — кучка социопатов.

Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Доктор Хувз Октавия Кэррот Топ

Меткоискатели и Древний Храм

Меткоискатели находят странный столб в глубине Вечнодикого Леса, после чего собирают экспедицию и вместе с Лирой и Рэйнбоу Дэш отправляются к нему, но что же они там найдут?

Рэйнбоу Дэш Эплблум Скуталу Свити Белл Лира

О важности полового воспитания

В наши дни пони начинают тыкаться мордочками уже в самом юном возрасте. Найдите время, чтобы поговорить с вашими жеребятами об опасности незащищённого щекотания пузика.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Мы с моим пони

Рассказ про нас с моим пони.

Человеки

Сказка о сумеречной звезде

Небольшая зарисовка о так называемом Взрыве Сверхновой, произошедшем через три месяца после заточения Найтмер Мун на луне.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Корабль у которого есть лишь мачта

Приключение не вошедшие в летописи.

Гильда ОС - пони

Сквозь розовые очки

Некоторые пони могут не так понять несколько невинных жестов, а что уж говорить о такой утончённой и романтичной натуре как Рарити?

Рэрити

Не очень обычный день Эпплджек

Рассказ о не совсем обычном дне ЭйДжей

Эплджек

Ученица

Каждому хочется стать лучше. Некоторым это удаётся. Но приносит ли такое будущее счастье? Нет ответа. Этот короткий рассказ о судьбе одной кобылы с дырявыми ногами. Вообще, он о многом, о любви, предательстве, необычных судьбах.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия ОС - пони Кризалис

Старфолл

Если звёзды зажигают - это кому-нибудь нужно...

ОС - пони

Автор рисунка: Devinian
Никогда не теряй головы

Эпилог

Мунлайт Рейнбоу шла по коридору. Перестук копытц отдавался коротким вибрирующим эхом. Когда до последний развилки оставался ещё десяток шагов, она остановилась и, дёрнув ушами, огляделась.

Установленные в настенных держателях магические светильники едва разгоняли тьму вокруг себя, высвечивая лишь крохотные участки шершавых стен. Они скорее служили ориентирами для заблудившихся в лабиринтах дворца великого герцога Норпонны. Если развернуться в сторону ближайшего выхода, то мерцание магических кристаллов приобретёт зеленоватые оттенки.

Мунлайт не нуждалась в подсказках, она выросла среди этих стен и знала каждый закуток этой части дворца. Здесь всё оставалось как раньше. Вот только теперь даже самые отчаянные жеребята избегали забредать сюда в поисках приключений. Да и, вообще, вся молодежь нынче держалась своих наставников. Мунлайт улыбнулась, вспомнив, как кобылки из приюта вешались на неё гроздьями, выпрашивая новую историю. Это было забавно и мило, но куда подевались все сорвиголовы? Она хорошо помнила укол ужаса, который промелькнул на мгновение в глазах её юных подопечных, когда она предложила сделать вылазку в ближние подземелья дворца. Никто из кобылок так и не смог объяснить свой испуг. И тогда Мунлайт поняла, насколько чужой она стала этому месту. Лишь в самых заброшенных частях дворца она всё ещё чувствовала себя как дома. Что же тут произошло, пока её не было?

Вздохнув, Мунлайт разожгла поярче огонёк на кончике рога и вгляделась в кусочек тёмного коридора за поворотом.

"Я могу помочь?"

Мунлайт рефлекторно дёрнула ушами, пытаясь настроиться на голос, хотя он прозвучал её в голове.

"Благодарю, принцесса, но я должна сама", — мысленно ответила кобылка.

"Хорошо, я отстранюсь. Ты всегда можешь позвать, если потребуется помощь, или… или если произойдет что-то совсем необычное", — Последние слова прозвучали как просьба.

Голос Луны стих, и Мунлайт осталась наедине с собой. Она взъерошила копытом гриву и, тряхнув головой, шагнула вперёд.

За поворотом Мунлайт ждал проход на винтовую лестницу. Первые несколько витков кобылка пролетела на одном дыхании, перепрыгивая через ступеньки. Постепенно затяжной подъём высасывал из неё не только силы, но и решимость. Выйдя на площадку перед тяжелой дверью из морёного дуба, Мунлайт уже не была так уверена в себе.

Она поправила фальшивый ошейник и постучала. Так и не дождавшись ответа, она потянула магией за кованое железное кольцо. Незапертая дверь со скрипом отворилась.

Потоптавшись в нерешительности на пороге, Мунлайт пересилила себя и прошла внутрь тесной комнатушки. У стены стоял низкий столик, частично заходивший в стенную нишу и большой сундук, в дальнем углу — низкая и широкая бадья для нечистот. На столике расположилась корзинка со спелыми апельсинами и большая деревянная тарелка, усыпанная крошками хлеба. Косые лучи вечерней зари едва пробивались сквозь слюдяные пластинки в узком окне-бойнице.

Впрочем, обитательница скромной кельи в освещении не нуждалась.

Прямо под оконцем на низком топчане устроилась кобылица-единорог. Она лежала на животе подобрав под себя задние ноги и удерживая между передних охапку полевых цветов. Такие можно повстречать на любом пустыре, в любое время с ранней весны до поздней осени, и названия большинства из них Мунлайт никогда не могла запомнить. От метёлок мелких ярко-жёлтых и более крупных сине-лиловых цветков исходил едва уловимый горьковато-пыльный аромат.

Рог кобылицы на секунду вспыхнул, она повернулась в сторону Мунлайт и криво ухмыльнулась.

— Ну здравствуй, радужная крыса. Проходи не стесняйся, я гостям всегда рада. — В голосе не осталось ни малейшего следа злобной ярости, с какой она год назад грозилась выщипать по волоску хвост Мунлайт. Былой задор тоже угас.

Мунлайт вздрогнула при виде покалеченных глазниц когда-то лучшей подруги.

— А… Аврора? — Мунлайт проглотила комок в горле.

Кобылица уткнулась мордочкой в растрепанный букет и, отфыркиваясь, несколько секунд там что-то искала. Наконец, она подняла голову, держа во рту веточку чертополоха с лиловым цветком на конце. Мотнув головой, она заглотила эту веточку и принялась жевать.

— Горьковато и колется, но... терпимо… с апельсиновой цедрой и овсом так, вообще, будет замечательно, — сглотнув, прокомментировала Аврора.

— Прости меня, если можешь. Он приказал мне защищаться любым… любым способом. — едва сдерживая слёзы пролепетала Мунлайт. — И я… тебя...

— Полно, сестричка. — Аврора поднялась с топчана и подошла к Мунлайт. — Четыре года эта гадость… — она ткнула в свой рабский ошейник, — превращала меня в лужицу болотной слизи. Знала бы ты, сколько раз я придумывала, как бы мне нарваться и покалечиться, чтобы обо мне забыли и оставили в покое. И тут появляешься ты — такой маленький кусочек счастливого прошлого с невинным взглядом. Я сорвалась. Это я виновата перед тобой.

Повисла пауза. Мунлайт не могла выдавить из себя ни звука, все заготовленные слова рассыпались, как сухой горох из лопнувшего мешка. Аврора же, напротив, принялась по-хозяйски хлопотать. Из открывшегося сундука выплыла пара подушек и упала на пол возле столика. Одновременно облачко магии охватило один из апельсинов в корзинке, и уже через секунду истекающий соком фрукт опустился на тарелку разрезанным на десяток кусочков. Аврора привстала, опираясь на стену, и принялась шарить на полке. Вскоре оттуда выплыла оплетённая лозой глиняная бутылка и пара серебряных стаканов. Все это плавно слевитировало на стол.

— Знаешь, за последнюю неделю Он приходил уже третий раз. — Аврора магией откупорила бутылку и разлила вино по стаканам. — Предлагал поселиться у него. Просто словами, без приказов. Ну уж нет! Я так думаю: хочешь быть со мной? По настоящему? Приходи сюда. Я… только тут я дома, Рейнбоу.

Аврора села на подушку и опрокинула в себя стакан, разом осушив его до дна.

— Ой! Ну я и дура! — спохватилась она. — Ты же всё ещё малышка, а я тебе вино предлагаю…

— От глотка беды не будет. — присаживаясь на соседнюю подушку, ответила Мунлайт и пригубила напиток.

Крепкий портвейн с пряностями обжёг язык и горячей волной проскользнул по пищеводу. Вскоре приятная лёгкость разлилась по телу и достигла головы. Наконец, Мунлайт решилась сделать то, ради чего сюда пришла. Она достала из седельной сумки небольшую изящную тиару с единственным камнем — крупным аметистом посередине.

— Помнишь, мы читали об амулетах магического зрения? Ты ещё говорила, что с ними здорово прятаться ночью — тебя никто не видит, а ты видишь всех.

— А ты предлагала исследовать самые глубокие подземелья. Как давно это было!.. — Аврора ухватила губами парящий перед носом кусок апельсина.

— Мда… Так вот, мэтр Хейберт разобрался и объяснил, что мы тогда делали не так.

— Это тот милый смешной недомерок? Ой, прости, он же твой новый хозяин...

— Аврора, я сделала. — Мунлайт перекладывала тиару из копыта в копыто. — Он… амулет, в смысле, он работает. Ты понимаешь, Аврора?

Аврора чуть наклонила голову и застыла с приоткрытым ртом.

— Я… М-м… В общем вот. — Мунлайт привстала и опустила тиару на голову подруге.

В глубине аметиста на мгновение вспыхнул огонёк. Вздрогнув, Аврора медленно подняла голову. На Мунлайт уставились покалеченные глазницы, из которых потекли слёзы. Аврора провела копытом по щеке Мунлайт.

— Какая жы ты малышка… Стой! Не дергайся. Я хочу получше тебя рассмотреть.

— Сначала ты увидишь общий контур, как будто набросок углём. — Мунлайт утёрла выступившие слёзы. — Потом появится штриховка, детали. А потом цвета.

— Я помню, как он должен действовать. Со временем и в знакомых местах, это будет происходить всё быстрее и быстрее.

Мунлайт кивнула и, не сдержавшись, бросилась с объятиями на шею Авроре.

— Сестричка, я тебя ещё за приглашение на бал не поблагодарила, а ты вот… — Аврора зарылась носом в гриву Мунлайт.


Принцесса Луна взяла в копыта протянутую переднюю ногу Хейберта.

— СИМ ПРОВОЗГЛАШАЮ: СЭР ХЕЙБЕРТ ИЗ ЭКВИЛЛАКА, — объявила она кантеротским королевским голосом. — ПРИМИ ЗНАК РЫЦАРСКОГО ДОСТОИНСТВА И НОСИ С ЧЕСТЬЮ.

С бархатной подушечки на спине пажа Луна телекинезом подхватила серебряное кольцо и надела его на рог Хейберта. Со стороны допущенных на церемонию гостей раздались аплодисменты. А ещё совсем рядом послышались удары копыт друг об друга. Луна скосила взгляд назад, на сидевшую подле трона Мунлайт Рэйнбоу. Виновато улыбнувшись, кобылка одёрнулась и снова села прямо.

— Что ж сэр Хейберт, не буду вас больше мучать церемониалом, — сказала она едва слышно, — Кажется, вас и так заждались.

Она отпустила ногу новопосвященного рыцаря и лёгким кивком ответила на его поклон. Он поклонился также Селестии, встал и направился к столпившимся у входа в малый тронный зал гостям. Хейберту оставалось пройти ещё пару шагов, как из толпы выскочили и повисли на его шее две кобылки — единорожка и земная пони. Их радостные возгласы были слышны даже у трона.

Обернувшись, Луна встретилась взглядом с Мунлайт. Подмигнув и улыбнувшись краешком губ, принцесса отпустила кобылку. Мунлайт вскочила и рысцой пустилась догонять Хейберта, который вместе с гостями уже покидал тронный зал, повинуясь распоряжениям церемониймейстера.

Спустя пару минут стих шум, доносившийся из коридора. Никто не осмеливался проронить ни единого слова — все замерли в ожидании дальнейших распоряжений. И уже Селестия воспользовалась кантерлотским королевским голосом:

— БЛАГОДАРЮ! ВСЕ СВОБОДНЫ.

Караульные возле парадных дверей отсалютовали и вышли из зала, закрыв за собой тяжёлые створки. Слуги задержалась чуть дольше, прибирая использовавшийся в церемонии инвентарь, но вскоре ушли и они.

Прошло несколько минут, прежде чем Луна, наконец, нарушила гнетущую тишину:

— Ну что, сестрица, как я и говорила: если хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо — сделай это сама.

Селестия с шумом выпустила воздух из лёгких.

— Ох, Луна-Луна... — Она спустилась с трона и медленным шагом прошла к большой витражной двери, которая бесшумно отворилась перед ней. — Когда-нибудь твоё безрассудство может обернуться катастрофой.

По тронному залу пробежал холодок осеннего вечера.

— Брось, Тия, ты просто завидуешь, что так и не научилась отбрасывать годные тени.

Луна бодрой рысью догнала Селестию, и они вместе вышли на просторную полукруглую террасу. Слуги позаботились о том, чтобы принцесс ждали столик с угощениями и маленькая жаровня, на которой подогревалось вино в большом серебряном котелке. Луна с энтузиазмом принялась наполнять два кубка из горного хрусталя.

— А если бы тебе не удалось восстановить единство со своей тенью? — Селестия нервно дёрнула крылом.

— Тогда бы у нас появилась младшая сестрёнка. — Луна пожала плечами и передала вино, от поверхности которого подымался парок. — Тия, не кисни, а то вино прокиснет!

Селестия подхватила телекинезом кубок и сделала большой глоток.

— У меня и от тебя-то одной голова кругом, а вдвоём вы бы меня вообще с ума свели! — Селестия улыбнулась в первый раз за вечер.

— Это всё от того, что ты не даёшь себе проникнуться духом приключений. Ой, ладно-ладно!.. — Луна взмахнула копытом, предупреждая возражения. — Я тебе приготовила подарок к празднику осенней луны. Сейчас, дай только сосредоточусь.

— Ты опять нашла что-то любопытное? Только смотри, чтобы как в прошлый раз не получилось.

— Как в прошлый раз, точно не выйдет. Вот! — Луна дунула на копыто и от её дыхания возникло серебристое облачко. — Я совершенно точно абсолютно гарантированно уверена, что тебе необходимо, хоть раз побывать в шкурке героев своих сказок. А лучше не раз, а сколько захочешь. Ведь столько веков прошло! Ты уже сама-то небось совсем забыла, каково это!

С рога Луны сорвалась и поплыла по воздуху в направлении Селестии полоска розоватого свечения. Облачко тем временем,  разбухло и уплотнилось, в нём происходили загадочные движения, а внешние очертания приобретали всё более узнаваемые формы. Наконец, оно приняло облик прекрасной кобылицы-единорога, шею которой украшал обруч из полированного метеоритного железа. Удивленная происходящим Селестия поймала магическое послание сестры и не смогла сдержаться:

— Это же невероятно! Неужели такое всё ёще возможно?! — Её глаза засияли восторгом. Она застыла с полуоткрытым ртом, протянув к облачку копыто.

— Только не забывай про побочные эффекты, сестрица. — Луна ехидно ухмыльнулась, глядя, как Селестия залилась краской. — Кстати, это ещё не всё. — Луна закрыла глаза и приложила копыто к виску. — Сейчас должно начаться.

На востоке забрезжил свет восходящей луны. Оставалось меньше минуты, до того как из-за горизонта покажется край лунного диска, и тут безоблачное, уже потемневшее небо расчертили из края в край яркие всполохи.

С дворцовой площади внизу послышались испуганные крики, но уже через пару секунд раздался восторженный вопль сразу нескольких сотен глоток. И было от чего!

Небесные всполохи сформировали гигантские полотнища: зелёно-голубые снизу и фиолетовые с переходом в красный на самом верху. Они заполнили всё небо, соединившись в исполинские призрачные ленты, величаво покачивающиеся на потоках эфирных ветров. Наконец, во всё это великолепие неспешно вкатилась луна.

— После стольких лет в моей свите наконец-то появился маг, владеющий зелёным лучом! — ответила Луна на немой вопрос Селестии и отсалютовала кубком.