Клумба-шпион

Рядом с Понивиллем проходят обучение кадеты из Кантерлота. Три цветочницы сочли это подозрительным...

Другие пони

Звезда по имени Солнце

Сансет Шиммер - личная ученица принцессы Селестии, однажды возжелала больше силы и знаний, для этого она решила раскрыть одну из тайн своего учителя. Ей это удалось, но добилась ли она того, чего хотела? Даже через год, идя по вечерним улицам советского Воронежа, она не могла дать на это ответ.

Человеки Сансет Шиммер

Кольцо 2. Возвращение серого властелина.

Он вернулся. Всё такой же безумный. Всё такой же взбаламошный. Всё такой Гарри Сьюшный. Прошла уйма лет а враги вновь поднимают голову как старые так и новые. Встреча со старыми знакомыми. новые герои и приключения ну и плюшки с роялями, куда же без них. Рассказ пишется в соавторстве с Alex100, Шокер и LIZARMEN (Последний будет отвечать за хромающую у нас социальную составляющую и бета вычитку). Дополнение №1. рассказ задумывается как интерактивный так что не стесняемся кидать идеи на табун "Anonymous" и мыло "simeondendris@gmail.com". Дополнение 2. Правило №20 - не стоит всё воспринимать всерьёз. Данный фанф это ироничная насмешка над попаданцами, издевательское пихание роялей куда только копыта дотянутся и вообще полный стёб над концепцией «Гарри Сью».

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Молчание Октавии Мелоди

"Во тьме ночной и при свете дня - Мгла преследует меня"

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Муки сердца: Том IV (окончание)

Окончание четвертого тома приключений Вардена, его жены Куно и их дочурки Сварм

Принцесса Селестия ОС - пони Стража Дворца Чейнджлинги

Идеальный день

Флаттершай открыла глаза и радостно улыбнулась, когда услышала пение птиц за окном. Эта маленькая пернатая семейка переехала сюда только прошлым летом, но уже завела второй выводок птенцов, которые теперь так мило чирикали, приветствуя своих родителей прилетевших их покормить. Солнечный свет проникал сквозь прозрачные зеленые занавески, и Флаттершай встала с кровати, чтобы распахнуть их. Небо снаружи было ясного красивого голубого цвета. Сегодня был идеальный день.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити

Самурай о четырех струнах

Поток сознания. Октавия в роли Бадди, PON-3 вместо Вольфа, какой-то оборванец, выдающий себя за Смерть, интриги, скандалы и много-много людей. (Не)выдержана атмосфера, (не)продуманы персонажи, (не)интересен сюжет, неЧСВшный автор.

DJ PON-3 Октавия Дискорд

Разделенная любовь

Мини-пьеса в стихах

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Кристальная роза

Быть цветочной пони не так уж тяжело. Роузлак тоже так думала, пока, угодив в безвыходную ситуацию, едва не опустила копыта. Где же взять силы, чтобы доставить кучу цветов на самые разные мероприятия, если от твоих ленивых подруг нет никакого толка? К счастью, у одной из них всегда есть таблетки с “кофеином”…

Другие пони

Кудряшка и Корона

Как иногда хочется сбросить надоевшую маску!.. Особенно когда она уже полностью приросла к твоему лицу, скрывая твой истинный, единственно верный облик. Но всегда ли стоит это делать?

Пинки Пай Принцесса Селестия

Автор рисунка: Siansaar
Это сложно, "отпускать"...

"Косые" идеалы

Дэш ничего не снилось этой холодной ночью. Она просто ощущала тепло внутри себя, некую таинственную заботу, разливающуюся по телу.

Она открыла глаза и увидела над собой пасмурное небо. Серая пелена окутала, некогда ярко голубое небо и не пропускало яркого июньского солнца. Также, судя по всему назревал не слабый дождь. Казалось будто небо хмуриться просто на глазах.

Рэинбоу потянулась всеми частями тела и почувствовала, будто она завёрнута во что-то. Она быстро села на землю и увидела, что она накрыта чьим-то серым пальто. Дэш скинула его с себя и встала на ноги, после чего стала быстро оглядываться по сторонам. Никого не было вокруг.

Пегаска пошарила по карманам одежды. Они были совершенно пусты. Дэш села рядом с ней и задумалась. Кто же ещё мог это сделать кроме как Гордон? Конечно никто. Хотя…

Кобылка решила перенести думы в более комфортную обстановку. Она взяла пальто в зубы и закинула его себе на спину, после чего зашагала в густую лесную рощу.

Удивительно, как же резко поменялась погода, ещё вчера во всю палило солнце, а сейчас, вот, вот хлынет дождь.

Что касается самой Дэш. Она очень странно себя чувствовала: ей не было грустно, не было весело, она даже не испытывала того противного и клейкого ощущения. Её будто заморозили, всё стало казаться каким-то безразличным, пустым.

Пробираясь сквозь заросли, Рэинбоу вышла к тому месту, где она несколько дней назад стала инвалидом. Но даже это не вызвало у неё никаких эмоций.

Дэш подошла к дереву, под которым оборвалась её старая жизнь и пригляделась: на клёне даже остались две засохшие струйки крови, которые пони навеки оставила в этом проклятом месте.

Рэинбоу развернулась и от неожиданности прикрикнула, оперевшись спиной на дерево. Всего в паре сантиметрах от неё, махая крыльями, в воздухе висела косоглазая пегаска серой масти.

— О господи Дёрпи, ты меня напугала! Что ты здесь вообще делаешь? –Отдышавшись спросила Дэш и отпрянула от дерева.

Дёрпи хихикнула.

— Привет, Дэш, извини, что напугала. Я несу письма в соседний город и решила пролететь через лес. Перебираю я крыльями, и тут вижу тебя. Стоишь себе и смотришь на дерево.

Один глаз Дёрпи смотрел на Дэш, другой был отведён в сторону и медленно, но верно заплывал, ещё дальше вбок. Через её шею была перекинута большая коричневая сумка, из которой немного торчали письма.

— Вот как. Я вообще-то шла в Понивиль, но немного задержалась, — ответила Дэш, обходя Дёрпи стороной.

— Ясно. Ну, удачи тебе, а я полетела дальше — ещё много писем нужно доставить! – Говоря всё это косоглазая пегаска летела задом наперёд, глядя на Дэш и махала ей копытом.

— Осторожно, Дёрпи!

Рэинбоу не успела договорить. Крылатая кобылка врезалась в ветку дерева и упала на землю.

– Там ветка… — Тихо закончила Дэш, глядя на лежащую на земле пегаску, потирающую копытом голову.

Дёрпи тряхнула головой.

— Оу, я такая неуклюжая… Но да ладно, я не сильно ударилась. Пока Дэш! – Попрощалась Дёрпи и полетела дальше.

Когда Дёрпи скрылась из виду, Дэш вздохнула и побрела дальше. Её снова взяла за горло зависть. Даже эта неудачница может летать, а Дэш теперь вынуждена таскаться на своих четырёх.

Впрочем, Рэинбоу быстро обуздала эти мерзкие мысли и дала себе мысленную пощёчину. В конце концов, она не завистливая и не злорадная.

Вскоре Дэш вышла на дорогу и направилась в Понивиль. Она даже не могла предположить, сколько сейчас времени, а могло быть сколького угодно. В последнее время, даже до падения, Дэш любила подольше поспать, вплоть до полудня.

Идя по дороге, ей вспомнилось пальто. Неужели его действительно положил Гордон? Это значит, что он видел, как она спала, сидел рядом. От этих мыслей Дэш стало как -то не по себе.

А вдруг это был не Гордон? Тогда кто? Просто некому. Пальто явно мужское, а Гордон, пожалуй, единственный жеребец , который сделал бы это. Стоп, но ведь вчера стояла страшная жара? Зачем в такую жару носить с собой пальто?

Дэш просто затерялась в догадках, а всё происходящее с ней в последнее время было очень странным. Она устала, просто чертовски устала от всех этих нервов. Она была уже просто на изводе. Ей просто хотелось прийти в свой новый дом и завалиться на кровать.

Дэш уже совсем приблизилась к Понивилю. Совершенно неожиданно то странное чувство резко разлилось по всему телу с невероятной силой. Дэш так и остановилась, на месте. Ей стало страшно. Ноги задрожали, а к горлу подступил вязкий ком. На каком – то неизведанном уровне Дэш осознала, что чтобы с ней не произошло в городе, её жизнь больше не будет прежней.

Пересилив себя, и сглотнув, Дэш оторвала ноги от земли и побрела дальше по дороге.

Вот уже начали виднеться крыши домов, а вот и блокпост охраны. Ещё пара шагов и Дэш будет в городе.

Обойдя Шлагбаум, Дэш увидела главную улицу. Она как всегда была невероятно оживлённой. Занятым пони не было предела. Все постоянно куда-то спешили.

Вдруг, проходя мимо продуктовой лавки, Дэш увидела часы, висящие на стене одного из домов. Полвторого. Что ж, Довольно рано, пегаска была уверена, что сейчас намного больше времени.

Шагая по городу Дэш заметила, что все пони, странно на неё посматривают. Будто готовясь к чему-то.

Рэинбоу сразу заподозрила нечто неладное. Она сжалась ещё сильнее, ноги уже просто отказывались идти дальше, а внутри всё выворачивалось наизнанку.

Подняв голову, Дэш увидела всех своих подруг, стоящих около небольшой лавочки и оживленно споривших о чем-то. Твайлат и Флатершай сидели на скамейке, остальные же стояли рядом с ними. Дэш сильно обрадовалась: наконец – то знакомые пони! Теперь это вязкое и омерзительное ощущение должно пройти само собой.

— Эй, девчонки! – Прикрикнула Дэш, и улыбнувшись быстро зашагала к ним.

Услышав знакомый голос, подруги Дэш, тотчас направились к ней. Они явно были очень рады, наконец, увидеть своего надёжного друга. Когда они поравнялись, то вся дружная компания тут же, набросилась на Рэинбоу и стала обнимать её.

— Чёрт возьми, Дэш, я так рада тебя видеть в целости и сохранности. – Чуть, чуть отстранившись, сказала Эпплджэк.

— А я рада больше всех в Понивиле, никто не рад так, как я, такого просто не может быть! – Тут же затараторила Пинки и ещё сильнее обняла Дэш.

Остальные встретили Рэинбоу так же весело и приветливо, сказав много тёплых слов. У Дэш сразу же полегчало на душе, но, не смотря ни на, что этот нелепый страх всё никак не хотел уходить.

Вся компания двинулась в сторону нового дома Дэш.

— Слушай, а разве это не пальто Гордона? – Спросила Рэрити, глядя на серую материю, лежащую на спине Рэинбоу.

— Да, точно это оно, — подтвердила Флатершай.

— Всё-таки Гордона, впрочем, я так и думала. Я проснулась сегодня в лесу, накрытая им. А где сам Гордон сейчас? – Спросила Дэш не глядя на дорогу.

— Прямо перед вами, — послышался знакомый мужской голос.

Все шестеро подруг сразу посмотрели вперёд. Перед ними стоял Гордон, а рядом с ним был шериф Хуфсблэйд, как всегда одетый в идеально выглаженный мундир.

— Приятно снова тебя видеть Дэш. – Сказал Гордон подходя к Рэинбоу и улыбаясь.

— Мне тоже. Шериф? Вы-то здесь, какими судьбами? – Дрожащим голосом спросила Дэш.

— Я пришёл тебя встретить, дорогая, я ведь тоже беспокоюсь за тебя. А что с тобой? Ты какая –то взъерошенная вся.

Дэш встала как вкопанная и оглянулась по сторонам. Никто из прохожих не показывал вида, но Дэш просто чувствовала, что они, знают.

— Дэш? С тобой всё в порядке? – Спросила Тайлайт с тревогой глядя на кобылку.

— Сахарок, ты меня пугаешь, скажи что-нибудь?

Дэш отстранилась от всех на пару шагов, её зрачки сузились.

— Вы…вы рассказали всему городу, что произошло? – Чуть ли не задыхаясь спросила Рэинбоу.

— Да, – почти хором ответили все присутствующие. Скрывать этого не было никакого смысла, было ясно, что Дэш обо всем догадалась.

— Послушай, Дэш, это и так все бы вскоре узнали, — начала успокаивающе объяснять Твайлайт.

— Да, этого было бы и так не скрыть, мы сделали так, как надо было. Мы всё сделали ради тебя, — состроив милое лицо, сказала Флатершай.

— Лучше, для меня? Да всё что вы сделали, это просто тыкнули всех носом в мою неудачу! Теперь каждый в Понивиле, знает, что я теперь ничтожество! – После этих слов в небе грянул гром. Дэш потеряла контроль над собой, она отступила на несколько шагов назад и затряслась от злости.

Вдруг взоры пони из толпы обратились к Дэш, и все стоявшие на улице обступили её. Из столпотворения послышались голоса.

— Дэш, ты не ничтожество!

— Брось, никто не смеётся над тобой, мы всегда примем тебя такой, какая ты есть!

— Мы тебя понимаем, мы поможем тебе!

Пегаска уже никого не слышала, шерсть на её спине встала дыбом, а всё тело дрожало. Дэш заскрежетала зубами. Через толпу горожан прорвались, Шериф и Гордон. Им стало больно от увиденного.

Дэш стала скалить зубы, а от дрожи с неё упало пальто. Её переполняла злость, обида, ненависть.

Этому накоплению негативных эмоций пришёл конец. Дэш взорвалась, не в силах контролировать сой гнев. Она, наконец, поняла, что это было за отвратительное ощущение. Это была боязнь, перед тем, что все узнают, о её позоре. Это омерзительное чувство взяло над Дэш верх и выплеснулось, наружу заполнив собой всё пространство вокруг.

— Вы думаете, что сделали лучше!? Вы все мне не нужны, никто из вас мне не нужен! Я сама справлюсь, без вашей помощи! Думаете, я не проживу без этих чёртовых крыльев!? Да я их ненавижу больше всего на свете! Они мне не нужны!

Дэш подпрыгнула, — её крылья безжизненно взмыли в воздух и уже начали падать, но она подхватила одно из них зубами и со страшной силой сжала челюсти. Она вложила в этот укус всю свою ненависть и злобу.

Рэинбоу почувствовала во рту вкус крови. Резко дёрнув шеей, она развернула голову. В её зубах был кусочек кожи и несколько голубых перьев. Кровь струйками стекала из её рта.

Все стоявшие вокруг оцепенели, а Дэш так стояла посреди толпы, и с бешеным взглядом сильно вдыхала воздух носом.

Гром грянул ещё раз и из туч как из ведра полился дождь. Но никто не побежал под навес, все стояли посреди улицы и смотрели…

Вскоре Рэинбоу стало тяжело дышать. Она разжала челюсти, и перья упали на мокрую землю.

Зрачки её сузились, а дыхание стало частым. Дэш сделала несколько шагов назад и её задние ноги подкосились. Она села на холодную землю. Из её глаз струями потекли слёзы, которые тут же начали размывать холодные капли дождя.

— Во имя Селестии… В кого я превратилась? — пошептала Дэш и, встав на ноги, тут же бросилась бежать из города, так быстро как только могла.

— Гордон, быстро за мной! – Выйдя их ступора, скомандовал Шериф и пустился вдогонку за Дэш. За ним побежали двое полицейских. Гордон тут же отлип от места и побежал за нами.

— Быстро за ними! – Крикнула Эпплджек и бросилась догонять убегающих.

Все четыре подруги ЭйДжэй тут же сорвались с места и под проливным дождём побежали за ней.

Таких сильных дождей не было уже давно. Что происходит впереди, можно было разобрать только с большим трудом. Дэш бежала так быстро, как никогда ещё не бегала в жизни. Грязь вздымалась фонтанчиками под её копытами.

Шериф Хуфблэйд, несмотря на свой возраст, показывал чудеса выдержки. Он бежал ничуть, не уступая Гордону. Полицейские, эскортирующие шерифа, быстро отстали.

— Вот слабаки! – Крикнул шериф, стараясь перекричать шумевший в ушах ветер.

Эй-джэй быстро вырвалась в перед, а стальные остались позади. Это было неудивительно, учитывая, что фермерша была самой сильной и быстрой среди остальных подруг.

Вскоре Шериф, Эпплджэк и Гордон поравнялись и бежали нос к носу. Где-то впереди маячил силуэт Дэш.

— Давайте парни, мы должны её догнать, быстро, быстро! – Командирским голосом прикрикнула ЭйДжэй и стала вырываться вперёд. Гордон и шериф Хуфсблейд поймали ажиотаж Эпплджэк и побежали ещё быстрее.

Все трое выжимали из себя максимум, из-за грязи копыта скользили по земле, ливень бил в лицо большущими каплями. Но преследователи не сдавались. Они бежали ещё быстрее. Дэш уже начала чётче вырисоваться впереди.

— Гордон! – обратился к парню Хуфблейд. Тот повернул голову и посмотрел на шерифа.

— У меня на спине небольшой генератор, нажми на кнопку на нем, это включит громкоговоритель!

— Оки, доки шериф! – ответил Гордон и слегка отстал от Шерифа. Вытянув шею, он носом нажал на кнопку, расположенную на небольшом генераторе. Электричество пошло по кабелю и вскоре из небольшого динамика послышался скрип.

— Дэш, пожалуйста, остановись! Мы не сделаем тебе ничего плохого, мы поможем тебе! Если ты будешь убегать, то ты сделаешь только хуже! – Обратился к Рэинбоу шериф. Через громкоговоритель его голос казался ещё более твёрдым и решительным.

Кобылка не могла разобрать, что ей говорят, она не слышала ничего вокруг себя. Ей было тяжело поверить в происходящее. Ей больше нет места в этой жизни. Она отрезала себя от этого мира. Она должна уйти, навсегда.

Дэш свернула с дороги и побежала к скалистой горе. Перейдя с земли на твёрдую гористую породу, она побежала ещё быстрее.

Убедившись, что его не слушают, шериф сорвал с себя зубами громкоговоритель и выбросил его. Увидев, куда пустилась радужная пони, он в сердцах выругался:

— Чёрт возьми! Она бежит на скалу! Чёрт, чёрт, чёрт!

— От меня не уйдёт! – Крикнул Гордон и совершил ещё большие усилия. Он уже просто не жалел своих ног.

Гордон сильно вырвался вперёд. Ему вспомнились те те времена, когда за ним гнались его сверстники. Ноги инстинктивно рванулись ещё быстрее. Казалось, что это предел, но это было не так. Гордон уже практически догнал Дэш.

Рэинбоу поняла, что Гордон совсем рядом. Но он догнал её слишком поздно. Она уже стояла на подножье горы и смотрела вниз.

— Дэш, ради всего святого, стой! Не делай глупостей! Давай, отойди от края обрыва, всё будет хорошо, — Гордон был в растерянности. Он просто не знал, что ему делать.

Дэш повернулась к нему и сделала ещё один шаг назад.

— Нет, Гордон, не будет…

— Пожалуйста, не надо! – Гордон резким движением попытался приблизиться к стоящей на грани смерти коыблке. Но Дэш только сильнее отпряла от него и уже почти соскользнула вниз.

— Гордон, пойми, я уже никогда не смогу стать прежней. Я превратилась в монстра пожирающего самого себя. Я не смогу, я просто не смогу жить как раньше. Я должна уйти.

— Дэш, умоляю, не делай этого! Подумай об остальных! – Уже взмолился Гордон.

— Они поймут меня… — Дэш сделала последний шаг назад и упала с утёса.

— Нет! – крикнул Гордон и прыгнул за ней. Ему не хватило секунды, чтобы сказать о галвном…

Он прокатился по гравию и махнул ногой в попытке ухватить Дэш, но он опоздал на несколько секунд. Она уже падала вниз, подконтрольный силам притяжения.

Гордон встал и приготовился прыгать за Дэш, но в этот же момент к нему подбежал шериф Хуфсблэйд и схватил зубами за рубашку.

— Стой Гордон, не вздумай, ты уже ничего не исправишь! – Сквозь зубы процедил шериф.

— Не вам решать за меня, отпустите! – Крикнул Гордон и попытался вырваться. На его лице была паника.

— Да остынь ты! Тут уже ничего не сделаешь! – Продолжал уверять шериф, не отпуская Гордона.

— Гордон не смей! – Задыхаясь от усталости и заливаясь слезами,

крикнула только что поднявшаяся по утёсу Эпплджэк.

В этот момент Гордону уже было все равно, что будет с ним дальше. Если ему и было суждено умереть, то только рядом с Дэш. Сейчас он понимал это как никогда раньше.

Гордон развернулся и ударил копытом шерифа по лицу. Тот разжал зубы и пошатнулся. Больше ничто не держало Гордона, он разбежался и прыгнул вниз.

Ветер хлынул в лицо. Гордон понимал, что он доживает последние мгновения. Но ему было не было страшно. Было не обидно умереть рядом с единственным существом, ради которого ему бы стоило жить. Как же жаль,что он такой слабый пони и такой страшный трус. Неужели он не мог сразу сказать Дэш о своих чувствах? Это могло бы сохранить ей жизнь. А значит, сохранило бы жизнь и ему. Но он не справился, он не смог вытянуть Дэш из этой пучины, пришло время расплаты за свою некомпетентность. Какой бы тяжёлой она не была.

Гордон просто расслабился. Было было слегка горестно , за прожитую жизнь. Она была пуста, и ничем не примечательна.

Воздух бил в лицо, а грива развивалась на ветру. Это было непередаваемое ощущение, возможно ради него стоило совершить столь безрассудный поступок.

Дэш уже почти достигла последней точки назначения в своём жизненном пути. Это был её первый и последний полет, в новой жизни. Стоп, новая жизнь? Нет, Дэш не справилась. Она не смогла перебороть себя.

Она бесконечно любила своих подруг и весь Понивиль. Сейчас ей было очень стыдно за то, что она наговорила десять минут назад в городе. Было очень больно за — то, что она причинит своим друзьям столько страданий. Но она не сможет жить больше на этом свете, они должны понять, её, они должны её простить, она просто не может страдать только для того, чтобы не расстраивать своих друзей.

Интересно, каково это умирать? У Рэинбоу захватило Дух от предвкушения скорой возможности узнать, каково это, постучаться в райские врата.

Вот она твердь, о которую Дэш предстояло разбиться в ближайшую пару секунд. Дэш внезапно стало страшно. Она не перехотела умирать, нет. Стало страшно перед неизведанным, но было уже слишком поздно. Было уже даже слишком поздно, чтобы это осознать в полной мере.

Из глаз Дэш с новой силой потекли слезы, и она зажмурилась изо всех сил, готовая встретить смерть. Три, два один…

Рэинбоу открыла глаза. Вокруг было темно, и она стала приглядываться. Её будто запечатлели в огромный куб из тёмного стекла. Через темень проглядывался лес, гора с которой она только что спрыгнула, и самое главное, под ногами виднелось озеро! Но Дэш не падала в него, она будто сидела на этом стекле.

Что вообще происходит? Она умерла? Это рай или ад, или чистилище? Что все это значит?! Вокруг была гробовая тишина. Сквозь «стекло» не было слышно ровным счётом ничего.

Дэш пошевелилась. Всё было в порядке ничего не болело, думалось нормально. Но где она была? И самое главное: как она не заметила, момент проникновения в это место? Она будто уснула, а проснулась уже здесь. Да, чёрт побери, что же это?

Пегаска встала на ноги и осмотрелась. Под ней, по-прежнему, было озеро, по нему всё так же били капли дождя. Значит вокруг всё шло своим чередом.

Вдруг Дэш поняла, что она тут не одна. Рэинбоу развернулась и от удивления снова села на круп. Она буквально раскрыла рот в изумлении и была не в силах что -либо сказать.

Перед ней, как и час, назад, в лесу, висела Дёрпи! Она быстро махала крыльями и, улыбаясь, смотрела своими косыми глазами на Дэш. На ней висела её старая кожаная сумка почтальона.

— Привет Дэш! – Дёрпи радостно поприветствовала свою гостью и опустилась на ноги.

— Дёрпи, я … ничего не понимаю! Где я? Что вообще происходит?

Косоглазка усмехнулась.

– Экая ты непонятливая. Впрочем, это не важно, тебе и не нужно понимать, тебе нужно просто верить.

— Во что верить? – ещё сильнее удивилась Дэш.

— В себя, конечно! – Радостно ответила русая пони.

— Дёрпи, я умерла? – Натянув жалостливую улыбку, и чуть не зарыдав спросила Дэш.

— Что? Да нет, глупенькая, рано тебе ещё умирать, — отозвалась Дёрпи и уселась напротив Дэш.

— Тогда где я? Что это за место, и что со мной? – продолжала расспрашивать Дэш.

Дерпи взяла сумку и положила её перед собой, после чего открыла и стала перебирать письма. Не глядя на собеседника она ответила:

— Ты? Ты в небольшом уголке своего сознания. Ох уж и трудно было тебя сюда затащить! Даже самой попасть сюда было не так сложно.

— Так мы в моём мозгу? – Спросила Дэш и с оживлением на лице встала на ноги.

— Именно! – Всё так же беззаботно ответила Дёрпи и взлетела в воздух перед Дэш, держа сумку копытами.

– Что ж, Дэши, ты очень хорошая пони, но давай, как посмотрим, — протянула Дёрпи, повесив сумку через плечо и опустивв неё копыто. Один её глаз «уплыл» в сторону, а другой пристально смотрел в сумку.

-Ну что ж, — Дёрпи достала из сумки горсть писем в конвертах и прочитала заголовки. – Ну что ж, в Клаудсдейле ты защищала Флатершай, вела себя достаточно прилично, потом закончила лётную академию, стала работать… Тааакс, хорошо, очень хорошо, хм, ты спасла много пони из лап смерти, ты герой! Так, а тут у нас что? А здесь? – Дёрпи говорила всё быстрее, и быстрее и вскоре её речь стало трудно разобрать. Пока она тараторила, она кидала письма с прочитанными заголовками в одно место. Совсем скоро их стало очень много. Конверты лежали друг, на друге создавая внушительную кучу.

— А теперь посмотрим остальное, — закончив, сказала Дёрпи и вытащила из сумки ещё одну точно такую же стопку писем.

– Тааак, Дэш, ты мучала стрекоз и бабочек, не хорошо! Хм, любила приврать в своё время, как плохо то! – Дерпи снова заговорила слишком быстро, и в итоге у неё в копытах не осталось ни одного письма.

Другую стопку писем Дёрпи тоже скинула в одну кучу, но она была значительно меньше предыдущей.

— Дёрпи, что это было? – Уже каким -то усталым, а не испуганным тоном спросила Рэинбоу.

— Это? Да так, пустяк — куча твоих, хороших поступков и кучка плохих. Я же сказала, что ты очень хорошая пони. Но есть одно но.

— Но? – переспросила Дэш.

— Видишь это? – С этими словами Дёрпи достала из сумки достаточно большую бандероль, завёрнутую в коричневую бумагу и перетянутую парой верёвочек. Мгновение спустя, Дёрпи, отпустила свёрток, и он упал в кучку к «плохим» письмам.

— Что это? – Спросила Дэш, немного напрягшись и рассматривая бандероль.

— О, это моя дорогая Дэши – гвоздь программы! Поэтому садись, и слушай внимательно. Это твоё, без-раз-ли-чи-е, как видишь, оно практически уравнивает кучки писем, хоть «хороших» и остаётся больше. Понимаешь ли, безразличие, это самая главная болезнь этого мира. К счастью, оно, было, практически полностью искореню, но, увы, до сих пор случаются вспышки. Как у тебя. Но не волнуйся! Такое может быть со всеми! Так вот, безразличие – самое страшное в этом мире. Это единственное, что может его сгубить.

— Но Дёрпи, я же не безразлична, я забочусь о своих друзьях х и близких! – Отчаялась Дэш.

— Однозначно заботишься! – Ответила Дёрпи и хихикнула. После этого она перевернулась вверх ногами и зависла в воздухе. Пустая сумка заболталась у неё на шее, а грива свесилась вниз.

– Но давай, как я тебе кое-что объясню. Понимаешь, ты являешься ходячим казусом. Ты одновременно и очень заботлива, и в то же время абсолютно безразлична. А всё дело в том, что ты безразлична к себе, и тем самым доставляешь много боли окружающим, сама того не желая! Вот тогда в лесу, тебе было просто плевать на себя, и как много горя это принесло твоим друзьям, хотя ты не желала им ничего плохого! Или как сейчас! Прыгнула, и не подумал о себе, а что будет в итоге? Плохо-то всем будет! Безразличие к миру, берёт истоки из безразличия к себе!

— Господи, Дёрпи… ты… права! Я всю жизнь наплевательски относилась к себе, не жалела себя, и в итоге это выливалось в беды для окружающих! Как я могла быть так слепа!?

— Вот именно! – Воскликнула Дёрпи.

Дэш закрыла лицо копытами. Как она могла не видеть столь очевидной вещи! Её наплевательское отношение к себе, это единственное, из-за чего произошла вся эта ужасная ситуация!

— Дэш, все мы совершаем ошибки, главное вовремя их исправлять! Ты сделала это, ты смогла! – Радостно сказала Дёрпи и обняла Дэш одной передней ногой за шею.

Голубая пегаска открыла глаза. Бандероль со штампом «безразличие» исчезла! Её просто не было, а на том месте, где она некогда лежала, была лишь горстка золы. У Дэш сразу же поднялось настроение, она вскочила на ноги и уставилась на Дёрпи. Та всё так же смотрела на неё беззаботным, косым взглядом.

— Дёрпи, что же мне теперь делать?

— Много чего, у тебя ещё вся жизнь впереди! Но для начала, глянь наверх.

Дэш подняла голову, но ничего там не увидела.

— Что там?

— Там тот, для кого ты однозначно не безразлична, тот, кто готов идти за тобой куда угодно. Твоё падение я-то смягчила, а вот его уже не смогу. С такой высоты, нет разницы, упасть в воду или на землю, сама понимаешь…

— Гордон! – Воскликнула Дэш.

— Да, именно так! Когда тебе нужна была помощь, он прибежал по первому зову, и он справился, теперь настала твоя очередь, — Дёрпи, опустилась на пол.

— Спасибо тебе большое, не знаю, что бы я без тебя делала! – Восторженно начала Дэш.

— Благодари не меня, а своих друзей. Ведь это они настоящие герои, а я всего лишь посредник, — всё это моя работа! – После этих слов Дёрпи рассмеялась.

— Но Дёрпи, всё равно, всё это просто невероятно! Можешь ли ты хоть немного приоткрыть передо мной завесу своей тайны? – Спросила Дэш с решительным взглядом.

— Хе, хе, Дэши, ты попала в стазис, созданный твоим мозгом, и лишь спроектированный мной. Больше я ничего не могу сказать, но не волнуйся, вскоре ты сама всё поймёшь. Ещё встретимся, и не раз. А пока, набери в лёгкие побольше воздуха и приготовься быть выше облаков, я тебя отпускаю!

— Поняла, Дёрпи! – Как никогда уверенно заявила Дэш и отдала косоглазой пегаске честь.

Дёрпи отсалютовала в ответ.

Пол задрожал, и твердь расступилась под ногами Рэинбоу, освободив её из темной завесы. Дэш упала в воду и сразу же вынырнула, глубоко вздохнув. Она начала трясти всеми конечностями и почувствовала странную вибрацию за спиной. Её крылья, они двигались!

Дэш залилась смехом и собрав все свои последние силы, вылетела из воды, как пробка из бутылки шампанского.

Пегаска расправила крылья и начала взмахивать ими, как никогда часто. Она взмывала всё выше и выше в хмурое небо. Но это было не так просто. Всё её перья были мокрыми, и лететь было очень сложно. Но Дэш не сдавалась, она упорно превозмогала трудности и всё быстрее летела ввысь.

Лицо Дэш наполнила уверенность, а в душе разливалась безудержная и необузданная радость.

Она увидела падающего Гордона и на всех парах устремилась к нему. Встретившись с ним, она обхватила его копытами и начала изо всех сил тянуть Гордона вверх.

— Дэш?! Ты летаешь? Как, что происходит!? – Кричал недоумевающий и в тоже время счастливый Гордон.

— Потом объясню, а теперь постарайся не дрыгаться, я вытащу тебя!

— Дэш, я тебя люблю! – Заявил Гордон, еле перекрикивая шум ветра и дождя.

— Я знаю! – Отозвалась Дэш с ехидной ухмылкой.

Но не всё было так хорошо. Вскоре Дэш почувствовала, что она не справиться одна. Крылья были слишком уставшими, отвыкшими летать. К тому же, они были очень мокрыми.

Парочка начала уходить вниз. Как бы Дэш не силилась, она не могла преодолеть силу тяготения.

— Мы падаем?! – Вопрошающе прикрикнул Гордон.

— В общем-то да, но… Но не упадём!

Дэш зажмурилась и стиснула зубы. Поклажа была тяжелой, ветер сильным, воздух холодным, а дождь каменным. Но кое-что было сильнее всех трудностей – железная воля и желание жить.

Рэинбоу начала выравниваться, превращая неуправляемое падение в контролируемый полёт. Земля становилась всё ближе, уже виднелись деревья, кусты, валуны.

Не в силах больше держать их обоих в воздухе, Пегаска пошла на сближение с ближайшей веткой, торчащей из лесного массива, и как можно аккуратнее приземлилась на неё, оказавшись сверху Гордона, прямо как пару дней назад, в тот жаркий день, в одном из многих загадочных эквестрийских лесов.

— Дэши… — Улыбаясь прошептал Гордон и приобнял кобылку за шею. Её мокрая и слипшаяся грива свисала вниз, щекотала парня по носу.

Жеребец хотел сказать что-то ещё, но Дэш остановила его, резко подавшись вперёд и припав к его губам своими. Двое на одинокой ветке высокого и массивного дерева слились в страстном поцелуе, забыв обо всём на свете.

Эпилог:

Дёрпи летела сквозь белые облака и голубое небо. За ней не отставал немного косой голубь, у которого одно крыло было меньше другого, отчего он заваливался на бок, но, несмотря на это уверенно продолжал лететь.

— Геральд, у меня для тебя поручение, ты должен написать письмо, — сказала Дёрпи и посмотрела на своего спутника.

Голубь впорхнул к Дёрпи на спину и достал из её сумки перо с бумагой. Он обхватил перо крылом и звонко чирикнул, подтверждая свою готовность писать.

— Готов? Тогда пиши: Дорогая принцесса Селестия, могу с уверенностью сказать, что я справилась с заданием на все сто процентов. Это было трудно, но интересно. Отныне в мире стало немного меньше безразличия и безответственности. Это как раз то, что заставляет жить дальше, это надежда и вера в светлое будущее. А я возвращаюсь домой, ждите меня. Ваша верная подданная, — Дёрпи Хувс.

Голубь поставил точку и, засунув письмо в маленькую круглую сумку на своём боку, устремился вперёд, оставив хозяйку позади.

Путь Дёрпи предстоял быть долгим, но у неё было много времени, а в сумке лежало несколько маффинов, которые должны были помочь пегаске скрасить длинное путешествие до дома, но это уже совсем другая история…