S03E05
Глава двадцать седьмая: ...общие цели.

Глава двадцать восьмая: Навстречу морю

* — Эквестрия не Земля. Я подумал, что полностью копировать Землю нет смысла, а потому что-то будет отличаться. Так например классификация кораблей. В данном случае корабль Эгиль был назван в честь грифона, который и спроектировал его. Сей корабль очень похож на португальскую каравеллу.
Слоу мо** — это специальный прием замедления времени, который используется в кино.

Меня разбудил стук в дверь, вырывая из мира грёз. Открыв глаза, я уставился прямо на окно, откуда уже лились лучи утреннего солнца. Тишина, если не считать стука в дверь. Ещё один плюс в копилку Эквестрии. Здесь нет машин, а значит нет утреннего шума, издаваемых ими. Замечательно. Было в разу замечательнее, если бы этот «кто-то» не постучал в дверь.

Я был недоволен. В некоторой степени. Дело в том, что мне впервые, за время моего пребывания в Эквестрии, приснился хороший сон. Я бы даже сказал замечательный. Разве может быть что-то лучше, чем сон, в котором ты живёшь в достатке, у тебя роскошный дом с огородом и сельским хозяйством, а рядом с тобой та, кто любит тебя всем сердцем. Та, кто души в тебе не чает. Сон, в котором я жил счастливо и мне больше ничего не нужно было. И хоть меня разбудили, но я по-прежнему помню теплую улыбку, с которой на меня смотрела моя любимая.

Если же посмотреть на «будильник» в дверь сквозь пальцы, то настроение мое было как-никогда лучше. Никогда бы не подумал, что мне приснится сон, в котором я счастлив. Сон, в котором у меня есть любимая девушка. Эх… если посмотреть на эту картину с реальной стороны, то становится как-то тоскливо и одиноко. У меня нету той, с кем я бы хотел разделить жизнь. Как там говорится: в горе и счастье?

Надо будет найти себе девушку, когда вернусь на Землю. Конечно если смелости хватит.

С приподнятым настроением я подскочил, забежал в ванную и быстро умылся. Через полминуты, напялив на себя одежду с кучей карманов, я выскочил в коридор, где чуть-ли не столкнулся со Спайком. Рядом с ним, чуть правее от меня, стояла Радуга. Она старалась рассматривать «красивый» дизайн стен, делая вид будто меня не существует. Впрочем я был того же… мнения? Мировоззрения? В общем был солидарен.

— Я готов! Можем отправляться! — радостно произнёс я. Ух, энергия так и прёт! Хочется вот так взять и всех обнять. Это же так здорово и классно! Не понимаю, почему раньше так сторонился обнимашек.
— Чего-то ты сегодня больно энергичный, — недовольно произнесла Радуга, проходя рядом.
— Хватит нудить! У меня прекрасное настроение! Перестань быть занудой!

В этот радостный день даже Радуга не испортит мне «крышесносное» настроение. Именно поэтому, весь на радостях и позитивном настроение, я чуть присел, вытянул правую руку в сторону и притянул к себе голубую пегаску, прижав к себе одной рукой.

Спайк посмотрел на нас ТАК, словно увидел что-то невозможное. Чего-то такое, чего быть просто не может. Ещё бы. Где это видано, чтобы АНДРЕЙ обнял РАДУГУ, которая хоть и любит обнимать подруг, но к человеку это не имеет никакого отношения.

Пегаска остолбенела и некоторое время, которое для нее растянулось на вечность, а для нас со Спайком на несколько секунд, просто уставилась в одну точку в пространстве. Такое чувство, будто душа и разум одновременно покинули ее тело, оставив пустую оболочку, которая только и может, что смотреть вперёд.

Обнимашки продолжались несколько секунд, пока в коридоре не показалось пара пони. Они с удивлением посмотрели на нас. Это привело пегаску в чувства, отчего она медленно повернула ко мне голову. Вся красная от смущения и стыда она вдруг часто задышала и с нескрываемой яростью посмотрела мне точно в глаза.

— Ой-ёй, — испугался Спайк и убежал, оставив нас наедине.

Через пару секунд, кажись, вся гостиница услышала смачный шлепок.

*****

Щека болела, а настроение безвозвратно испорчено. Моя новая красная татуировка, в виде отпечатка копыта, красовалась на правой части лица. Плюс ко всему, похоже, у меня был разбит нос. Одним лещом эта стерва не ограничилась и несколько раз долбануло копытом прямо в нос. Теперь я с ватками в ноздрях, которые были почти все красные, кроме кончиков, шел с пони к порту. Радуга, которая держалась от меня дальше всех, старалась вообще не смотреть в мою сторону и постоянно держала голову повернутой в сторону. Выглядело это так, словно от меня разило говном за километр, и она была готова сорваться и улететь от меня как можно дальше.

Когда мы нагнали остальных пони у выхода из гостиницы, то они сразу поняли, что между нами опять что-то произошло. Я с разбитым носом, а Радуга красная до самых ушей. Вопросов задавать не нужно было ибо и так все было понятно. Единственное, что они сделали, так это одновременно вздохнули. Мне оказали первую помощь в виде ваток в ноздрях и какой-то целебной мази из сумок Флаттершай, а голубую пегаску наградили ТАКИМ взглядом, который будто бы говорил, что стоит нам вернуться из путешествия, так ее будет ждать ОЧЕНЬ серьезный разговор.

И вот мы были в порту. Долго искать капитана не пришлось. Достаточно было вчерашнего описания корабля капитана. Его то Твайлайт нашла ещё вчера, но самого капитана не застала. Сегодня же удача была на нашей стороне и прямо сейчас Твайлайт договаривалась с капитаном о переправе через океан. И хоть разговор меня не интересовал, но я решил рассмотреть сам корабль.

Двухмачтовое парусное судно. Длиною где-то… ну… если навскидку, то сказал бы где-то… чёрт. Вот голова бестолковая. Даже примерную длину назвать не могу. Мои познания в кораблях ограничиваются лишь фильмами «Пираты карибского моря». Потому я бы сказал, что корабль был некой золотой серединой, между Черной Жемчужиной и шлюпкой, на которой плыл Джек Воробей… извините, капитан Джек Воробей, в конце третьей части. Ага, та самая, которая мелкая. Ну а чё? Вид корабля бедный и на этом кончаются сходства. На палубе от силы поместилось бы не больше сорока пони. Это в том случае, если их всех собрать одновременно.

Как описать глупого человека? Это тот, который не знает ответ на вопрос? Этот тот, который не знает, что делать? Не знаю, но прямо сейчас я именно так о себе и подумал. Ну а как ещё можно описать человека, до которого только сейчас дошло, что ему придётся перебраться в другую страну по морю. МОРЮ! ВПЛАВЬ! Я упоминал, что боюсь воды как огня?

Это произошло где-то лет девять, восемь или семь лет назад. Лето, на курорте самое время чтобы купаться. Вот и мы с семьёй пошли купаться. К нам тогда ещё приехали родственники. Ну и пошли все на море. И там я чуть не утонул. Хоть на мне и были надувные наплечники, но они не… в тот момент мне казалось, что они нифига не помогают мне. Как оно было то… купался, кидал надувной мяч сестре. Так и играли. И вот Юля кинула мяч так сильно, не рассчитала силы, что он перелетел меня и прямо в воду. Ну я полез за ним. Добрался до него еле-еле. Уже носочками с трудом касался дна. И в какой-то момент я потерял опору под ногами. Камней под ногами больше не ощущал. После этого меня охватила паника и я стал барахтаться. Ох, сколько воды тогда наглотался, а она ведь морская, солёная. Спасибо обычным отдыхающим, которые спасли меня тогда. В тот момент мне уже стало казаться, что я утону.

После того случая я на дух не переношу воду. В смысле моря, океаны, реки, водоёмы и озера. Те места, где можно утонуть. Всегда купаюсь у берега и только там, где могу ощущать дно. А теперь… почему я только сейчас осознал, что нам придётся плыть?!

— Мы чё, поплывём что-ли? — я посмотрел на остальных пони, пока Твайлайт беседовала с капитаном в стороне.
— Конечно. Мы же все уже обговорили, — ответила Эпплджек.
— Что-то случилось? — поинтересовалась у меня Флаттершай, встав рядом со мной.
— Я… ээ…

И что мне им сказать? Что я боюсь плавать? Но это же абсурд! Об этом надо было заявлять ещё когда мы были в Понивилле. Сейчас уже нет смысла. Нет, смысл конечно есть, но слишком поздно. Они и так много делают для меня, а теперь ещё просить их, чтобы они придумали другой вариант?

— Нет. Вовсе нет. Я… я… просто... — тут мой взгляд вновь выловил «посудину», на которой мы будем плыть. Подсказка сама всплыла в моем сознании. — но мы что, поплывём на этой развалюхе?

«Ладно. Попробую перетерпеть. Как там говорится? Посмотреть в глаза своему страху?»

Будь другой выход я бы сразу передумал и не поплыл бы с ними. Не хочу. Боюсь. Мне СТРАШНО! А что если с нами что-то случится? Ураган? Корабль перевернётся и все, пиши пропало. Я ВЕДЬ НЕ УМЕЮ ПЛАВАТЬ!

Но прямо сейчас мне было стыдно. Я не мог попросить их поменять планы. Да и страх потерять себя как личность все ещё был силён. Нельзя отступать. Только не сейчас.

— Кстати по этому поводу. Мы что, и правда поплывём на этой, как бы мягче сказать… — Рарити попыталась подобрать мягкое слово, но у нее вышло.
— Похоже на то. Это двухмачтовое судно Эгиль*. Такие корабли, в основном, используются для торговли. Перевоз имущества и прочее. Однако по состоянию этого корабля я бы сказала, что он пережил многое и его светлые деньки уже давно прошли. Но я вполне уверена, что корабль сможет нас перевести. Конечно, если команда должным образом следила за ним.

Пять пар выпученных глаз уставились на оранжевую пони. Исключением были Твайлайт и Пинки. Первая была полностью сосредоточена на беседе с капитаном, а Пинки считала облака. Никто не ожидал таких познаний от ковбойши. Она же фермер. Ладно ещё Твайлайт, она яйцеголовая, но чтобы Эпплджек… удивлению не было предела.

— Чего? — спросила Эпплджек, когда увидела наши взгляды.
— Откуда тебе столько известно о кораблях? — поинтересовалась Радуга. Думаю сейчас у всех в голове был тот же вопрос.
— Продукция Эпплов пользуется спросом не только в Эквестрии. Это так, на случай, если вы не знали. Бывало я плавала по бизнес делам нашей семьи и не раз. Последний был где-то год назад. А потому мне известно кое-что о кораблях. И не только…

Тут она подошла к беседующим Твайлайт и капитану, у которых, похоже, не получалось договориться. Земная пони выглянула из-за спины Твайлайт и помахала капитану.

— Здаров, Декстер. Гляжу ты стал капитаном!

Мы вновь прифигели. Теперь уже и Твайлайт тоже. А Пинки… ну это Пинки, что с нее взять. Капитан обратил внимание на Эпплджек, и его глаза округлились.

— Мисс Эпплджек. Какая неожиданная встреча, — улыбнулся тот.
— Вы знакомы? — спросила Твайлайт.
— Ага. Моя семья пару раз, по крайней мере на моей памяти, пользовалась услугами этих ребят. Правда тогда у них ещё был другой капитан. А Декстер был старпомом.
— Да. За те несколько плаваний мы успели сдружиться, — ещё шире улыбнулся Декстер.
— Не подлизывайся. Я то тебя знаю. Готов с любого пассажира сгрести как можно больше денег, — ухмылка украсила лицо Эпплджек. Капитан сначала удивился её словам, а потом постарался принять более обиженный и даже оскорблённый вид.
— Мисс Эпплджек. Вы меня обижаете.
— Если я тебя не буду держать в узде, то кто? Капитана ведь уже нет. Того погляжу, похоже, после его ухода судно ваше совсем обеднело, — высказала свои мысли ковбойша.
— Орлёнок ещё не раз вас удивит.
— Боюсь всем, чем он мог меня удивить, было ещё во времена капитана Рэда. Кстати, что с ним случилось?

Декстер уже не пытался переубедить ковбойку и просто опустил взгляд на копыта, пока она не спросила его о бывшем капитане.

— О, не переживайте на этот счёт. Он жив и здоров. Разве что сказал «староват я стал для такого».

Эпплджек кивнула и вновь оглядела судно. Я же всё ещё думал над её словами. Она меня удивила. Что я вообще о ней знаю? Что она следит за своей фермой и каждый год часть урожая продают в Понивилле, чтобы были средства на жизнь. Так я думал то сей момента. Теперь же у меня появилось ещё больше пищи для размышлений. И кстати парочка вопрос в моём списке всё же нашли свои ответы.

Один из этих вопрос: куда пропадает часть урожая Эпплов? Сколько раз был у них на ферме, но ни разу не обходил его полностью. Эпплджек отмахнулась лишь тем, что их ферма очень большая. Потому я немного заинтересовался. При помощи моих логических мышлений и головной боли, я пришёл к выводу, что даже с продажей продовольствия в Понивилле у Эпплов всё равно оставалось бы куча продуктов, которые могли пропасть прежде, чем их съедят. Теперь же ответ был найден. Продукты семьи Эппл имели спрос даже в других странах. Вот куда пропадают излишки.

Отсюда следует и следующий ответ на вопрос: откуда у семьи Эпплов такие большие сбережения. В чём суть. За те две недели, которые я провёл у Твайлайт, моя помощь Эпплджек была довольно частой. В основном это были работы с ремонтом и так далее. Мелочи, но каждый раз материалы были… я бы сказал «прямиком со завода». Всегда самое лучшее. От того мне невольно заползла мысль: а откуда они берут на это средства? Что же, ещё один ответ был только что дан. От продажи.

Кстати благодаря сбережениям Твайлайт и Эпплджек это путешествия стало для нас возможным.

— Тогда может у тебя получиться лучше? Твой знакомый отказывается предоставить свои услуги, — попросила Твайлайт, отойдя в сторону.

Ковбойша слегка удивилась и взглянула на капитана. Тот вновь натянул улыбку на лицо. Секунда, две, а затем земнопони усмехнулась.

— Капитан Декстер. Вы сможете переправить меня и моих друзей в Эрию?
— Ну разумеется. Шесть тысяч битс, — шире улыбнулся тот. Кажись его улыбка стала ещё жаднее.
— Шесть тысяч? — возмущенно отреагировала ковбойша. — А для меня скидка? Как постоянному клиенту? А ещё со мной сама ученица принцессы Селестии.
— О! Раз на то дело пошло, тогда восемь тысяч, — я удивился с Декстера. Куда ему ещё улыбаться? У него лицо что, резиновое?
— Ага. Значит по-хорошему не хотим? — нахмурившись спросила Эпплджек. Декстер сглотнут. — Ну ладно. В таком случае две тысячи и не больше.

Как мне реагировать я не знал. В бизнес делах я был полным профаном. Наверняка это дело было не из лёгких, но… разве Эпплджек поступает неправильно? Этот урод вряд-ли снизит цену. Зачем тогда она настолько скинула сумму? У них же наверняка есть эти восемь тысяч. Тогда для чего этот спектакль? Зачем она его устраивает?

— Боюсь, мисс Эпплджек, вы забыли, что я тут капитан. Восемь тысяч. Не меньше, — на этот раз Декстер ответил серьёзно.
— Знаешь на что я обратила внимание, Декстер? Во-первых: твой корабль выглядит просто ужасно. Не ровен час, как он может развалиться полностью. Я буду сильно удивлена, если киль корабля ещё целый. Потому тебе нужны любые средства, чтобы вернуть Орлёнку былую красоту. Во-вторых: твоя проблема в том, что ты не можешь посмотреть на эту проблему ясно. Мы тут уже сколько… полчаса? За это время я увидела всего несколько пони из твоей команды. Куда делись остальные? Сбежали? Бросили такого неудачного капитана, как ты? Возможно даже они были умнее, чем ты, раз не можешь разглядеть суть проблемы твоего корабля. Ну и в третьих: как итог из всего, что я сказала…
— Эй, Эпплджек. А не слишком ли строго? — прошептала на ухо ей Твайлайт.
— Иначе не как Твайлайт. Он должен увидеть свою ошибку. Просто доверься мне, — ответила ковбойша шепотом, а затем посмотрела на капитана. — Как я уже сказала ранее… если брать во внимание состояние судна, а также малочисленный состав экипажа, то я не рискну жизнями своих подруг. Платить восемь тысяч за то, чтобы ты угробил нас ещё до Эрии?

«Ась? Она думает, что в Эрии нас ждут большие проблемы?»

Слова Эпплджек не ушли от меня и плотно засели у меня в голове. А что если и правда что-то случится там? Надо будет подумать об это на досуге.

— Э… я… — Декстер запнулся и в панике осмотрелся по сторонам. Неужели слова Эпплджек так сильно повлияли на него?
— Посмотри, до чего ты довёл свой корабль. На таком судне плавать… нет… две тысячи. Не больше, — закончила Эпплджек. Мне показалось, что у капитана началась война. Принять слова пони или нет. Единственное, что он сделал, так это осмелился взглянуть в глаза Эпплджек и придать своему взгляду как можно больше решительности.
— Я здесь капитан, а потому я устанавливаю цену. Восемь тысяч битс, — ответил он, стараясь показаться решительным и смелым.
— В таком случае мне не о чем с тобой разговаривать. Мне жаль, что ты настолько скатился. В этом порту полно капитанов, которые будут не против нас отвести, а ты можешь продолжать в своем духе и уже совсем скоро у тебя не останется ничего. Ни команды, ни корабля.

С этими словами Эпплджек развернулась и пошла прочь, плечом чуть подталкивая Твайлайт, не обращая внимания на её протесты. Неужели всё, конец? Путешествие закончилось даже не успев начаться? Быть может Эпплджек права и тут полно капитанов, которые будут не против предоставить свои услуги. Хотелось бы в это верить, а то как-то обидно становится на душе. Впервые в жизни я собрался с духом и был готов что-то изменить в своей жизни. Взять судьбу в свои руки. А теперь всё вот так закончиться? Мне этого совершенно не хотелось.

Мы уже ушли метров на десять, как капитан окликнул нас, а затем догнал, встав перед ковбойшей. Она вновь посмотрела на Декстера, но уже мягче, чем во время прошлого разговора.

— Ладно. Хорошо. Уговорили. Шесть тысяч.
— Две тысячи. Не больше, — отрезала Эпплджек.
— Две тысячи?! Да вы же меня разорите, — пожаловался тот. Эпплджек улыбнулась. Чего это она?
— Узнаю старого доброго Декстера. Две тысячи.
— Ладно. Четыре, — попросил он.
— Полторы, — внезапно произнесла Эпплджек. От такого у капитана аж челюсть отвисла.
— Ладно-ладно! Уговорила, — сдался капитан. Затем он показал копытом в сторону корабля. — Добро пожаловать на Орлёнок, мисс Эпплджек, — недовольно произнёс он.

Я, разинув рот, смотрел на Эпплджек и не мог и слова вымолвить. Такой её я еще не видел. Она просто поставила на место этого выскочку, который решил набить цену. Не знаю почему, но сей образ «торговки» не уживался с образом обычной фермерши. Боже, вот это сильная баб… кобылка. Я прямо зауважал её.

Я догнал остальных и стал идти рядом с ковбойшей.

— Ты где такому научилась? — спросил я у неё. — Ты просто поставила его на место.
— Тут нет ничего особенного. Просто я не раз плавала с ним и его командой, и знаю из какого теста он слеплен. В некоторой степени он похож на меня. Я дорожу фермой, а он кораблём. Он знает, что ему нужны средства, чтобы поддерживать корабль в должном состоянии. Зная повадки Декстера, мне было несложно снизить цену.
— А насчёт других капитанов? Они правда согласились бы нас перевезти? — Эпплджек ответила мне улыбкой, а затем добавила.
— Ну… скажем так… они согласились бы предоставить свои услуги, но только после того, как ситуация с грифонами улучшится.
— Ты блефовала? — удивился я.
— Немного.

*****

И так. Путешествие началось. С одной стороны это здорово: покинуть родные земли и повидать мир. Это привлекает, но с другой стороны тебя ждёт неизвестность, а она пугает. Что ждёт меня впереди? Неужели слова Эпплджек были не беспочвенны и в Эрии нас может ждать опасность? Я очень надеялся, что нет. Мы же с миром плывём. Хоть бы принцесса Лене была добра к нам и позволила воспользоваться их библиотекой.

Второй день плавания. Я вообще не помню, что вчера произошло после того, как мы поднялись на борт. Даже счёт времени потерял. Заперся в каюте, нашлось несколько на этом маленьком судне, и просидел там оставшуюся часть суток. Я боялся подняться на палубу и увидеть… сплошную водную гладь без единого участка суши. ЭТО ЖЕ УЖАС! Мне казалось, что стоит взглянуть на это «чудовище» всего одним глазком, как меня удар хватит и я упаду без чувств. Вот ей богу.

Но в остальном всё прошло довольно спокойно, если не брать во внимание раздражающее покачивание судна по волнам. Сначала это было немного убаюкивающе, а потом стало раздражать. Ещё бы, делать мне было нечего, а тут такое… в общем вспоминать не охота. Да и вспоминать особо то и нечего. Как и сказал выше каюту я не покидал. Пару раз ко мне заходили Твайлайт и Эпплджек, но не более. В остальном всё было скучно.

Сегодня же я наконец осмелился подняться на палубу. Тут было довольно спокойно. Никто не бегал туда-сюда. Даже постоянных приказов не было слышно. Экипаж занимался своим делом. Кто-то закреплял тросы, кто-то просто ходил по палубе. Кто-то отдыхал. Похоже делать было нечего. Покачивания были слабыми и почти незаметными, а потому можно предположить, что на море был штиль. Паруса хоть и были все раскрыты, но наверно пользы от них было немного. По крайней мере за то время, что я осматривался, не было ни единого дуновения ветра. Хорошо это или плохо для нас — решать не мне.

— Смотрите-ка кто вылез из каюты!

Голос послышался откуда сзади сверху. Я повернулся и увидел Эпплджек, стоящую у лееров на полуюте. Пробежав ещё глазами, я больше не увидел знакомых мне пони. Ну раз тут только она, то подняться к ней было для меня единственным решением.

— Ага. Доброе утро, — произнёс я, зевнув, и подошёл к ковбойке.
— Утро? Ты что, спал все время? — удивилась она.
— Не совсем. А что такое?
— Уже дело к вечеру близится.
— Да ну! Хочешь сказать мы уже почти два дня в пути?
— Да ты похоже потерял счёт времени. Но да, почти два дня в пути. Завтра утром, если говорить точнее.

Я вновь осмотрелся. Сплошная водная гладь, которому конца и края не было видно, пугала меня. Мне оставалось лишь надеяться, что мы уже скоро доберёмся до Эрии и все будет в порядке и без происшествий.

— Эй, Эпплджек! А что это за животное рядом с тобой?

Словно утюгом по голове обогрели. Что он сказал? Животное? Это такого обо мне мнения пони, когда видят меня впервые? Неужто этот капитан не заметил меня ещё вчера? Или он был полностью поглощен торговлей с Эпплджек? В таком случае у него проблемы со зрением, ну или он просто не внимательный. Однако не это меня сейчас волновало. Его слова обидели меня. Животное!? Это как вообще понимать? Я им не животное, а человек. Самый настоящий разумный человек. Да как он посмел обозвать меня животным!?

— Он не животное, а такое же разумное существо, как и мы. И зовут его Андрей. Поэтому не смей его так называть, — вступилась Эпплджек.

Если бы не она, то я ему уже все зубы пересчитал бы. Спасибо Эпплджек, она спасла этого пони. Теперь оставалось утихомирить талисман, который, похоже, вновь начал светиться. Я этого не видел, но прекрасно почувствовал, как в районе груди стало тепло.

— Оп. Пардон, не знал, — извинился тот и встал у штурвала, сменив матроса.

Тепло пропало также неожиданно, как и появилось. Сразу же полегчало и я смог облегчённо выдохнуть.

— Так где все остальные? А то что-то не вижу никого, — сменил тему я, не желая продолжать разговор о капитане.
— Рейнбоу где-то наверху, — она подняла голову. Я последовал ее примеру. — Осматривается.
— В гнезде что-ли?
— Ну да. Твайлайт пошла изучать корабль… где-то с сегодняшнего утра. Похоже ещё не закончила. Флаттершай, вроде, смотрит за рыбами через иллюминатор на нижней палубе. Он как раз под ватерлинией. В общем наслаждается открытым ей подводным миром. Пинки Пай… — тут Эпплджек осмотрелась по сторонам и заметила, как розоволосая кудрявая пони качается на одном из тросе. — думаю объяснять не нужно. И так понятно. Ну а у Рарити, на всеобщее наше удивление, появилась морская болезнь. Поэтому она, как и ты, не покидает каюты. Смотреть не может на воду.

Ого. Чтобы Рарити и морская болезнь? Я то думал, что это у меня обнаружится такая фигня, но чтобы у нашего модельера? Мда, вот так неожиданный сюрприз. Наверное ей сейчас совсем не хорошо и так будет до конца нашего плавания. Я не спец, но разве эта болезнь не должна исчезнуть, когда мы наконец сойдём на берег? Надеюсь, что так оно и есть.

— Неожиданно, — немногословно ответил я.
— Это да. В остальном же все тихо и спокойно. Погода спокойная, штиль. Конечно корабль из-за отсутствия ветра почти не плывёт. Медленно очень. Рейнбоу уже пыталась использовать свои крылья для создания ветра, но быстро выдохлась, поэтому пока что плывём спокойно. Использовать весла нет смысла, ибо экипажа недостаточно.
— То-то я смотрю они без дела, — я вновь огляделся.
— Может сейчас и не заняты, но они прошли самые страшные бури и штормы, на которые только способны представить ваши воображения, — раздался голос капитана откуда-то сзади. Похоже он решил лично постоять у штурвала.
— Ну не то чтобы самые страшные, но я с тобой соглашусь. Этот корабль и его экипаж пережил многое, — кивнула Эпплджек. Она была серьезна, как никогда. По голосу понял.
— Да? — спросил я у нее.
— Ну да. Те, кого ты видишь сейчас, прошли через многое. Они закалены. Кого-то спасти не удалось в шторме. Я помню их. И если они, выжившие, не бросили этого идиота, значит они либо такие же идиоты, как и капитан, либо же верны и преданы ему.
— Преданы? Ему? — удивился я, косо взглянув на Декстера.
— Первое впечатление хоть и важно, но не всегда показывает пони полностью как личность. Ты видел лишь одну его сторону. Сколько его помню, но он всегда пытался стрясти как можно больше денег с пассажиров. Таков уж он и тут ничего не поделаешь. Помимо этого он был одним из лучших пони, которых я когда либо встречала. Сначала я тоже относилась к нему с некой опаской, наверно. Но как-то раз нам не посчастливилось и мы угодили в небольшой шторм. Капитан тогда заболел и не мог отдавать приказы и управлять кораблём. Тогда его роль взял Декстер и… это словами не передать. Он предстал передо мной совершенно другим пони. Хладнокровное мышление помогало ему быстро принимать правильные решения и вовремя отдавать приказы. Когда дело принимало серьезный оборот, то и сам Декстер меняется кардинально. Благодаря нему в тот раз мы избежали потерь среди пони. Этим он меня поразил.

Эпплджек оглянулась на Декстера. Тот в этот момент смотрел прямо на небо. Только мне одному показалось, что у него что-то защемило в шее и он не может опустить голову.

— Всего четыре раза я плавала в кампании этих пони. Тот шторм случился в мое первое путешествие. За последующие три путешествия лишь одно из них было спокойным. И во всех трёх штормах Декстер проявлял себя… — Эпплджек вздохнула и отвернулась, вновь смотря на горизонт. — мда. Но нельзя спасти всех пони. И Декстер не смог, но с кем не бывает. Команда прониклась к нему уважением, а потому когда капитан ушел, то наверняка весь экипаж выдвинул лишь одну кандидатуру. Чтож… вполне заслуженно.

Я вновь глянул на Декстера. Его голова уже приняла нормальное положение. Его глаза поймали мой взгляд и он обратил на меня внимание.

— Что?

Я в ответ быстро помотал головой, испугавшись тому, как резко он произнес это слово, и вновь вернулся к разговору, повернув голову обратно к Эпплджек.

— Как-то сложно поверить во все это.
— Знаю. Я же очень надеюсь, что тебе не придется увидеть эту его сторону. В хорошем смысле.
— Ааа. Понял, — ответил я через несколько секунд, когда до меня дошло, что она имела ввиду шторм. Ну да, как-то я не горел желанием сегодня помирать. Да и вообще в принципе не хотел.
— Ну пока погода спокойная. Ни облачка, — послышался голос капитана сзади.

Следующие полчаса мы молчали. Все это время я смотрел на горизонт и вновь задумался. Вспомнил родителей. Как они там вообще? Нормально? А Юля? Если вспоминать слова, которые нам говорили на базе, то здесь время идёт иначе, чем на земле. Сколько там прошло уже? Может уже весна наступила? А может целый год минул? Не соскучились ли родители? Не было ещё ни разу, чтобы я так долго не слышал голос родителей. Как-то… тоскливо становится. Скучаю по ним.

Затем я решил пройтись по кораблю и посмотреть кто чем занят. На Радугу мне смотреть не хотелось, а потому пошел искать остальных. Рарити отказалась открыть мне дверь, мотивируя это тем, что мне нельзя смотреть на то, какая она страшная сейчас. Ну… что с нее взять. Это же Рарити.

Пинки, на мое огромное удивление, не носилась по всему кораблю, стараясь разведать все вокруг. Нет. Она была в своей каюте и… читала? Она умеет читать!? Никог… ааа, это книга по кулинарии. Я уже было испугался, что у нас стало на одну яйцеголовую пони больше. Если это кулинарная книга, то так можно. Она же занимается этим, верно? Чет я уже забыл.

Спустя ещё полчаса я спустился на нижнюю палубу и осмотрелся. Тут, похоже, был некий погреб. Бочки. И их тут не мало. Ими была усеяна вся нижняя палуба, что прямо не было места, где пройти. Содержимое их было для меня загадкой, но почему бы не напрячь свое воображение? Та-ак… наверняка в них вода, а ещё еда. Ещё…

«Больше меня не хватает».

Так бы я ничего и не увидел, если бы на дальнем конце погреба, где-то ближе к носу корабля, был источник света, который скрывался за бочками. Я пошел туда. Обходить эти «манекены», стоящие столбом, было тем ещё заданием. Постоянно бился о них мизинцем. Египетская сила? Убиться же можно.

Наконец лабиринт бочек остался у меня позади и я вышел на свет. Жёлтая пегаска сидела у иллюминатора и осматривала подводный мир. В копыте она удерживала некий кристалл, которые излучал свет. Похоже он служил ей фонариком. Кстати он бы мне сейчас не помешал. Не хотелось бы мне возвращаться через препятствие, которое носит пугающее имя «бочки».

Рядом с пегаской, с судовой лампой под боком, устроилась Твайлайт, читая книгу. Естественно. Что ей ещё делать, кроме как читать книгу, информацию которой, я был уверен, она знает наизусть. Но ведь надо же её перечитать и освежить память? Разумеется.

«Порой это в Твайлайт меня раздражает».

— Не ушибся? — спросила Твайлайт, не отрываясь от чтения.
— Как ты узнала, что это я?
— По твоим недовольным возгласам, которые доносились каждый раз, когда ты натыкался на очередную бочку? — улыбнулась она, продолжая читать.

«Бе-бе-бе! Строит из себя заумную пони. Эти бочки, как бы, больно по пальцам бьют. То есть я бился больно… не суть».

— Понаставили их столько, что пройти невозможно, — ответил я, вновь оглянувшись.
— Ну они ведь не просто так стоят. В них хранится пресная вода. Тут, я погляжу, с запасом. Уверена, что тут есть и уже пустые, а есть наверно и такие, в которых есть не только вода.
— Не только вода? Еда? — чет я проголодался, а потому ляпнул первое, что пришло в голову. Ей богу, есть хочу.
— Нет. Я имею в виду что-нибудь крепкое.
— Крепкое?

Сначала я не понял о чем она. Крепкое? Мне в голову пришла лишь бочка, которую положили в другую бочку, а ту в ещё одну, а ту в другую… и так до тех пор, пока она не станет таких размеров, какой мы видели ее сейчас. Некая разновидность матрешки так сказать.

Затем мне пришли на ум инструменты или другие какие материалы, которые могли храниться в бочках. Дерево для починки корабля? Ткань для парусов? А может такая штука, название которой я не знаю? Возможно.

И всё-таки я понял, что имела ввиду Твайлайт. Водка, вино, пиво и все в таком духе. Только дурак не догадался бы ср… так! Я этого не говорил!

— А разве не пираты должны это пить? — спросил я у Твайлайт. Она вздохнула так тяжело, словно я ее достал уже своими глупыми вопросами.
— Необязательно, Андрей. Они могут перевозить их для торговли или обмена, — единорожка закрыла книгу и посмотрела на меня. Пару секунд она не сводила с меня взгляда, отчего мне показалось, что она пыталась что-то разглядеть во мне. Затем она улыбнулась. — Знаешь. Порой твой маленький объем знаний меня удивляет…

Маленький объем? МАЛЕНЬКИЙ? Она что, вообще… я… что? Ничего он у меня не маленький! Я знаю законы Ньютона, я знаю правила русского. Члены предложения и прочую муть, в подробности которых я не хочу вдаваться. Ладно, вышеперечисленное было притянуто за уши. Физику плохо знаю, а русский… боже спаси. Зато я знаю, как происходит круговорот воды в природе. Знаю сезоны года. Я много чего знаю, очень много.

— Я знаю таблицу умножения! Один на один — один. Один на два — два. Дважды один — два. Дважды два — четыре. Дважды три будет… — начал было я пересказывать таблицу умножения, но единорожка меня перебила.
— Нет-нет! Я не о том. Школьную программу и я знаю на отлично. Я говорю, что… скажи, ты когда-нибудь интересовался окружающим тебя миром кроме тех дней, когда ты учился в школе?

«Нет!»

— Да.
— Я тоже, но вся эта мотивация была связана с принцессой Селестией.
— С принцессой? Как это?
— Помнишь я тебе уже рассказывала, как стала ученицей принцессы?

Я поднял взгляд к потолку и принялся рыться в памяти. Лес, побег от волка, зебра, Твайлайт и мантикора, полеты в тронном зале, ревнивый страж, разговоры в поезде, знакомст… а, ну да, что-то было такое. Она рассказывала и про то, как вылупила Спайка из яйца.

— Было дело.
— До того дня, как я воочию увидела, как принцесса поднимает солнце, я никогда и не хотела всё знать. Мне хотелось играть в куклы, проводить время с Каденс. Мне хотелось быть обычный кобылкой, которая радуется прелестям жизни. В те дни учеба никогда не была у меня на первом месте. Да и вряд-ли я нашла бы его в начале списка.
— Ты серьезно? — не поверил я в откровение Твайлайт. Я то думал, что она всегда хотела быть яйцеголовой.
— Да. Я и в то время училась замечательно, но когда воочию увидела, как принцесса поднимала солнце… у меня зародилась мечта, которая стала мотивировать меня всю оставшуюся жизнь.
— Что за мечта?
— У тебя есть мечта, Твайлайт?

Я и единорожка взглянули на Флаттершай, которая наконец отлипла от иллюминатора и смотрела на нас. Я уже почти забыл, что она была тут с нами. Слишком увлекся разговором с Твайлайт, который продолжался у нас уже битый ча… стоп, только минуту!? Похоже я потерял счёт времени, опять.

— Да, есть, — ответила Твайлайт и подняла голову к потолку. Я решил узнать, на что она смотрит, но ничего, кроме потолка не увидел. Что она пыталась там увидеть? — Что если наступит такой день, когда я сама буду способна поднять солнце?

Солнце? Так это она смотрела сквозь потолок на солнце? Теперь ясн… стоп, что? Поднять солнце? Чего-то у меня немного голова закружилась. Опять! Почему, когда дело касается сложной магии, то у меня начинает кружиться голова? А ещё болеть. Я до сих пор не понимаю, как это удается Селестии, хоть она и приходится всемогущим аликорном. Теперь же поднять солнце хочет Твайлайт? Как-то не хочется мне опускать ее на землю. Это ведь невозможно! Она же обычный единорог! Она не сможет поднять солнце. Просто не хватит сил. Ей нужно быть минимум такой же, как Селестия или Луна, и то не факт, что у нее получится.

Если мне не изменяет память, то Луна рассказывала, что было одно время, когда единороги чуть не потеряли свою магию навсегда. Это все из-за того, что в те давние времена именно они занимались сменой дня и ночи. Это была такая тяжёлая ноша, что единороги утрачивали свои способности к магии навсегда. Неужели Твайлайт хочет тоже потерять магию?

— Это наверно тяжело, — высказала свое мнение Флаттершай. Если взять во внимание мои мысли выше, то она произнёсла вердикт вкратце: максимально доходчиво и безопасно.
— Я знаю. Я читала, что давным давно единороги чуть не лишились своей магии навсегда. Тогда они занимались сменой светил. Это опасное занятие.
— И ты действительно хочешь однажды самой поднять солнце? — спросил я, не удивившись тому, что она знает о такой информации.
— Да. Такой меня посетил вопрос, когда я увидела, как принцесса поднимает солнце. Эта мысль глубоко засела у меня в голове. Лишиться магии я не хотела, а потому выход был лишь один. Стать намного сильнее, чем единороги, которые занимались сменой дня и ночи. После этого я стала усердно заниматься, а картина с Селестией постоянно маячила у меня перед глазами. Я стала словно одержима. Позабыла обо всех своих играх и куклах. Теперь я с головой ушла в учёбу. Я понимала, что мне нужно стать сильнее, а значит нужно быть лучшей из лучших. А это значит, что мне нужно было поступить в школу для одаренных единорогов принцессы Селестии. Только там я смогла бы получить должное образование и ресурсы, для достижения своей мечты. Это было сложно. Я дни напролет читала книжки по магии. Мне нужно было знать абсолютно все о магии, чтобы поступить в школу. Разумеется там нужны были и не только знания в этой сфере, но и во всех остальных. Потому я читала почти любые книги, отдавая приоритет книгам по магии. Теоретические экзамены на вступление я сдала с отличием, но оставался практический экзамен, на котором я волновалась больше всего. Как я уже рассказывала все пошло не по плану. Я даже не могу подобрать других слов, чтобы ещё красочнее описать, что там творилось тогда. Но как итог все обернулось на пользу мне. Случилось то, чего я ну не как не могла ожидать. Принцесса Селестия взяла меня в личные ученицы! — на последних словах она улыбнулась так, словно оказалась на седьмом небе от счастья. — Это был лучший день в моей жизни. Меня стала обучать сама принцесса! Будь я другой пони, то непременно бы хвасталась тем, что нет больше таких пони, которых обучала бы сама принцесса. После того дня я ещё больше окунулась с головой в обучении магии. Принцесса оказалась замечательным наставником, которая указывала на недочёты и помогала их исправить. Помимо этого никто не отменял другие важные уроки. Мы занимались высшей арифметикой, историей, обществознанием и многим другим. Я полюбила книги за то, что могу узнать в них что-то такое, чего я не знала до этого. Что-то новое. Примерно так я провела свою жизнь до того самого дня, когда узнала о пророчестве Найтмер Мун.
— Ну и как, ты смогла осуществить свою мечту? — спросила Флаттершай. Выглядела она так, словно с нетерпением ждала окончания истории своей подруги. Единорожка улыбнулась… грустно улыбнулась.
— Нет, не осуществила. За все то время, что проучилась у принцессы, я не приблизилась к осуществлению своей мечты. Мне по прежнему не хватало сил. Даже собственными силами я не смогла одолеть Найтмер Мун, и лишь помощь подруг помогла мне. Если я не способна одолеть Найтмер Мун, то о поднятии солнца и речи идти не может. Все возможные знания и умения, которыми поделилась со мной Селестия, я усвоила. Тогда она сказала, что ей больше нечему учить меня. Теперь передо мной стоял другой этап. Хоть я и остаюсь ученицей Селестии по сей день, но фактически им я больше не являюсь. Теперь я занята собственным обучением, а принцесса приглядывает за мной, как наставник. Я пишу ей письма о всех моих магических достижениях. Судьба моей мечты вновь зависит только от меня, но мне предстоит ещё многому научиться.

Я чуть-ли не заснул. Ну… не в прямом смысле конечно, просто не очень люблю лекции. Рассказ Твайлайт был… скучно-занимательным. Мне стала известна причина того, почему Твайлайт такая яйцеголовая. Все из-за мечты, к которой она стремится с самого детства. Многое было пройдено, но многое ещё впереди. Она так и не осуществила свою мечту. Ей нужно стать ещё сильнее, чтобы иметь возможность поднять солнце и не лишиться магии. Это будет очень сложно, но смотря на Твайлайт сейчас я вижу львиную долю решимости. Непоколебимая воля и вера в то, что ей по плечу достигнуть своей мечты. Ее вера и воля настолько сильны, что я невольно сам начинаю верить, что, быть может, она сможет осуществить свою мечту.

— Так значит ты хочешь поднять солнце просто так?

Внезапный вопрос сам вырвался из моего рта. Я даже не заметил сразу, но озадаченное лицо единорожки привело меня в чувство. Я понял, что ляпнул что-то лишнее.

Она открыла было рот, но не смогла вымолвить и слова. Она просто застыла и, нахмурившись, посмотрела в пол. Она что, задумалась над моими словами? А разве она не из тех пони, что всегда знает ответ на любой вопрос?

Затем она наконец ответила.

— Я… наверно? Я просто увидела в детстве, как принцесса поднимает солнце, и загорелась мыслью, что это смогу и я. Мне хотелось это сделать. Я с уверенностью могу сказать, что это не для того, чтобы похвастаться. Нет. Скорее я просто хотела проверить… хотела узнать: а способны ли на это обычные пони, а не принцесса? Способно ли на это я? Наверно так, — единорожка протёрла глаза и вновь взглянула на нас. — Я понимаю, что у всех есть разные мечты. У меня она вот такая странная.
— Почему ты так говоришь? С чего ты взяла, что она странная, Твайлайт? — спросила Флаттершай.
— Ну… где это видано, чтобы обычный пони хотел чего-то добиться просто для того, чтобы понять, способен ли он сделать что-то немыслимое. Просто… я не в первый и не в последний раз представляю себе, что вот он тот день, когда я поднимаю солнце. Рядом стоят принцессы Луна и Селестия. Вокруг собралось много пони, среди которых я вижу своих родных, чтобы посмотреть на сей событие. Принцесса Селестия кивает мне, я киваю в ответ и закрываю глаза. Рог потихоньку начинает болеть, но я продолжаю увеличивать приток магии к нему, повышая магическое давление. В следующую секунду меня поднимает в воздух, словно я нахожусь в чьем-то телекинезе, но на самом деле во мне сейчас столько магической энергии, что она позволяет мне парить. Я открываю глаза, а затем давление в роге в разы увеличивается. Затем я вижу первые лучи солнца, которые медленно появляются из-за горизонта. Это вселяет в меня ещё больше уверенности, что я все делаю правильно. И так сантиметр за сантиметром, друг за дружкой, солнце медленно поднимается. И вот оно полностью поднимается из-за горизонта, а я совершенно не обращаю внимания на боль в роге. Меня охватила эйфория, которой никогда ещё не чувствовала. Я… меня переполняла радость, ведь я смогла сделать что-то важное, что-то значимое для Эквестрии. Ещё бы, ведь я первый единорог, который смог поднять солнце. Солнце, светом и энергией которой питаются растения этого мира. Природа и сами пони просыпаются, начинается новый день… — единорожка вновь улыбнулась. В этот раз настолько необычно, что я аж прифигел. Ну как улыбка у пони может быть настолько милой, что хочется обнять ее и поцеловать? Как это вообще возможно? — Этот день стал бы для меня самым лучшим в жизни. Мне больше ничего не нужно было бы, кроме друзей под боком.

Слеза пробежала по ее щеке. Ого. Вот это откровенность. Прямо неожиданно. Искренние эмоции единорожки помогли мне поверить во все вышесказанное. На душе стало как-то неприятно. Такое чувство странное, которого у меня не было доселе. Наверно если бы я попытался описать его, то без заминки сказал бы: я хочу ей помочь. Да. Мне хотелось помочь ей осуществлении ее мечты. Неприятно было лишь от того, что её мечта ещё не осуществлена.

— Ох, Твайлайт, — Флаттершай обняла подругу. Твайлайт прижалась в ответ. — Я уверена, что твоя мечта когда-нибудь осуществиться.
— Ага. Мы будем с нетерпением ждать того дня, — добавил я, тоже обняв их. Единорожка немного вздрогнула, а затем прижалась, но уже к нам обоим.
— Спасибо вам! Спасибо за поддержку.
— И мы будем рядом с тобой в тот самый день, — добавила Флаттершай. Твайлайт на это смущённо засмеялась.
— Да. Спасибо большое.

Мы просидели так — я просидел, учитывая мой рост, — где-то с минуту. Затем наконец разорвали наши объятия. Это был первый раз в моей жизни, когда я не хотел разрывать объятия. Однако Твайлайт могло быть немного неудобно или неуютно в таком положении с нами.

— Я уверена, что не только мы, но и остальные будут рядом с тобой в тот день, — добавила Флаттершай.
— Да, спасибо. Это было бы замечат…

Но договорить она не успела, поскольку совершенно неожиданно корабль не слабо так тряхнуло. Бочки повалились, некоторые разбились, вывалив своё содержимое. Я и пони повалились на пол. Мне посчастливилось упасть на спину и приложиться затылком. Кульминацией стало приземлении Твайлайт сверху меня. Это «падение» выбило весь воздух из лёгких.

— Ох, прости, — извинилась единорожка, вставая с меня.
— Ага, — ответил я, когда вздохнул.

Твайлайт помогла мне подняться, протянув копыто. Затем мы помогли Флаттершай, которая оказалась завалена бочками. Серьезных повреждений на ней вроде не видно. Что же, это хорошо. Остается один только вопрос: что это было? Почему корабль так тряхнуло посреди океана?

Корабль качало сильнее, чем было час назад. Мы двинулись к лестнице, от чего приходилось постоянно шататься, словно пьяные. Это было не просто. Нас качало то в одну, то в другую сторону. Почти каждый раз мы натыкались на бочки, которые вставали на пути, из-за чего мы вновь встречались лицом с полом. В остальном же до лестницы добрались без происшествий.

Когда же мы наконец поднялись на верхнюю палубу, то меня чуть не хватил инфаркт. Ей богу, хоть сейчас бы валерьянку принял. Матросы постоянно бегают туда-сюда. Кто-то привязывает канаты, кто-то отвязывает другие. Палуба вся мокрая. Да и мы с Твайлайт и Флаттершай успели промокнуть, пока осматривали её. Шел дождь, настоящий ливень. Нет, гроза, поскольку где-то справа от корабля сверкнула молния, а следом раздался гром. Судно качало на волнах, которые, казалось, стали в разы больше, злее, агрессивнее. Океан взбесился.

Шторм подкрался незаметно.

Над головой мы услышали отдающего приказы капитана, который пытался управлять кораблём. Эпплджек пронеслась сбоку, помогая матросам в их работе.

— Что случилось?! — прокричала Твайлайт, чтобы ее услышали.
— Сама не знаю. Ещё десять минут назад небо было ясным, а теперь мы прямо посреди шторма! — ответила Эпплджек.

Мы наконец полностью поднялись на палубу. Меня вновь зашатало и я чуть было не вылетел за правый борт, но успел ухватиться за леера. Мне показалось, что всё, пролетела моя жизнь перед глазами, но обошлось. Пока что. Слава богу. Тут то мне и открылась страшная картина.

То, что я увидел, не было тем спокойным океаном, что я видел всего полчаса назад. Огромные волны, высотой с двух… нет, трехэтажные дома, можно было увидеть и там и тут. И их было десятки. А может больше? Не знаю, я не считал, поскольку не только на этом я заострил внимания. Помимо этих волн, пенистой воды и постоянных ударов молний, было ещё кое-что, что привлекло мое внимание. Небо было настолько черным, что мне показалось, что это самая страшная гроза на моей памяти. Не было ни единого солнечного просвета. Все небо закрывало плотным темно-серым полотном туч. Помимо этого один… два… пять… десять, не меньше десяти смерчей. Я не знал, на каком расстоянии они от нас, но предположил бы, что где-то в двух километрах, не меньше. И эти смерчи… господи, они были друг от друга на небольших расстояниях и все выстроились в линию, что складывалось ощущение, словно они гонялись за чем-то. Но это же невозможно!

«Это чё, опять магия? Ну почему этот мир меня так ненавидит?»

Хотя может в этот раз мне всё-таки повезло. Те смерчи были в недосягаемости нас, а потому не были нашей проблемой. Что же, и на том спасибо. Сейчас меня волновало то, что моя жизнь была в опасности! Я БЛЯТЬ УГОДИЛ В САМЫЙ НАСТОЯЩИЙ ШТОРМ. ПОСРЕДИ ОКЕАНА. И Я СОВЕРШЕННО НЕ УМЕЮ ПЛАВАТЬ!

«Так. Спокойствие. Главное спокойствие».

КАКОЕ К ЧЕРТУ СПОКОЙСТВИЕ? Я УМЕРЕТЬ МОГУ! Ну зачем я вообще согласился отправиться в это долбаное путешествие по морю? Нет, не так. Зачем я вообще решил отправиться в это путешествие? Остался бы в Понивилле, где жизнь шла спокойно. Я живу бок о бок с Твайлайт. Живём в достатке. Еда и жилье, а главное платить не надо. Замечательная жизнь. Раз так, то КАКОГО ЧЕРТА МЕНЯ ПОТЯНУЛО НА ЭТО ПУТЕШЕСТВИЕ! Я НЕ ХОЧУ УМЕРЕТЬ!

— Андрей!

Я наконец оторвал взгляд от смерчей и оглянулся. То звала меня Эпплджек, которая была с головой в работе.

— Что!?
— Я могу на тебя положиться!? — прокричала она.

«Нет!»

— Д… да! — с запинкой ответил я.
— Убедись, что каждый член экипажа привязан тросом к кораблю! — прокричал капитан, опередив Эпплджек.
— Да. Оно самое!
— Ага. Хорошо!

Я с трудом отлип от лееров. Не потому, что не хотел… хотя да, не хотел совершенно. Вдруг корабль врежется в какую-нибудь неожиданно появившуюся двухэтажную волну, отчего корабль подпрыгнет на месте, а меня выбросит за борт? Мне пришлось насильно подавить свое воображение и отлипнуть от лееров, после чего приступить к работе.

Когда это Пинки успела подняться на палубу, а Рейнбоу спуститься с вороньего гнезда? Похоже пока засматривался на смерчи. Быстрые они.

— Рарити!

Я резко оглянулся и увидел, что белая единорожка, оказывается, тоже покинула свою каюту, и ее качает из стороны в сторону. На одной из волн, похоже, ее ноги подкосились и она упала телом на палубу, попутно извергая из желудка свое содержимое. Не без этого палуба была мокрой от дождя, и вдобавок корабль немного накренило в бок, отчего Рарити стала скользить по дереву, намереваясь вылететь за борт.

Я действовал скорее рефлекторно. Даже подумать толком не успел. Схватив левой рукой привязанный одним концом к мачте трос, я быстро побежал к Рарити. Боясь, что ее сейчас снесёт, мне пришлось прыгнуть. Это позволило мне поймать ее за переднее копыто буквально в тот момент, когда она вылетела за борт. По ее взгляду меня посетил вопрос: а она вообще осознает, что происходит? Или же её настолько контузит, что не может нормально оценить обстановку? Наверно по этой причине она и покинула свою каюту.

— Держись!

Я удерживал белую единорожку в таком положении, пока корабль вновь не выровнялся. Лишь после этого я смог приложить больше усилий и втянуть Рарити обратно на палубу. Подтянул к себе ближе, а затем закрепил трос на ее теле, избегая некоторых зон.

— Ох, мне плохо, — жаловалась она. Блин, вот нашла время.
— Все будет хорошо. Ты главное держись крепко.

Я помог ей подвинуться, пока мы не достигли леера, где она крепко вцепилась в него. Убедившись, что ее и пушкой не отлепишь, я осмотрелся. Эпплджек, Пинки, Твайлайт и Рейнбоу помогали экипажу корабля всем, чем смогут. Я успел увидеть, как что-то жёлтое с пятном розового промелькнуло и скрылось под палубой. Похоже Флаттершай решила убежать туда, где безопаснее. Кстати и мне бы тоже стоило.

«Так, стоп! А где Спайк?»

Шатаясь я добрался до Твайлайт и тоже ухватился за трос, который удерживала она. Вместе с экипажем она пыталась сильнее закрепить его, т.к. он удерживал один из двух шлюпок. Другой был закреплён на другом стороне борта.

— Где Спайк!? — прокричал я, между нами не было и метра.

Думаю, что если бы я произнёс нормальным голосом, то она бы меня не услышала. Ветер сильный, аж свистит. А ещё и море бесится. Как я ещё не опустил руки? Почему не привязал себя тросом и не вцепился мертвой хваткой… за мачту? Леера? Или почему не спустился в каюту? Не знаю, возможно об этом я не задумывался в этот самый момент. Было мне конкретно не до этого.

Мои слова, похоже, возымели должный эффект. Единорожка тут же забегала головой от одной стороны в другую. Паника украсила ее лицо, когда она не увидела дракончика на палубе.

— Где Спайк!? — громче, чем я, прокричала единорожка.
— Его нет!? — крикнула в ответ Эпплджек.
— Я его не вижу!
— Не переживайте вы! Этот дракончик не находил себе места с самого утра! Поэтому я предложил ему присмотреть кое за чем! Он согласился! Прямо сейчас он должен быть в задней части корабля на средней палубе!

Его слова успокоили единорожку. Чего не скажешь об Эпплджек. Она вопросительно взглянула на капитана.

— Присмотреть? Это чем ты там таким опасным обзавёлся!?

Капитан собрался было ответить, но тут неожиданно ударила молния. Угодила точно в рею грот-мачты. Собранные на ней паруса тут же загорелись, а силы дождя не хватало, чтобы погасить пламя. Но это часть проблемы. Послышались хруст дерева, а затем рея упала прямо на нас. Мне показалось, что вот он, мой конец. Второй раз за сутки. Я задержал дыхание, понимая, что не смогу избежать неминуемой участи.

— В сторону! — прокричала кто-то!

В следующую секунду меня сбили с ног и отбросили на пару метров назад. Это был один из матросов команды. Я осмотрелся и заметил живых Твайлайт и Эпплджек. Твайлайт, как и меня, спас матрос, а вот Эпплджек, оказывается, спас сам капитан. Я заметил, что тело оранжевой кобылки было обмотано веревкой. И эта веревка тянулась прямиком к капитану, где крепилась на его копыте. Там был… что это за механизм? И как он смог спасти Эпплджек, будучи у штурвала?

«А что если этот механизм на его копыте способен, так сказать, выстрелить веревкой? Она обмоталась вокруг Эпплджек, а Декстеру оставалось всего лишь резко потянуть на себя копытом. Похоже так он и спас ее».

— Капитан тогда заболел и не мог отдавать приказы и управлять кораблём. Тогда его роль взял Декстер и… это словами не передать. Он предстал передо мной совершенно другим пони. Хладнокровное мышление помогало ему быстро принимать правильные решения и вовремя отдавать приказы.

«Он быстро оценил обстановку и опасность. Похоже когда я приготовился к неминуемой смерти, то я отключился от реального мира, а он в этот момент быстро отдал приказ матросам, тем самым спас нам жизнь, а Эпплджек спас лично, даже не сдвигаясь с места. Обалдеть!»

— Черт. Минус один парус. Если молния угодит в фок-мачту, то у нас будут серьезные проблемы! — прокричал Декстер.

«А сейчас, БЛЯТЬ, не серьезные? Если ты не заметил, то мы посреди гребаного шторма!»

— Где Спайк!? — громче прежнего прокричала Твайлайт.

Капитан будто не обратил внимания. Он лишь подозвал к себе пони из команды и что-то сказал ему. Пони кивнул и что-то произнёс в ответ, а затем встал за штурвал. Капитан спустился к нам, а затем мы все спустились на один этаж вниз. На среднюю палубу.

— У меня нет времени заниматься вами, как с жеребятами, — ворчал он. — Если вы не заметили, то у нас там, наверху, шторм в полном разгаре.
— Попросил бы тогда кого-нибудь из матросов показать нам, где Спайк, а не идти самому, — ответила Эпплджек.
— Ага, а потом вы меня в покое не оставили бы, мисс Эпплджек.

И вот мы пришли. Действительно, тут был какой-то механизм, которому я не слабо удивился. Я то думал, что все механизмы Эквестрии ограничиваются поездами, но оказывается был не прав. Передо мной была БОЛЬШАЯ штука с металлическим внешним покрытием, которая состояла из двух частей. Первая, которая была ближе всего к нам, имела больший диаметр, чем другая и, похоже, была неким отсеком для чего-то. Почему я так решил? Здесь была крышка сверху. Похоже внутрь что-то вливалось. Вторая часть хоть и была диаметром меньше, но объёмом была больше первой. Я тупой человек, но воображение почему-то представила механизм, который что-то перерабатывает. Внешний вид был также металлическим, светлым и гладким.

— Спайк!
— Твайлайт?

Дракончик стоял рядом с этим механизмом весь взволнованный. Не нужно было гадать, что он прекрасно понимал, что происходит. Шторм — дело серьёзное.

— Вот он, жив и здоров, — лениво произнёс капитан. Но даже так ему не удалось скрыть своего встревоженного состояния.

Твайлайт обняла дракончика. Она была рада, что тот цел и не пострадал.

— А чего корабль так качается? — спросил Спайк.
— А ты еще не понял?
— Ну… шторм?
— Он самый, — ответила Твайлайт и посмотрела на механизм. — Что это?
— Да так. Дорогая вещица из Клуджтауна.
— Из Клу… откуда? — спросила Рейнбоу.
— Кладжтауна. Это на юге, за пределами Эквестрии, — ответила Эпплджек.
— Ага. Будь у нас топливо, то мы в два счета смогли бы выбраться из этого шторма, — произнес Декстер.
— Какое ещё топливо? — поинтересовалась Твайлайт.
— Сейчас это не имеет разницы. У нас его все равно нет.
— Простите, капитан, но у нас есть топливо, — внезапно произнёс матрос, который пошел с нами.

Декстер нахмурился и посмотрел на матроса. Сейчас будет фаталити. Это максимум, на что был способен мой словарный запас, чтобы описать взгляд капитана. Красноречивее и быть не может.

— И почему мне об этом не было известно? — спокойно спросил он, чему я удивился. Я то думал, что сейчас будет… будут крики, вопли, драки и так далее, но… Декстер был довольно таки спокоен, если не брать в расчет его хмурый взгляд.
— Простите меня, капитан, но в тот момент вы занимались бизнесом… — в этот момент он взглянул на Эпплджек и Твайлайт, а затем взгляд вернулся к капитану. — и у меня не было времени вам сообщить.
— А почему потом не доложил?
— Я… я… забыл, капитан.

Если бы тут не было сейчас столько пони, то мой смех, непременно, вырвался бы наружу. Ей богу. Как я понимал этого матроса. Сам ведь такой. Много чего забываю.

— Прекрасно, — капитан прописал себе фейсхуф. — Заправляйте и быстро. Надеюсь вы не забыли, как это нужно делать?
— Никак нет!
— Выполняй.

С этими словами Декстер оставил нас. Следом за ним ушли и Эпплджек с Радугой. Мне же очень хотелось взглянуть на таинственное топливо. Почему-то мне было как-то некомфортно. Внутри меня было неуютно. Какой-то необъяснимый страх. И все из-за топлива.

«Но почему я боюсь этого слова?»

Возможно потому, что с топливом у меня связана всего одна ассоциации: бензин. Этот бензин используют автомобили, грузовики и куча другой техники, о которой мне неизвестно, или известно, но названия их я позабыл. А они, в свою очередь, загрязняют природу своими выхлопными газами. Как раз из-за этой причины я отказывался иметь в будущем машину. Я был сторонником чистой природы, а потому на дух не переносил мысли о том, что и сам, когда-нибудь, буду загрязнять окружающую среду.

Возможно потому я и испугался этого слова. Неужели в Эквестрии есть прототип того же топлива, как и у нас на Земле? Топливо, которое загрязняет окружающую среду. Мне не хотелось в это верить. Я отказывался поверить. Хоть я уже и решил, что покину сей мир и вернусь домой, но… черт! Почему я так беспокоюсь об этом? Эта планета не мой родной дом. Тогда почему я беспокоюсь о его будущем?

«Не думай об этом! Просто не думай».

Матрос тоже оставил нас. По его шагам я понял, что он спустился на нижнюю палубу. Похоже именно там находился запас топлива.

Пони вернулся через пару минут с седельными сумками. Я удивился и вновь глянул на механизм. Это… «корыто» было большим и наверняка ему требовалось много топлива. Раз так, то содержимого сумок будет недостаточно. Тем времен матрос достал первый… бутыль? Нет, флакон с какой-то синей жидкостью. Та, в свою очередь, время от времени поблескивала, словно вода была с перламутром.

— Это то, что я думаю? — спросила Твайлайт?
— А что это ты думаешь? — не понял я о чем речь.
— В зависимости от того, о чем вы подумали, — ответил матрос и принялся выливать первый флакон в механизм.
— Флакон жидкой магии.

«Флакон… жидкой… магии?»

Думаю не нужно объяснять всем, как у меня разболелась голова. Я к обычной магии ещё не совсем привык, а тут оказывается есть ещё и жидкая? Что потом, твердая? Тогда вся банда будет в сборе. Агрегатные состояния магии.

— Абсолютно верно.
— А что такое жидкая магия? — решил поинтересоваться я, мысленно надеясь, что Твайлайт сможет объяснить мне русским языком.
— Кроме единорогов магией пользоваться больше никто не может. На некоторых работах всегда понадобится помощь магии единорогов, но и их не всегда хватает. Поэтому была придумана жидкая магия. Эта та же самая магия, что окружает нас каждый день, которой придали форму. Однако ее используется большое количество, от чего такого флакона может хватить… нет, не так. В этом флаконе магии столько же, сколько бы единорог потратил, удерживая телекинезом какую-нибудь вещь весом десять килограмм на протяжении девяти часов. Все зависит от консистенции. Чем жидкость тягучее, тем в ней больше концентрация магии.
— Значит бывают флаконы жидкой магии с большей консистенцией? — спросил я, переваривая информацию.
— Да, — ответила она и подошла ближе к механизму. — Как она работает?
— Жидкость, попадая в первый отсек, преобразуется в магическую энергию и перенаправляется во второй, — попутно объяснениям пони указывал на части конструкции. — Здесь она постепенно накапливается и хранится около двух часов. За это время магия успевает развеяться. Поэтому заранее мы не заправляем механизм. Когда энергии достаточно, то по сигналу капитана мы разом выпускаем всю энергию, поднимая вот эту стену.

Пони подошёл к стене, которая являлась хвостом корабля. Рядом висела закреплённая веревка. Отмотав, матрос стал натягивать ее на себя. Стена, прямо за механизмом, начала подниматься. Нам удалось посмотреть на бушующий океан лишь пару секунд, после чего пони закрыл люк, привязав верёвку.

— Накопленная энергия разом вырывается из этого отверстия, — матрос копытом провел по металлической поверхности, после чего продемонстрировал огромную дыру, которая напомнила мне пушку, которую заряжают ядрами. Отличием было лишь то, что у этого механизма отверстие было в два раза больше, чем у пушки. А может больше. — Силы выходящей энергии настолько велика, что наш корабль, словно фейерверк, взлетает в воздух, способный пролететь не один десяток километров.

«Как фейерверк? Может он имеет виду, как выстрел из пушки?»

— Столько много МАГИИ!? — единорожка округлила глаза. Ого. Она удивилась чему-то, с чем связана магия? Что-то новенькое. — Как корабль ещё не разлетелся на дощечки от такой силы?
— Да, сила действительно велика. Потому эта часть корабля укреплена значительно больше, чем вся остальная часть корабля.

В этот момент единорожка забегала глазами по помещению. Я вот прямо видел, как непонимание в её глазах исчезает.

— Точно. А я и не заметила.
— Вы многого не заметили. Хоть наш корабль и имеет бедный внешний вид, но изнутри он укреплён гораздо лучше. Уверяю вас. Когда мы бабахнем из Гидры, то корабль останется целым.
— Гидры? Какая ещё гидра? — спросил Спайк.
— Я так понимаю это название механизма, Спайк, — ответила Твайлайт.
— Совершенно верно. Поэтому вам лучше поспешить на палубу. Когда механизм будет заправлен, вы все, да и остальные члены экипажа, должны быть закреплены тросами.
— Я поняла. Спайк, Андрей, побежали.

С этими словами мы оставили матроса. Я и Спайк поднялись на палубу, а Твайлайт побежала искать Флаттершай. Мы с дракончиком вкратце передали информацию Эпплджек насчёт пони и тросов. Она поняла все с первого раза и принялась за работу. Мы тоже начали помогать. Рарити по прежнему крепко держалась за леера, белая глазами от пони к пони. Я же в воображении постоянно возвращался к флакону жидкой магии. Почему эта стеклянная вещица не покидает моей голов…

«ЧЕРТ! МОЯ МАЗЬ!»

Я совершенно забыл про свою мазь. В таком шторме склянки с отваром могли разбиться. Это очень плохо! Без них мне не жить!

Забыв обо всём прочем, я со всех ног побежал в свою каюту, надеясь, чтобы хоть парочка склянок уцелела. В таком шторме корабль превратился в какой-то свинарник. Все, что попадалось под ноги могло либо причинить вред, либо затормозить. Со мной произошло второе. Пока я добирался до каюты, то увидел Твайлайт и Флаттершай, которые направлялись к лестнице на верхнюю палубу. Сказав ей, что мне нужно проверить склянки с отваром, она кивнула и вместе с пегаской поспешила на палубу.

Забежав в каюту, я принялся искать сумки. Из-за того, что корабль постоянно качало, а я ходил ходуном туда-сюда, то поиски затянулись. На моё счастье разбились всего две склянки. Остальные шесть были целы. Со спокойной душой я выдохнул.

Господи. Как же хорошо, что я пересмотрел свое решение ещё в Понивилле и взял с собой больше склянок с отваром. Если бы у меня было четыре, как рассчитывал изначально, то половины сейчас уже не было бы. А так сохранилось ещё шесть. Хвала богам.

Взяв все целые склянки с собой, я разложил их по карманам. Благо этот добра у меня было навалом. После этого я побежал обратно на палубу.

*****

Шторм разыгрался не на шутку. Каждая волна, что вставала на пути Орлёнка, так и норовила перевернуть корабль вверх дном. Ветер продолжал свистеть в ушах. Ситуация накалилась до предела. Если срочно что-то не предпринять, то всем конец.

— Капитан! Гидра заправлена! — крикнул матрос, вернувшись на палубу.
— Хорошо! Лови!

Декстер откуда-то достал кристалл и кинул его матросу. Тот поймал с лёту, словно для него и не существовало в данный момент никакого шторма.

— Беги обратно к Гидре! Как будешь на месте — дай сигнал! Через десять секунд активируй Гидру!
— Так точно!

С этими словами матрос убежал, спустившись по лестнице. Все пони уже были привязаны и крепко держались за все, что попадалось им под копыта. Что-то твердое, что позволит им удержаться на борту.

Неожиданно ударила очередная молния. Она попала в один из тросов, который удерживал шлюпку по правому борту. Трос лопнул и одна половину шлюпки упала на воду. Второй трос не выдержал груза и тоже лопнул. Шлюпка упала в воду.

— Твайлайт! А что это был за кристалл, который Декстер кинул!? — прокричала Эпплджек. Пони были рядом друг с другом и держались за леера. Твайлайт услышала подругу и свист ветра не помешал этому.
— Наверно это кристаллы связи! Они магически соединены! Только через такие кристаллы можно поддержать связь!
— Как это!? Через них что, можно общаться!?
— В каком-то смысле! Достаточно стукнуть по одному из таких кристаллов, как второй кристалл начнет светиться! И наоборот.

Корабль налетел на очередную волну. Ее брызги окатили водой с ног до головы подруг, отчего они ещё крепче вцепились в леера.

Декстер тем временем продолжал стоять у штурвала. Его трос также был закреплён. На его памяти это был один и самых страшных штормов. Он бы даже сказал самый опасный. Неестественный.

Тут кристалл в его копыте ярко засветился. Декстер сразу обратил на это внимание, а затем надрывая горло прокричал:

— ВСЕМ ПРИГОТОВИТЬСЯ!

Я поднялся на палубу, а меня шатало из стороны в сторону, как пьяного. Любое неверное движение и мои ноги могли поскользнуться, что привело бы к плачевным последствиям.

— АНДРЕЙ!

Я услышал голос Твайлайт и обернулся. Тут-то я увидел, что все вцепились в борт корабль, а кто-то к мачте. Держались так, словно сейчас должно было произойти что-то такое, что могло снести их в открытый океа…

«Оу...»

— ТРОС!

Очередной крик Твайлайт привел меня в чувства. Точно, Гидра! Если они так сильно вцепились в корабль, то сейчас должен случиться выстрел из пушки.

«БЛЯТЬ!»

Увидев трос, один конец которого был свободен, а другой привязан к мачте, я рванул к нему, что есть мочи. Тут я и поскользнулся в метре от него. Однако я смог ухватиться за него руками, проскользив оставшееся расстояние. Сев на колени, так мне было удобнее, я принялся обвязывать себя тросом.

Сверкнула очередная молния, а затем раздалось громкое *BOOM*. Сила выстрела пушки была поистине огромная. Мачта аж нагнулась, словно удочка, на крючок которой попалась крупная рыба. Если бы паруса были распущены, то их непременно сорвало бы вместе с реями.

Сила толчка была огромна. Кто-то не смог удержаться и их копыта соскользнули. Однако их жизнь спас трос, которым они были крепко обмотаны. Флаттершай вцепилась в леера всеми четырьмя копытами, боясь их расцепить. Пинки… даже не пыталась держаться за что-то. Она раскинула все ноги в стороны и, хохоча во все горло, отдалась веселью. Трос спас и ее жизнь. Рейнбоу решила не рисковать бороться с этой стихией, а потому крепко держалась за леера. Ну а Рарити… она с места не сдвинулась, как я её оставил.

Эпплджек и Твайлайт были рядом друг с другом. Я прекрасно видел, как ковбойская шляпа намеревалась покинуть голову своей хозяйки, если бы не копыто, которым Эпплджек удерживала ее. Она у нас сильная пони, а потому держалась за леера одни копытом. Ну а Твайлайт, она…

Ничего кроме страха в её глазах я не смог увидеть.

Оно не без причины. Она своими глазами видела, как ее и корабль с экипажем уносит все дальше и дальше, а меня, который не успел толком привязаться тросом, оставляет позади их, за бортом корабля. Я только и мог, что вытянуть руку ей навстречу в немом крике о помощи, который, к сожалению, она не в силе мне предоставить.

У нас обоих страх отразился на лице.

Всего секунда. Мгновение. Но для меня этот момент растянулся на пару минут, как если бы попал в слоу мо**. Я смотрел на Твайлайт до тех пор, пока и она не скрылась за корпусом корабля, которого уносило все дальше и дальше во воздуху. Всё… конец путешествию. Мне даже показалось, что я услышал последний крик Твайлайт. Истеричный крик.

— АНДРЕЙ!!!

А затем мое тело упало в океан.

*****

Смех и возгласы команды были единственным, что разбавляет скуку на корабле посреди океана. По сравнению со вчерашним штормом, который был где-то вдалеке, сейчас океан был довольно спокойным.

Дверь полуюта открылась и из нее вывалилось существо, еле стоя на задних когтистых лапах. К сожалению оно не удержало равновесия и повалилось, но в последний момент выставило перед собой свободную переднюю лапу, вцепившись когтями в палубу. Это помогло не упасть полностью, после чего существо вновь выровнялось в полный рост. Бутылка с ромом приблизилась к клюву, после чего жидкость струёй полилась в горло. Сделав несколько больших глотков, попугай подошёл к борту и облокотился на леера.

Тельняшка в бело-серую линию и черные короткие штаны до колен. На голове черная бандана. Это была вся одежда на теле попугая. Матросом, или же юнгой, быть нелегко. Вечно на побегушках, выполняя приказы капитана, но она уже привыкла. Первое время всегда неприятно выполнять чьи-то приказы, но со временем ты перестаешь обращать на это внимание и просто делаешь свою работу. Но сегодня был не такой день. Вчера команда поработала на славу, а потому сегодня капитан сделал расслабляющий день для всех. Члены экипажа пьют, песни поют, дерутся друг с другом, а затем по кругу. Ну хоть выпивка есть. Этому она была рада.

Сделав ещё несколько глотков, она осмотрелась. Сплошное синее море без единого намека на сушу. Внезапно ее посетил вопрос: а как давно они плавают? К счастью для попугая алкоголь сильно ударил ей в голову, отчего через пару секунд она уже забыла, что был какой-то вопрос.

Собравшись сделать ещё глоток, она что-то увидела. Периферийным зрением. Что-то темное в океане голубого, но разглядеть было сложно. Вообще-то невозможно. Отойдя к мачте, рядом с которым стояла бочка, она взяла подзорную трубу. Раскрыв ее она взглянула точно по направлению к пятну.

— Шлюпка?

Благо корабль держался курс в том направлении. Хорошо, а то если бы пришлось поменять маршрут, то ей могло бы влететь от капитана или старпома.

Через ещё полчаса корабль подошёл достаточно близко. К этому моменту попугай уже успела закинуть сеть. Оставалось только поймать «рыбку». Конечно одной это делать нелегко.

Она только и успела, что подцепить шлюпку, как из полуюта вышло ещё несколько попугаев, которые, обнявшись, ходили туда-сюда, напевая только им известную песню. Они заметили ее и один из них нахмурился.

— Ты чего делаешь?

Фрай. Левая рука старпома. Ещё та заноза в заднице. Любит издеваться над ней больше, чем над всем остальным экипажем только потому, что она новенькая в их компании. Она не знала, почему у него такое отношение у ней. Она не раз задумывалась над этим, но в голову толком ничего нормального не приходило. Единственным разумным объяснением было то, что он любит ощущать себя неким богом, который может издеваться над слабыми. Она не была уверена, сможет ли одолеть его один на один в дуэли, но одно она знала точно: когда-нибудь она не выдержит его надменности и узнает ответ на этот вопрос.

— Не твое дело, Фрай. Катись, отсюда!

От таких слов Фрай, если бы это было возможно, взорвался от негодования. Нет, от злости. У нее не было в планах выводить Фрая из себя, но порой его надменность так выводит из себя, что она просто не может прикусить свой язык.

— Чё!? — крикнул он, кинув бутылку в неё.

Та пролетела рядом и разбилась о палубу. В следующую секунд он достал из ножен саблю. Будь она сейчас не так пьяна, то с лёгкостью смогла бы повалить Фрая. Больно неустойчивый он был.

— Ща убью! — взревел он и бросился на нее.

Она только и успела обернуться и вовремя уклониться, а иначе бы в ней стало на одну дырку больше. Обхватив Фрая за пояс она дернула его на себя, перекидывая через голову. Оба упали, а затем стали мутузить друг друга кулаками. Однако ими дело не ограничилось кто-то бывало кусался, но сказать было сложно. Дружок Фрая, заметив такую движуху, присоединился к махачу.

На шум из полуюта вышли ещё несколько членов экипажа. Эти поступили, как и подобает настоящим морякам — присоединились к веселью. И вот уже не меньше десятка попугаев борются, кусаются и клюют друг друга.

— ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ!?

Выкрик старпома привел всех в чувства. Экипаж поднялся на ноги и выстроился в шеренгу, пока остальные наблюдали за всем, высунув голову из полуюта. Интересная картина ведь. Сейчас старпом будет люлеев отвешивать, а это всегда занимательно. Кому-то же было скучно и он подошёл к борту корабля.

— Причина драки! — потребовал старпом.

Никакого ответа. Никто жаловаться не хотел. Зачем? Размазня на борту не нужен. Чуть что пожалуешься, так репутация среди экипажа упадет ниже плинтуса.

— Понятно, говорить не хотим. Тогда два наряда вне очереди. Будете у меня драить корабль до блеска, — произнёс старпом, однако ответа опять не последовало. — Я понятно объясняю?
— Так точно! — хором ответила дюжина попугаев. Все как один стояли на задних ногах.
— Это что такое?

Старпом обернулся на голос. Он подошёл к борту и увидел шлюпку, которая уже была поймана в сеть.

— Эй! Все сюда! Помогите поднять!

Экипаж принялся доставать шлюпку из воды. Через несколько минут ее удалось поднять, после чего принялись осматривать находку. Однако самой большой находкой было то, что среди шлюпки оказалось какое-то лысое существо. В одежде, но лысое. Волосяной покров был на голове, но на этом все.

— Это что такое? Или кто? — спросил старпом, а затем осмотрелся. — Чьё это?

Весь экипаж тут же начал выкрикивать свое имя. Все это превратилось в такую какофонию, что разобрать хоть что-то членораздельное было невозможно.

— Молчать! — крикнул старпом. Экипаж угомонился.
— Чье это? — вновь последовал вопрос, но уже не от старпома. Экипаж обернулся и посмотрел на капитана, на голове которого была большая красная шляпа с черным пером. — Всем известен закон нашего корабля. Кто первый заметил, тому и принадлежит. И так, повторю вопрос ещё раз, только на этот раз жду ответа без вранья. Чье это?

Перечить капитану никто не стал. Тишина продолжалась несколько секунд, пока из толпы не вышел матрос.

— Это моя добыча и мне решать его судьбу!

Взгляд из под шляпы уставился на матроса. Он принялся сверлить ее взглядом, словно проверял, врёт она или нет. Любое сомнение в глазах, и он убил бы ее на месте, потому что она посмела ему соврать, но не в данный момент. Ей незачем врать, поскольку именно она увидела эту шлюпку за бортом и именно она начала поднимать ее, пока не появился Фрай.

— Матрос Селано, — кивнул капитан.
— Так точно.

Они переглядывались несколько секунд, после чего капитан оглядел взглядом команду. У кого-то был недовольный взгляд. Большинство же просто ждали следующий указаний от капитана.

— Добыча принадлежит Селане. Она вольна делать с ней все, что душе угодно. Того же касается этого... существа. На мясо продать, в рабство, или же для удовлетворения своих гормональных потребностей, мне без разницы. Решать только ей. Всё, разошлись.

С этими словами капитан вернулся в полуют. Старпом стал всех подгонять обратно. Фрай недовольно посмотрел на Селану, после чего скрылся за дверью. На палубе остались лишь двое. Она и это странное существо. Она подошла к нему ближе, а затем присела.

Интересное существо. Никогда такого не видела. Лицо так вообще странное. Нету перьев, или шерсти. Гладкое и короткое. Нос маленький. Клюва нет. Есть лишь волосы, а больше волосяного покрова нет. Одежда вся промокла. А это ещё что? Толстый карман?

Она запустила туда лапу и что-то почувствовала. Какая-то стеклянная колба. Вытащив её наружу, она обнаружила в ней какую-то коричневую смесь.

Всего таких склянок оказалось шесть штук, одна из которых оказалась разбита. На запах смесь была отвратительна. На язык пробовать она не осмелилась. Мало ли что это может быть. Больше ей найти ничего не удалось.

*****

Перед глазами застыла картина, где я вытягиваю руку навстречу Твайлайт, но она ничем помочь мне не может. В следующую секунду корабль улетает, а я слышу, как единорожка выкрикивает мое имя. Дальше ничего не помню. Вообще. Пусто.

Сейчас же я отчётливо могу сказать, что лежу на чем-то твердом. И меня кто-то лапает. Черт! Меня кто-то гладит, тычет чем-то острым…

«Блять! Что происходит?»

Когда кто-то стал проверять верхний карман моей одежды, то я резко схватил существо рукой за кисть. Я почувствовал что-то мягкое. Что-то, похожее на перья, если это не сами перья. Открыв глаза, я мутными глазами разглядел что-то отдаленно напоминающее грифона. Так я решил, потому что разглядел клюв у этого существа. Единственное, что меня смутило, так это цвет перьев. Подстать цвету моего тела. Если бы я разбирался в цветах, то сказал бы, что она миндального цвета. Если бы я был художником, то назвал бы ее цвет «миндаль Крайола», ну или же жемчужно-белого цвета, но увы, в этом я не разбираюсь.

Вообще я не понимал, что происходит. Где Твайлайт? Или где я? Мы прибыли в Эрию?

Похоже моя паника отразилась у меня в глазах, потому как грифониха, а это была она, попыталась меня успокоить. Голос у нее был женским.

— Ты живой, а это главное. Отдохни-ка пока.

Хорошая мысль. Да, надо бы отдохнуть. Мне очень хочется отдохнуть. Я расслабил руку и грифониха сразу же вырвала свою лапу. Мои глаза стали закрываться, однако прежде чем веки полностью закрыли их я кое-что увидел, но сейчас мне было на это пофиг. Мне просто хотелось отдохнуть. Поэтому мне было абсолютно плевать, на…

Черный флаг, на котором был изображён череп.

Продолжение следует...