Автор рисунка: BonesWolbach
Грабёж средь ночной смены 3

Грабёж средь ночной смены 4

Донёсшийся из коридора цокот копыт не дал Лире сказать ни единого слова.

— Стойте! Вам туда нельзя!

— Куда вы?!

— Дропс! Лира!

В зал вломилась Мунденсер, держащая в магозахвате какой-то свиток. За ней в зал ворвались Пир Поммель и ещё один стражник.

— О, вот вы где!.. — воскликнула кобылка, проскользнув по мраморному полу мимо единорожки.

Лира повернулась вслед за уехавшей подругой. Мимо неё тут же пронеслись оба стражника и повалили Мунденсер наземь.

Лишь когда пыль осела, Лира решилась нарушить тишину.

— Мунденсер?

Из-под кучи малы высунулась мордочка кобылки. Её очки съехали набекрень, грива была растрёпана, но на мордочке сияла безумная ухмылка.

— Лира! Я поняла!

— Что? — шагнув вперёд, спросила Бон Бон.

— Я поняла, как связаны те пони, — сообщила Мунденсер. — И вы мне, наверно, не поверите, но я знаю, кто ограбил музей!

— Ну, полагаю, это мы уже и так знаем, — пробормотала кремовая земнопони.

— Мэм, позвольте прояснить: эта кобылица с вами? — спросила Пир Поммель.

— Нет, но я могу за неё поручиться, — сказала Бон Бон. — И я уверена, она была бы очень признательна, если бы ты с неё слезла.

— Какого Дискорда здесь происходит?

Все пони обернулись на голос.

Трейс и ещё один стражник вошли в зал.

— Я слышала крики…

Кобылка запнулась.

— Кто это? — спросила она, указав копытом на Мунденсер.

— Кто это?! — повторила вопрос Трейс, указывая копытом на Фото-Финиш.

— Кто это??! — сорвалась на крик кобылка, указав на Копперкога.

Лира и Бон Бон молчаливо переглянулись и в один голос ответили:

— Не твой уровень допуска.

— Рассказывай, — Бон Бон повернулась к Мунденсер.

Кобылка кивнула, отряхнулась и зашагала взад-вперёд.

— Когда ты прислала мне тот список, я даже не знала, с какой стороны к нему подступиться. Я сравнила их даты рождения, судимости, социальные группы — ничего общего не было. А затем меня осенило: они и впрямь связаны. Связаны кровно.

Мунденсер выждала многозначительную паузу.

— Холлиф была двоюродной сестрой Мантин Карпета, а Зигзаг была правнучкой его прапрадедушки. Я хотела рассказать вам об этом вечером, но затем обнаружилось кое-что ещё…

На мордочке Мунденсер расцвела торжествующая ухмылка.

— Сын двоюродного брата дяди Зигзага работал охранником в этом музее в ночь ограбления!

— Рэббитфут, — кивнула Бон Бон.

— Рэббит… — Мунденсер удивлённо моргнула. — Ого. А вы быстро разобрались. Впрочем, чего-то вроде я и ожидала.

— Простите, я не совсем понимаю, о каком списке идёт речь, но вы говорите, что Рэббитфут виновен в кражах? — спросила Трейс.

В ответ Бон Бон лишь мрачно кивнула.

— Но это невозможно! Рэббитфут мёртв! — она указала копытом на кристаллы. — Он же здесь, в кристалле. Вот в этом!

— Нет, — покачала головой Лира. — Там не он. Копперког?

— А? Ох, уже моя очередь? — призрак шагнул вперёд. — В кристалле не Рэббитфут.

— О, ну и кто же тогда?

— Клин Свип, — сказала Лира. — Уборщик.

Трейс уставилась на неё. Глаз стражницы нервно задёргался, а губы затряслись.

— Но… Но как?

— Как я уже говорил, я был здесь в ночь ограбления, — сказал жеребец. — Я шёл в левое крыло, в библиотеку. Делать мне было совершенно нечего, а потому я решил перечитать пару книг. Вдруг удастся найти чего нового? Впрочем, это неважно, так как моим планам не суждено было сбыться. Внезапно я почуял странный запах. Запах, очень похожий на зловоние смерти, коим пахнут существа с той стороны, такие как я. И в тоже время какой-то неописуемо иной. Простите, если это звучит невнятной околесицей, но я не знаю, как ещё это можно описать. Вряд ли в нашем языке вообще есть слова, чтобы объяснить то, что я почувствовал, и можете мне поверить, я бы знал, если бы они существовали.

— Кхе-кхе, — жеребчик наигранно кашлянул. — Словом, это несущественно. Как бы там ни было, но я просто обязан был узнать, что это такое! Я пошёл на запах и обнаружил его источник — одного из охранников. Судя по метке, это был Рэббитфут. Меня сразу удивило то, что он отклонился от своего обычного маршрута и пошёл в зал. Естественно, я решил пойти за ним, мне ведь было вусмерть интересно узнать, что происходит!

— Простите, — влезла Трейс. — Вы говорите, что были здесь в ночь ограбления?

Копперког повернулся и воззрился на Трейс.

— Мадам, я призрак, — сказал жеребец. — Я брожу по этим залам много дольше, чем вы живёте. А теперь, надеюсь, вы разрешите мне продолжить свой рассказ?

Трейс ничего не ответила, лишь тихо пробормотала «призрак» и дёрнула ушками.

— Войдя в зал, Рэббитфут достал из кармана мундира какую-то красную лозу и обернул её вокруг рога. Я не веря глазам наблюдал за тем, как он искажал стекло, забирал артефакты и складывал их в кошель Пурса Снетчера. Он провернул это дело так запросто, что мне стало даже как-то не по себе. Но когда он уже почти закончил, в зал вошёл Сирчлайт. Сирчлайт попытался остановить Рэббитфута, но был поражён лучом магии и заточён в кристалл. Это было ужасно!

Жеребец передёрнулся.

— Рэббитфут забрал ещё пару артефактов, но не ушёл. Он просто сидел и ждал. Я тогда ещё не мог понять: «Чего он ждёт?» А затем в зал вошёл уборщик, и Рэббитфут убил его одним выстрелом из рога! Он снял с него форму и надел на себя, а свой мундир напялил на труп. После он положил бейджик рядом с телом и создал вокруг него тот же кристалл, что и вокруг Сирчлайта. А затем он что-то колданул, и зал заполнила вспышка света. Когда я смог снова осмотреться, то казалось, будто ничего этого и не было. Ни кристаллов, ни дыр в витринах — они исчезли.

— Тогда-то он и наложил чары на зал! — сказала Лира. — А затем ему нужно было лишь прикинуться Клин Свипом и покинуть музей. Так он смог уйти куда раньше, чем смог бы уйти как охранник. У него появилось ещё несколько лишних часов для побега из города на случай, если бы вы разгадали его уловку слишком быстро.

— Вы искали только уборщика, хотя на самом деле он не покидал здания, — сказала Бон Бон. — Ваш главный подозреваемый всё время был у вас прямо под носом.

Несколько мгновение Трейс мрачно смотрела на них. Наконец, она повернулась к стоящему неподалёку стражнику.

— Адрес Рэббитфута. Быстро!

--------------------------------

Дверь с грохотом слетела с петель.

Когда ничего не зашипело, не затикало, не загорелось и не взорвалось, Бон Бон скользнула внутрь, перешагнув через развороченный косяк.

— Всё чисто, — сказал кремовая земнопони. — Но всем быть начеку!

Лира зашла в гостиную, за ней последовали Трейс, Мунденсер, Пир Поммель и ещё с полдюжины королевских гвардейцев.

Квартира Рэббитфута была невелика, по крайней мере, по меркам Кантерлота. Лира вспомнила, что и сама когда-то жила в такой же. Входная дверь ведёт в самую большую комнату: жилую, гостиную или столовую, тут уж зависит от предпочтений хозяина. Внутри ещё две двери, одна ведёт в ванную, а вторая в спальню.

— Вы двое — остаётесь у двери, — скомандовала Пир Поммель. — Остальные — проверьте комнаты. Если понибудь ещё здесь, ведите их сюда. Если найдёте что-нибудь подозрительное, зовите меня или Трейс.

Стражники повиновались, прошли мимо Лиры и разбежались по комнатам.

— Мы опоздали, — сказала Бон Бон. — Здесь уже несколько дней никого не было.

— Похоже на то, — сказала Лира, глядя на забитую грязной посудой раковину.

— Может, нам повезёт, — предположила Трейс, — и он оставил какие-то зацепки, по которым мы сможем его выследить?

— Возможно, — кивнула Лира.

«Но очень вряд ли».

— Мэм! — крикнул стражник, появляясь из боковой комнаты. В его магической ауре парил какой-то конверт. — Вот. Это было на его кровати, мэм.

Стражник отдал свёрток Пир Поммель, а та в свою очередь передала его Трейс.

Трейс сломала печать и вскрыла конверт, держа его подальше от мордочки. Когда ничего не произошло, Трейс вытащила содержимое: один чуть пожелтевший лист бумаги.

Она пробежала по нему взглядом, нахмурилась и посмотрела на окружающих.

— Кто-нибудь из вас знает некую Лиру?

--------------------------------

Лира смотрела на доску.

Следственная группа буквально перерыла квартиру Рэббитфута, но кроме письма, ничего найти так и не удалось. Расследование Трейс зашло в тупик. У Лиры, впрочем, дела шли немногим лучше.

После осмотра квартиры они вместе с Бон Бон отправились на станцию и расспросили кассиров. Оказалось, что Рэббитфут уже покинул город на поезде, идущем в Понивилль.

Сюдя по всему, он сошёл где-то по дороге, так как работники понивилльского вокзала заявили, что пони, походивших по описанию на Рэббитфута, за последние пару дней не приезжало.

И снова — неудача.

Под листком с надписью «Личность» теперь висела фотография Рэббитфута и новое имя: «Стил Феттер». Он был начальником мейнхеттенской полиции, пока не покинул пост после череды убийств, совершённых Софт Стичем. С тех пор о нём никто не слышал.

Также выяснилось, что он был дедом Мантин Карпета.

Под именем располагался листок с надписью: «ОДЕРЖИМОСТЬ ПЕРЕДАЁТСЯ КРОВЬЮ РОДА».

Ниже висел список имён и адресов всех членов семьи Холлиф за пять поколений. Даже чтобы просто уместить лист на доску, его пришлось сложить втрое. В нём было много имён… Слишком много.

Между графами «Цель» и «Силы» теперь висел список украденных артефактов с указанием их основных свойств.

Ни Лира, ни Бон Бон так и не смогли понять, что Холлиф собиралась делать с таким разношёрстным набором артефактов — но было ясно, что ничего хорошего.

Уже не в первый раз за день Лира посмотрела на лежащее на столе письмо.

На слегка помятом листе бумаги каллиграфическим почерком были выведены три слова. Всего три слова, но их было достаточно, чтобы по спине Лиры забегали стаи мурашек.

«Ещё увидимся, Лира».

Продолжение следует...

...