Автор рисунка: Noben
Глава 2. Вайлдсайд Глава 4. Та, что дала себе жизнь

Глава 3. История Клиффджампа

Порой, можно дать слово и пытаясь выполнить его, упустить тот важный момент, который нельзя будет вернуть. Порой, пытаясь остаться рядом, можно зайти за грань, после которой не будет возврата. Иногда, достаточно просто оставаться рядом, не пытаясь сделать то, что окажется в итоге бесполезным.

Крик стоял в её ушках, усиливающийся эхом ущелья в сотни раз, вбивая в её сердце чувство вины, которое было больше, чем

она могла вместить. Звук осыпающихся скал и смотрящие на неё ясные и голубые глаза. В них отражалась она и текущие по её щечкам слезы.

 — Отпусти меня, Стелла, отпусти меня, пожалуйста... — Шептали губы цвета сухой травы и дыхание щекотало её мордочку теплым прикосновением. — Уходи и оставь меня...

 — Нет! — Она замотала мордочкой из стороны в сторону, продолжая тянуть его на себя. Браслеты на копытах жгли её шерстку и сладковатый дым заставлял её отворачиваться и вдыхать немного чистого воздуха. Телекинез, невидимыми путами обвивал поджаристое тело, тщетно пытаясь вытащить из под завала. Что-то хрустнуло и сквозь его губы выскользнул тихий стон.

 — Стелла, прекрати... ты не сможешь ничего сделать, ты сожжешь свои копыта... пытаясь... Уходи, дай мне запустить ограничитель... — Он со стоном оттолкнул её от себя, но Стелла лишь крепче сомкнула на его шее копытца, стараясь не прикасаться к нему раскаляющимися артефактами. Темное облако её магии с трудом держало камни, не давая им окончательно упасть и одновременно тянуло из под них заваленного ими Демикорна. Она кусала губы, по которым уже струились тонкие нити крови и лишь мотала из стороны в сторону мордочкой, не соглашаясь с тем, о чем её просили.

 — Джамп! Продержись еще немного... еще совсем немного... — Тихо стонала она, закрыв глаза и сосредоточившись лишь на одном стремлении, что охватило всю её суть и все её существо.* * *

 — Джамп!! Клиффджамп!!! — Закричала она, просыпаясь от сна, в котором истошный крик боли смешивался с рокотом падающих камней. Спина вновь ощущала то нежное прикосновение, толчек, что отбросил её от падающих камней в сторону. И его глаза. Ясные голубые глаза, в которых всегда светилось веселье и озорные искорки. Глаза, в которых теперь была лишь тоска и полная холода печаль. Стелла отвернулась к стене вхлипывая и злясь на себя. Ведь это была её вина. Если бы не её упорство в исследовании нового ущелья, что возникло после последнего землетрясения, ничего не произошло и Джамп... Он...

Её тело скрутила боль вины и отчаяния.

Вот уже год, как она не может смотреть в его потухшие глаза, встречаясь в коридорах. Вот уже как год, его ясные глаза перестали светиться. И это, все её и одной её вина.

Лишь изредка, к ней приходила холодная и отвратительная мысль, что ей нужно было послушать его, внять его просьбе и сделать так, как он сам этого хотел. Но она не могла. Окажись она снова там и тогда, она поступила бы так же. Даже если это потребовало большую цену.

Стелла посмотрела на металлические части в передних копытах, в которых тускло мерцали и переливались внутренним огоньком камни, с трудом подобранным для её нужд. Чуть выше, все еще темнели выжженные полосы, где когда то были браслеты телекинеза. Она даже не помнит, когда именно их сняли с неё, лишь её крик в совершенной темноте, где плавали призрачные пепельные очертания предметов, всплывал из глубин сознания.

В проем высеченной в скале двери просунулась почти черная мордочка, через середину которой проходила белая полоска, словно оставленная мазком белой краской.

 — Стелла... тебе снова снился случай в горах? Ты кричала... и... — Черная мордочка прижавшись к косяку и выжидающе посмотрела на серебристую Демикорна.

 — Извини... Я разбудила тебя... — Она плавно перевернулась на своей постели, вытянув вперед свои переливающийся тусклым светом копытца. — Я не хотела.

 — Ничего страшного, я знаю как ты изматываешь себя пытаясь... — Заметив хмурый взгляд серебристой, она замолчала и прикрыла копытцем рот. — Все я больше не буду. Еда готова, не пропусти обед, ты же знаешь, хоть её много, всегда может не хватить самого вкусного.

 — Я не голодна Страйп. Скажи, он уже вернулся? — Демикорн цвета серебра встала и спрыгнула с кровати на пол, гулко цокнув копытцами о камень. Крылья расправились и потянувшись, сложились по бокам, отливая своей мерцающей поверхностью в свете кристалла на стене. Стены дрогнули и кристалл мигнул, погаснув на мгновение.

 — Механики опять пробуют новые артефакты? — Натянуто улыбнувшись спросила она, когда кристал зажегся снова.

 — Угадала, но все они не достаточно стабильны. Из десятка версий, всего несколько ведут себя как положено. Им нужна твоя помощь, а ты... ты замкнулась Стелла. Ты думаешь только о нем, только о своей вине. — Внезапно произнесла Страйп, сделав шаг назад и пропуская специалиста по магомехам. Та вызывала уважение и порой даже страх. Особенно после того, как она...

 — Он вернулся. — Добавила она, медленно последовав за серебристой Демикорном.

Это было год назад.

Ворота восточного крыла содрогнулись от взвывших механизмов и ворчливо скрежеща, распахнулись, пропуская двоих в пыльный и темный туннель. Тяжелые створки еще не раскрылись до конца, когда парочка вошла внутрь. Скорее вошла только одна из них, второй Демикорн цвета сухой травы лежал на её спине. Двое из охраны ворот кинулись им на встречу, но заметив взгляд серебристой, отступили назад.

 — Меридас Стелла, это... Клиффджамп? Что с его ногой? — Тихо проговорил один из них.

 — Не помогайте мне, сообщите медикам, что нужна срочная помощь. Я держу рану телекинезом, но только пока он рядом. Живее! — Хриплым и надсаженным от крика голосом проговорила она, метнув колючий взгляд бордовых глаз. Стражники кивнули и, запустив механизм закрытия врат, устремились впереди медленно идущей Стеллы.

 — Держись, Джамп... держись еще немного. Все будет хорошо, я обещаю тебе. Я ведь всегда сдерживала свои обещания.

Верно? — Она говорила с лежащим на её спине, словно боялась, что в любой момент его дыхание прекратится. Тихое биение его сердца отдавалось в её крылья и она делала еще один шаг за другим.

 — Они здесь... — Раздался чей-то голос. — Перехватите рану телекинезом, живее, пока он ещё под действием артефактов Стеллы. Быстрее же.

Тяжелый груз покинул её спину и она облегченно вздохнула. Несколько Демикорнов смотрели в её глаза, с заботой и беспокойством, отчего она улыбнулась.

 — Джамп... помогите ему... пожалуйста, я обещала, что все будет хорошо. — Тихо проговорила она, ощущая как земля уходит из под её копыт и словно скользит куда-то в бок.

 — Она превысила лимит, живее, отнесите её в рекреационную камеру. Да быстрее же! Еще немного и её кости начнут разрушаться! — Мягкие объятья телекинеза обняли её и она ощутила дуновения воздуха вокруг себя. Рядом что-то хрустнуло и горящие передние копыта окутала приятная прохлада. Стелла провалилась в беспокойный сон...

Страйп вспоминала это, идя рядом с серебристой Стеллой, гадая, что ощущает она, когда наполовину металлические копытца стучат по каменному полу. В первые месяцы, той пришлось снова учиться копытокинезу, но так и не вернув его, она самостоятельно, пользуясь зажатыми в зубах инструментами, создала внутри стальных частей подобие артефактов телекинеза. Единственно, их теперь уже нельзя было снять. Черная Демикорн вздохнула. Порой ей хотелось прижать серебристую к себе, обнять крыльями и дать той выплакаться, но она знала, что этого никогда не будет. Меридас Стелла выжгла за этот год свои слезы досуха. Фанатичное упорство, с которым она работала над каким-то механизмом, казалось, поглотило её без остатка. Она рассеянно отвечала на вопросы, без аппетита ела пищу. Даже солнечная погода и приятный бриз, который был теплым от нагретого в долине воздуха, не пробуждал на её серебристой мордочке улыбку. Бордовые глаза казались застывшими и смотрящими в будущее, не обращая внимания на настоящее.

Она даже отказалась принять участие в Дне Жеребят, сказав, что без Клиффджампа она не пойдет ни с кем. Разгоревшийся конфликт едва не перешел в дуэль, однако все обошлось.

 — Суммус обещал мне достать особые камни и металл. — Внезапно заговорила Стелла. — Я надеюсь, что он достал все, что было нужно. После того случая с каменниками, мне запретили покидать восточное крыло. Ты же знаешь об этом, Страйп.

 — Он прошел через многое, Стелла. — Кивнула та на слова серебристой. — Но ты слишком многого хочешь от всех. Уже год как он...

 — Молчи! — Металлическое копытце ударило о камень и высекло искры. — Молчи! Молчи! Молчи!

Серебристая внезапно сжалась и быстрыми шагами скрылась в боковом коридоре.

Страйп вздохнула.

 — Отпусти его... отпусти его когда-нибудь. Цепь между вами давно порвалась и ты лишь держишь два её конца в своих обожженных копытцах. — Тихо проговорила она, отвернувшись. Пепельная грива упала на мордочку и скрыла золотистые глаза в тени...* * *

Она звенела перебираемыми пробирками, выливала их содержимое на разбросанные по столу детали и ждала, отчаянно ждала результата. Но камни молчали и металл сковывающий их оставался холодным.

 — Да что не так с этим рецептом? — В сердцах стукнула она копытцем по столу, заставив детали вздрогнуть и покатится на пол. — Я же... я же обещала ему помочь. Все описания собраны воедино... мне так сложно было достать последний компонент, но все равно ничего не работает!

Еще один удар последовал по столу и теперь склянки упали на пол и покатились, булькая своим содержимым. Стелла смотрела на все это испытывая досаду и разочарование. Но в этот момент перед глазами вставало его мордочка, исполненная тоски и обреченности. Редкие капли слез в его глазах, даже представляемые ею, остужали пламя ярости и заставляли её остановиться в нерешительности.

 — Еще раз... я попробую еще раз, Клиффджамп... Я попробую еще раз... — Она провела по лбу копытом, убирая непослушную челку и вновь стала разбирать механизм, меняя местами кристаллы и добавляя новые элементы взамен вставленных ранее.

По тонкой трубке в механизм сливались капельки розовой жидкости, мерцающей и пахнущей цветами. Камни мигнули алым светом и вновь погасли.

 — Ах ты... — Отливающее сталью копытце закованное в металлические перекрещенные кольца, остановилось в дюймах от механизма и тихонько цокнуло по его поверхности. Стелла была в бешенстве, но даже в этом состоянии сохраняла чувство меры. Этот механизм был единственным, собрать второй такой, ей бы уже не удалось. Именно поэтому неудача за неудачей делали её замкнутой, заставляя снова и снова переживать тот миг, который ни она, ни Клифф не могли больше забыть. Все, что могло исправить ту трагическую случайность лежало сейчас перед ней, поблескивая металлическим изгибом, плавными линиями подогнанных деталей, внутренним и внешним суставами, креплениями и усилителями.

 — Клифф... я верну тебе радость прыжка... — Тихо произнесла она, склонившись над чертежом артефакта и снова пробуя новые комбинации кристаллов и пазов, в которые они вставлялись. Подпиливая их, изменяя рисунок в слотах и накладывая новые слои цепей магической связи. Меридес Стелла, она знала, что кроме неё это сделать некому и потому ответственность давила на её плечи непосильным грузом. * * *

Ночь сменяла день и день сменялся ночью, то погружая долину во тьму, то освещая её солнечным светом. Она стояла посреди неё и смотрела на стоящий на камне предмет, походящий на гротескную конструкцию из пластин, шестерней и сложных сплетений поршней, что мерцали своей гладкой поверхностью и ловили свет от светящихся внутри конструкции камней. Бордовые глаза пристально вглядывались, словно ожидая что-то. Послышался щелчок и конструкция сжалась, словно пригнувшись к земле. Еще один щелчок и оттолкнувшись от земли она взмыла вверх. Мягкий мох поймал этот упавший с небольшой высоты, стальной предмет, что оставил в нем небольшое углубление.

 — Поменять режим импульса, заменить камни на меньшую мощность. — Бормотала Стелла, поднимая с земли предмет и оглядывая его со всех сторон. Вытащив из паза забившийся туда мох, она впервые улыбнулась. — Если исправить вот этот угол сочленений, они будут равны. Высоту подгоню по копыту... позже.

Она повернула основание и оно стало чуть ниже. Тяжелый предмет лег в седельную сумку и она направилась к воротам.* * *

 — Я к нему — Раздался голос серебристой, в котором впервые за этот год прозвучала радостная нотка. — У меня есть...

Демикорн бронзового цвета и его напарница отрицательно качнули головами, перекрыв ей путь скрещенными крыльями.

 — Эй, пропустите меня в Джампу! Я уже несколько месяцев не могла придти... — Немного изумленно проговорила она. — Мне нужно срочно к нему.

 — Стелла, не надо. Тебе не нужно этого видеть. — Тихо отозвалась алого цвета Демикорн.

 — Она права, не стоит. — Так же тихо добавил бронзовый, на крупе которого виднелась чаша с повисшей над нею каплей.

 — Что это значит? — Она переводила взгляд то на одного то на другую. — Каликс, Петалум... пропустите меня!

Она рывком пробилась через их крылья, ощутив как их коготки царапнули её по боку. Они что-то крикнули ей в след, но она уже бежала к рекреационной камере. Не чувствуя под ногами земли, она бежала по коридору, боясь что её остановят. Лишь вбежав внутрь и захлопнув стальную дверь, она перевела дух.

 — Клиффджамп!! Я принесла! Я смогла сделать её, правда... ты снова смо... — Она замолчала на полуслове, вглядываясь в темный силуэт у искусственного окна, через цветные стекла которого бил почти похожий на солнечный свет. — Джамп... я...

Она достала предмет из сумки и сделала несколько неуверенных шагов к силуэту.

 — Прости, я долго не могла придти. Я искала детали, камни, особые масла, что сохраняют свои свойства долго. Ты же знаешь, я больше механик... Мне сложно было подобрать нужные носители магии. Правда, я хотела зайти. — Тихо и неуверенно говорила она, ожидая ответа. — Ты обиделся? Прости, но я дала тебе слово и я сдержала его. Это... смотри Джамп!

Она положила завернутый в ткань предмет на кровать и развернула его.

На ткани лежала точная копия левой ноги, переливаясь стальными формами и даже покрытая немного кривой, но с любовью сделанной инкрустацией. Она заканчивалась чуть выше третьего сустава от копыта, немного расширяясь и переходя в целую сеть креплений, что были готовы вживиться в тело, едва прикоснуться к нему. Стелла сияла, но молчание её друга вселяло неуверенность.

 — Тебе не нравится? Я старалась сделать её легкой. Ты снова сможешь прыгать по скалам как прежде. Сила отрегулирована по твоей правой ноге, так что ты даже не увидишь разницы. Честно... а если ты потерял форму, я отрегулирую её по новой. — Обращалась она к нему, вытирая с глаз слезы, первые слезы за этот год работы. — Почему ты молчишь?

Она обошла его и взглянула в немного бледную мордочку.

Тихий вскрик заглушило прижатое к губам копытце.

 — Нет... Джамп... нет... Что же ты наделал... — Тихо прошептала она, отходя к стеклу. — Почему...

 — Он ждал тебя последние несколько недель. — Тихо раздался голос Петалум. — Прости, мы хотели сказать тебе раньше, но ты была занята и не слушала никого. С месяц назад, Клиффджамп перешел границу и стал "тлеющим". Мы ничего не смогли сделать. Он правда держался до последнего. Прости, Стелла. Ему больше не нужна механическая нога.

 — Нет... — Серебристые копытца обняли застывшего Демикорна. — Я не верю... я не верю в это... Петалум, сделай что ни будь! Попроси Алую! Она...

 — Меридас! — Алого цвета Демикорн встряхнула голубой гривой. — Алая уже была здесь! Все, что мы могли сделать уже было сделано. Он не хотел жить. Не мог жить... это было его выбором. Ты даже не знаешь, сколько повреждений он вынес, сколько терпел, хотя почти все они были серьезны. Он потерял возможность летать, потерял возможность ходить. Даже дыхание, было для него страданием. Но он ждал тебя. Он просто хотел быть с тобой столько, сколько мог...

 — А я пыталась вернуть ему... его... — Серебристая мордочка уткнулась в холодные губы Клиффджампа. — Прости... прости меня если сможешь. Я хотела сдержать свое слово, но не выполнила того, что хотел ты сам.

Петалум склонила голову, не в силах смотреть на замершую пару. В комнате тихо зазвучал останавливающийся механизм и стальной безжизненный голос стал повторять одну и ту же фразу:
 — Статус субъекта носителя первичной связи — отсутствие жизненных функций.

Каменеющее под копытцами тело дрогнуло и холодные губы приоткрылись, выпуская последний глоток воздуха. Он коснулся щеки и мягко обнял серебристое ушко.
 — Живи... без меня... — Послышалось в тонком певучем слове и голос механизма перекрыли неудержимые рыдания той, что не смогла сдержать своего слова.

Петалум вышла в коридор. На её глазах блестели слезы и она закусила шкурку чуть выше копыта, чтобы унять рвущийся из горла плач. Бронзовое копытце прижало её к такому же бронзовому крылу и массивный Демикорн с суровыми чертами морды, прижал её к себе.

 — Мы сделали, что могли, Петалум. Она просто не хотела нас слышать... — Тихо проговорил он, смотря на силуэты в комнате. — Она просто не хотела нас слышать...

Читать дальше

...