Автор рисунка: aJVL
Глава 5. Забытое имя Глава 7. Дар Маскипалы. Часть II

Глава 6. Дар Маскипалы. Часть I

Прислушавшись к словам своей тёмной "сестры", Алая Луна, начала поиски своего народа. Тексты приходят её к древнему строению, расположение которого было смутно указано на стальной плите. Быть может, послание из прошлого не досказало многое из того, что предшествовало её появлению в этом мире... Двери раскрываются. Дар Маскипалы ждёт.

Алая линия на карте мира. Мерцающий путь, озарённый магией и знаниями утерянными во времени.

Путь существа алого цвета, четыре крыла которой сияли огнём заката, проходил через селения народов, собиравшихся вместе и начинавших свой путь жизни в этом мире. Встречались с опасностями и решали свои проблемы. Она щедро делилась знаниями, обожествлялась и века спустя находила упоминания о себе, доходившими до новых поколений в виде барельефов и лишь отдалённо похожих изваяний.

Но она искала другое. Единороги и их природная магия. Драконы и их жадность к драгоценностям, жалкие подобия тех, потомками кого они являлись. Её копыта ступали по землям, на которых никто не осмеливался селиться, боясь оставшегося в них наследия. Заброшенные библиотеки, знания из которых она щедро отдавала тем, кто желал к ним прикоснуться, не давали ответов. Лишь текст на смятой и выброшенной в глубокую расщелину металлической плиты, был путеводной нитью. И всё же, все места, описываемые неизвестным автором, были пусты или давно поддались ветру времени. Руины древних строений с укором смотрели на гостью желающую ответов, но хранили свои тайны глубоко под покрывающими их песками, обломками скал или снежными заносами, зло щерившиеся ледяными пиками.

Прошло немало лет, прежде чем строение, достаточно прочное и при этом древнее, встретило своими неприступными стенами её, рождённую в всплеске магии и получившую призвание — быть вечностью. Затерянное среди буйной растительности, почти неотличимое от переходящих в плато гор, оно угрюмо темнело массивными стенами, переходящими в давно потерявшую свою форму крышу с которой стекала пара молодых, ещё не набравших полную силу водопадов. Деревья, нашедшие место, где солнце щедро одаривало их необычного бордового цвета листву, пустили свои корни под плиты фундамента здания, вступив в неравный бой с прочностью скал.

Тёмный камень, покрытый неглубокими трещинами и следами многочисленных атак, был по прежнему крепок, чтобы выдержать не только перемены климата, но и ещё немало веков.

Алая оглянулась по сторонам.

Это было несомненно то место, описанное в части текста на плите. Древний дракон не обманул, но до последнего ей хотелось, считать текст ложью, а не частью реальной истории. С начала и до самого конца. Слова её тёмной сестры всё ещё звучали в голове и казалось, словно с каждым шагом они звучат всё громче и настойчивее.

Богиня мотнула головой, отгоняя этот призрачный голос и на удивление это помогло. Задрав голову она прочитала надписи над массивной дверью. Знакомые символы складывались в не слишком ясные слова, но изображение, выбитое на массивной металлической двери, было таким же, что было на плите и это вселило толику уверенности. Алое копыто гулко ударило по покрытой ржавчиной и тонкими ветками плюща двери.

Словно по скале, чему-то монолитному и не желающему даже шелохнуться. Алая слегка ударила хвостом по земле, оставив мерцающий след обуглившегося и остекленевшего песка.

 — Ты так легко отдал мне ту плиту... ты знал, что я не смогу войти, ведь так? — Тихо проговорила она, обращаясь к покинувшему этот мир дракону и ей показалось, будто он смеётся над ней, из каждой песчинки, листка и камня мира который её окружал. — Я нашла это место. Но здесь лишь скала, камень и дверь, за которой возможно нет ничего, кроме завала из камней. Ты доволен? Рад тому, как я прошла весь этот путь? Ты дал прочесть мне ту... ложь о сошедшемся в битве с самим собой народе! Ту жалкую легенду о последних оставшихся от них. Ты тешил мою веру не быть одинокой, зачем? Почему ты не остался со мной, ведь я... я... Но я убила тебя. Убила не поняв этого сразу... зачем ты играл со мной, Древний...

Она сидела перед закрытой дверью несколько дней. Вспоминая сказанное ей древним шестиглазым драконом. Порой ей казалось, словно тень её сестры плавно скользит между лежащих камней и смотрит на неё из провалов мраморных арок, медленно поглощаемых зеленью лесов. Она отходила лишь для поиска еды, хотя уже много веков, это стало лишь возможностью ощущать вкус, но не средством утолить голод. Её голод был другой и утолить его могло лишь одно — ответ. Струящаяся в ней магии давала ей силы, была её жизнью и дарила бессмертие, умножаясь с каждым столетием во много раз. Теперь Алая была уже не той, что ступила из обломков застывшего пламени в полный многообразия мир. Не той, удивляющейся воде, шелесту травы и красоте проплывающих облаков. В глазах плескалась мудрость, почерпнутая из множества брошенных библиотек и храмов, копытописи в которых словно дожидались её, прежде чем распасться мелкой пылью. История странной битвы, разворачивалась перед её глазами, когда она читала свитки, осторожно держа их в объятиях магии.

И всё же текст на той плите.

Алая луна прикрыла свои альмандиновые глаза и снова вспомнила резкие, злые формы символов, складывающиеся в текст на металлической поверхности.

"Исход. Мы назовём это Исход, для тех кто прочитает эти письмена снова и... возможно не допустит повторения нашей ошибки. Мы... ошиблись. Ошиблись в себе, своих знаниях, но не потеряли гордости за то, чего добились открывая двери в неизведанное и тем самым не побоялись навечно запереть тварей Тартара там, где им было самое место. Мы сделали шаг и помощь, в лице тех, кого теперь называют Древними, была принята без раздумий и сомнений в правильности решения..."

Богиня скользила взглядом по представляемым ею словам и снова ощущала приток тех чувств, охвативших её там, в пещере Дракона. Крылья сжимались от бессилия что-либо изменить. Она не могла вернуться в прошлое, ведь прошлое дало ей настоящее и её саму. Строки с металлической плиты снова скользили перед её взором.

"... Создавая оружие, способное мыслить, способное чувствовать и желать... О чём мы думали совершая это? Многие из наших соплеменников... покинули этот мир, но оставляли за собой ещё одну ступеньку, по которой мы приближались к желаемому результату. Их кровь. Кровь Древних. Она всегда останется на нашей совести и искупить свою вину мы не сможем. Победа над чудовищами, вырвавшихся из провалов в земле, словно ведущих к сердцевине мира, было не достаточной, для искупления совершённого нами. И всё же, мы создали оружие, равного которому не будет в этом мире ещё много веков. Оно будет существовать вечно, совершенствоваться, улучшаться... И придёт к единственному решению, логичному для развития..."

Альмандинового цвета глаза вспыхнули фиолетово-алой вспышкой.

 — Это ложь!! Кто бы не писал это он лгал! Лгал... всем... — Вскрикнула она и сгусток пламени, ударившись о сохраняющую молчание дверь, растёкся чёрными лепестками, похожими на солнечное затмение. — Они...

Но память услужливо прокручивала строку летописи за строкой, заставляя богиню хлестать землю хвостом от негодования. Но было в этом что-то ещё. Словно внутри неё пели голоса, слышался рёв упивающихся битвой существ.

"... Чтобы стать сильнее, нужен противник сильнее тебя.

Это было постулатом, целью, смыслом существования и первые из тех, кто осознал все возможности этого проломили барьер различий. Гонка ради силы, способностей к выживанию привела к битве оружия с оружием. Потеряв врагов, они обратили взгляд друг на друга. Да, мы старые маги создавшие их просчитались. Наделив их теми же качествами, что обладали сами, мы не могли учесть влияния третьего компонента их сути и он медленно, но успешно поглощал и извращал то немногое, остававшееся в них от... нас. Они менялись и каждый из них менялся по своему. Бывшие орудия, стали народом, сила которого не могла подвергаться сомнению и нам оставалось лишь радоваться такому соседству. Недолго...

Мы называем это "Войной Кланов", наши потомки, если они останутся живы — "Великим Бедствием". Те же, кто переживёт и наших потомков, возможно не будут знать ничего об этом времени. Эпоха канет в тьму и нам останется лишь надеяться, что крупицы памяти об этом всё же сохранятся. Наивно, возможно... Мы пишем текст на металлической плите, будучи уверенными, книги и свитки не дойдут до тех, кто придут нам на смену. Земли будут гореть и будут истерзаны той силой, что мы выпустили на свободу ища спасения... Древние уже пали, видимо теперь, наступил наш черёд."

Алая выдохнула клубы пара и успокоив биение трёх сердец встала. Она снова подошла к двери, изучая поверхность, смотря на каменные колонны, что без всяких петель держали дверь незыблемой. Письмена всё ещё висели перед её взором, накладываясь призрачным образом поверх узора оставленного временем на металле. Теперь это был другой язык. Похожий, но обладающий более сложными символами. Знакомыми, но...

 — Инитиумнарский... — Тихо проговорила она и дверь дрогнула, зашелестев ссыпающимся из пазов песком.

Эта часть, на плите подаренной Драконом была иной. Словно кто-то стёр слой металла и начертал другой текст, взамен старого. Казалось, будто одним дыханием, поверхность была расплавлена и ещё не успев остыть, была исцарапана острым предметом, навечно оставившим на поверхности изогнутые символы, острые черточки и глубоко уходящие в металл выбоины, будто писавший ставил точки со всей яростью, струящейся в теле.

"Год 87 с начала Феномена Регрессии. Мы последние из тех, кого создатели этой плиты называли "Оружием". Да, мы оружие! И да, мы одержали победу, проиграв войну самим себе. Читающий эти строки, если ты понимаешь написанное, значит в мире остался ещё кто-то, помимо нас. Мы не знаем, кто ты. Потомок одного из нашего звена или уцелевший плод из сохранившихся законсервированными яслей. Тот факт, что читая эти слова ты понимаешь их, означает лишь одно. Часть нас всё ещё ступает по земле. Что же до нас... мы уходим в пещеры Вечного Льда, где нам удалось победить и запереть наиболее опасных существ этих земель. Их называли — Вендиго. Теперь, пленённые твари будут нашим спасением. Нашим лекарством этом изувеченному миру от нас самих. Но даже если ты... ты... окажешься победителем в том пире силы и жажды могущества. Найди нас. Быть может, забрав твою жизнь ценою своей, мы остановим этот кошмарный круговорот, созданный нашими предками. Часть меня будет ждать. Просто скажи..."

Слово. Всего одно певучее слово, в котором слились упругим жгутом тоска и ярость, печаль и воодушевление, голод... голод по знаниям. И что-то ещё, завопившее внутри богини в глубине центрального сердца. Почти животный рёв потревоженного от сна существа, что рвало призрачные путы, пытаясь отдалиться от бьющихся рядом боковых сердец. В одном плескался покой и мир, другое искрилось любопытством и жаждой познания. Путы натянулись, но выдержали, заставив богиню изогнуться и исторгнуть в небо истошный крик отчаяния, победы и облегчения.Одно слово...

Дверь дрогнула, осыпаясь чешуей ржавчины. Медленно поползла наверх, скрипя многочисленными шестернями и из тёмного провала вырвался затхлый, отдающий сыростью воздух, ударивший в мордочку Богини. Битва, что кипела у стен этого наследия ушедшей расы, оставила следы не только снаружи. Прежде, чем много веков назад эта тяжёлая дверь рухнула, запечатав за собой свидетелей жестокой битвы за право обрести могущество, языки огня сражений проникли и за неё.

Алые копыта ступали по треснувшим плитам, мозаика которых повествовала о величии тех, кто создавал это место. Некогда созданные для охраны механизмы, лишь жалобно скрипели своими останками, в бессильной попытке остановить ту, что шла по коридору в глубь строения. Изъеденное коррозией копье гулко ударило Алую в крыло и распалось бесформенными бурыми кусками, тем самым удивив и озадачив её.

Она миновала разбитые колонны, между которыми пол проломился в форме чаши. В центре, пронзённый с пяти сторон, замер скелет огромного существа, череп которого венчал загнутый назад рог с похожей на лезвие костяной пластиной позади. Похожие на него существа, меньше размером, пронзили его своими рогами, но видимо встретили свою гибель в этот же миг, замерев костяными изваяниями с обрывками тлеющей ткани, свисающей с их позвонков.

Алая подошла к ним, осторожно ступая по полу. Хвосты скелетов, похожих на сегменты и украшенные шипами и плоскими рёбрами, безвольно свисали до самого пола. Некоторые выпали из суставов и теперь лежали, скатившиеся к центру выемки в полу. Богиня оглянулась на свой хвост и вздрогнула. Догадка холодными корнями сжала её три сердца, заставив их замереть на короткий миг. Короткий, но достаточный, чтобы тень её сестры, плавно скользнув между колоннами снова, бестелесным призраком появилась перед ней, проходя замершие в последнем мгновении битвы останки существ насквозь.
 — Давно не виделись, сестрица. Ты нашла это прекрасное место. О! Взгляни на этих существ, разве они не прекрасны? Особенно то, что в центре. Какие кости... какие очертания черепа. Эти выступающие по бокам клыки. Ты ведь знаешь, кем они были? - Тёмная и бескрылая копия богини бесшумно подошла к поверженному чудовищу.  — А эти... куда мельче, но их сила была достаточно высока. Ах, как прекрасно это лезвие в их рогах. Прислушайся к ним. Этот металл поёт чудесную музыку боли и страданий, что испытали они, заставившие металл соединиться с живой плотью! Или может быть ты хочешь взглянуть туда...

Тёмное, полупрозрачное копыто указало в сторону теряющейся в темноте стены. Там, в выбитых в толстой монолитной стене нишах, виднелись угловатые, скреплённые металлом сосуды. Едва ли несколько штук, стояли целыми, покрытыми пылью и скреплённые с каменным постаментом тонкими прядями паутины.

 — Чувствуешь запах их крови... Она так долго хранилась тут и так много было пролито её на пол, что всё пахнет ею, поддайся соблазну... лизни её... - Вкрадчиво шептала тёмная сестра Богини плавно вышагивая вокруг замершей Алой.

 — Сгинь... — В голосе зазвучал лёд и альмандиновые глаза вспыхнули огнём ярости, вызвав у тёмного бескрылого двойника лишь смех.
 — Сгинь, говоришь ты мне. Хорошо, сестрица, я сгину. Пока. Но я вернусь, ведь признай... — Тёмная прозрачная мордочка тихо прикоснулась к ушку богини.  — Ты всё же ищешь их. И ты найдёшь их. И они будут вечны вместе с тобой. Ты не будешь одинока, моя сестрица. Ты не будешь... а потому не буду одинока я. Ведь за тобой должок, половина твоей силы — моя. А уж тело я найду себе сама, не переживай, оно будет так же прекрасно и смертельно желанно, как и твоё.

Свист алого хвост завершился треском падающих колонн, в поднявшейся пыли от которых плавно пропадала смеющееся тёмное отражение. Алая с трудом переводила дыхание, словно ей удалось выплыть из затягивающего её омута и теперь желание ощутить в груди хотя бы такой воздух, затхлый и отдающий прахом.

Алая Луна шла по коридору. В груди мерзко кружился комок ожидания, словно в любой момент её темная сестра возникнет вновь. Шаги раздавались в совершенной тишине. Лишь иногда, за стенами едва различался звук журчащей воды, доносящийся от рек питающих водопады. Стальные двери, открывались одна за другой, порой требуя усилий от Алой, но за всеми ними было одно и то же. Брошенные механизмы, назначение которых было давно утеряно. Кости тех, кто не успел покинуть охваченное войной здание. Пустые глазницы смотрели с укором и... надеждой на неё, заставляя ту отворачиваться и продолжать свой путь. Ещё несколько чудовищ, словно слившихся с расплавленной огромной температурой стеной, белели костями в тусклом свете от её крыльев. Перед ними, в воронке лежало окаменевшее сердце, треснувшее и исторгшее ставшую кристаллами кровь.

Богиня миновала эту сцену прошлого, стараясь не вглядываться в нечто, лежащее позади останков.

 — Это всё не правильно. — Проговорила она, оказавшись в тупике. Перед нею была ещё одна дверь, похожая на ту, преграждающую вход в здание. Кто бы не пытался проникнуть за неё, ему это не удалось. Белеющие обломки покрывали пол ровным слоем. Скривлённые и изломанные лезвия торчали в стенах, словно их швырнула чудовищная сила. Всего два места, вокруг арок с боков от двери, были чисты и лишь тонкий слой пыли покрывал камни. Левая ниша пустовала, но правая.

Карикатура на неё саму, ниже ростом с одной парой, ставших голыми рёбрами, крыльев, гремящая изъеденным временем металлом, медленно покинула тень и вышла к Алой, уставившись на неё единственным серебристым глазом.
 — Произвожу... вожу... инициализацию. Статус... ведётся поиск в базе данных комплекса. — Глухой, лишённый эмоций голос хрустел из прорезей закрывающей морду шлема. Угадать, движется ли рот у существа или голос звучит от всего жуткого доспеха сразу, Алая не смогла. Её оставалось замереть и слушать. Опыт с дверью научил её выдержке, а сотни ловушек, оказавшихся в строениях встреченных ранее, осторожности. И всё же часть, знающая о её силе, вопила и жаждала расправы над этой дикой пародией.

 — Что ты такое и почему стоишь на моём пути? — Тихо проговорила Алая, когда фигура, замерев, опустила свой глаз вниз.

 — Инициализация завершена. Подтверждаю. Дата инициации тысяча пятьсот двадцать четыре года, девять месяцев и десять дней с момента консервации... ции... комплеса по изучению Феномена Регрессии. Запрашиваю... запрашиваю... данные... — Существо подняло голову снова посмотрев на гостью руин комплекса.  — Комплекс Света. Ответ отрицательный. Комплекс Щита. Ответ... ответ... Отрицательный. Комплекс Алой... Данные... данные... Целостность комплекса Алой нарушена. Зафиксирован всплеск концентрированной магии. Загру... загру... жаю отчёты о последствиях.
 — Что ты такое? — Богиня сделала шаг на встречу, не сводя глаз с этим говоряшим с самим собой существом. — Меня привёл сюда текст на стальной плите, что дал Дракон. Это место... Здесь я могу найти тех, кого назвали "Оружием"? Мой... будущий народ здесь?

Механическим движением, голова существа наклонилась в бок, словно так рассматривать гостью было удобнее. На пол посыпались куски доспеха, чешуек и что-то ещё, что напомнило богине уже встреченные ранее скелеты. Только теперь, приглядевшись, она поняла. Принятый за гребень кусок шлема, был отломанным под основание плоским рогом, металлическая часть которого всё ещё блестела позади костяной основы.

 — "Оружие". Название пробной межвидовой ассимиляции трёх народов. Причина. Производится поиск... поиск завершён. Данные утеряны. Список входящих в межвидовую ассимиляцию народов. Список утерян. Список доступных комплексов. Выслан запрос в три комплекса. Ожидание ответа. Вторичная установка. Производится ска... ска... сканирование разумного существа. Данные. — Металлическое существо снова хрустнуло шеей и теперь смотрело прямо.  — Совпадение данных превышает заданные параметры идентичности. Боевая единица прототип девять сотен четырнадцать приветствует тебя, до... до... дочь победителей.

 — Ты видишь меня впервые и признаешь? Что ты? Живое существо или продукт того, что книги называли "механикой"? — Богиня подошла ближе, возвышаясь над двигающимся наследием древности. Тот, кто назвал себя боевой единицей медленно поднял голову вверх, обнажив сухие позвонки там, где должно было быть горло.
 — Система защиты установлена из... из... расчёта определённого уровня силы... Все... все... слабые будут деактивированы. Ты... не можешь быть деактивирована силами системы защиты. Соответствие параметрам заданным создателями... под... подтверждено. Ты, особь предположительно репродуктивного класса будешь зарегистрирована под нулевым номером в базе данных контрол... ля... над... над... "Слиянием".

 — Моё имя Алая Луна!
 — Подтверждаю... регистрация особи предположительно репродуктивного класса. Номер — ноль. Совпадение с данными комплекса Алой, выше обозначенного. Регистрация завершена. — Отчеканил страж, медленно разворачиваясь и переступая копытами, оставляющими пыльные пятна

 — Моё имя Алая Луна! — Богиня вскрикнула, добившись от стража внимания.
 — Система защиты переходит в режим ожидания новых особей... бей... подходящих под заданные параметры. Опись существа завер... шена. Особь под нулевым номером получает доступ. Контуры с второго по седьмой доступны для посещения. Доступны... для... В случае несогласия с решением... особь может обратиться к... к... модулю куратора "слияния" для получения дополнительной информации. Заме... заме... ч... — Боевая единица неловко зацепила плечом стену, и упав продолжала переступать вытянутыми в бок копытами.  — Дополнение. Особь обладает зачатками интеллекта. Обладает... зачатками языка. Возможно дальнейшее обучение. Рекомендации... реком... мендации... Программа адаптивного обучения. По достижению нужного уровня знаний и психо... психофизического состояния, произвести принудительную фертилизацию для получения... получения... необходимого материала.

Подойдя к шевелящейся на полу фигуре и убедившись, что та не сможет встать самостоятельно, Алая Луна вошла в поднявшуюся вверх металлическим овалом дверь. Ржавое существо продолжало говорить, но слова были не понятны алой гостье. За дверью её встретил небольшой зал, проходы от которого загибались и терялись в темноте. Здесь было чище, но следы паники были видны даже под слоем пыли, покрывающей всё тонким, призрачным слоем.

На полу была выведен знак, означающий "два".

Читать дальше

...