Автор рисунка: Noben
Глава 6. Дар Маскипалы. Часть I Глава 8. Аудиенция сердец

Глава 7. Дар Маскипалы. Часть II

Два долгих месяца прошло в стенах сооружения, принявшего необычную алую гостью. Наследие прошлого отозвалось на её голос...

Она не знала, сколько времени прошло с тех пор, как тяжёлая дверь, покрытая снаружи и изнутри письменами, закрылась за ней с глухим стуком уйдя в углубление в полу. Алая стояла в центре зала, ощущая трепет и одновременно чувство свободы, словно требующее от неё распахнуть крылья и дать волю сжимающимся в груди чувствам.

От стен лилась мелодия, становящаяся дымкой и постепенно сливающаяся в мерцающие символы, кружащиеся вокруг неё, отбрасывающие блики на её алую шкурку и проникающие в самую сердцевину её светящегося оперения. Альмандинового цвета глаза оставались полуприкрытыми, лишь искорки блуждающего света, говорили о том, какую гамму чувств, испытывает гостья этого места.

Но это было не всё.

Обрывки прочтённых книг, клочки копытописей и остатки фолиантов. Все тексты из них кружились дополняясь утерянными кусками становясь одним целым. И каждая строка отбрасывала читающую их Алую во времена задолго до её появления.

И она увидела мир...

* * *

Никто не знал, когда мир возник и что дало ему силы для жизни. Была ли это магия или желание, ставшей материальной мысли. Быть может доброта и свет, нашедшие приют на краю вселенной, обрели единую цель и стремление, породившие то, что стало для множества существ домом. Тёплый климат, умеренный ветер, высокие горы и плоские, спрятанные от ненастья долины. Моря, полные чистой воды и зеркальные озёра, берущие своё начало от тёмных подземных рек и кристальных, украшенных радужной короной брызг, водопадов.

В небесах, пронзая пушистые облака резвились пегасы, не зная печали и предаваясь утехам и соревнованиям. В этом народе сложились верность и честолюбие, что не давали грусти овладеть их сердцами.

На земле, среди плодородных земель, зелёных пастбищ и полных еды полей, виднелись города земнопони, трудолюбие и честность которых, к себе и к другим, словно давали силы, возделываемой ими земле. И земля щедро делилась с ними своими плодами.

У подножья гор, где пещеры светились кристаллами необыкновенной красоты, рядом с лесами, где корни и ветви деревьев складывались в замки, два народа единорогов, разделили между собой мир. Кисточковые, привыкшие к беззаботной жизни в единстве с природой, выбрали леса, в которых природа щедро наделяла их красотой и грацией, при этом поощряя их беззаботность и легкомыслие. Их соплеменники, с пышными и словно шёлковыми хвостами, открыли для себя иную красоту, в великолепии точных форм и остроте граней камней, и магия их становилась скорее наукой искусства, чем импровизацией и вычурностью природных форм.

Но не только эти народы разделили мир между собой. Ближе к скалистым и сухим ландшафтам мира, расположились племена грифонов, взявших всё худшее от пегасов, но наделённых довольно острым умом, позволившим достичь превосходства в том, в чём остальные были слабы. Их города раскинулись в ущельях между пиками скал и мало кто из лишённых крыльев, смог бы добраться до них.

Лабиринты из камней, гигантские плато, рассечённые провалами и многочисленными шахтами, дали пристанище минотаврам, возводившим каменные подземные замки и укрепления, часть которых сливалась со скалой, дающей камень для строительства. В союзе с диамандовыми псами, туповатыми, но алчными до богатства существами, способными копать не зная усталости почти любой твёрдости землю, минотавры расширяли свои владения и возводили всё новые, неприступные города-лабиринты.

И зелёное море на суше. Огромная площадь Вечносвободного Леса, где природа буйствовала и создавала свои формы жизни, пробуя и экспериментируя. Это море зелени покрывало почти всё вокруг, лишь на своих границах медленно уступая разумным существам пытающимся улучшить свою жизнь и отвоевать у леса ещё кусочек плодородной земли. Облака плыли над этими лесами словно подгоняемые медленно покачивающимися ветвями. Бушующие грозы, сливались в воронки из тёмных туч, извергающих фиолетовые молнии к земле, оставляя тёмные проплешины на зелёном ковре из деревьев. Годы мелькали и эти чёрные пятна снова становились светло зелёными островками на фоне могучих лесов. В них, в самой гуще буйства природы которой боялись даже кисточкохвостые единороги, нашли свой приют удивительные создания расы оленей. Среди них были и те, кто смог обрести свободу в небе, распахнув в стороны грациозные крылья. Были и те, кто сиянием ветвистых рогов заставляли неукротимую магию флоры цвести и течь в нужном им направлении...

А там... за обширной гладью моря раскидывались другие континенты. И там, среди похожих и не похожих народов были ещё один народ. В полоску. Их называли зебрами.

Но были и другие существа. Не столь многочисленные, древние, мудрые... проводящие большую часть своей жизни в дрёме... Их имя было....

* * *

Музыка стихла. Алая очнулась от транса, что заставлял звучать её сердца в унисон и теперь лишь одно из них стучало гневно, словно радость и беззаботность мира раздражала его. Она мотнула головой, отгоняя наваждение огня и поднимающихся к небу клубов дыма. На фоне пожарищ мелькнула морда, похожая на морду Дракона, что дал ей стальную плиту.

Парнокрылая вздрогнула и сделала шаг назад.

 — Пог... погружение в прошлое мира завершено. Сеанс звукопередачи знаний Создателей прекращён. Производится рассинхронизация особи под номером "ноль" с камерой обучения. Жд... жд... Ждите сигнала. — Голос от круглого мерцающего камня на стене скрежетал и глотал части слов, но она уже привыкла к нему. За время, что она провела тут он уже казался ей другом. Пусть лишённым эмоций, но тем, с кем можно было говорить, хотя и не все вопросы получали ответ и не всё спрашиваемое ею, было понятно голосу. — Поздравля... я... ем. Особь номер "ноль", вы получаете новую оценку коэффициента проявления разума. Ваш уровень доступа повышается до восьмого контура безопасности. Кри... кри... терий достаточен для встречи с кураторами проекта. Они ждут... жду... ут вас в центре наблюдения. Контур под номером "восемь". Желаете изме... изме... нить своё имя-идентификатор?

 — Да. Меня зовут Алая Луна, глупый ты голос из стены. — Фыркнула Алая, медленно покидая зал. Мелодия всё ещё звучала у неё в голове и от этого пол немного плыл перед её глазами.

Ещё некоторое время назад, впервые оказавшись в этом чудом сохранившемся зале, она долго лежала на полу, сжимая копытами голову от обрушившихся на неё образов, мыслей, чьих-то воспоминаний и желаний. Лишь в следующий раз, когда голос из стены услышал её крики, поток знаний уменьшился, став более складным и разбитым на темы. Потребовалось совсем немного времени, для понимания как этот зал работает, теперь она уже могла сама выбирать то, что хочет увидеть. Эти записи о мире... она смотрела их снова и снова, желая оказаться в то время.

Однако, встреченные ею единороги не были похожи на тех, кого она видела в этих чудесных образах. Небольшие селения. Крошечные группы раскиданные по миру и почти незнающие друг о друге ничего. Многие из них селились рядом с остовами огромных строений, руины которых постепенно становились холмами. Крупицы знаний, передавались из уст в уста, хотя рядом лежало наследие их истории. Алая остановилась посреди коридора. Как случилось...

 — Они не хотели знать о том, что было. Словно они начинали всё заново. Заново учились возделывать землю. Заново делали открытия. Писали свою историю с чистого листа. Почти все они... — Тихо проговорила она вслух, вспомнив свою встречу со Снежинкой.

Днями ранее, она вернулась к входу, где осталось существо называвшееся "боевой единицей". Но дверь была закрыта. Смог ли встать ржавый необычный пони или продолжал лежать, на этот вопрос она не смогла получить ответ. Похожих на него она находила в нишах на каждом кольце коридоров, все они стояли неподвижно никак не реагируя на её голос или попытки расшевелить. Лягнув одну из таких фигур, Алая добилась лишь одного — закованная в броню фигура упала на пол, рассыпая вокруг себя чёрные невесомые чешуйки и серый пепел. Убедившись, что упавшее существо не поднимается и не проявляет никаких действий, Алая оставила попытки расшевелить остальных. Единственным спутником для неё теперь оставался голос, звучавший из вмурованных в стены камней.

 — Скажи, если я вытащу тебя из стены, ты будешь всегда со мной? — Задала она вопрос, когда целый отрезок коридора оказался пустым. Осколки камня лежали на полу и голос не смог последовать за ней. — Тут есть места, где я не могу тебя услышать.

 — Отделение... деление... голосового модуля из разъёма повлечёт за собой отключение потока магии. Ответ отрицателен. — Лишённый эмоций голос ответил в становящейся привычной для Алой манере.

 — Ясно, ты замолчишь. Да?

 — Ответ положительный. — Согласился голос и на миг показалось, будто это было сказано с облегчением.

 — Жаль, порой мне бы хотелось слышать тебя там, где стоит тишина. — Алая потянулась и завернула в очередной коридор, уходящий вниз под небольшим наклоном. Пыль поднималась из под её копыт, складываясь небольшим кольцом вокруг остающихся следов. Парнокрылая нашла тяжёлые наподковники в одной из комнат, хотя они и были немного малы, но оторвав лишние куски металла, ей удалось приспособить их под копыта. Ходить по наклонным поверхностям стало легче и теперь она почти не расставалась с ними.

 — Особь Алая Луна может получить портативный коммуникатор с системой обучения и наблюдения. Обра... обра... титесь к кураторам проекта "Слияние". — Проскрипел камень в стене на брошенную ею фразу и погас. Алой снова предстоял путь по коридору в котором царила тишина и мрак.

Пол, с символом обозначающий номер "восемь", был покрыт трещинами и покосился. В центре зала, разбив преграды и дотянувшись корнями до труб с водой, раскинуло свои ветви дерево, серебристые листья которого, словно звенели и тускло переливались блёстками в неярком свете магических кристаллов. Камни гасли и загорались снова и в эти краткие моменты темноты, крона дерева сияла призрачным светом, маня к себе, обещая уют и покой. Рассматривая полупрозрачную кору, похожую на тонкие чешуйки стекла, Алая прошла мимо, ступая по шатающимся плиткам и разбросанным кускам облицовки стен. Вода чавкала под плитками пола и проступала между зазорами небольшими грязными лужицами. Эта часть строения медленно проигрывала получившим свободу растениям. Всё, кроме накрепко закрытой двери, было увито тонкими ветками плюща с такими же серебристыми листиками и белыми цветами, лепестки которых время от времени отрывались и улетали влекомые сквозняком.* * *

Ещё раньше, Алая удивлялась ветру в коридорах. Ведь это не были горные пещеры соединённые между собой проходами и это были не руины замков и библиотек, встречаемые ею ранее. Тут не было арок и окон, через которые бы ветер мог свободно гулять по помещениям и залам, сметая пыль создателей этого строения в кучки по углам. Ответ открылся лишь на пятом контуре, где спустившись ниже она оказалась в огромном искусственном каньоне. Величественные и изъеденные временем, там вращались лопасти устройств похожих на ветряные мельницы. Вот только они были не из дерева и ткани, как в селениях пони. Тут был прочный металл. Возможно грани лопастей были некогда острыми, но теперь их покрывала шершавая корка ржавчины и мха, веками пытающихся побороть произведение чьей-то инженерной мысли. Устройства медленно вращались, но не от ветра, а создавая его. Потоки влажного пещерного воздуха чуть прохладного и отдающего мхом нагнетался в помещения. Каждая новая открытая дверь, давала свободу потокам сквозняка и постепенно затхлый запах уступал сладковатому аромату мха и листвы. Это место начинало нравиться Алой. Тут было спокойно...

* * *

Дверь вздрогнула и, выпустив часть воды с металлическими ошмётками наружу, плавно поползла наверх. Место где её ждали кураторы, если верить сказанному ранее одним из камней на стенах.

 — Я... Пришла чтобы поговорить. Голос из стены, сказал что я могу найти вас тут. Уммм... Тут есть кто? — Алая мордочка просунулась в полутёмное помещение. Некогда залитое водой оно встретило её безмолвием и затхлостью. — Вы не хотите со мной говорить? Почему вы молчите?

Привыкающие к полумраку глаза выцепили стоящую в конце помещения фигуру. Покатый лоб, витой рог. Слегка угловатая линия спины. Алая махнула несколько раз копытом, пытаясь привлечь внимание, но силуэт оставался неподвижным. Будто ждал, что она сама подойдёт к нему.

 — Эй. Это уже грубо. Я была в замках и хранилищах, где были листы с текстами. Я прочитала их и я немало времени провела в ваших залах с мелодией и образами. Голос даже начал называть меня по имени, а вы не желаете мне отвечать? Раз так, я сама подойду и возьму то, что мне нужно. Я желаю иметь при себе голос там, где он молчит. — Она топнула копытцем и вошла внутрь, ощущая как вода хлюпает под ногами. Горки табличек, словно выточенных из камня, лежали в воде поблескивая своими маслянисто-склизкими боками. Обломки плит, кусочки мутных и покрывшихся плесенью кристаллов валялись на металлических столах, большая часть из которых рассыпалась под собственным весом, обнажая более прочные части конструкций. Чем ближе подходила Алая к фигуре, тем большее сомнение охватывало её. И предчувствие подтвердилось, когда она оказалась рядом с "единорогом".

Едва ли в треть от её роста, помятый от удара упавшей частью потолка, перед неё стоял собранный из металлических деталей точный скелет. Копыто стёрло с таблички ил.

 — Хм... "...Модель скелета единорога. Вы сможете увидеть взаимосвязь костной структуры с новообразованием в форме рога позволяющей фокусировать..." А это что за слово... никак не разобрать... "... в следствии этого можно заметить, что общая масса кости близка к земнопони, но более тонкая и позволяющая вступать в резонанс с магическими полями разных стихийных сфер. Модель является точной копией эталонного единорога мага..." — Копытце тихонько ткнуло скелет и тот потерял челюсть, булькнувшую в тёмной воде. — Эталон значит. Вот если бы ты мог говорить, ты бы сказал, куда делись "кураторы" какого-то там "Слияния". Но ты просто безделушка. Жуткая в добавок...

 — Хочется поговорить... поговори со мной. — Голос отдающий сталью раздался позади Алой, заставив ту не только подпрыгнуть, но ещё и вспыхнуть, отчего вода под копытами зашипела и подёрнулась туманом пара, наполняя помещение запахом варёных водорослей. — Хм. Вот значит какая ты, нулевая особь. Сообразительна, но наивна.

 — Ты кто и где ты? Ты тоже голос из стены? Я не вижу тут плоских красных камней из которых он доносится... — Альмандиновоглазая гостья смотрела по сторонам, пытаясь понять откуда с нею говорят. — Да и ты говоришь так, словно живая.

 — Вероятно потому, что я живая. Возможно... Во всяком случае я надеюсь на то, что большая часть меня ещё жива. — Раздался тот же голос, интонация которого не менялась. — Посмотри в сторону таких стеклянных кубов. Они все разбиты, по-видимому, уже пару столетий. Там должен быть один или два целых. Присмотрись, к свету... внутри...

Голос был прав. В углу комнаты действительно были осколки кубов. Среди них лежали странные сферы, часть которых отсутствовала, обнажая матовую и потрескавшуюся начинку. Другие были сплющены, будто их топтали в приступе отчаяния. Всего несколько покрытых илом кубов были целы и лишь в одном тускло мерцал болотного оттенка свет. Достав из груды обломков, Алая положила куб на каменный выступ, рассматривая его со всех сторон.

 — Ты... и есть "порта... как его там комуни-кто-то"? — С любопытством стирая ил с прозрачной поверхности куба проговорила Алая.

 — Прости, что? Ах! Ты искала портативный коммуникатор. Извини, тут похоже всё давно сгнило, что не было законсервировано. Эти помещения уже никто не посещал веками. Магия поддерживающая это место действует сама по себе, истончаясь и теряя части самой себя. Для неё всё осталось по прежнему. — Внутри куба, закреплённый на прозрачной подставке лежала сфера, лепестки которой открывались и закрывались обратно, скрывая мерцающий внутри гладкий камень. Кусок металла, словно повторяющий изгибы правой части мордочки, обрамлял это живое устройство, поблескивая небольшими кусочками трубок. Перевернув куб, Алая обнаружила с другой стороны целую сеть таких штырьков и отростков, между которыми загорались и гасли странные символы, похожие на те, что покрывали двери и их арки.

 — Ты не живое. Ты тоже предмет которых тут полно. Светишься как двери. — С грустью проговорила Алая, поставив куб обратно. — Но раз ты говоришь, то скажи, где найти кураторов? Кто они?

Предмет замерцал снова и лепестки сжались, окончательно скрыв из виду плоский камень внутри. Казалось, будто шарик в пластине задумался или уснул.

 — Пожалуй они мертвы. Во всяком случае куски их одеяния выплыли наружу, когда эта дверь открылась и уровень воды понизился. Последний из них топтал архивные сферы проклиная всё вокруг. Так что, пожалуй тут никого нет. — Предмет сделал паузу и зазвучал снова. — Что же до второго вопроса. Это единороги и земнопони, что должны были дождаться результата "Слияния" в строении названном "Алая". Судя по тому, что я вижу, процесс несколько затянулся, но всё же завершился удачей. Забавно, что ты взяла себе имя комплекса.

 — Я сама назвала себя так. — Поджав губы и встав в полный рост проговорила парнокрылая. — С момента как я вошла в это странное место, кажется все хотят убедить меня в чём-то другом. То непонятное существо, что осталось лежать за дверью, называло меня "особью". Двери открывались лишь когда я сама называла себя так. Пока мне не надоело.

 — Хм... и что же произошло потом? — Часть лепестков прижалась, словно сфера смотрела на Алую с удивлением и недоверием.

 — Я... я их сломала... — Алая виновато опустила ушки, вспомнив момент, когда часть её взывала от нежелания унижаться каждый раз перед дверьми, отказывающимися открываться. На миг всё вокруг подёрнулось туманом и лишь когда зрение вернулось, дверь лежала обломками на полу, тлея, остывая и стекая тяжёлыми каплями жидкого металла на пол. С тех пор часть коридоров погрузилась в молчание. Красные камни в обрамлении из стального круга, потрескались и осыпались мелкими осколками.

 — Сломать шлюз повышенной защиты внутренних контуров. — Казалось лепестки открылись от восхищения. — Дочь победителей значит. Дочь, но не победитель. Что случилось с тем местом, где ты проснулась?

 — С тем местом... Ты имеешь в виду тот кратер из застывшего в кристалл пламени? Кажется он стал рассыпаться... покинув его, я не возвращалась. Зачем? Тут трава, вода. Ты знаешь какая вкусная вода? А ещё листва и ветер. Правда я не знаю, сколько уже брожу по этим коридорам и слушаю музыку образов в залах, где на полу написан символ "четыре". — Алая медленно обошла стол кругом. Предмет в кубе покрытом зеленоватыми разводами ила оставался на месте. — Что ты такое? Ты говоришь проще и понятнее. Словно ты живое существо, но ты ведь просто шарик в пластине. В книгах не было ничего о такой штуке как ты. Хотя ничего не было и о тех странных существах, что стоят в нишах почти повсюду тут.

Сфера стала тусклее.

 — Слышали бы тебя Древнейшие. Ты наслаждаешься миром так, словно для тебя он в новинку. Хотя так оно и есть. Ответь, Алая, ты ведь так себя зовёшь? Что ты ела оказавшись тут?

 — Ничего. Тут ведь нечего есть. Правда в зале растёт серебристолистое дерево, но не думаю что листики на нём съедобны. Оно красивое. Зачем есть то, что прекрасно? — Алая рассмеялась, заметив как лепестки сферы удивлённо раскинулись в стороны. — Ты забавная вещица. Я заберу тебя с собой и ты будешь говорить, когда голос из стены будет молчать. Ты ведь не будешь против... ведь даже если и будешь, что ты сделаешь? Ты же предмет в кубике. Я могу крутить тебя и толкать как захочу и взять куда угодно.

С этими словами копытцем она опрокинула кубик на другой бок и сфера внутри него обратила взор в сторону покосившихся панелей на стене. Узор, свивающийся в спирали и ветви, заканчивался и прерывался пазами, в некоторых из которых ещё были кристаллы, в других они выпали и лежали внизу. Третьи торчали обломками и толку от них было мало.

 — Делай что хочешь, только возьми с собой кристаллы. Вынь те, что целее из этой плиты. Они тут всё равно уже бесполезны. — Тихо проговорила сфера, наблюдая как недоверчиво посмотревшее в её сторону существо, стало выковыривать магией камни из пазов, охватывая их сиянием телекинеза. — Вот уж не думала, что доживу до того момента, когда программа адаптивного обучения окончательно разладится... Да осторожнее ты!!

Обладай голос из сферы эмоцией, возможно это звучала бы как паника. Вокруг сжавшей зубы и зажмурившей глаза Алой, закружился вихрь из обломков камней, табличек и кристаллов, кусков металлической брони и даже та самая, упавшая в воду челюсть от макета. Они, охваченные алым сиянием прерываемом искорками, суматошно метались по комнате. В их число входил и стеклянный куб, мимо которого, в опасной близости, пролетело несколько ржавых цилиндров, рассыпающих веер из капель застоявшейся воды.

 — Да не думай ты о всех вещах, что ты видела. Сосредоточься на некоторых! — Чуть громче произнесла сфера, замечая как вихрь замедляется и теперь часть ненужных предметов безвольно падает в воду. Вокруг Алой кружилось все меньше предметов. — Вот... молодец. Система диагностики не ошиблась, у тебя большой потенциал. Хотя способ использования телекинеза оставляет вопросы...

Сфера, прижав большую часть лепестков внимательно вглядывалась в мерцающие на алой шкурке разводы. Рог, переходящий в острое лезвие, словно прозрачное на самой кромке однако не сиял и не был окутан светом. Будто вздохнув, сфера закрыла лепестки.

* * *

 — Штука... не молчи. Голос сказал, что не знает, что ты такое и как заставить тебя говорить. Голос из стены, считает, что о тебе нет знаний. Признавайся, что ты такое если не коммуникатор. — Алое копытце постукивало по стеклянной поверхности, вращая куб с боку на бок. — Я ведь знаю что ты не прикидываешься. В добавок, пока ты тут лежало молча, я собрала всё интересное что попалось на глаза. Ты ведь расскажешь об этих вещах? И ответишь на главное... Где мой народ? Дракон сказал, что я найду его тут, но, кроме пыли, останков, этих предметов и тебя тут ничего нет.

Сказав это, Алая махнула копытом в сторону груды предметов, сваленных как попало. Куски доспехов, обломки кристаллов, цилиндры и многое другое, что давно превратилось из полезных вещей в древний и рассыпающийся мусор.

Сфера снова шевельнула лепестками, медленно раскрываясь и всматриваясь в собранный Алой хлам.

 — Цилиндры, кожухи для кристаллов питающих магические цепи. Видимо... мо... их содержимое давно распалось. Обломки кристаллов это и есть то, что было в тех цилиндрах. Доспехи, части обмундирования стражей. Судя по повреждениям, они рассыпались от старости так и не вступив в бой. Ты собирала этот хлам? У тебя же лежат Искры Памяти. Вставь их в тот каменный диск, в центре комнаты и узнаешь куда больше, чем пытаясь понять, чем был тот или иной кусок древности. — Буркнула сфера обиженно прикрыв мерцающий камень лепестками — Например вот... вот... тот плоский кристалл бирюзового цвета.

Алая с сожалением подумала, что падение всё же отразилось на кубе. По пути в эту комнату она случайно уронила его и теперь стекло пересекала тонкая трещина. С этого момента предмет внутри говорил запинаясь и намного тише.

Подумав и покрутив перед собой крохотный кристалл, Алая плавно опустила его в центр каменного, покрытого пылью, диска, стоящего посреди комнаты на таком же массивном основании. Едва кристалл погрузился в выемку, как узоры вспыхнули и над каменной поверхностью возникло размытое изображение худощавого единорога. На бедре виднелось изображение похожее на вихрь втягивающий в себя молнию и огонь. В ясных глазах его читалось возбуждение и восторг, однако он говорил ровно и спокойно.

 — Отчёт под номером семь сотен два десятка один. Год шестьдесят третий от пробуждения Феномена Регрессии. Мы совершили удивительное открытие! Нет правда, мы просто изменили самое понимание судьбы и её назначение! Ох, я так возбуждён, что не могу говорить об этом спокойно... — Изображение мигнуло и единорг отпил воды из окутанного сиянием телекинеза стакана. — "Кьютипокс"! Да, да! Мы смогли заставить каждого носителя кьютимарки обрести новые и новые умения, чтобы понять какой будет их предел. И вот что удивительно... их количество ограничено, но способно измениться в зависимости от расы. Конечно. Мы не смогли избежать главной проблемы, которая оказалась неизбежной. Двух носителей одной метки не может существовать в одно и то же время больше нескольких суток...

Изображение замерло и исказилось, словно кто-то прекратил запись на половине. Раздробленное изображение единорога вздрогнуло и пропало. Алая вытащила камешек и посмотрев на него со всех сторон, вставила обратно. Изображение возникло снова, но теперь показывало совсем другое.

 — Отчёт под номером девять сотен пять десятков семь. Год шестьдесят четвёртый от пробуждения Феномена Регрессии. В ранних отчётах можно было понять, какую жертву принёсли маги из комплекса "Судьба". Теперь я могу... нет. Пожалуй я не могу сказать этого. Но я должен. — Единорог казался уставшим. На шкурке виднелись проплешины, словно ему пришлось протискиваться в узкие щели. Гриву покрывала пыль и несколько прядей были седыми, несмотря на его молодость. — Им удалось прервать взаимосвязь, между носителями "кьютипокса" и теми, кто обладал данными им судьбой кьютимарками. В последний момент. Я говорю так, потому что комплекса "Судьба" больше нет. Эти... твари... Я не знаю как ещё назвать этих существ, пробили защиту и опрокинули магов, словно те были жеребятами. Те, кто когда-то были нашими защитниками, стали зверями. И лучше бы, если бы это было так. Будь они просто хищниками, в которых взяла верх природа, мы бы смогли бы справиться... надеюсь. Но регрессия это не просто одичание. Они сохранили силы, они сохранили магию, что струится в их телах подобно тому, как она насыщала сердца и тела тех, с кем нам пришлось вступить в союз. Теперь эта мощь прорывается через их доспехи бесконтрольно. Их ярость умножает их силы и каждая их победа, делает их сильнее. И что хуже, каждое поражение, так же делает их сильнее. Они идут в сторону...

 — Грустно... да... да... слышать такое. — Произнесла сфера когда запись прервалась снова. — Я не застала его живым, мне оставалось пересматривать эту запись, пока плита потоков магии продолжала работать. Потом потолок рухнул и меня лишили и такого развлечения, оставив тут в темноте, сырости и тишине. А потом пришла ты. Мне... мне... показалось что это мираж. Дочь победителей.

 — Почему ты называешь меня так? — Алая вытащила камешек и отложила его в сторону. Мерцающие фиалковым огнём глаза изучали сферу, сжавшую свои лепестки, словно погрузившуюся в воспоминания. — Что это значит? На той плите, что дал мне Дракон, было написано о "победителе", гибели которого желают те, кто написал последнюю часть текста и кого называли "Оружием". Ты знаешь что-то об этом?

 — Возможно... Возьми тот янтарный камень. — Сфера мигнула и добавила несколько слов на том языке, что назывался инитиумнарским. Едва Алая сделала так, как над поверхностью возникла новая фигура. Изображение искажалось и плыло, однако голос различался довольно отчётливо. Вот только это был не единорог. Лоб смотрящего на Алую существа, венчал загнутый назад рог, задняя сторона которого была лезвием. Часть правой стороны морды казалась тёмным провалом, в котором виднелись медленно двигающиеся шестерни, поднимающие и опускающие тяжёлую металлическую челюсть. Единственный живой глаз смотрел с укором и превосходством, но в нём же читалась и печаль, загнанная глубоко в сердце и запечатанная цепями. С каждым произнесённым словом, слышался звук раскручивающихся шестерёнок, завершающийся щелчком. Алая обернулась. Недостающая часть мордочки была очень похожа на пластину, что обрамляла снова закрывшуюся сферу, будто не желающую смотреть запись. Спутанная грива существа на изображении была жёсткой, будто бы опалённой пожаром. У самых копыт, то появляясь, то снова пропадая, вился костяными кольцами хвост, отливающий металлом на кончиках шипов.

 — Я покидаю этот комплекс вместе с другими отказавшимися вступить в битву между кланами. Среди нас есть воины из клана Меча. Хранители из клана Щита так же присоединились к нам. Техномаги из клана Орба и магинженеры из клана Шестерни. Лекари... из почти уничтоженного клана Синего Цветка... они пострадали больше всего, но по прежнему жертвуют собой спасая раненых и предупреждая о новой волне того, что мы называем «нулевым поколением». С нами несколько уцелевших артефакторов из клана Стилус. Я возлагаю на них большую надежду. Хотя они и представляют всего несколько цепей поколений. Нам удалось спасти некоторых из клана Свитка. Летописцы, они не желали уходить, пока последняя из наших кладезей знаний не будет запечатана. Бесполезно. Они отдали свою жизнь за бумаги, которые столетия спустя не будут значить ничего, распадаясь в лапах или копытах тех, кто их найдёт... — Тихо и размеренно говорило изображение, вздрагивая и покачиваясь, словно этот монолог записывался во время землетрясения. В глазе говорившего существа, сквозила горечь утраты, когда оно перечисляло потери и названия кланов. — Я и несколько других из клана Шестерни, оставляем плиты из металла везде в этом мире, надеясь, что они смогут пережить катаклизм. В возможности этого металла верили те, кто дали начало нашему народу, а значит нет причины не верить в него нам. Я пишу текст на инитиумнарском. На нашем языке, а значит прочитать их сможет либо наш потомок либо выживший в битве кланов. Наше отступление в северные пещеры будут прикрывать первые из нас. Те, кого создавали для защиты от чудовищ. Лишённые своей воли, наши предшественники, возьмут на себя основной удар наших сородичей. Мне горько говорить об этом... этом... этом...

Запись замерла и погасла.

 — ... Горько говорить об этом. Они не смогут сдерживать натиск, лишь дадут нам время закрыть пещеры и выполнить задуманное. Возможно кто-то из них останется в комплексах, выполняя одну и ту же задачу, для которой они были созданы. Защитники. Стражи. Наши предки, от которых мы отличаемся свободой воли, свободой разума... свободой желаний. — Продолжила фразу сфера, шевеля лепестками, загораясь и угасая снова, словно произносимые слова будили в ней воспоминания, заставляли трепетать и переживать те события, канувшие в пески времени.

Алая вглядывалась в предмет и чем дольше она смотрела, тем явнее деталь была похожа на отсутствующую часть мордочки лезвиерогого существа из записи. Сфера словно точно знала, что будет сказано потом и завершила оборванную фразу. Янтарный камень покинул паз и лёг к другим. Оставив замолчавший предмет она покинула комнату и зашагала по коридору.

Мысли проносились в голове вихрем, рождая догадки и соединяя между собой разрозненные куски текстов.* * *

Накопытники цокали по каменному полу и только тихий шелест загорающихся при приближении камней в стене, сопровождал её.

 — Особь Алая Луна. Зафиксировано изменение психоэмоционального фона. Особь ощущает себя подавленной? — Красный камень загорелся в стене, едва Алая остановилась перед ним в раздумьях.

 — Что находится за контуром "восемь"? — Тихо проговорила она рассматривая потрескавшийся пол коридора. Через равные промежутки, в поверхности виднелись цифры обозначающие, к какому из контуров принадлежит проход. — Сколько всего контуров в этом строении? Голос, ты наврал мне. Там не было кураторов и не было коммуникаторов. Здесь всё разрушается так же, как это произошло снаружи. Скажи мне, где найти тех, кого называли "оружием"?

Камень мигнул, потеряв свой блеск и мерцание. Вдоль стены, едва различимая скользнула алая искра и скрылась в тени. Спустя мгновение камень ожил снова.

 — Ответ... Ответ... за восьмым контуром безопасности расположены помещения Создателей. Помещения оранжереи. Зал контроля "Слияния". Для получения доступа... па... доступа за пределы восьмого контура безо... без... пасности особь должна получить подтверждение на соответствие психического и интеллектуального соответствия. В случае отсутствия данного уровня... уровня... особь может попасть туда в сопровождении одного из кураторов и отряда из четырёх боевых единиц. Более подробно... дробно... ную информацию особь Алая Луна может получить непосредственно у кураторов.

 — Они мертвы! У кого я могу получить ответ? Посмотри, если имеешь глаза, тут нет никого живого, кроме меня! — Заканчивающийся стрелкой с кисточкой хвост, хлестнул по полу оставляя алеющий след раскалённого камня.

 — Ответ отрицателен. В комплексе... се... насчитывается более семи сотен живых существ. Представители рас: единороги, пони... третья раса не может быть определена. Данные утеряны. Повторяю... повторяю. Данные утеряны. Обратитесь к кураторам проекта "Слияние". — Камень мигнул снова и погас.

Алая шла, встречая на своём пути углубления в стене. Некоторые пустовали, в других стояли лезвиерогие, застывшие фигуры, одинаково сложившие вокруг копыт шипованные хвосты и опустив головы. Казалось, словно их держат одетые доспехи, на которых переливались камни и поблескивали тусклые узоры гравировки. Сними с них эту броню и они бы устало повалились бы на пол.

 — Боевая единица... боевая единица... везде одно и то же. Только знаки номеров отличаются. — Шептала она, проходя мимо фигур, вглядываясь в забрала шлемов и прислушиваясь, пытаясь ощутить дыхание. Но они стояли неподвижными статуями. — Кто или что они такое?

 — Элементы безопасности комплекса. Первый результат... тат... межвидовой ассимиляции. Признан успешным. В ходе эксплуатации отмечен недостаток. Недостатком являлось отсутствие возможности развития в силу удаления личностных характеристик... эмоций... чувств... Преимущества: быстрое взросление, способности к использованию магически... ски... улучшенной брони. Длительный жизненный срок обусловлен характеристиками третьего вида, принимающего участие в ассимиляции. Магически инертны. — Гулко отозвался голос. С каждым шагом красные камни встречались всё реже и порой ей приходилось останавливаться, чтобы дослушать фразу прежде, чем двигаться дальше. Плоские камни лежали на полу кучками осколков. Где-то треснула стена и оправа ослабела. В других местах камни были разбиты ударом в центр, отчего трещины расползались от выемки к краям. — Состояние боевых единиц комплекса не известно. Предполагаю... гаю... повреждения системы безопасности. Особь Алая Луна, в случае опасности, обратитесь к кураторам проекта "Слияние". Являясь особью репродуктивного класса, вы представля... ля... ете ценность для проведения дальнейших исследований.

Коридор петлял и разделялся, заканчиваясь обвалами или тупиками. В пустых помещениях была лишь пыль и рассыпающиеся в прах книги. Гнилые остовы мебели лежали трухой, а там, где вода нашла себе дорогу, расползался мох и ещё какие-то диковинные растения, которых Алая не встречала на поверхности. Вскоре дорогу ей преградила дверь, в зазоре между которой и косяком торчало огромное лезвие с костяной основой. Едва она потянула за этот осколок чего-то куда большего и громоздкого, как символы на арке двери загорелись красным.

 — Нарушение целостности девятого контура безопасности... наруше... наруше... ни... ее... — Голос замер и коридор погрузился во тьму. Редкие вспышки света мелькали по стенам, пока не соединились в одну точку и хлопнув, осыпали Алую осколками камня. Дверь пошатнулась и криво вползла в боковой паз, открыв перед гостьей картину битвы...

Обугленное, закованное в кандалы уходящие цепями к стенам, чудовище стояло распахнув обе свои пасти, верхнюю и нижнюю, в жутковатой улыбке. Шесть пустых глазниц смотрели сквозь Алую в коридор, словно провожало взглядом другую тварь, пытающуюся пробить дверь рогом-лезвием, но оказалось придавленным тяжёлой створкой. Парнокрылая осторожно обошла кости стараясь наступать туда, где не лежали более мелкие косточки, на которые рассыпались крылья. Покрытые чешуйками перепонки сметались ветерком в сторону и медленно перекатывались сухими ошмётками.

 — Дракон... нет... просто похож на него... — Прошептала она прикоснувшись к массивной челюсти нависшего над ней гиганта. — Почему они заковали тебя? Кто эти существа, с рогами-лезвиями?

 — Особь Алая Луна, вы не должны находиться тут без разрешения кураторов. Ждите и за вами придут... Ждите... ждите... жди.... — Камень, небесного цвета загорелся на миг и тотчас рассыпался осколками, выпав на пол неровными кусками. Оправа заискрила и согнулась, будто прошедший по ней разряд попытался вырваться на свободу.

 — И не подумаю даже. — Перешагнув через впившуюся в пол лапу существа, замершего в последней попытке порвать цепи. Разломленные, срезанные и порванные лежали на полу звенья цепей по-мельче. Некоторые заканчивались крепкими браслетами, что так и не выпустили своих пленников, другие пустовали, тускло поблескивая в полумраке. Слияние...

Слово дрогнуло на краю её сознания.

 — Разве они не прекрасны, сестра? Смотри, смотри внимательно на тех, кто лежат в этих кандалах. — Тёмный силуэт медленно вышел, скользя через белые колонны рёбер шестиглазого монстра. — Ах, их острый рог их буйство силы. Совсем иное дело, чем эти марионетки исполняющие приказ не думая. Воля к жизни, воля к улучшению... жажда превосходства! Ты же знаешь это чувство... оно поёт в тебе. Ведь одно из сердец...

Замолчав на половине фразы, она взглянула на Алую улыбаясь плотно сжатыми губами. Внезапно послышался тихий звон. Тёмная копия Алой вздрогнула и попятилась назад, неловко перебирая копытами. Оскалившись и тряхнув гривой она распалась в тёмное облако и пропала в тени. Звон, казалось, доносился от стен и колонн, отталкивался от пола и потолка, будто оставляя незримые круги, что расходились, сталкивались и порождали новый звон.

Пол комнаты вспыхнул причудливыми символами и погас.

 — Регистрация... данных. В зале "Слияния" обнаружен объект соответствующий предполагаемым параметрам. Запускается директива... ждите... ждите. Запускается диагностика комплекса Круг Древних. Запускается связь с другими комплексами... запускается... запускается... Отключение системы адаптивного обучения. Отключение системы принудительной фертилизации. Отключения системы поддержки жизни боевых единиц под номером... номером... — Голос зачитывал номера и казалось он бесконечен. Зал озарился внутренним светом стен, будто бы приглашая гостью пройти дальше. - Причины... причины... Система адаптивного обучения — эффективность составляет менее двадцати процентов. Целесообразность... ность... отсутствует. Система принудительной фертилизации — эффективность менее одного процента. Целесообразность отсутствует. Система поддержки жизни боевых единиц... ниц... ниц... сохранить для имеющих статус анабиоза. Отключение системы у боевых единиц не имеющих статуса жизни. Статус — произведено. Запрашиваются данные систем наблюдения внешних контуров... производится ожидание...

Голос звучал чуть звонче, чище и... язык был другой. Алая не сразу поняла, что мелодичный, пусть и немного прерывистый голос говорил иначе. Как если бы это был...Инитиумнарский.

 — Ты другой голос, чем тот, что доносился из красных камней в коридорах. — Проговорила алая, пытаясь понять откуда исходит голос. — Ты говоришь вещи, которые мне не понятны. У меня много вопросов и я хочу получить ответы.

 — Получаются ответы от комплексов. Ваш запрос... запрос... в очереди. Комплекс Света. Статус — полное уничтожение. Комплекс Щита. Статус — частичное повреждение, функционирующие системы в данный момент теряют мощность. Данные сохраняются в плановом режиме. Комплекс Алой. Статус — уничтожение во время проведения вторичного процесса «Слияния». Отчёт сохранён. Параметры... тры... результата записаны. Комплекс Древа. Статус — уничтожен. Комплекс Водопада. Статус — уничтожен. Комплекс Книги. Статус — уничтожен. Комплекс Рубин... нет данных.  — Голос замер. Узор на стенах потускнел и загорелся снова. — Приступаю к обработке запроса от особи под именем Алая Луна. Пожалуйста... ста... ста... приносим свои извинения. Получение запросов невозможно до момента инициализации. Дополнительную информацию можете получить от главы контроля... ля... над пострадавшими от Феномена Регрессии. Для этого приложите копы... копы... то к выемке в стене и назовите свой статус... ранг... и принадлежность к клану. Если вы не... не... имеете своего клана, обратитесь к главам клана или главе комплекса Круг Древних. Данное правило подтверждено главой системы контроля над пострадавшими от Феномена Регрессии. Имя главы — Маскипала. Последняя запись. Доступ — общий. Желаете... те... получить сообщение?

 — Пожалуй... — Алая оглянулась по сторонам. Место, которое упомянул мелодичный механический голос оказалось разворочено и в отверстии зияли куски металла и полупрозрачного камня. Из пробитой трубы, на искорёженный механизм медленно стекала вода, за долгие годы вымыв все мелкие части.

Глухая, на первый взгляд, стена разошлась, открывая взору вмурованный в камень чёрный шар. По его поверхности скользили фиолетовые разряды, смыкаясь в центре и рождая на гладкой поверхности символы. Замерев на одном из них, шар дрогнул и повернулся, словно огромный лишённый зрачка глаз, в сторону Алой. Прямо в воздухе, едва не касаясь пола, возникло призрачное изображение существа, которое Алая уже видела, использовав янтарный камень. Но в этот раз изображение было намного чётче и казалось реальным. Осторожно протянув копыто, Алая не встретила препятствия. Изображение-призрак осталось на месте. Молча смотря на альмандиновоглазую гостью.

 — Это сообщение имеет статус общедоступного и интер... активно. Кем бы ты ни был гость этого места, я отвечу на твои вопросы, если ответ не навредит моему народу, не будет являться угрозой миру... миру... или не будет касаться темы запрещённой к разглашению директивой создателей. — Тихо проговорила фигура, смотря перед собой.

 — Кто ты? — Тихо спросила Алая наклонившись к фигуре и почти касаясь той носом.

 — Это сообщение имеет статус...

 — Я понимаю... кто записал тебя? Кто на записи? — Алая вглядывалась в мордочку существа. В отличии от изображения, которое она видела раньше, у этого существа правая сторона морды была не дырой, а отливала металлом. В пластине, повторяющей контуры мордочки, время от времени вращалась механическая сфера, раскрывая и схлопывая лепестки. И похожа она была на... — Хм...

 — Вопрос понятен... тен... Запись совершена главой комплекса Круг Древних. Имя. Маскипала. Запись сделана за два года до события отмеченного как Исход. С момента события записей нет. — Едва шевеля отливающей металлом челюстью проговорило существо.

 — Кто те, кого называют "Оружием"? — Алая обошла фигуру. Призрачное изображение обладало крыльями, плотно прижатыми к бокам, которые по началу были приняты за украшение.

 — "Оружие" результат ассимиляции трёх рас. Две из них, единороги и пони. Данные о третьей расе отсутствуют или были преднамеренно удалены.  — Так же чётко проговорило изображение.

 — Ты... одна из них? — Парнокрылая села перед изображением, пытаясь угадать хотя бы намёк на эмоцию, но запись сохраняла спокойствие.

 — Ответ отрицательный. Классификацию "Оружие" получили первые результаты ассимиляции. В дальнейшем каждый из них получил порядковый номер и переведён в категорию боевых единиц. Мы — их потомки. Мы обладаем свободой воли и не руководствуемся заложенными магией правилами. — Ответило изображение и поменяло опорное копыто с левого на правое, словно пытаясь имитировать движения живого существа.

 — Событие Исход... я читала про него на стальной плите. Что это?

 — Исход. Предположительное событие что наступит через два года от этой записи. Данный... данный... комплекс будет полностью покинут. Все системы будут переведены в штатный режим. Сектора и контуры безопасности с второго по девятый будут закрыты до распоряжений от главы или появления соответствующего заложенным параметрам посетителя. — Изображение исказилось и потеряло некоторые части. Теперь в воздухе висела только часть от него, вызывая ощущение дискомфорта у Алой.

 — Здесь... есть ещё кто-то? — Алая облизнула губы, ощутив что сердца бьются сильнее в ожидании ответа.

 — Ответ отрицательный. Не считая... тая... тая... боевых единиц в количестве двенадцати экземпляров, в комплексе насчитывается всего одно живое существо. Имя. Алая Луна. Регистрация произведена два месяца, три дня, десять часов и двенадцать минут с момента нарушения статуса консервации второго контура безопасности. Запись... запись произведена боевой единицей прототип девять сотен десять четыре. Статус боевой единицы прототипа. Остановка жизнедеятельности.

 — Где я могу найти ту, кто сделала эту запись?

 — Вопрос обрабатыва... ва... ется.  — Изображение померкло и наступила тишина. Что-то захрустело в стене и чёрный шар накренился, безвольно закачавшись в своём пазу. Ответа не было.

Тишина стала гнетущей, вязкой, прерываемой лишь редкими ударами капель о камень. Где-то журчал нашедший дорогу ручеёк, беря своё начало от водопадов, размывающих крышу комплекса. Алый свет от крыльев парнокрылой, плавно следовал за ней выхватывая из темноты останки, углы стен и обломки камней. Казалось, что всё строение внезапно потеряло силы и провалилось в сон. И в этой темноте она ощущала, как неслышно, неспешно, но неотвратимо следует за ней её тёмная сестра. Алая обернулась, ощущая как три её сердца сжимаются от нехорошего предчувствия.

Приглушённый смех послышался из бокового туннеля и прекратился так же внезапно, как и начался.

Под копытом треснула табличка.

 — Ты боишься... ты боишься... ты боишься, сестрёнка!! Маленькая глупенькая сестрёнка забравшая мою силу! В тебе течёт вечность... в тебе течёт сила... но ты боишься. Хахаха! — Тень скользнула по стене распадаясь на свету. Короткий удар хвоста и камень брызнул бордовыми подтёками расплавившейся породы. Алая зашагала быстрее, стараясь понять куда идти. Останки от огромного шестиглазого монстра появились из тени неожиданно, заставив её вскрикнуть и отшатнуться. - Ты чувствуешь как трепещут два твоих сердца? Чувствуешь как они боятся его? Но сердце по центру... вслушайся в его песню. Или может тебе помочь... проснуться?

Голос тёмной сестры звучал то с одного конца комнаты, то с другого. Алая крутила мордочкой пытаясь понять, откуда ждать удара. И удар не заставил себя ждать.

Гигант натянул цепи, заставляя кандалы скрежетать по кости. В пустых глазницах загорелись шесть тусклых огней и жуткая морда повернулась к прислонившейся к колонне парнокрылой. Скрипя и потрескивая, чудовище вставало и теперь, словно лишение жизни придало ему сил, легко оборвало часть цепей, протягивая обломанные когти к испуганно вскрикнувшей Алой.

 — Зафиксировано отклонение в исходных данных. — Грохотнул механический голос и чудовище замерло прислушиваясь. — Аварийная... аварийная система гашения магической эманации зафиксировало Феномен Регрессии. Аварийная система гашения магической эманации зафик... фик... сировало Феномен Регрессии. Источник... источник определён. Производится запуск системы гашения. Всему персоналу покинуть... покинуть помещение. Отчёт...

Центр зала пронизала яркая вспышка. Словно вихрь разметав останки шестиглазого и не дав им долететь до стен, она втянула их обратно. В грохоте вырвавшейся энергии потонул истошный вопль. * * *

 — Маскипала... кто ты... Дракон... почему ты похож... — Она очнулась от сырости и капающей на мордочку воды. Влага была пресной и слегка пахла мхом. Тело же казалось вялым и не слишком охотно двигалось, и всё же Алая поднялась, узнав в комнате то самое помещение, куда принесла найденные в комплексе вещи. С каменного стола на неё смотрела запертая в кубе сфера, плавно вращаясь внутри паза на пластине и шевеля лепестками. У двери стояли замершие и молчаливые фигуры, рог одной из которых был сломан на половину. Другая прислонилась к арке двери, словно устала и не могла стоять прямо.

 — Очнулась? Тебя нашли две боевые единицы на выходе из девятого периметра безопа... сности. — Послышалось из куба и Алая могла бы поспорить, что сфера ворчала, если бы тон голоса мог бы меняться. — Всё отключилось. Свет, системы, потоки магии просто захлебнулись сами собой. Твоя работа?

 — Я не знаю... моя голова... какое-то поглощение... ауууу... — Парнокрылая сжала голову копытами и повалилась на пол не замечая как распахнутые крылья оставляют следы на стенах и полу. Перья обжигали камень и касаясь воды, исторгали струйки пара.

 — Поглощение... поглощение? Гашение! — Сфера распахнула лепестки, словно пытаясь так выразить удивление. — Ты попала под погашение магической эманации! Да тебе повезло остаться вообще в живых. Твоя магия, твоя жизнь. Лишись ты её и... собственно, а что ты там делала? Периметр закрыт для тебя по рангу.

 — Там было открыто... изнутри. Сообщение. Ауууу!! — В глазах парнокрылой пол поплыл и накренился, но в этот раз она устояла, уперевшись копытом на стол. — Она сказала, что запись сделана до Исхода. Тут никого нет. Но...

Алая замерла вглядевшись в запертый в кубе предмет. Пластина повторяющая контур... Память дорисовала вторую часть и из куба на неё смотрела часть мордочки оставившей послание.

 — Ты... Маскипала? — Выдохнула она приблизившись к кубу. Предмет молчал. Сфера словно отвернулась чуть в сторону, прижав лепестки друг к другу. — Я видела тебя на записи! Ты была на мордочке... ты и есть часть мордочки!! Как?!

 — Ты ошибаешься. — Сфера ответила тише и светилась тусклее, погружая и без того тёмную комнату в полный мрак. — Я всего лишь модуль памяти и наблю... де... дения главы комплекса Круг Древних, по имени Маскипала.

 — Но ты знаешь где она? — Алые копытца сжали куб и повернули его так, чтобы Алая встретилась взглядом с камнем сферы.

 — Знаю. Последний записанный пункт назначения, изолятор Вендиго в северных горах. — Тускло отозвала сфера.

 — Так значит... там в тексте... "Часть меня будет ждать"... Это ты! Ты... она... написала этот текст на стальной плите! — Куб тихо покачнулся выпущенный на свободу и замерцал снова. Алая с досадой обрушила копыто на стол и один из лежащих на нём камешков провалился и повис в пазе каменного диска. Изображение возникло и погасло, лишь голос зазвучал в тишине и темноте комнаты.

 — Запись под номером... да какая разница? Моё имя Маскипала. И я, глава этого проклятого комплекса созданного магами ищущими спасения от тварей Тартара. Не могу сказать, что я была рада тут оказаться, но никого другого не было. Из всех, только мне повезло потерять часть головы и обрести это новейшее, синхронизированное с магическими контурами... нечто. Прежних создателей уже давно нет. Битва кланов превратилась в резню. Нет победителей, нет проигравших. Всё это безумный праздник и мне кажется что лишь эта металлическая пластина с живой механической сферой, заменяющей мне правый глаз, не дают мне скатиться в состояние безумия... Кто-то меня слышит? А... я же записываю это для того кто войдёт в этот комплекс. Так вот...  — Голос замер, словно его обладательница сделала глоток воды. Послышался звук падающего металлического предмета. — Я оставлю тут часть себя. Она и копии всего что в ней находится, будут оставлены кураторам процесса "Слияния". Если оно вообще получится. Хотя я искренне надеюсь, что у них получится. Я... мы... да все мы, покидаем это место и направляемся в сопровождении боевых единиц прототипов в сторону третьего изолятора Вендиго. Это наш шанс. Пусть они ищут решение, но я знаю... да... я точно знаю, что эта напасть из-за огня. В сердцах наших горит пламя и оно заставляет, манит, влечёт к силе... Акх...

Голос прервался, будто говорившая потеряла силы. Долгое время слышалось лишь тяжёлое дыхание и Алая взглянула на сферу в кубе.

 — Исход. Да, мы назовём это красиво — Исход! Все потомки этой безумной идеи, все они соберутся в третьем изоляторе. Мы заберём туда всех, кого удастся спасти из нашего рода. Это единственное уцелевшее строение в горах и оно выдержит всё, что произойдёт внутри или попытается проникнуть снаружи. Запертые там твари... Занятные существа, что питаются раздором и гневом. Чтож, мы напитаем их досыта, а они или погасят в нас огонь или... об этом я не хочу думать. Всё, что мы смогли узнать о феномене, я передала в комплекс Алой. Туда же попадут те, кто подхватил этот... «Кьютипокс»... Сейчас тот комплекс под тяжёлой атакой наших регрессирующих сородичей. Это даст нам время, чтобы уйти... — Голос замер. Послышался шум падающих цепей и стон медленно трескающегося камня.  — Но главное... Я знаю то... я... Найди меня в третьем изоляторе, тот кто слышит это послание. Я буду ждать. В восьмом контуре безопасности... хотя ты уже там, раз слышишь эту запись... в общем, в углу лежат копии моего модуля памяти. На всякий случай я оставлю там и свой прототип, он прочнее и сможет дольше оставаться целым. Эта штука, она будет работать и без меня. Будет моими глазами... глазом. Она... откроет тебе дверь изолятора... хахаха... если это можно назвать дверью. Так... Завершить запись. Ввести модуль в режим сна с интервалом в пятьдесят лет. Прощай, кто бы ты не...

Голос пропал. Прижимающая к голове копыто Алая продолжала смотреть как крохотной искоркой вращается в пазу камень. Он вращался всё медленнее и медленнее, пока вращение не прекратилось и он замер, накренившись и застряв в узком отверстии.

 — Ты пойдёшь со мной. — Тускло проговорила Алая, протягивая копыто к кубу...

* * *

Снег кусал алую мордочку и вцеплялся в уши. Снежинки падали на алеющие крылья и с шипением становились талой водой и паром. За алеющей фигуркой, на покрытом снегом склоне горы, оставалась тёмная полоса сухой земли.

Её путь подходил к концу... Но история её народа, только начиналась.

Читать дальше

...