Автор рисунка: Devinian
Ты то, что ты ешь

Фантики

Блуждая по Кантерлоту, юная кобылка зашла в первый же попавшийся магазинчик с вывеской, на которой красовались конфеты. 

 Массивная дверь мягко закрылась за вздрогнувшей спиной, словно крышка гроба, оповещающая присутствующих веселым звуком колокольчика о новом клиенте. В заведении уже собралось около десятка пони. Оголодавших, трясущих свисшей кожей, выставляющих напоказ просвечивающие тут и там сквозь шкуру кости, оживленно обсуждавших что-то явно интересное, собравшись вокруг одного из столиков.  

 Никто не обратил внимания на нового посетителя, пока та не подошла к одному из говорящих с толпой почти вплотную. Он впустил её в их небольшой кружок, неопределенно улыбнувшись. Открывшийся вид на столик поверг кобылку в смятение, — все эти оголодавшие пони оживленно обсуждали фантик из-под конфеты, что лежал в центре стола, рядом с почти сотней точно таких же фантиков. Они обсуждали его так, словно то была сама принцесса Селестия, что верхом на своей младшей сестре устроила родео; искали отличия и, что самое удивительное, умудрялись их находить, высоко к небу вздымая носы во время объяснений.  

 Кобылка не понимала, что не так со всеми этими пони. Почему они обсуждают абсолютно одинаковые фантики? И потому решила в этом разобраться, но никто из присутствующих так и не смог объяснить ей, почему всем так интересно обсуждать одинаковые фантики. Некоторые пони при этом смотрели на нее как на умалишенную, или так же, как знать смотрит на работающих в поле земнопони. Кобылка не сдавалась. День за днем она приходила и смотрела на фантики вместе со всеми, однако слова не вставляла — ей нечего было сказать; она не могла придумать, в отличии от собравшихся, что вообще можно сказать об одинаковых фантиках. 

 Иногда кто-то приносил свои фантики, такие же одинаковые, и пони принимались обсуждать их. Они утверждали, что всё это — совсем другое, нежели было пару дней назад. Они верили в это, хотя не было у них даже впадин для глаз. Лишь фантики. Они купались в собственной исключительности, когда кто-то говорил об их фантиках то же самое, что и о прочих. 

 Однажды кобылка решилась, и принесла этим пони конфету. Но те выбросили её, парой слов обмолвившись о незнакомом фантике. Затем она принесла конфету в точно таком же фантике, что были на столе, однако пони выбросили конфету вновь, проявив больше внимания лишь к знакомому фантику. Никому не было интересно обсуждать её конфеты с невзрачными, незнакомыми фантиками. 

 Но кобылка не отчаивалась. У нее было еще много конфет с разными фантиками в сумке, чтобы накормить этих странных пони.