Автор рисунка: Noben
Глава 10

Глава 11

Хоуп сидела на куче листьев и рисовала карту, используя небольшой камень как стол. То ли из-за нехватки опыта, то ли из-за нехватки информации пока у неё не получалось грамотно разместить на бумаге всё в масштабе. В первый раз город получился большим, во второй — деревня вышла слишком маленькой, а теперь она расположила лес близко к домам. Несмотря на неудачи, единорожка охотно продолжала работу. Не столько надеясь составить хороший план местности, сколько пытаясь хоть чем-то занять голову.

Убрав в сторону очередную неудавшуюся карту, Хоуп посмотрела на часы, которые для удобства уже давно выложила из сумки. Почти два. Единорожка начала постукивать копытом по камню.

«У него ещё целый час в запасе, — успокоила она себя. — Тут до одного города с полчаса... Нет, можно и быстрее, но ему же нельзя себя выдавать... Не будет же он подходить к стражнику и спрашивать про пегаску из другого мира...»

— Хоуп! — внезапно раздалось эхо.

Единорожка подскочила. Пусть голос и звучал издалека, пони сразу узнала молодого мага. Кто ещё в этом мире мог позвать её по имени? Да ещё и на эквестрийском!

— Я здесь! — крикнула она.

— Хоуп!

— Я... — Пони осеклась.

— Хоуп!

«Почему он так громко кричит? — насторожилась она. — Он ведь не дурак и должен понимать, что нас могут найти... — Пони нахмурилась. — Если только он... Нет, глупости... Хлюп бы никогда...»

Тревожные догадки, терзавшие единорожку весь вчерашний вечер, нахлынули на неё приливной волной. В прошлый раз ей потребовалось больше часа, чтобы оставить глупые домыслы, но сейчас времени на раздумья не осталось. Либо понадеяться на лучшее и выйти к Хлюпу, либо принять удручающую теорию и попытаться сбежать. Вот только есть ли смысл скрываться?

Немного поразмыслив, пони собралась с духом и пошла на голос. Хотя она и понимала, что голубая шёрстка и белая грива сильно выделяются на фоне леса, всё равно старалась шуметь поменьше.

Через пару минут Хоуп заприметила среди деревьев фигуру. А затем ещё одну. И ещё. Вскоре пони насчитала пять существ, идущих в её сторону. По серому плащу она быстро узнала Хлюпа, но кто были остальные, могла лишь догадываться. Из-за леса у неё не получалось их хорошо рассмотреть, но кое-что она всё-таки подметила. Во-первых, одежда неизвестных существ больше напоминала форму гвардейцев. Во-вторых, они шли «цепью», пусть и держались довольно близко друг к другу.

Хоуп припала к земле. В голове роились десятки мыслей и идей, хотя всё в итоге сваливалось в два чана с аргументами: сбежать или выйти. С каждой секундой промедления шансов незаметно отступить оставалось всё меньше, а чувство западни становилось всё сильнее.

«Нужно решаться!»

Единорожка несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь успокоить колотящееся сердце, и осторожно поднялась. Сразу же один из гвардейцев крикнул — Хоуп не знала слов, но тон ей не понравился, — и группа остановилась. Пони стала в боевую стойку, приготовившись к потасовке.

— Всё хорошо, Хоуп! Не магия! — тотчас закричал Хлюп, выставив вперёд лапы, и что-то добавил на своём языке стражникам.

Единорожка пристально наблюдала за остальными. Парочка гвардейцев, уже доставшая наполовину мечи, опустила их в ножны. Теперь Хоуп окончательно убедилась, что перед ней именно солдаты. Однако она пока могла лишь догадываться, зачем Хлюп их привёл сюда.

Сам маг тем временем медленно подошёл к пони, продолжая периодически просить её не использовать магию и успокоиться. Единорожка быстро прикинула свои шансы.

Если Хлюп пришёл без заряженной руны, то справиться с ним не составит проблем, но останутся стражники. В лесу проще сражаться с несколькими противниками, однако единорожка только смутно представляла, какое именно оружие у них есть.

В теории можно было попробовать телепортироваться, но заклинание всегда давалось Хоуп с большим трудом, а после последнего раза, когда она чудом не стала частью дерева, единорожка зареклась не использовать его без крайней необходимости. И пусть сейчас была именно такая ситуация, всё равно не хотелось рисковать.

— Что происходит? — спросила она вызывающе грозно, пытаясь скрыть волнение. — Кто все эти... кто они? Где Рэйнбоу?

— Всё хорошо, Хоуп...

— Я это уже слышала, — грубо оборвала его пони. — Живо отвечай!

Маг сделал шаг назад, продолжая демонстративно показывать пустые лапы. Такое сильное волнение мог не заметить разве что слепец, но как бы пристально она не смотрела в его крохотные глаза, истинная причина переживаний всё время от неё ускользала.

— Я нашёл Дэш, — произнёс Хлюп и указал в сторону города. — Она там, пойдём.

— С ней всё хорошо?

— Да, хорошо... С тобой хочет говорить один маг, — продолжил он чуть сбивчиво. — Он твой друг. Пойдём.

Чуткий слух единорожки уловил шорох листьев, и она краем глаза заметила, как один из стражников медленно приближается. Хлюп резко развернулся и что-то взволнованно произнёс, после чего солдат сразу остановился.

Хоуп терялась в сомнениях. С одной стороны, происходящее до жути напоминало западню, но с другой — особого выбора не осталось. Сбежать без боя точно не получится, и далеко не факт, что она выйдет победителем. К тому же в глубине души ещё теплилась надежда, что Хлюп говорит правду, а все странности — проблемы взаимопонимания.

— Хорошо, я тебе поверю, — наконец объявила Хоуп. — Но только попробуй меня обмануть!

Маг напряжённо улыбнулся и закивал.

— Бери сумку и идти в город, — произнёс он. — Я... мы ждать тебя здесь. Хорошо?

Хоуп не ожидала такого предложения и чуть растерялась.

— Дай мне пять минут, — попросила она.

— Хорошо.

Пони вернулась в лагерь. Собраться она могла быстро, но подсознательно растягивала дело. Происходящее всё сильнее вводило её в замешательство. Буквально только что она была почти уверена, что Хлюп стал предателем, и нужно бежать, а теперь её спокойно отпустили. Да, конечно, отряд гвардейцев мог прятаться с другой стороны, создавая лишь иллюзию выбора.

«Какой смысл пытаться меня обмануть, если они могут спокойно меня усыпить? — размышляла Хоуп, вспомнив, как Хлюп провернул с ней такой трюк, когда пытался открыть портал домой. — Может быть... и правда, он им всё объяснил, и они... то есть этот маг просто хочет поговорить?»

Взгляд зацепился за книгу с заклинаниями. Несколько секунд пони бесцельно крутила её перед собой, как вдруг в голову пришла идея: спрятать записи, чтобы потом, если всё пойдёт наперекосяк, остался шанс получить книгу обратно. Хоуп закрыла глаза и сосредоточилась. Это заклинание давалось ей лучше телепортации, но всё равно любая ошибка могла привести к необратимым последствиям.

Закончив, единорожка открыла книгу и увидела только чистые страницы. Оставалось надеяться, что она именно замаскировала записи, а не стёрла их навсегда.

Хоуп сложила книгу в сумку, убедилась, что ничего не забыла, и вернулась к своим «конвоирам».

Стражники подошли ближе, и теперь единорожка смогла их хорошо рассмотреть. Все, кроме одного, были заметно выше и массивнее мага. В отличие от гвардейцев её высочества принцессы Твайлайт, эти стражники носили кольчужные нагрудники, под которыми ещё была одежда, и очень плотные на вид штаны. У каждого был меч на боку, а у одного за спиной виднелось нечто, напоминающее лук, от которых в Эквестрии уже давно отказались. Единственным элементом, похожим на амуницию пони, оставался шлем.

Гвардейцы не особо напоминали группу закалённых в бою солдат, встретивших неизвестного противника, скорее они смотрели на единорожку как на диковинную зверушку, которая может укусить.

— Пойдём? — к волнению в голосе Хлюпа добавились нотки радости.

— Идём, — ответила Хоуп серьёзно, не отрывая взгляд от стражников. — Надеюсь, оно того стоило.

Пока группа пробиралась через лес, все держались вместе, но когда они вышли на дорогу, двое стражников пошли спереди, а ещё двое — сзади. Теперь шансов сбежать практически не оставалось, но Хоуп и не думала об этом.

Единорожка изучала местную деревню ещё утром, с бинокля, и не заприметила ничего особо примечательного. Да, на полях работали необычные существа, но в остальном поселение не особо отличалось от маленького городка на краю Эквестрии. Такие же небольшие одноэтажные дома — чаще всего деревянные, — широкие улицы без какого-либо покрытия и редкие бесцельно бредущие прохожие.

Жители деревни, встречающиеся на улицах, смотрели на группу примерно так же, как гвардейцы на единорожку. В какой-то момент Хоуп почувствовала себя не пленником в стане врага, а диковинной зверушкой из какого-нибудь Вечносвободного леса, которая впервые вышла к пони. Ей даже захотелось им что-то крикнуть и доказать, что она разумная, но пони быстро отказалась от глупой затеи.

Город напомнил единорожке замок Кантерлот. Вернее, его увеличенную грязную и мрачную версию. Узкие улочки, серые дома, хмурые жители — если бы единорожке предложили на выбор здешний город или деревню, то она бы попросила себе домик на окраине, чтобы по утрам любоваться предрассветным лесом.

Хоуп не донимала Хлюпа расспросами, а он не стремился заводить разговор, если не считать редких фраз про спокойствие. Только в городе пони обратила внимание на медальон с красным камнем в центре, которого явно не было раньше. Она сразу заподозрила неладное, но не стала лишний раз привлекать к себе внимание.

«Пусть думает, что я ему полностью доверяю, — решила она. — Лучше сосредоточусь на городе».

Группа несколько раз сворачивала, а улицы казались такими однотипно мрачными и грязными, что Хоуп при всё желании не смог бы с первого раза запомнить обратную дорогу.

Вскоре они вышли к башне, которую единорожка сразу узнала. Ещё накануне вечером она заприметила это строение, выделяющееся на фоне соседних построек. Сегодня утром, продолжая изучать местность, она вновь обратила внимание на башню, укоренившись в мыслях, что её используют не только во время осад. И вот теперь, войдя внутрь через небольшие двери, она окончательно убедилась в догадках.

Коридоры оказались слишком узкими, чтобы по ним свободного могло идти сразу двое, поэтому стражникам пришлось выстроиться друг за другом. А с учётом маленьких окон, через которые едва пролезет жеребёнок, сбежать было практически невозможно.

Хоуп внимательно прислушивалась к голосам, иногда доносящимся из глубины башни. Она одновременно надеялась и боялась услышать Рэйнбоу.

Поднявшись по винтовой лестнице, группа остановилась перед дверью, рядом с которой дежурил гвардеец.

— Всё хорошо, — взволнованно произнёс Хлюп и нервно улыбнулся. — Он твой друг.

— Сейчас увидим, — бескомпромиссно ответила Хоуп.

В комнате, за широким столом, их уже дожидалось существо из другого мира. По белой мантии, похожей на одежду Хлюпа, единорожка сразу догадалась, что это тот самый маг, о котором шла речь. Впрочем, никого другого здесь и не было.

Пони и незнакомец присмотрелись друг к другу оценивающе. На первый взгляд неизвестный казался немногим старше Хлюпа, хотя Хоуп не решалась сказать точно, попросту не зная, по каким критериям тут оценивают возраст. Длинные волосы мага, собранные в хвост, больше напоминали гриву пони, пусть и не такую густую. В его маленьких слегка прищуренных глазах единорожка уловила настороженность, словно он знал о ней больше остальных.

Незнакомец что-то проговорил сосредоточенным голосом с нотками недоверия. Хлюп ответил взволнованным и довольным тоном. Единорожка разобрала только своё имя.

— Хоуп? — спросил неизвестный, указав на пони. Он говорил как-то неуверенно, будто сомневаясь, что услышит ответ.

Единорожка кивнула.

— А как его зовут? — спросила она, наблюдая за настороженной мордой незнакомца.

— Маг... Лот-рик, — ответил Хлюп, проговаривая каждую букву, будто объяснял новое слово жеребёнку.

— Лотрик? — повторила Хоуп.

Незнакомец удивлённо вскинул брови. Несколько секунд он смотрел на неё круглыми глазами, а затем повелительно махнул лапой. Единорожка напряглась, и кончик её рога объяла магическая дымка. Однако вместо того, чтобы попытаться схватить пони, стражники молча удалились.

— Всё хорошо, Хоуп, всё хорошо! — живо заверил Хлюп. — Успокойся.

Единорожка перевела взгляд на другого мага. Тот следил за ней с опаской. Его губы беззвучно шевелись, а лапа потянулась куда-то вниз стола. Хлюп сразу принялся что-то виновато объяснять Лотрику, но тот не отрывал взгляда от Хоуп.

Даже когда пони потушила рог, маг всё равно остался опасно настороженным. Не придумав ничего лучше, Хоуп поклонилась. Она и сама не до конца понимала, почему это должно было сработать, однако всё получилось. По крайней мере, теперь на неё смотрели с прежним недоверием, плавно переходящим в интерес.

Лотрик жестом пригласил Хлюпа присесть, а затем, чуть помешкав, повторил то же самое для Хоуп. Единорожка предпочитала подушки, но без проблем устроилась и на стуле с мягкой обивкой. Лотрик с интересом хмыкнул.

— Где Рэйнбоу Дэш? — старалась придать голосу уверенность, спросила Хоуп.

— Дэш в порядке, — заверил Хлюп. — Всё хорошо... Можешь... Дать книгу.

— Книгу?

— Да, книгу. Твоя книга.

Подозрения не покидали голову единорожки ни на секунду, но раньше она находила всему более или менее разумное объяснение. А теперь всё, начиная от сомнительного поведения «друга» и заканчивая его странной просьбе», заиграло новыми, пугающими красками.

— Хорошо, — ответила Хоуп и достала из сумки книгу. — Держите.

Лотрик недоверчиво смотрел на предмет, парящий над столом. Хлюп хотел взять книгу, но Хоуп сразу поднесла её поближе к другому магу.

— Берите, — сказала она и кивнула на предмет. — Не бойтесь, это всего лишь левитация.

Хлюп начала что-то быстро объяснять напряжённым голосом, но стоило Лотрику только поднять лапу, как тот сразу заткнулся. Маг покосился на пони, которая выдавила подобие улыбки, и осторожно потянулся к книге. Насколько уверенным и суровым он казался минуту назад, настолько же взволнованным и напуганным выглядел теперь.

Как только маг взял дрожащей лапой книгу, единорожка сразу отпустила предмет. Поднеся её к себе, Лотрик первым делом бегло осмотрел ладонь и, только убедившись, что с ней всё хорошо, открыл книгу. Следующую минуту Хоуп с интересом наблюдала магом. Казалось, он не просто переворачивал страницы, а крутил волшебный калейдоскоп, управляющий его эмоциями. Неподдельная растерянность сменилась лёгким замешательством, плавно переросшим в удивление, затем превратившееся в недоверие и, наконец, на морде мага застыла хмурая мина.

Лотрик что-то недовольно произнёс и положил раскрытую книгу на стол. Хлюп круглыми глазами уставился на пустые страницы. Хоуп поймала на себе настороженный взгляд второго мага и с непринуждённым видом подалась вперёд.

 Единорожка сосредоточилась на заклинании. Только сейчас пони вдруг поняла, в какую западню загнала себя. Если она случайно ошиблась, то буквы могли исчезнуть навсегда, и ей придётся думать не о спасении Рэйнбоу, а переживать за свою шкуру.

Хоуп открыла глаза. На первых страницах появились записи. Пони облегчённо выдохнула и смахнула пот с мордочки.

Лотрик несколько секунд недоверчиво смотрел на единорожку, а затем вновь взял книгу. В начале книги Хоуп вела записи о грядущих экспериментах и планах на экспедиции, изредка добавляя описание рун, поэтому она не боялась, что «враг» узнает нечто действительно ценное.

Когда маг перелистал несколько страниц и вопросительно взглянул на пони, та бескомпромиссно заявила:

— Сначала я хочу увидеть Рэйнбоу. Так ему и передай.

Хлюп посмотрел на единорожку с растерянностью и надеждой, словно просил её передумать, но Хоуп лишь повторила свои условия. Немного помешкав, «друг» начал объясняться второму магу. Лотрик его внимательно выслушал, поглядывая на единорожку и что-то крикнул.

В комнату зашли два стражника.

— Они отвести тебя к Дэш, — сказал Хлюп взволнованно и кивнул на книгу. — Магия?

Хоуп закрыла глаза и повторила манипуляции. На этот раз Лотрик сразу залистал книгу и через пару страниц обнаружил пустые листы.

— Это тебе авансом, — пояснила Хоуп и добавила так, чтобы Хлюп понял: — Остальное после того, как я увижу Рэйнбоу... И только если с ней всё в порядке.

— Дэш хорошо, — заверил Хлюп. — Всё хорошо.

— Вот когда я увижу Дэш, тогда и он увидит остальное.

Единорожка подошла к стражникам. Они смотрели на неё с прежним любопытством, а один так и вовсе ухмыльнулся.

— Идём, — сказала Хоуп.

Как и в первый раз, единорожка шла между стражниками. Разве что сейчас их было только двое.

Хоуп судорожно пыталась разобраться в фактах, расставить всё по полочкам, но пока мысли сваливались в огромную кучу из тревожных домыслов и открытий. Судьба не давала возможности спокойно сесть и всё обдумать, а наоборот только подгоняла кнутом.

Когда стражники остановились перед дверью, откуда доносился чей-то голос, по спине единорожки вдруг побежал холодок. Перед глазами Хоуп начали прорисовываться до жути пугающие образы: тесная мрачная клетка, прикованная к полу пегаска с осунувшейся мордочкой, едва способная поднять голову...

«Да что это со мной? — Хоуп глубоко вздохнула. — Напридумывала тут... С Рэйнбоу всё хорошо!»

Стражник, открывший дверь, махнул лапой и что-то произнёс. Чуть помешкав, единорожка показательно громко фыркнула и в одно резкое движение зашла в комнату.

В центре помещения, освещаемого через крохотные окна, располагалось большая клетка, в которой держали Рэйнбоу. Пегаска сидела в самом углу, на кучке сена, сложив копыта перед собой. Увидев единорожку, Дэш метнулась к прутьям.

— Хоуп! — восторженно закричала она. — Ну наконец-то! Я уже устала ждать, когда ты придёшь!

Гвардеец, сидевший за столом возле входа, дёрнулся от неожиданности и бросил удивлённый взгляд на голубую пегаску. Но уже через пару секунд его внимание переманила другая пони.

Хоуп подскочила к клетке и бегло осмотрела Рэйнбоу. Всё начиналось ровно так, как в кошмарных мыслях единорожки, но в остальном... Пегаска выглядела вполне здоровой и сытой, никаких следов от страшных пыток и побоев бессердечных надзирателей, крылья целы и невредимы. Даже на мордочке скорее не ужас и надежда на шанс выбраться из страшной тюрьмы, а обыкновенная радость и волнение от встречи с другом.

— Рэйнбоу, ты...

— Скажи им, чтобы отпустили меня! — перебила пегаска. — Какого Дискорда меня держат тут как какое-то... животное?!

— Успокойся...

— Нет, реально! Ты посмотри только! — Дэш указала на сено. — Вот на этом мне пришлось спать! А еда? Ты глянь! Да это же миска для собачки!

— Хватит! — прикрикнула Хоуп. — Я тут пытаюсь разобраться, что происходит!

— А что разбираться?! Давай, скажи им, чтобы открыли клетку! Я им не дикий зверь!

Единорожка готовила себя к настоящему ужасу, от которого выворачивает наизнанку, как и в глубине души надеялась развеять все свои глупые домыслы. Увиденное оказалось ни тем, ни другим, и пони растерялась.

Сзади послышались голоса. Хоуп бросила беглый взгляд за спину и увидела, как стражники переговариваются. Если двое, сопровождавшие её, выглядели просто удивленными и заинтригованными, то вот третий, сидевший тут, казался по-настоящему шокированным.

— Рэйнбоу... так ты в порядке? — спросила Хоуп, повернувшись к пегаске.

— Конечно! — воскликнула Дэш. — Ещё бы они мне что-то сделали! Я бы им сразу так! И вот так! И так!

Пегаска подлетела и начала выписывать в воздухе пируэты, демонстрируя, как она ловко бы расправилась сразу с несколькими нападающими.

— Ты не забывай, с кем говоришь! — подытожила пленница выступление. — Рэйнбоу Дэш себя в обиду не даст!

Единорожку словно обдало ведром студеной воды, но вместо бодрости и радости она ощутила прилив гнева.

— Я тут, значит, волнуюсь... переживаю каждую минуту! Рискую своей шкурой! Из кожи вон лезу, чтобы вызволить тебя! А ты тут дурачишься?! — возмутилась Хоуп.

— Эй! Полегче...

— Скажи мне на милость, какого Дискорда ты попёрлась на эту дорогу?! Решила найти приключений на свой круп?!

— Вообще-то, я это... разведывала обстановку! — возразила Рэйнбоу. — Как ты и просила.

— Я просила тебя не влипать в историю! — напомнила Хоуп. — Две минуты! Всего две минуты, пока этот Дискордов портал не закроется! А ты решила геройствовать?!

— Да какое геройство? Я просто...

— Да, продолжай.

— Хватит делать из меня виноватого! — возмутилась Рэйнбоу. — Я изучала местность, как ты и приказала. Заметила на дороге каких-то существ, похожих на Хлюпа, и решила проверить.

— Проверила? — фыркнула Хоуп.

— Да откуда мне было знать, что там будет этот маг?!

— Действительно, откуда? — промычала единорожка. — Мы ведь не знаем ни одного мага из этого мира... Или подожди... А кто это живёт в Эквестрии уже два месяца?

Дэш виновато почесала затылок.

— Ну ладно... может быть, я немного провинилась...

— Немного?! — воскликнула Хоуп. — Да мы из-за тебя застряли в этом мире!

— Ну всё-всё, хватит, я поняла... Что ты от меня хочешь? Извинения?

— Было бы неплохо для начала.

— Хорошо, хорошо, — буркнула пегаска. — Мне не стоило туда лететь... Хотя я всё делала пра...

— Дэш!

— Ладно! Я сделала глупость! Довольна?

— Да!

Хоуп шумно выдохнула.

Какие бы мысли не выходили на первый план, единорожка не забывала о проступке Рэйнбоу и мечтала высказаться. И вот теперь, наконец выговорившись, она ощутила непередаваемую лёгкость, ставшую глотком свежего воздуха после всего того смрада, разившего от каждой новости.

За спиной послышался звук открывающейся двери. Хоуп обернулась и увидела, как в комнату зашёл Хлюп вместе с Лотриком. Все стражники, до этого с интересом или растерянностью следившие за перепалкой двух разноцветных пони, встали по стойке смирно.

Лотрик что-то приказал гвардейцу, и тот, чуть помешкав, выложил на стол ключ. Маг грациозным движением указал на него, а затем достал из кармана книгу и положил её рядом с ключом. Единорожка недоверчиво покосилась на «друга». Тот взволнованно улыбнулся и с надеждой кивнул.

— Всё хорошо, — сказал он напряжённо.

— Вижу, — согласилась Хоуп и левитировала ключ.

От зоркого взгляда не ускользнуло, как Лотрик смотрит на него, а затем и на сияющий рог. Если в первый раз он выглядел только настороженным, то сейчас в его глазах читалась ещё и толика интереса.

— Спасибо, — только и произнесла Рэйнбоу, когда клетку открыли, и вышла из «камеры».

Хоуп не ожидала, что пегаска бросится её обнимать и целовать, но рассчитывала на бо́льшую благодарность.

Вызволив пленницу, единорожка подошла к столу и положила ключ на место. Стражники смотрели на неё круглыми глазами, а вот во взгляде Лотрика лишь прибавилось интереса.

Хоуп сосредоточилась. До сегодняшнего дня она всего пару раз пользовалась этим непростым заклинанием, и пока ей несказанно везло, что всё шло хорошо.

Закончив, единорожка шумно выдохнула и смахнула пот с мордочки. Лотрик взял книгу и быстро перелистал. Хоуп расколдовала все страницы, кроме последних, и внимательно наблюдала за магом. Судя по его довольной ухмылке, он ничего не заподозрил.

Только сейчас она поймала себя на мысли, что совершенно не понимает, почему его так заинтересовала книга. Все записи были на эквестрийском, а даже Хлюп не знал письменности пони. Единственным вариантом оставались символы и руны. Но зачем они Лотрику? Никто в здравом уме не отправиться ни в один из миров, в котором пони побывали. Хлюп должен был рассказать ему об этом... Или нет?

Единорожка присмотрелась к молодому магу. Теперь его взволнованная и напряжённая морда вызывала ещё больше вопросов, чем прежде. А когда его губы тронула мимолётная улыбка, единорожка и вовсе  почувствовала себя такой же растерянной, как сегодня утром.

«Что же ты задумал?»

Продолжение следует...