Лунная Бравада

Лидеры нескольких государств собираются вместе, чтобы обсудить внезапное возвращение Найтмер Мун. И они этому не очень рады.

Принцесса Селестия ОС - пони

Забвение

Голубое небо, прекрасные подруги и добрые соседи. Идеальный мир для идеальной единорожки. Идеальный и... беспощадный.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия

По ту сторону блицкрига

Октябрь 1944 года. Антигитлеровская коалиция наступает по всем фронтам после провала немецкого блицкрига на Восточном фронте. Союзники рвались к Берлину, не считаясь с потерями

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки

Диверсия Нублина

Некто считает нашей науки задачей собирать по словам и годам день грядущий. Другие вам скажут, как в строках прошедших узнать кто убийца, и кого не минует расплата. Синоптики лгут и строже предмета намёк: "История - быт скотовода и жизни трагичный разбор по данным кургана раскопок."

Другие пони ОС - пони

Кристальная принцесса

А ведь кто-то правил Кристальной Империей до Сомбры...

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца

Муж-«брони»

Когда твой муж - «брони», но ты не шаришь в теме :)

Человеки

Анон и пони-роботы

Три небольших рассказа на тему "роботы-пони".

ОС - пони Человеки

Отпуск

Всем нам иногда нужен отпуск.

Принцесса Селестия

Скачок не туда

Что то, что было создано лишь для того, что бы убивать, попадает в Эквестрию.

Ничто так не портит Пламя, как его фанаты

Быть капитаном Вандерболтом вообще непросто. А когда каждый жеребец смотрит на тебя, как на живое воплощение скорости и еще чего-то, но не видит в тебе пони - это очень неприятно...

Спитфайр Сорен ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund

<p>Я&nbsp;не&nbsp;просто пони. Тут дело даже не&nbsp;том что я&nbsp;пегас. Просто, чтобы понять меня вам прийдётца послушать мои моральные трактаты и&nbsp;теории. Никто никого некогда не&nbsp;обделял красноречием, просто&nbsp;&mdash; либо я&nbsp;всег

Я не просто пони. Тут дело даже не в том, что я пегас. Просто, чтобы понять меня вам придется послушать мои моральные трактаты и теории. Никто никого никогда не обделял красноречием, просто — либо я всегда молчу, либо мне не охота травить воздух (голос у меня не ангельский).

Городок, где я получила кютимарку, и образование был далеко-далеко за Понивилем. И я желала, чтобы там он и оставался. Во многом то место дало мне больше чем мой новый дом. Но, то место было серо как москит, оно залезло под кожу и душило, душило... Потом в небесном пламени оно стало адом. Огонь, с грифоновских стрел, опалил крылья, разбил пол и исковеркал меня. На следующий день я стала пони без имени и прошлого. Но я получила то, что никто из моих братьев и сестер, видят Боги, никогда не получит — волю решать сама за себя. Понивиль не стал, и не станет мне домом. Но в этой спокойной, медленной жизни что-то было. Что-то особенное...

Как почтовый служащий у меня не бывает много выходных. Но плюс сбитого жестикулярного аппарат и косоглазия в том, что тебе всегда дают скидку. Тут, таких как я, разделяет лишь умение пользоваться данным изъяном. Прошу не вводит в заблуждение моей речью. Ибо все-таки это изъян. И как раз сегодня они из не многочисленных дней, когда я могу понежиться в постели, не думая о дырках в стене или работе. И что еще надо для счастья?

Ответ бил ясен и известен. Но, до открытия Сладкого Уголка еще было время.

Я седела на одном из облаков и следила за пони подо мной. Они напоминали мне насекомых. Один точный удар копытом, и полгорода стерто навеки. Я представила себе массу останков из пони, дерева и метала. В груди зашуршал комок из иголок и тьмы. Он давил, и пек мою грудь. Рана пекла и пар сдавливал мое горло. С отвратным шипением боль ушла. Но пустота у меня в груди была подобно туннелю. И возможно скоро свет в конце него, и вовсе исчезнет.

Но, так не будет.

Я не поменяюсь.

Это случилось давно. Практически сразу после пожара. Выйдя из больницы, я почувствовала себя плохо. Мне не было грустно или досадно, или одиноко. Просто плохо. Я не знала куда идти или что мне делать. Мир резко стал серим. Конечно, это был эффект от болеутоляющего. Голова дика болела. Хотелась расколоть черепушку и вынуть мозг, чтобы запустить его в кого небуть из перехожих. От подобного мышление мне стало окончательно плохо. Мое тело и разум предали меня. Казалось с меня падали лоскутки мяса и кожи. Гипс на криле давил на хребет, намереваясь проломить его. Каждая косточка хрустела. А по черепушке моей текла кров, давя на мозг, вызывая боль.

Но, мне хотелось эту боль.

Хоть я, наверное, не заслужила это.

Я глядела с отвращением на мильные пузыри, которые красовались на моем боку. К физической боли резко прибавилась моральная. О, как неистов мир. Как много боли и страданий на этом проклятом участке земли! Моя кютимарка — мильные пузыри, появилась поздно, по настоящему поздно. И то она скорее была символом моего таланта, нежели им самим. Для меня моя кютимарка была предметом гордости. Я знала свой талант и возможности. А они были безграничны. Я могла стать кем угодно, и когда угодно. Но меня бы не взяли. Низачто. Кто возьмет пони на работу только с намеком на дар?

Погруженная в свои думы, я подобно слепой ходила по улицам. Я была уставшей и злой. И в тот миг к моему растерзанному сознанию дошло, что я давно ничего не ела. Мозг среагировал сразу. Он отправил колючие импульсы к нервам. Помню, мои кости ели повернули мой череп к одному из местных лавок. Сколько было у меня денег в тот миг, не помню. Да и разве это было так важно? Но я подошла к рыжей пони в смешной ковбойской шляпе, которая стояла у него. Она махала копытом и весело здоровалась с каждым прохожим. Она была такая не я. Живот настирливо забурчал. Это вызвало боль. Побежденная с опушенной головой я подошла к ней.

И мой мир пал.

— Чем могу быть полезна?

Чорная звезда жгла мир вокруг себя. Она росла в моей голове, клубилась ,бросалась холодом и хохотала подобно демону. Оно поднималось с груди, и двигалось по кривой к участку между легких. Остановившись там, оно терзало мое нутро. В безумном огне страха оно уменьшалось и уменьшалось, даря миру свой яд. И я ,как губка впитывала, его в себя. Но мира не было, была пустота. Чорная, неосязаемая пустота. И я наедине с ней. Я заорала, и упала от БОЛИ. Ничего кроме черно- зеленой звезды и меня. Ничего...

Взгляд.

Мой разум вцепился в него, как кот вцепляется в мышиное тельце. Я побежала. Пони звала меня. Но я будто оглохла. Мир превратился в сияющею тишину. Тот, проклятий мной, в этот миг кусок меня ставил в моем подсознании взгляд рыжей пони. Она смотрела на меня один миг. Но она видела не меня.

Она видела только психа.

Наутро я узрела свои глаза и крылья. Я била обречена.

Я все еще смотрю на небо. Внизу ходят пони. Солнце уже в зените — значит мне пора. Воздух сжимается вокруг меня, и я радуюсь этому. Я стараюсь почаще радоваться. Земля приближается стремительней. Сердце не хочет качать кровь. Кровь не поступает в мозг. Глаза мне мешают. Я не вижу. Меня тошнит. Мне страшно.

Приземление было не из приятных. Земля с силой ударила меня по животу. Я слышу насмешки и сдерживаю себя. Я смотрю на них. Этот взгляд — он останется со мной навсегда. Это как клеймо.

Но мне все равно.

Они не знают меня. Они не знают, что я знаю их секреты и тайны, каждую грязную мысль...

Я подхожу к Сахарному Уголку. И жду. Я ненавижу — знать все это. Но я продолжаю улыбаться и играть мою роль в обществе. Когда подошла моя очередь в Сладком Уголке я била хмура, но внутри. Снаружи же я освещала пони своей фирменной улыбкой " А-ля дурочка". Моя улыбка могла составить конкуренцию даже самой Пинки Пай. Обычно она улыбалась так широко, что ее улыбки хватило б на троих обычных пони. Я искренне ей завидовала.

Но не сегодня.

Пони была хмура и устала. Потоки радости, которые она вливала в мир, иссякли. Она посмотрела на меня. Мы были теми, кто хранил этот яд... Грустные глаза. Я заказала маффины. Пинки ушла и вернулась, через секунду, с ними. Я расплатилась. И почему-то только у входа сказала то, что надо было сказать...

-Все будет хорошо.

Она не услышала. Никто этого никогда не услышит, даже я.

Я выйду на улицу, и пойду по городу. При этом смешно спотыкаясь. Неаккуратно полечу домой. Потом сяду на облака и буду, есть маффины смешно кривляясь. Пегасы улыбнутся, увидев меня. И я помашу им копытом. Они улетят, а буду думать о том, чего они боятся и избегают. Потом я лягу с теплом в душе. И солнце Богов будет греть меня, и светить на землю, на каждого пони.

Я Дерпи Хувз. Я не изменюсь.

И поэтому я счастлива.

Комментарии (8)

0

Ошибок очень много. Или они допущены специально, поскольку повествование идет от лица Дерпи?

Никус
#1
0

мало нам "Одним глазком", теперь ещё и это... но написано хорошо, не откажешь. стилем лично мне напоминило "Цветы для Элджернона".
и, кстати, почему тэг "не закончен"? вполне себе завершённая история.

xvc23847
#2
0

не понял смысла, и много ошибок

DrDRA
#3
0

Если ошибки и допущены специально,то в названии думаю,стоит исправить.

LunaEvery
#4
0

Честно говоря тянет на гримдарк с таким повествованием.Тяжелые ощущения от фанфика.Грамматические ошибки желательно исправить.Есть мысли для продолжения?

LIZARMEN
#5
0

Интересно 10/10

Zavhoz
#6
0

извиняйте. не очень. поставлю плюс из-за того, что Дерпи/Дитзи — моя любимица.

кактотак
#7
0

Минимум смысла, максимум метафор и ошыпки(я догадался, что это стилизация). Что это? — я не знаю. Я знаю лишь то, что текст сильно перегружен и неудобоварим.

soblackdolphin
#8
Авторизуйтесь для отправки комментария.