Muffins: a Cupcakes side-story

Скандально известный фанфик "Капкейкс" никогда не будет забыт. Всё новые и новые арты и истории, связанные с "Капкейкс", появляются на просторах интернета, и этот рассказ относится к ним же.Эта история идёт паралельно с "Капкейкс" и заканчивает её сюжет, наверное, самым лучшим и логичным(?) концом, какой мог быть у такой истории.

Дерпи Хувз Лира Бон-Бон Другие пони

Крылья Меж Звёзд: Планета-капкан

Молодой лётчик-пегас терпит крушение на неизвестной планете. Лететь некуда, но не стоит поддаваться панике... А то можно и копыта отбросить.

ОС - пони Человеки

Как вырвать зуб единорогу/How to Remove a Unicorn Tooth

Три недостающих фрагмента, два любящих аликорна и одно-единственное глупое решение, направившее жизнь юной принцессы Кейденс по новому пути.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Миаморе Каденца

Несокрушимая и легендарная

Как известно, русский солдат непобедим, потому что ему нечего терять, ведь у него ничего нет: ни денег, ни престижа или чего-либо ещё, кроме формы и верности Родине. И кого только не повстречали доблестные российские солдаты за тысячелетие существования Родины. Но волшебные и говорящие цветные лошадки - это слишком даже для них. Выстоят ли Россия и Эквестрия, при таком столкновении друг с другом?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Другие пони Человеки

Консервированная морковь

Нервозность и раздражённость подавляется с помощью консервированной моркови, затерявшейся среди морепродуктов.

Рэрити Человеки

Твой самый злейший враг

Принцесса Твайлайт и Рэрити встречаются. Другая Рэрити в жизни Твайлайт не вполне уверена, как к этому относиться.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Вишенка

Зарисовка по Черри Берри.

Другие пони

Никто, кроме нас.

Главный герой - сотрудник широко известного в определённых кругах института НИИЧаВо, отправляется в Эквестрию, дабы расследовать таинственные происшествия, способные вызвать очень серьёзные последствия как для Эквестрии, так и для человечества.

Другие пони ОС - пони Человеки

Зоомагазин

В городе открылся интересный магазин.[рассказ улучшен до версии 3.0]

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Другие пони Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Мечты в небесах

Жизнь кантерлотского инженера одним прекрасным днем негаданно преображает та, что в какой-то момент становится важнее всего на свете. С этого момента увлеченный мечтами о небе, Рэй Трейбс еще сильнее стремится ввысь, но сможет ли он превозмочь те препятствия, что приготовила для него реальность?

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Devinian
Глава 4 Зверь и капкан для него Эпилог

Глава 5 Операция "Буран"

“Все дороги ведут в Сталионград”. Сейчас, это было весьма точное определение. Железная дорога в Северяне распространялась на всю страну и вела во всех направлениях, но всегда соединялась именно в столице.

Чейнджлинги не упускали возможности воспользоваться ею. Они использовали захваченные товарные поезда, чтобы перевозить снабжение прямо на фронт. Сейчас их армия тратила весьма много снабжения, чтобы, наконец, покончить с сопротивлением красных.

Отряд партизан залёг недалеко от вокзала, что был занят вражескими силами. Они готовили очередной товарный поезд к отправке на фронт.

Бэтпони смотрел в бинокль, наблюдая за тем, как солдаты грузят в вагоны ящики с патронами и снарядами. Все, как и докладывала разведка, поезд должен был уйти сегодня. А значит, у них было мало времени.

Марбл Пай была в составе этого отряда. Она не смогла освоить навыки с взрывчаткой, поэтому второму отряду она была бесполезна. Ибо его задачей было подготовить железнодорожные пути к подрыву. Но она, более-менее адаптировалась в стрельбе из винтовки, поэтому толк от неё всё же будет, в случае сражения. По крайней мере, она на это надеется. Стрелять по мишеням это одно, но другое, когда приходится стрелять в других существ.

Тут Марбл привлекло внимание, как чейнджлинги катили целую тележку с некими баллонами. Её глаза расширились, а в голове вспылили события минувших дней.

— Командир. – Тихим голосом позвала фестрала серенькая пони и указала копытом в сторону тележки. – Я узнаю эти баллоны, несколько дней назад, я и другие пленные грузили их в машины.

Сотрудник СМЕРША, глянул в бинокль, чтобы рассмотреть получше.

— Дело дрянь. – Констатировал бэтпони. – Они перевозят химическое оружие, если мы взорвем пути вместе с поездом, то содержимое баллонов вырвется наружу, а противогазов у нас нет.

— И что же нам тогда делать? – Поинтересовался один из партизан, что лежал рядом и слышал разговор. Сайлан Шэдоу (так звали бэтпони), подозвал к себе одного пегаса и отдал тому распоряжение, чтобы он летел ко второму отряду и предупредил насчет химического оружия. Пегас незамедлительно отправился исполнять данное ему поручение.

— Вот что товарищи. Это кардинально меняет дело. Мы не можем себе позволить, чтобы химическое оружие добралось до фронта, но и не можем уничтожить поезд, чтобы не умереть при этом самим от удушья. Теперь наша задача захватить поезд, а баллоны уничтожить более деликатным и безопасным путём. – Объяснив отряду изменение боевой задачи, Шэдоу начал теперь подсчитывать силы противника, чтобы решить, есть ли у них силы для штурма.

Сейчас была глубокая ночь, но именно она была лучшим союзником бэтпони. То, что скрыто от глаз обычных пони, хорошо видно для Шэдоу.

Пехоты противника на вокзале было достаточно. Несколько пулемётных точек, расположенных в окне и на крыше здания вокзала. Какую-либо технику им выделено не было.

В общей сложности, противник располагал силами около сотни бойцов. В то время как отряд партизан насчитывал лишь полсотни. Но на их стороне был элемент внезапности, а ещё фестрал, приспособленный к действиям в полной темноте.

— Я беру на себя пулемётные расчёты, как только с ними будет покончено, я дам сигнал к началу атаки. Вы поймёте. – После сказанного, фестрал вдруг растворился в ближайшей тени. У Марбл, как и большинства пони побежали мурашки по телу. Никто не мог понять, как бэтпони удаётся подобное, это их и пугало. Тем не менее, отряд проверил своё оружие, чтобы оно было исправно, и заряжено и стали ждать сигнала.

Шэдоу добрался до здания вокзала, благодаря теням оказавшись внутри. Возле окна расположился пулемёт, а его расчёт о чём-то разговаривал, даже не подозревая об опасности.

Фестрал подобрался к ним поближе и, вытащив свой нож, быстро напал на одного из чейнджлингов, порезав тому горло, прикрыв ему рот копытом, чтобы не было вскрика, и тут же бросил нож во второго, пока тот не поднял тревоги. Сайлану пришлось придержать падение тела чейнджлинга, чтобы не создавать лишнего шума. В итоге, он обоих уложил на пол и, убедившись, что никого не привлёк, вытащил нож из тела убитого противника и, слившись с тенью, отправился на крышу, ко второму расчёту.

Повернув с ними тоже самое. По-быстрому избавившись от расчёта пулемёта, после чего взглянул вниз, через перила. Чейнджлинги уже закончили практически погрузку. Нужно было действовать.

Переставив пулемёт с одного края на второй, Шэдоу убедился, что тот заряжен, после чего открыл огонь по находившимся внизу солдатам.

Пулемётная очередь скосила сразу около шести противников, ибо те никак не ожидали, что на них нападут, тем более с крыши, где должны были находиться свои. Но противник быстро опомнился, бросившись в первые попавшиеся укрытия и открыл ответный огонь, пытаясь подавить фестрала с пулемётом.

Пулемётная очередь, как нельзя лучше подходила для сигнала. Поэтому, как только бэтпони открыл огонь, партизаны немедленно присоединились к бою.

Благодаря внезапности, чейнджлингов удалось оттеснить. Но возникала другая проблема. Раздался паровозный гудок и состав тронулся с места, начиная потихоньку своё движение. Похоже, они не намеревались ждать и собирались увезти хотя бы то, что успели погрузить.

— Проклятье! – Выругался Шэдоу и спикировал с крыши к своим бойцам. – Планы резко меняются, хотя бы несколько, но должны прорваться к поезду, остальные, кто не успеют, отступят обратно в лес.

Всё шло совсем не по плану. Ситуация менялась и приходилось мыслить уже на ходу. Какое-то количество пони должно прорваться в поезд и остановить состав, без необходимости его подрывать.

Перестрелка, что началась довольно неплохо, для партизан, быстро превратилась в игру в одни ворота. Чейнджлинги оправившись от внезапного нападения, организовали оборону и отстреливали партизан, заставляя нести потери.

Пони же устремились к поезду, а именно к пассажирским вагонам, что составляли первую половину состава. Но под плотным вражеским огнём, это казалось самоубийственной задачей.

Но партизаны всё равно продолжали рваться к поезду, пока тот набирал скорость. Марбл была одной из тех, кто успел запрыгнуть в пассажирский вагон, который к счастью был пустой. Всего до поезда добралось шесть пони, включая самого Шэдоу. Остальные уже не могли поспеть за удаляющимся поездом, поэтому последовали последнему приказу фестрала и начали спешно отступать.

Кобылка прижалась к стене вагона, обнимая передними копытами свою винтовку, и пыталась отдышаться, после такого марафона.

“Столько убитых…”

Пронеслось в голове кобылки. Она прекрасно видела, как вокруг неё падали замертво, недавние, но всё-таки знакомые ей пони. И теперь их было всего шестеро, против неизвестного количества противников, которые, наверняка, будут дальше в вагонах.

— Двигаем, мы должны добраться до машиниста и оставить поезд, пока не поздно. – Говорит фестрал, приготовив свой трофейный пистолет-пулемёт MP. Сейчас в тесном помещении, он будет наиболее эффективен.

— А если всё же не выйдет? То получится, что всё было зря. – Проворчал один пони, в красноармейской униформе, в зрелом возрасте.

— Я беру всю ответственность на себя. Мы не должны проиграть. – Посмотрев на того своим светящимся в темноте взглядом, ответил бэтпони решительно.

Небольшая группа пони двинулась дальше по вагону, добираясь до тамбура и двери, что соединяла этот вагон со следующим. Вероятно, их уже ждали там.

Фестрал и кольт в гражданской одежде встали по бокам от двери, и Шэдоу жестом указал, чтобы тот её резко открыл. Партизан кивнул и, взявшись за ручку копытом, резко нажал, отворяя дверь. Они собирались быстро заскочить в следующий тамбур, но их встретила автоматная очередь, которая тут же скосила жеребца, и тот упал на пол, а Шэдоу ранило в бок. Им пришлось закрыть дверь обратно, пока последние пули ударялись об стену вагона.

Марбл тяжело задышала и задрожала всем телом, как только перед ней упал замертво ещё один пони. Казалось, что её вот-вот вывернет наизнанку. Одно дело сбивать вражеские самолёты не лицезрения смерть своими глазами, а другое, когда перед тобой падает истекающий кровью товарищ.

— Смотри на меня. – Присев перед ней, говорит Шэдоу. – Дыши, глубокий вдох, выдох.

Марбл следовала указания бэтпони, делая глубокие вдохи и выдохи. В какой-то степени это помогло ей, может не до конца, но хотя бы, она удержала в себе содержимое желудка.

— С-спасибо. – Тихо проговорила благодарность, серенькая земная пони.

— Соберись, нам нужно дойти до конца. Иначе никак. – Сайлон поднялся и стал думать, как им туда попасть. Лезть на крышу, было не вариант, чейнджлинги имеют крылья, поэтому у них будет преимущество. Всё что оставалось, это отвлечь вражеских солдат на себя, пока остальные ворвутся в тамбур и присоединятся к нему.

— Я пойду внутрь, открывайте дверь, как только они отвлекутся на меня. – Никто не успел что-либо сказать, как фестрал тут же исчез в ближайшей тени.

Марбл лишь сильнее обняла винтовку, прекрасно осознавая, что Шэдоу очень сильно рискует, он может и не выжить после такого манёвра.

За дверь послышалась стрельба, что означало то, что им пора было вмешаться. Открыв резко дверь, они быстро вбежали в тамбур, заняв укрытия и открыли огонь по чейнджлингам, что были заняты, внезапно появившимся среди них фестралом. Ошеломлённые враги, не успели поменять позицию для обороны, поэтому вагон быстро наполнился телами перевёртышей, либо мёртвых, либо раненных.

Пони проходили через них, стараясь не обращать внимания на мучительные стоны своих противников. Сам же Шэдоу не хотел тратить на них время, он приказ двигаться дальше.

Марбл Пай посмотрела на шедшего впереди них фестрала, к его старым ранам прибавились новые, но тот, стоически, переносил боль, не желая показывать свои мучения товарищам.

— К-командир, вы ранены…- Начала было говорить Марбл, но её тут же оборвал резкий ответ бэтпони.

— Это не важно, куда важнее добраться до машиниста.

— При всём уважении…я настаиваю хотя бы на перевязке ваших ран, остальные могут добраться до машиниста и сами. – Марбл, всё же, решила настоять на своём. Но тут же остановилась, когда Шэдоу обернулся, посмотрев на неё своими глазами охотника в ночи. У неё едва не подкосились копыта от такого взгляда, но хватило духу не прогнуться.

В конце концов, его маска спокойствия, начинала давать трещину, а раны, по-видимому, беспокоить сильнее. Он опёрся на стену и сполз по ней, сев на пол, давая понять, что принимает предложение Марбл, а сам, посмотрев на оставшихся партизан, кивает им, чтобы они шли дальше.

Земнопони кладёт свою винтовку на пол и вытаскивает из сумки маток бинтов, начиная перевязывать раны жеребца. Перед началом их операции, ей показали базовые навыки оказания первой помощи. Понимая, что, вероятно, в сражении от неё может быть мало толку, то хотя бы перевязать раненых, она должна была уметь.

Они сидели в молчании, пока кобылка делала своё дело, Шэдоу же был занят своими размышлениями. Пока краем глаза не обнаружил движения. И как раз вовремя. Один раненный чейнджлинг, видимо, не смирившись с судьбой, решил хотя бы их забрать с собой в могилу. Тот дотянулся до автомата и нацелился на них.

Но фестрал оказался быстрее. Вскинув свой MP, он выстрелил пару раз, сразив раненного перевёртыша.

Внезапная стрельба испугала Марбл и та взглянула по направлению, куда стрелял фестрал. Осознав, что он, по сути, спас и себя и её от верной смерти, она облегчённо вздохнула.

— Благодарю вас. – Говорит застенчивым тоном Марбл.

— Тебе спасибо. – Ответил Шэдоу, имея в виду перевязку своих ран. И после того, как она закончила, он вновь поднимается на копыта, и они отправляют вслед за остальными.

Дальнейшее сопротивление было не значительным. Отряд добрался до машиниста, и поезд остановился, так и не донёсся свой смертоносный груз до фронта.

**
5:40. Краснознамённый район.

Они ехали через, так называемый, Краснозаменский район. Отряды панцергрёнадеров, что прощупывали оборону красных, этой ночью обнаружили, что противник покинул свои позиции.

“Очередная уловка пони?”

Подумал про себя командир Панцера 4. На этой войне, чейнджлинг понял одно. Красные ничего не делают просто так и уж тем более, не оставляют свои позиции без причин. Но командование велело им продвигаться дальше.

Панцергренадёры шли впереди и проверяли руин домов, чтобы впереди их не ждало как-либо засад. Выезжая на очередной перекрёсток, колонна, во главе с Панцером останавливается.

Что-то всё же было не так. И офицер слишком поздно осознал это.

БАХ

Снаряд пробил броню танка и взорвался изнутри, сорвав при этом башню. По-видимому, детонировал боезапас.

Из окон показались фигуры пони, что открыли огонь из автоматов и винтовок. Вслед полетели ещё бутылки с горючей смесью. Ими закидывали технику врага, стараясь целиться именно по двигателю, чтобы наверняка вывести из строя.

Из-за образовавшегося затора, они не могли проехать дальше, а плотность огня вызывало впечатление, что красноармейцев было больше, чем на самом деле. Понеся потери, чейнджлинги решили отойти.

Пони начинали выходить из своих укрытий и собираться на перекрёстке. Комрот подошёл к бойцам, что чувствовали явное удовлетворение от того, что погнали врага отсюда своей засадой.

— Отличная работа бойцы, теперь пора сворачиваться отсюда, мы и так задержались. Пушку мы им не оставим, так что будете помогать её катить.

— Так точно! – Хором ответили красноармейцы и отправились к зданию, где они припрятали орудие, что и вывело танк из строя. Расчёт орудия уже впрягся в него, чтобы начать вытаскивать. Бойцы присоединились к ним и, навалившись на него, стали выкатывать на улицу.

6:10. Площадь Революции.

Площадь Революции с самого утра подвергалась массированному артобстрелу. Окопавшиеся на ней части Красной армии, всячески пытались пережить его, но всё равно несли потери.

После артподготовки, в бой пошли наземные силы. Пехота чейнджлингов, при поддержке танков и бронетранспортёров, начали штурм последних позиций северян, прорвав которые, они могли считать себя победителями.

Командование Красной армии, собрало здесь всё, что у них оставалось. Те немногие, целые Т-34 и КВ, противотанковые орудия и пулемёты. Красноармейцам было чем ответить перевёртышам и те дорого заплатят за продвижение по центру города.

Поскольку сражение шло уже достаточно близко от штаба. Звуки стрельбы и разрывающиеся снаряды были отчётливо слышны, даже здесь, на -1 ярусе Дворца Советов.

— Чейнджлинги атаковали своими свежими резервами. По нашим расчётам, в городе сейчас около миллиона вражеских штыков. – Докладывал один из комдивов свежие радиосводки.

Нестор Лунин слушал доклад, при этом разглядывая карту. Около миллиона штыков, это практически половина группы армии “Север” На большее рассчитывать не приходилось. Хотя они и располагали, куда большим количеством сил, но видимо, ещё больше, выделить не могли. У перевёртышей так же немало уходило сил для поддержания блокады Петерсхуфа. Стоит им выслать на столицу ещё дивизий, и они рискуют совсем оголить свои фланги. А они не настолько дурны, в своих потугах взять Сталионград любой ценой.

— Похоже, настало время. – Произнёс Нестор, чем привлёк внимание командиров. – Радист, свяжись с 7-ой и 10-ой армией, передай им, чтобы приступали к операции “Буран”

В этом помещении никто, кроме самого главнокомандующего не знали о таком, поэтому опешили от этих слов, вероятно даже не зная, что у них в резерве, всё это время, находилось целых две резервных армии.


Ставка командования 10-ой армии.

Режим радиомолчания с ними был прерван. Активизировались радисты, которые тут же начали принимать приказы из штаба главного командования.

— Товарищ командарм! Прибыло распоряжение от главнокомандующего, он требует приступать к операции “Буран”.

За столом сидела пони с рыжим окрасом шерсти и каштановой гривой. Судя по всему, как только радисты оживились, это тут же привлекло её внимание и расслабленная до этого поза, теперь выдавала нетерпение. Услышав эти заветные для неё слова, кобылка ухмыльнулась и, стукнув копытом по столу, тут же вскочила.

— Не прошло и месяца. Немедленно передайте приказы комбатам и комдивам, пусть готовят личный состав к маршу и боевому развёртыванию. Все пегасы в воздух, пора организовать неблагоприятную для врагов погоду.

Спустя примерно час, в Сталионграде и области образовались густые облака, и снег пошёл раньше положенного времени. К такому ухудшению погоды чейнджлинги явно не были готовы, что привело к смятению солдат и полевых офицеров. Но главная опасность заключалась, всё-таки, не в погоде.

Главная опасность для чейнджлингов была в 7-ой и 10-ой армии, которые обошли Сталлионград с северо-запада и северо-востока и ударили в слабо защищённые фланги перевёртышей, которые не смогли противостоять свежим силам Красной армии, подкрепленные интернациональными бригадами из Грифонии и Нова Грифонии.

Атака началась с артиллерийской подготовки. Чейнджлинги впервые оказавшись под таким плотным огнём артиллерии, забивались в окопы как крысы в норы. За время артподготовки, к оборонительным позициям, уже подошли основные силы 7-ой и 10-ой армии. Танки, с поддержкой пехоты, начали своё наступление и принялись вскрывать оборону ошеломлённого противника. Таким образом, они замкнули кольцо вокруг Сталионграда и войска чейнджлингов оказались в ловушке.

В этой операции, впервые, совместно с боевыми частями, принял участие музыкальный ансамбль Красной армии. Конечно, им не позволили явиться, прям на передовую, но зато смогли распространить слова их песни через телефонные аппараты. Эти слова, до сих пор находят отклик в душе каждого солдата.

Вставай, страна народная,

Вставай на смертный бой

С кризальской силой тёмною,

Ненасытною ордой!

 

Припев:

Пусть ярость благородная

Вскипает, как волна, —

Идёт война народная,

Великая война!

 

Дадим отпор душителям

Всех пламенных идей,

Насильникам, грабителям,

Мучителям существ.

 

Припев:

 

Не смеют крылья черные

Над Родиной летать,

Поля её просторные

Не смеет чейнджлинг  топтать!

 

Припев:

У пони всегда была одна общая черта. Песни придавали им сил, воли и мотивации. Это было не раз доказано, хоть в Эквестрии, хоть в Северяне. Эквестрийские фермеры могли с весёлой и задорной песней за один день построить целый амбар. В Северяне же, что до Революции, что после, были развиты военные ансамбли, которые благодаря своим песням могли изменить ход сражения. При правильном подборе слов и мелодии, выходила сильная мотивация.

В итоге, противник был отброшен от столицы на 20 километров, хоть и предпринимал попытки прорваться к своим окруженным частям, но тем уже не хватало на это сил. Партизаны сильно мешали снабжению дивизий, а львиная доля дивизий группы армии “Север” была в котле или на других участках фронта. Сражение в Сталионграде закончилось спустя 2 недели, после того, как дивизии в окружении, вывесили белый флаг.

Столица выстояла.