Хребет Хаоса

Рейнбоу Дэш по праву претендует на звание лучшего летуна всей Эквестрии и даже сами ВандерБолты обратили на неё внимание, но по некоторым причинам всё ещё не пригласили её к себе в команду. Когда ей было 12 лет, её родители отправились в кругосветное путешествие и пропали. Это должно было стать страшным ударом для пегаски. Но вместо этого, она лишь ещё больше утвердилась в своих целях в жизни. С тех пор прошло много лет. Теперь она работает в Понивилле и наконец-то поступила в Академию ВандерБолтов. У неё есть верные друзья, питомец, народная любовь и даже собственный фан-клуб. Её характер позволил ей многого добиться в этой жизни. Всё в ней казалось, было прекрасно. Но кое-что по-прежнему не давало ей покоя. Родители. В этом году она закончит академию. И теперь, когда почти все её заветные мечты сбылись, она отправится их искать. Ей не нужна ничья помощь. Никто не смог помочь тогда, никто не поможет и теперь. Она сама их найдёт… Живыми или мёртвыми.

Рэйнбоу Дэш Зекора Другие пони

Первые уроки

У Скуталу и Свити Белль давно есть наставники. Их подруга Эппл Блум считает, что ей-то наставник не нужен — кто, в самом деле, может научить тонкостям фермерской работы лучше семьи? Но кое-кто имеет на этот счёт другое мнение, особенно после приснопамятного понивилльского эксперимента…

Эплблум Другие пони Чейнджлинги

Финальная порция адреналина

Не так давно вышли последние эпизоды сериала про разноцветных лошадей. Но так ли просто дался нашим героям этот финал?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Луна

Жизнь и Приключения Черри Панч

Эта история про пони по имени Черри Панч, которая выбрала не самый честный и порядочный путь в жизни и, при неудачно спланированном ограблении, подаётся в бега по всей Эквестрии где и находит новых друзей и, конечно же, новые приключения.

Другие пони ОС - пони

Легенда о Безголовой Лошади (перезаливка)

Рассказ одного единорога другому по пути через густой туман

ОС - пони

Забвение

Смерть - это навсегда? Я думаю, все задумывались над этим вопросом. Но не советую проверять. Я - редкое исключение, первый пони, вырвавшийся из Забвения. Но надолго ли?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Колгейт

Тайный цветок

У меня было всё: деньги, слава, друзья, небо - и любовь. Не хватило только времени насладиться всем этим. А теперь осталась лишь память...

Спитфайр Другие пони

Трудный выбор

Твайлайт получает два билета на Гранд Галлопинг Гала и не может решить, кому из её друзей отдать второй. Чтобы решить эту проблему, она решила поговорить с каждой подругой по отдельности у себя дома. Кто же получит билет?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Fallout:Equestia. Клетка разума.

Эквестрийский постапокалипсис ужасен в своих проявлениях. Уже 150 лет прошло с того момента, как двери Стойла 77 закрылись. Но, оказывается, не стоило большого труда открыть их снова.

ОС - пони

Правдоискатель

«Дозорные Совы» — тайное общество обладающих уникальными способностями пони, полукровок и других разумных, оберегающее Эквестрию от незримых и сверхъестественных угроз. Никому не известные, они стоят на страже покоя обитателей Эквестрии, делая всё возможное, чтобы те могли спать спокойно, не подозревая о жутких чудищах, скрывающихся в тенях. Теперь одной из них становится Лира Хартстрингс - Правдоискатель.

Пинки Пай Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия Мод Пай

S03E05
Дорога на Кантерлот. Глава XV: Отход. Дорога на Кантерлот. Глава XVII: Перед бурей.

Дорога на Кантерлот. Глава XVI: "Горе побеждённым"

КРАТКАЯ ОПЕРАТИВНАЯ СВОДКА.

ПО ПРОЧТЕНИИ СДАТЬ В АРХИВ

СТАТУС: СЕКРЕТНО

ПОЛУЧАТЕЛЬ: УЛЬЕВАЯ КОМЕНДАТУРА ГОРОДА ВРАКС

ОТПРАВИТЕЛЬ: КОМЕНДАТУРА СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО РАЙОНА ГОРОДА ВРАКС

ТЕМА: ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВРАЖЕСКОЙ РАЗВЕДКИ И ДЕЙСТВИЯ ПО ЕЁ ПРЕСЕЧЕНИЮ.

ПЕРИОД: С 15.10.1011 ПО 20.10.1011.

ТЕКСТ СВОДКИ

АВТОР СВОДКИ: АЛЬКЕРИ ЦУ ДИРТРИСИУМ, ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАЧАЛЬНИКА КОМЕНДАТУРЫ СВР.

10.10.1011.

0.00 — 6:00 — Вторая смена ночного наблюдения. Ничего странного не замечено.

В 6:10 получен доклад из полицейской комендатуры, согласно ему ночные патрули не дали никаких результатов. В районе начинается рабочий день, вступает в силу комендантский час.

В 8:43 по закрытому каналу поступает информация: трое высокопоставленных чиновников из районной канцелярии подозреваются в скрытой передаче информации врагу. Решение: наладить за ними наружное наблюдение и проверить их алиби. В стандартном вызове и допросе отказано — высока опасность спугнуть потенциальных инфильтраторов неприятеля. Так же высока вероятность ошибки, ведь личные дела чиновников не вызывают никаких вопросов. Исполнение: к 12:00 по везалипольскому времени за всеми тремя чиновниками было установлено наблюдение.

[ПРИЛОЖЕНИЕ: КРАТКИЕ ДОСЬЕ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ.]

  1. АЛКИППЕ ЦУ ГОРАК

  2. МЕСТО РОЖДЕНИЯ: ГОРАК
    МЕСТО ПРОПИСКИ:ВРАКС
    ЛЕТ: 41
    ДОЛЖНОСТЬ: ЗАМЕСТИТЕЛЬ ГЛАВНОГО АДМИНИСТРАТОРА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО РАЙОНА ВРАКСА
    СЕМЬЯ И РОДСТВЕННИКИ: ОТЕЦ — АЛКИППЕ-СТАРШИЙ ЦУ ГОРАК (61 ГОД), МАТЬ — АКРИЯ ЦУ ГОРАК (63 ГОДА), РОДНЫЕ БРАТЬЯ — АЛКИППЕ ЦУ ГОРАК-СРЕДНИЙ (39 ЛЕТ), АЛКИППЕ ЦУ ГОРАК-МЛАДШИЙ (35 ЛЕТ), ЖЕНА — АГРИННИС ЦУ ВРАКС, ДЕТИ — АГРИАС ЦУ ВРАКС (23 ГОДА), ЦИТЕ ЦУ ВРАКС (20 ЛЕТ), ВИЛЬНИЯ ЦУ ВРАКС (19 ЛЕТ) [ПРИМЕЧАНИЕ: ВСЕ ТРОЕ РАБОТАЮТ В АРХИВНОМ ОТДЕЛЕ. ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: ЯВЛЯЮТСЯ ИСПОЛНИТЕЛЯМИ] [СОКРАШЕНО. ПРИЧИНА: НЕ ИМЕЕТ ОТНОШЕНИЯ К ДЕЛУ]
    КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПО МЕСТУ РАБОТЫ: ЧЕСТНЫЙ, СКРОМНЫЙ, ПОРЯДОЧНЫЙ ПО ЧАСТИ СЕМЬИ, ТРУДОГОЛИК, ПАТРИОТ. НА НОВОЙ ДОЛЖНОСТИ РАБОТАЕТ ЧИСТО, ПРЕТЕНЗИЙ НЕ ВЫЗЫВАЕТ.

  3. ЦИЛИАТИС ЦУ ЛИКТИДА

  4. МЕСТО РОЖДЕНИЯ: ЛИКТИДА
    МЕСТО ПРОПИСКИ: ВРАКС
    ЛЕТ: 50
    ДОЛЖНОСТЬ: НАЧАЛЬНИК ПЕЧАТНОГО ОТДЕЛА АДМИНИСТРАЦИИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО РАЙОНА ВРАКСА
    СЕМЬЯ И РОДСТВЕННИКИ: ЖЕНА — ДИПТЕРА ЦУ ВРАКС (58 ЛЕТ) [ПРИМЕЧАНИЕ: ДАННЫЕ О ПРОЧЕЙ РОДНЕ ОТСУТСТВУЮТ. ПОДДАННЫЙ ТРЕБУЕТ ТЩАТЕЛЬНОЙ ПРОВЕРКИ]
    КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА: ЧЕСТНЫЙ, СКРОМНЫЙ, ПОРЯДОЧНЫЙ ПО ЧАСТИ СЕМЬИ, ТРУДОГОЛИК, ПАТРИОТ. НА НОВОЙ ДОЛЖНОСТИ РАБОТАЕТ ЧИСТО, ПРЕТЕНЗИЙ НЕ ВЫЗЫВАЕТ.

  5. ВИКРИС ЦУ ВРАКС

  6. МЕСТО РОЖДЕНИЯ: ВРАКС
    МЕСТО ПРОПИСКИ: ВРАКС
    ЛЕТ:37 [ПРИМЕЧАНИЕ: САМЫЙ МОЛОДОЙ ИЗ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ. ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: ЯВЛЯЕТСЯ СВЯЗНЫМ МЕЖДУ АЛЬКИППЕ И ЦИЛИАТИСОМ]
    ОЛЖНОСТЬ: ЛИЧНЫЙ СЕКРЕТАРЬ ГЛАВНОГО АДМИНИСТРАТОРА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО РАЙОНА ВРАКСА
    СЕМЬЯ И РОДСТВЕННИКИ: ОТЕЦ — ВИКРИС ЦУ ВРАКС-СТАРШИЙ (49 ЛЕТ), МАТЬ — КАРДИЯ ЦУ ВРАКС (45 ЛЕТ) БРАТЬЯ И СЁСТРЫ — [СОКРАЩЕНО БОЛЕЕ ПОЛУТОРА ДЕСЯТКОВ ИМЁН. ПРИЧИНА: НЕ ИМЕЮТ ОТНОШЕНИЯ К ДЕЛУ], ДЕТИ — АРВИДАС (18 ЛЕТ), ИРИС (18 ЛЕТ), КРЕСПИС (16 ЛЕТ) [ПРИМЕЧАНИЕ: АРВИДАС И ИРИС ЧИСЛЯТСЯ КАК РЯДОВЫЕ ПАТРУЛЬНО-ПОСТОВОЙ СЛУЖБЫ СЕВЕРО-ЗАПАДНОЙ ОКРАИНЫ ВРАКСА. ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: ЧАСТЬ СЕТИ ОСВЕДОМИТЕЛЕЙ]
    КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА: ЧЕСТНЫЙ, СКРОМНЫЙ, ПОРЯДОЧНЫЙ ПО ЧАСТИ СЕМЬИ, ТРУДОГОЛИК, ПАТРИОТ. НА НОВОЙ ДОЛЖНОСТИ РАБОТАЕТ ЧИСТО, ПРЕТЕНЗИЙ НЕ ВЫЗЫВАЕТ.

В 11:20 из полицейской комендатуры поступает информация о захвате пяти нарушителей комендантского часа. Все пятеро были взяты в течении 15-ти минут не пытаясь скрыться или оказать сопротивление полиции. Нарушители — работники СЗМЗ [ПРИМЕЧАНИЕ: ЗДЕСЬ И ДАЛЕЕ ПО ТЕКСТУ ИМЕЕТСЯ ВВИДУ СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЗАВОД — ПРЕДПРИЯТИЕ 1-ГО КЛАССА ВАЖНОСТИ. ПРИОРИТЕТ — ВЫСОКИЙ][ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: ЗАДЕРЖАННЫЕ ЯВЛЯЮТСЯ ЧЛЕНАМИ ДИВЕРСИОННОЙ ИЛИ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ГРУППЫ. ИХ ЦЕЛЬ — САМ ЗАВОД, ЛИБО ЕГО ДОКУМЕНТАЦИЯ] Начальний комендатуры принял решение выслать в полицию специалистов по допросу для наблюдения за процедурой. В полицию передана часть необходимой информации, полицейское начальство введено в курс дела.

С 11:20 по 12:00 никаких происшествий не зарегистрировано. Личности нарушителей установлены, допрос проведён. Результаты: неудовлетворительные, рабочие завода оказались вне своего места работы ввиду другой причины, их алиби доказано. Рабочие переданы руководству завода. Тем временем, наружное наблюдение за первыми тремя подозреваемыми продолжается, результаты схожи: никаких зацепок, подозреваемые ведут себя абсолютно нормально. Агенты проследили за всеми тремя вплоть до их мест жительства. С начала слежки и до начала второго комендантского часа (22:00) ничего подозрительного не замечено.

22:00 — 0:00 — всё тихо. Нарушителей комендантского часа на улицах не обнаружено. Начальник комендатуры принимает решение: усилить патрули. Это касается как полиции, так и Службы. Тем не менее, никакой подозрительной активности не обнаружено.

26:10:11

В 1:23 в комендатуру поступает сообщение из полиции: в центре СВР патрульные наткнулись на неизвестных в одной из подворотен и попытались их захватить, но те сумели скрыться. Допущена оплошность: об инциденте доложено слишком поздно, чтобы как-то повлиять на ситуацию. Случай произошёл недалеко от здания районной администрации. Квартал оцеплен, дома подвергнуты обыску: никаких следов неизвестных найдено не было. Принято решение: опросить всех жильцов. Результат: несколько подданных сообщили о том что видели кого-то бегущего по Фабрикенштрассе в сторону дома 123/11. Группа оперативников отправляется туда. К 2:45 группа уже находится на месте. Произведён первичный осмотр: следов неизвестных не обнаружено, обыск и расспросы результатов не дали. Вывод: бежавшие нашли способ скрыться, либо группа была пущена по ложному следу. Донёсшие ложную информацию были помещены под стражу и допрошены с пристрастием. Выяснилось, что никакого сговора между ними не было и данный по ступок намеренным не являлся. Вывод: найти неизвестных не представляется возможным. Лучшим решением будет организовать ловушку следующей ночью. Следственная группа принимает решение надавить на секретные каналы в администрации с целью выяснить больше информации о деятельности "Троицы".

6:00 — Начало рабочего дня. Первый комендантский час. С секретных каналов начинает поступать больше информации. Выяснено: причастность чиновников к какой-либо шпионской деятельности всё ещё бездоказательна. [ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: ЧИНОВНИКИ — ПОДСТАВНЫЕ ЛИЦА, "СКОРМЛЕННЫЕ" ИНФОРМАТОРАМ КАК НАЖИВКА. ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: ЧИНОВНИКИ ЛИБО НЕ ПРИЧАСТНЫ, ЛИБО ВЫПОЛНЯЮТ ВТОРОСТЕПЕННУЮ РОЛЬ.]

В 9:18 поступило срочное оповещение из администрации: кто-то из клерков архива произвёл кражу копий отчётов с СЗМЗ. На место тут же выслана группа захвата Службы и силы полиции. По прибытии в канцелярию выяснилось, что вор уже захвачен. Подозреваемый был без сознания, медицинский осмотр показал, что клерк испытал сотрясение мозга после удара тупым предметом. Предположительно — копытом. Личность клерка установлена — им оказалась Ците цу Вракс — дочь одного из "Троицы" подозреваемых. Допрос не дал никаких результатов, так как удар по голове вызвал потерю памяти. Подозреваемая отрицала свою вину, остальные подробности значения не имеют. Ците цу Вракс решено было оставить под стражей до выяснения обстоятельств. Начальник аналитического отдела выдвигает предположение: замешана оборотная магия, подозреваемая оказалась подменена, а позже оглушена и брошена неким неизвестным. Версия взята в разработку. Решено провести анализ Ците на предмет остаточного магического фона.

Процедуры завершились к 17:48 по везалипольскому времени. Результат — положительный. Исполнителем являлся обученный перевоплощению чейнджлинг, Ците цу Вракс оказалась грубо подставлена, её невиновность доказана. Отчасти это подтверждает невиновность её отца, но твёрдо утверждать об этом пока невозможно. "Почерк" заклинания установлен, но автора определить не удалось, проверки баз данных результатов не дали. Было принято решение оцепить весь район и провести проверку. В исполнении отказано: слишком высокие материальные затраты. Вместо этого решено усилить охрану всех потенциальных целей неприятеля и усилить патрули сотрудников в штатском. В массовой полицейской операции отказано, причина: нецелесообразность. В городскую комендатуру послан запрос инструкций. [ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: АВТОР СУМЕЛ ТАК ИЛИ ИНАЧЕ ИЗБЕЖАТЬ ПЕРЕПИСИ НАСЕЛЕНИЯ. ВМЕШАТЕЛЬСТВО В АРХИВЫ СЛУЖБЫ — ИСКЛЮЧЕНО]

В 18:00 поступают рекомендации из комендатуры: подключить к операции радиогруппу, прочесать район при помощи грузовиков радиоперехвата. В это же время поступает срочное донесение от группы наружного наблюдения. Сводный отряд из членов Службы и застал группу неизвестных в задних комнатах рюмочной "Вельшкруг" на улице Фабрикенштрассе. Неизвестные были заняты некими переговорами. Группа окружила их и предприняла попытку произвести захват. Неизвестные начали отстреливаться, в результате краткого боя двое неизвестных сбежало, один был убит, ещё один был тяжело ранен и взят в плен. Среди группы захвата потерь нет. Задержанный доставлен в комендатуру для оказания профессиональной медицинской помощи. Квартал снова оцеплен, полицейские силы в составе трёх рот приступили к прочёсыванию.

22:00 — Начало комендантского часа. Подозреваемый приведён в стабильное состояние и подготовлен к допросу. Придя в сознание и осознав своё положение, неизвестный безуспешно попытался совершить самоубийство. Допрос состоялся в 22:05. Краткие результаты допроса: личность подозреваемого не вскрыта [ПРИМЕЧАНИЕ: ДАЛЕЕ ПО ТЕКСТУ — ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ А], никакой информации извлечь не удалось. Подозреваемый А проявил агрессию, фанатизм, ксенопатриотизм. Анализ показывает, что индивид не обладает широкими умственными способностями, либо тщательно скрывает их. Выяснена его причастность к коммунистической идеологии. Анализ внешности и акцента говорит о том, что Подозреваемый резко выделяется особенностями, свойственными улью Везалиполис. Его место рождения и прописка не установлены, личных документов при Подозреваемом не найдено. Высказано предположение: на пресловутой сходке присутствовал похититель документации. Бумаги не были найдены, прочёсывание продолжается.

В 21:19 по Везалипольскому времени в переулке на улице Минештрассе произошла перестрелка. Двое полицейских ранены, один погиб. Потери среди неприятеля не выяснены. В результате погони найдена часть украденных из канцелярии документов: версия подтверждена. Неизвестных настичь не удалось.

До 0:00 и 0:00 по 6:00 никаких происшествий не зарегистрировано.

27:10:11

На утреннем совещании начальник комендатуры санкционировал введение чрезвычайного положения. Отвергнутые ранее меры теперь были приняты к реализации. К 8:00 район был полностью оцеплен, за всеми прямыми и косвенными подозреваемыми высланы группы захвата. К 10:00 вся "Троица", а так же их наиболее подозрительные родственники и знакомые уже находятся под арестом. Решено провести очную ставку с захваченным боевиком.

Очная ставка началась в 10.30 и закончилась в 12:00. Результаты: непричастность Алькиппе цу Вракс к противозаконным действиям доказана. Цилиатис цу Ликтида и Викрис цу Вракс признались в пособничестве вражеской разведке и выдали всю имевшуюся у них информацию: адрес конспиративной квартиры и 9 имён, так же упомянув о наличии некого "начальства" [ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: РЕЧЬ ИДЁТ О ВРАЖЕСКОЙ РЕЗИДЕНТУРЕ ИЛИ ЕЁ ОТВЕТВЛЕНИИ]. Никто из их родственников и знакомых к противозаконной деятельности причастен не оказался. Захваченный ранее Подозреваемый А в свою очередь проболтался о ещё одном конспиративном адресе, после чего предпринял неудачную попытку проглотить язык. Вторичный анализ базы данных установил его личность:

ПРИЛОЖЕНИЕ: КРАТКОЕ ДОСЬЁ ПОДОЗРЕВАЕМОГО А:

ИМЯ: АРТИС ЦУ ВЕЗАЛИПОЛИС
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: ВЕЗАЛИПОЛИС
МЕСТО ПРОПИСКИ: ВЕЗАЛИПОЛИС
ЛЕТ: 40
ДОЛЖНОСТЬ: ГАУПТМАН 28-ГО ПЕХОТНОГО ПОЛКА [ПРИМЕЧАНИЕ: ДАННЫЕ УСТАРЕЛИ]
СЕМЬЯ И РОДСТВЕННИКИ: [ПРИМЕЧАНИЕ: ТОЧНЫЕ ДАННЫЕ ОТСУТСТВУЮТ]
СЛУЖЕБНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА: ЧЕСТЕН, ЖЁСТОК, ИМЕЕТ ПРИВЫЧКУ СПОРИТЬ С НАЧАЛЬСТВОМ, ИМЕЕТ УЗКУЮ ИЗВЕСТНОСТЬ СРЕДИ РЯДОВОГО СОСТАВА, ПОДОЗРЕВАЕТСЯ В МЯТЕЖНЫХ НАСТРОЕНИЯХ. [ПРИМЕЧАНИЕ: ДАННЫЕ УСТАРЕЛИ]

В 12:54 от группы радиоперехвата поступает информация о засёчённом чужеродном сигнале. Установлено теоретическое месторасположение радиоаппаратуры неприятеля.

В 13:00 собрано внеплановое совещание начальства комендатуры. На совещании решено немедленно действовать. На адрес направлена усиленная группа захвата под командованием майора Кулекса цу Вракса. На адрес, полученный на допросе направлена вторая группа. Меньшие отряды разосланы на адреса выданных цу Ликтидой агентов.

К 13:30 от обоих групп приходит сообщение о занятии условных позиций. Начальник комендатуры даёт добро на штурм. К 13:50-ти обе группы сообщают об успехе. Боевики и оперативники врага захвачены врасплох, перестрелки удалось избежать, как и уничтожения ценной документации. Аппаратура, бумаги и вражеские разведчики взяты в полной целости и сохранности.

С 15:00 до 0:00 продолжаются допросы. Кулексом был захвачен лидер вражеской разведгруппы, радист и двое их помощников. Почти все они так или иначе были принуждены пойти на контакт со следствием, и, под грузом добытых у них документов формально выдали всех своих пособников. С 1:00 по Везалипольскому времени начались облавы на тех из них, информация о которых не была получена до этого.

28:10:11

В ночь с 28-го на 29-е здание комендатуры было подвергнуто вооружённому нападению. В 1:41 двое боевиков неприятеля попытались проникнуть внутрь, выдавая себя за сыщиков и полицейских. Попытка была быстро вскрыта, произошла перестрелка в которой получил ранение один оперативник. В данном столкновении проявил себя Кулекс цу Вракс, поразив обоих нападавших из пистолета. Личности чейнджлингов не удалось установить.

Облавы продолжались до 14:10. В общей сложности было захвачено около двух десятков подданных, так или иначе замешанных в пособничестве вражеской агентуре. Их допросы, а так же документация всей полученной информации продолжались до середины дня 29.10. 30-е октября прошло без происшествий, но чрезвычайное положение в районе решено было держать до приказа сверху.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

Комендатуре Северо-Западного района Вракса в течении пяти дней удалось обнаружить и полностью ликвидировать ячейку вражеской агентуры, понеся минимальные потери и добыв внушительные объёмы информации о вражеской деятельности во Враксе и его окрестностях. Особенно следует отметить действия майора Кулекса, примерно отличившегося в ходе активных действий против врага. Данный кадр крайне ценен и заслуживает самого лучшего применения.


Солнце робко и неохотно выглядывало из-за серых облаков, заставляя свежие сугробы переливаться искрами. Среди белого снега чернели развалины домов: мрачные остовы стен, горы кирпичной и бетонной крошки резкими рваными линями шли вдоль улицы. Впереди, на перекрёстке виднелась такая же громадина: стены измочалены выбоинами и дырами, чёрные провалы выбитых окон темнеют среди серовато-красной кладки, некогда скрытой под кремовой штукатуркой, ныне лежавшая под стеной в виде бело-серо-жёлтых скатов, тоже напоминавших сугробы. Ложный снег не блестел на солнце, а наоборот, будто бы поглощал в себя его свет. Были здесь и сохранившиеся дома, но и они мало чем отличались от развалин: крыши пробиты, стены исцарапаны и выщерблены, окна выбили и заколотили ещё задолго, задолго до их прихода. Где-то в этих окнах ещё мерцает свет, у каких-то из домов стоят мрачные часовые с ружьями наизготовку. Воет ветер — его младшие отголоски визжат в окнах, вьются вокруг развалин, шуршат мусором, бьют в спину, в бока, в лицо, отражаясь от стен и остовов как солнечный луч отражается от линз. Ветер сухой, холодный, влаги в нём нет. Зима пришла на месяц раньше, торопливо согнав тоскливую и промозглую осень куда-то далеко, в джунгли и прерии южной Эквестрии. Там она ещё поживёт, но здесь её век уже окончен. В его родных краях это могло случиться ещё раньше, но они жили на севере, а эта земля считалась южной, солнечной. Офицеры часто рассказывали им о чудесном климате Эквестрии, о её мягких зимах, о её долгом и тёплом лете, о плодородной земле, о могучих и богатых городах, населённых миллионами жителей и не уступавших в этом даже их ульям. Артис знал гренадёров, которые хотели остаться жить здесь после войны. Навряд-ли они собирались становиться кем-то вроде местных фермеров, но прежняя жизнь в тесных, огромных ульях тоже их не радовала.

— Артис, есть закурить? — Бойкий, ворчливый Класпер поравнялся с пулемётчиком. Они шли по тротуару, скрываясь в тени уцелевшего дома. Артис взглянул на товарища и увидел, что тот пребывает в на удивление хорошем расположении духа. "Надо расспросить его." — подумал он.

— Вот, держи. — Артис вытащил из кармана пачку эквестрийских сигарет. Та ещё попахивала потом и отдавала кровью своего прошлого владельца, в пачке не хватало трёх папирос, но это всё равно было лучше, чем курить то что выдавалось согласно расписанию приёмов пищи. Класпер принял сигарету, и, фыркая от её душка, зажёг её спичкой.

— Твоё здоровье. — Класпер кивнул и сделал первую затяжку. Снег скрипел под их копытами. Мостовую ещё не утоптали и на ней оставались их следы. Следов было уже много, причём не только пешеходных. Постепенно, чистый белый снег серел, покрываясь пылью и выхлопными газами.

— Чего ты такой весёлый? Нашёл чего-нибудь? — Пулемётчик взглянул на товарища, а потом скосил глаза на его ранец.

— Не то чтобы. Просто день неплохой. Тихо, спокойно. Снег идёт.

— Ясно. Не ходи один, нарвёшься ещё.

— Кто на кого ещё нарвётся? — Класпер весело ощерился, но по глазам Артис понял, что тот с ним согласен. На данный момент чейнджлинги отдыхали и не были обременены какой-либо работой, но это не освобождало их от необходимости блюсти осторожность.

— Ты видел остальное отделение?

— Да, сидят в местной рыгаловке. Все вместе, даже Кринг пришёл.

— Есть там ещё кто-то?

— Много кого. Танкисты, мотострелки. А ты один тут шляешься неясно зачем. Пошли туда, а?

— Давай. — Артис кивнул. — Подумать только, ещё недавно мы их обстреливали, а сейчас они нас водкой поят.

— Лицемерный народец, что тут говорить. Меня больше волнует другой вопрос: как это заведение вообще уцелело? Там же... А, неважно. Дойдём — увидишь. Ты сам откуда и куда?

— Хотел поискать полевую почту.

— Дело серьёзное. И как?

— Пока не нашёл. Один жандарм сказал что почта где-то на окраинах обосновалась, я уж не стал туда идти.

— Боишься заблудиться? Здесь это сложно... Улицы, площади, дома — всё прямое, как линейка.

— Из дома пишут, что в Сорифе сейчас так же.

— Ну, это хорошо... Почта от нас не денется, а вот водка — вполне. Пошли к нам?

— Давай. — Артис ухмыльнулся. Тон Класпера ему нравился. Их часть стояла в полуразрушенном городе, в котором почти не осталось не только увеселительных заведений, но и жителей. И всё таки, было в этом что-то умиротворяющее, вызывающее покой и даже какую-то странную радость. Фронт проходил в нескольких десятках километров, и там тоже стояла почти полная тишина. Обе стороны замерли, смертельно уставшие от суток кровопролитных боёв за Хоуп Холлоу. Все понимали, что это совсем не на долго, но никто не видел в этом повода для глупой и ненужной печали. Наоборот, многие воспринимали затишье как время чтобы окончательно собраться с силами.

Питейное заведение располагалось в подвале жилого дома, чудом не пострадавшего во время обстрелов и бомбёжек. Вокруг него как пчёлы у сот толпились чейнджлинги. Здесь их было намного больше, как и в кварталах расположенных поблизости. То и дело в шум ветра пробивался стук колёс военных эшелонов, офицерские команды, тарахтение двигателей, мерный пеший шаг. Приходили подкрепления, свежие силы для нового броска на Кантерлот. Так или иначе, это мало отвлекало тех, кто сейчас находился в рюмочной.

Артис и Класпер протиснулись сквозь толпу и начали спускаться по узким скрошившимся ступенькам. Запахло выпивкой, потом и прокисшими крагами. От контраста между наружной свежестью и удушьем подвала кружилась голова. Кабак представлял собой крошечное помещение с несколькими столами. В клубах табачного дыма и жарком мареве мелькали чёрно-серые кители солдат, блестели приклады и стволы винтовок. Даже в тылу бойцы ходили с личным оружием, Артис в этом плане выгодно отличался от своих товарищей, ведь ему был положен только пистолет, значит пулемёт можно было оставить в расположении.

В одном углу помещения горланили старые солдатские песни, в другом надрывно и фальшиво играл погнутый и сломанный патефон, в третьем ютилось подобие барной стойки, а в четвёртом Артис и Класпер нашли своих товарищей. Солдаты из взвода Ляпписа занимали несколько столов в самом углу, теснясь с другими частями их роты и батальона. В дыму Артис видел знакомые лица солдат и офицеров которых он видел только мельком, были и те, кого он хорошо знал.

"Наши снова встали. Говорят, Селька армию подтянула. Будет драка что надо, ей-ей будет..." — Немного встревожено, но не слишком эмоционально говорил один из младших офицеров соседнего взвода.

"Ничего! Этих побили — и тех побьём! Ну что, ребята, будем!?" — Послышался другой голос, более весёлый и зычный.

"Будем!" — Стройно отвечали остальные. Зазвенело дешёвое стекло, полилась трижды осточертевшая яблочная водка.

"Дрянь та ещё!" — Фыркая ответил один боец. По его тону Артис понял: это кто-то из новоприбывших.
"Пей, другой не завезли." — Ответил другой.

"Припасают для Кантерлота, а?! Эх вот в Кантерлоте-то будет де-ело..."

"За победу! За Королеву! Кто не пьёт — тот кусок дерьма!" — В беседу ворвался резкий и лихой голос Кринга. Артис повернул голову и увидел его. Поблизости от командира отделения пулемётчик увидел и Ляпписа: тот тихо и молча сидел на своём месте, деловито наполняя свою рюмку.

Добровольцы, пришедшие к ним пополнением были в дивизии всего лишь третий день. Они были неплохо обучены и вооружены блестящими новенькими карабинами, но им ещё не хватало реального опыта. Того, чему их учили, было недостаточно.

Артис и Класпер наконец добрались до своих. Места за столом было мало, но им всё-таки удалось втиснуться. На столешнице не было ни скатерти ни клеёнки — рюмки, бутылки и остатки закуски стояли на голых заусенистых досках.

— Что сегодня за день? Почему здесь так много народу? — Спросил Артис у оказавшегося сбоку от него Лабрума. Крупный чейнджлинг заставил всех остальных потесниться сильнее, чем обычно.

— Не знаю, вроде как у какого-то офицера день рождения или ещё что... — Всё так же заумно, но уже явно не трезво отвечал солдат. Он допустил ошибку и взял больше, чем мог вынести.

— Ты как?

— Никак, Артис. Голова... — Лабрум откинулся от стола и прижался к стене, тщетно пытаясь вдохнуть свежего воздуха. Судья по всему, чейнджлинг всеми силами пытался удержать в себе обед и завтрак. Подвал проветривался парой окошек под потолком, но в них не было никакого смысла. Воняло так, что в голове становилось темно. И тем не менее, всем здесь было весело. Попойка уже подходила к черте, выход за которую карался военным законом.

— Артис, ты где был?! — Сквозь общий гомон донёсся голос второго номера. Ефрейтор тоже был в подпитии и по его интонации трудно было понять, рад он пулемётчику или же нет.

— Искал почту. — Коротко ответил Артис, рефлекторно наполняя свою рюмку.

— Тут один офицер сказал, что почтовики подъедут к станции завтра-послезавтра. У них там... ик! какие-то проблемы. Не знаю какие, чёрт их знает вообще... — Ефрейтор наполнил рюмку яблочной настойкой по самый край, зелье чуть не пролилось на стол.

— Будем! — Гаркнул Артис и опрокинул свой штоф. В голову ударило, на языке осталось приторно-сладкое послевкусие. "Градус поменьше, но мутит очень сильно." — Подумал про себя перевёртыш, твёрдо опуская рюмку на стол.

— Дрянь. — Коротко и лаконично выразился пулемётчик.

— Они сами её не пьют, бьюсь об заклад! — Заявил один из гренадёров.

— Да, это верно. Такое пойло пони не по нутру. Они вообще алкоголь... Не любят. — Превозмогая рвотные позывы пробулькал Лабрум. Он всегда казался товарищам более хрупким, более интеллигентным, но на деле Лаб был крепок, силён и вынослив. Он уступал в росте Артису, но вполне мог заменить его в качестве пулемётчика.

— Ну и сволочи! — Шутливо крикнул кто-то с соседнего стола. Артис, Класпер и другие заулыбались, Лабруму было не до улыбки. Он побеждал в борьбе с собственным организмом, но победа давалась ему не легко.

Прошло некоторое время. Артис опрокинул ещё два штофа и начал сильно хмелеть. Постепенно запахи, звуки и выпивка брали своё, и самым важным в этой ситуации было остаться в своём уме. Класпер, сидевший справа от него, задремал. Многие уже лежали лицами на столах и под столами — не столько от зелья, сколько от удушья. Пулемётчику уже не хотелось ни говорить, ни пить, он разомлел на своём месте и даже собственные мысли не могли потревожить его.

На улице что-то хлопнуло. Чейнджлинг безошибочно различил хлопок гранаты. Он тут же очнулся и быстро понял, что пришли в себя и многие другие. Тут и там кто-то вскакивал на ноги, надевал фуражки, пилотки, кепи, хватал оружие. Весь маленький подвальчик заполнила резкая брань и топот сотен ног. Кто-то сразу ломанулся наверх, на лестнице возникла толчея — один чейнджлинг в чёрной танковой куртке кубарем покатился вниз, по нему чуть не прошлось около десятка его товарищей.

"Там снаружи бой! На нас напали!" — Громко прокричал кто-то из бойцов.

"Стоять! Отставить! Принять порядок!" — Миг спустя прогремело несколько офицерских голосов. Узнав своих начальников, перевёртыши опомнились быстрее чем толчея и давка успела нанести слишком много вреда. Времени выяснять что-либо просто не было. Бойцы принялись выходить наружу, но более организованно, часто собравшись во взводы и отделения. Артис не сразу поддался стадному чувству и помог восстановить дисциплину. Через несколько минут они уже поднимались по той самой лестнице, скользкой от талого снега. В суматохе никто уже не замечал хозяев заведения, даже не думая о том, чтобы расплатиться.

Они снова вышли на свежий, морозный воздух. Кого-то из перевёртышей сильно скрутило, Артис тоже почувствовал нечто похожее на тошноту. Пьянь в голове резко прошла, но за это пришлось расплачиваться болью в висках и тяжёлой мутью. "Что случилось? Мы слышали взрывы!" — Выбравшиеся из рюмочной солдаты подбегали к тем, кто стоял снаружи. Те в свою очередь затруднялись с ответом, либо показывали копытами куда-то в сторону, на один из мелких переулков. Артис вытянул шею поверх голов товарищей и посмотрел в ту сторону. Он увидел замерший на месте офицерский автомобиль. С ним было что-то не так, но туго соображавший пулемётчик не сразу понял, что именно. У машины стояло несколько жандармов, там же были невесть откуда взявшиеся медики, клавшие кого-то на носилки. Где-то за развалинами, на другой улице, была слышна стрельба. Её отзвуки мало походили на бой, скорее на мелкую перестрелку.

— Что делать, герр цугфюрер? — Кринг обратился к Ляппису, с нервным и раздражительным видом осматривавшим построенный перед ним взвод.

— К гауптману пришли жандармы, просят помочь. Придётся повоевать, герр обер-фельдфебель. — Ляппис редко называл своего подчинённого по званию, так что это немного удивило Кринга.

В кабаке находился всего один взвод и ротное командование, но в экстренной ситуации пришлось действовать тем что есть. Артис чувствовал себя неловко, ведь на носу были какие-то серьёзные действия, а с ним не было его верного оружия. Пулемётчик считался одним из лучших стрелков отделения, но ему вовсе не хотелось пользоваться пистолетом где-либо кроме учебного стрельбища.

— За мной! — Крикнул гауптман, быстрым шагом устремляясь дальше по улице. Бойцы последовали за ним. Невольно вспоминался одинокий танк в Уайтфлауэре — снова диверсия у них в тылу, снова на них напали в самый неожиданный момент. Артис постарался выкинуть эти воспоминания из головы, это у него в целом получилось.

Чейнджлинги подошли к стоявшей у переулка машине, только сейчас пулемётчик понял, почему она показалась ему странной. Передняя часть автомобиля была сильно посечена осколками, лобовое стекло выбито и погнуто, на тёмных передних сиденьях размазана запёкшаяся кровь. "Кто-то кинул перед ней гранату." — Понял Артис, вспоминая звук хлопка, поднявший всех на уши. Он не сомневался в том, что это была именно граната, причём вражеская, звук разрыва чейнджлингской "колотушки" был другим.

Гренадёры свернули в остатки переулка, следуя на одиночную пальбу. Фельджандармы указывали им путь. "Это бандиты, не диверсанты. Какие-то гражданские с карабинами." — Торопливо и сбивчиво рассказывал гауптману шедший с ним бок о бок лейтенант жандармерии. — "Их нужно окружить, мы заперли их в одном из домов, но они ещё могут уйти оттуда. Обойдёте своим взводом их с тыла, если кто покажется — стреляйте на поражение."

Гауптман мрачно кивал, бросая через плечо многозначительные взгляды. Предстояло что-то вроде боя с чем-то вроде противника. Пьяные солдаты против гражданских — это было бы смешно, если бы не было так дико. Вот они вышли на улицу — к стенам прижались группы жандармов с винтовками. Они били по окнам одного из относительно уцелевших зданий, в ответ прилетали единичные и неточные выстрелы "противника". Отовсюду сюда стекались отделения солдат в серебряных горжетах. Кем бы ни были те, кого они намеревались брать, у них уже не было шансов.

Взвод гренадёров перебежал через улицу и начал обходить развалины одного из домов. Их гауптман был опытным и смелым воякой, у него было хорошее чувство направления. Вскоре они вышли на задний двор осаждённого здания. Вышли как раз в тот момент, когда из подъезда начали выбегать неучтённые лица. "Стоять! Бросить оружие!" — Дико, в присущей только чейнджлингам своей профессии манере рявкнул в их сторону шедший с ними фельджандарм. Артис ожидал боя, фанатичного сопротивления, но ошеломлённые эквестрийцы действительно остановились и побросали оружие. Взвод чейнджлингов отрезал последний путь к отступлению, перевёртыши нацелили винтовки на двери и окна трёхэтажного углового дома, в котором засели "бандиты". Бой был кончен, небольшой отряд из четверых пони вышел на улицу, где их тут же взяли под стражу. Они были одеты в потрёпанную гражданскую одежду, ни солдат, ни кого-то похожего на диверсанта среди них не было.

Артис с любопытством смотрел на них. Он не чувствовал к ним жалости или сострадания, скорее наоборот. Что если бы та граната была брошена в него, в его товарищей? Почему эти гражданские, те, кто не сопротивлялся им до этого, те, кто трусливо и жалко опускали глаза, обслуживая их, честных и храбрых завоевателей, бравших своё по праву силы, теперь посмели, подумали сопротивляться? Это вызывало страх. Чувство безопасности, вызванное отдалённостью фронта, начало сходить на нет, уступая место страху. Страху и ненависти.

— Сволочи, скоты!.. — Шипел про себя Класпер, направляя на пленных дуло своей винтовки. Его хорошее настроение мигом прошло. Артис посмотрел на него — в глазах гренадёра были те же чувства. Гнев, ненависть и затаённый страх.

— Их скорее всего расстреляют, Класпер. — Тихо и спокойно ответил ему Артис.

— Надо бы повесить. — Коротко ответил Класп.

— Разговорчики! — Прикрикнул на них Кринг, так же наблюдавший за происходящим.

Тем временем, жандармы окружили захваченных партизан и приступили к допросу. Те мало что могли им поведать. Маленькая, разрозненная горстка вооружённых граждан, без какой-либо организации, не имевшая ни плана, ни необходимых навыков. И тем не менее, они заставили почти всю размещённую в Хоуп Холлоу жандармерию охотиться на них. В группе было трое жеребцов и одна кобыла — почти всем ещё не исполнилось даже двадцати одного года. Они не совсем осознавали на что идут, но это не остановило их. Оккупационное правосудие не было намерено с ними церемониться. Всех четверых поставили у стенки, взвод Ляпписа построили в две шеренги напротив. Между гренадёрами и эквестрийцами встал высокий и статный гауптман полевой жандармерии. При нём не было бумаги, приговор был составлен и зачитан на месте.

— За пособничество врагу, за покушение на убийство, за совершение диверсий и террористических атак и образование преступной группы, Фреш Пич, Ред Пич, Санни Дэйл и Дим Картер приговариваются к смертной казни расстрелянием!

— Взвод! Оружие а изготовку! — Скомнадовал Ляппис. Происходящее вокруг его мало заботило. Казалось, что цугфюреру было вовсе на всё наплевать. Чейнджлинги взвели винтовки и направили их на горе-партизан. Артис одолжил ружьё у одного из жандармов. Он испытал острое чувство дежавю. Когда была дана команда "Пли!", перед глазами пулемётчика вдруг встал враксианский заводской склад, озаряемый вспышками пулемётного огня и лицо старого товарища: печальное, грустное, но непреклонно спокойное. Он делал то, что должен был делать. По крайней мере, ему хотелось так думать.