Автор рисунка: BonesWolbach
4. Свобода передвижения 6. Не все гости одинаково желанны

5. Трофеи и мародёры

– Да ничего с нами не случится, Твай! – в сотый раз убеждала подругу Рэйнбоу Дэш. – Аккуратненько подлетим к этой развалюхе, зацепим тросом и притащим сюда!

– Дэш, напомни мне, когда ты в последний раз летала «аккуратненько»? – с кривой ухмылкой скептически спросила Эпплджек.

Они стояли в отсеке шаттлов возле переделанного зонда. Его обтекаемый цилиндрический корпус теперь был заключён в стержневую раму, на которой крепились голоэмиттеры. Рэйнбоу, Старлайт и Эпплджек, одетые в скафандры, с носимыми голоэмиттерами на спинах, в последний раз тщательно проверяли все системы, слушая инструктаж Твайлайт:

– Ещё раз, всепони, слушаем меня! Сначала делаете пару кругов вокруг корабля, чтобы освоиться с управлением. Только если всё в порядке, после доклада и получения разрешения, можете лететь к разбитому шаттлу.

Принцесса Луна будет отслеживать и наводить вас через телескопы и сенсоры астрометрической. Если что-то случится, или вы поймёте, что не справляетесь с управлением – немедленно докладывайте, – строго-настрого предупредила Твайлайт. – Мы тут же переместим вас обратно на голопалубу, если вы будете находиться в пределах действия связи. Зонд мы вернём в беспилотном режиме.

– К сожалению, мы ещё не знаем точно, каковы эти пределы действия связи, – напомнила Старлайт. – Поэтому вся надежда на автономные голоэмиттеры.

Пони залезли внутрь рамы и уселись верхом на цилиндрический корпус зонда. Старлайт ещё раз проверила систему голографического отображения.

– Вроде всё работает, – подтвердила она. – Поехали, Дэш.

У зонда, рассчитанного на беспилотный полёт, не было никаких внешних устройств управления, поэтому Рэйнбоу Дэш управляла полётом при помощи обычного пада, соединённого с компьютером зонда через Wi-Fi.

Искусственная гравитация в отсеке шаттлов вновь была отключена. Зонд медленно приподнялся над полом и плавно поплыл к сияющей россыпи звёзд в квадратном проёме вакуум-створа, прикрытого только мерцающей плёнкой силового поля. При проходе сквозь него по контуру рамы пробежали искры, ещё секунда – и зонд с тремя понями уже плыл в безвоздушном пространстве.

– YAY! Я снова лечу! – крикнула Рэйнбоу Дэш.

Как и настаивала Твайлайт, Дэш сначала попрактиковалась в управлении зондом. Это был не первый её сеанс управления. После наружного осмотра корабля у неё была возможность дистанционно порулить зондом с того же пада. Но различия между управлением из безопасной голопалубы корабля, и управлением, сидя верхом на корпусе зонда, ощущались сразу. Легче было оценивать расстояния между зондом и другими предметами, (в роли «предмета» пока что выступал сам «Челленджер»), ускорения, пусть и относительно слабые, ощущались непосредственно, по смещениям увесистого носимого голоэмиттера, укреплённого на спине. Это весьма упрощало процесс. Выполнив несколько манёвров, Рэйнбоу доложила руководителю полёта:

– Твай, это Дэш. Управление в порядке, таратайка слушается поводьев! Рулить удобно, обзор лучше некуда! Можно лететь!

Твайлайт выдержала многозначительную паузу:

– Принято, Рэйнбоу. Теперь очень-очень осторожно начинайте разгон до расчётной скорости. Никакого риска. Никакого лихачества. Помни, ты не в воздухе. Здесь всё работает по-другому.

– Да помню я, помню! – досадливо отмахнулась Дэш, увеличивая скорость.

Доктор Хувс и Твайлайт тщательно рассчитали все манёвры, скорости, расстояния и время выполнения всех эволюций. У Твайлайт не было ни тени сомнения, что Дэш немедленно забудет все инструкции, и всё обязательно пойдёт не по плану. Но пока что, как ни удивительно, взбалмошная пегаска старательно придерживалась полётного графика.

Принцесса Луна регулярно подсказывала вычисленное расстояние до цели – обломка шаттла Федерации, неудачно для своего экипажа, но удачно для поней попавшего под луч боргов. Сканирование показало, что варп-ядро шаттла уцелело и работает, но в этом ещё предстояло убедиться на месте. Сенсоры подбитого звездолёта периодически сбоили и могли ввести его необычный экипаж в заблуждение.

Зонд с тремя понями приблизился к разбитому шаттлу. Старлайт включила трикордер и провела сканирование в нескольких диапазонах. Пони на звездолёте получили её доклад:

– Проверяю обломки... Бинго! Жбан действительно цел, работает на минимальной мощности.

До Старлайт по радиосвязи донеслись ответные радостные крики пони. Wi-Fi на пять тысяч километров, отделявшие «Челленджер» от шаттла, разумеется, не доставал, и связь наладили через реплицированные стандартные коммуникаторы Звёздного флота.

– Эй-Джей, ты можешь зацепить этот обрубок? – спросила Старлайт.

– Конечно, сахарок, для этого я здесь, – авторитетно ответила Эпплджек.

Осторожным движением она набросила широкую петлю троса на остатки шаттла и плавно потянула. Как и следовало ожидать, зонд, весивший заметно меньше, притянулся к шаттлу. Рыжая пони тщательно закрепила трос:

– Давай помалу, Дэш! Только очень-очень осторожно.

– Есть помалу! – Рэйнбоу Дэш чуть-чуть увеличила тягу, потом ещё чуть-чуть. Трос натянулся, увлекая обломок шаттла за зондом.

– Зацепили, тащим, – деловито доложила пегаска.

Маневрировать с болтающимся на тросе грузом было ещё сложнее. На возвращение ушло несколько часов, и ещё два часа потребовалось, чтобы очень осторожно и медленно завести драгоценный груз в отсек шаттлов. Дэш, Эпплджек и Старлайт отправились отдыхать, заглянув в «Сахарный уголок», где у Пинки, Бон-Бон и Кэррот Топ кипела работа над имитацией вкусов и запахов пищи и цветов, а Твайлайт, Санбёрст и Доктор Хувс занялись изучением трофея.

* * *

Следующее тревожное известие поступило от принцессы Луны, неустанно занимавшейся наблюдением за окружающим космическим пространством и исследованием поля обломков:

– Внимание! Вижу корабль. Медленно движется среди обломков, как будто что-то ищет.

– Чей он, Луняша? Может быть, это корабль Звёздного Флота, ищущий выживших? – спросила принцесса Селестия.

– Непохоже... – принцесса Луна проверила сигнатуру корабля по справочнику опознавания. – Корабль относительно небольшой, и внешне отличается... Это ференги![1]

– Ференги, ференги,– принцесса Селестия тут же запустила поиск по базе данных. – М-да... Луна, Твайлайт, похоже, у нас проблемы.

– Что такое? – Твайлайт ответила из грузового отсека, куда затащили обломок шаттла.

– В поле обломков обнаружен корабль расы ференги, – сообщила Селестия. – В базе данных Звёздного флота ференги описаны как беспринципная раса торговцев, готовая на всё ради прибыли. Общественный строй на их планете – «дикий» капитализм, а их «священное писание» – так называемые «Правила приобретения», своего рода библия торговцев, жуликов и мошенников. Я подозреваю, что экипаж этого корабля занимается мародерством, грабя разбитые звездолёты Федерации. В этом случае нетрудно догадаться, что мы сидим на большом жирном куске сыра, к которому приближаются голодные мыши.

– М-да, побитый и брошенный звездолёт класса «Эксцельсиор» выглядит как отличная приманка для мародёров, – согласилась принцесса Луна.

– Может быть, с ними можно договориться? – спросила Твайлайт.

– Дорогая, мы не в Эквестрии, – напомнила принцесса Солнца. – Зачем этим грабителям с нами договариваться, если они могут взять даром и безнаказанно всё, что плохо лежит? Без энергии нам нечего им противопоставить.

Системы вооружения и защиты «Челленджера» практически не работали. Фазерные банки левого борта были уничтожены лучом боргов. Правые и задние фазеры уцелели, но без энергии не действовали. Генераторы щитов были целы, но без энергии так же бесполезны. Аварийное питание позволяло использовать фотонные торпеды, но для этого нужно было управлять боевыми системами с мостика, оборудование которого не отвечало на запросы системы внутренних сенсоров. Положение казалось безнадёжным.

Принцесса Селестия попросила Старлайт и Доктора Хувса отправиться на мостик «Челленджера», извинившись, что прерывает их отдых, чтобы проверить работоспособность систем управления оружием. Твайлайт и Доктор уже подключили энергетическую систему шаттла к внутренней сети питания звездолёта и теперь подали энергию на транспортер. Проверив его исправность, Твайлайт сначала попробовала транспортировать пустой контейнер из-под зонда на пока что неиспользуемую первую голопалубу. Убедившись, что транспортировка прошла успешно, принцесса Дружбы переместила своих коллег в скафандрах и с носимыми голоэмиттерами прямо на мостик.

– Здесь полный разгром, – убитым голосом доложила Старлайт. – Луч пробил левую стенку мостика. Консоли по левому борту просто отсутствуют. На их месте здоровенная дыра в открытый космос. Консолей вообще нет, только оплавленный край брони корпуса и обгоревший пластик. Передний экран с виду цел, но не работает. Консоли правого борта вроде бы целы и даже светятся. Пульт пилотов тоже на вид не повреждён, но не светится. В общем, ситуация выглядит как один сплошной круп.

Принцесса Селестия собрала всех на срочное совещание. Изложив ситуацию, принцесса Солнца предложила высказывать любые предложения.

– А почему эти мародёры не рванули первым делом к нам, чтобы захватить корабль? – спросила Твайлайт. – Не думаю, что они нас не заметили.

– Скорее всего, они нас просканировали, выяснили, что «Челленджер» не имеет хода и оставлен экипажем, и поняли, что можно не торопиться, – предположила принцесса Луна. – Сопротивляться нам нечем, разве что мы сумеем получить доступ к управлению фотонными торпедами с консоли управления в инженерном.

– В таком состоянии эти мародёры просто расстреляют нас издали при попытке сопротивляться, – проворчал Доктор Хувс. – Нам надо придумать что-то необычное…

– Кажется, я уже придумала, – произнесла Пинки, не отрываясь от пада. – Нам надо попробовать их напугать!

– Э-э… прости, сахарок, но в нашем положении эт’ сильно напоминает попытку напугать ежа голым крупом, – саркастически усмехнулась Эпплджек.

– Вы все думаете не о том! – возразила Пинки. – Если у нас нет оружия, надо показать этим торговцам, что мы сильнее! Показать, понимаете? Тут написано, что они хитрые, жадные и трусливые. Может, они испугаются и оставят нас в покое?

– Но что мы можем им показать? – спросила Селестия.

– У нас же есть этот зонд с голографическими проекторами на нём? А с его помощью нельзя изобразить прямо в космосе какой-нибудь хорошо вооружённый корабль? – спросила Пинки.

– Гм… – Старлайт задумалась. – Вообще-то можно… Если развернуть проекторы наружу и подобрать подходящий корабль для проекции.

– Давайте покажем им куб боргов! – предложила Лира. – Тогда они точно испугаются!

– Не пойдёт, – покачала головой Старлайт, посчитав что-то на паде. – Куб слишком большой, у эмиттеров зонда не хватит мощности. Изображение будет мерцать и расплываться, особенно по углам. Ференги, может быть, и жадные, и трусливые, но не дураки. Они просканируют изображение и поймут, что это обманка.

– Вот именно, просканируют… – Пинки продолжала листать базу данных на своём паде. – Значит, надо показать им такой корабль… где-то я тут такие видела… который сам умеет обманывать и маскироваться… Тогда они подумают, что маскировка сбивает показания их сенсоров… Вот! Нашла! – она торжествующе показала свою находку принцессам, затем Твайлайт, Доктору, Старлайт, Лире и Эпплджек.

– Гм-м… Это, действительно, может получиться, – медленно произнесла принцесса Селестия.

– Но я всё же рекомендую вариант с управлением пуском фотонных торпед с пульта в инженерном, как запасной, – посоветовала принцесса Луна. – На случай, если они не испугаются.

– Так. Старлайт и Эпплджек – подготовьте зонд для наружной проекции, – распорядилась Селестия. – Доктор и Твайлайт – попробуйте получить из инженерного доступ к управлению торпедами. Пинки и Лира – вы готовите обманку и тщательно прорабатываете план. Санбёрст, помоги им. И попросите Рэрити, она известна своим вниманием к деталям.

– Ага! И ещё нам нужна моя сестра Мод! – заявила Пинки. – У неё голос подходящий.

* * *

Пара торговцев-ференги, Тол и Коно, первыми добралась до кораблей Федерации, уничтоженных в системе Вольф 359, в надежде поживиться новыми технологиями и просто уцелевшим оборудованием. Разумеется, они сразу заметили на сканнерах повреждённый звездолёт класса «Эксцельсиор», покинутый экипажем, но оставили его разграбление на потом.

– Без экипажа и энергии никуда он от нас не денется, – самоуверенно заявил Тол.

Торговцы несколько дней исследовали поле обломков, набивая трюм своего корабля заинтересовавшими их предметами и устройствами, и постепенно подбираясь к покинутому звездолёту.

– М-да, жаль, издали он казался менее повреждённым, – заметил Коно, подводя корабль к висящему в пустоте «Челленджеру».

– Дурак, не будь он повреждён, команда его не бросила бы! – фыркнул Тол. – Жаль, мы не сможем утащить его целиком… Но хотя бы поживимся оборудованием… Эй! Что ЭТО?

Прямо перед их кораблём, в казалось бы, пустом пространстве из мрака проявился силуэт ромуланской «Хищной птицы». Из динамика послышался холодный, безразличный голос:

– Судно ференги. Говорит майор Валерис, Тал Шиар[2]. Этот повреждённый корабль – собственность Ромуланской империи. Вы арестованы. Ваше судно и награбленное имущество конфисковано. Следующие двадцать пять лет вы проведёте на дилитиевых шахтах. В случае сопротивления вы будете уничтожены. Отключите оружейные системы, опустите щиты и приготовьтесь принять десант.

– Что-о??? – завопил Коно. – Это не ваша юрисдикция!

– Ещё слово, и я лично ампутирую ваши развесистые уши, – послышался всё тот же холодный голос из динамика.

– Идиот!!! Какая, нафиг, юрисдикция, это же Тал Шиар! – Тол отвесил партнёру смачный подзатыльник. – Они делают, что хотят! Ну что ты расселся, как дерьмо на именинах? Ныряй под них, и полный вперёд!

– Какой курс? – растерянно спросил Коно.

– ДА ЛЮБОЙ, придурок! Просто сваливаем отсюда! Варп девять!

Через секунду корабль ференги размазался в радужную линию и яркой искрой исчез вдалеке, среди звёзд.

– Нет, вы ЭТО видели!!! – Рэйнбоу Дэш каталась по земле, угорая со смеху. – Их только след простыл!

– Мод, ты была неподражаема! – заявила Лира. – Кто тебя надоумил сказать им про уши?

– Пинки нашла в базе данных, что ференги получают массу удовольствия при массаже ушей, – тем же безразличным тоном пояснила Мод. – Было логично, что они испугаются перспективы их лишиться.

– Нет, ну как они драпали! – Рэйнбоу всё никак не могла успокоиться.

– Уф-ф… Будем считать, что в этот раз нам здорово повезло, – принцесса Селестия с облегчением выдохнула. – Отлично сработано, мои маленькие пони. Но в следующий раз нам может встретиться куда более опасный противник. Мод, дорогая, благодарю тебя за отличную актёрскую игру.

– Вообще-то, я не «играла», – пожала плечами Мод.

– Правда-правда, Ваше Высочество, Мод всегда такая! – радостно «сдала» сестру Пинки Пай. – Она у нас доктор геологических наук!

– Гм… Ну, что ж, у каждой пони свои особенности, – улыбнулась принцесса Солнца. – Ещё раз спасибо, дорогая Мод. Уверена, нам ещё пригодятся твои профессиональные знания.

– Рада буду помочь, Ваши Высочества, – Мод почтительно поклонилась принцессам.

* * *

Название Ференги заимствовано Джином Родденберри у жителей Афганистана и Пакистана, где так традиционно называют англичан, и вообще англосаксонских протестантов. Вот такой «ядерный» троллинг, к сожалению, недооценённый.

Тал Шиар – разведка Ромуланской Империи, знаменитая своим коварством, абсолютной беспринципностью и безжалостностью даже на общем низком этическом фоне, присущем ромуланам в целом.