Дорога в Эквестрию

Главный герой - человек по имени Джон. Он живёт в скучном, погружённом в обыденности, сером, дождливом городе. Его жизнь меняется в лучшую сторону, когда он узнаёт про мультфильм My Little Pony. Он начинает мечтать о том, чтобы попасть в Эквестрию. Его жизнь разделяется на сон и реальность. При чём одно, тесно связано с другим. Любые события происходящие с ним в реальном мире, отображаются во сне. Но что происходит, когда Джон начинает путать сны с реальностью?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Энджел ОС - пони Человеки Кризалис

FallOut Equestria: Pawns

Когда упали первые мегазаклинания, стирая с лица Эквестрии многомиллионные города, превращая их в прах, когда горизонт засиял освещаемый светом сотен солнц, когда земля сотряслась от колоссальных взрывов… можно было решить, что это конец. Конец Эквестрии, конец расы пони, конец войны… но это было отнюдь не так. Тысячи пони успели укрыться в гигантских стойлах-убежищах. Укрытые от пламени жар-бомб, чтобы возродить утраченную цивилизацию. Лишь десятки лет спустя открылись первые убежища, их жители столкнулись с ужасающими последствиями тотальной аннигиляции. В этих тяжелых условиях им пришлось строить новый мир, по новым законам. По законам войны, которая так и не закончилась, она лишь впала в анабиоз в сердцах и умах пони, выжидая момент, чтобы разгореться вновь с новой силой. Воюющие из страха… таковых война не отпустит никогда. Но было стойло, особенное стойло, в котором война шла с самого его заселения. Невозможно понять какому плану следовали его конструкторы. Возможно, они рассчитывали, что война виток за витком, преобразуется в нечто иное, изменится… Однако они не учли один важный фактор. Война. Война никогда не меняется... Так-так-так, глядите-ка, к нам присоединился новенький. И, наверное, ты задаёшься вопросом в чём смысл рассказывать давно пришедшую к логическому концу легенду. Не задаёшься? Что ж… я всё равно отвечу. Мне больше нравится думать, что эта давно известная история, для некоторых является не концом, а началом. Я объясню. Легенды живы, пока есть те, кто помнит их, чтобы рассказывать и молоды пока есть те, кто с ними ещё не знаком и готов послушать.

ОС - пони

Luna's Descent

Краткий очерк о ночи, предшествовашей превращению Луны в кошмарное воплощение тьмы. Туман прошлого слишком долго покрывал многие детали - пора их раскрыть!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Лузерша

Рэйнбоу хочет трахаться. Не важно с кем.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек

Обретенная Эквестрия. Части 1-2

Конец 21 века. Люди захватили Эквестрию и лишили её жителей свободы... Двенадцатилетний Максим Радченко находит сбежавшую из рабства единорожку-подростка. С помощью отца он прячет беглянку, а позже выкупает у хозяев. Юная поняшка по имени Искорка входит в семью и становится для Максима младшей сестрой. Спустя несколько лет, друзья получают шанс вернуть пони их потерянную родину...

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Ветреный день

Анон находит самый волшебный воздушный шарик во всей Эквестрии.

ОС - пони Человеки

Письма домой

Крошечный сай-файный рассказик. Правда крошечный. Лупу не забудьте.

Другие пони

Посланник в Эквестрии

Молодой учёный отправляется в мир добра и процветания - Эквестрию. С целью убежать от серой повседневности, а так же найти своё место в жизни. Но находит намного большее, чем простое человеческое счастье.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Никто не подменит нас

Однажды ещё молодая Твайлайт Вельвет возвращалась с вечеринки, и между ней и спутником завязался разговор, в том числе о чейнджлингах.

Другие пони

Трансмутация

История о рваных цепях и попытке возвращения.

Твайлайт Спаркл Спайк

Автор рисунка: Siansaar
44. Начало 46. У тебя была только одна забота…

45. Табунок в поезде

Воскресным утром первого сентября, когда эквестрийцы и Грейнджеры прибыли в дом Уизли, миссис Уизли их встретила в своём пегасьем облике. Очевидно, прошлым вечером Джинни сумела-таки убедить свою мать попробовать перевоплотиться. Причина, по которой матриарх Уизли не сделала этого раньше — потому что «ведьмам её возраста анимагическая форма не нужна». Неудивительно, что мистер Уизли и её сыновья тоже настойчиво уговаривали её, подбивая попробовать превратиться. А для близнецов мать, способная обратиться в пегаса, и вовсе была слишком большим искушением, чтобы отказаться от подобной идеи. И это не говоря о том, что в облике пони она оказалась великолепным игроком в квиддич, и близнецы не хотели отказываться от такой прекрасной возможности потренироваться.

Мистер Уизли, правда, никогда не упоминал причин, почему он поддержал идею своих детей. Возможно, он думал, что так его жена станет счастливее. А может, он просто хотел потискать пушистую поньку. Да Луна побери, Гарри и сам просто обожал пообниматься со своими подружками-пони. В любом случае близнецы благоразумно решили ни о чём не расспрашивать отца или мать и не шутить по этому поводу.

При такой всеобъемлющей поддержке, как только женщина приняла решение, ей не потребовалось много времени, чтобы вызвать превращение. Гарри счёл, что она уже привыкла к проявлениям своей магии, и потому ей было легче прочувствовать разницу между собственной магией и магией пегаса.

Воцарившийся в доме кавардак лишь усиливался оттого, что дети Уизли носились по дому, как угорелые, пытаясь собрать вместе всё то, что им следовало уложить по сундукам ещё прошлым вечером. Не раз они уже отправлялись было на вокзал, а потом возвращались забрать что-то забытое второпях.

Глядя на всё это действо, Гарри был донельзя рад, что Твайлайт заставила его вместе с кобылками вчера вечером сверить взятое ими с составленным ею списком и убедиться, что всё упаковано. Они-то думали, что семья Уизли уже будет готова к отъезду, когда прибыли чуть ли не за два часа до отправления поезда, рассчитывая, что у них будет полно времени, чтобы добраться до вокзала и занять места в вагоне. Что ж, они были не правы.

— Если вы ещё что-то забыли, — в конце концов не выдержал Гарри, — то мы можем отправить Буклю или одну из сов девочек домой, чтобы ваши родители это вам прислали!

Только после этого замечания они, наконец, добрались до вокзала Кингс-Кросс и платформы девять и три четверти. И даже успели сесть на поезд до того, как тот тронулся. Правда, успели едва-едва. К счастью, благодаря сундукам, умещавшимся в карманах, посадка на поезд для всех остальных, не относившихся к семейству Уизли, прошла с куда меньшей нервотрёпкой.

И естественно, Твайлайт тут же запланировала попозже более детально изучить поезд. Однако она не забыла помахать рукой на прощание, когда поезд отошёл от перрона, хоть и выглядела задумчивой, поскольку одновременно исследовала заклинания, вплетённые в примыкающую к перрону станцию. Гарри оставалось надеяться, что она вспомнит о своей встрече с Блюбладом, запланированной на полдень.


–=W=–

Поездка в Хогвартс для семи студентов проходила без особых событий. Рон всё ещё был расстроен тем, что его младшая сестра ехала с ними, и демонстративно игнорировал её присутствие в купе. То, что ему ещё и предстояло весь год делиться с ней своими книгами, нисколько не улучшало его настроения — Рон практически молился, чтобы его сестра попала на другой факультет, о чём уже не раз за последние две недели «по секрету» сообщал Гарри, когда остальные не слышали. Даже игра во взрыв-карты не вытащила его из депрессии больше, чем на несколько минут.

Если бы Скуталу знала, где точно находится Хогвартс, а не имела лишь смутное представление, что школа «где-то в Шотландии», то, вероятно, попробовала бы долететь туда своим ходом. Видимо, отчасти из-за этого, а также из-за того, что летать в купе было негде, получалось разве что парить у потолка, пегасёнка пребывала в скверном расположении духа. До обеда она развлекалась тем, что пыталась выяснить, насколько слабо и медленно она может взмахивать крыльями, чтобы при этом не падать. Затем она приземлилась и села с остальными, чтобы перекусить. Дети старательно исследовали весь ассортимент, предложенный ведьмой с полной закусок и сладостей тележкой, и, накупив всего по несколько штук, разделили добычу между присутствующими.

Поездка дала Гарри время задуматься о прошедшем месяце. Что ни говори, но он впервые в жизни так хорошо провёл время. Ему ни разу не пришлось вытаскивать кобылёнок из очередной устроенной ими дурацкой ситуации или со всех ног улепётывать в ужасе от какого-нибудь преследующего их по лесу монстра. Если так подумать, Гарри не мог вспомнить ни одного месяца лета, когда Меткоискатели, в том числе и он сам, не проводили хотя бы часть того самого месяца под домашним арестом. Конечно, для сравнения у него было всего одно лето, однако и это уже был показатель. И Гарри принял его во внимание.

Хм-м-м, если так подумать, впервые с тех пор, как Гарри прибыл в Эквестрию, ему не пришлось провести хотя бы часть месяца лишённым привилегии гулять, когда ему захочется. Да уж. Целый месяц без домашнего ареста. Кажется, он пошёл на рекорд.

Во время их встреч в прошлом месяце Гермиона убедила остальных попробовать чары из учебника для второкурсников — соответствующая книга для студентов первого курса оказалась для них не такой уж и сложной. Хотя и сказать, что она была подобна простейшему букварю, тоже нельзя — каждое заклинание сопровождалось длинными и подробными теоретическими вставками, описывающими подробности использования этого заклинания, а также ряд исторических моментов — кто и когда создал эти чары, какие-то забавные моменты, с чарами связанные, примеры того, к чему может привести их неправильное использование, и так далее. Впрочем, дети проигнорировали всю эту теорию и сосредоточились на том, чтобы просто научиться выполнять сами заклинания. При этом они обнаружили, что взяться за книгу второго года было хорошей идеей, поскольку изучение более сложных чар вызвало впечатление, что уже изученные заклинания для первокурсников на самом деле совсем простые и лёгкие, что весьма помогло детям поднять их уровень колдовства.

Так что, когда Гермиона предложила позвать Перси, чтобы он проверил, насколько хорошо они владеют заклинаниями, возражений не последовало — детям и самим было любопытно, как он их оценит. Можно было смело рассчитывать на то, что Перси будет беспристрастным в своих суждениях, даже если он был немного обижен тем, что они пропустили всю теорию, а Рон и вовсе засыпал во время чтения. Гарри чувствовал, что Перси слишком уж серьёзно относится к своим обязанностям старосты, и решил пока не говорить ему, что близнецы заколдовали его значок так, чтобы тот показывал вопросительный знак, когда Перси на него не смотрел.

Гарри это всё не задевало, поскольку он использовал заклинание «погружения в книгу», чтобы пробежаться по всем учебникам, пока был в Литтл Уингинге. Он упомянул о заклинании жеребёнкам в начале прошлого месяца, но их это не заинтересовало — хотя куда более вероятно, что они слишком увлеклись фильмом, который в тот момент смотрели. В любом случае девочкам нравилось помогать Джинни навёрстывать упущенное. Рон же, когда Гарри предложил обучить его заклинанию, чтобы тот мог учиться, не засыпая, тут же смылся, и сделал это чуть ли не бегом. Гермиона оказалась слишком поглощена книгой, чтобы услышать его вопрос.

Гарри был вынужден согласиться, что поступление в Хогвартс с уже освоенными заклинаниями для первого курса оставит им гораздо больше времени для игр и отдыха — хотя Гермиона, похоже, подразумевала нечто иное, когда уговаривала их. Да и, как Гарри научила Твайлайт, обогнать своих одноклассников в учёбе — не такая уж и плохая идея: если столкнёшься с трудным для понимания разделом, у тебя будет запас времени, чтобы побольше с ним поработать.

И потом, изучение магии — это вам не какая-то там нудная, рутинная зубрёжка!

Единственным неприятным моментом за весь этот месяц оказался «опрос» с этим детективом-инспектором. Остаток того дня Гарри провёл, погружённый в мысли о том, что хотел бы сделать с Дурслями, когда в достаточной мере выучится магии. Те самые мысли, которых ему удавалось избегать большую часть месяца. Девочки изо всех сил старались приободрить его, и он и правда был благодарен им за их усилия. Но всё же… одна только мысль о Дурслях буквально заставляла его кровь закипать.


–=W=–

Отправившись вскоре после обеда в туалет, Гермиона встретила мальчика — Невилла Лонгботтома, потерявшего жабу. Убедившись, что остальные не видели земноводное, Гермиона ушла с ним и вернулась в купе только через час, таща мальчишку за собой.

Невилл Лонгботтом был слегка пухловатым мальчиком невысокого роста — хотя и немного выше Гарри, — с круглым лицом, на котором всё ещё виднелся детский жирок. Он не был толстым, но и назвать его худым язык не поворачивался. По сути, он был немного полноват для своего роста — в отличие от Гарри, у которого, наоборот, вес, да и рост, был недостаточен для его возраста — все девчонки были почти на голову выше его.

— Хьюстон, у нас проблема, — сказала Гермиона, садясь и заставляя Невилла сесть рядом с собой. — Мы нигде не смогли найти Тревора.

Невилл выглядел так, будто сейчас разревётся.

— Бабуля и дядя Элджи будут очень разочарованы во мне, — промямлил он.

— Ты попробовала «акцио»? — спросил Гарри у Гермионы.

— Это ведь не работает с живыми существами, помнишь? — нахмурилась девочка в ответ.

«Точно, а я и забыл», — подумал Гарри и тоже нахмурился.

— Как бы то ни было, — сказала она, — Невилл, это Гарри Поттер… — начала знакомить всех Гермиона.

Смущённо взглянув на лоб Гарри, Невилл повернулся и уставился на двух Уизли.

— Вам что, обоим по одиннадцать? — нерешительно сказал он. — Бабуля никогда не упоминала, что в семье Уизли две пары близнецов.

Выражение лица Рона стало ещё кислее.

— Нет, — заявил он холодно. — Ей десять. Это директор уговорил моих родителей позволить ей пойти в школу в этом году, а не в следующем, — и, раздосадованный, Рон отвернулся и уставился в окно.

Невилл удивлённо посмотрел на Джинни, которая, покраснев, теперь сердито зыркала на брата.

— Вот это да! — сказал он тихо. — Должно быть, у тебя круто получается магия!

Румянец рыжеволосой девочки стал ещё ярче.

— Думаю, это лишь потому, что я могу сделать так, — сказала она и превратилась в пегаса.

По-видимому, Дискорд подправил их способность превращения так, чтобы их одежда магическим образом где-то пряталась, а не оставалась надетой на понячьих телах. Это было почти так, как если бы их способности были полной противоположностью привычной анимагии — то есть их анимагической формой как бы являлась ведьма в одежде, неотличимая по виду и возможностям от прочих магов и ведьм.

— Так ты анимаг?! — ошарашенно вытаращил глаза Невилл.

— Ха! — насмешливо сказал Рон, поворачиваясь к ним лицом и желая показать, что его сестра не может превзойти его. — Я тоже могу так сделать! — и он это сделал.

Глаза Невилла стали ещё больше.

Все девчонки засмеялись над выражением его лица. Почти хором три эквестрийки сказали: «Мы тоже можем!» и тоже обратились в пони. Бедный пухляш уставился на пятерых разноцветных лошадок, обалдело моргая.

Гарри вздохнул и откинулся на спинку сиденья. Это точно ничем хорошим не закончится.

Всё ещё шокированный, Невилл повернулся к Гермионе:

— А ты знала, что они могут… — и недоверчиво уставился на сидящего рядом с ним чёрного единорога с тёмно-каштановыми гривой и хвостом, который виновато смотрел на мальчика. Невилл непонимающе хлопнул глазами… и безвольным мешком соскользнул на пол, потеряв сознание.

Гарри глубоко вздохнул.

— Блин, девочки, хватит уже над ним издеваться, так нечестно.

Все посмеялись над реакцией Невилла, и даже Рон улыбнулся. Дети обменялись понимающими ухмылками. Этот год обещал быть очень весёлым.

Гарри достал палочку, немного нахмурился — и из её кончика прямо Невиллу в лицо плеснула короткая струйка воды. Последний, шумно отфыркиваясь, спешно попытался подняться и кое-как уселся на полу, глядя на Гарри.

— Что случилось? — спросил мальчик. — Я заснул? Мне приснилось, что вы все стали маленькими лошадками.

Гарри снова вздохнул.

— Пони, — поправил он, протянув руку, чтобы помочь Невиллу подняться и сесть на сиденье. — Нет, ты упал в обморок. И это был не сон, — Гарри махнул рукой, и шестеро ярких разноцветных пони подняли копытца и помахали Невиллу.

При виде пони Невилл покачнулся, словно у него ослабели ноги, но Гарри поддержал его.

— Не обращай на них внимания, они все просто выпендриваются. Мы получили свои палочки только в прошлом месяце, ну, где-то в начале августа.

— Верно, — добавила Гермиона чопорным тоном, — но мы уже полностью прошли книгу заклинаний для первого курса. Это было так весело! — чёрная единорожка аж подпрыгнула на своём месте от радости. — Я даже могу применять заклинания через свой рог!

В подтверждение своих слов Гермиона выпустила из рога сноп искр. Остальные закатили глаза. Джинни слегка дёрнула крыльями, но свободного места для полётов в купе не было — его заняла парившая под потолком Скуталу.

— Так вы ещё и говорить можете в такой форме? — неуверенно сказал Невилл, снова выглядевший так, будто вот-вот опять хлопнется в обморок. — Они точно отправят меня домой, да?

В ответ пони переглянулись и превратились обратно — все за исключением Скуталу, которая на этот раз зависла в воздухе вертикально, как это иногда делала Рэйнбоу Дэш.

— Нет, — твёрдо сказал Гарри. — Директор сказал нам, что как только получаешь письмо из Хогвартса, то ты уже в него записан, и никто не сможет отобрать у тебя право его посещать.

— Если только не совершишь какое-нибудь серьёзное преступление, — добавила Гермиона. — Именно так написано в «Истории Хогвартса».

Невилл уставился в пол, едва ли не плача.

— Но я почти сквиб, — всхлипнул он, — я почти не могу творить магию. Я буду посмешищем в школе. До недавнего времени у меня и вовсе не было магических выбросов. Да и он случился всего раз…

Гарри и эквестрийки переглянулись, сузив глаза. Они все прекрасно знали, что такое быть целью чужих насмешек. Оставайся они сейчас всё ещё в облике пони, их уши бы сейчас раздражённо подёргивались, а хвосты хлестали по бокам… в точности, как у той же Скуталу, которая спустя пару мгновений снова приняла человеческий облик и рухнула на пол. После минутной возни и приказа «Подвинься!» Невилл оказался зажат на сиденье между Скуталу и Свити Белль.

— Нет, ты не станешь посмешищем, — твёрдо сказала Свити Белль, — мы позаботимся об этом.

— Дай-ка я посмотрю на твою палочку, — не терпящим возражения голосом приказала Гермиона.

— Она моего отца, — благоговейно сказал он, вытаскивая её из кармана. — Он… не может её больше… использовать.

— Что ж, вот и один из корней твоей проблемы! — заявила девочка, уперев руки в боки.

Невилл возмущённо посмотрел на неё.

— Мистер Олливандер, изготовитель волшебных палочек, сказал нам, — продолжила лекцию Гермиона, не замечая его гнева, — что это палочка выбирает мага. А эта палочка выбрала твоего отца, правильно? Следовательно, если ты не точная копия или клон своего отца, то есть в тебе нет вообще ничего от матери, то эта палочка никогда не будет работать для тебя так же хорошо, как для него! — и, подняв бровь, она бросила на мальчика торжествующий взгляд, демонстрируя свои познания в этой области.

— Мой отец… — начал Невилл.

— Он. Не. Ты, — твёрдо прервала его Гермиона. — Эта палочка выбрала не тебя! И, по словам мистера Олливандера, эта палочка никогда не будет работать для тебя так же хорошо, как для твоего отца! Уж мистер Олливандер должен в этом разбираться, ты так не думаешь?

Её слова заставили возмущение и недовольство мальчика рассыпаться как карточный домик.

— Бабуля никогда не согласится подарить мне новую палочку, — пробурчал Невилл, отворачиваясь.

— Что ж, нам просто нужно будет купить тебе новую палочку! — решительно заявила Скуталу и посмотрела на Эппл Блум и Свити Белль, которые кивнули в ответ.

— О, точно! — воскликнула Свити Белль, когда ей в голову пришла блестящая идея. Она достала из кармана сундук, увеличила его и поставив на пол открыла. — Твайлайт должна быть уже дома, и я попрошу у неё разрешения и волос! — крикнула кудрявая девочка, запрыгивая на платформу лифта.

Невилл проследил взглядом за тем, как девочка исчезла в своём сундуке, затем наклонился и заглянул внутрь.

— Квартира в сундуке? — недоверчиво спросил он.

Потребовалось всего пара минут, чтобы объяснить, что у Гарри и трёх девочек были сундуки с внутренней каминной сетью, а у Джинни и Рона — обычные студенческие сундуки, хотя сундук Джинни и был получен в долг, пока родители не купят ей собственный. «Ерунда, это ведь не благотворительность, если мы даём его в долг, дорогуша, — заявила тогда Рэрити. — И вы ведь в любом случае собираетесь купить ей нормальный сундук в следующем году?» Этот аргумент в их споре с Уизли стал для последних решающим, и тем в итоге не оставалось ничего иного, кроме как согласиться.

Честно говоря, Гарри небезосновательно подозревал, что в следующем году Рэрити попросту предложит им приобрести «подержанный» сундук с большой скидкой — намного дешевле, чем в любом магазине. «Продать что-то уже попользованное по заниженной цене — это никакая не благотворительность! — наверняка скажет она. — Кроме того, магазин никогда не купит подержанный сундук по цене, по которой они планируют его продать. В итоге я избавляюсь от ненужных посредников, продав его вам дороже, чем в магазине заплатили бы мне, а вы заплатите мне меньше, чем отдали бы за него, приобретая в магазине! Мы оба выигрываем от этого, так что это никак не может быть благотворительностью, дорогуша».

Пока дети ждали возвращения Свити, Гермиона стала рассказывать об их анимагических формах.

— Видишь ли, мы все были в доме Уизли, когда этот действительно странный маг, Дис… ОЙ! — вскрикнула она и зло посмотрела на Эппл Блум, которая пнула её по лодыжке.

— Мы НЕ ПРОИЗНОСИМ его имя! — насупившись, посмотрела в ответ Эппл Блум. — Ты шо, не видала, шо сотворилось в прошлом разу? На эт’ раз он могёт решить, шо бу’т забавно, еж’ли мы все бу’м выглядеть, как авокадо или цыплята! — и, вздрогнув, она кинула быстрый взгляд на Скуталу.

Гермиона снова зыркнула на превращённую земнопоньку и вздохнула смиряясь.

— Ла-адно, — неохотно протянула она, потирая лодыжку. — В общем, этот могущественный маг появился, когда они трое со Свити впридачу произнесли его имя. Он в шутку превратил всех нас в пони. Гарри, Свити Белль и я стали единорогами, как и близнецы Уизли — Фред и Джордж. Джинни, её мать, Скуталу и команда гриффиндора по квиддичу, Оливер Вуд, Анджелина Джонсон и Алисия Спиннет — они были в гостях у Уизли в тот день — превратились в пегасов. Рон и Перси стали земными пони, — завершив объяснять, девочка снова превратилась в единорога. — А потом он превратил нас всех на остаток дня в пегасов, — она вздохнула. — Примерно через неделю Скуталу придумала, как снова превратиться в пегаса, поэтому все мы тоже попытались это сделать. И через пару дней справились. Так что, как видишь, — добавила Гермиона и посмотрела на Невилла, — единственная причина, по которой у нас есть эти формы, — это то, что чрезвычайно могущественный маг вызвал наше первое анимагическое превращение. По крайней мере, мистер Уизли считает, что именно так и произошло.

Невилл смотрел на Гермиону, явно сомневаясь, говорит ли она ему правду. Он был уверен, что его бабушка обязательно упомянула бы, если бы существовал маг, достаточно могущественный, чтобы превратить тринадцать человек в пегасов — ну, в смысле, кто-то другой, кроме директора Дамблдора. К тому же он никогда не слышал о пони таких ярких цветов, а у единорогов всегда была белая шерсть. И из трёх присутствующих здесь единорогов только Свити Белль хоть сколько-то приближалась к этому цвету.

— Это правда, Невилл, — вздохнув, подтвердил слова чёрной единорожки Гарри. — Этот маг действительно могущественен. Он с лёгкостью может искажать реальность. Дома он однажды устроил дождь из шоколадного молока и превратил облака в сахарную вату. Он Бог Хаоса. Если ему вдруг захочется перевернуть что-нибудь с ног на голову или учинить ещё что-то забавное, разумеется, с его точки зрения, он не задумываясь особо тут же это и проделает.

Невилл недоверчиво посмотрел на Гарри, на что тот только пожал плечами.

— А я думаю, что он крутой, — твёрдо сказала Скуталу. — Немного непредсказуемый, но крутой! Конечно, не такой крутой, как Рэйнбоу Дэш, но всё равно крутой.

Остальные поёжились, словно от внезапного холода.

— Как насчёт сыграть во взрыв-карты? — предложила Джинни.

В качестве столешницы они решили использовать закрытый сундук Свити Белль. Поначалу Невилл был немного зажатым, но после первого раунда расслабился, и вскоре все уже смеялись, даже Рон. Скуталу присоединилась к ним во втором раунде.

В середине игры, примерно часа через два, раздался стук изнутри сундука. Они поспешно убрали всё с крышки, и оттуда выскочила Свити Белль, прямо в прыжке превращаясь в девочку.

— Вот, — сказала она, протягивая Невиллу конверт и демонстрируя палку длиной в полметра. — Твайлайт не было в её замке, поэтому мне пришлось пойти к Рэрити, — объяснила она и вздохнула. — А потом Рэрити настояла, чтобы мы выпили чаю. Вот почему это заняло так много времени. Однако она была очень рада помочь и дала мне два волоска. Она сказала, что готова взять всю ответственность за это на себя.

Свити повертела в руках палку, после чего и её протянула Невиллу.

— Когда я уже шла обратно по тропе, — она многозначительно посмотрела на Гарри и двух других превращённых кобылок, — один из рабочих подошёл ко мне и передал мне эту палку от вишнёвого дерева. Он сказал, что, когда они пересаживали одно из деревьев в парке в более подходящее место, оно вдруг уронило эту ветку ему прямо на голову. По какой-то причине он решил, что я пойму, куда её использовать.

Дети обменялись озадаченными взглядами, но затем Гарри осенило, и он произнёс: «Гармония», на что все эквестрийки понимающе кивнули. После этого Гарри снова повернулся к Невиллу, таращившемуся на них, как на сумасшедших.

— Когда мы доберёмся до Хогвартса, отправь сову Олливандеру с этим конвертом и палкой. Напиши ему, что волосы от единорога, и что они были подарены Рэрити, а древесина — Гармонией, и тебе нужна новая палочка. Остаток волос он может оставить себе в качестве платы за палочку, — Гарри криво улыбнулся. — Можешь сказать ему, что это тебе предложили Гарри Поттер и его подруги.

В ответ на слова Гарри его подруги-эквестрийки просияли, тогда как Джинни почему-то расстроилась и теперь выглядела подавленной. Невилл только удивлённо таращил на них глаза. Наконец пухлый мальчик медленно кивнул и осторожно положил оба предмета в карман рядом с отцовской палочкой.

— Если тебе нужна сова, можешь воспользоваться любой из наших. Уверен, Снежку, моей сове, тренировка не помешает.

После этого дети возобновили игру — до тех пор, пока их снова не прервали. Дверь купе распахнулась без предупреждения, и за ней оказался всё тот же мальчишка из магазина мантий мадам Малкин. За его плечами маячили двое других. Однако на этот раз он смотрел на Гарри, а не на Гермиону или остальных.

— Это правда? — сказал он, нахмурившись. — Все говорят, что Гарри Поттер в этом купе. Так это ты, да? — добавил он, оценивающе прищурившись.

Гарри ничего не сказал, лишь слегка наклонил голову, разглядывая стоящих позади него мальчиков. Они были коренастыми и, честно говоря, выглядели угрожающе. Вдобавок, стоя по обе стороны от бледного мальчика чуть ли не вплотную, они больше походили на его слишком уж близких друзей. Во всяком случае, это предположение могло иметь место в Эквестрии, если судить по тому как они к нему едва ли не прижимались.

— А, это Крэбб, а это Гойл, — закатив глаза, представил сопровождающих бледный мальчик, когда заметил, куда направлен взгляд Гарри. — А я Малфой, Драко Малфой, — высокомерно добавил он, гордо выпятив грудь.

Рон хихикнул, пытаясь скрыть смех за кашлем. Драко Малфой окинул взглядом сидящего перед ним мальчика.

— Не стоит и спрашивать, кто вы, — надменно бросил он. — Мой отец рассказал мне всё об Уизли — рыжие волосы, веснушки и детей больше, чем они могут прокормить.

Лицо Рона покраснело, как и у Джинни, хотя трудно было сказать, от смущения или гнева. Невилл наблюдал за происходившим, слегка нахмурившись.

— Скоро ты поймёшь, Поттер, — сказал Драко, повернувшись к Гарри, — что одни волшебные семьи предпочтительнее других. Ты же не хочешь связаться с низшим сортом, не так ли? — добавил он, натянуто улыбнувшись Гарри, как будто не привык улыбаться незнакомцам. — Я могу тебе помочь, — и протянул Гарри руку, предлагая её пожать.

У Гарри был большой опыт общения с хулиганами, и Драко идеально подходил под это понятие, если основываться на их предыдущей встрече у мадам Малкин и его нынешнем поведении. Не говоря уже обо всём, что Уизли рассказали ему и кобылкам про всю эту чушь о чистой крови. И, в частности, о том, что Малфои считали себя лучше всех.

Гарри кивнул мальчику, не зная, что сказать, но Эппл Блум опередила его с ответом. Она криво усмехнулась, а потом и вовсе рассмеялась.

— Низший сорт, — похихикивая, повторила она, качая головой. — Вообще-т’ Гарри живёт в замке принцессы Твайлайт Спаркл. Правители нашей родины, принцессы Селестия и Луна, отправили нас в Хогвартс ток’ для того, шоб составить ему компанию. А всамделишный Бог Хаоса прост’ обожает его. И шо-т’ я сумневаюсь, шо ты могёшь предложить ему хоть шо-нить подобное в политич’ском и социальном плане, — посмеиваясь, заявила красноволосая девочка и фыркнула. — Шо к’сается твоей заносчивости, держу пари, шо ты не сможешь отследить свою енту «чистокровность» больш’ чем на тыщу лет в прошлое. Свити Белль, Скуталу и я могём проследить нашу историю больш’ чем на шесть тыщ лет назад. И у нас не было ни единого… как ты их там называл? — девочка взглянула на Рона. — Сквобы? И могглы?

— Сквибы и маглы, — любезно подсказала Гермиона.

Рон радостно кивнул, с восторгом глядя на превращённую земнопоньку из-за её словесной атаки на Драко. Невилл же от такой тирады только удивлённо изогнул брови.

— Ни единого сквиба или магла в роду! — завершила она торжествующе.

Драко и его подельники только ошеломлённо таращились на девчонку напротив.

— Это… это невозможно! — наконец сумел выдавить блондинчик. — Никто не может отследить свою семейную родословную так далеко!

— А мы можем, — самодовольно сказала Свити Белль.

— Ты что эт’, ток’ шо назвал меня лгуньей? — насупилась Эппл Блум, вставая и утверждаясь на ногах.

Драко усмехнулся, оглядывая её с головы до ног. С одной стороны, большой розовый бант в волосах девочки выглядел слишком уж огромным и безвкусным, с другой — она носила явно индивидуально пошитую мантию с драгоценными камнями вместо пуговиц. Это заставило блондина не пороть горячку и ещё раз оглядеть её с головы до ног. Затем он более внимательно взглянул и на других девочек и самого Гарри, отмечая, что и эти трое были одеты в специально подогнанную по индивидуальному заказу высококачественную одежду из шёлка акромантула, весьма похожую на его собственную. Только вместо пуговиц у них, как и у первой девочки, было что-то вроде драгоценных камней. Драгоценные камни, скорее всего, были поддельными, тем не менее мантии демонстрировали, что их носители — явно из высшего света. По крайней мере, эти четверо точно были родом из весьма богатых семей.

Глядя на то, как на лице Драко сменяются выражения, Гарри живо представил себе, как блондинчик сейчас спрашивает себя: почему его отец никогда не упоминал этих девочек и их семьи? Особенно, если они смогут отследить свою чистокровную родословную столь далеко!

— Нет, — наконец возразил Драко, — я лишь сказал, что вы немного преувеличиваете.

В ответ девочка сердито посмотрела на него.

— Эппл Блум, — тихо позвал её Гарри, — здесь вся писаная история насчитывает всего около пяти тысяч лет.

— Ну, он ведь г’рил, шо видел, как наши предки благ’даря магии сажали деревья шесть тыщ лет назад, так шо я ему верю. Да и принцессы Твайлайт с Селестией тож’ верят. У него прост’ нема причин врать нам. А, — снова фыркнула девочка, — плевать, как долго. Мы точно знаем, шо ни в одной из нашинских семей никогда не рождалось ни единого сквиба, и маглов у нас тож’ нема. За всё время, — Эппл Блум повернулась к Драко и, прищурившись, уставилась на него. — Те лучш’ быть осторожней, разговаривая с кем-то свысока. Иначе эт’ будет не первый раз, когда какой-нибудь надменный, самоуверенный, занудливый аристократишка, вечно держащий нос по ветру, бу’т отляган за болтовню о всякой чепухе, в которой он ни бельмеса не разумеет.

Не совсем понимающий, что происходит, и несколько обескураженный утверждением девочки, что все трое были чистокровными, Драко отступил на шаг.

— Увидимся на распределении — это отделит зёрна от плевел, — прищурившись, высокомерно бросил блондин и, развернувшись, последовал за своими подельниками, захлопнув за собой дверь купе.

На мгновение повисла оглушительная тишина.

— Абалдеть, — выпалил Рон. — Вот это было круто! Как ты его рожей в дерьмо обмакнула, а! — и рыжий аж подпрыгнул на месте от радости, тогда как Джинни взирала на Эппл Блум полными восхищения глазами.

— Я предпочитаю жить в большой семье без денег, чем в куче денег, но вовсе без семьи, — сказал Гарри, глядя на младших Уизли.

— Хотя, — хмыкнула Эппл Блум, — большая семья с кучей битсов тож’ звучит неплохо. И у нас есть и то, и другое, верно? — добавила она с улыбкой, взглянув на двух подруг-пони, на что те кивнули соглашаясь.

Вспоминая всеобщий съезд Эпплов, Гарри тоже был вынужден согласиться. Он и представить себе не мог, что у кого-то может быть столько родственников. А Эппл Блум ещё и настояла на том, чтобы перезнакомить его и двух её подруг-жеребёнок с каждым из прибывших, всё время упоминая, что они однотабунники. Правда, он не понял, почему она заодно включила в этот список Свити и Скут. Насколько Гарри знал, семьи этих двоих не были столь огромные. С другой стороны, судя по тому, что говорили гоблины, богатыми они теперь точно были.

Гарри посмотрел в окно на проносящиеся за стеклом сельские пейзажи. Смеркалось. Пару минут спустя из переговорной трубы под потолком раздался явно усиленный магией голос, объявивший, что поезд скоро прибывает, и ученикам следует оставить свои сундуки в поезде. Гарри, Рон и Невилл вышли, давая Джинни и Гермионе переодеться в мантии, причём последний направился за одеждой в своё прежнее купе. Рон, особо не заморачиваясь, просто натянул школьную форму поверх повседневной одежды, как только они оказались в коридоре. А вот Гарри и жеребёнкам переодеваться не требовалось — они ещё утром решили сразу надеть школьные мантии, тем более что особого выбора у них почти и не было.

На станции Гарри узнал в удивительно рослом и широкоплечем мужчине, призывающем первокурсников следовать за ним — как позже узнал Гарри, его звали Хагрид, — того самого огромного мага, которого он видел в банке. Его весёлый и добродушный нрав помог успокоить взбудораженных студентов.

Они все согласились, что первое впечатление от вида замка, когда они на лодках плыли по озеру, можно было описать словами «красивый аж дух захватывает». Гарри и жеребёнки заняли одну лодку, Рон, Джинни, Гермиона и Невилл — другую. Найденный Хагридом Тревор, жаба Невилла, когда небольшой флот причалил к замку, вызвал у пухлого мальчика едва ли не слёзы облегчения.

Гарри предположил, что директор, скорее всего, поделился знаниями об их анимагических формах с профессором Макгонагалл — уж больно многозначительно она посмотрела на них, объясняя, как устроена система факультетов. Призраки оказались для детей полной неожиданностью, поскольку таких существ в Эквестрии то ли вовсе не существовало, то ли они были настолько редки, что встречались лишь в легендах.