То ужасное чувство

Принцесса Селестия что-то забыла. Но что?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Холодный синтез

Спайк давно заметил, что в отличии от него пони, живущие в Понивиле, почему-то почти никогда не посещают туалет. Однажды любопытство взяло верх, и он решил спросить у Твайлайт, почему так получается. Глупый вопрос неожиданно раскрыл большую тайну о жизни пони и истории Эквестрии...

Твайлайт Спаркл Спайк Мод Пай

История болезни дворцового стражника

Порой даже верноподданные стражники принцессы Селестии не в силах хранить свою верноподданность. Понификация рассказа А. Т. Аверченко "История болезни Иванова".

Принцесса Селестия Стража Дворца

Свобода, равенство и братство

Во времена восстания Найтмер Мун разыгрывается несколько драматических сюжетов, которые нереплетены между собой и дают в конце кое-какой ответ на эти странные и объемные категории нашего существования.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Путь далёк у нас с тобою...

Короткий рассказ об отправке лейтенанта Иоганна Грау на Великую Войну.

Мои маленькие принцессы: На лунуууу!

Однажды во время занятий Луну очень напугала бабочка, и кобылка случайно отослала её на луну. Власть над пространством слегка вскружила голову юной принцессе, ведь теперь она сможет сделать величайшую вещь в жизни — подшутить над Селестией!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Кровавые Крылья: Последний из древних

Прошло два года с тем пор, как Джаур, будучи еще человеком с большими ангельскими крыльями, с помощью своей ярости смог убить Анграйсда - первого пегаса крови, который стал еще и их богом. Переродившись пегасом крови, он стал жить обычной жизнью, которая ничем не отличалась у других. Но вскоре его судьба и жизнь изменится.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Скуталу Принцесса Селестия Принцесса Луна Черили Другие пони ОС - пони Мистер Кейк Миссис Кейк Король Сомбра Шайнинг Армор Стража Дворца Сестра Рэдхарт

Носферфлатту

Твайлайт Спаркл ищет способ тихо провести день, на помощь ей приходит Флаттершай. Казалось бы, что может пойти не так? Конечно же, если не считать неожиданного открытия страсти своей подруги к крови... Тэг гримдарк поставлен автором, но на мой взгляд абсолютно не нужен.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Грани безумия / Сборник

Небольшой сборник зарисовок, объединенных общей темой, а именно безумием. От небольшого помешательства до тьмы, скрытой где-то за пределами понимания.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Специальная доставка

Обычный рейс, необычный груз. Компания гарантирует сохранность!

Другие пони Найтмэр Мун

Автор рисунка: Stinkehund

Огонь и тени

Глава 1. Инцидент на Большом Стадионе

Вондерболты показывают чудеса высшего пилотажа в Кантерлоте, но в какой-то момент всё идёт совсем не по плану.

Вираж, поворот, бочка, петля, бочка, мёртвая петля. Таков сегодня путь Вондерболтов. Капитан Уиплеш ведёт строй, ребята летят крыло к крылу. Пусть всё внимание Спитфайр и было занято полётом, она чувствовала, что внизу стадион ревёт от восторга... а значит и она тоже. Её малютка.

"Это для тебя..." — подумала она , когда после первого роспуска они с Уиплешем остались вдвоём, чтобы во врем второго роспуска начертить большое сердце в небе над Большим Стадионом Кантерлота.

Первая часть шоу была окончена, и шестеро летунов совершили посадку под бурные овации и направились в раздевалку.


Про Спитфайр всегда говорили, что она никогда не отдыхает. Вот и сейчас она делала свою разминку по методе Саншайн. Медленно и плавно, как вода. Иногда над ней подтрунивали, говоря, что у неё горит хвост, но она не обижалась. Это было частью командного духа. Она закончила ровно за пять секунд до старта.

— Итак, ребята, готовы ко второй части? — спросил капитан.

— Так точно, командир! — отвечают ему пятеро, и Вондерболты выходят на второй тайм.

Индивидуальный полёт.

Старчейзер открывает программу, его жаркий танец в небесах одновременно завораживает публику и подогревает для остальных. В какой-то момент его сменяет Айс Кристалл, которая под ударную скрипичную мелодию показывает настоящий воздушный слалом, внезапно вылетев из облака и рисуя безумную фигуру по сути, только пикируя — она вновь набирает высоту почти у самой земли. Затем к её меняет Винд Шторм, свечкой набирая высоту, и делая такие петли, что воздух электризуется. Затем Колд Райн исполняет свой любимый номер — полёт буревесника.

И теперь я.

Я стартую с облаков, с самой вершины, от моей бешенной скорости за мной идёт огненный след. Я сама скорость, я огненный болид, я несусь на встречу земле! Я... что это?

Никто не понял, откуда прилетел сгусток лазоревой магии, но появился он в самый неудачный момент и точнёхонько врезался в крыло Спити, так, что его банально парализовало. Вопрос, что бывает с пегасом, у которого в момент "нырка" отказали крылья? Ответ: у него будет очень глубокая могила...

Шутка пронеслась в мозгу Спитфайр, а сама она уже пыталась гасить скорость свободным крылом. Её поймали, как уже было сказано, в самый неудачный момент — слишком высоко, чтобы все поняли, что происходит, и уже достаточно низко, чтобы было сложно (ну, или практически невозможно) спастись.

Тем не менее она старалась выровняться, и у неё это начало получаться, но земля приближалась быстрее...

И в этот момент прилетел второй заряд. Во второе крыло.

А в следующий миг над ней произошла вспышка, и её схватили четыре синих копыта. От удивления Спитфайр даже потеряла дар речи.

— Кажется, вы в беде, госпожа? — произнёс флегматичный голос жеребца.

— Кажется, мне оторвало одну конечность, ту, которой я никогда не пользуюсь, если верить капитану.

— Тогда держитесь.

И вокруг них начал наливаться синий шар. Это был не просто щит, он имел две, насколько могла судить Спитфайр, две поверхности, а также большую наполняемую сиянием область внутри.

А земля приближалась... Структура становилась всё насыщеннее, её сияние сделало, гм, сферу, почти непрозрачной.

— Лучше тебе закрыть глаза, — сказал непонятно откуда взявшийся спасатель.

— Думаешь?

— Ну, сейчас как болтанёт...

В этот момент они соприкоснулись с землёй... и отскочили от неё, наверное, на треть высоты... потом снова и снова... какие-то вспышки сбоку пару раз привлекли внимание лейтенанта Спитфайр.

— Да, по нам стреляют, но, законченное, это заклинание надо пробивать мощной боевой магией. Так что, не волнуйтесь, всё будет хорошо.

Она, наконец, сумел обернуться и утонула в золотистых глазах, чем-то похожих на глаза Реда. Они принадлежали синему жеребцу... которого она, вообще-то знала, пусть и заочно. Спаркл-Найт Шайнинг Лайт, бывший майор (перед отставкой повышен на одно звание, то есть он подполковник в отставке) спецназа особого "Пушистого" корпуса.

И снова отскок, и снова... наконец, они приземлились, и заклинание сразу же рассеялось. Спитфайр в итоге оказалась лежащей под Найт Лайтом... а над ней со злодейским видом оказалась никто иная как Вельвет Спаркл. С фотоаппаратом.

— Улыбочку! — и щелкнула вспышка. А затем Спитфайр обнаружила, что они находятся на ступенях спуска с VIP-трибуны. Тут их уже ждали двое носилок, на которые их уложила светло-сиреневая магия.

— Эй, что ты себе позволяешь! — возмутилась Спитфайр, но тут краем глаза заметила четыре белых ноги в золотых туфлях, после чего перевела взгляд и на остальную принцессу.

— Лежи молча, Спитфайр, — не терпящим возражений тоном произнесла она, а затем четвёрка неизвестно откуда взявшихся гвардейцев подхватила их потащила вниз. Их вывели через "особый выход", где их ждали больших три кареты с занавешенными окнами. К удивлению Спитфайр, её загрузили вместе с Найт Лайтом и всей его семьёй, кое-как утрамбовавшейся по бокам. Свет давал волшебный кристалл на потолке кареты. Впрочем, долго думать у неё не было времени.

— Здравствуйте, — произнесла Сансет, одетая в костюм фана Вондерболтов для единорога, — я Сансет Шиммер, ваш фанат, — а затем протянула книгу и ручку, — можно мне автограф.

Спитфайр, которая, порой, слишком буквально исполняла приказы своей любимой принцессы, после нескольких секунд колебания, взяла крылом ручку и сделала роспись.

— Думаю, Спитфайр, ручку вы можете не возвращать, — вдруг раздался голос её спасителя. Действительно, все семеро жеребят, один оленёнок и один фестрал вдруг захотели по автографу.

Глава 2. Почётная гостья

Спитфайр привозят в особняк Спаркл, где она застревает надолго... определённо.

Когда лейтенант Файртэйл Спитфайр Рокет наконец, подписала все книги автографов... перед ней появилась ещё одна. Все затихли, так как книга плавала в ауре матроны Дома.

— Что? — спросила она, — я тоже фанат госпожи Файртэйл.

Последовала вспышка смеха, после которой Спити, подписав, ответила:

— Нет, вы мне определённо нравитесь, госпожа Спаркл. Кстати, не объясните мне, что происходит?

— Мы едем домой.

— Домой куда? — переспросила Спитфайр.

— К нам! — ответила ей маленькая фиолетовая единорожка, — в Особняк Спаркл.

— Да, — подтвердила Вельвет слова своей дочери, — после того, как вам стало... нехорошо, шоу было остановлено, а нас с вами эвакуировали. Экстренно, — отрезала она, после чего по каким-то известным только ей признакам, так как окна были плотно зашторены, объявила, — мы на месте.

И действительно, карета вскоре остановилась и Вельвет одиночку левитируя Спитфайр и своего супруга быстро вошла в Дом... в котором их встретили настоящие Ночные Стражи, которых вроде как не должно быть в столице. Наверное, если бы не превосходная выучка, челюсть Спитфайр пробила бы пол, поскольку встречал их Квайет Кейв.

"Кейв Квайет Дропс, девятьсот двадцать восьмого года рождения, Найт Спрингс, возле Сильвер Хорсшуе, в юности служил в "Пушистом корпусе", затем, после смерти бездетного дяди, ушёл в отставку и переехал в Лесное. Служил там сначала сержантом, потом подофицером, лейтенантом и в девятьсот восемьдесят втором стал капитаном тамошнего отряда. Орал на Селестию, когда она прибыла с внезапным визитом, выгнал её из Лесного, — вспомнила Спитфайр его характеристику, — терпеть его не могу."

Фестралы подхватили пострадавших и доставили в одну из комнат, превращённую в импровизированную палату. Даже с доктором.

— М-да, это весьма нехорошая тенденция, — сказал он последовавшей за ними Вельвет, — такое чувство, что у нас начались боевые действия.

— Скорее, возобновились, доктор Скальпель. "Чёрное копыто" это рак на теле Эквестрии, и нам предстоит его вырезать.

— Понимаю, моя леди. Итак, с кого начнём?

— С нашей гостьи, разумеется, доктор Скальпель, — ответила Вельвет и врач начал осмотр Спитфайр. За последующие полчаса она узнала о себе много нового, включая необходимость заменить одну пломбу.

Главной проблемой был крыльевой паралич, вызванный парализующим заклинанием (удивительно), которое уже разложилось, но на всякий случай крылья надо обездвижить, а с завтрашнего дня восстанавливать в течение недели по по методике Мускул Винга.

Затем настал черёд Найт Лайта, которому за пять минут диагностировали магическое истощение... второй степени? Это уже интересно... получается, муж Вельвет просто сильно перенапрягся и через пару дней будет как огурчик.

— Ты любишь быть героем дня, — тем временем сказала матрона своему Оплоту, подойдя ближе.

— А ты любишь, когда я нахожусь в центре внимания, — ответил он, а затем резко приник к её губам. Долгий поцелуй заставил Спитфайр закатить глаза.

— Может, мне, наконец, объяснят, что я тут делаю?

— Думаю, она должна уже скоро быть, — рассеянно ответила Вельвет, оторвавшись от мужа. В это время раздался стук в дверь, и вошла Арфа Хартстрингс. Она произнесла:

— Леди, вас ждут в вашем кабинете.

— Хорошо. Доктор, госпоже Файртэйл можно передвигаться самостоятельно?

— Только на своих четверых, до завтра. А дальше ускоренная программа восстановления, она должна знать.

— Понятно, — буркнула Спити.

— Тогда, Спитфайр, пойдём.


В кабинете их ждала Саншайн. С первого взгляда Спитфайр поняла, что разговор будет не простым.

— Спити, ты в порядке? — сразу начала вечный квартирмейстер Вондерболтов.

— Да, с госпожой Файртэйл всё в порядке, — ответила за неё Вельвет — если не считать временной потери формы.

— Хорошо. Тогда нам нужно внести коррективы в наши планы.

Спитфайр насторожилась:

— Что именно мы должны подкорректировать, Саншайн?

— Твоё место базирования. Мы не будем пугать общественность, в официальном ревью всем будет сообщено, что ты получила мощный электростатический разряд на крыло из-за новой, экспериментальной формы. Разряд вызвал крыльевой паралич. Сейчас текст заявления дорабатывается напильником, а наша задача такова — понять, что это было и как с этим бороться. Что это было, Спити?

— Магические стрелы, светло-голубого цвета, били точно с большой дистанции, откуда-то с технической зоны стадиона.

— Светло-голубые, — задумчиво повторила Вельвет.

— Гм, сливались с небом, — прокомментировала Саншайн.

— Нет-нет, — Вельвет постучала копытами по столу, — точность и светло-голубой цвет... Вам знакомо имя Экзект Блоу, госпожа Скайз?

— Чемпионка Эквестрии по... магическим дуэлям. Известна своими точными силовыми ударами. Вы думаете?

— Она единорожка, очень амбициозная и очень пренебрежительно относящая к другим. Кто ещё может послать без специального наводчика импульс точно в Спитфайр с расстояния в пару километров? И у неё голубая аура. Для обвинения недостаточно, но чтобы ввести в круг подозреваемых...

— Более, чем достаточно, — закончила за неё Саншайн, — да, она в Кантерлоте, я слышала, что она будет Опере на вечерах маэстро Хардстоуна.

— Ещё одно совпадение, — произнесла Вельвет.

— Значит, вам со Спити тоже нужно быть там. И нам нужно обеспечить безопасность Спитфайр. А ваш дом уже хорошо охраняется. Вы можете приютить нашу Огнехвостку?

— Конечно, у нас сейчас много народа, но наш Особняк велик, а Дом богат и щедр. Мы рады показать госпоже Файртэйл наше гостеприимство.

— А, может, кто-то спросит меня? — задала вопрос Спитфайр, чтобы тут же увидеть злой взгляд Саншайн.

— Тебя, моя дорогая, — протяжно ответила квартирмейстер — чуть не убили сегодня, так что радуйся своему счастью и хорошим условиям жизни. Я-то знаю, как ты любишь посидеть в ванной...

— Всё-всё, — Спитфайр отказалась от любого сопротивления, пока Санни в приливе бешенства морально её не уничтожила, — я всё поняла, леди Вельвет, я рада воспользоваться вашим гостеприимством, уверяю, я не причиню никаких неудобств.

— О, госпожа Файртэйл, я всегда рада помочь. Ваше присутствие нам в радость, — закончила Вельвет официальную часть.

— Отлично, — снова взяла слово Саншайн, — итак, нам теперь нужно наметить цели. Очевидно, первоочередным подозреваемыми в деле о хищениях, которое возбуждено после получения бумаг Трампета Хартстрингса, являются управляющие КБК, Старк Мув и Лайт Гайт, а также главный аудитор и королевский казначей Кепер Трежер.

— У за кого-кого, но за Кепера я могу ручаться, Саншайн, я...

— Сама его учила, — перебила её квартирмейстер, — я знаю. Я в том числе надеюсь дать шанс нашим противникам подумать, что мы потеряли след. Кроме того, я хотела бы прикомандировать к вам ещё Фэнси Пэнтса, королевского советника.

— Зачем? — спросила Спитфайр.

— Ладно, хорошо, — согласилась Вельвет, — но его я уже принять в доме как гостя на больше, чем на несколько часов не смогу.

Саншайн пару раз хихикнула, а затем ответила:

— Нет, этого точно не требуется. Просто, у него есть связи, которые могут вам помочь.

— Конечно, мне это всегда интересно, Саншайн. Спасибо.

— Ладно, на этом мы закончим.


— Вот твоя комната, — произнесла матрона Спаркл, показывая своей гостье комнату с одной кроватью, тумбочкой и рабочим столом. А затем что-то вспомнила, и добавила, — я сейчас, — и телепортировалась.

Спитфайр молча села на кровать, посмотрела в потолок и задумалась. Вельвет вызывала у неё вопросы... и чем дальше, тем больше. Когда она впервые обратилась за материалами на неё три года назад... то не нашла ничего. НИЧЕГО. Только ОЧЕНЬ скупые общие сведения. В архивах ЭИС.

И это было только начало. Затем чехарда с присматривающими за ней в Ванхуфере, все они постоянно переводились на другие работы. Постоянная потеря наблюдения во время её путешествий по Эквестрии. Огромное количество связей по всей стране. Спитфайр в тайне ото всех (включая Саншайн) набросала граф её связей, так он превосходит граф принцессы! Секрет-на-виду, её огромное состояние, инвестированное во все предприятия и концерны Закатных земель и связанных с ними территорий. Оценивая граф связей и граф вложений, Спитфайр, стараясь не давать никому лишних сведений, пришла к выводу, что Вельвет правит Закатными землями.

Она сама не знала, почему она прямо не сказала Селестии всё... но намёки давала, посылала докладные по разным частям её "хобби".

И несколько дней назад принцесса, наконец, всё объяснила. Шедоутболты. Герольды Ночи. Ординарцы Луны. Сеть сторонников изгнанной принцессы. И их лидер, наместник принцессы в Эквестрии. Вельвет Лунар Спаркл, Бархатная Лунная Искра.

Уже не столь много осталось до момента, когда изгнанная вернётся.

В общем и целом, можно сказать, что на чей-то рыжий хвост так и сыплются главы тайных обществ.

Спитфайр, устав думать, сняла лётные очки и повесила их на крючок у стены, а затем, не раздеваясь, спиной откинулась на кровать. Через пару минут во вспышке снова появилась Вельвет.

— О, извини, отдыхай. Возможно, это сделает твоё пребывание у нас более непринуждённым. Ужин через полчаса, — и что-то поставила на стол, а затем вышла через дверь.

Спити вздохнула, и решила, наконец, раздеться, ведь она всё ещё была в форме. Она встала, расстегнула форму, аккуратно сложила её, положила на стул. В этот момент её взгляд зацепил что-то на столе, а затем она подпрыгнула.

Откуда-то в углу стола стояла рамка с фотографией двух обнимающихся пони. Единорогом и пегасом. Пегасом была она.


За ужином семья непринуждённо разговаривала, и лишь Спитфайр ощущала себя чужой на празднике жизни.

Во-первых, фотография смутила её. Во-вторых, она сидела на почётном месте справа от Вельвет. А справа от неё была Сансет.

Сансет Шиммер Флейм. Сирота из Бэйлса. Бывшая ученица принцессы...

— Спитфайр, — вдруг услышала она голос Сансет, — можно задать вам вопрос?

— Да, конечно, Сансет, валяй, — изобразила она свой фирменный стиль.

— В интервью Фри Прессу вы говорили, что вас подвиг стать Вондерболтом пример вашего друга, но не назвали имя. Кто это был?

Спитфайр подумала, прежде, чем ответить. Не нужно наводить Сансет на секреты.

— Ты встречала Саншайн Скайз? — получив утвердительный кивок, Спитфайр продолжила — Я познакомилась с ней, когда была ещё ребёнком. Она и заразила меня Вондерболезнью. И дала справку, что нужно для прохода в Академию. А дальше всё пошло поехало.

— О, так... Вы, наверное, хорошие друзья?

— Да, она, можно сказать, была мне наставником... да, это, наверное, наиболее подходящее слово, — Спитфайр не любила врать. А значит, подавать правду надо было аккуратно. Чтобы Сансет ни о чём не догадалась.

— Понятно. Я должна сказать, что вы — мой кумир. Ваш пример, сироты, ставшей лучшим летуном Эквестрии, вдохновляет меня. Я ведь тоже... сирота.

— Нет, ты наша сестра! И мамина дочка, — заявила фиолетовая кобылка, Твайлайт.

— Извини, я не правильно выразилась, — в этот момент Сансет отвернулась и не видела выражения лица Спитфайр, за что пегаска искренне благодарила высшие силы. Когда Санни повернулась обратно, Спитфайр уже восстановила самообладание, — я была сиротой, пока меня не подобрала ма Вельвет.

— Ну, не стоит сбрасывать со счетов её предыдущего наставника, — добавила Вельвет, отвлекшись от разговора с Мун Флауэр и Арфой Хартстрингс, — принцесса тоже многое в тебя вложила.

— Да, и мне, честно говоря, больно, что мы так плохо расстались, — ответила Сансет, потупив взгляд — Я не жалею о том, что встретила тебя, ма, но мне жаль, что я так внезапно её бросила.

Вельвет вздохнула:

— Я тебя прекрасно понимаю. И у меня в жизни были ошибки, о которых, хоть они и дали мне новые возможности, я всё ещё жалею.

— Все мы делаем ошибки, — подытожила Спитфайр, орудуя вилкой с помощью крыла, — но жизнь продолжается. Давайте надеяться, что мы, наконец, научимся усваивать её итоги.


После ужина Спити, не сговариваясь с Вельвет, проследовала за ней в её кабинет. Без Саншайн, уравновешивавшей мрачноватую атмосферу, Спити тут не нравилось... хотя, для любителя, темноты и Ночи, это наверно, было уютное место. Деревянные шкафы, набитые книгами, создавали атмосферу тихой библиотеки, в которой можно тихо посидеть, работая над источниками информации. Ей не раз приходилось так работать, но любви Саншайн или профессора Инквелл к этому делу она так и не разделила.

Вельвет села в своё кресло, и Спитфайр на какой-то миг почувствовала себя мышью перед кошкой... но быстро сбросила это наваждение. Так просто она не сдастся.

— Откуда у вас эта фотография? — сразу взяла быка за рога Спити.

— От Реда. Думаю, ты много что про меня узнала, но, наверняка, упустила, что он был моим учеником, — просто произнесла Вельвет. Спитфайр вздрогнула. Ред был... Шедоутболтом?

— Да, Ред был одним из нас. Вообще-то, принцесса Луна назвала своих гонцов даркболтами, но постепенно они приняли имя, которым их окрестили простые пони, Шедоутболты, Молнии-Тени, следующие за своей госпожой. Также, как и Вондерболты, Чудо-Молнии, следуют за своей Чудо-принцессой. Ты, её протеже, кстати, в курсе, что "Чудо" — это её прозвище, которым её наградила её сестра? А сама она мечтала о прозвище "Небесная Молния", Селестиал Болт.

— Ну, мы по крайней мере не бросаемся ножами в коллег.

— Редзин Тайфун метнула нож не в Фезер Фланк, она целилась в принцессу Селестию. Которая явно не её коллега. Принцесса сама замяла это дело. К слову, ты в курсе, что отца Редзин насмерть забили крестьяне, обвинив в "дурном глазе"?

— Мы так и будем обмениваться древними фактами о наших Обществах? — спросила Спитфайр.

— Как хочешь, — ответила Вельвет — Я, честно говоря, сначала не поняла. Ну талантливая кобылка, ну чем-то напоминала мне Реда, такая же бунтарка... а затем я вспомнила день, когда он намекнул мне на радостное событие, посчитала возраст Сансет и время её примерного зачатия... вспомнила, что Бэйлсский Дом Жеребёнка является ведомственным ЭИС и потому так часто навещается принцессой. Дальше потребовалось только взять немного крови на анализ. Кстати, тётя Сансет, Пеа Баттер, живёт в Понивилле, в нескольких часах езды от Кантерлота.

Спитфайр онемела. Эта... пони знала всё. Впрочем, её замешательство было не долгим. Она перемахнула через стол, чтобы вцепится Вельвет в шею. Стук, борьба, а затем их отодрала друг от друга синяя аура.

— Если вы двое решили потренироваться, то это можно сделать в саду. Квайет и Флауэр, к слову, там сейчас учат основам самообороны Сансет и Каденс.

Спитфайр посмотрела на Вельвет со злостью, но затем отпустила свой гнев. Найт Лайт поставил их на пол, друг напротив друга.

— Думаю, я должна извиниться первой, — начала Вельвет, — но у меня есть всего один вопрос. Почему ты её оставила?

Спити подняла бровь и ответила:

— Я пегас, а не мышь. Если я не способна обучить дочь летать, то должна хотя бы обеспечить ей безопасность. Если для этого придётся умереть, я сделаю это. Мне уже пришлось в какой-то мере сделать это.

После этого взгляд Вельвет стал более мягким, она произнесла:

— Прости. Со мной бывало всякое, но я бы сделала всё, чтобы не разлучаться со своими детьми. Но я тебя понимаю, мать пойдёт на всё, ради защиты своего дитя. Ты оставила её, чтобы охотится за Эм?

— Да.

— И ты не хочешь сказать ей?

— Нет. Я для неё мертва. Лучше пусть она видит во мне своего кумира.

Матрона Спаркл опустила взгляд. Она поставила назад своё кресло, а Спити вернулась на своё место перед столом хозяйки. Напротив неё сел улыбающийся Найт Лайт.

— Итак, теперь, когда вы со всем разобрались, вопрос, как мы будем ловить Эм? — спросил он.

Лейтенант посмотрела на Найт Лайт удивлённым взглядом.

— Нет, ты серьёзно думала, что пока вы двое рискуете, я вам буду печь вафли? Нет, девочки, я буду прикрывать ваши хвосты, так же, как Ти будет прикрывать хвост Арфе. Кстати, вы не забыли, что она подписалась у нас быть живцом?

— Так, Лайти, что ты задумал? — спросила матрона своего Оплота.

— Ну, я тут обменялся записочками с Кепером, поболтал с Ти и послушал, что говорят. Кстати, завтра в столицу возвращается Странди, так что у нас на копытах все, кого Эм так не любит. И завтра же начинаются вечера "Закатного бриза". Так давайте все пойдём в Оперу и послушаем, что поют. Особенно, в кулуарах.

— Ты... вы думаете, что мы там услышим что-нибудь интересное? — переспросила Спитфайр.

— Дорогая госпожа Файртэйл, давайте мы в рамках нашей многотрудной и сложной работы по вычленению и покаранию преступного синдиката временно перейдём на ты? Всё равно никто не поверит, что после твоего чудесного спасения у нас нет романа.

Спитфайр с сомнением посмотрела на Найт Лайт, а Вельвет расхохоталась:

— Лайти, тебе мало кобыл в табуне?

— Хороший жеребец всегда помогает прекрасным дамам почувствовать себя прекрасными. А леди Файртэйл нужно больше улыбаться. Иначе у неё появятся морщины.

— Сейчас я кого-то тресну! — предупредила его Спитфайр.

— Это понимать как согласие?

Спити закатила глаза:

— Вы оба невыносимы! За что мне это?

— Мы ещё ничего. Ты ещё не представлена Странди. Она тебе... в общем, не буду тебя пугать.

— Ладно, идём в Оперу. Каким будет наше прикрытие?

— Ты вывихнула крыло во время инцидента, — начал неугомонный Найт Лайт — семейство Спаркл даёт тебе крышу над головой и таскает за собой, явно намекая, что Огнехвостка, наконец, попала в золотую клетку. Мы тебя показываем, показываем Арфу и ждём. Например, Экзект Блоу. Или кого там пошлёт Эм. И слушаем. Мы близко, наверняка он рано или поздно проколется.

— Хорошо, — со вздохом согласилась Спитфайр. Её собственные идеи заключались в попытке выйти на "Копыто" через их наёмников на городском дне... но зайти с парадного вход тоже было неплохой идеей. К Спитфайр в таких кругах относились как к обычной шоупони, а вот дворянское семейство из Зактных Земель вызвало бы интерес. А она своего не упустит. Шепоток здесь, пара слов там... вот Эм вам.

— Ну что же, так и порешим, — подвела итог Вельвет, — ты не хочешь посидеть с нами в гостинной, Спитфайр?

— Нет, думаю, я лучше побуду в своей комнате. Мне надо будет завтра играть роль больной.

— Ничего, мы сделаем тебе завтра бандаж, да и Квайет в подвале соорудил тренировочный зал. Ты там сможешь размяться в перерывах между нашими вылазками. Если тебе что-то нужно, спроси у меня или Флауэр. Ты наша почётная гостья, не стесняйся.

— Хорошо, спасибо, — ответила Спити, и на том они разошлись.

Глава 3. Шелк и Бархат

В преддверии вечеров "Закатног Бриза" в Кантерлоте в город приезжает губернатор Закатных Земель Силк Странд.

Спитфайр проснулась рано, и сделав зарядку, собралась в душ. Открыв дверь, она тут же встретила Найт Лайта с его вечной покерной улыбкой на лице и ярко-жёлтым халатом в ауре.

— Доброе утро, прекрасная леди, — произнёс он, — мне, как хозяину, нужно показать вам душ.

— Я была там вчера вечером.

— Ох. Прошу прощёния. Виноват, опоздал... но в любом случае, вот халат, — он передал свою ношу гостье и продолжил, — завтрак готовится. Скоро у нас будут ещё гости, — после чего удалился, оставив Спитфайр размышлять о том, что это было.


Через полчаса Спити спустилась на кухню, с которой уже пахло свежеиспеченными вафлями. На столе стояло девять тарелок, три в дальнем конце, причём одно место было занято принцессой Каденс, а другое, рядом с ней, Шайнинг Армором. На другом конце сидела Мун Флауэр, вторая кобыла табуна Спаркл, рядом с ней стояли ещё две тарелки, а чуть дальше были Арфа Хартстрингс, с которой Спити познакомилась не так давно, и Ти Коффи Хардстоун. Ещё свободных места было напротив Мун Флауэр. Место матроны во главе стола сервировано не было. Фестралка, не говоря не слова, улыбнулась Спитфайр и жестом крыла пригласила её сесть рядом с собой. Спити, подумав, решила не лезть в чужой дом со своим уставом и села на указанное ей место.

— Доброе утро, госпожа Мун.

— О, Спитфайр, только не это. Я буду звать тебя как ты захочешь, но меня зови просто Флауэр. Без всяких "госпожа", "леди" и "ваше высокопреосвященство". Если хочешь, зови так Вельвет, она привычная. Кстати, как мне тебя звать?

Спитфайр была сбита с толку. Но она и не из таких ловушек выбиралась:

— Зови меня Спитфайр. Если конечно, не хочешь звать меня её благородие лейтенант Файртэйл.

— Если я буду звать тебя твоим благородием, тебе же будет хуже. Я ведь смогу на голубом глазу сказать, что ты меня сама попросила, — ответила Флауэр, хлопая своими голубыми глазами.

— Уела, Флау. Мы кого-то ждём?

— Да, сегодня в Кантерлот приезжают Странди и Краш. В, смысле Силк Странд и Тайфун Крашинг. Нас ждут Дни Закатных Земель в Кантерлоте, гвоздём которых будут концерты нашего Ти Коффи.

— Мои концерты явно лучше ваших, майор, — ответил ей композитор, — по крайней мере, после моих не всё чадит и полыхает.

— Завидуешь, Ти? — припечатала его Флауэр, а тем временем раздался стук в дверь. Она хотела подняться, но её муж жестом остановил её. Через минуту Крашинг Тайфун и Силк Странд были уже на кухне. Спитфайр в этот момент очень хотелось прикинуться ветошью и надеяться, что Странд её не узнает, всё-таки они не виделись много лет, да и знакомы были весьма шапочно.

Её надеждам суждено было прожить около секунды.

— О, Спитфайр, ты ли это? — сходу произнесла персиковая единорожка, едва её разглядев, — я не видела тебя столько лет... с тех пор, как случилась та трагедия! И теперь снова, всё те же обстоятельства, но ничего, теперь ты выбрала правильную дорогу. У нас лучшая компания в Эквестрии. Да что там в Эквестрии, в мире! Мы отомстим за твоего мужа и дочь.

— У тебя была дочь? — вдруг спросила Мун Флауэр. Вондерболт врать не любила, но иногда надо.

— У меня был выкидыш. Она не выжила, — ответила Спитфайр.

— И не только она, — усаживаясь, начала сплетничать Силк Странд. А Ред говорил, что ей можно доверить любой секрет, — её муж тоже. Да что я, она же жена Реда, нашего Реда Пеа, он умер у неё на копытах в день свадьбы, после нападения неизвестных.

— Ох, Спитфайр, мне так жаль. Ред не был нам чужим, но мы с Вельвет в то время были заняты... Может, если бы кто-то из нас... Хотя чего толочь воду в ступе? — после чего фестралка посмотрела на губернатора и сурово произнесла, — Странд, будь добра, прикинься ветошью и помолчи, не сыпь ей соль на рану. Её вчёра снова чуть не убили на глазах у половины Кантерлота.

— Вот именно! Мы поймаем этих непони и вытащим на свет! А затем бросим в самую глубокую темницу!

— Так точно, — вынырнула из апатии Спити, а затем добавила, — Именно это мы и сделаем.

— Вот это правильно, вы с леди Вельвет этих копытных вычислите, а затем мы организуем тёмную. Всё будет хорошо, Спитфайр, этот вопрос решится, а затем мы найдём тебе хорошего жеребца, — заявила ей генерал Тайфун.

— Не нужен мне хороший жеребец! — зло бросила Спити, а затем, заметив движение уголком глаза перевела взгляд на вход в кухню и чуть не поперхнулась. Там стояла Сансет, внимательно слушая разговор.

— Любой хорошей кобыле нужен хороший жеребец, — сурово заявила губернатор Странд, отпиливая кусок вафли, — правильно, Санс?

— Думаю, да, тётя Странд. По крайней мере, нам с Каденс он очень нужен.

— О, да, — с улыбкой поддержала её Крашинг, — Слышишь, Шайни, ты им нужен.

— Буду стараться, госпожа генерал! — ответил Шайнинг.

— Вольно, сержант. Кстати, как твои успехи в Академии?

— Весьма не плохо, госпожа генерал, я получил поощрение как отличник курса.

— Весьма похвально, — произнесла генерал и сосредоточилась на еде. Но тут Спитфайр, подняв взгляд, снова встретилась глазами с губернатором Странд. Та смотрела на неё с таким сочувствием, что Спити сделалось тошно. Явно предстоит разговор, и он будет не простым.


После завтрака, в гостинной, предсказание Спити сбылось. Только не так, как она предполагала. К ней внезапно подошла Сансет.

— Госпожа Файртэйл, я была рядом с кухней и слышала о... о вашей потере. Должна признаться, что я этого не знала и...

— Тише, не волнуйся, просто соберись и скажи, — Спитфайр улыбнулась Сансет, попытавшись её поддержать.

— Я... соболезную вам. Мне знакомо, каково это, остаться внезапно одной в целом мире.

Спитфайр молча кивнула, ничем не выдав своё волнение.

— Когда мы с принцессой рассорились, — продолжила Сансет, — я потеряла единственного пони, который был мне дорог. Я пыталась просто убежать от всего... не знаю, что бы со мной было, если бы не Вельвет. Она, увидев мой безумный галоп и зная, что я ученица принцессы, решила полюбопытствовать. И вот, у меня теперь есть семья.

— А у нас такая милая дочурка, — к Спитфайр и Сансет подлетела Мун Флауэр и быстро-быстро вплела ленту в гриву Сансет.

— Ну, матушка Флау! — с притворной обидой воскликнула единорожка.

Спитфайр в этот момент стало грустно. Но следующие слова, которые она бы ни за что не произнесла, легко выдала Силк Странд.

— Ты так похожа на Реда. Нет, правда, Санни, ты прямо как он. Тоже вечное "ну папа, ну мама, ну Баттер, ну профессор Спаркл..." Извините, Спитфайр.

— Ничего, — ответила пегаска, и тихо добавила, — Это правда.

И тут она увидела у входа в гостинную Вельвет и Найт Лайта, с улыбкой наблюдающих за ней. Впрочем, Вельвет тут же обратила на себя внимание.

— Странди, Крашинг, я рада вас видеть.

— Профессор, мы тоже рады, — ответила Силк Странд.

— У меня есть к тебе важное дело, Странди. Арфа, Ти, Флау, Спитфайр, я хотела бы встретится с вами в моём кабинете через час. Извините, что не присутствовала на завтраке.

— Ничего, профессор, мы понимаем, — ответила за всех Силк Странд. Спитфайр метнула на неё удивлённый взгляд. Хотя Спити усиленно избегала встречи с ней, она видела лично дело губернатора в архиве ЭИС. Одно кодовое имя "Язва" уже её весьма точно характеризовало. Губернатор была страшной перфекционисткой, которая была снисходительна только к тем пони, которых действительно считала старательными. Она была отличной чиновницей, но порой была малопереносима в общении, ведя дела предельно жёстко и не скрывая свою язвительность по отношению к тем, кого считала некомпетентными. Генерал Тайфун, как ни странно, была ей полной противоположностью, решительной, но в тоже время вдумчивой пони, которая не стремилась наживать себе врагов.

Тем не менее, при такой характеристике, странно, что Силк Странд не попеняла хозяйке за задержку. Принцессе пенять она вполне себе позволяла. Впрочем, как уже говорилось, она была высоквалифицированным управленцем, и принцесса Селестия её крайне ценила.


В чём леди Спаркл было сложно отказать, так это в пунктуальности. Она сказала через час, и ровно через час все названные пони, плюс Вельвет с Найт Лайтом сидели в кабинете. Матрона Спаркл сразу взяла быка за рога:

— Мои дорогие друзья, пришёл черед решающей битвы за будущее Эквестрии. "Чёрное копыто" является олицетворением всего, против чего мы боремся, они не желают ничего, кроме как превратить нашу страну олигархию, где обычного пони не ждёт ничего хорошего. Все мы, здесь сидящие, так или иначе пострадали от действий нашего противника. Мы с мужем лишились нашего ученика, Спитфайр мужа, как и Арфа, а Ти и Флау потеряли своих друзей-сослуживцев. Да и Странди лишилась и друга, и покоя.

— Леди Вельвет, я всего лишь хочу навести порядок в стране, — сразу вступила в разговор упомянутая пони, — Когда я увидела, что творили с пленницами в Балтимейре, я дала слово, что сделаю всё, чтобы такое никогда не повторилось в Эквестрии, — а затем Силк Странд сделала паузу, после чего добавила тихим голосом, — Когда мы вскрыли тот контейнер... я месяц не могла в себя придти.

Вот это был поворот. Даже Спитфайр не была в курсе личности таможенного чиновника, начавшего дело "Контра-Мар". Селестия лично скопировав все файлы, уничтожила оригиналы и отправила сопровождавших стражников в специальный отдел защиты. Даже Спити не знала, что с ними стало. Известно только то, что контейнер вскрыл представитель Закатных Земель, но это был период интенсивного обмена кадрами по программе "Восход-Закат", поэтому установить личность таможенника оказалось по крайней мере крайне сложно. Интересно, а знает ли это Эм?

— Я понимаю, Странди, но я прошу тебя успокоится. Представитель общества Вондерболтов, прикомандированный к нам принцессой, поможет нам объединить усилия в борьбе с "Черным копытом".

— Леди, как вы не видите? — прервала её Силк Странд, — Это принцесса Селестия дала этой мерзости разрастись! При всём уважении, Спитфайр, она уже не способна вести государственную политику... с достаточной долей стратегического понимания ситуации. Вондерболты — хорошая организация, но вы, в первую очередь, спасатели. А мы занимаемся распространением знаний и борьбой с теми, кто хочет извратить саму душу Эквестрии. Спитфайр, возможно я слишком забегаю вперёд, но возможно... тебе стоит расширить число своих друзей.

— Число друзей? — переспросила Спитфайр, отказываясь верить, что её пытаются перевербовать вот так, в лоб.

— Ну, знаешь, не только Вондерболты заботятся об Эквестрии... — перебила её губернатор.

— Силк Странд, принцесса уведомила Спитфайр о Шедоутболтах. Кроме того, она и сама о многом догадалась.

— Да, леди Вельвет, — своеобразно поддакнула Спити.

— Тем всё проще! — вдруг радостно продолжила Силк Странд, — ты можешь вступить в наше общество!

Идея была встречена молчанием. У Спитфайр не было слов. Одни выражения, одно из которых она, наконец подобрала и озвучила:

— Ты, персиковое чудо, предлагаешь мне сейчас предать мою принцессу? И мою клятву Вондерболта?

— Ваша клятва звучит так, "Клянусь быть защитником Эквестрии, верным народу и диархии, быть в числе первых, спешащих на помощь в час нужды и нести Чудо Дружбы в своём сердце", поправь меня если я ошибаюсь, но тут нет ни слова об участии в... других обществах. И наша с тобой задача в служении нашей Родине, а не в пререкании по поводу, чья стратегия лучше.

— Тем не менее, — вежливо, на этот раз, ответила Спити, — я не собираюсь участвовать в организации, которая только тем и занимается, что пытается подорвать реальную власть единственного оставшегося у нас диарха.

— Ну, если ты так думаешь...

— Довольно, Странди, — прервала её Вельвет, — мы уходим от сути дела. Тем более, что наша дорогая Арфа и вовсе не является членом ни одного из обществ. Так что, давайте сосредоточимся на текущей задаче. Арфа, я кратко расскажу тебе о произошедшем позже.

— Итак, — продолжила матрона, — мы имеем на копытах следующий расклад. С нашей стороны находятся трое пони, которых "Черные копыта" хотели бы видеть мёртвыми, а также поддержка двух старинных про-королевских организаций, которые так и не смогли разобраться с этой проблемой на протяжении пятнадцати лет. С другой стороны, организация, принципы которой мы, в общем-то знаем, но в остальном остающаяся для нас тайной. Вопрос, кто в худшем положении?

После краткого молчания ответила Силк Странд:

— Мы. Даже если мы вдруг окажемся в равном положении, то это следует воспринимать как шанс, но не как данность. Скорее всего, у них есть хотя бы представления о "Шедоутболтах" и хорошее понимание возможностей и ресурсов "Вондерболтов".

— И мы должны выиграть. Значит нам нужно заставить их ошибаться. Как это сделать?

— Заставить их подумать, что мы допустили ошибку. Подставиться, другими словами, — предложила Крашинг.

— Я в целом согласна с Краш. Мы должны сунуть под нос Эм тех, кого он больше всего ненавидит, я говорю о вас, Арфа, Спити. Странди, похоже, всё же удалось избежать чрезмерно широкой известности в узких кругах, но нам нужно предполагать худшее. А по сему с сегодняшнего дня мы все вместе начнём тренировки по действиям в потенциально опасной обстановке. То есть, мы все будем учиться прикрывать друг друга и помогать в случае нападения. К счастью, только Арфа у нас чисто гражданская пони, а посему в основном наши тренировки будут сводиться к умению взаимодействовать друг с другом, использовать сильные стороны нашей команды и защищать Арфу. Вы согласны, Спитфайр?

— А ваши жеребята?

— Из них в оперу поедет только Сансет. Младшие посидят с Каденс, на всякий случай я вызвала ещё одну мою дорогую знакомую, если младшая принцесса вдруг потребуется на каких-либо мероприятиях. С Её Высочеством всё согласовано.

— В таком случае, чего же мы ещё ждём?

— Нам нужно... обсудить наши роли Спитфайр. Вернее, твою роль в намечающейся пьесе.

— Мою роль?

Вместо ответа матрона левитировала к ней газету.

На передовице была фотография Спитфайр и Найт Лайта и подпись:

"Огнехвостка нашла тёплое место."

Далее в статье анализировались фотографии "экстремально близких" Найт Лайта и Спитфайр, факт того, что она "гостит" в доме Спаркл и хороший отзыв от Вельвет.

Спити непроизвольно выругалась.

— Мы можем это использовать, — вдруг продолжила матрона Спаркл, — собственно, об этом мы и договорились с принцессой, осталось лишь получить твоё согласие, Спитфайр. Ты будешь играть почти члена нашей семьи... а мы будем рядом, чтобы защитить тебя.

— И ты будешь в хорошей компании, Спитфайр, — добавила губернатор, — мы не дадим тебя в обиду.

Спити задумалась.

— Чего только не сделаешь для дела. Хорошо, я согласна.

— Отлично, — подытожила Вельвет, — теперь нам нужно подготовиться к нашим задачам. Итак, в подвал?


Спити не знала, что было в подвале до того, как Кейв Эхо "навёл здесь порядок".

Честно говоря, она была готова допустить, что он просто расконсервировал старую тренировочную площадку. Имелись учебные цели (с соломенной набивкой), маты и стойки с оружием. Впрочем, последнего им и не полагалось, пятеро взрослых кобыл плюс Найт Лайт с Ти Коффи и плюс Сансет должны были решать все задачи с подручными средствами.

И, надо сказать, получалось уже не плохо. Только Арфа оказалась действительно слабым звеном, она владела лишь самыми базовыми навыками самообороны, поэтому остальные отрабатывали своеобразную коробочку вокруг арфистки, не допуская противника к ней. В паре с ней должна была быть Вельвет, которую подписали подрабатывать певицей. Когда это сообщили Спити, то та чуть не упала. Впрочем, вскоре всем стало не до этого: Вельвет заставила всех по несколько раз отрабатывать противодействие попыткам похитить Спитфайр, Силк Странд или генерала Тайфун тем или иным способом.

В общем и целом, день прошёл не зря. Когда Спити оттёрла в душе мыло, а затем собиралась вернуться в гостинную, её перехватила Силк Странд.

— Пойдём поговорим, — тихо сказала она, и провела Спитфайр в небольшую укромную комнатку на втором этаже, где их ждала Вельвет. На Странд матрона посмотрела так, будто та только что отобрала конфетку у ребёнка.

— Что произошло? — спросила лейтенант у леди Спаркл.

— Очень длинный нос нашей Странди произошёл. Она догадалась, — ответила Вельвет. Пояснять о чём Спитфайр не требовалось.

Упомянутая кобыла села в углу с побитым видом. Спити подошла к ней.

— Ты ей не скажешь? — спросила Спитфайр у губернатора.

— Я буду молчать, — ответила Странд, бросив гневный взгляд на Вельвет.

— Хорошо, — подытожила Спитфайр, но затем Странд вцепилась в неё мёртвой хваткой, и выпалила:

— Ты должна ей сказать! Она должна знать! Она всё поймёт!

— Я. Должна. Её. Защищать. Ясно? — сурово отшила губернаторшу лейтенант Вондерболтов. Та отпустила её, отошла, но затем произнесла:

— Когда мы победим, подумай ещё раз. Не отказывай своему дитя в любви, — после чего она развернулась и ушла.

Спитфайр тяжело вздохнула.

— Странди любила Реда как брата, — тихо произнесла Вельвет, — она очень решительная, даже радикальная пони. И увы, приключения, в которые она была втянута в юности, плюс проблемы взаимодействия Закатных Земель с остальной Эквестрией не сделали её более спокойной. Более хитрой, более чётко взвешивающей за и против перед тем, как пойти в атаку, да, но она всегда готова сражаться за своё видение мира. Это меня иногда пугает. Но, я бываю иногда вынуждена признать, что у неё с логикой всё в порядке. Дай Странди шанс, она хорошая пони, которая искренне заботится от тебе. Она хочет с тобой подружиться, — после чего матрона также медленно вышла из комнаты. А Спитфайр подошла к окну и задумалась.

Интерлюдия. Планы и заготовки

Принцесса Селестия вызывает одного из своих доверенных советников.

А Найт Лайт тем временем обсуждает с жёнами важнейшую вещь.

Принцесса Солнца смотрела на готовящийся ко сну город, а затем перевела взгляд на Луну, отмеченную шрамом её самой страшной ошибки. Она вновь бросила взгляд на город, а затем услышала тихие шаги и вопрос:

— Ваше Высочество, вы вызывали меня?

— Да, Фэнси Пэнтс, — ответила принцесса, а затем сделала небольшую паузу, чтобы лучше подобрать слова, — ты мой самый доверенный советник, и ты полностью в курсе дела "Чёрных копыт".

— Я предполагал, что вы поручите это дело мне, Ваше Высочество.

— Нет, им займётся Спитфайр. Я нашла ей в помощь хорошего специалиста, губернатора Странд, а она привлекла к работе свою наставницу профессора Спаркл. Губернатор высококлассная специалист не только в вопросах управления, а её наставница сильный маг. Вместе со Спитфайр они смогут закрыть этот вопрос раз и навсегда. Это необходимо сделать, Фэнси.

— Я понимаю, Ваше Величество. Тем не менее, дама Файртэйл имеет большой опыт оперативной работы, но... мы уже довольно давно застряли. У вас есть какие-нибудь зацепки, которые могут нам помочь?

— Да, мы со Спитфайр нашли кое-что интересное. Она покажет вам. В любом случае, Фэнси, ей потребуется ваша помощь. Эм пошёл в ва-банк и попытался устранить моего лейтенанта, а это значит, что он нервничает. Вельвет оказалась хорошим буфером для отвода глаз, ведь в её доме остановилась губернатор Силк Странд с охраной. Теперь Спитфайр в относительной безопасности, по крайней мере, в часы отдыха. Твоя же задача, мой бывший ученик, защитить её в часы работы, и, кроме того, помочь ей в расследовании. Ты справишься?

— Всё для вас, Ваше Высочество, — ответил единорог и с поклоном направился к выходу.

А принцесса продолжала смотреть на засыпающий город, продолжая раздумывать над планом, который предложила ей Вельвет.


Тем временем Вельвет была очень занята. Она отбивалась от мужа. Фигурально.

— Это её выбор и её право! — попыталась отразить она аргументы мужа.

— Её право?! Ты хочешь оставить кобылу, хорошую кобылу, я замечу, в её личной преисподней? Велли, ты в своём уме?

— Я... — матрона разозлилась, — я более чем в своём, мой дорогой! И я не собираюсь...

— Велли, успокойся, — вдруг прервала матрону Мун Флауэр, — Лайти прав, Спитфайр несчастна, хоть и не признаётся в этом. Я навела справки, её единственное официальное место жительства эта та развалюха, что приобрёл Ред перед смертью. Дом пуст все эти годы, Спитфайр живёт на работе. Даже её жилплощадь в Гнезде Белой Пташки пустует. Она вся в этом, вся.

Вельвет глубоко вздохнула, бросила на Флау взгляд "и ты тоже", а затем помассировала себе висок.

— И что вы предлагаете? — спросила она.

— Ну... — Найт Лайт потупился. Такого давно не было. Очень.

— А давай возьмём её себе! — предложила за него Флау, — она умеет летать, хороша в бумажных делах, имеет связи, деньги, славу! Давай сведём с ней нашего Лайти, а затем подведём и к Сансет. Расскажем ей всю историю, как Реда убили на глазах Спити, как она страдала, как она поклялась отомстить и не возвращаться, пока не справиться... Будет классно!

— А если Сансет её не примет? — спросила матрона.

— Ты про нашу Сансет? — ответила вопросом на вопрос Флау, — Ей будет тяжко, она будет переживать, но... кто-кто, а она поймёт. Тебе следует не о ней переживать.

— Да, ты права. Всё идёт криво... и это моя вина, — тихо ответила Вельвет.

— Успокойся, любимая, — Найт Лайт тут же подскочил к ней и обнял, — всё наладиться. Мы пройдём этот путь вместе.

— Ты не боишься, что госпожа Огненный Хвост, она же Любопытный Нос, нас спалит? — спросила она у мужа.

— Мы выпутаемся. Не в первый раз, — ласково сказал он любимой, уткнувшись ей носом в гриву. Она улыбнулась, повернула голову и потёрлась носом о его нос.

Глава 4. Последний прогон

Сегодня последняя репетиция перед началом серии концертов оркестра "Закатный бриз" в Опере Кантерлота

— Это... что? — спросила Спитфайр, глядя на творение новоприбывшей.

— Это новое платье! — со своим фирменным акцентом произнесла Флёр де Лис, которая вчера прибыла в особняк Спаркл из Сильвер Хорсшуе.

— Я это понимаю. Зачем мне это... чудо? — снова спросила лейтенант, глядя на шикарное красное платье, которое новоприбывшая соорудила буквально за день и ночь.

— О, это ваше платье для похода в оперу! Если бы леди Вельвет сказала бы мне раньше, то я бы сделала вам два или три, но увы, за столь короткое время это предел моих возможностей. Я использовала для него свои наработки... мне повезло, что они вам подходят. Ну же, надевайте!

— Я... я это не надену! Да... да из меня сделают посмешище в таком платье.

— Скоре, отполируют тебе копыта поцелуями, — поддела её Мун Флауэр, — ты в нем будешь выглядеть с скопытсшибательно! Но ты уже вся наша, до конца, так что все останутся с носом, хи-хи.

— Но у меня есть хорошее платье! Его вчера доставили с базы Вондерболтов!

— Ты про то голубое платье? — спросила леди Вельвет, — оно же изношено! Нет, лейтенант, в нём вы пойдёте в оперу только через мой труп. Да, я знаю, как оно вам дорого, но нет, я не пущу вас на светское мероприятие в нём. Пока мы с вами выполняем задание, для всех мы должны выглядеть как одна компания.

— Вот, слушайте леди Вельвет, лейтенант, — поддакнула матроне Флёр де Лис, — и у вас всё будет как и у меня, chic, unic, magnifique. Леди прекрасная наставница и хороший друг.

— Если коротко, не спорь с ними, — добавила Силк Странд.

Спитфайр обвела взглядом комнату, ища поддержки, но не нашла её, после чего склонилась выдохнула.

— Спити, хватит уже дуться как мышь на крупу, — произнесла Флауэр, — тебе помочь с примеркой?

— Да... будь любезна, Флау.

— Сейчас, один миг, и всё будет magifique! — пропела фестралка, взлетев, схватив Спити в охапку и утащив за ширму.

Через пару минут она предстала перед судом своих... коллег по оперативной работе. Несколько секунд стояла тишина, а затем Сансет произнесла:

— Вау! В смысле, вы отлично выглядите, лейтенант Файртэйл.

— Спасибо, Сансет. Всё же это платье...

— Отлично тебе идёт, Спитфайр, — оборвала её Вельвет, — ты в нём будешь притягивать все взгляды. Да, это то, что нужно. Спасибо, Флёри.

— Всегда рада помочь, тётя Вельвет, — с поклоном ответила Флёр. После чего Вельвет ещё раз молча обошла Спитфайр, а затем все остальные по очереди надели свои платья, после чего все вышли в гостиную.

Льдисто-синее платье леди Вельвет очень подходило к её глазам, и когда Найт Лайт её увидел, то подошёл к ней и, поцеловав её копыто, произнёс:

— Вот уже столько лет ты не перестаёшь удивлять меня.

— Мне есть, ради кого стараться, дорогой, — ответила она ему с очаровательной улыбкой, после чего подтолкнула к Мун Флауэр.

— А как я тебе, дорого... — не успела фестралка закончить, как он закрыл её рот поцелуем.

Глядя на это Ти Коффи Хардстоун, подошедший к Арфе, произнёс:

— Ты не обидишься, если я просто скажу, что ты прекрасна?

— Нет, Ти, — тихо ответила она.

А тем временем страстный поцелуй Лайта и Флауэр окончился, Флау с мечтательным взглядом немного посмотрела в потолок, а затем, увидев помаду на лице мужа, поскакала поправлять макияж. А Лайт тем временем переключился на Спитфайр.

— Леди Файртэйл, вы не менее очаровательны, чем мои дорогие жёны. Я надеюсь, что это приключение запомнится нам надолго, — учтиво произнёс он. Спити подняла правое переднее копытце и хотела приложить его к щеке, но Найт Лайт неожиданно перехватил его и поцеловал. Суровая кобыла покраснела как маков цвет и на несколько секунд впала в ступор, лишь после этого освободив копытце. Чтобы как-то снять напряжение, она решила ему пригрозить:

— Смотрите, как бы ваши жёны не взревновали вас, Найт Лайт.

— О, боюсь, вы им понравились, так что, если вы захотите у нас остаться насовсем, то вам надо будет только попросить, — а затем шёпотом добавил, — Я бы на вашем месте больше боялся бы оказаться случайно закрытой в одной спальне со мной.

— Найт Лайт! — резко выпалила его матрона, — Мы не запираем наших гостей в спальнях с Оплотом нашего Дома, — а затем тихо добавила, но услышали её все, — есть более тонкие и безотказные тактики.

Если бы Спити увидел один из Вондерболтов, то её новым прозвищем стало бы Томата. Она застыла в новом ступоре, не зная, что сказать, пока Мун Флауэр не пропела ей на ушко:

— Мы так шутим, не бери в голову.

Может быть, Спити на этом бы и успокоилась, но странный, неожиданно тёплый взгляд Силк Странд заставил её задуматься, а не было ли в этой шутке только доли шутки?

Они спустились вниз, где попрощались с детьми, которых Каденс с Шайнингом и Флёр де Лис обещали вскоре уложить, после чего сели в приготовленную для них экипаж. Это был тот самый почти безразмерный монстр, в котором из привезли со стадиона.

— Ну, милые мои, вы готовы к последнему прогону? — спросила матрона Спаркл.

— Да, леди Вельвет, — ответили Силк Странд и Тайфун Крашинг.

— Конечно да, Велли, — ответила за себя и Найт Лайта Флауэр.

— Готовы, — синхронно ответили Ти Коффи Хардстоун и Арфа Хартстрингс.

— Я готова, мама, — тихо ответила Сансет.

Осталась лишь Спитфайр.

— Лейтенант Файртэйл готова, — рапортовала она.

— Тогда вперёд! — скомандовала Вельвет и экипаж тронулся в путь.


Когда экипаж подъехал к зданию Оперы, первой выскочила Крашинг Тайфун, буквально распугав всех, после чего элегантно вышла Силк Странд, и, не дожидаясь подруги, начала подниматься. Затем вышел Ти Коффи, галантно подав копыто следующей за ним Арфе. Следующим был Найт Лайт, он легко выскочил из экипажа, встал возле выхода... и все застыли.

— Спитфайр, твой выход, — тихо бросила матрона Спаркл.

Спити посмотрела на неё, затем на Мун Флауэр, которая крылом показала ей вперёд, и пытаясь не покраснеть, начала выходить. Задержка составила всего несколько секунд, её вряд ли кто заметил... в отличие от поцелованного копыта, которое она ему подала, и её яркого красного платья.

"Да нас теперь точно во всех газетах поженят." — думала она, оказавшись под прицелом фотоаппаратов в течении нескольких секунд, пока её не взяли в коробочку Вельвет и Мун Флауэр и не потащили вверх по лестнице вслед за Хардстоуном и Арфой.

Только добравшись до фойе, дойдя до уединённого уголка, она перестала натянуто улыбаться и выдохнула:

— Откуда их столько? Мы же приехали на репетицию!

— Они тут ради тебя, дорогая, — объяснила Вельвет, — кто-то слил им, что ты будешь здесь.

— Милая, — ответила добавила Флауэр, — мы отлично разыграли карты. На нас смотрели все камеры! И всё прошло блестяще!

— Да уж. Теперь весь Кантерлот будет думать, что я кандидатка в ваш табун.

— Ну, если это потребуется, то мы можем фиктивно тебя принять... — вдруг с улыбкой предложила Вельвет.

— Нет уж, спасибо, — ответила Спити, — Пойдёмте уже. Нужно восстановить строй.

— Хорошо, — только и ответила Вельвет.

Теперь они построились правильно, взяли в коробочку Арфу и отвели её за кулисы, сдав на копыта Пикколине Хардстоун, которая, как утверждала Вельвет, защитит её от любых проблем внутри, после чего отправились в ложу. И тут произошло первое изменение. Хотя они они должны были сохранять тот же порядок, что и ранее, но почему-то в коробочке оказалась она, а на её месте оказалась Крашинг. Впереди вместо Вельвет шли Найт Лайт и Силк Странд, а матрона прикрывала тыл. Так они и вошли в ложу. И ровно в момент входа губернатор бросила:

— Ну, я же говорила, что ты попадёшь в хорошую компанию, Спитфайр. А пока располагайся поудобнее, репетиция начинается.


Это было чудесно. Музыка, как море, омывала ложу, позволяя отдохнуть от забот и тревог. Потом был небольшой перерыв, во время которого они вышли отдохнуть и выпить водички, а также проводить вниз матрону Спаркл.

Когда всё закончилось и все встретились в фойе, Спитфайр только и смогла ответить на вопрос Ти Коффи "А вам понравилось?"

— Это было... круто. Да, именно так, круто.

— Вы повторяете юную Сансет. Между прочим, это не очень-то хорошо, когда кумир и образец молодой леди не может корректно выразить своё мнение...

— Ти, не доставай Спити, — перебил его Найт Лайт, — ты тоже не очень-то выбирал выражения, когда служил в спецназе. А "Вондерболты" ещё более быстры на слова и дела. Или ты хочешь, чтобы она тоже подыгрывала в твоём оркестре?

— Я вот начинаю подозревать, что ты всё время считаешь, что твой оркестр слишком мал.

— Ну, я же был старше по званию, и, кроме того, я не мешал тебе заводить кобыл по своему выбору.

— Да, вынужден признать, это так, Лайт, но, госпожа Файртэйл, всё же, я думаю, что вы бы могли брать у леди Вельвет уроки красноречия.

— Может быть, Ти, — ответила за неё Вельвет, — может быть. А пока, у нас ещё один гость, — и леди стрельнула взглядом за спину Спитфайр. Она обернулась и увидела Фэнси Пэнтса, ещё одного бывшего ученика принцессы Селестии, её левоё доверенное копыто. Наверное, он был единственным дворянином-единорогом, который ей нравился, помимо матери и дочери Инквеллов.

— Рад вас снова видеть, леди Файртэйл. Не представите меня? — спросил он.

— Конечно, лорд Фэнси. Это леди Спаркл Вельвет, матрона Дома, её муж и Оплот Спаркл-Найт Лайт и вторая кобыла табуна Спаркл-Мун Флауэр и воспитанница Дома Шиммер Сансет Флейм. Также должна тебе представить великого композитора и дирижёра Харстоуна Ти Коффи и его верную арфистку Хартстрингс Арфу, губернатора Закатных земель Силк Странд и командующую Западным военным округом генерала Крашинг Тайфун, — после чего она развернулась к остальным и громко произнесла — мои дорогие друзья, позвольте вам представить лорда Фэнси Пэнтса, советника принцессы и одного из наиболее уважаемых граждан Кантерлота.

— Весьма польщены, — внезапно для Спитфайр ответила за всех Силк Странд, — я много слышала о вас.

— Как и я, губернатор. И леди Спаркл, я неоднократно хотел свести с вами знакомство, но вы никогда не появлялись на вечеринках, на которые вас приглашали мои друзья.

— О, я приезжаю в Кантерлот исключительно из-за того, что мой сын Шайнинг имел в детстве проблемы с дыханием. Мы первоначально останавливались у друзей в горах, но однажды мне потребовалось вести дела в городе, и цепь событий привела нас к покупке тихого особняка в Сумеречном переулке. Тем не менее, мы всё равно рассматриваем... рассматривали пребывание здесь как поездку на горный курорт... хотя после рождения девочек мы стали, к сожалению, довольно мало времени проводить за городом. Увы, это не очень хорошо.

— Тем не менее, вы могли бы чаще выбираться... — предложил Фэнси Пэнтс, — у меня, кроме того, есть имение за городом, в горах.

— О, я буду иметь ваше приглашение в виду, господин Фэнси.

— Прошу, зовите меня Пэнтс.

— Хорошо, Пэнтс, — ответила Вельвет, — мне сказали, что репетиция пройдёт при закрытых дверях, так что меня волнует, а что вы здесь делаете?

— О, я заехал по делам к моему дорогому другу Джет Сету.

— К этому хаму? — вдруг отрезала матрона, — он очень плохо повёл себя с Арфой, моей подругой. Я всё понимаю, но джентельпони... в моих глазах он упал ниже плинтуса и подняться ему будет нелегко.

— Да, я кое-что слышал об истории вашей подруги... я, честно говоря, удивлён таким поведением Сета и Краст... Но я уверяю вас, они исправятся.

— Может быть, очень может быть, но я не хочу с ними сейчас встречаться, лорд Фэнси, — холодно добавила Вельвет, — сейчас я заинтересована в успехе "Закатного Бриза", а проблемами репутации директора Оперы мы займёмся потом. Принцесса буквально уломала меня работать в Школе, а значит, времени для встреч у нас будет довольно много, но потом.

— Я понимаю, леди Спаркл. Но всё же, Её Высочество просила меня оказать вам с губернатором содействие.

— Конечно, вы можете помочь. Вот вам Силк Странд, договаривайтесь. А я пойду репетировать. Ти за Толл Тейл загонит, если я опоздаю! — заявила матрона и пошла в Зал. Спитфайр последовала за ней, слушая, пока можно, разговор губернатора, сразу насевшей на Пэнтса.

— Ну давайте, подумаем, что мы можем сделать для начала нам нужны досье на подозреваемых.

— А кто у нас подозреваемый? — спросил лорд, поправляя свой монокль, блеснувший в свете рамп, — леди Спаркл, я бы хотел знать, кто у вас на мушке.

— Кто угодно... — успела расслышать слова Странд Спитфайр.

— А этот Монокль настойчив, — с улыбкой бросил Найт Лайт и Вельвет на миг запнулась, но затем ответила:

— Да, пожалуй. Не нравится мне это. И директор Оперы, и его подруга. Надо думать.

Они сдали Вельвет на копыта ожидавшей их Пикколине Хардстоун, а вернулись в зал.

Дальше произошло чудо. Голос Вельвет в сопровождении музыки Ти Коффи просто отправил их в страну чудес. Арии Вайт Фезер, Морис, Авроры и других персонажей, которых должна была петь леди Спаркл. Это было поразительно, волшебно, прекрасно. У Спитфайр выступили слёзы на глазах и даже вечно недовольный Ти Коффи ни разу её не прервал и высказал всего пару замечаний.

— Это было прекрасно, — сказала летунья матроне, когда они, закончив, сели в экипаж.

— Да, музыка это чудо. Она идёт от нас, и мы идём с нею по Жизни, — с улыбкой ответила Вельвет, — всё же не зря я училась и учила, хотя именно магию исполнения я всегда недооценивала.

После некоторой паузы Спитфайр задала вопрос, который мучал её ещё с перерыва:

— Вельвет, что, собственно, ты задумала? И почему вы с Силк Странд так странно себя вели с Фэнси Пэнтсом?

— Я просто не доверяю окружению Селестии, — ответила матрона Спаркл, — мне кажется, что "Чёрные копыта" ближе к ней, чем она думает, и мне удалось убедить в этом её саму. Мы ввели пару правок в наш план, полуофициальное расследование теперь ведёт Силк Странд, я у неё на подхвате. Извини, что забыла предупредить. Тебе, Спитфайр, я верю, но вот остальным... особенно дворянам Кантерлота. Единорогам-дворянам, — подчеркнула она, — впрочем, Фэнси Пэнтс довольно мил. Но его монокль... Ладно, не будем об этом.

— Он единственный из этой камарильи, кому я доверяю. Хотя монокль выглядит по-дурацки, тут я согласна.

— Это хорошо, Спитфайр, ваше уважение к нему очень многое говорит, но мы не можем на него сейчас полагаться. "Копыта" близко, они буквально у нас за спиной. Ладно, хватит нагонять панику, поехали. Сегодня был контрольный прогон, завтра, я надеюсь, нас ждёт открытие Сезона. Гм, никогда не думала, что меня заставят петь в Опере... Чего только жизнь не придумает, — задумчиво закончила Вельвет.

Глава 5. Открытие Сезона

Опера, наконец, распахнула свои двери. Музыка зазвучала, и шестерёнки завертелись...

Перед Спитфайр, рядом с тарелкой с вафлями, лежала "Кантерлот Аурс", на передовице которой красовалась её фотография. Она выходит из экипажа, опираясь о копыто Найт Лайта. Заголовок кричал "Золотая птица Эквестрии готовится свить гнездо". Под ней была надпись:

"Вчера было подтверждено то, что было на слуху у жителей и гостей Кантерлота в течение нескольких последних дней: Спитфайр Рокет Файртэйл прибыла на закрытую репетицию вечеров "Закатного Бриза" в Королевской Опере Кантерлота вместе с членами известного в Закатных Землях рода Спаркл. Спарклы известны как ультраконсервативное семейство, состоящее и матроны, её супруга и младших жён. Такой традиционный тип брачного союза до сих пор распространён в Закатных Землях и других сельских районах Эквестрии, хотя в крупных городах стал вытесняться моногамными парами.

Мы не будем обсуждать пристрастия госпожи Файртэйл, особенно после столь серьёзного для любого летуна происшествия, которое произошло на Стадионе Кантерлота. Подобное весьма тяжело переносится для любого Вондерболта, кроме того по прежнему отсутствуют любые комментарии по состоянию здоровья лейтенанта, но есть надёжные сведения, что на её место в лётной группе вызван резервист. Ряд комментаторов утверждает, что это может указывать на то что карьера лейтенанта Файртэйл как Вондерболта, увы, окончена. В этом случае становится понятно, что ей надо искать новые виды деятельности. Например, в качестве домохозяйки. И в этом плане традиционалистская семья из Закатных Земель в качестве жизненного выбора удивляет только тем, что даски вообще выключены из деятельности Общества Вондерболтов и не участвуют в их работе. В Ванхуфере, Толл Тейле, Эпплвуде и Сильвер Хорсшуе вообще нет отделений Общества. Где она сумела свести с ними знакомство? Как складываются их отношения? Возможно, лейтенант решила совместить личную жизнь с интересами Общества и открыть для своей команды новый регион для поиска талантов?

В любом случае, я от имени всего коллектива "Кантерлот Аурс" желаю лейтенанту Файртэйл выздоровления и новых успехах на любом поприще, которое она для себя выберет."

— Спитфайр, — окликнул её Найт Лайт, продолжавший варить кофе у плиты, — не берите эту ерунду в голову. Вы прекрасная кобыла, и у вас ещё будет много полётов. Кроме того, я надеюсь, что наше небольшое приключение оставит нас добрыми друзьями.

— Спасибо, Найт Лайт. Я уже привыкла к придумкам газетчиков, просто не ожидала такого от обычно серьёзной "Кантерлот Аурс". Даже представить страшно, что пишут в газетах попроще.

— Там вообще полный бред, — ответила ей Сансет, а затем левитировала ей выпуск "Сандей Гласс", известной жёлтой газетёнке. Спитфайр, увидев, что там написано, пришлось собирать всю свою волю в кулак, чтобы не провалиться.

"Файртэйл возвращается в семью."

"По надёжным источникам, лейтенант лётной команды Всеэквестрийского Общества Вондерболтов после инцидента на Стадионе Кантерлота, находится на домашнем лечении. Это лечение проходит в доме семейства Спаркл, происходящего из Закатных Земель. Данный клан неофициально считается "четвёртым" Домом в Закатных Землях, единственным, происходящим не от лидеров лунаристов Эпохи Раскола. Все Закатные Дома играют очень важную роль в политике Закатных земель, представители Дома Силк вообще становятся губернаторами чуть ли не через поколение. Представители Дома Спаркл же более всего известны как учёные и, как это не удивительно, финансисты. Это богатый дом, и очень, очень влиятельный. Не так давно по личному приглашению Её высочества, матрона Дома, Вельвет Спаркл, перешла на работу в Школу Одарённых Единорогов, одновременно с этим неожиданно слетел с должности заместитель директора ШОЕ Негатив Ревью. На его место заступила пожилая профессор Петрел Инквелл. Наши источники подтверждают, что никто не ждёт, что профессор Инквелл долго продержится на своём посту.

Также Дом Спаркл уже показал свою связь с принцессой. После внезапного решения Её Высочества отказать Сансет Шиммер в дальнейшем ученичестве, то последняя вскоре стала учиться в Высшей Школе при Университете Закатных Земель (Ванхуфер), под копытоводством всё той же Вельвет Спаркл. Эта юная пони, по мимо прочего, также может быть важным связующим звеном между лейтенантом Файртэйл и Спарклами. Известно, что она имеет характерную огненную внешность, что делает её похожей на Спитфайр. Известный же всему Кантерлоту невыносимый характер может иметь отношение к знаменитому "Папаше Кошмару", командиру спецназа в отставке майору Найт Лайту. Известно, что муж Спитфайр трагически погиб в день свадьбы, и, возможно, она нашла утешение в объятьях тренера своего несостоявшегося супруга..."

— Правда бред? — серьёзно спросила у неё Сансет.

— Да, бред полнейший. Хотя принять тебя за мою дочь вполне можно. Если бы она была жива... вы были бы одного возраста. И уж точно я никак не связана с тренером Реда.

— Гм, — прервал её Найт Лайт, — тут они сказали правду. Это я тренировал Реда в Закатной Военной.

— Что?! Святая оладья, да... да чтоб этих желтушников виндиго побрали! Почему я этого не знала?! — бросила разозлившаяся Вондерболт. Сансет вздрогнула, увидев это проявление резкости.

— Ой... простите, Спитфайр, — сказала она, и летунья быстро успокоилась.

— Ничего. Это не твоя вина... и даже не газетчиков, им просто нужно своё насущное сено. Ладно, — спросила она у Вельвет, сидевшей напротив. Матрона выглядела основательно потрепанной и не совсем проснувшейся, — леди Спаркл, что у нас сегодня по плану?

— Помимо завтрака, что там у тебя... — сонно ответила Вельвет, пытаясь собрать мысли. Найт Лайт, наконец, поставил перед ней чашку кофе, и она, с видом райского блаженства, охватила его аурой и сделала первый глоток, и блаженно улыбнулась. Впрочем, через несколько секунд пробуждающая сила кофе наполнила её мощный ум, и она собралась и продолжила, — а, да, моя дорогая, ты идешь к Флёр, она дошивает тебе ещё одно платье, а потом тренировка, помывка, поход в Оперу. Аааам... вроде всё, — первый приступ бодрости матроны закончился очень быстро, впрочем, она сделала ещё один глоток и добавила, — нет, не всё. Ты зовешь меня только Вельвет. Или Велли. Обзовёшь леди, откручу уши, и скажу, что так и было. Ты играешь мою, можно сказать, лучшую подругу. Хочу спать... — заявила матрона, и ухнула бы лицом в тарелку, если бы её не удержал Найт Лайт своей аурой. После чего распределил её вафли между Сансет, Спитфайр и Мун Флауэр, взял её целиком в ауру вместе с чашкой, поднял и заявил:

— Думаю, Велли нужно ещё часок покемарить, чтобы вечером случайно не взорвать Оперу, — и ушёл наверх с нею.

А Спитфайр только вздохнула. Похоже, к Флёр придётся идти. Впрочем, идти было не долго. Закончив с завтраком, она спустилась в отведённую ей часть подвала, где модельерша устроила свою "творческую лабораторию." Войдя в неё и увидев новое платье по эскизу, который они обсуждали вчера (а также кучу ниток, иголок и обрывок ткани и маниакальное выражение на лице Флёр, любовавшейся своей работой) Спитфайр спросила у неё:

— Ты работала всю ночь?!

— Да. Мне же нужно успеть вас приодеть... О Спитфайр, вы так элегантны, так красивы! Вы вдохновляете меня! Я сделаю для вас ещё одно, и вы затмите даже принцессу! О, все будут мечтать о вашем взгляде, manifique! — заявила Флёр де Лис, показывая ей эскиз нового платья, теперь уже синего, украшенного в стиле Вондерболтов.

— Э... хорошо? — только и смогла выдавить из себя Спити.

— О, это только начало! Я запланировала для вас целую серию платьев... "Комета Судьбы". Ce sera grandiose! Если вы будете их регулярно носить, я даже приплачу вам.

— Э... мне?

— Oui. Вы делаете мне рекламу, я вам плачу. По моему, хороший договор... Или ваши обязанности Вондерболта противоречат этой сделке?

— А... э... нет.

— Вот и admirable. Тогда, сделка? — и Флёр подняла своё копыто.

— Я должна подумать, — решила Спитфайр, — в уставе Вондерболтов нет прямого запрета, но мне нужно уточнить, насколько это этично на собрании со своими коллегами. Я свяжусь с тобой, когда решу этот вопрос.

— Спасибо, mon chere, я буду ждать. Но это не освобождает вас от ношения моих работ во время операции. Я буду счастлива, если вы раздавите "Чёрное копыто" в копытом в стильной обувке. Кстати, насчёт обувки...

— Ты знаешь? — перебила её Спитфайр.

— Конечно... — ответила Флёр, левитируя туфельку, — я не только... дизайнер одежды, но и дизайнер... особых средств. Одень эту малышку, — она левитацией надела туфельку на правое переднее копыто Спити, — а теперь почувствуй эту малышку и используй!

Туфелька оказалась артефактной. И настроенной на неё. Спитфайр знала, как этим пользоваться. Немного её внутренней магии, а затем удар ногой... и Флёр мигом потушила небольшое возгорание с помощь наколдованного ведра воды.

— Превосходно. Раздави их! Сожги! Уничтожь! И мы станем лучшими подругами... — заявила Флёр, обворожительно улыбаясь... Спитфайр проняло, впрочем, до модельерши дошло, как это выглядит, и она начала оправдываться:

— Извини, на меня иногда накатывает... Они продали меня... вернее, мою беременную мать... и я родилась в Аквелии, где была, по сути, рабыней у грифонов-аристократов... я шила с четырех лет... когда мне было пять, моя мать умерла... а затем я случайно встретила леди Вельвет. Она спасла меня, нашла приёмную семью, дала помогла получить образование... — сбивчиво поясняла Флёр, а затем добавила, придвинувшись к самому уху Спитфайр, — я их ненавижу! Я хочу их уничтожить! Раздавить! Распять! — а затем добавила уже спокойным тоном, отодвинувшись — Ничего не могу с этим поделать.

После чего модельерша отошла, села за свой рабочий стол, и произнесла:

— Извини, мне трудно держать себя под контролем, когда меня так... распирает. Я доведу платье к вечеру, а потом отдохну. Иди, моя дорогая, ты свободна.

Спитфайр так и сделала, от греха подальше.


Спитфайр ехала в роскошном экипаже, рядом с ней сидел красивый жеребец, а с другой стороны суровая аристократичная матрона в шикарном платье. И она должна была играть роль их подруги и будущего члена семьи. Но она чувствовала, что не вписывается... или не совсем вписывается в роль.

— Вельвет, сколько тебе лет?

— Пятьдесят один, — ответила матрона после короткой паузы, — а зачем тебе? Боишься, что окажешься самой младшей?

— Мне сорок три, — вдруг произнесла Мун Флауэр, — я хорошо сохранилась.

— А мне скоро будет тридцать семь, — грустно произнесла Спитфайр, — я подхожу к кульминации карьеры.

— О, вы скоро станете капитаном Вондерболтов?! — выпалила Сансет.

— Нет, не что ты Солнышко... — машинально ответила Спитфайр, и ей потребовалась вся сила воли, чтобы не показать, как она близка к провалу и извиниться спокойно, — ой, извини, Сансет, я слишком вжилась в роль тётушки.

— Всё в порядке. Можете продолжать вживаться в роль мамочки, это ведь часть плана. Так что с вашей карьерой?

Спитфайр была смущена, она продолжала держаться за свой стальной стержень, чтобы казаться весёлой:

— Для любого пегаса это финал расцвета. Пик. Мой подъём как летуньи уже довольно скоро остановится. Потом ещё лет десять... Я уйду в сорок пять, возможно, в пятьдесят. Не позже. Даже самый талантливый пегас рано или поздно должен оставить высший пилотаж.

— Если ты хочешь остаться с нами, всегда пожалуйста, — вдруг произнес Найт Лайт, — я не думаю, что Вельвет тебе откажет.

— Нет... — резко отдёрнула Спитфайр, — я не про это... Просто... я привыкла, что у меня нет настоящих друзей за пределами моей команды.

— Ничего, после нашей операции, будут, Спитфайр, — заявила ей Вельвет, — у меня тоже был период одиночества, но я нашла того, кто помог мне его преодолеть... — и с этими словами она выразительно посмотрела на Найт Лайта.

— Дорогая, помнится, это я тебя нашёл.

— Ну Лайти, не привязывайся к словам! — игриво произнесла матрона, мягко подтолкнув летунью и добавив, — или мы со Спити обидимся.

— Ну, тогда у меня не будет других вариантов, кроме как утешить вас двоих и затем ещё и Флау, которая будет расстроена.

— Эй, мы же не женаты! — вспылила Спитфайр.

— Ну, я вообще-то имел ввиду, что надо что-то приготовить вам вечером. Но если ты хочешь замуж, то я думаю Странди нам не откажет. Странди?! — шутливым тоном спросил Оплот Дома Спаркл.

— Две минуты, и вы связаны навеки, — поддержала его губернатор.

— Аргх! — рыкнула Спитфайр, и отвернулась. Её щёки горели. Лайт своими шуточками действительно напоминал ей Реда.

Они подъехали и вышли на красную ковровую дорожку. Всё повторилось снова, вспышки камер, зеваки, швейцары. Для Спитфайр это было не ново, но теперь рядом были Спарклы... и каким-то образом Найт Лайт шёл рядом с ней, слева, а Вельвет справа, в то время как Арфа вместе с Хардстоуном были впереди, а перед ними были Силк Странд и Крашинг Тайфун. На Спити в этот момент нахлынули воспоминания о несбывшихся мечтах. Ред... Они могли бы также подняться по ступеням Оперы в один прекрасный день и с ними была бы... Она обернулась и посмотрела на Сансет, вместе с Мун Флауэр замыкающую шествие, а затем бросила взгляд на Вельвет. Гордая, суровая матрона была в своей стихии, охраняя свою семью. Кто бы узнал сейчас кабинетного профессора? Вельвет редко показывалась на модных событиях даже в Ванхуфере, в Кантерлоте вообще никогда. Спитфайр видела её снимки на Ванхуферском Большом Благородном Бале, там она тихо поднималась в относительно простом платье к губернатору... только намётанный глаз Спитфайр, возможно, единственной, заметил отличие. Что Силк Странд, что Сильвер Тон, что была до неё, они обе смотрели на неё с придыханием. Причём Сильвер даже больше, чем Силк. Спитфайр даже показалось, что бывшая губернатор готова была целовать Вельвет копыта. Учитывая, что, Сильвер Тон позволила себе орать на Селестию на заседании Дневного Двора из-за того что "вы не повесили всех этих выродков из Чёрного Копыта" после "Контра-Мар", такое почтение наводило на определённые вопросы. Гм... И вот теперь, она действительно готова поверить, что перед ней Лунная Тень, лидер Шедоутболтов и самозванная наместница принцессы Луны в Эквестрии. Суровая, гордая, статная матрона заставляла швейцаров шевелиться, а фотографов сосредоточится на ней, давая остальным, в том числе и самой Спити, иллюзию защищённости и ограждённости от любых внешних угроз. Несколько корреспондентов хотели пытались задать матроне вопросы, но одного её взгляда хватило, чтобы заставить их заткнутся.

— Улыбнись, дорогая, всё хорошо, — бросил ободряюще бросил ей Найт Лайт, и она последовала совету.

Они прошли в фойе, где их встретил официант-единорог, держа поднос с фужерами шампоньского.

— Спасибо, мой дражайший друг, — сказала леди Спаркл, и в её ауре сверкнули несколько бит, — вот возьми на чай. Кстати, здесь ли уже лорд Фэнси Пэнтс?

— Он ждёт вас и губернатора в Королевской Ложе, миледи, — ответил официант.

— Отлично! — сказала Вельвет и вслед за Силк Странд и генералом отправилась в ложу, прихватив свой бокал. Все остальные, кроме Сансет, сделали тоже самое, и Спитфайр пришлось соответствовать.

Лорд Фэнси сидел один с закрытыми глазами, пока не обернулся, чтобы посмотреть на входящих, и особенно долго его взгляд задержался на Вельвет, а затем на Сансет. Возле него на соседнем кресле лежала папка с документами.

— Доброго Вечера, губернатор Силк, генерал Тайфун, леди Спаркл, майор Найт, майор Мун, лейтенант Файртэйл, юная барышня Шиммер. Вот, губернатор, мои соображение и сведения о наиболее важных пони в Опере. Кого именно мы будем отрабатывать первым?

— Мы пока будем слушать, Пэнтс. Слушать и смотреть, — ответила Силк Странд, — зачем вы припёрлись с бумагами в Оперу? Вы могли бы передать их нам через посыльного! Прямо как маленький жеребёнок! Учитывая, сколько вам лет и вы никогда не были женаты... кстати, вы до сих пор свободны?

— Как и вы, дорогая губернатор.

— В таком случае, может быть, мы сможем немного... пофлиртовать? Ради прикрытия?

— Я не вижу причины говорить "нет", — ответил лорд Фэнси.

— Вот и славно, — с улыбкой сказала Силк Странд, садясь рядом с лордом. Спитфайр оказалась между Найт Лайтом и Сансет. В такой компании она чувствовала себя неудобно, и постаралась сосредоточиться на наблюдении. И сразу нашла странность.

Первое, что бросилось Спитфайр в глаза — синяя кобыла-единорог. Экзект Блоу, бывшая чемпионка Эквестрии по магическому дуэльному искусству, уступившая недавно свой титул Лайт Тайч, юниорке из Ванхуфера. Она села с местом, которое, как знала Спити, должен был занять казначей Кепер Трежер. Он часто брал места в партере, ненавидел ложи и амфитеатры. С другой стороны от него сели Джет Сет и Аппер Краст. Кроме того в зале присутствовали граф Балтимейра Франко Порто, барон Биг Траст из Троттингема и Филис Пифи, мэр Филлидельфии. Все сидели в партере в том же секторе, что казначей. Но его место так и оставалось пустым, что было странно. Кепер был известным меломаном и заядлым поклонником "Бриза" ещё с тех пор, как Хардстоун только собрал свой оркестр.

Тем не менее, долго думать над этой проблемой Спити не пришлось. Двери ложи снова отворились, и внутрь вошли принцесса в сопровождении капитана Личной Королевской Охраны Файр Сворда и полковника Сериос Лука, заместителя Крашинг Тайфун. Место принцессы было центральным, и с офицерами и Фэнси Пэнтсом получилось, что один из группы Вельвет должен был бы отсесть на другую половину, но тут вмешалась сама принцесса.

— Файр Сворд, будьте любезны, сядьте с полковником Сериосом.

— Но Ваше Высочество, протокол...

— Пусть Сансет Флейм Шиммер и не моя ученица более, она мне близка как член семьи. Я хотела бы сидеть рядом с ней, кроме того, в маловероятном случае нападения нас прикроет лейтенант Файртэйл.

— Гм, лейтенант находится на излечении, — вставил пять бит капитан.

— Не люблю разбрасываться такими словами, но вы находитесь на пути на гауптвахту, капитан Сворд, — ответила принцесса

— Извините, Ваше Высочество, — сказал капитан и сел возле полковника и что-то проворчал. И тут же полковник встал и довольно тихо заявил принцессе:

— Ваше Высочество, я готов отправиться на гауптвахту немедля, но сидеть с идиотом, позорящим честь офицера я не буду!

— Полковник, прошу вас, останьтесь. Капитан Сворд, отсядьте, пожалуйста, на два кресла.

Когда все устроились, принцесса сказала Сансет.

— Прошу прошения за этот конфуз. Мы проводим манёвры, укрепляя взаимодействие различных частей и постоянно сталкиваемся с непониманием между войсками Центрального и Северо-Западного округа. Впрочем, всё по немного преодоляется. Генерал Арроу куда лучше ладит с нашими западными родичами. Впрочем, хватит о делах, я просто рада, что мы можем хоть недолго пробыть вместе, — сказала Селестия, пока свет гас, — особенно сейчас, в это непростое время.

— Я тоже, — ответила единорожка, — тебе не помещает немного отдохнуть.

— Как твои дела, моя милая?

— Всё хорошо, я познакомилась со Спитфайр, своим кумиром, и ма Вельвет обучает меня маленьким фокусам молодой леди. А как твои дела? — неуверенно переспросила единорожка.

— Как обычно. Приёмы, Двор, бумаги. Без Каденс я бы совсем заскучала. Жду не дождусь, когда когда начнутся уроки с Твайлайт и Мун Дансер. Надеюсь, ты тоже будешь приходить?

— Скорее всего, да, по крайней мере, время от времени. Я работала лаборантом у ма и помогала ей на подготовительных курсах, и она сказала, что её перевод включает в себя и меня. Это ведь правда?

— Конечно, я уже утвердила твою ставку, ассистент Шиммер Сансет Флейм. Скоро нас ждёт плодотворное сотрудничество, может, я и вашу лабораторию буду заглядывать, если, конечно, твоя приёмная мать мне не выгонит.

— Думаю, она этого делать не будет. По крайней мере, постоянно.

— Будем надеяться, — закончила Селестия, когда свет потух и Ти Коффи уже прошёл к пульту.

Дирижер поклонился залу, поднял свою палочку, музыка заиграла, и зал застыл, очарованный её магией. Как тихие волны Лебединой Заводи, она несла свой тайный смысл, окутывая им собравшихся, а затем, вздрогнув, пронзила их магией финальной схватки между Ротбартом и Лантифаксом за жизнь и судьбу Вайт Фезер. Казалось бы, подавляющая всё сила и воля злого волшебника против преданности дракона, готового на всё, чтобы защитить свою принцессу. Безумие против верности, злоба против храбрости, бессмысленная ненависть против любви. И сладкий клич победы, и свет Луны над целующейся парой в финале...

Новая тема. У короля и королевы Юникорнии родилась дочь, Аврора, но в день её представления двору злая ведьма Блэкбёрд проклинает кобылку, обрекая её на вечный сон после укола о веретено. Король и Королева пытаются скрыть Аврору от Блэкбёрд и проклятия с помощью фей Лилак, Дахлии и Форгет Ми Нот. Она живёт в лесу, вместе с феями-опекуншами и не знает о своём происхождении. И вот, однажды она встречает заблудившегося в лесу пегасского рыцаря Дезайра, сына командора Пегасополиса. Молодые пони полюбили друг друга и поклялись быть вместе, но Дезайр в детстве был обручён с принцессой Юникорнии. А тем временем Блэбёрд наносит свой удар...

И вот снова злая магия против любви и верности. Колдунья насылает на Дезайра бурю, на земле его подстерегают ловчие лозы. Но его ведёт любовь, и он преодолевает все препятствия с помощью трёх фей одолевает ведьму и своим поцелуем прерывает сон Авроры.

Новая тема. Теперь уже юной кобылке Мэй Дэй и её игрушечному принцу предстоит сразиться с Крысиной Королевой...

Время до антракта пролетело незаметно и зал аплодировал так, что Спитфайр побаивалась возникновения дыр в полу. С началом перерыва Сансет предложила:

— Сходим в буфет?

— Конечно, моя дорогая, — сказала Вельвет, — пошли!

— Я с вами, — сказала генерал Тайфун.

— И я, — присоединилась к ним губернатор.

Найт Лайт только молча открыл им двери. Спитфайр хотела последовать за ними, но её внезапно догнал Фэнси Пэнтс:

— Спитфайр, мы даже не поговорили на кануне. Как у тебя дела?

— Неплохо, Пэнтс, главное, шестерни завертелись. Может быть, на сей раз мы добьёмся успеха. Эм ушёл от меня в Балтимэйре и Филлидельфии, но я не сдамся.

— Я верю, что ты однажды настигнешь его, — ответил единорог и хотел сказать что-то ещё, но осёкся, глядя ей за спину. Спитфайр обернулась и увидела Найт Лайта. Он идеально копировал обычное важное лицо Фэнси Пэнтса. На немой вопрос жеребец ответил:

— Вы продолжайте, я просто смотрю, чтобы с моей Спити всё было хорошо.

Спитфайр чуть не треснула его по рогу. Но с другой стороны, они вроде как играют роль, гм, потенциальных жениха и невесты... так что бить его нельзя. Умный чёрт.

— Дорогой Лайт, со мной всё будет хорошо.

— Ты говорила тоже самое перед тем полётом, моя милая. Нет, за тобой нужен глаз да глаз, а не то твой прекрасный огненный хвост будет разбрасывать везде искры, которые мне же и придётся потом гасить. Огонёк, пожалей себя! И меня за одно, — добавил Найт Лайт. Спитфайр только и могла, что молча кипеть. Да как он!

"А вообще, я действительно говорила себе перед шоу, что сделаю это. Гм, хитрюга Найт Лайт. И да, это правда, Вельвет велела не оставаться никому из нас одному, кроме неё и то, обговорив условия этого, а также правила передачи себя и Арфы с копыт на копыта Пикколине Хардстоун. Так что просто сказать, чтобы он шёл за сеном я не могу. Единственный вариант это терпеть, принимать его заботу и высказывать ему потом. Ну, или уйти, не договорив с Пэнтсом. Ох уж, этот Умник!" — подумала она и елёйно ответила:

— Да дорогой, ты прав. Пэнтс, ты хотел ещё что-то сказать?

— Да, дорогая Спитфайр. Кстати, это правда? Про то, что пишут в газетах?

— О, ты же знаешь, Пэнтс, в газетах понапишут что угодно. Как-то писали, что я внебрачная дочь принцессы и императора грифонов. Всё сложно.

— Понятно, но если что, у нас ещё будет время поговорить?

— Может быть, — ответила Спити, — как дела пойдут.

— Хорошо, до встречи, Спитфайр, и успехов тебе, — закончил Фэнси Пэнтс и направился к выходу, а летунья вопросительно посмотрела на Найт Лайта перед началом его разноса. Но он успел начать оправдываться первым:

— Моя дорогая, извини за такую, гм, щепетильность, но у меня после истории на стадионе развилась паранойя. Вельвет хотя бы кому-то доверяет, а я только тебе и своим. И мне очень не хочется найти тебя... гм, не в форме после того как я оставил тебя на пять минут. Нет, я сделаю всё, чтобы ты умерла глубокой старушкой в окружении внуков.

— Между прочим, не смешно!

— Но Спити, у тебя ещё могут быть дети! Два-три жеребёнка, пара милых пегасёнок и, для разнообразия, один единорожик! — сказал Найт Лайт, а затем звуки, плававшие повсюду под куполом Оперы, стихли, как будто вокруг них возник купол тишины. Впрочем, Спити, слегка напрягнув свои крылья, поняла, что он возник. Да насколько же он силён, и как он сделал это не зажигая свой рог?

— Я могу иллюзией скрывать формирование ауры, это сложное искусство, очень полезное на "агрессивных переговорах". Зебры очень оценили, — ответил он на немой вопрос Спитфайр, — и мысли читать я не умею, но вот угадывать приходится, Велли заставляет. О, она прекрасна, возможно, самая прекрасная из кобыл, когда-либо рождавшихся в подлунном мире, но это не значит, что другие кобылицы не заслуживают счастья. Теплый дом, любимый жеребец, жеребята, играющие в гостинной, вечерний чай, на который собирается весь табун. Это твоё неотъемлемое право, и я собираюсь помочь тебе его реализовать. Как ты хочешь этого достичь? Подумай. Я не приму ответ "Мне плевать на себя, сделаем дело и я лягу помирать". Я могу свести тебя с лучшими жеребцами Заката... да и Восхода тоже. Привычки, склонности, рекомендации. Всё лучшее, о чем Сели, кх-кхм, Селестия не так уж хорошо разбирается, как она сама думает.

— Но... почему? Почему ты хочешь помочь мне? — спросила ошарашенная Спитфайр.

— Потому, что ты это заслужила. Ты вывела на свет работорговую схему, благодаря чему мы спасли большинство попавших в неё пони. Ты сокрушила Колорбрийскую мафию, да, я знаю это. И Сталлионградскую группировку, триады Стеблсайда, наркокартель "Балтимэйрских блюзпони". Ты не смогла добраться до мозга "Копыт", но честно и самоотверженно отсекала щупальца. Ты героиня, и Ред тобой бы восхищался, как восхищаемся мы с Вельвет.

— Это мой выбор.

— Также, как мой выбор помочь тебе овладеть тем, чего ты хочешь. Ты это заслужила. Также, как и чашку кофе, которое сейчас остынет, так что пошли в буфет.

Купол тишины исчез, и Спитфайр не осталось ничего, кроме как последовать за Лайтом в буфет, где её действительно ждала чашка кофе и бутерброд. Вельвет и Мун Флауэр смотрели на неё при этом так, что Спитфайр не утерпела и спросила:

— Что?

Неожиданно, ответила за них Силк Странд:

— Спити, с лордом Фэнси у тебя нет шансов. Если бы были, он бы тебя давно затащил куда надо. Лучше держись Мастера, и всё у тебя будет.

— А если я считаю иначе?

— Тогда твоё сопротивление будет бесполезным, — ответила генерал Тайфун, — ты уже на крючке, смирись с этим и наслаждайся. Иначе Мастер тебя накажет.

Тут уже вмешался Найт Лайт:

— Крашинг, я хочу помочь ей стать счастливой, а не промыть мозги.

На этот ответ все четыре взрослые кобылицы закатили глаза, и лишь Сансет виновато улыбнулась. Спитфайр почувствовала неловкость и перевела тему:

— Так какой у нас план?

— Пока плыть по течению. А вот и первая остановка, — сказала леди Вельвет, — доброго вечера, госпожа Блоу! — обратилась она к кому-то подошедшему к ним со спины относительно Спитфайр. Обернувшись, она действительно увидела Экзект Блоу.

— Леди Спаркл, какая встреча! Я рада вас видеть! — ответила известная дуэлистка, ныне второй номер топа.

— Да, действительно, — ответила ей Вельвет, — как поживаете? Я слышала, вы приостановили карьеру после поражения от Тач?

— Да, я немного устала. Должна сказать, что вы хорошо подготовили вашу ученицу, поединок с ней был для меня испытанием, которого я давно не могла вспомнить.

— Ну, это была не первая ваша встреча, а скорее реванш после вашей победы в одной восьмой годом ранее, так что, можно сказать, половину работы вы сделали сами. У вас хорошая тактика и стратегия... хотя и чрезмерно агрессивная, на мой взгляд.

— Ну, не всем повезло в жизни так, как вам и Тач.

— Говорить, что мне повезло в жизни может быть и можно, но Тач... она талант, но родилась она в обычной семье и пробивалась своим трудом. Я лишь чуть-чуть её подтолкнула, как и многие другие её учителя, включая вас.

— Спасибо, леди Спаркл. Я бы хотела поговорить с вами при случае.

— Это было бы интересно и мне... но боюсь, не сегодня. Меня пристегнули к свите губернатора Силк, моей старой подруги, а потом меня ждут дома... да, но я могу назначить вам встречу. Пришлите письмо, мой адрес, наверное, он ведь вам известен?

— Да-да, я случайно его получила. Спасибо, леди Спаркл, — немного торопливо ответила Экзект Блоу и отошла. Спитфайр отчетливо увидела, как изменилось выражение лица Вельвет после того, как синяя единорожка с кьютимаркой в виде бьющего точно в цель разряда молнии отвернулась. Светская пони исчезла, взгляд стал задумчивым и глубоким... всего на пару мгновений.

— Надо делать ход. Но какой? — вдруг загадочно бросила матрона, попивая кофе.

— В смысле? — спросила Спитфайр.

— Не бери пока в голову, смотри по сторонам, — и Вельвет кивнула по направлению к уходящей Экзект. К ней подошёл никто иной, как директор Оперы, Джет Сет.

Вскоре раздался первый звонок, они, как положено, проводили Вельвет за кулисы и вернулись в ложу, вернувшись аккурат к третьему звонку. По ходу дела Спитфайр заметила, что помимо Королевской гвардии в нездоровых количествах, в фойе также среди присутствующих было много фестралов в военной форме. Они часто здоровались с генералом Тайфун, отдавая честь.

— Твоя работа? — спросила она у Крашинг в ложе.

— Вроде. Мой корпус, как уже говорила принцесса, был выведен на учения в центральную Эквестрию, хотя со всем этим делом, я чувствую себя отстранённой от командования. Практически всё передано моему начштаба Сериосу и помощнице Близзард Чардж. Мне страшно подумать, чем это кончится. Благо, вроде уже финал, поэтому всех офицеров и отпустили сюда, — ответила генерал. Спитфайр мотала на нос.

И вот, они на местах, третий звонок.

— Думаю, нас ждёт во второй части что-то грандиозное, — сказала принцесса.

— Тебе это понравится, — ответила ей Сансет, — ма Вельвет поёт так, что закачаешься.

И тут свет погас, "Закатный Бриз" вновь вышел на сцену и под звуки аплодисментов Ти Коффи Хардстоун подошёл к пульту.

— Сегодня, — начал он, — мы подготовили вам сюрприз. К сожалению, должен признаться, что он вынужденный, у нас случилось пара неприятных происшествий, а посему я был вынужден пойти ва-банк и пригласить непрофессиональную исполнительницу, мою старую добрую подругу, известную в узких кругах энтузиастку оперного искусства. Прошу вас не быть к ней слишком строгими. Итак, прошу любить и жаловать, Лунар Вельвет Спаркл!

Вельвет вышла на сцену в простом платье, и тут же, не давая никому опомнится, заиграла музыка и ария слепой принцессы Ланты наполнила сердца зрителей бесконечной любовью к жизни.

А затем Вельвет перевоплотилась в весёлую графиню Морис, обожающую зелёные луга и шумные рощи, ищущую своё счастье и внезапно обретающую его в виде своего управляющего.

Затем лихая ария Бёрнинг Ацид, самоучки химика, которая в шутку требует от своего любимого Блэксмита достать для неё накопытники принцессы Селестии, что он и исполняет с помощью сбежавшего из Тартара демонёнка Беша.

Когда всё закончилось, в застывшем зале на миг воцарилась тишина. А затем начались такие аплодисменты, что надо благодарить строителей за сохранность Большого Зала Оперы. Спитфайр не могла сдержать эмоций. Вельвет реально пела лучше большинства оперных исполнительниц. Даже видя её репетицию... это было что-то. Это был триумф.


На следующий день, спустившись к завтраку, Спитфайр не могла сдержать радостную улыбку.

— Ты классно поёшь, Вельвет. Думаю, если ты захочешь бросить преподавание, Опера всегда готова открыть тебе свои двери.

— Вот ещё, для меня умение петь не более, чем часть Магии, что пронизывает Эквестрию. Так что, нет, петь я не брошу, но в первую очередь я учитель, — ответила матрона, изучая газету.

Спитфайр тоже взяла одну и сразу же обомлела. Большими буквами на передовице было написано:

"Королевский Казначей скоропостижно скончался. Принцесса приносит соболезнования родственникам покойного."

— ЧТО? — только и смогла выдавить Спитфайр.

— Не волнуйся, Спити, — загадочно ответила ей Вельвет, — шестерни крутятся, зелье варится. Скоро мы выведем всех на чистую воду!

Глава 6. Встречный пал

Скончался Кепер Трежер, Королевский Казначей. События расходятся как круги по воде...

— Кепер Трежер мёртв? — спросила Спитфайр, вздрогнув, но, затем, подумав, добавила, — но... я думала, он был бы ложной целью, чтобы отвлечь нас.

— Да, — тихо ответила матрона.

— И что дальше?

— Дальше ход нашего противника. Как ты думаешь, что они сделают?

— Гм... знала бы, давно поймала Эм.

— Вот. Посиди, подумай, съешь вафлю, — тихо сказала ей Вельвет.

Спити ничего не оставалось, кроме как так и сделать. Впрочем, её отвлёк Найт Лайт.

— А у тебя какие мысли после всего случившегося?

— А что случилось вчера, кроме дебюта Вельвет?

— Явление нервной Экзект Блоу, парень с моноклем, желающий контролировать ход расследования, чрезмерная, не обговоренная с принцессой активность стражи. Мне не нравится ход событий, — сказал Найт Лайт, — деньги это важно, но это лишь средство. Средство покупки чего-то. Скорее всего, нужных пони. Но для чего?

— А чего хочет "Чёрное копыто"? — спросила Спитфайр.

— Да, ты правильно отвечаешь! Они хотят переделать Эквестрию согласно своему видению! А значит...

Спити чуть не подавилась куском ванхуферской вафли:

— Ты думаешь, они готовят переворот!

— Неверно. Они всегда его готовили. И, похоже, вышли на заключительную стадию. А мы заставляем их спешить. Это и хорошо, и плохо, значит, всё решится в последний момент.

— Думаете, они решатся?

— Уверен. Только когда?

— Ну, в последний день лета происходит Гранд Гала... ты думаешь?

— Как вариант наиболее разумно. Особенно если у них есть свои пони в гвардии.

— Мы должны предупредить принцессу! — сказала Спитфайр и попыталась взлететь, но бандаж, который она носила вне подвальной тренировочной и магия Найт Лайта ей не дала этого сделать.

— Я уже ей черканул записочку, она её прочла.

— Ладно, Умник, каким будет наш ход?

— Мы спровоцируем их, — сказала Вельвет, — у меня есть одна идея. Просто доверься мне, Спити... и будь готова к тому, что я могу быть временно выведена из игры. Кроме того, Лайти, нужно будет заскочить на почту, и послать пару писем. Справишься?

— Да запросто! — ответил жеребец.


Церемония прощания была вполне настоящей. И тело Кепера. Спитфайр была в шоке, особенно когда Вельвет подошла к гробу. Матрона была вся в слезах, и минут пять буквально рыдала на у гроба. Потом Найт Лайт и Мун Флауэр отвели её буквально под копыта. Спитфайр, стоявшая за ними, быстро положила пару цветов к гробу и последовала за ними. И только в карете леди Спаркл пришла в себя.

— Кепер был моим учеником. Хорошим другом и хорошим пони. Все эти новости о "Чёрном копыте" добили его. Он был так молод!

Спитфайр, сидевшая напротив, поддалась порыву и обняла матрону.

— Тишь-тишь... он в лучшем мире, а у нас ещё много дел, Вельвет. Просто плач, но знай, что мы здесь. Всё будет хорошо, Вельвет, всё будет хорошо.

Найт Лайт подвинулся, предоставив ей место, и лейтенант Вондерболтов поддерживала матрону Спаркл до возвращения домой. Она же помогла Мун Флауэр отвести её в спальню.

Спальня Вельвет совсем не была чем-то похоже на её кабинет, а чем-то на мастерскую астронома. Всё было в звёздах, каталогах и фазах Луны. Даже одеяло было тёмно синим, с белыми звёздами.

— Спасибо тебе, Спитфайр, спасибо. Я отдохну сегодня. Ти Коффи перенёс концерты на пару дней. Ты тоже отдохни.

Спити кивнула и вернулась назад, спустившись на кухню, где Найт Лайт уже готовил ужин. Отец и Оплот Дома Спаркл выглядел куда лучше своей жены, готовя на всю семью.

— Это большой удар для всех нас, — сказал он Спитфайр, — нам всем нелегко. Я сейчас сделаю рагу и суп, а также отварю для девочек лососины. Не хочешь?

— Не... хотя если можно, сделайте и мне немного. Люблю я рыбку, для костей самое то, — ответила пегаска.

— Конечно, Спити. Подожди минут сорок, всё будет готово.

Пегаска вышла в гостинную, где наткнулась на Сансет, читающую младшим жеребятами. Читала она им "Историю Вондерболтов".

— Итак, капитан Флитвинг приказала своим пегасам отступать, и драконы погнались за ними, а она сама и несколько самых лучших из её пони спрятались в облаках. И когда бойцы Кровавого Когтя втянулись в погоню и перестали обращать внимание на всё остальное, то они выскочили их облачной гряды и атаковали драконов с помощью крыльевых молний и сбросили их с небес.

— Крыльевые молнии это круто! — заявила Твайлайт, — я знаю только Спид Пик так может!

— Спид Пик? — спросила лейтенант, — кто это?

— Это мамина ученица, она приедет на начало учебного года, на День Знаний! Как и Лайт Тач, Меджик Кэйр и Лайтнинг Дарк!

— Тогда, надеюсь, вы познакомите меня с ней. Очень, очень мало пони вне Академии Вондерболтов могут овладеть силой крыльев настолько хорошо. Ладно?

— Конечно! Эм, госпожа Файртэйл, а вы умеете делать крыльевую молнию?

Спитфайр улыбнулась, а затем потянулась разумом краюшкам крыльев. Это не так просто... и может быть опасно, но если всё сделать правильно...

Она с видимой лёгкостью взмахнула крыльями и соединив их, а затем дохнула...

Пурпурная кобылка села на круп от удивления, остальные пораскрывали рты, включая Сансет. Визуально казалось, что Спитфайр буквально дыхнула огнём, язычки пламени ещё некоторое время лизали её крылья, не причиняя им вреда.

— Круууто! — выдала Твайлайт.

— Да, это действительно считается крутью, — тихо сказала лейтенант, — мы не так хорошо контролируем свою прирождённую магию как единороги, и вне полёта, вот так сделать такой фокус... я долго этому училась, благо, учителя были хорошие. Малютки, Сансет, можно только попросить вас никому не говорить об этом?

— Эм... — раздался сзади неё голос Каденс, — пожалуй, Спитфайр, ты малость опоздала с этой просьбой.

Спити обернулась и нос к носу столкнулась с Мун Флауэр и принцессой Каденс. Флауэр с заговорщицким видом подошла поближе и тихо шепнула:

— Мы-то ничего никому не скажем.

После чего все дружно рассмеялись.


День траура прошёл, и Опера вновь распахнула свои двери. Звучат отрывки из "Варчифа".

Старый Варчиф, пегас-командир дальней заставы, держит в плену трёх кобыл, сестёр-земных пони Престо и Си Бриз, а также единорожку Олив Ойл. Муж Олив и жених Престо пытаются их спасти из плена. Ария Престо в исполнении Вельвет вышибла слёзы у кобыл в зале.

И тут, когда исполнительница раскланивалась, в неё с балкона ударила магическая стрела.

Вельвет упала, на сцену тут же выскочили стражи, они же оцепили балконы и королевскую ложу.

Сансет рвалась к своему учителю, но Селестия удержала её буквально силой.

— Капитан Сворд, пожалуйста, узнайте, как леди Спаркл.

— Я могу пройтись с ним, принцесса? — спросила Спитфайр.

— Да, лейтенант, можете, — разрешила Селестия.

Вокруг гримёрки, где Вельвет оказывали первую помощь, стражи было больше, чем вокруг Королевской ложи. Лейтенант Стар Фатер пропустил их с капитаном без вопросов, просто открыв дверь едва их увидев.

Вельвет лежала на носилках, закатив глаза.

— Спитфайр, скажи им уже, что я не умираю! Это обычная парализующая стрела.

— Они теперь отпустят тебя не раньше, чем меня, — ответила Спити, указав на своё якобы повреждённое крыло.

— Тогда держись! Я найду способ тебе отомстить.

— Где-нибудь, когда-нибудь. Есть какие-нибудь идеи, кто это мог быть?

— Не знаю. Ох, Спити будь другом, отнеси эту записку директору Оперы, — Вельвет дала своей коллеге по расследованию маленькую скомканную записку, — я не хочу с ним общаться, после того, что он устроил с Арфой. Ох, и надо же было этому произойти сегодня!

Оставив причитающую Вельвет в гримёрке, Спитфайр направилась к кабинету директора. Она по привычке тихо приоткрыла дверь и немного вслушалась.

И то, что она услышала, потрясло её до глубины души.

— Вы обе идиотки! Какого сена вы устроили нападение на Вельвет сегодня, без санкции! Блоу, ты знаешь, что будет с тобой, если... — голос Джет Сета звучал неожиданно зло, Спитфайр не ожидала такого от достаточно вялого директора Оперы.

— Но это была не я! Меня подставили! Сначала с этим билетом, а затем со стрелой!

— Джет, я в бешенстве от этой провинциальной хабалки, но я не настолько глупа, чтобы пытаться ей навредить таким диким образом.

— Эм нас убьёт! Его планы...

И тут Спитфайр решила вмешаться.

— Кстати, насчёт планов Эм... — сказала она, войдя в кабинет, и тут же получила магическую стрелу, которую на этот раз она заблокировала с помощью своей магии крыла. Экзект Блоу даже не успела сделать второй выстрел, как налетевшая Спити отправиля её прямо в колонну между окнами, — теперь вы оба, на землю, и поговорим насчёт Эм.


"ДЖЕТ СЕТ ОБВИНЯЕТСЯ В ОРГАНИЗАЦИИ НАПАДЕНИЯ НА ВЕЛЬВЕТ СПАРКЛ" гласил огромный заголовок Кантерлот Аурс над фото уже бывшего директора Оперы в кандалах.

— Итак, первый акт сыгран, — сказала матрона, сидевшая напротив. Если бы не растрёпанный вид и взгляд, с трудом фокусирующийся на кружке кофе, это заявление звучало бы веско.

— А что во втором? — спросила Спитфайр, — и вообще, как вы сумели... откуда вы знали?

— Я просто догадывалась. Это был выстрел в наугад.

— Но как вы заставили Экзект выстрелить в вас?

— Это была не Экзект. Очень хитрый и дорогой фокус. Я тупо её подставила.

— Как... Как?

— Кристалл, заряженный магией. Главное найти нужный цвет. Ну и билет чемпионке поменять. Ей поздно купили билеты, и не всегда она сидела в партере. Двойной билет, немного бу-бу и вот, она сидит на балконе, в точно рассчитанном месте.

— И ты подставила невинную пони, не будучи уверена, что она виновна?!

— Мне нужно было за что-то зацепиться. Это была теория, но уж больно всё гладко складывалось, я и не ожидала такого успеха. Всё равно, если уж ни Селестия, ни я не нашли доказательств, то что-то делать надо? По крайней мере, рисковала то я собой. Плюс кристалл не воспроизводил магическую подпись Экзект, так что доказать её невиновность было бы несложно. В случае чего я крайняя.

Спитфайр не знала, аплодировать Вельвет или придушить её.

— И тебя совесть не мучает?

— Мучила бы, если бы я ошиблась. Но я не ошиблась. К сожалению, нам часто приходится рисковать и блефовать, такова жизнь. К слову, я бы ни в жизнь не поверила, что Аппер Краст член "Чёрных копыт". Мне лично она казалась слишком тупой для такого. Но я заметила, что Экзект была напряжена, находясь с Джет Сетом, а его... ну, скажем так, он был у меня на подозрении довольно давно. Дальше всё как-то само сошлось.

— Почему?

— Потому... — начала матрона, а затем осеклась, бросила убийственный взгляд на Спитфайр и заявила, — я тебе не скажу. Ты и так знаешь!

— Знаю что? — спокойно спросила Спитфайр.

— Я знаю, что ты знаешь!

— А я не знаю, что именно ты знаешь из того, что я знаю.

— Аргх, мы с ребятами и девчатами обмениваемся записками в Ванхуферском Театре оперы и балета. Претёмная вафля, я сдала тебе наш секрет! Меня зароют на три метра! А потом явится Её Высочество, выкопает меня, и придушит и зароет ещё на три метра глубже! Ужас!!! И кто тогда научит моих малышей всем тайнам магии?!

— Ладно, переходи в Вондерболты. Мы тебя прикроем!

— Я плоховато летаю. Почти как кирпич.

— Ничего, мы тебя научим.

— Ага, верю-верю.

— Итак, какие у нас дальнейшие планы?

— Мы ждём Эм. Он явно скоро ответит, быстро и талантливо. Посмотрим, — сказал Вельвет, беря утреннюю газету, и, едва бросив на передовицу взгляд, уронила свою чашку, — оладья, уже начал ответчать. Ладно, прорвёмся.

— Что случилось? — спросила Спитфайр.

— Вот, смотри, — и матрона передала ей газету. Там, на передовице, большими буквами было напечатано.

"ШЕДОУТБОЛТЫ. ТАЙНЫЙ КУЛЬТ ИЗ ЗАКАТНЫХ ЗЕМЕЛЬ ПЫТАЕТСЯ ПОДЧИНИТЬ ПРИНЦЕССУ СЕЛЕСТИЮ?"

Спитфайр нервно взглотнула. Кто-то дал "Хоум Аффарс" подробное интервью о деятельности Шедоутболтов в Закатных Землях.


Процесс получил продолжение вечером. В антракте, когда они сопровождали Вельвет к кулисам, к ним подскочила белая единорожка с синей гривой и пером, выводящим букву.

— Здравствуйте, я Квик Квилл из "Пони Ньюс". Госпожа Спаркл, как вы можете прокомментировать ваше предполагаемое участие в Ордене Шедоутболтов?

— О... Это приобрело известность. Пойдём, милая... Квик Квилл, правильно? Я проведу вас к пони, от которой вы узнаете все секреты нашей небольшой компашки... — и буквально потащила репортёра назад в ложу.

Пони "знавшей все секреты Шедоутболтов как свои пять копыт" неожиданно оказалась даже не губернатор Силк Странд, а сама принцесса. Более того, Вельвет, не моргнув глазом, представила её так, будто она является главой Общества:

— ... наш основной долг это помогать Эквестрии, а значит и её действующему правителю, нашей дорогой принцессе. Мы в прошлом имели некоторые конфликты, но сейчас находимся на вершине любви и взаимопонимания. Вот, все вопросы Её Высочеству, а я пойду, выпью гоголь-моголя и на сцену, а то у Ти Коффи нога тяжёлая, а голосище скопытсшибательный! Пока!

И прихватив изумлённую Спитфайр, Вельвет поскакала вниз. Сансет и Мун Флауэр последовали за ними. На лестнице нашлось ещё несколько репортёров, но почему-то на матрону Спаркл и сопровождающих они внимания не обратили.

Только за кулисами Вельвет, что-то нашептав на ухо Мун Флауэр, затем сказала Спитфайр:

— Вот теперь началась блиц-партия. Спити, будь начеку. Развязка ближе, чем ты думаешь! — после чего похлопала её по плечу и пошла на сцену.

На обратном пути Сансет и Мун Флауэр выпустили Спити вперёд. И тут же их атаковали репортёры. С вопросами о Шедоутболтах, Вельвет и связях Спитфайр.

Уже догадываясь, что Вельвет её подставила, Спити начала свою игру.

— О, Общество Шедоутболтов. Ну, как вы знаете, в Эквестрии на самом деле две принцессы, просто одна из них... гм, в вынужденном отпуске. Её приближённые пони, спасаясь от гонений, бежали в нынешние Закатные Земли. Само собой, сам факт гонений указывает на некие проблемы в дружбе, что соединяет Эквестрию воедино, а потому, я не могу винить их в некотором недоверии курсу принцессы. Это небольшое сообщество дворян и учёных Закатных Земель, предлагающих принцессе свои оригинальные идеи в политике и экономике. Скажем так, неофициальная оппозиция. Моя добрая подруга Вельвет как учёный имеет определённый вес в этом клубе.

— А правда ли, что вы планируете покинуть Общество Вондерболтов для присоединения к Шедоутболтам?

— Это чушь. Из разряда Спитфайр принимает анаболики и поклоняется королю теней.

— А ваш роман с Найт Лайтом? — спросила молодая кобыла из какого-то женского журнала.

— Без комментариев! — раздался хорошо знакомый голос, а затем Найт Лайт притащил коктейли для всех трёх кобыл. Спитфайр с улыбкой протянула крыло... и Найт Лайт тут же поцеловал его, шокировав даже журналистов. Их защёлкали камерами.

Спитфайр вернулась слегка изменив цвет на более красный.

— Спитфайр, что-то случилось? — спросила её принцесса, до того продолжавшая разговор с Квик Квилл.

— Меня записали в табун Спаркл третьей кобылой. Я не знаю, как это опровергать.

— Эм, выйдите замуж за лорда Фэнси? — предложила Квик Квилл.

— О, я уже говорила ей, он на ней не женится, — сказала Силк Странд, — на самом деле, их несколько раз видели друг с другом, но лорд Фэнси, — в этот момент лорд Фэнси как раз вошёл в ложу, — откровенно не телится. Ему надо было либо решаться, либо помочь Спити. Друг он так себе, хотя его и называют хорошим пони. Фотомодель Белль де Лис, поссорившаяся с ним, между прочим, вообще покончила с собой, бросившись со скалы "Финал" в Альбионе. О, Пэнтс... — губернатор, видимо, услышала его шаги, а затем обернулась, — Так расскажите мне, что случилось с вашей подругой Белль?

— Я не люблю вспоминать это. Белль подсела, и начала устраивать мне истерики. Я настоял на том, чтобы она отправилась в Альбион, и не ожидал, что она погибнет.

— Такая грустная история, — сказала Квик Квилл.

— Простите, я вас знаю?

— Это репортёр "Пони Ньюс", Квик Квилл, — сказала принцесса, — она берёт у меня интервью о Шедоутболтах.

Фэнси Пэнтс моргнул, застыв. Спитфайр видела такое только один раз, когда принцесса пригласила его на свою закрытую вечеринку "Элемент Смеха". Он был шокирован.

На миг в ложе воцарилась тишина, но Квик Квилл начала забрасывать Пэнси вопросами, а он механически отвечал. Спитфайр в этот момент перевела взгляд на Найт Лайта, то с улыбкой посмотрел на Фэнси Пэнтса... их взгляды встретились, и показалось, что между ними имеется какое-то соперничество.

— Так слухи о вашем романе со Спитфайр преувеличены? — спросила Квик.

— Мы добрые друзья, я помог ей после трагических событий в её жизни. Мы помогаем друг другу, но у нас нет романтики.

— Ваша хватка мне нравится, Квик Квилл, — сказала принцесса, и тут же прозвенел третий звонок, и Её Высочество предложила, — думаю, нужно будет направить вам приглашения на ближайшие пресс-конференции.

— О, это было бы чудесно, Ваше Величество! — ответила журналистка, — Мне нужно бежать на моё место.

— Постой, маленькая пони, у нас есть свободные места. Думаю, ты можешь занять любое, главное не флиртуй слишком с Найт Лайтом.

— О, уверяю, Спити вас не будет причинять вам вред, госпожа Квилл. Я могу рассказать вам несколько историй из жизни дворян Заката, думаю, вам будет интересно.

Все расселись, и снова Ти Коффи прошёл к пульту, и снова Магия Музыки зачаровала зал Королевской Оперы. Давались отрывки из оперы "Дженьюар Арк". Дженьюар Арк, генерал древних сестёр-Королев, ведёт армию пони на город Парти, который превращён грифонами в работорговый порт Уэтер. Дженьюар поклялась никогда не сочетаться браком, а потому отказала даже своему любимому Джой Гаю. Служивший грифонам жеребец-пегас Брек Лау, вдохновлённый ею, перешёл на сторону пони и открыл тайный путь, ведший в цитадель Парти, но грифонов предупредил другой предатель, Инсидус, они перехватывают отряд, пытавшийся пробраться в крепость, убивают Брек Лау и захватывают в плен Дженьюар. По приказу коммандора грифонов её казнят, сжигая заживо на главной площади Пари.

В конце Коммандор смеётся, что никому не взять Уэтер, пока он командует городом...

И тут раздался выстрел.

Вельвет, певшая арию Дженьюар на костре, упала, на миг всё стихло, а затем Спитфайр стартанула из ложи прямо вверх. Пегасы не только летать умеют. Магия воздуха дала Спити точное представление, откуда стреляли, и она успела схватить пони с ружьём до того, как он выбежал с балкона.

— Чёртова предатель... — его дальнейшие высказывания были прерваны вырубившим его копытом Спитфайр.


В медицинском экипаже вместе с Вельвет в больницу отправились Мун Флауэр и Сансет. Принцесса Селестия, губернатор Странд, лорд Фэнси, Спитфайр и Найт Лайт остались у Оперы.

— С ней всё будет хорошо? — спросила лейтенант у принцессы, когда Вельвет отвезли в больницу.

— Я не знаю. Врачи говорят, что жизненно важные органы не задеты, но она потеряла много крови.

— Что мы будем делать?

— Мы продолжим дело Велли, — ответил Найт Лайт, — что нам ещё остаётся? Ну что вы готовы закончить дело, — начал он, а затем тихо добавил, — лейтенант Пеа?

Спити вздрогнула от этих слов. Она никогда так и не называла себя госпожой Пеа... хотя и была ей, так как успела сказать Реду "Да" перед алтарём.

— Я готова. Но как мы его закончим?

— Мы пойдём и отыщем Эм.

— И всё же, как мы планируем это сделать? — спросил лорд Фэнси, протирая свой монокль.

— Мы устроим ему такую бурю, что он вылезет из своей берлоги, — ответила губернатор.

— Не дрейфь, Монокль, прорвёмся, — сказал ему Найт Лайт.

Спитфайр в первый раз в жизни заметила, как Фэнтси Пэнтса передёрнуло. Именно из-за "Монокля". Впрочем, он достойно держал себя в копытах.

— Ладно, но как именно мы это сделаем? Кстати, вы не выглядите подавленным.

— К сожалению, это не первый раз, когда в Велли стреляют из-за угла, — со вздохом сказал Найт Лайт.

— А когда был первый? — вдруг спросила принцесса.

— Довольно давно. А ведь был ещё и визит в Зебрику во время операции "Солнечная вспышка". Столько мы всего пережили... Спитфайр, детям не слова, официально мама на несколько дней уехала в Понивилль по делам. Ясно?

— Кристально. А что она делает в Понивилле?

— Вот это секрет. Спроси у принцессы Селестии, — ответил Найт Лайт. В это время к ним подъехала их экипаж, и единорог открыл дверь для своей единственной оставшейся кобылицы. Спитфайр, впрочем, даже в мыслях не стала ехидничать, а просто оперлась на его копыто и поехала на базу.


Дома было тихо. Принцесса Каденс, узнав о ранении Вельвет, была в ужасе, но курсант Шайнинг Армор её успокоил.

Спитфайр молча лежала в тишине, глядя в потолок. История повторяется. Сначала Ред. Теперь Вельвет. Она никого не смогла защитить. Тишина. Темнота. Боль.

Стук в дверь.

— Можно? — раздаётся голос Найт Лайта.

— Входите, — Спити, может быть, и была сегодня морально подбита, но не покажет этого ни врагам, ни друзьям. Она встала и зажгла лампу.

Тёмно-синий жеребец открыл дверь, вошёл, подошёл к ней и сел на кровать.

— Я почему-то думаю, что тебе тяжелее, чем мне.

— Я не знаю, с чего это ты взял.

— Ну, ты подсознательно перешла на "ты".

— Ой... сено.

— Сено. Ты милая кобылица, ну почему ты это делаешь?

— Делаю что?

— Почему никого не подпускаешь к себе?

— С чего вы это взяли?

— Я знаю Вельвет. Поверь, если я научился её читать, то ты для меня открытая книга.

— Я Вондерболт.

— И агент ЭИС. Селестия видит тебя директором в один прекрасный день. Старушка Инквелл уже не та.

— Откуда ты... Сено.

— Сено. Ты травишь себя из-за того, что не смогла защитить Вельвет, как и Реда? Ты просто не могла этого сделать, ты не можешь одна подменит всю команду.

— Ну...

— Это правда, — прервал её Найт Лайт, — ты можешь это отрицать, но я вижу. Жить одному тяжко, поверь, я тоже это испытал. Тебе нужны друзья, тебе нужна семья.

— И что мне делать? Я осталась одна.

— Ну, помимо твоей команды, у тебя теперь есть, по крайней мере, трое друзей. И Сансет. Ты ведь не бросишь Санс?

Спитфайр отвела взгляд. Ей было стыдно.

— Я неудачница. Ей не следует знать меня.

— А по моему наоборот. Это будет тяжело, многое не вернуть... но ты можешь стать важна для неё. Давай пойдём по этому пути.

Пегаска рассмеялась:

— Ох, Найт Лайт, ты думаешь, что я могу всё так просто починить?

— Я знаю, что ты, возможно, самая бесстрашная пони в Эквестрии. Неужель ты будешь такой трусихой, что побоишься рассказать правду своему дитя, о том, что она оказалась в Доме Жеребёнка из-за того, что её отца убили, а за матерью устроили охоту? Или ты боишься, что недостаточно крута для Санни?

— Я...

— Просто сдашься?

И тут пегасская гордость Спитфайр Рокет Пеа-Файртэйл взорвалась:

— Я никогда не сдаюсь! И я...

— Всё расскажешь Сансет Флейм Пеа когда мы устраним Эм?

— Ты не выносим! Да!

— Я это запомнил. Хочешь, я тебя обниму!

В Найт Лайта полетела подушка.

— Всё-всё, уже ухожу! — сказал жеребец и ретировался.

Спитфайр потушила свет, и снова осталась в темноте. Снова одна. Одна.

Не прошло и нескольких минут, как она встала и подошла к двери. Поколебавшись, она её открыла и вышла в коридор... буквально сразу чуть не столкнувшись с Найт Лайтом. Он тащил в ауре две порции ванхуферских вафель и горячий шоколад.

— Тяжело? — спросил он с улыбкой искусителя.

Спитфайр задрала нос, постояла так несколько секунд, а затем потупилась и сказала:

— Да.

— Давай, выпьем шоколада и поговорим. Может быть, тебе станет легче.

Глава 7. Сквозь тени

Пока Вельвет выведена из строя, события достигают кульминации.

Спитфайр проснулась, и первое, что она увидела, была чья-то синяя шея. А когда летунья попыталась вырваться, то сразу поняла, что это не так просто. Впрочем, жеребец, державший её, тут же проснулся и начал её утешать.

— Спокойно-спокойно-спокойно. Спитфайр, ты как?

— Как? Как я?! Что... Найт Лайт?! Что вы делаете в моей постели?

— У тебя вчера вечером была истерика. После какао. На тему "я никого не могу защитить". В общем и целом мне пришлось тебя успокаивать. Всё по методичке, телесный контакт, спокойствие, поддержка. А затем ты заснула у меня в объятиях.

— А... — только и смогла выдавить пегаска, вспомнив вчерашний день, — а теперь ты меня отпустишь?

— А тебе точно лучше?

— Лучше, — уверенно ответила Спитфайр, после чего была освобождена, — ну у тебя и объятья. Ред и то был слабее.

— Я тренировался, — ответил синий единорог.

— Тебе не совестно лежать здесь со мной, когда твоя жена в больнице?

По лицу Лайта промелькнула тень.

— Она справится, я это знаю... но я очень боюсь за неё. Поверь, она лучше всех в Эквестрии ломает дрова. Даже Селестия ей в этом не ровня. Однако, твоя истерика напугала меня куда больше. Я такое уже видел перед самой главной ошибкой Велли. Поверь, тебе я нужнее, — ответил он, пока они выходили из комнаты.

— Ты не боишься, что Мун Флауэр огреет тебя чем-нибудь тяжёлым за пренебрежение матроной? — снова задала вопрос Спити и получила ответ с неожиданной стороны.

— Я огрею тебя метлой, Спитфайр, если будешь дальше истерить, — ответила ей Мун Флауэр, обнаружившаяся с метёлкой у дверей, — пока я за Вельвет, ты у меня по струнке ходить будешь, лейтенант! А плохое настроение будешь лечить по методике упала-отжалась!

— Всё, Флау почувствовала себя главной, Кантерлот в смертельной опасности, — пробормотал Найт Лайт, закатив глаза, а затем спросил — Как Велли?

— Пришла в себя, жутко недовольна. Спити, матрона вернётся, будешь драить особняк сверху донизу.

— Эм... я не член табуна, — только и смогла выдавить Спитфайр.

— Пока мы в деле, ты одна из нас. Готовься, вечерком я научу тебя тайным штучкам лунопоклонников, — заявила Мун Флауэр, — Вафли, к слову, уже готовы...


Основой странностью "нового режима" в Доме Спаркл, бросавшейся в глаза, была специфическая модель поведения Мун Флауэр. В отличие от Вельвет, она, усевшись на место матроны, собрала женскую половину табуна (включая уже оторопевшую от её напора Спитфайр) и начала нарезать задачи. Каденс поручили занять жеребят. Флау обещала уже завтра отвезти всех в Понивилль на пикник, чтобы их отвлечь. Детям сказать, что мама из Понивилля отправилась в Клаудсдейл по делам. Сансет опросили насчёт сделанных упражнений по наставлениям Вельвет, потом Сансет устроила такой же опрос Каденс, а Мун Флауэр тем временем взялась за Спитфайр:

— Итак, лейтенант, наш великий план таков, мы сейчас едем вчетвером в Замок, к твоей большой белой командирше, уточняем ситуацию, и начинаем всех трясти. Если я правильно поняла, тот псих с ружьём лишь марионетка Эм. Потом отправляем Сансет под охраной стражи к Велли в больницу, а сами идём в Дворянское Собрание. Там будет небольшой закрытый приём. Вопросы?

— А почему... — хотела спросить Спити.

— Я командую? — закончила за неё Мун Флауэр, — я хотя я была майор, меня уволили с повышением на одну ступень, так что я подполковник. Ты лейтенант Вондерболтов, это соответствует майору в армии. Я старше по званию.

— Эээ...

— Всё, Флау, хватит строить всех подряд, — подал со своей стороны стола голос Найт Лайт, — доедаем, собираемся и поехали!

Флауэр закатила глаза, а затем молча стала доедать свою вафлю. Когда увидела оторопевшую Спитфайр, добавила:

— Лайта слушается даже Вельвет. Так что, Спити, давай жевать.

Уже в карете Найт Лайт подал своим кобылицам по газете. Спитфайр досталась "Пони Ньюс". Передовицу занимало покушение на Вельвет, а вот вторую полосу внезапно занимало журналистское расследование самоубийства лорда Хелси десятилетней давности. Богатый, приятный, пользовавшийся вниманием кобыл жеребец внезапно покончил с собой. Автор статьи опубликовала с разрешения получателей личные письма лорда Хелси, в которых он собирался немного ни мало жениться на леди Фрутфул. Они держали помолвку в глубокой тайне. Сама Филд Фрутфул рассказала, что Хелси говорил ей, что некие "Копыта" хотят заставить его танцевать по их правилам, но он раскроет принцессе глаза на их деятельность. Когда он умер, леди Фрутфул испугалась, и не стала поднимать шум. Однако, за прошедшие годы она много раз всё обдумала и предоставила письма автору статьи. В конце содержалось сообщение о подаче принцессе просьбы немедленно возобновить расследование и подпись "Квик Прециз Квилл"


Принцесса встретила четвёрку пони в Малой Зале, где уже был сервирован чай.

— Мои маленькие пони, я рада вас видеть.

— Мы тоже, — ответил Найт Лайт, — рыбка захватила крючок. Осталось подсечь.

— Хорошо. Спитфайр, Сансет, как у вас дела?

— Я в порядке! — одновременно ответили Сансет и Спитфайр, после чего переглянулись. Сансет хихикнула.

— Извините, — сказала молодая единорожка.

— Да ничего. Это всё повелительница тортов и троллей1, — ответила ей пегаска, а затем, наклонившись, громким шепотом добавила, — она на всех так действует.

Принцесса закатила глаза, а затем произнесла:

— Ладно, мои дорогие, у нас впереди тяжёлый день, и мы понесли потери. Нам нужно сегодня выложиться по полной.

— Что именно сегодня мы будем делать, принцесса? — спросила её Спитфайр, — мы до сих пор не имеем ни одной зацепки. Что сказал этот придурок с ружьём?

— Он до безумия боится фестралов. У него и так была паранойя, и ружьё он держал от них. Незалеченная детская травма наложилась на публикацию, и вот, стрелок готов.

— Но кто же его пропустил с ружьём?

— Вот это главный вопрос. Кто-то снял охрану с чёрного хода и организовал всё так, что там никого не было. Вернее там было много пони, но они грузили дополнительный реквизит и не обратили внимание на будущего стрелка.

— То есть, никаких зацепок?

— Не совсем. Нет стражи, хотя стража должна была быть, — начал Найт Лайт, — значит, недоработка у Файр Сворда. Плюс. Кто сейчас то отвечает за Оперу?

— Пока это делает заместитель Джет Сета, Трагик Пафос.

— Понятно. Понятно.

И тут в дверь вошёл Фэнси Пэнтс.

— Ваше Высочество, вы вызывали меня?

— Да, Пэнтс, мне сейчас как никогда нужен твой совет.

— Я всегда счастлив помочь.

— Монокль, раз ты тут, что ты знаешь об организации разгрузки декораций для Оперы? — спросил у него Найт Лайт. Лорд Фэнси снова вздрогнул, но ответил:

— Их заказали ещё до весной, для осеннего цикла опер Агнера.

— И кто отвечал за разгрузку?

— Контроллёр театра, эта, как её...

— Гейткепер. Понятно, Монокль. Эх, кто убил твоего друга Хелси ты не знаешь, кто пустил стрелка ты не знаешь, и почему Белль де Лис свела счёты с жизнью тебе не ведомо. Эх. Кстати, ходили слухи, что она была беремена.

— Мы тогда все были такими молодыми и глупыми. Я не могу знать, с кем была Белль... хотя кое-какие догадки есть. И всё же, майор Найт я бы попросил вас не...

— Если не хочешь, чтобы тебя звали моноклем, не носи его. Купи очки, — перебил его Найт Лайт, — Единственный известный мне пони, которому требовался именно монокль, был ювелиром. И у него был столь скверный характер, что я превентивно срываюсь на всех, у кого схожий в чём-то стиль. Если бы ты его знал, то действовал бы также. И купил бы очки.

— Я учту ваше мнение, — ответил лорд.

— Что же, принцесса, я так понимаю, что в концертной программе вынужденный перерыв? — спросил Найт Лайт у Селестии.

— Фактически, да. После двух таких инцидентов... Ти Коффи просто отказался давать дальнейшие концерты.

— И правильно сделал.

— Да, — согласился Фэнси Пэнтс, — он отменил все репетиции и вообще, я даже не смог его найти. Я хотел пригласить его сыграть для Дворянского Собрания Кантерлота. Там должны быть важнейшие пони, включая председателя Королевского Банка Стренджа МакТако. Кстати, я принёс и вам приглашения, сэр Найт Лайт.

— Узнаю старину Ти, когда дело пахнет жареным, ты его днём с огнём, а ночью с Полночной сворой не сыщешь. Ладно, мы придём на твоё собрание, нам нужно продолжать искать... Кстати, ведь именно Стрендж был последним, кто видел Кепера живым?

— Да, именно так, он ушёл от Казначея за несколько часов до рокового приступа.

— Это верно, он был последним посетителем. Но также его навещала служанка за несколько минут до смерти.

— Это тоже крайне важно. Спитфайр, нам бы нужно было бы поговорить с ней.

— Я устрою это, если... — сказала она, глядя на Селестию. Та просто кивнула.


В этот раз Флёр де Лис превзошла саму себя, сделав для Спитфайр красивое платье насыщенного синего цвета, с пышным подолом и красивыми башмачками. Летунья чуть не упала, когда увидела это.

— Манифик. Ты будешь сиять. Ты будешь сверкать. Как клинок, занесённый над головой Эм, уи! — слушая Флёр, Спитфайр вздрагивала. У единорожки явно не всё в порядке с головой. И, кажется, она знала, почему.

— Флёр, скажи, ты, случаем, не дочь Белль де Лис?

— Уи, её и Эм. Я не знаю, кто Эм есть, но она говорила, что он монстр. Она всегда говорила шёпотом, а про него особенно тихим. Она любила его, а он видел в ней куклу. Вроде её продали из-за того, что она отказалась сделать аборт. Потому, что я не идеальна. Не могу быть идеальной. Pourquoi? Моя мать говорила, что я идеальна. Моя хозяйка, гриффина, звала меня adorable. Моя приёмная мать звала меня чудом. Моя леди говорит, что я прекрасна! Pourquoi? Чем я могла ему не нравится? Ладно, хватит обо мне, давайте сделаем вас прекрасной!

Спитфайр была быстро обряжена в платье напористой модельершей. И тут же, как по заказу, зашла Флау и с ехидной улыбочкой запустила Найт Лайта.

— Прекрасно выглядишь, Спити.

— Брр... может, найдём что попроще?

— Увы и ах, но ты в этот раз будешь представлять женскую часть табуна Спаркл одна, — сказала Мун Флауэр, — я остаюсь дома. Надеюсь, ты хорошо танцуешь?

— ЧТО? — спросила Спитфайр.

— Вы едете в Дворянское собрание вдвоём, моя дорогая. А я жду Сансет. Тебе ясно?

— Всё согласованно с принцессой, Спити, — сказал ей Найт Лайт.

Летунье осталось только склонить голову и тяжко вздохнуть


Впрочем, ехали они не одни, в их карете нашлись губернатор Силк Странд и генерал Тайфун.

— Всё готово, мастер? — спросила губернатор.

— Ну, почти, — ответил Найт Лайт, — Я надеюсь на лучшее.

— Мы тоже, — бросила Крашинг.

Спити давно потеряла нить разговора, а потому и не ответила.

Вскоре они прибыли в Дворянское собрание, Найт Лайт помог ей выйти, и они вдвоём прошли в здание. Их встречал сам лорд Фэнси Пэнтс.

— Я рад вас видеть. Хорошо знать, что дворяне Закатных земель теперь пополнят наше число.

— Нам тоже приятно сотрудничать с вами, лорд Фэнси, — ответила губернатор.

И тут в след за ними в прихожую ввалилась единорожка в морской форме и с широкой улыбкой как гаркнет:

— Монокль! Как я рада тебя видеть! Ха, сколько мы не виделись, аж с окончания Школы!

В этот момент лорда перекосило. Всего на долю секунды, а затем он снова надел свою фирменную улыбку, ставшую даже более естественной.

— Так-так, Тартана, вот так сюрприз! Как жизнь?! Слышал, ты буквально совсем ушла в моря?

— Да, последние десять лет я почти без передыху... ну как без передыху, передых есть, но на Поньджи. Эх, Монокль, жизнь такая, разбросала всех наших. Никто даже на письма не отвечает! Хелси вообще, да и Белль.

— Да, такое бывает. Увы.

Спитфайр умела крутить на ус. И сейчас что-то её беспокоило. То, что Фэнси Пэнтс не любит своё прозвище она знала, новым было то, что Найт Лайт угадал, похоже, ещё студенческое прозвище лорда. И реакция на Тартану была странной.

"Монокль", скорее всего, было всё же обидной кличкой. В конце концов, свое прозвище "Огнехвостка" Спити получила за перманентное сожжение собственного хвоста в период овладения продвинутой магией пегаса. Единороги не так хорошо относятся к этому как пегасы. Фэнси Пэнтс точно.

Нет, тут что-то ещё.

Но Найт Лайт вытащил её на танец, сбив мысль.

— Что мы тут ищем? — спросила она через некоторое время.

— Ответ. Он, как обычно, перед носом, но поймать его трудно.

— Но ответ на что?

— На заданный тобой вопрос. Кто это устроил?

— Но... ты думаешь, что Эм здесь?

— Он почти у нас под носом. Висит, как сопля. Осталось его стереть.

Танцы продолжались, музыка играла. Мысль бежала. Монокль. А очень длинно. А как кратко? Эм...

Спити похолодела. Этого не может быть! Фэнси был немного старше её, они учились у принцессы почти одновременно. Фэнси был холодным, отстранённым, любил общество дворян, часто пропадал на вечерах лет с шестнадцати. Но умозаключения уже неслись потоком, как горная река, прорвавшая плотину.

Примерно когда ему было семнадцать, начались первые похищения. Первые следы деятельности "Чёрного копыта".

Да они знали друг друга, но не слишком близко. Пэнтс стал немного ближе только после гибели Реда. И она никогда не знала про его прозвище. Хотя Фэнси Пэнтс помогал ей, они никогда не были по-настоящему близки. Он ни с одной кобылой не был близок. Единственным его идеалом была...

"Я не идеальна..." — вспомнились слова Флёр. Его идеалом была аликорна Солнца. Белль де Лис, как и Флёр, была похоже на портреты Селестии в молодости...

Он был влюблён в свою наставницу. Спити это знала. Знали и в Школе. Никто не относился к этому серьёзно.

Кроме самого вечносерьёзного Пэнтса. Он был отчаянно влюблён. Безнадёжно.

Беспросветно.

При этом он часто критиковал проекты принцессы "раздувавшие бюджет". Был открытым сторонником жёсткой линии в отношении грифонов.

Он всё время был у них под носом...

"Как сопля," — вспомнила Спити слова Найт Лайта. Теперь ей всё стало ясно. Сегодня будет развязка. Вот только какой она будет.

Пэнтс танцевал с губернатором Силк, и почти ничего не предвещало беды, пока не раздалось:

— Тупая фестралка, кто тебя пустил сюда? — спросил один из дворян у своей партнёрши, генерала Тайфун.

— Пустила принцесса, решила наладить отношения между Закатом и Восходом. Кстати, это вы в ногах путаетесь, уважаемый.

— Да я, да я!

— И пахнет от вас плохо, — закончила генерал и тут же увернулась от магической стрелы, которая попала в одну из знатных матрон.

Фэнси Пэнтсу пришлось вмешаться.

— Нобл Хуф, как ты себя ведёшь? Генерал Тайфун принадлежит к одному из самых уважаемых семейств Закатных земель! Тебе должно быть стыдно!

— Прости, дядя.

— "Прости" тут не отделаешься. Я думаю, мы сможем уладить вопросы имущества, но ты должен извиниться. И перед генералом, и перед леди Коутри.

— Конечно.

— Ха, Монокль, ты далеко пошёл. А когда учился, был жутким заучкой, — произнесла Тартана, — всё время ходил с книжкой.

— Да-да, Тартана. Спасибо, — язвительно ответил лорд.

— Да, ладно, Кроха Эм, что ты так дуешься? Извини, я морячка, привыкла друзей звать по прозвищам, — и в этот момент в голове Спитфайр щёлкнуло, а по залу прошёл шепоток.

— Да уж. Кто, кстати, дал пригласительный тебе, Тартана?

— Принцесса, кто же ещё? — удивлённо ответила кобыла, — Сказала, что я должна встретиться с тобой, вспомнить молодость.

— Молодость? Ладно, — пробормотал под нос Пэнтси и отбарабанил копытом несложный ритм.

И сразу, как по команде, гости стали быстро расходиться. Но не их группа. Уже минут через десять в опустевшей бальной зале остались Найт Лайт, три кобылы, Фэнси Пэнтс и Тартана. Последняя пошла к столам и налила себе коньяку, после чего выпила залпом.

Лорд Пэнтс закатил глаза:

— Тартана, ты всегда был была грубой жеребцеподобной кобылой, но разве я тебе говорил сто раз, что в светском обществе так не делают?

— Ну, общество-то разошлось, значит я могу выпить!

— Да, разошлось. Почти.

И тут в двери вошёл капитан Файр Сворд. Найт Лайт сразу напрягся.

— Вы выполнили мою просьбу, капитан?

— Да, сэр.

— Что происходит, Фэнси Пэнтс? — спросила Спитфайр.

— Ну, что же. Вижу, твой прославленный ум всё же не так хорошо соображает. Все эти годы я готовился, и лишь инцидент с Хартстрингсом немного подвёл меня.

— Значит, это всё же был ты. Водил меня за нос... неужели ты посчитал, что сможешь так завоевать её?

— Я смогу! — с вызовом ответил Фэнси Пэнтс, — и я сделаю это, потому, что я лучший! Я, а не ты, Горящий Хвост! На самом деле было забавно наблюдать все эти годы, как ты раз за разом уходишь от тех идиотов, что я нанимал для твоего устранения. Я бы мог подстроить тебе несчастный случай сам, но это бы насторожило принцессу, и мои планы пошли бы насмарку.

— И каков твой план?

— Ты не находишь, что принцесса не успевает за всем? Что она потакает этим беспомощным земным пони, да и вы, пегасы, слишком много о себе думаете! Нам нужно более надёжное правительство. А, ну да, ты же пегаска-идеалистка, куда тебе понять меня! Нам нужно покончить со слабостью, которую питает потакание принцессой всем этим типа "дружеским" отношениям! Мы должны сделать Эквестрию такой, какой она должна быть. Страной Магии. Страной Силы. Страной Единорогов.

— Ты... Фэнси, когда-то ты мне нравился именно тем, что с юмором относился к этой идее.

— Я ошибался. Я ни в ком не находил сочувствия, понимания, любви... и тогда я понял, что надо делать. Мои собратья, может быть, и поглупели, но мудрость предков сохранили хотя бы в качестве наставлений. Единороги должны править! И навязывать свою волю... а сильнейший единорог может навязать свою волю даже той, кто всё время отвергает его! И вот, я у цели, а ты здесь, там, где нужно мне. Ну, Спитфайр, кто из нас дурак? — спросил Фэнси Пэнтс, а затем он кивнул Файр Сворду, и тот топнул. В опустевшую залу тут же втолкнули Сансет, в кандалах и с подавителем.

— Твой друг Ред Пеа был куда более интересен, — продолжил лорд, хватая Сансет аурой и поднося её к к своему лицу, — Хоть он и был из крестьян, он был куда образованнее и начитаннее, чем ты, Файртэйл. Поэтому его устранение было действительно необходимым. Но меня всегда мучил вопрос, а как ты умудрилась потерять ребёнка под присмотром принцессы? И только годы спустя до меня дошло. Ты его не теряла. Вы с ней просто спрятали малютку. У всех под носом, оформив её как дочь погибших в Зебрике агентов ЭИС. Да, было красиво придумано. Ты долгие годы показательно её игнорировала. Пока я не увидел вас вместе, честно, я даже не мог понять, почему ты ей так заинтересовалась после её исчезновения, — а затем он оторвал один волосок из гривы Сансет, он вспыхнул голубым пламенем и от него протянулась прозрачная лента, связавшая воедино молодую единорожку и летунью, — ха, принцесса взялась учить целую семейку неудачниц. Смешно.

Сансет ошарашенно смотрела на Спитфайр. Та встала в стойку. Однако новый, абсолютно спокойный голос разрядил обстановку:

— Кхм-гм, — прочистил горло Найт Лайт, — вот Файр Сворда я увидеть не ожидал. Думал, придёт кто-то из лейтенантов.

— Ты серьёзно, паяц... — начал Фэнси Пэнтс, и тут же был вынужден отбиваться от града магических молний, обрушенного на него Найт Лайтом. Капитан Сворд хотел схватить Сансет, но её телепортировали от него, и вместо неё оказался Тартана, а молодая волшебница оказалась рядом со Спитфайр. Морячка телекинезом швырнула капитана в отряд его гвардейцев, разбросав их.

Однако в дверь вбегали новые гвардейцы... которые тут же отправлялись назад.

Фэнси Пэнтсу так же было не сладко, он, не смотря на свой высокий уровень магической подготовки с трудом отбивался от Найт Лайта. В какой-то момент, блокируя очередной удар, лорд чуть отступил, наткнулся на подножку от подобравшейся сзади Силк Странд и тут же получил магической молнией в грудь.

— Да чтоб вас! — в зал снова ворвался Файр Сворд, — здесь добрая половина моих пони, если вы что-то сделаете сэру Фэнси... — В этот момент к Спити и Сансет подошла генерал Тайфун и быстро засунула им в уши беруши.

Зачем стало ясно спустя несколько секунд. Все предатели вдруг схватились за уши, отчаянно крича.

Только Фэнси Пэнтс, светя рогом, как-то поднялся, и бросив мрачный взгляд, телепортировался.

Впрочем, не прошло и минуты, как он влетел обратно. Через окно. Все стражники в это время валялись на полу, оглушённые, а вслед за лордом влетел Ти Коффи. Он подлетел к неуверенно поднимающемуся единорогу и одним мощным ударом копыта расколол его рог.

Фэнси Пэнс от боли мешком свалился на пол.

Генерал Тайфун вытащила беруши, а за ней это сделала и Спитфайр, после чего начала развязывать Сансет. Единорожка тем временем неотрывно смотрела на пегаску. Когда Спити вытащила кляп, Сансет спросила:

— Это правда?

— Правда. Я совершила худшую вещь в мире. Единственный совет, который я могу тебе дать, никогда не делай, как я. Слушайся Вельвет, она хорошая пони.

— Спасибо за комплимент, — ответила Тартана.

— Что, простите? — удивлённо спросила Вондерболт.

— А, да, — рог Тартаны зажёгся... и перед Спитфайр предстала Вельвет Спаркл, — я...

И тут же она была сбита с копыт налетевшей на неё Спитфайр.

— Ты! — наседая на неё сверху, — я думала, ты при смерти! Никогда, слышишь, никогда больше так не делай! Иначе я тебя сама задушу!

— Эм... хорошо?

— Как ты вообще умудрилась так быстро поправиться?

— Очень хитрое защитное заклинание. Я инсценировала ранение с помощью небольшой иллюзии. Думаю, Монокль хотел посмотреть, насколько сильна моя магическая защита, и, возможно, немного удивился, когда покушение удалось. Кстати, надо будет сказать спасибо Гейткепер. Она приметила этого парня, но вместо поднятия тревоги просто сунула мне записку за кулисами. Классно я отыграла?

— Я по-прежнему готова тебя душить.

— Но мы поймали Эм!

— Я чуть не лишилась друга!

— Зато у Лайта появился повод тебя утешить.

— Ты!

— И Сансет всё равно узнала бы, рано или поздно. Если жёлтые газеты догадались, то она-то...

Спитфайр перевела взгляд на единорожку. Свою дочь. Та также смотрела на неё.

— Это будет трудно, — подытожила Вельвет.


Примечание:

Помимо товарищей из скандинавской мифологии и профитролей есть ещё треугольные слоёные булочки "тролли" с сахаром и какао

Глава 8. Новая глава в жизни

Эм выведен на чистую воду, "Чёрного копыта" больше нет. Что теперь делать Спитфайр?

По пути домой Спитфайр и Сансет, ехавшие по разные стороны от Вельвет, только молчали, глядя на разные двери. Найт Лайт смотрел на это с беспокойством, но не более.

Когда они приехали, то первым, что бросилось в глаза Спити был ствол дерева, валявшийся перед Особняком и куча элементов гвардейского обмундирования. Все стены соседних домов были побиты. К косяку двери привалился со скучающим видом Кейв Квайет Дропс. Над ним парила Саншайн.

— Что тут-то произошло? — спросила Спитфайр, когда она с помощью Найт Лайта вышла из экипажа.

— "Чёрное копыто" захотело вырвать оплот Шедоутболтов с корнем. Ну, как говорится, по вере твоей и воздастся тебе, — ответил Квает.

— Ночная стража устроила тут побоище, — ответила Саншайн.

— Что, вы обстукивали предателями стены окружающих домовладений? А можно мне при случае присоединиться в следующий раз? — спросила Спити.

— Если леди разрешит, то само собой, — ответил

— Да почему нет, — ответила Вельвет, — так как всё прошло?

— Гм... ну, если не считать попытки части стражи заблокировать не участвовавших в мятеже в казармах и захватить принцессу, то ничего страшного не произошло. Вот только как мы будем оправдывать то, что Пушистый корпус был поднят по тревоге на "учения" именно в ту самую ночь когда надо?

— Эм... Мудрость принцессы? — предположила Вельвет, — соврём чего-нибудь. Правдоподобное. Типа, в последний момент одумавшийся гвардеец предупредил принцессу, а та направила письмо заместителю командующего корпусом. Вот ведь Монокль, не учёл, что коль Сериоса попросили побыстрее вернуться на место постоянной дислокации, то за него Близзард Чардж. Как там заговорщики-то, живы-то хоть?

— Ну, они в основном были единорогами. Поэтому, увидев фестралов, активировали щиты и сбились в плотный строй...

— А затем Поющие спели им колыбельную, — закончила Вельвет.

— Откуда ты знаешь? — спросила Саншайн

— А у кого училась Близзард?

— Да, они все уснули и их так и увязали. Но самым удивительным было то, что среди них не было капитана Файр Сворда, — подтвердила квартирмейстер.

— Монокль всё же ждал от Спитфайр сюрпризов. Там была половина заговорщиков, — ответила матрона.

— Мистериум Магиструм, его заместитель, явно не справился. Хотя, учитывая, что пегасы и земные пони закончили сегодня небольшие учения и массово ушли в увольнительные, шанс у него был. Без нашего вмешательства.

— Да, но меня интересует всего один вопрос. Как они хотели остановить принцессу? — снова спросила Вельвет.

Саншайн вздохнула. Потом ещё раз. А затем заявила:

— У них была артефактная... уздечка, — произнесла пегаска.

— Понятно. И, наверное, куча усыпляющих бомбочек?

— Как ты...

— "Познай врага своего", как говорил Сач Зин.

Саншайн вздохнула и потёрла голову копытцем.

— В общем, понятно.

— Ты знала? — вдруг спросила Сансет у Саншайн.

Пегаска вздрогнула, а затем посмотрела сначала на Сансет, а затем на Спитфайр, после чего Вельвет не терпящим возражений тоном заявила:

— Давайте поговорим в доме.

Вслед за матроной все вошли в Особняк, где пройдя мимо восьмерых невесть откуда взявшихся фестралов, направились в гостинную. Там сидела и пила свой вечный цикорий полковник Близзард Чардж. Самая невыносимая пони в Эквестрии. Ей только дай позубоскалить. И, возможно, будущий лучший тактик и стратег в Королевстве.

— О, Файртэйл, как твой хвост? — типичное приветствие в духе Близзард.

— Как обычно. А теперь, Чарджи, будь хорошей кобылкой, сгинь.

— Чардж, будь любезна, — весомо добавила леди Вельвет, и фестралка, собиравшаяся что-то ответить в своей манере, лишь, кивнув, вылетела из гостинной. Вот теперь Спити точно поверила, что Вельвет это Лунная Тень. А Саншайн тем временем, глубоко вздохнув, сняла свою маскировку, вновь став принцессой Селестией, и сразу обратилась к Сансет:

— Да, я знала. У нас были основания подозревать, что после смерти твоего отца "Чёрные копыта" не оставят тебя и Спитфайр. Я предложила Спити два варианта, либо она уходит в программу защиты свидетелей до решения вопроса с Эм... либо отдаёт тебя в приют. Под чужим именем. Она выбрала второй вариант.

— Как меня зовут на самом деле? — снова спросила Сансет.

— Сансет Флейм Пеа-Файртэйл, — ответила Спитфайр, — ты родилась на закате, в час, когда огонь охватил весь Закатный горизонт. Я тогда поклялась, что сделаю Эквестрию безопасной для тебя. Я и этого сделать не смогла... я бесполезна, — и пегаска села на круп. Из её глаз полились горькие слёзы.

Однако, она не сидела так долго. Сильные копыта обхватили её, и тихий голос Найт Лайта над ухом произнёс:

— Тише-тише-тише. Всё хорошо, Спитфайр. Всё хорошо. Все мы живы, и ты сделала всё, что могла, чтобы защитить тех, кто тебе дорог.

— Но Пэнтс... он переиграл меня! Я верила ему, верила, искала и не находила. Ходила кругами, он всё это время был так близко, так близко! Аргх! — и вода полилась ручьём.

Она плакала, изливая душу, душу, полную боли за свои неудачи и потери. Душу, готовую сейчас разорваться. Она теперь потеряла всё. Последний смысл жизни. Она провалила своё самое главное задание, и теперь её больше ничего не ждёт. Ничего.

И тут, помимо Лайта, кто-то ещё присоединился к объятиям. Кто-то такой же плачущий и потерянный. Кто-то, нуждающийся в заботе.

Спитфайр инстинктивно сжала Сансет в объятьях, а со стороны их держал Найт Лайт. И, затем, для полноты картины, к ним присоединилась ещё и Вельвет.


Лейтенант Файртэйл просыпалась с трудом. Голова была как в тумане, глаза болели... на её шее была голова Сансет.

Сансет?

Сансет?!

Сансет!

События вчерашнего дня снова обрушились на неё девятым валом. Фэнси Пэнтс. Связанную Сансет вводят в опустевший бальный зал. Гамбит Вельвет. Неудавшийся переворот. Её истерика.

И всё это было мгновенно изгнано из головы, когда Сансет простонала.

— Что с тобой?

— Спитфайр? А... — ответила юная волшебница, а затем вздрогнула и потупилась. Спитфайр поняла её молчаливую просьбу и разомкнула объятья, в которых они заснули. Две пони оказались друг напротив друга, один на один.

Сансет потупилась, а затем спросила:

— Я уже слышала ответ, но хочу спросить тебя ещё раз, почему ты меня оставила?

Спитфайр вздохнула. Её смертный час настал. Она медленно начала:

— Я струсила. После смерти Реда я всё время думала, что они придут за мной. Я ведь постоянно находилась в Замке, да что в Замке, в той самой маленькой гостевой возле покоев принцессы.

— Я родилась в Замке? — вдруг спросила Сансет.

— Да. На кровати принцессы, она и Инквелл тряхнули стариной и приняли роды. Имеется в виду старшая Инквелл, младшая в то время ещё училась в Школе.

— Подожди... принцесса Селестия была моей... акушеркой?

— Она твоя именная мать, акушеркой была Петрел Инквелл. Слышала бы ты, как она ругалась на нас... впрочем, ты слышала, — пегаска снова грустно вздохнула, прежде чем продолжить рассказ, — я всё время, когда была с тобой... я... конец беременности был тяжёлым, я была прикована к постели и всё это время я боялась, что появится кто-то из "Чёрных копыт" и... убьёт нас, — не удержавшись, Спитфайр всхлипнула, — я поклялась, что буду защищать тебя, но я увидела, что и себя-то защитить не могу... Я решила оставить тебя на принцессу, а самой попробовать закончить то, что начали мы с Редом. Вот так.

— И ты не хотела меня вернуть?

Спитфайр вздрогнула, и отвела взгляд. А затем ответила:

— Я хотела это сделать с того самого момента, как отдала тебя... но когда прошло несколько лет, и Селестия забрала тебя из того Дома Жеребёнка я... я решила, что недостойна. Принцесса пообещала мне, что будет заботиться о тебе, и я знаю, что она хорошая наставница.

— Откуда?

— А кто, ты думаешь, учил меня? — спросила Спитфайр, — я же говорила не раз, что своим мастерством обязана своей старой подруге.

— Ты тоже училась у принцессы?! — шокировано воскликнула Сансет.

— Официально у Саншайн Скайз, но ты же всё знаешь.

— То есть ты отдала меня той пони, которая тебя выучила и воспитала, а сама пошла мстить за отца?

— Ну... как-то так, — ответила Спитфайр, — я же не совсем кукушка, да, я неудачница, но это не значит, что я не наблюдала за тобой.

— Ты наблюдала за мной?

— Я, если Вельвет тебе не сказала, я не последняя кобыла в ЭИС. Мои друзья, скажем так, делились отчётами о твоей жизни. Когда ты сбежала я чуть сама не вылетела искать, благо, вскоре тебя заметили на вокзале Кантерлота. Ох, хорошо, принцесса была рядом, она запретила мне тебя арестовывать.

— Ты собиралась арестовать меня?!

— А как я могла вернуть тебя в Кантерлот, не выдавая себя? "Чёрные копыта" не должны были даже думать об нашем сходстве. Я потеряла ребёнка, точка, только это должно было быть в их головах.

— Да уж, ты прекрасная мамаша! — бросила Сансет.

— Какая уж есть, Санс. Прости, я... я, наверное, сломалась после смерти Реда. Я пыталась защитить тебя... и оказалась бесполезна и в этом.

Единорожка не ответила. Некоторое время они сидели в тишине, но затем молодая волшебница всё же решилась задать вопрос:

— А если бы ты справилась... с "копытами", ты... ты бы рассказала мне?

— Нет, — чётко ответила Спитфайр, — Я не заслужила... не заслуживаю называться твоей матерью. Я бросила тебя, и нет мне прощения. Я надеялась, что Селестия... ну, заменит меня не хуже, чем заменяла родителей мне.

— То есть ты... ты отдала меня тому, кого сама считала матерью?

— Эй, она мне не мать! Она взялась за меня, когда я уже сдала норматив кандидата в Вондерболты!

— И в каком возрасте ты его сдала?

— Мне было одиннадцать! Я стала самой юной кобылкой, когда-либо сдавшей норматив!

— О, то есть ты была подростком-самородком, которого крутая квартирмейстерша взяла в подмастерья, дабы огранить твой талант? Тебе не кажется это... гм, немного по-матерински?

— Эй, она мой друг и начальник, но не мама! Я сама выбрала свой путь! — вспылила Спитфайр, глядя в глаза Сансет, а затем снова опустила взор, — Она говорила мне оставить тебя. Ты важнее, чем месть. И она была права.

— Так почему ты оставила меня? — снова спросила Сансет.

— Потому, что в прошлом году меня чуть не раздавили с помощью рояля, спасибо Каденс, что спасла меня, а Шайнингу, что спас её. Вообще, наша свадьба с Редом была закрытой, мало кто знал. Именно убийство всех всколыхнуло, и всё тайное стало явным. Это значило, что у "Чёрных копыт" есть агенты в ЭИС, а значит... значит я могла доверять только Селестии. Ну и Петрел немного. И я... я боялась, что они придут и убьют тебя. Поэтому я отказалась от защиты свидетелей. Пусть охотятся за только мной.

Некоторое время царило молчание, а затем Сансет произнесла:

— Ты хотела защитить меня, — после чего она спрыгнула с кровати, судя по её шагам, обошла её и положила копыто на плечо Спитфайр, — я обижена тем, что ты отдала меня, но... я понимаю. Ма Вельвет всегда учила меня пониманию и умению ставить себя на место других пони, и я могу понять твоё решение. Возможно, в подобной ситуации я... я поступила бы также. Спитфайр... — после чего единорожка сделала паузу, которая закончилась неожиданным словом, — Мама... — Спити непонимающе обернулась к Сансет, которая продолжила, — прошлого не вернуть, но быть может мы... мы сможем начать что-то новое?

Спитфайр сидела с открытым ртом, а затем выдала:

— Я... да, конечно, Сансет. Я... я буду счастлива, если ты дашь мне шанс.

Сансет просто молча обняла Спитфайр. Некоторое время мать и дочь держали друг друга в объятьях, пока не раздался стук в дверь. Они отпустили друг друга и, после неловкой паузы, во время которой Спитфайр, наконец, осознала, что она находится в своей гостевой спальне, ответила:

— Войдите.

Вошла Вельвет и за ней Каденс, на лице которой отчётливо отпечаталось любопытство.

— Итак, как прошёл ваш разговор?

— Ма, тебе не кажется, что это было через чур? — спросила у неё Сансет.

— Всё прекрасное в нашем мире находится на острие бритвы, и лишь по нему можно войти в Райский Сад.

— Афоризм Стронг Эуферисма, — хором вспомнили писателя и философа Сансет и Спитфайр, и, переглянувшись, покраснели.

— Мне нужно было, чтобы вы поговорили. Я понимаю, что это тяжёло, но не Спитфайр отказалась от тебя, вас, по сути, разлучили обстоятельства. Я, может, хочу слишком многого, но видеть вас в дали друг от друга... вы родные пони, разделять вас преступно, — закончила Вельвет, а затем добавила, — но у нас теперь есть крайний, и он ответит. Да, ответит!

— Вельвет, как идут дела в Кантерлоте? — спросила Спитфайр.

— Как обычно. Хотя весть о попытке переворота заставила репортёров побегать. Хи-хи, ну ладно, пойдёмте... Да и... похоже, весть о вашем родстве окончательно утекла в массы. Так что, думаю, что вы должны определиться со своими взаимоотношениями сейчас. Спити, если что, официально это дело вели наша дорогая Силк Странд и генерал Тайфун.

— Губернатор?

— Уже советница. Боюсь, у Закатных Земель будет новый губернатор.

— И кто?

— Плайфул Аллюзион справится, я думаю, — ответила матрона.

— О нет! — воскликнула Спитфайр, — только не эта сумасшедшая! Она всё время достаёт комитет по финансам! Они от неё уже воюют!

— Но при этом признают, что она специалист в своём деле. И Кепер её всегда хвалит.

— Хвалил, — поправила её Спитфайр.

— Почему в прошедшем времени? — спросил вошедший в комнату тёмно-синий жеребец-единорог, которого Спитфайр видела несколько дней назад в гробу. Если бы не физиологическая невозможность этого, её челюсть бы пробила пол, — я продолжаю хвалить тех пони, которые этого достойны. Кстати, леди Файртэйл, я так и не смог высказать вам своё...

Спитфайр вскрикнула "Призрак" и спряталась под кровать. Вельвет закатила глаза, вздохнула и зажгла рог. Голубая аура вытащила летунью из её импровизированного убежища.

— Спитфайр, я же говорила тебе, что это мистификация. Кепер был самым подходящим пони для того, чтобы его подставить, тем более, что догадаться, что он Шедоутболт было не сложно. И мы вывели его из-под удара как смогли. Ну пришлось ему провести день в гробу, подумаешь?

— Да уж, учитель, это было почти удобно. Личные апартаменты по размерам. И хорошо, что у меня нет клаустрофобии.

— Зато ты не в тюрьме, Кепи. Ладно, хватит болтать! Нас ждёт принцесса на пресс-конференции!


После конференции Спити вернулась домой уставшая и злая. Эти папарацци натащили столько информации... а затем советница Силк Странд арестовала пятерых ведущих репортёров из лучших газет, включая "Кантерлот Аурс" как членов "Чёрного копыта". В общем, было весело.

Дома их встретил Найт Лайт, который при поддержке Мун Флауэр соорудил целый банкет. И тут же на них налетели жеребята табуна Спаркл плюс Хартстрингс. Как их всё это время Каденс сумела удержать от проблем не поддавалось пониманию Спитфайр.

— Это правда? — спросила Твайлайт.

— Вы мама Сансет? — продолжила Мун Дансер.

— Вы оставили её, чтобы защитить от плохих пони? — это уже Минуэтт

— Вы теперь воссоединились? — задала свой вопрос Лемон Хартс.

— Вы теперь выйдете за папу и будете нашей новой мамой тоже? — закончила шторм вопросов Твинклшайн.

От последнего Спитфайр чуть не упала, но её удержал Найт Лайт, он же ответил кобылкам:

— Девочки, Спитфайр и Сансет устали. Дайте им отдохнуть. Скоро садимся за стол.

После чего отвёл их в верхнюю гостинную и вручил им (а заодно и Вельвет с Силк Странд и Крашинг Тайфун) по стакану с молочным коктейлем.

— Итак, девочки, какие планы у вас дальше? — спросил Найт Лай.

— Ну... как сказать... — запнулась Спитфайр.

— Мы попробуем начать всё сначала, — ответила Сансет, — и получше узнать друг друга.

— Вот это дело, — сказал Оплот Дома, подошёл к Спитфайр и тихо спросил, — а где ты будешь жить?

— Придумаю что... — Спитфайр не закончила, Найт Лайт мягко приложил копыто к её губам и ответил за неё:

— Ты будешь жить с нами. Можешь считать, что наблюдаешь за Велли. Идёт?

— Найт Лайт, я не могу, на меня все будут смотреть как на кобылу вашего табуна и... — Найт Лайт мягко поднял её копытце и поцеловал. Спитфайр покраснела.

— Сансет мне как дочь. Ты её мать. Следовательно, я должен защищать и тебя. Точка, — ответил Оплот Дома Спаркл.

— Я не нуждаюсь в защите, — она отдёрнула копыто.

— Уверенна?

— Уверенна!

— Тогда может ты нуждаешься, ну, в ласке?

Спитфайр покраснела. Она хотела ответить. Честно хотела. Но Найт Лайт приблизился так близко, что её тело само среагировало. Они поцеловались. Она не отошла.

Эпилог. Всё идёт своим чередом

Жизнь налаживается...

Это был обычный день для Сансет Шиммер.

Хотя ладно.

Это был необычный день для Сансет Шиммер. Это был первый нормальный день после того, как она нашла свою мать. Благодаря утечке, организованной Эм накануне неудачного переворота, весь Кантерлот знал, что она дочь лейтенанта Вондерболтов, которая оставила её из-за угроз террористической группировки.

И это очень мешало, так как каждый пони хотел сказать им пару слов поддержки. Из-за этого прогулка по Кантерлотскому парку превратилась в своеобразный кошмар.

И тут Спитфайр спросила:

— Ты мне доверяешь?

— Э... да?

И тогда Вондерболт схватила её в охапку и мгновенно взлетела. Единорожка даже не успела заорать, когда увидела под собой Кантерлот. Подавив страх, она вгляделась в проплывающую под ней землю.

— Нравится? — спросила у неё Спитфайр.

— Это... круто!

— Да... пегасы, может, и не владеют магией как единороги, но ради этого стоит быть пегасом. Кхм, я как бы намекаю.

— Ты думаешь, что я могу пройти возвышение?

— Селестия говорила тебе?

— Не только она. Вельвет тоже. Только между нами, она многое знает. Впрочем, принцесса это теперь знает тоже. И ты.

— Гм... если Вельвет натренирует тебя для полётов со мной, я её расцелую.

— О... тогда готовься. Это произойдёт быстрее, чем ты думаешь, — ответила ей Сансет.

— Быстрее? — переспросила Спитфайр.

— Да, через пару дней узнаешь. А теперь, куда мы летим?

— В тихое уютное местечко, — ответила лейтенант Вондерболтов и вскоре, облетев гору Кантер, они приземлились на небольшой полянке ручья на отроге горы. И, сев, сказала:

— Вот сюда приводила меня моя наставница, чтобы заниматься созерцанием.

— Меня тоже, — сказала Сансет.

— Да, это хорошее место, — вдруг послышался сзади голос Вельвет, — я тоже прихожу сюда и привожу сюда свою ученицу.

— Откуда... откуда вы вообще знаете про это место? — спросила удивлённая Спитфайр.

— Это большой секрет, — хором ответили наставница и её ученица. А затем Сансет добавила:

— Да уж, ма, ты тащила меня сюда два часа по склонам, у мамы получается лучше!

— Ну, ты уже научилась телепортироваться. Сделай маячок и подготовь руну возврата. А вторую дома. Как тебе?

— Ты гений! Но руну делать не так просто!

— Ну, не всё же у нас праздник на улице, — ответила Вельвет.

— Итак, что ты тут делаешь? — спросила Спитфайр.

— Я хотела заняться своим хобби. А вы?

— Ма, ты притащила его сюда? Он здесь? Правда? — вдруг Сансет забросала Вельвет потоком вопросов.

— Да, он тут, — закатив глаза, ответила старшая единорожка, — возле обрыва.

— Мам, пойдём! Готовься, сейчас ты исполнишь своё обещание! — сказала огнегривая молодая волшебница и посмотрела в том же направлении, в котором появилась Вельвет.

— Эм, Санс, я хотела сама полетать! — обиженно протянула её наставница.

— Ну ма! — выдала Санни железные аргумент.

— Ну что ты со мной делаешь, Сансет. Ладно, — ответила матрона.

Сансет схватила Спитфайр за копыто и потащила её по тропинке. И вскоре они оказались у обрыва. Там, под сенью деревьев, обнаружился дельтаплан.

— Дельта здесь! Ура! Вот, мам, теперь мы можем полетать!

— Эм... откуда он здесь? — спросила окончательно сбитая с толку Спитфайр.

— Это была идея Сансет, — ответила Вельвет, — Она увидела на курорте Сильвер Шорс дельтапланеристов, заинтересовалась... и, в общем, затащила нас на курсы.

— Теперь я знаю, что во мне играла кровь гордых пегасов! Давай, полетели! — и Санни кинулась к дельтаплану.

Вскоре она уже набирала высоту в небе над Кантером.

Спитфайр пристроилась рядом и наблюдала за полётом дочери. Про этот момент её источники умолчали. Ха, Санс летает! Она любит полёт! Сердце Спитфайр пело. Это будет чудесный день.


Вернулись они поздно, и дома их ждал сюрприз. Мун Флауэр сразу сказала, что дома гости. Пройдя в холл, они увидели, что табунчик жеребят пополнился молодой рыжей кобылкой, а рядом Шайнинг разговаривал с красным жеребцом, своим ровесником. Вместе Каденс также сидели четверо взрослых пони, трое светло-жёлтого цвета и одна светло-зелёного. Молодая кобыла светло-жёлтого цвета показалась Спити знакомой.

— Гранд, Конференс, Батти, я рада вас видеть! Брайт, как здоровье? — приветствовала их Вельвет.

— Не жалуюсь, леди, и вам не хворать, — ответил большой жеребец с яблоком на кьютимарке.

— Леди Спаркл, мы узнали, что вы нашли дочь Реда! Это правда? — спросила молодая кобылица с кудрявой гривой.

— Да, это так, — ответила матрона.

— Миледи, спасибо! — тут же хором выдала старшая пара, а затем оба обратили взгляд на Сансет, и пожилой жеребец спросил:

— Это ведь она? — после чего бросил мрачный взгляд на Спитфайр, который затем потеплел, — Мы толком не встречались, Спитфайр, я Гранд Пеа, дядя Реда. Это моя жена Конференс и дочь Пеа Баттер.

— Я помню тебя, — сказала ей Спити, — ты постоянно лезла ко мне с предложениями помощи.

— О, — смутилась Баттер, — вы помните меня?

— Да, только вроде бы твоя мать выглядела иначе.

— Я вторая кобыла в табуне у Гранда, родной матерью Батти была Пеа Сид, — ответила светло-зелёная ещё не старая кобылица, — её уже нет с нами, — грустно добавила она.

— Кхе-кхе, — прокашлялся Гранд Пеа, а затем обратился к Сансет, — ну, здравствуй, малышка. Нам жаль, что... у моего брата, Вильямса Пеа, Ред был единственным сыном и наследником. Эх, жаль... жаль. Вильямса те события подкосили, и хотя он прожил ещё не мало, твоего дедушки давно нет с нами, но мы, Пеа, своих не бросаем. Так что, Сансет Пеа-Файртейл, — начал он, протягивая копыто, — давай начнём знакомство.

— Давайте, — тихо сказала Санс, подавая копыто, которое жеребец сильно встряхнул. И в тот же момент небольшая армия кобылок подскочила к Вельвет. Твайлайт затараторила:

— Мама, мама, это Эпплджек! Знаешь, она получила кьютимарку в тот же день, что и я, и тоже видела радугу!

— Радугу? Спитфайр, Сансет, займите наших дорогих гостей. У меня появилась пара неотложных вопросов, — сказала матрона и оставила мать с дочерью в окружении родственников из Дома Пеа.

— Ну... я бы хотел пригласить вас к нам... но только недавно мы вернулись на постоянное место жительства в Понивилль, и сейчас только устраиваемся, — сказал Гранд, — так что с этим пока повременим. Я бы хотел побольше услышать о ваших планах...

— Пап! — прервала его Баттер, — не передавливай.

— Да, простите, Спитфайр. Я считаюсь старейшиной Дома Пеа после смерти Вильямса и... скажу прямо, не мне вас судить, но наша большая семья ждёт доклада... и, кроме того, Сансет, тебе полагается наследство.

— Наследство?

— Да. Как член семьи Пеа, и, более того, последняя в ветви Вильямса, ты должна получить пай Гранд Пеа Гарден.

— Вы серьёзно?

— Да, малютка. Это закон... но по идее, это должно значить, что и ты должна что-то сделать для Сада. Эм, надо подумать.

— Что тут думать, она красивая молодая кобылица, хороша собой, — сказала Конференс, — и её всему научила леди Вельвет, так что, Санни, ты не откажешься помочь нам с продвижением нашей продукции в Кантерлоте?

— Вы хотите подписать Сансет на рекламу? — спросила Спитфайр.

— Э, нет! Хуже, на поиск клиентов! Ну как, идёт? А мы тебе подгоним груш, яблок, бит... как поработаешь, конечно!

— Вы всегда так ведёте дела? — спросила Спитфайр.

— Конечно, нет. Но для Сансет мы, всё же, чужие, хотя Вельвет нас и представила друг другу. Нужно заинтересовать её сотрудничеством, а не давить. Правда?

— Думаю, вы правы, тётушка Конфи, — ответила Сансет.

— Действительно, хорошая идея, — сказала Спитфайр, думая о чём-то своём.


Прошло несколько дней, наступил День Знаний.

— Ну как, справишься? — спросила Спитфайр, оглядывая дочь, облачённую в форму техника Вондерболтов.

— Всё будет в лучшем виде! — ответила Сансет.

Летунья кивнула и взлетела, направившись к своей команде. Это было их первое после лечения Спитфайр шоу. В общем, простое, так как они должны были всего-навсего сделать пролёт после речи принцессы о начале нового учебного года.

— Ты готова, Спити? — спросил её капитан Уиплеш.

— Так точно, кэп!

— Ну, тогда вперёд! — и все взмыли в воздух. Точно по расписанию, в вечернем небе сразу после поздравления принцессы учащихся Королевской Академии и ШОЕ над сценой пролетело пятеро Вондерболтов, а затем расцвели огненные цветы салюта.

Постэпилог. Возмездие

Наказание "Чёрных копыт" грядёт!

— ... За нарушения законов Эквестрии, попытку покушения на Суверена, организацию государственного переворота, убийства и работорговлю, сим приговариваются Фэнси Пэнтс, Джет Сет, Аппер Краст, Файр Сворд и Мистериум Магистер приговариваются к пожизненному заключению в тюрьме Аликорноконтрас с конфискацией имущества!

Все преступники непроизвольно вздрогнули после этих слов, кроме одного. Фэнси Пэнс, как будто, ни на что не обратил внимания. Даже в полосатой робе он выглядел как аристократ, оказавшийся здесь по недоразумению.

Следствие вскрыло страшную вещь, Эм, Монокль, Фэнси Пэнтс, расправился почти со всем своим выпуском Школы Одарённых Единорогов. Тогда молодой, болезненный, страдавший от угревой сыпи единорог подвергался частым насмешкам, а когда он стал носить монокль, подражая отцу, его прозвали Моноклем. Это прозвище настоящая Тартана, весьма весёлая и задорная кобылица, пробившаяся в Школу благодаря своему таланту из самых низов, и сократила до Эм, которым он и пользовался в своих тёмных делах. Она же была единственным вроде как другом Пэнтса, защищая его от самых доставучих одноклассников.

Вал арестов и отставок по делу "Оперы" оставил позади даже "Контр-Мар". Эм долго дурил саму принцессу, расставляя своих пони на важные места. Была отправлена в отставку треть министров, две трети членов Контрольной Палаты, распущены городские советы Кантерлота и половины крупнейших городов Эквестрии.

Лишь Казначейство избежало потрясений. Кепер Трежер очень аккуратно подбирал своих пони, и единственным крупным карасём в его ведомстве оказался один из инспекторов, остальные были мелкими сошками, просто информировавшими Эм о делах Казначейства. Собственно, для этого и потребовалось использовать Королевский Банк Кантерлота для сомнительных операций. Казначейство банки инспектирует, но напрямую они ему не подчиняются.

Финальное заседание по делу верхушки состоялось перед Днём Согревающего Очага. Все подсудимые от заключительного слова отказались, и принцесса только что признала их виновными. Однако Селестия вздрогнула, когда Фэнси Пэнтс бросил на неё последний взгляд.


Спецпоезд быстро ехал в направлении Сталлионграда. Заключённых разделили по вагонам, в одном Фэнси Пэнтс, Джет Сет и Файр Сворд, в другом Аппер Краст и Мистериум Магистер.

— Эм, так что теперь... — начал Джет Сет.

— Заткнись, — бросил Пэнтс, и бывший директор Оперы сразу поник.

Бывший лорд тем временем посмотрел в зарешеченное окно, увидел что-то, улыбнулся и приказал:

— Быстро, сейчас будет резкая остановка! — и распластался вдоль стены по ходу движения поезда.

Файр Сворд последовал его примеру, а Джет Сет не успел, и его бросило на дверь.

Затем послышались крики, звуки борьбы, а потом дверь отворилась и пони в чёрной одежде произнёс:

— Милорд, ваша станция.

— Отлично, пойдёмте, — ответил Фэнси Пэнтс и перешагнув через пытающегося прийти в себя Сета, вышел. Файр Сворд последовал за ним. Бывший директор кое-как поднялся и последовал за ними с большим отставанием.

Он почти нагнал их в небольшом перелеске у дороги, увидев, что Аппер и Магистер тоже с ними, когда их всех вдруг накрыла звуковая волна. А затем из-за деревьев на группу набросились фестралы. Сопротивления почти не было, даже боевиков, что освободили их, быстро вырубили, связали и поставили на колени.

А затем из рощи появилась Вельвет Спаркл.

— Какая встреча, Фэнси Пэнтс! И в такой удачный час!

— Ты всё равно ничего не добьёшься, ведьма! Я всё равно рано или поздно выберусь!

По рядам фестралов прошёл шепоток, а за ним последовали смешки. А леди ответила:

— Может быть... может быть. Я не собираюсь убивать тебя, а значит, шанс на побег у тебя будет, Пэнтс. Только скажи мне одно, зачем всё-таки ты это делал?

— Разве не ради того же, что и вы? Вы хотите порядка, я хочу порядка. Только вы пытаетесь достичь его путём сплочения вокруг вашей отсутствующей принцессы, я хочу сплотить Эквестрию вокруг Магии. А значит, править должны маги. В конце концов, не только я считаю, что принцесса слишком добрая, не правда ведь?

— Может быть, может быть, — ответил Вельвет, а затем её рог зажёгся, и на глазах Сета Фэнси Пэнтс и остальные сбежавшие превратились в камень.

— Доставьте их в условленное место. А эту банду Койненнские рудники, чтоб я о них больше не слышала.

Джет Сет умирал со страху в сугробе. Всех убрали, и лишь Вельвет осталась на месте. Какое-то время она смотрела на восходящую Луну, а затем бросила взгляд прямо на Джет Сета. Вспышка, и она прямо перед ним. Жеребец сжался и начал умолять:

— Пожалуйста, я не хотел, это Эм, он заставил меня! Он сказал, что мы либо станем членами "Копыта", либо отправимся на погост!

— И ты побоялся бросить ему вызов, бороться? Наши предки готовы были драться с грифонами голыми копытами если надо! Ты трус, Джет Сет. А это грех.

Вспышка голубой ауры была последним, что он видел.


Советница Силк Странд улыбалась. Всё шло лучше, чем она могла себе представить! Фэнси Пэнтс, буквальное воплощение её тревог, своим провалом вымостил им дорогу и устелил её лепестками роз. Селестии пришлось срочно искать новые кадры, и они, хи-хи, у неё будут. Служа на самом деле истинной, лучшей принцессе. Воистину, Создатель благоволит им!

— Странди, подруга, хватит уже строить зловещие замыслы, — протянула генерал Крашинг Тайфун, ныне исполняющая обязанности начальницы Генерального Штаба Армии Эквестрии, — нас ждёт бал, Кепер, коньяк. Ты же не собираешься сегодня свергать Селестию?

— Её надо свергнуть! Она слаба, тупа и бесполезна! Максимум, на что она способна, это украшать фонтан, да и это для неё может быть слишком сложно.

— Гм, Странди, ты передёргиваешь, — спокойно ответила Крашниг, — леди говорила, что если ты начнёшь снова так болтать, то тебя надо отправить к психиатру.

— Краш, я...

— Я уже записала тебя. На завтра. Готовься, маньячка. И чтобы сегодня не думала о злодейских планах, а танцевала с Кепером. Уж вас я теперь сведу, попомни моё слово!

— Эх, Крашинг, всё тебе хиханьки! — обиженно ответила Странд. Генерал только закатила глаза.

И тут раздался стук в дверь.

— Войдите! — сказала советница, и комнату вошла Вельвет Спаркл.

— Леди, что вы здесь делаете? — спросила Странд.

— Мы закончили с нашими друзьями, теперь они никому не повредят. По крайней мере, пока.

— Да, быть может, настанет час, когда мы должны будем использовать и Фэнси Пэнтса. Ладно, хватит о делах, — сказала персиковая единорожка, — вы ведь пойдёте на бал?

— Да. Сегодня будет небольшое событие.

— О, так значит...

— Лайт предложил, и Огнехвостка согласилась. Спитфайр всё же пополнит мой табун. Не скажу, что нам будет легко, но мы справимся. А там, кто знает...

— Всё хорошо, что хорошо кончается, — сказала Крашинг.

— Да, вот только это закончилось уже не в первый раз, — вставила свои пять бит Силк Странд.

— Странди! — рявкнула на неё Крашинг.

— Краш, она, к сожалению, права, — вдруг поддержала её Вельвет, — Что-то не так в Эквестрии, раз снова и снова появляются дворяне-радикалы, пытающиеся превратить страну в Уникорнию.

— Проблема не в них, — вдруг ответила Силк Странд, — проблема в том, кто их учит. В той, кто их учит.

Вельвет бросила на свою бывшую ученицу суровый взгляд. Крашинг хотела что-то сказать, но не решилась. Через минуту молчания матрона Спаркл ответила:

— Звучит правдоподобно. Я подумаю над этим. А теперь, на бал!

Крашинг Тайфун выдохнула, но на миг её копыто дёрнулось, прежде, чем она последовала за своими наставницей и подругой.