Высота

Можно ли считать себя невезучим, если основной парашют не раскрылся, а дополнительный кто-то стырил? А если это случилось дважды? А можно ли считать себя бессмертным, если упав с высоты в тысячу метров, остался в живых и отделался только переломом позвоночника? А упав второй раз, только синяками? А застряв посреди ледяной пустыни, в легкой одежде, без каких либо припасов и надежды на спасения, будешь ты невезучим, или все таки бессмертным? А загремев в другой мир?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Человеки

Будь лучше!

Наверно, надо быть лучше... не знаю зачем. Путешествие одной аметистовой кобылы FOE -> MLP

Флаттершай Принцесса Селестия ОС - пони

Восход забытого солнца

Двое охотников за сокровищами находят древний артефакт, который переносит их в альтернативную версию Эквестрии, где Элементов Гармонии никогда не существовало и где страной правят злодеи, разделив ее территории. Чтобы вернуться обратно в свой мир, охотникам придется найти части еще одного древнего артефакта, разбросанные по всему миру. Получится ли у них выбраться из альтернативной Эквестрии или судьба повернет к ним спиной, и они останутся там навсегда?

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Сборник стихов

стихи на поняшью тематику

Превратности Службы

Эта история о тех, для кого ночь давно стала старой подругой, о тех, чье призвание сохранять покой славной эквестрийской столицы и о тех, кто всегда оставляет на чай официантам в открытых поздней ночью трактирах. Короче говоря, о Ночной Страже. И о не самом обычном для Кентерлота дне, который выдался не таким уж и спокойным...

Принцесса Луна ОС - пони Стража Дворца

Самый страшный зверь

Рейнбоу Дэш поспорила с Эпплджек, что сумеет укротить самого страшного зверя во всей Эквестрии. Но исход этой смелой затеи оказался совершенно неожиданным... Небольшой, немного мистический и самую чуточку хулиганский фанфик, затрагивающий необычные взаимоотношения Рейнбоу Дэш и Флаттершай. Приятного чтения!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Пространство имён: Единство

Жизнь обычный учёных Кантерлотского университета резко меняется когда в Эквестрии оказывается странный механизм из другого мира. Теперь им предстоит понять что происходит и разобраться как остановить существо, превосходящее их во всём.

Другие пони ОС - пони

Vale, Twilight Sparkle

Ничего уже не будет как прежде. Но, возможно, будет лучше? Мой взгляд на превращение Твайлайт.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Исторически достоверно / Historical Accuracy

Роум. Грандиозный столп, стоящий в основании эквестрийской культуры и общества. Для Твайлайт это краеугольный камень школьной одержимости. Для Луны — тёплые воспоминания о юных днях. А по существу, это тема их ролевых игр.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

За Флаттершай!

Флатти в мире людей. Гопники, маги-ученые - все против нее. Лишь трое раздолбаев: маг, влошебник и техник станут надежной защитой для поняши. Против своих. За Флаттершай

Флаттершай

Автор рисунка: Stinkehund

Волшебная мелодия зимнего праздника

Время подарков

Воздух в Зефир Хайтс был по-особому тёплым этим волшебным утром, как будто сама атмосфера резонировала с радостным предвкушением нового дня. Неземное сияние утреннего солнца окрасило белоснежные шпили небесного города в золотистые и розовые тона, создавая волшебную ауру над башнями замка, которые тянулись к небу. Высокие здания и шпили Зефир Хайтс, казалось, заключали город в защитные объятия, как мать прикрывает крыльями своего жеребёнка. Золотые акценты на зданиях переливались при свете утреннего солнца, отражая волшебство и волнение Дня Согревающего Очага.

Улицы города были украшены сверкающими декорациями, каждое здание обвязали лентами и транспарантами, посвящёнными долгожданному зимнему празднику. Расположенный в самом центре Зефир Хайтс королевский дворец возвышался над городом как сияющий маяк. Его сверкающие башни и величественная архитектура были подчёркнуты солнечными лучами, создавая зрелище, передающее суть праздника. Улицы были наполнены ритмом счастья. Торговцы продавали свои товары, предлагая уникальные безделушки и угощения, в то время как наполненные смехом кафе и магазины манили к себе тех, кто желал разделить хорошее настроение этого дня.

В самом сердце величественного города, уютно устроившись во дворце, Пипп Петалс не могла сдержать волнения. Сегодня был день подарков и добрых пожеланий, и маленькую принцессу переполняло предвкушение, когда она спускалась по главной лестнице, звонко цокая копытцами по сверкающему полу, направляясь к величественной ёлке в тронном зале, где её уже ждала королева Хэйвен:

— Счастливого Дня Согревающего Очага, моя Пушинка, — поприветствовала её мать, величественный вид грозной пегаски смягчился тёплой улыбкой, когда она вручила своей дочери красиво упакованную розовую коробку с блестящим бантом.

Глаза Пипп засверкали от восторга, когда она с благоговением взяла коробку и с нетерпением разорвала бумагу, открывая великолепный подарок. Внутри на бархатной подкладке лежал изящный микрофон, который завораживающе сверкал в лучах утреннего солнца. Сердце маленькой пегаски забилось от радости, а её пушистые крылышки затрепетали от волнения.

— Ух ты, он такой сверкающий и красивый, прямо как у Сонгбёрд! Я видела такой в последнем комиксе! Спасибо большое, мам! — воскликнула Пипп, крепче прижимая к себе микрофон.

Королева Хэйвен усмехнулась:

— Я подумала, что тебе может понравиться эта маленькая драгоценность. А теперь иди и исполни своё заветное желание, моя маленькая певчая птичка.

Схватив микрофон зубами, Пипп, сверкая копытцами, понеслась в свою комнату, промчавшись мимо своей неугомонной сестры Зипп, которая испытывала свой новый самокат-молнию. Спальня Пипп располагалась в самом центре дворца и была оазисом тепла и уюта, которая принимала её с распростёртыми объятиями после каждого насыщенного приключениями дня в оживлённом городе Зефир Хайтс. В тот момент, когда маленькая принцесса переступила порог, уют покоев окутал её подобно нежным крыльям матери.

Стены были украшены гобеленами пастельных тонов, на которых были изображены причудливые луга и затянутое облаками небо. Мягкое рассеянное освещение наполняло комнату, создавая успокаивающее свечение, которое создавало ощущение завораживающего заката даже в самые солнечные дни.

Плюшевые игрушки всех форм и размеров заполняли каждый уголок уютной спальни, и с каждой было связано особенное воспоминание. Плюшевая пегаска с радужной гривой гордо восседала на кровати, её постоянная компаньонка, которая всегда вдохновляла принцессу на новые свершения. Её искусственная шёрстка помнила бесчисленные объятия и ночные разговоры, что делало эту игрушку самой близкой подругой в череде сменяющих друг друга приключений неутомимой и грациозной кобылки Пипп Петалс.

Помимо маленьких друзей, комнату обрамляли полки, уставленные книгами и сувенирами из дальних краев, каждый из которых мог поведать свою собственную историю. Коллекция любимых сборников рассказов и приключенческих романов соседствовала с удивительными поделками, создавая мозаику многогранных интересов хозяйки комнаты.

Сердцем спальни был уютный уголок для чтения, украшенный мягкими подушками и пуховыми одеялами, которые приглашали к минутам спокойных размышлений. Это было идеальное место для Пипп, чтобы погрузиться в страницы хорошей книги или просто посмотреть в окно на шумную жизнь Зефир Хайтс.

Не в силах сдержать свой энтузиазм, Пипп начала аккуратно раскладывать свои плюшевые игрушки, каждая из которых занимала своё особое место в импровизированном зрительном зале. Те, что были побольше, которых можно было обнять, занимали места в первом ряду, в то время как те, что поменьше, примостились на полках (в ложах), создавая многоуровневый эффект, похожий на миниатюрный театр.

Пипп разложила свои плюшевые игрушки с особой тщательностью, учитывая размер и роль каждой из них. Плюшевая пегаска с радужной гривой заняла почётное в первом ряду, будто желанный VIP-гость. Причудливого вида плюшевый пурпурный дракон с глазами-пуговицами нашёл себе уютный уголок с краю, словно прилетел самым последним и с нетерпением ожидал начала представления.

Заполнив зрительный зал, Пипп расчистила небольшое пространство в центре своей комнаты, создав импровизированную сцену. Маленькая принцесса установила свой изящный микрофон на воображаемую подставку, его полированная поверхность заблестела в мягком свете. Пипп глубоко вздохнула и закрыла глаза, её крылышки затрепетали от нервозности и возбуждения.

— Приветствую вас, мои маленькие плюшевые друзья! Приготовьтесь к самому волшебному концерту ко Дню Согревающего Очага в истории! — объявила Пипп безмолвной публике, на её губах играла улыбка.

Она настроила микрофон и откашлялась, как будто обращалась к толпе и воспользовалась моментом, чтобы насладиться воображаемыми аплодисментами. Затем Пипп запела. Её лёгкий, мелодичный голос наполнил комнату магией, когда она исполняла для своей самой желанной аудитории песни, отражающие радостный дух зимнего праздника.

Плюшки с вышитыми улыбками и глазами-пуговицами ожили в бойком воображении Пипп Петалс. Каждая кукла подпевала и махала лапами или копытцами, покачиваясь в такт музыке или кивая в знак одобрения. Маленькая пегаска танцевала и кружилась, создавая зрелище, которое выходило за рамки её комнаты.

На том закрытом концерте магия Дня Согревающего Очага окутала Пипп и её плюшевую аудиторию, создав момент радости и гармонии. Мелодии эхом отдавались в уютной спальне, и Пипп, потерявшись в очаровании своего выступления, почувствовала глубокую связь со своими тискабельными компаньонами.

Дверь в комнату Пипп была слегка приоткрыта, и в коридор вылетали волшебные нотки. Без ведома Пипп Зипп Шторм, её энергичная младшая сестра, прокралась по коридору словно стремительный ветерок. Озорная улыбка заиграла на губах белоснежной пегаски, когда она приблизилась к комнате Пипп, в её широко раскрытых, сверкающих глазах плясало любопытство.

— Ух ты! Какая радость... Пипп поёт! Это так волшебно! — прошептала Зипп сама себе, пегаску переполняло возбуждение.

Пританцовывая, она решила рискнуть и посмотреть поближе, при этом стараясь остаться незамеченной. Приоткрыв дверь пошире, она с трудом удержалась на копытцах, в последний момент опёршись о дверь. В спальне царила настоящая магия, и невидимые нотки парили в воздухе, наполняя комнату настоящим волшебством. А Пипп начинала петь ещё одну завораживающую песню для своей плюшевой аудитории, которая даже не подозревала, какой "вихрь" решил пожаловать к ним в гости. Зипп Шторм, привлечённая волшебным очарованием концерта своей сестры, не смогла устоять перед искушением тайком прокрасться в зрительский зал.

Однако в своём стремлении стать свидетелем зрелища Зипп выдала себя. Её маленькие копытца, пританцовывая в такт завораживающей мелодии, запутались, и, прежде чем она поняла это, пегаска споткнулась и начала неуклонно падать. С неприличным грохотом Зипп распахнула дверь и ввалилась в комнату Пипп издав эхо, которое разнеслось по всему коридору.

Пипп замерла, прервав свой импровизированный концерт, когда услышала внезапный шум. Глаза розовой пегаски расширились от удивления, а пушистые крылышки замерли на полпути. Плюшки притихли, магия куда-то ушла. И принцесса, и её зрители затаили дыхание, а зал наполнился ошеломляющей тишиной.

— О нет, только не это, — пробормотала Пипп, её щёки залились густым румянцем, когда она увидела свою сестру, которая нелепо растянулась на полу и с застенчивой улыбкой потирала нос.

Смущение нахлынуло на Пипп, как приливная волна. Не раздумывая, маленькая принцесса бросила свой микрофон, и прекрасный блестящий инструмент с грохотом упал и покатился по полу.

— Я-я больше никогда не буду петь! — воскликнула Пипп со слезами на глазах, в её голосе слышалась смесь смущения и разочарования.

Всхлипывая, Пипп повернулась в сторону выхода, плотно прижав к себе крылышки. Уютная спальня, казалось, сжалась вокруг неё, удушая и не давая вздохнуть. Не в силах сдерживаться, она расплакалась и выскочила из комнаты, громко хлопнув дверью и оставляя растерявшуюся Зипп в одиночестве.

Покачав головой, Зипп Шторм поняла, какую глупость только что совершила, и, вскочив на ноги, поспешила за убегающей сестрой, крича:

— Пипп, постой!

Пипп, глаза которой блестели от непролитых слёз, отказывалась смотреть в лицо сестре.

— Я не могу поверить, что представила, что умею петь. Какая же я глупая, за что мне этот позор, — пробормотала она сдавленным от смущения голосом.

Собравшись с силами, Зипп побежала за сестрой стараясь не поскользнуться и, догнав, нежно коснулась её плеча.

— Послушай, ты не глупая, Пипп. Сестрёнка, на самом деле у тебя волшебный голос. Без шуток, я никогда не слышала ничего подобного!

Пипп шмыгнула носом, останавливаясь в коридоре и вытирая слезу одним из своих пушистых крылышек.

— Неправда! Ты специально это говоришь!

— Нет, я говорю правду! — настаивала Зипп с искренностью в голосе. — Я бы ни за что не стала тебе лгать. У тебя талант, Пипп. Сестрёнка, тебе следует больше петь!

Пипп повернулась, чтобы посмотреть на сестру, в её глазах была неуверенность. Взгляд Зипп был непоколебимым, полным искреннего восхищения.

— Не позволяй одной маленькой неудаче разрушить волшебство. Пение — это то, что делает тебя счастливой, и у тебя это действительно хорошо получается. Мама будет гордиться тобой!

Теплота слов Зипп растопила смущение Пипп, сменившись проблеском надежды. С дрожащей улыбкой Пипп кивнула сестре, понимая, что, возможно, белая пегаска в чём-то права.

— Не опускай ушки, сестрёнка, — подбодрила её Зипп, игриво подталкивая локтем. — Давай вернёмся в зрительный зал, и ты сможешь продолжить свой потрясающий концерт! На этот раз я обещаю, что не доставлю никакого беспокойства. Но займу место с краю в зрительном зале, — с неловкой улыбкой добавила белая пегаска.

Пипп хихикнула, преодолевая затянувшееся смущение, к ней медленно возвращалась уверенность. Кивнув сестре, она направилась обратно в спальню, и Зипп следовала прямо за ней. Сегодня был самый волшебный праздник, и не стоило давать неудаче сорвать веселье.

Войдя в спальню и подойдя к притихшему залу, Пипп на мгновение заколебалась, прежде чем снова взять микрофон, который не пострадал в результате падения на пол.

— Хорошо, я попробую ещё раз, но только ты никому не говори, хорошо?

Зипп кивнула с озорной ухмылкой, обещая хранить тайну.

С вновь обретённой смелостью Пипп возобновила свой концерт, и на этот раз она пела с ещё большей страстью и отдачей. Когда волшебные ноты снова закружились по комнате, Зипп не смогла удержаться и присоединилась к своей сестре, их смех и гармония слились в прекрасную мелодию.

Когда Пипп закончила свою песню, вспышка волшебства окутала её бок, создав на нём кьютимарку — музыкальную ноту с золотой короной. Символ её новообретённого таланта и радостных воспоминаний о самом первом концерте.

Незаметно для них королева Хэйвен спокойно наблюдала за происходящим с порога, гордая улыбка украшала её губы. Магия зимнего праздника соткала удивительную историю о сёстринских узах и открытии талантов, которые ждали своего часа.

Королевские сёстры сердечно обнялись, а королева Хэйвен с огоньком в глазах прошептала:

— Счастливого Дня Согревающего Очага, моя маленькая певчая птичка и мой озорной ветерок.