Первый Чейнджлинг

Откуда же взялись чейнджлинги? Слово королеве Кризалис...

ОС - пони Кризалис

Жнец Беcкожих Близнецов

С покровом тьмы он выходит в ночь, искать свою новую жертву. Он- костерукая смерть. Он- Багровое ночное лезвие. Он- Жнец Бескожих Близнецов, Авин Бетанкор, ткущий свою душу из кусков чужих. Но кто знал, чем обернется для него новый налет...

Другие пони ОС - пони

Как два яблока

Биг Маку нужно научиться быть отцом. Слишком много в нём странного, но что если и его сын станет таким? Как тяжело ему будет воспитывать не своего сына и что из этого выйдет.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк Зекора Биг Макинтош Другие пони ОС - пони

Заражение 2

Будучи неопытной, Твайлайт допустила страшную ошибку и, казалось бы, всё уже в прошлом, но маленькое семя сорняка начало прорастать. Кобылка стала хрупкой преградой между чужой тенью и ужасным забвением.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

The Elder Cupcackes

Однажды, как обычно, отстав от Довакина, Лидия случайно перемещается в Эквестрию, где знакомится с Пинки Пай, и они вместе пекут кексики.

Пинки Пай Человеки

Cursed Street

Жители Понивилля внезапно стали замечать, что некоторые стали умирать во сне. Пони находили мертвым на утро. Горожане покинули город. Лишь Флаттершай, которая жила на окраине города, не знала о происходящих событиях. Однажды ночью она проснулась от стука в дверь...

Флаттершай Другие пони

Последний момент тени

О том, что можно увидеть, перед тем, как полностью и безвозвратно раствориться.

ОС - пони

Провалившаяся месть Трикси или Что скрывает под хвостом Твайлайт

После того как Твайлайт победила Урсу, Трикси была вынуждена с позором покинуть Понивилль и спрятаться на окраине Вечнодикого леса, где она скрывалась от других пони вместе со своим ручным кокатрисом, ведя незаметный образ жизни и мечтая отомстить Твайлайт за нанесенное ею оскорбление. И такая возможность вскоре появилась, когда Твайлайт решила сходить в гости к Зекоре за своим любимым чаем.

Твайлайт Спаркл Спайк Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Жуколожество

Вы с Тораксом — бро, и ты убеждён, что бро не делают ничего такого! Торакс готов поспорить... да и я тоже.

ОС - пони Торакс Чейнджлинги

Под чужими небесами

Однажды в Эквестрии очередные заигрывания с порталом-зеркалом пошли не по плану. Дискорд попытался всё исправить, но... это же Дискорд, в конце концов! В результате Шестёрке, Спайку, принцессам Луне и Селестии пришлось узнать на собственной шкуре, каково это - быть попаданцами! Всем досталось по своему миру, и лишь спасательная команда в составе Сансет Шиммер, Старлайт Глиммер и Санбёрста сможет выручить попавших в переплёт друзей и вернуть их обратно в Эквестрию. Так. Вы же не поверили, будто Дискорд это всё случайно устроил? Не поверили же?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Человеки Старлайт Глиммер Санбёрст Сансет Шиммер

Автор рисунка: MurDareik

Рождение Королевы

Рождение Королевы

В самой глухой чаще Вечнодикого леса, где не ступало копыто ни одного даже самого отважного и бесстрашного пони, издавна обитало одно удивительное племя. Имя ему было чейнджлинги. Эти необычные создания держались самых укромных мест, не очень любили солнечный свет, прячась в глухих зарослях чащобы, а ещё им просто жизненно необходимо было наличие поблизости пещер – там они выводили свое потомство. Настоящим лакомством для этих существ были чувства. Да, живые чувства и эмоции окружающих. К несчастью для чейнджлингов, в их чащу никто не забредал, а королева Имаго была уже слишком стара, чтобы возглавить поход за порцией чужой любви или радости. Так что питались они в основном скудными представителями растительного царства – горькими светящимися лишайниками да безвкусными, водянистыми ягодами без названия.

Вся надежда была на новую Королеву, молодую и полную сил. Но время шло, а в коконах, ожидавших своего часа в глубинах пещер, в конечном итоге оказывались только всё новые представители рядовых чейнджлингов – похожие друг на друга как две капли воды. Однако однажды судьба смилостивилась над племенем – и из очередного кокона на свет появилась маленькая принцесса, нареченная Кризалис.

Долгожданная наследница престола уродилась слабым и болезненным существом, она очень медленно росла, что ужасно огорчало её мать, на которую была возложена непростая миссия: передать дочери все свои знания и умения. Ведь с момента передачи Кризалис короны именно от наследницы зависело будущее подданных Имаго. Сама Кризалис тоже немало переживала по поводу своего невеликого роста – ведь ей предстояло править своими подданными! А еще её постоянно снедало непонятное для всех остальных чейнджлингов чувство. Маленькой принцессе было ужасно одиноко. Мы с вами сказали бы, что Кризалис недоставало общества таких же, как она, жеребят, что ей нужны были друзья. Но самые обычные, нетитулованные чейнджлинги появлялись на свет уже вполне взрослыми, а принцесса в их роду могла быть только одна. Поэтому других жеребят в племени не было, а само слово “дружба”, равно как и то, что им обозначают, в этой общине за ненадобностью отсутствовало вовсе.

Кризалис угнетало беспрестанное безмолвное присутствие её подданных, а также скучные уроки матери о том, что пристало будущей Королеве, а что не пристало. Ничего удивительного, что она стала отлучаться из родной чащобы всё чаще и чаще, а забираться в своих странствиях – все дальше и дальше. Однако она не могла знать того, что за ней постоянно кто-нибудь следит – и докладывает её матери о запрещенных прогулках. Королева Имаго сердилась, но пока что ничего дочери не говорила – авось ещё и пойдет на благо подданным эта непонятная страсть к путешествиям.


Вечнодикий лес был уже исследован вдоль и поперек. Обычно эта чащоба представляла немалую опасность для путешественников. Но только не для Кризалис, которая родилась здесь. Попробовал бы кто-нибудь тронуть наследную принцессу чейнджлингов…

Под сенью тесно переплетенных между собой ветвей царил вечный полумрак. А вот снаружи зеленел под летним солнцем луг, пестрели в траве цветы… Там Кризалис еще не бывала. Страшновато было выходить на яркий полуденный свет существу, которое всю жизнь провело в полутьме. Но опушка леса так манила…

Зажмурившись покрепче, Кризалис бегом пересекла границу леса и тут же полетела на землю, столкнувшись с чем-то… или кем-то.

— Ой! – вскрикнули в унисон два голоса.

Моментально открыв глаза, принцесса увидела перед собой жеребенка, возрастом едва ли старше себя. У незнакомки были блестящие фиолетовые глаза, нежно-розовая шерстка, грива из лимонно-желтых, малиновых и фиолетовых прядей, собранная в задорный хвостик на затылке. А еще она была аликорном, как и сама Кризалис.

Это же пони! – мгновенно сообразила принцесса. Настоящая пони! Одна из тех, о ком Кризалис так много слышала! Потом она сообразила, что незнакомка рассматривает её так же пристально. На миг ей стало неловко из-за ее кривого рога, дырявых копыт и полупрозрачных крыльев, которые к тому же ни в какую не хотели поднимать их обладательницу в воздух… Но только на миг.

— Привет! – весело поздоровалась незнакомка.

— Привет, если не шутишь, — осторожно буркнула Кризалис.

— Меня зовут принцесса Каденс. Сейчас я гощу в Кантерлоте у моей тёти, принцессы Селестии, — сообщила новая знакомая непринуждённо.

— Я – Кризалис, принцесса чейнджлингов, — с достоинством, как и подобало будущей Королеве, представилась её собеседница. — Я живу здесь, — добавила она для полной объективности.

— Чейндж-лин-ги? – раздельно, по слогам повторила Каденс. – А кто это? Я никогда о таких не слышала.

— Мы можем принимать внешний облик любого существа, — объяснила Кризалис; о том, что её сородичи к тому же питаются эмоциями этих самых существ, она умолчала.

— Правда? – лукаво сощурилась принцесса-аликорн. – Докажи!

Ах, ты мне не веришь? – фыркнула про себя Кризалис. И в то же мгновение Каденс ахнула от восторга, увидев напротив свою точную копию. Фигурка обрела было чёткость, но почти сразу же побледнела, задрожала, как воздух на июльской жаре. Фокус продолжался считанные мгновения – Каденс снова увидела принцессу чейнджлингов, дрожащую, задыхающуюся, с высунутым от усердия языком.

— Пока что это с трудом мне даётся, — пояснила Кризалис, отдышавшись. – Я… очень медленно взрослею, все это говорят…

— Ничего, подрастёшь, и в полной мере овладеешь своей магией, — успокоила новую знакомую Каденс. Судя по её строгому, поучающему тону, она цитировала кого-то из взрослых, возможно, даже саму принцессу Селестию.

— Как ты думаешь, какая кьютимарка у тебя будет? – поинтересовалась она, чтобы отвлечь Кризалис от неприятных раздумий.

— У нас этого никогда не бывает, — незамедлительно отрезала юный чейнджлинг; слово было незнакомым, и она не хотела, чтобы её неосведомлённость в этом вопросе очень уж бросалась в глаза. Эта принцесса и так уже, должно быть, относится к ней, как к совсем маленькой глупышке.

— Ты не знаешь, что такое кьютимарка? – щебетала тем временем Каденс. – Это собственный знак отличия каждой пони. Мы носим их на боку. Я получу её, как только пойму, в чём заключается мой основной талант. У меня пока что нет кьютимарки, но тётя Селестия говорит, она у всех появляется, у кого раньше, у кого позже, главное, не отчаиваться и терпеливо ждать.

Кризалис искоса посмотрела на круп розового аликорна. Та и впрямь ещё была “пустобокой”, и Кризалис чувствовала себя уже не так неуютно. Значит, не только она ещё не выросла. Вот принцесса Каденс тоже ещё не успела выйти из нежного возраста, и всё равно не унывает…

— А как ты сюда попала? – поинтересовалась Кризалис. – Ты что, летела сюда от самого Кантерлота?

— Что ты! – засмеялась Каденс – словно хрустальные колокольчики зазвенели. – Сегодня же День Летнего Равноденствия! Тётя Селестия поднимала Солнце на глазах у тысяч наших подданных. В этот раз церемония состоялась в Понивилле, а это совсем рядом, пешком можно добраться… А потом весь день будет праздник! Праздник для простых пони. А для королевских особ – сплошные торжественные приёмы, это так скучно, фу! Ну я и отлучилась незаметно. Я хочу посмотреть мир. Не все же время сидеть под крылом у тёти, верно? Я кроме Понивилля и Кантерлота не видела почти ничего…

— Поднимала Солнце? – переспросила Кризалис. Это было единственное, что она смогла уловить из потока слов юной принцессы.

— Ну да. А почему это так тебя удивляет? Что, в Вечнодиком лесу об этом не знают?

— Вечнодикий лес – совершенно особое место. И он живет своей собственной жизнью, — серьёзно сообщила Кризалис. – И он опасен для чужаков. Лишь те, кто здесь родился, может чувствовать себя в безопасности…

— Расскажи мне побольше о своём доме, — попросила розовая аликорн.

— Только при одном условии. Расскажи мне о своем!

Весь этот день жеребята провели, болтая и весело резвясь. Кризалис впервые открыла для себя обычные для юных пони игры, такие как прятки и салочки. Каденс ни разу не упрекнула её за незнание таких элементарных вещей; она терпеливо объясняла новой знакомой правила каждой игры и – не будем лукавить – порой поддавалась ей, позволяя новой знакомой лишний раз оказаться победительницей.

Когда солнце стало клониться к закату, Каденс печально вздохнула:

— Мне пора. Должно быть, тётя уже хватилась меня.

— Тебе здорово влетит? – с сочувствием спросила Кризалис. Уж она-то знала, каким бывает настоящее наказание: недаром юного чейнджлинга воспитывали со всей строгостью, в надежде ожесточить её слишком мягкий нрав.

— Не думаю. Просто я не хочу, чтобы тётя волновалась, — просто ответила Каденс.

Обе немного помолчали.

— Ну, я пойду. Спасибо тебе за этот замечательный день, — нарушила молчание розовая аликорн.

— И тебе, — эхом откликнулась её новая знакомая.

— Я… надеюсь, что мы ещё когда-нибудь встретимся, — неловко и совсем не по-королевски произнесла Каденс.

— Правда? – в недоумении вскинула на неё свои цвета болотных огней глаза Кризалис.

— Конечно! — рассмеялась розовая аликорн. – Ведь мы же теперь друзья? Ты – мой друг, а я – твой. Мне будет не хватать тебя.

— Друг? Да… наверное… — пролепетала ошеломлённая Кризалис.

— Ну, пока! До встречи! – задорно выкрикнула Каденс, разрешив тем самым эту неловкую ситуацию, развернулась и галопом направилась обратно к Понивиллю. Кризалис долго смотрела ей вслед: розовая фигурка постепенно делалась всё меньше, разноцветную гриву и хвост в такт прыжкам трепал встречный ветер… Принцесса чейнджлингов подумала, что хочет запомнить эту картину на всю жизнь. А потом повернулась мордочкой к родному лесу и поскакала домой, в чащу.

Высокая чёрная тень, что незаметно следила за принцессой весь этот день, скрываясь в ближайших кустах, тоже пришла в движение. Она могла не торопиться. В любом случае она опередит коротконогого жеребёнка, как бы та не спешила под родной кров…


Кризалис ураганом неслась сквозь бурелом. Она была настолько впечатлена новым знакомством, что на мгновение ей даже показалось: крылья, полупрозрачные и жесткие, как у всех чейнджлингов, наконец-то развернулись и несут свою обладательницу вперед, а она сама даже не касается копытцами мха. Чуть-чуть обернувшись, Кризалис поняла, что это было лишь иллюзией. Крылья продолжали оставаться в сложенном состоянии. Но даже это неутешительное открытие не могло омрачить её радужного настроения.

Она видела пони, настоящую пони, причем не простую, а принцессу! Они общались и играли! Та пони назвала её своим другом!

Ей всю жизнь твердили, что от пони ничего хорошего ждать нельзя. Это непостоянные, ветреные создания, на которые никак нельзя положиться. Они в ужасе разбегаются, едва завидев кривой рог, клыки и дырявые копыта. И годятся лишь для того, чтобы питаться их чувствами. Всё это вовсе не так!

Эмоции переполняли юную принцессу. Нужно непременно рассказать об этой встрече пускай и чопорному и сухому, но всё же самому близкому существу — матери!

Королева Имаго величественно возлежала на своём обитом мхом и оплетённом паутиной троне.

— Ваше Величество, матушка, я должна Вам кое-что рассказать. Сегодня во время прогулки я повстречалась с таким замечательным созданием… — и Кризалис, обмирая от страха и захлёбываясь от восторга одновременно, поведала своей матери о её разговоре с Каденс.

— Мы хотим встретиться ещё раз, можно?

— Почему бы и нет, — благосклонно кивнула королева. – Мне кажется, ты многому могла бы у неё научиться…

— Правда? – подскочила от восторга Кризалис. Она уже успела подумать, что мать, конечно же, запретит ей встречаться с новой подругой, а также придумать, что она сказала бы в ответ… А тут такая несказанная удача! И она запрыгала прочь, выкрикивая при каждом прыжке “Спасибо! Cпасибо!”, – что, разумеется, никак уж не пристало будущей Королеве. Имаго проводила дочь взглядом, истолковать который можно было бы, как угодно. Но счастливая Кризалис даже ни разу не обернулась…


Она ждала новой встречи с таким нетерпением, как еще ни одно событие за всю свою короткую жизнь. Каждый день, невзирая на погоду, выбиралась она из своей чащи и смотрела на дорогу, которая вела в Понивилль. Частенько ей в голову приходила мысль о том, что неплохо было бы добраться до Понивилля, оттуда – попасть в Кантерлот, а там разыскать Каденс. Если все пони такие милые и дружелюбные, как розовый аликорн, то разыскать подружку не составит для Кризалис труда. Любой встречный непременно с радостью укажет ей дорогу…

Но – все это были лишь мечты. На деле что-то удерживало Кризалис и не позволяло ей переступить черту леса. Оставалось лишь одно — ждать, когда Каденс сама решит навестить будущую Королеву чейнджлингов.

Однажды утром, лежа под развесистым кустом на самой опушке леса и по обыкновению высматривая, не мелькнет ли вдали розовая шерстка, Кризалис ощутила, как внезапно сильно забилось сердце. Оно, сердце, раньше нее почувствовало, кто направляется к границе Вечнодикого леса.

— Привет! – воскликнула, чуть не задохнувшись от волнения, Кризалис, вскакивая на ноги. – А я каждый день тебя тут поджидаю!

Её долгожданная гостья была не одна. Слева и справа от нее шагали два жеребенка – мальчик-пегас и девочка-единорог, но при этом похожие, как близнецы: оба – с искусно завитыми гривами и чопорным выражением на мордашках.

— Ах, Каденс, это о ней ты рассказывала нам? – сморщила мордочку единорожка. – Не понимаю, что такого ты в ней нашла? Взгляни только на ее рог! Это же ужасно! А клыки? А грива? Жуткая безвкусица!

— А её копыта! – включился в разговор второй жеребенок. – Отчего они такие? Мыши проели?

— Но… но я… Каденс, что же ты молчишь? – воскликнула бедная Кризалис, отступая на шаг. На нее словно вылили ведро ледяной воды, и вся ее радость от долгожданной встречи с подругой моментально угасла. – Ведь мы же с тобой подруги! Мы же…

— Между особой королевской крови и такой простолюдинкой, как ты, не может быть ничего общего, — отрезала единорожка.

— Я не простолюдинка! – фыркнула Кризалис. – Я – будущая Королева! Я требую, чтобы вы относились ко мне соответственно!

— Скажешь тоже, Королева! Ты похожа на гнилую древесную ветку, а не на королеву! Отправляйся к себе на болото и правь там лягушками и комарами! – фыркнул пегас.

— Каденс, скажи им что-нибудь! – взмолилась Кризалис, с мольбой глядя на подружку. Пусть просить защиты у кого-либо было совсем не по-королевски, сейчас чейнджлинг напрочь позабыла о том, кем она является. Но Каденс отвела в сторону глаза и произнесла не своим, глухим голосом:

— Нет. Они правы. Извини. То, что произошло между нами, было… ошибкой. Я ни за что не стану дружить с такой, как ты.

Этого Кризалис вынести уже не могла. Всхлипнув, она развернулась и побежала домой, в чащу. Вслед ей неслось улюлюканье жеребят, на глазах вскипали горячие слезы. А сердце, минуту назад переполненное счастьем, сжалось так, что, казалось, сей же час остановится. Скорее, скорее прочь!

Если бы она нашла в себе силы и обернулась назад, то увидела бы любопытную картину. Силуэты Каденс и её свиты задрожали, изменяясь…

— Посмотрим, что ты скажешь о дружбе теперь, дочь моя! – захохотала королева Имаго, одним усилием воли сбрасывая с себя обличье розового аликорна – словно надоевший карнавальный костюм. Двух сопровождавших «принцессу» жеребят объяло зеленое пламя – по бокам от королевы припали к земле два чейнджлинга, скаливших клыки в довольной усмешке.


Мир, такой надежный и непоколебимый, может измениться за одно мгновение. Казалось, тысяча лет прошла с тех пор, как Кризалис мчалась этой же самой дорогой, переполняемая счастьем. Теперь же она торопилась забиться в укромное место, чтобы дать волю слезам. Плакать – неподобающее для будущей Королевы занятие, но что мог поделать с собой поделать униженный и преданный жеребенок?

Только в самой непроходимой чащобе Кризалис смогла позволить себе эту маленькую слабость. Слезы текли со сморщенной мордочки, терялись в густом ковре мха. Внезапно, что-то сообразив, она перестала плакать и села, гордо выпрямившись. Глаза ее пылали зеленым огнем. Кажется, она знает, как помочь своей беде. Нужно набраться терпения. Она вырастет, станет большой и сильной, научится управлять своей магией. И тогда они пожалеют. Они еще вспомнят о ней – Кризалис, Королеве Чейнджлингов!

Королева Имаго добилась в конце концов желанного результата…


Ждать пришлось много лет. Кризалис не раз побывала в Кантерлоте под видом других пони, бродила по его улицам, пила коктейль из чувств простых горожан… и разыскивала ЕЕ. Из разговоров прохожих она узнала о предстоящей свадьбе Каденс и некоего Шайнинг Армора. И тогда долгожданный звёздный час теперь уже королевы Кризалис настал.

Каденс застыла в ужасе при виде высокой незнакомки, спокойно вошедшей в её покои.

— Ну вот мы и встретились снова, принцесса! Судя по твоей напуганной мордашке, ты не узнаешь меня?

— Кризалис! Как я рада тебя видеть! – выдохнула Каденс, узнав в незваной гостье свою полузабытую знакомую.

— Ах, как все это фальшиво, дорогая принцесса! Ты что, уже забыла нашу последнюю встречу? – показала клыки Кризалис.

— Встре… ах, да! Прости меня, я нарушила обещание. Я так и не смогла встретиться с тобой… тетя больше никуда меня не отпускала… Как ты сюда попала? И зачем ты здесь?

— Чтобы получить то, что по праву должно мне принадлежать!

Вспышка зелёного света… И Каденс провалилась в темноту. Чтобы очнуться в холодном подземелье Кантерлота…