Автор рисунка: MurDareik
Часть 7 Товарищ Рейнбоу Часть 9 Вечерняя поверка

Часть 8 Библиотечный роман

Твайлайт Спаркл, окруженная стопками книг и свитков, была погружена в мысли, склонившись, что странно, над открытым тонким матовым журналом. Из-за опущенных век начал робко проникать тоненький ручеёк, прокладывая себе путь по фиолетовой шкурке единорожки. Лучшая ученица принцессы была чем-то расстроена. Дверь открылась, и внутрь забежал дракончик Спайк, следом за ним зашла Эпплджек и Рарити.

— Вот, Твайлайт сидит так уже несколько часов, что бы я не делал. — указывая на хозяйку проговорил Спайк. — Она просила собрать всё по военной истории за последние пять лет.

Белая единорожка подскакала к столу и положила копытце подруге на спину. – Дорогая, что случилось? Почему ты плачешь? вынув у Твайлайт из-под носа журнал, Рарити начала просматривать текст статьи и иллюстрации к ней.

— Сахарок, — взяла слово Эпплджек. — всё будет хорошо. Расскажи, что тебя расстроило?

Твайлайт начала немного приходить в себя. Магией она вынула из коробки бумажный носовой платок и удалила с мордочки следы своей недавней грусти.

— Простите, девочки, что заставила вас нервничать, просто… просто… не договорив, фиолетовая единорожка прижав ушки быстрым шагом засеменила по выдолбленной лесенке на верхний этаж дерева-дома, где и располагалась жилая комната.

— Я поняла! — произнесла Рарити и развернула журнал перед носом у Эпплджек. — Читай! Под иллюстрацией.

— Под чем?

— Под картинкой!

Эпплджек принялась зачитывать вслух повествование к черно-белому изображению единорога с перевязанной головой и усердно скрываемым выражением боли в глазах: «Хорунжий Баян, получив тяжёлые ранения, отказался покинуть строй и возглавил контратаку с окруженных золотыми драконами Нукденских высот, во время стратегического прорыва частей Сталлионградской гвардии и воев под командованием полевого атамана Заупряжского войска полковника Вихря…». — И что?

— Дальше, до конца прочти.

— «… После этого боя Баян получил от драконов прозвище — Каменный единорог».

— Так, и что?

— Неужели ты не понимаешь, этот Баян успел сделать что-то плохое Твайлайт…

— Вообще-то, когда сегодня утром Твайлайт столкнулась с ним, то он вел себя максимально почтительно, — аккуратно перебив белую единорожку, подал слово дракончик.

— И что! Я уверенна он…

— Рарити, я согласна со Спайком, Баян может быть и не прекрасный принц, но я общалась с ним и он вроде ничего, нормальный.

— Ах, дорогая, я тебя умоляю, ну что нормального может быть в таком, в таком, в таком, как Баян, ведь он…

— Некрасивый? — раздался резкий, но сдержанный голос.

Все обернулись и увидели Твайлайт Спаркл спускающуюся по лестнице вниз с серьёзной миной на некогда милой мордашке.

— Твайлайт, нет я не это хотела сказать. — пыталась оправдаться белая единорожка перед подругой

— Да, он не прекрасный принц, но ты его абсолютно не знаешь, — мягко, но серьёзно сказала Твайлайт, подойдя вплотную к компании, — он добрый, скромный, застенчивый, умный, весёлый, и просто ужасно темпераментный!

— Так вы знакомы?

Твайлайт выдохнула, поняв что теперь ей придется посвятить своих друзей в историю своей прошлой жизни, присела на круп и тихо, не спеша начала рассказывать: Когда я жила в Кантерлоте, то всё время проводила в библиотеке за учёбой. Единственными моими друзьями был мой брат — Шайнинг и няня — Каденс. Но когда Шайнинг стал учиться в Кантерлотском Кадетском Корпусе, то видеть его я стала совсем редко. Однажды он как всегда пришел в библиотеку, чтобы навестить меня и…- прозвучал легкий смешок, после которого фиолетовая единорожка, слегка покраснев, продолжила. — и Каденс, но с ним пришел его товарищ по корпусу, тогда я впервые его увидела. Баян принес мне, как сейчас помню, книгу по истории, от Каденс и Шайнинга, которые задержались за высоким стеллажом напротив стола, где сидела я. Этот невзрачный багровый единорог тогда не произвел на меня особого впечатления, да и, честно признаться, о жеребцах я тогда думала меньше всего, все они (за исключением папы и Шайнинга) казались глупыми и бессмысленными. Я так зачиталась, что и не заметила, как шкаф напротив начал падать прямо на меня, Баян среагировал и, положив на обе лопатки, закрыл от удара собой, но слетевшая с верхней полки историческая энциклопедия больно ударила его прямо по макушке. Тут я заметила, что у него на боку сверкнула искорка, какие бывают, когда проявляется кьютимарка, он был так рад, что наклонился и поцеловал меня прямо в губы. Это был мой самый первый поцелуй.

— Ооооо, как романтично! — подметила Рарити.

— Минуточку, ты говоришь, что у него появилась кьютимарка в момент, когда он спас тебя? — с недоумением в глазах переспросила Эпплджек.

— Да, там был серый щит и открытая книга. Очень красивая у него… метка. — завершила единорожка заткнув сама себе копытцем рот и тут её щечки залило красной краской, глазки кокетливо ушли в сторону, а ушки опустились.

— Это странно. Сегодня утром у него кьютимарки не было. — выпалила фермерша прежде чем осознала что это была лишняя фраза.

— Эмм. Эпплджек, что прости?

Земная пони закусила губы, мысленно побранив элемент честности, который воплощает, и почти на одном дыхании рассказала подругам о недоразумении, произошедшем утром на ферме. Подбирая слова и стараясь не упустить детали, Эпплджек объяснила, почему и как ей стало известно об отсутствии отличительного знака у взрослого жеребца в длинном черном мундире, скрывающем почти всё тело, а завершила светлогривая кобылка уже впечатлением, что на неё произвело изувеченное ухо. Во время рассказа взгляд Твайлайт принимал всё более недоуменный вид.

— Дорогая, так всё-таки почему ты расстроена? — спросила Рарити, стараясь вернуться к первоочередной проблеме.

— После происшествия в библиотеке, мы… продолжали общаться, он помогал мне с историей, я рассказывала ему о магии. Он рассказывал мне, чем они занимаются в корпусе, я о школе для одаренных единорогов и принцессе Селестии. Иногда, мы читали по очереди какой-нибудь исторический роман и после обсуждали. Утром, бывало, проснусь, а у изголовья кровати букет свежих цветов, думала, это Шайнинг приносит, пока не поймала его за копыто. Мне даже начинало казаться, что Баян какой-то особенный. А потом… — фиолетовая единорожка оборвала фразу и слегка потёрла краем копытца глаза.

— Что? Что потом?

— Потом, он пропал. Просто исчез. Четыре года ни строчки, ни письма, ничего. А сейчас он объявился, и… и… даже не узнал меня. — Твайлайт начала еле-еле дрожать, а ноги становились ватными, вконец обессилив, работница библиотеки легла на пол, накрыв копытами глаза.

В библиотеке установилась тишина, которую нарушил аккуратный стук в дверь. Спайк как обычно дернул за ручку, и ему в нос ударила волна конфетти, а на пороге появилась ударница юмористического труда Пинки Пай с корзинкой на голове, в которой лежали пригласительные на внеочередную мега-потрясную вечеринку-встречу в «Сахарном уголке».

— Уху. Девочки, сегодня в сахарном уголке будет вечеринка, мы будем веселиться, играть и главное это будет супер-пупер приветственная вечеринка для прибывших воев…