Автор рисунка: MurDareik
III

IV

Сон его продолжался недолго. Он почувствовал невыносимый жар и очнулся…

Обнаружив что лежит на маленьком островке, посреди озера лавы.

— Да что не так-то с вами! — В отчаянии крикнул единорог.

Он подошел к краю островка.
“Ну и как мне выбраться отсюда?”
Дис сконцентрировался, и магией стал тащить островок в сторону. Тот легко поддался, сдвинулся… И стал тонуть.

— Онетонетонет! — Светло-серый стал быстро отходить от подступающей лавы. Оглянувшись, он понял что выхода нет — островок медленно но верно тонул, огненное кольцо неумолимо сжималось.
“Придется попробовать.”
Он сосредоточился и попытался телепортироваться. Хоть куда.

Рог сверкнул, единорог пошатнулся — но телепортироваться не смог.

— Да чтоб тебя! — Выдохнул он.

Еще раз. Неудача.

— 19! — Услышал он голос, донесшийся откуда-то сзади.
“Опять они!” — Зло подумал единорог, и вновь попытался телепортироваться. Всему миру на зло — и в особенности назло этим двоим — уж натерпелся он этих издевательств.

И у него получилось!

Он понял что стоит на чем-то мягком. Было тепло, но жар, исходивший от лавы исчез. Не в силах более стоять единорог упал в обморок.

Очнувшись, он понял что телепортация прошла успешно.

Только вот куда — он не знал. Поднявшись, он понял что находится на островке, подозрительно похожем на тот, с которого недавно спасся. Или давно?

За одним маленьким исключением — островок полностью состоял из сыра. И плыл по шоколадному морю.

— Да где же смысл-то? — Спросил единорог у себя, пытаясь вспомнить на карте Эквестрии подобное безумное место.

Ничего подобного он вспомнить не мог. Потому попытался определить направление по Солнцу. Получилось не очень. Вышло, будто бы Эквестрия была куда-то вправо и вверх.
“Нужно было слушать капитана внимательнее!” — Пожурил он себя.

Немного подумав, он решил отгрызть большой плоский кусок сыра, решив что он может стать неплохим плотом.

У него ушло на это несколько часов — но наконец работа была сделана.

Аккуратно вступив на сырный плот, он проверил его устойчивость. Тот держался на шоколаде на удивление хорошо.

— Нуу… — Задумчиво протянул он, примостившись по центру плавсредства, — Поплыли!..

Он напрягся и магией стал тянуть плот в сторону Эквестрии. Через некоторое время он обнаружил что плот продолжил плыть самостоятельно с прежней скоростью. Обрадовавшись и разогнав его еще немного, он развалился на сыре и стал смотреть в небо.

Незаметно для себя он вновь уснул.

Проснулся Дис от странного скрипа. Проморгавшись, прозевавшись и хорошенько потянувшись, он обернулся и увидел что плот врезался в борт какого-то корабля, прилип — и теперь плывет вместе с ним.

— Вау.

После короткого осмотра он увидел крюк, с помощью которого можно было подняться на палубу.

Взобравшись на корабль, он осмотрелся. Ни души.

Оглядев корабль он обнаружил… Цвет.

Разумный цвет. Цвет цвета маренго.

У него не было формы. Он просто был.

— Эээ… — Логика Диса впала в отчаяние, пытаясь осмыслить увиденное. Получалось очень плохо.

— Ты кто такое?

Цвет молчал.
“А оно вообще разумно? Нет, лучше не смотреть на это.”
Отвернувшись, единорог затащил плот на корабль — увы, по кускам — и как умел увел корабль на нужный курс. Солнце уже село, и по звездам ориентироваться было проще.

Убедившись в том, что корабль приплывет и сам, светло-серый отправился обследовать судно.
“А где же все? Не может же эта… этот… эта штука вести корабль, верно?”
Спустившись в трюм, он обнаружил сундук. Поковырявшись с ним некоторое время, и перепробовав кучу способов открыть его — от лома и крепкого словца до магии разрушения, он отчаялся.

— Да что с тобой не так, ящик? — Раздраженно пробурчал он, делая неосторожный шаг назад.

Он запнулся обо что-то, не удержал равновесие и упал.

— Ай! Какого сена?

Он стал обследовать пол, пытаясь обнаружить и отомстить причине своего падения.

Виновником торжества оказался массивный ключ, по форме и размерам явно предназначавшийся для этого самого неоткрываемого сундука.

— Ага! — Возрадовался маг, когда ключ провернулся в замочной скважине, — Ну-ка, что тут у нас… Алмазы! Неплохо… А это что? — Он пригляделся к маленькому свертку, лежащему в углу сундука, — Во имя Селестии! Да это же…

Он трепетно поднял сверток магией, и развязал нить, что скрепляла его. Это были носки темного цвета — а на каждом из них была вышита копия кьютимарки принцессы Луны.

— Невероятно!

Единорог сел, уставившись на сокровище. Настоящие носки с кьютимаркой Луны! Принцесса пропала почти тысячу лет назад — но такие носки по-прежнему существуют! Это невероятный подарок судьбы!

Аккуратно свернув носки он скрепил их той самой нитью, и закрепил себе на бок. Такой артефакт нужно носить с собой — доверять сверхзащищенным магией сундукам не следует. Не в таких вопросах.

Он почувствовал толчок — корабль явно с чем-то столкнулся. Сколько же он тут сидел?

Обругав себя за нерасторопность, он вернулся на палубу. Корабль сел на мель.

Посмотрев за борт, он обнаружил что его кто-то встречал.
“Хмм… Судя по виду, это пони. Стоп, судя по виду — это принцесса Селестия! Но это кто? Неужели?..”
— Эмм… Приветствую! — Крикнул он им.

— Приветствую тебя! — Крикнула принцесса Селестия в ответ, — Не мог бы ты спуститься к нам, дабы мы могли поговорить с тобой?

— Ааа… Эмм… Сейчас, одну минутку!

Единорог вернулся к тому крюку, по которому забрался на корабль, и спустился на берег.

Подойдя к принцессам, он преклонился перед ними.

— Ты можешь встать, путник, — Сказала солнечная принцесса.

Дис немедленно вскочил.

— Откуда ты прибыл? — Спросила вторая.

Он поднял взгляд на неё.
“Это принцесса Луна? Но она же в заточении! Или она вернулась? Кошмары прекратятся?”
— Луна, мы же даже не узнали имени странника, — Селестия взглянула на сестру с легким укором. Та потупилась, — Скажи мне, — Обратилась она к единорогу, — Как зовут тебя?

Тот вытянулся по струнке.

— Индиспенсибл, ваше высочество! Гвардии старший сержант, гарнизон города Застава на территории БКР!

— Это тот самый закрытый город?

— Так точно, ваше высочество!

— Но как ты оказался здесь?

— Не могу знать, ваше высочество! Я лег спать и проснулся уже посреди озера с лавой! В результате дальнейших действий мною был обнаружен этот корабль! На борту имеется груз алмазов и… Кхм… — Единорог замялся, но быстро собрался с силами, — Носочки с изображением кьютимарки принцессы Луны, ваше высочество! Команда мною не обнаружена!

Луна покраснела и потупилась вновь. Селестия взглянула на неё, и еле заметно улыбнулась.

— Скажи мне, ты не встретил на корабле абсолютно никого?

Единорог задумался.
“Если я расскажу ей об увиденном, меня лечиться не отправят?”
— Принцесса Селестия, — Начал он, собравшись с силами, — Осмелюсь доложить вам, что по прибытии на корабль мною была обнаружена неизвестная форма жизни, описание которой я дать затрудняюсь. Единственное что я могу сказать — так это то, что она была цвета маренго. На текущий момент я не могу сказать, где она находится.

— Ах, вот оно что. Она исчезла, старший сержант. Это не форма жизни — это сгусток магии, которому в качестве эксперимента мы доверили управление кораблем. Не о чем волноваться, видимо, заклинание требует доработки. Я выражаю вам благодарность за спасение столь ценного груза — эти алмазы необходимы для украшения дворца. Ну и, разумеется, — Селестия не смогла сдержать улыбки, вновь взглянув на сестру, — Я уверена что принцесса Луна крайне благодарна тебе за спасение и успешную доставку столь ценного элемента одежды, как эти носки.

Луна покраснела еще сильнее, и отвернулась.

— Индиспенсибл, я прошу тебя отправится с нами во дворец. Необходимо вернуть тебя домой, ты сам знаешь по какой причине. А до тех пор — необходимо скрыть тебя магией от зла, что охраняете вы. На такое способны только я и моя сестра.

— Так точно, ваше высочество! — Такого энтузиазма при исполнении приказов у Диса не было никогда. Ну, кроме наверное того случая, когда во время потепления им дали приказ играть в снежки.

Он посмотрел на Луну, и улыбнулся. Ночная принцесса обернулась, будто бы почувствовав его взгляд.
“Ой.” — Единорог испугался гнева аликорна, вообразив себе невесть что.

Но та внезапно улыбнулась в ответ.
“Ой.” — Единорог испугался благодарности аликорна, вновь вообразив себе невесть что.

— Знаешь, — Послышался звенящий голос, — Я снимаю с себя ответственность за дальнейшие события!

Дис обернулся. Этот голос он узнал — то самое облако, что было с зеленогривым. Но его рядом не было.

— Что с тобой, Индиспенсибл?

— Можно просто Дис… — Тут до него дошло, кому он это говорит, — Ой, простите меня, принцесса Луна.

— Ничего страшного, Дис, — Она вновь обворожительно улыбнулась, — Так что произошло?

— Мне просто послышался шум, принцесса. Показалось.

— Пойдем, Дис. Алмазы вскоре заберут. Нам пора во дворец.

Он пошел за принцессой ночи, почти поравнявшись с ней — но державшись чуть позади.

— Простите, принцесса, — Наконец не выдержал он, — Что с королевой Кризалис?

— Ты слышал об этой истории? — Удивилась Луна.

— О том что её превратили в цветок?

— Да.

— Принцесса… Я превратил её в цветок.

— Подожди, — Луна замерла, остановившись как вкопанная, — То есть ты и есть тот самый гвардеец, который пропал два дня назад из Понивилля?

— Значит, это я.

— Невероятно! Мы с сестрой безмерно благодарны тебе. Нужно будет обязательно рассказать ей. Сейчас королева Кризалис все еще маргаритка, но постепенно переходит в одуванчик.

— А что с Флаттершай?

— Ничего страшного с пони живущими в городе не случилось. Она всего лишь была у своей подруги. Кризалис очень удачно выбрала время. Только вот мы не можем понять, почему она попыталась подчинить себе первого попавшегося пони. Это еще нужно будет выяснить — но только когда она вернется в свое нормальное состояние. Теперь прошу тебя, стой смирно — я перенесу нас во дворец.

Он застыл, подчиняясь принцессе. Короткая вспышка света — и вот они уже в одном из коридоров Кантерлотского замка.

Единорог задумался, вперившись невидящим взглядом прямо в кьютимарку Луны.

Принцесса обернулась.

— Теперь… — Она отследила взгляд светло-серого и покраснела, — Дис?

— А? Что? — Он посмотрел в глаза аликорна. В его голове пронеслось осознание, — Ой…

— Дис, ты не желаешь зайти ко мне на чай? Правда, у меня нет чайного столика…
“Воу.”
— Разумеется, принцесса. Я с радостью приму ваше предложение.

Он следовал за Луной, пытаясь успокоить поток мыслей. Мысли были радостно-паническими, эмоции переполняли единорога.

Наконец, они пришли в покои принцессы.
“Даже не верю. Неужто этот день закончится неплохо?” — Думал единорог, стараясь найти себе место.

Луна, заметив смятение гвардейца, указала ему на кровать. Тот послушно примостился на неё. Из-за занавески выехал чайный набор.
“Бергамот! Его запах восхитителен! — Подумал он, почуяв великолепный аромат, — Стоп. Что такое бергамот?”
Кружки были различны — на одной была кьютимарка Луны — вторая же была пустобокой… Взвесив все за и против, он магией поднял кружку без рисунка, и сделал осторожный глоток. Луна поступила так же и улыбнулась.
“Стоп. Оба сегодняшних чаепития закончились весьма феерично. Хоть бы это не пролетело! Нужно заговорить с ней наконец!”
— Принцесса… — Начал он робко.

— Да-да? — Он проявила невероятное внимание к его скромной персоне, продолжая улыбаться.

— Принцесса, я лишь хотел сказать что ваша ночь выглядит просто великолепно зимой.

— О да! — Дису показалось, что он вновь услышал зеленогривого позади себя. Но принцесса Луна явно не видела никого — и он не стал вертеться в попытках обнаружить его.
“Может, он мне лишь почудился?”
— Но ночь темна и полна страхов… Вы ведь не боитесь? — Улыбка Луны стала загадочной, а взгляд — отрешенным. Она сделала паузу, — Вам бывает холодно по ночам?

— Ночь меня не пугает. Мы — гвардия, и должны быть готовы откликнуться на зов принцесс всегда. В любое время суток. Но холод… Он действительно не радует меня.
“Что-то я переборщил.”
— Да… Холод действительно неприятен. Он вытягивает силы. Я слышала, в ваших краях действительно холодно… Но зачем терпеть холод, если можно согреться, занявшись чем-нибудь интересным, верно? — Луна игриво улыбнулась.

— И чем же вы предпочитаете заниматься в свободное время?

— Красная зона! Мы в красной зоне! — Дис услышал знакомые дребезжащий голос.

— Продолжаем! — Прервал его зеленогривый.

Но принцесса ничего не видела.
“Да что же у меня с головой?”
— Я люблю гулять под луной и беседовать. Но у меня давно не было достойного собеседника. Возможно, если у вас найдется свободная ночь… — Луна зарделась.

— Для вас я всегда свободен, принцесса. Мне нужно спустить пар после спасения с островка лавы на островок сыра.

— Ох, вы были в шоколадном море? Невероятно, — Она посмотрела на свою кружку. Та уже успела опустеть стараниями принцессы, — Вы не откажетесь от еще одной кружки чая? — Она мечтательно вздохнула, — Знаете, он так расслабляет…

— Разумеется, принцесса.

Она вновь разлила чай по кружкам, и поднесла свою к губам.

Принцесса уже собиралась отпить, как вдруг что-то остановило её. Она отвела чай в сторону.

— Вам не холодно? — Спросила она единорога.

— Самую малость, принцесса.

— А я, кажется, начинаю мерзнуть, — Задумчиво сказала она.

— Увы, принцесса. Я не знаю согревающих заклинаний.

— О, есть множество способов, — Луна вновь улыбнулась.

— И каие же известны вам, принцесса?

— Мне известно немало, но я хотело бы услышать ваше предложение… — Улыбка Луны стала еще загадочнее.

— НУЖНА ДВАДЦАТКА! — Раздался неизвестный голос. Дис уже не обратил на это внимания.

— Я слышал что пингвины согреваются, прижимаясь друг к другу поближе. Лично мне этот способ кажется весьма простым и занимательным, принцесса.

Луна встала и пересела поближе, прижавшись к светло-серому единорогу.
“Во имя Магии, Селестии и всего такого!”
— А ведь это действительно очень хороший способ, — Промурлыкала Луна невероятно нежно.
“Невероятно.”
— Что-то не так? — Спросила Луна несколько обиженно, посмотрев на застывшего в одной позе единорога.

Тот очнулся и обнял принцессу.

— Все великолепно, принцесса… Как мне звать вас?

— Зови меня… Луной, — Тихо сказала она, прижимаясь к тому еще сильнее.
“Остановись, мгновенье — ты прекрасно!”
И мир застыл.

— У тебя когда меньше десятки выпадало, бесстыдник? — Вновь раздался тот неизвестный голос.

— Вот и я в шоке, — Прозвенел второй.

— Да он четыре раза погиб! — В нем Дис узнал зеленогривого, — Что нельзя ему немного помочь? Тем болеее… Это же Луняша!
“Да о чем они?”
— Так с голыми копытами да на дракона!

— Ах, ладно. Нам нельзя… Переборщить. 20!
“Что? Опять?”
Единорог почувствовал как течение времени возобновляется. В нем появилась идея. Безумная идея.
“Нет, нетнетнет! Только не сейчас!”
Он обнял Луну еще крепче, прижимая к себе. Та не сопротивлялась и положила голову ему на шею.

Наконец, он был готов. Идея вырвалась, обратившись в конкретную мысль, обретя форму и содержание. Он не мог этому противостоять.
“Проклятая двадцатка! Проклятый зеленогривый!”
Он отодвинул принцессу от себя, и посмотрел ей в глаза. Те были полны недоумения.

— Дис?.. — Неуверенно начала она.

— Луна. Простите. Прощайте.

Он поцеловал её, и, еще раз крепко обняв, бросился к окну.
“Вот теперь точно все” — Тоскливо подумал он.

Он пробил окно, и полетел в тьму.

— Что, он снова умер?

— Нет. Но по-моему, это достойный финал…

Наконец до него дошел ужас падения.

— АААА…

Он проснулся, рывком вскочив на постели.

— Ах!

Дис тяжело дышал. В комнате было темно.
“Опять. Опять. Опять.”
Он взял с тумбочки стакан с водой, который всего стоял у его кровати ночью специально на такой случай — и начал жадно пить воду, смачивая пересохшее горло.

Наконец, жажда была утолена.
“Да что же мне приснилось? — Он откинулся на кровать, приложив копыта к глазам, и стал пытаться вспомнить случившееся, — Монстры, драконы… Не помню. Ну и к Сомбре все это.”
Он растянулся на кровати, и, успокоившись, уснул.

Ночи в Заставе никогда не были ни спокойными, ни добрыми. И эта ничем не отличалась от тысяч других.