Автор рисунка: Siansaar
Акт четвертый Эпилог на руинах

Акт пятый

https://docs.google.com/document/d/160mNlQzyoOql7snT_ETKdslmuoYtA3LWEQ4h5lgD-jc/edit

Тронный зал кантерлотского дворца. Фауст с Мефистофелем в обличии аликорнов наблюдают за происходящем из тени колонн.

Фауст

И что же я в компании такой

Забыл, ища приятного досуга?

Я знаю наперёд ­– у знати цвет гнилой,

Будь это наш мир, буде то иной,

И если не презрение, то скука

На празднестве, где лесть течёт рекой

Меня как скакуна сживёт под плугом!

Мефистофель

В Эквестрии другой уклад…

Как я устал от споров этих!

Мой пыл – в грудь раненый солдат,

Уж еле дышит на лафете.

Быть может, всё же, дегустатор

Оценит стол, вкусив еду?

Фауст

Как жаль, что кончился оратор,

Но так и быть, хитрец рогатый,

Я мнение попридержу.

Пусть долгожданный эпилог

Мне явит истинный итог.

Толпа

(косясь на человека и Мефистофеля)

Придумал бес шальную дурь,

А нам её замаскируй!

Дождёмся ли покоя?!

Да верно итальянский жид

Мошною так не дорожит,

Как этот сноб душою!

Наш Меф совсем безумным стал,

С контрактом этим клятым!

Испортил ежегодный бал!

Нас в шкуры ложные загнал,

Не посулив оплаты!

Кто-то из толпы своему соседу

опасливым шёпотом

Гляди-гляди! Его ведут!

Был славным импом это плут…

Ехидный аристократ

Ведут? Куда? На эшафот?

Толпа

Вчера весь чёртов Кантерлот,

Как лиходей на плахе,

Дрожал в постыдном страхе.

Печальный аристократ своему соседу

Скалистый путь в один конец

Достался бедолаге.

Пойдёт он с Кейденс под венец,

Хлебнув с несчастья браги…

Ехидный аристократ

С ней под венец – в один конец!

Толпа

(ловит на себе взгляд Кейденс)

Пусть лучше ангелов отряд

Меня метлой до адских врат

Как в день изгнания метёт!

Пусть мнут бока мне и живот,

Но упаси лукавый царь

Взойти с суккубом на алтарь!

Уж лучше в церкви отстоять,

Чем ночью с ней делить кровать!

В могильной тишине начинается свадебная церемония.

Селестия

Согласен ли ты, Армор, разбавить бытие

Прекрасной, нежно любящей кобылой?

Быть рядом с ней и в счастье и в пасмурной беде,

И ложе греть с единственно любимой?

Армор

(сглатывает)

Согласен…

Селестия

Ох, чудно как! Ответь же, моя дочь,

Клянёшься ему верной быть супругой?

Кэйденс

Клянусь! Мне другу сердца так радостно помочь

И быть всегда безропотной прислугой.

Мефистофель

Без фраз высокопарных сразу к сути,

Тоску богослужения долой!

Желающим наесться – пир горой,

А страждущим сердцам – любовь на блюде!

Долой обычаи, что пыл души томят –

Обряды нудные и проповедей бденье,

Порядки здешние ну всякого прельстят…

Фауст

Твои слова поставлю под сомненье:

Жених, бросая взоры на зазнобу

Трясётся словно в приступах озноба.

И жаль, что где копыто, не десница:

Он бедный так и тянется крестом,

Расправы неизбежной слыша гром,

Себя неистово покрыть и помолиться.

Мефистофель

Мне видится, жених в счастливом шоке.

Неся к юдоли брачной

Из сумрака кабачной

Его в последний раз подводят ноги.

Толпа

Коварная суккуба! И ей ведь невдомёк,

Что свадьба понарошку! Что свадьба лишь предлог!

Что всё это задуманная пьеса!

И Меф за всё ответственный повеса,

А Армор есть не больше, чем игрок!

Заговорщик

А наша белоснежная принцесса

Растратит очень скоро свой почёт,

С такою наглостью пуская слуг в расчёт!

С такой наивностью устраивая мессу!

Мы вспомним, что создатель завещал

И нам, и людям в зарослях Эдема!

Когда в умах рождается дилемма

Промолвит вслух начало всех начал:

«Я право выбора своим твореньям дал» –

С такими догмами решается проблема.

Ведь благо у нас есть альтернатива:

Кризалис может и строптива,

Пускай не в меру горделива,

Но верных слуг не даст в обиду!

Осторожный аристократ

Да тише ты, смутьян!

Раз рог Селестии измерить хочешь задом,

Поди ей объясни, как нами править надо!

Заговорщик

Так раз в её правлении изъян

Терпеть суккубу чёрту неугодно,

А свергнуть в миг удачный, всенародно!

Осторожный аристократ

Смельчак, а ты не пьян?

Напитки ещё даже не подали

А ты уж твердь попутал с небесами!

Самонадеянный болван!

Свадебная процессия во главе с Селестией и обручёнными двигается к просторному балкону, с которого открывается вид на усыпанную народами Эквестрии площадь. Мефистофель с Фаустом протискиваются в первые ряды.

Селестия

Пусть вас благословляет дар светил!

Мефистофель

Смотри внимательно, мой друг, на это диво.

Фауст

Моим глазам мерещится, что солнца диск лениво

На запад преждевременно дорогу проложил!

Мефистофель

Его туда ведёт, как кроткую овечку,

Бессмертная правительница дня.

Настало время тьмы – задует словно свечку,

А позже вновь вдохнёт в него огня.

Ты скажешь – она Бог? Да даже не богиня!

Её коснуться можешь хоть сейчас,

А можешь с ней пройтись до улиц Понивиля,
(шёпотом)
А можешь привести её в экстаз,

Естественно не здесь! Но коли есть желанье,

Тебе могу устроить с ней свиданье.
(замечает возмущение Фауста)
От лирики давай же, друг мой, к делу:

Я вижу, тебе претит роль зевак.

А небо вдалеке уж предзакатный фрак

На стать свою широкую одело.

Пора всходить луне!

Фауст

И дальше что? Пусть всходит!

Мефистофель

Не хочешь ли светилу подсобить?

Ну, выпяти-ка грудь, как Цезарь на походе,

А ноги лучше шире разводить.

И крылья распрями, чтоб с ними величаво

Удерживать позицию свою.

Ты делаешь успехи! Отлично, Фауст! Браво!

Теперь зажги полночную звезду!

Направь свой рог к той линии, где мир сроднился с бездной

И кликни сребровласую луну.

Она, тебе покорная, откликнется любезно,

И скромно явит взорам красоту.

Фауст

(тяжело дыша)

Неужто это я луну на пьедестал

Небесный своей волею поднял?

Мефистофель

Ты многих видишь с крыльями и рогом?

Таким под стать светила воротить.

Ты волен возомнить себя хоть Богом!

И царству лунный свет преподносить.

И звёзды, и закатные тона,

И отдых, и покой в объятьях сна.

Восход луны был принят за знак начинать торжество

Вондерболты

Лихие духи мракобесья

Добавят пламя в поднебесье!

Толпа

Кому близка виолончель,

Смычком по ней води ловчей!

Чуть легче будет тварям грешным

Состроить дружелюбный взгляд.

Оставить танец безудержный,

Нося нелепейший наряд.

Нельзя нам, становясь фривольней,

Ловить брожение истом,

Буравя человечий сонм

Бездонным оком преисподней;

Размять бесовское крыло

Вращаясь, как веретено!

Фауст

(оставшись на балконе)

Мне стоит лишь представить на минуту,

Что я здесь безвозвратно заточён,

Как страх опережает мыслей смуту.

Проделав к власти путь своим мечом,

Ты прямо с триумфальной колесницы

Бросаешь взор на согбенные лица.

А может быть, найдя пустое место,

Ты год от года, напрягая чресла

Возводишь в созиданье дивный град.

В обоих случаях, пройдя заслон преград,

Ты цель обетованную настигнешь.

Когда тебе порука – кровный труд,

Не будет мучить совестливый зуд,

И шею в благодарностях не выгнешь.

Подобное понять мне не дано.

Ребячество без смысла, да и только,

Но тех людей не пара и не тройка,

Которым пасть в соблазн немудрено.

И пасть мне, коли был бы я школяром

В сердцах давно проклявшим род людской

За длительный в углу простой

И взбешенным отказом юной дамы;

Желавшим изменить жестокий мир,

Забыв в горячке правило златое:

Мир не причём, оставь его в покое

Пока себя, глупец, не изменил.

Такой всегда лелеет свой протест –

Жить в обществе придуманных существ.

Не вижу смысла в роли божества,

Упавшей на тебя невесть откуда,

Ни разу не заслуженной, покуда

Не отстоишь с достоинством права.

Озвучу я вопрос, родившийся в истоке –

Скажи, что есть Эквестрии юдоль?

Не райские сады. Не адовы чертоги.

Не знают пони, что над головой

Не только небо, солнце или звёзды.

Кобыла древняя играет роль отцовства,

А Некто выше – вымысел дурной…

Кто создал этот мир? Идеи кто создатель?

Кто скульптор этих пони и мыслей их ваятель?

Мефистофель

Во всём искать подвох, ну Фауст, как так можно?!

Вся прелесть чуда уничтожится безбожно

Как только занавес поднимет чародей.

И привкус тайны тут же станет пресным

А интригующий сюжет – безынтересным.

Никак мне не понять таких людей!

Фауст

Ну, фокусник, тут, стало быть, обман?

Не утруждай себя приевшимся лукавством.

Заманчивая власть, заманчивое царство,

Но под цветами прячется бурьян.

Уверен, что его я не увижу

С какой бы близости я взгляды не бросал,

Но знаешь, Меф, я верю в идеал

Один единственный, что наблюдает свыше.

Во всём другом присутствуют изъяны

И глупо, бес, столь нагло их скрывать

Я презираю изворотливости яму,

А мир-то верно автору под стать!

Как жаль, мне не узреть, как треснет маска

И с расписной шкатулки слезет краска…

Внезапно сзади раздаётся грохот распахнувшихся дверей

Кризалис

Эй, недовольные, вы жаждите новаций?!

Докучен этот лютый беспредел?!

Тогда встречайте гомоном оваций

Того кто на рогах табу вертел!

По-королевски, не забыв манеры граций

Я с солнцем круп, что всем осточертел

Смещу подальше, учинив дворца погром.

И на обломках по-другому заживём!

Селестия

Ах, дерзкая, назойливая вошь,

Ты вскоре по-другому запоёшь!

Толпа
(принимая истинный облик)

Предчувствуем, что знатно порезвимся!

И повод есть, чтоб маски бросить в грязь.

Ух, развлечёмся, как когда-то падший князь!

Со стороной потом определимся!

Мефистофель

Архистратига Михаила на вас нету!

Дурная шайка черни бесовской!

Фауст

Хвалёные Эквестрии секреты…

Долой спектакль! Маски, Меф, долой…