Автор рисунка: Stinkehund
Глава 34 Глава 36

Глава 35

Глава, в которой в Эквестрию вновь приходят незваные гости.

Первый снег выпал очень кстати. Теперь, окруженные миллиардами белых пушинок, грифоны смотрелись вполне естественно в своих мрачных шлемах с меховым подкладом и тёплых броневых рукавицах. Белые снежинки, попадая на их черные и темно-бурые плащи, плавились, соскальзывали по металлу и застревали в углах доспехов в безуспешной попытке обелить их тёмную орду. Да и не для того чтобы стать белее, грифоны появились сегодня в Эквестрии.

Под каркающие приказы сотников ряд за рядом шагали они на войну. Тысячи длинных многозарядных ружей уткнулись в небо, а жуткие изогнутые клинки, висевшие на боку, бряцали о броню при каждом шаге, звоном своим отмеряя их ритмичный чеканный шаг. Горделивые знамёна одно за другим сменяли друг друга, всё больше удивляя собравшихся своей грозностью и нескромными намёками на беспощадность тех, кто ходил под ними.

Да, армия грифонов вызывала страх и трепет у окружающих своим недружелюбным внешним видом и хищными взглядами, но те из пони, кому – как и самой Дипхоуп, – довелось приютить их у себя дома этой ночью, знали, что под этой суровой военной формой скрываются веселые и общительные представители грифоньей расы. Первое время они, конечно, держались особняком и молча заняли самую дальнюю комнату в доме, разбив в ней нечто наподобие лагеря, но позже, когда Дипхоуп уложила свою вусмерть пьяную подругу в кровать и пригласила их к столу, они легко пошли с ней на контакт. Доев их давно остывший ужин и окончательно раскрепостившись, солдаты смеялись, шутили и с удовольствием рассказывали Дипхоуп различные истории. Про свою страну, своего короля и про свои древние обычаи, которые они по сей день безукоризненно соблюдали. Она с детства любила слушать истории о дальних странах и заводить новые знакомства. Они прекрасно провели время.

Земная улыбнулась своим мыслям и поискала глазами тех четверых бойцов. Нет. Бесполезно. Слишком много клювастых физиономий было спрятано сейчас под шлемами, чтобы различить среди них кого-то конкретного.

– А вы не знаете, король Тсаган Бар сейчас с ними? – тихонько спросил подошедший к ним молодой карий жеребец с рюкзаком на спине.

– Вроде с ними, – немного неуверенно ответила Дипхоуп, – Он где-то в самом начале был, кажется: в первых рядах.

– Тьфу! Я ведь так и догнать его не успею! – жеребчик занервничал, вытянул голову и попытался увидеть передний край бесконечной колонны грифонов, но, не преуспев в этом, вновь выругался и со всех ног поскакал вперед.

Путь ему предстоял неблизкий. Армия грифонов численностью двадцать тысяч голов растянулась по всей Филидельфии и медленно стягивалась к черте города, чтобы перегруппироваться и отправиться дальше – вглубь Эквестрии, выбивать оттуда мятежные войска. Откуда они здесь появились? Как сказал кто-то из наиболее осведомлённых пони, король Тсаган Бар не мог спокойно наблюдать за тем, как умирает Эквестрия, и самовольно решил вмешаться в эту войну. Где-то проскользнуло слово «интервенция», однако Виолстар быстро поправила говорившего, пояснив, что официально грифоны и пони – представители одной державы, а потому это лишь военное вмешательство со стороны соседнего региона, которое идет вразрез с приказом действующего монарха. В любом случае жители Филидельфии были рады столь неожиданной помощи и аспекты законности буквально никого не волновали, ведь теперь пушкам мятежников будут противостоять не легкие алебарды и смешная декоративная броня Эквестрийской стражи, но длинные ружья и кривые ятаганы крылатой расы воинов, в силе и бесстрашии которых никто не сомневался.

– Интересно, зачем ему понадобился король грифонов? – задумчиво протянула земная пони, глядя на вышагивающих по дороге солдат.

– Не знаю, – пробормотала пока еще трезвая Виолстар, – Записаться, небось, хочет. Дурачок.

– Почему сразу дурачок? – вступилась за незнакомца Дипхоуп, – Он же из благих побуждений. Он помочь хочет.

– А какая от него помощь, если у него даже крыльев нет? Никто ради него пехотный резерв создавать не станет, а тащить его по небу – глупо. Тоже мне – лягушка-путешественница.

– Ну, это да… – вздохнула земнопони, представив, как огорчится этот бедняга, когда ему ответят отказом, – Но я бы всё равно дала ему шанс на их месте.

– Шанс получить пулю? – изогнула бровь бывшая шестая ученица.

Дипхоуп замолчала. Да. Глупо. Они ведь действительно шли сейчас на войну. Убивать и быть убитыми. Воодушевление поняшки, появившееся от вида этих стройных шеренг, почему-то сошло на нет, и оставшуюся часть представления она смотрела уже без особого энтузиазма. Её не вдохновили даже появившиеся следом за простыми вояками элитные бойцы грифоньего войска, с огромными крыльями и тяжелой пластинчатой броней, вес которой измерялся десятками килограммов. Взглянув на их двуручные мечи и представив, сколько жизней оборвут их смертоносные взмахи, поняшка опустила взор, а вновь подняв его, увидела, наконец, лидера всего этого войска.

Он шел среди этих откормленных великанов и даже там выглядел на порядок внушительней всех остальных. Грифон с телом белого тигра – Тсаган Бар. Шел он спокойно и почти не глядя по сторонам, окруженный самыми достойными своими бойцами. В отличие от большинства монархов он всё же по праву являлся самым сильным представителем своей расы и ни от кого не скрывал своего присутствия, продолжая носить весьма броские и яркие одежды. Высокий воротник из красного как кровь бархата, сверкающая золотая броня и черно-белый меховой плащ, свисавший с его могучих плеч до самой земли. Он явно был сделан из шкуры настоящего белого тигра, а то и из другого грифона с таким же окрасом. Мало ли, быть может, лишь один из них имел право иметь подобную масть?

– Хех. Скоро бедняга узнает о том, что не всем пони можно доверять, – пробормотала Виолстар и принялась сосредоточенно рыться в небольшой сумке на боку.

– О чем ты? – не поняла Дипхоуп, полагая, что реплика относится к королю грифонов.

– Тот парень, которому ты сказала, что Тсаган Бар шел в первых рядах, – не найдя там ничего кроме пустых бутылок она разочарованно выдохнула и добавила, – Зря только пробегает целый день.

– Ой, правда… – охнула Дипхоуп, – Неловкая ситуация. Может, догоним его, пока не поздно?

– Давно уж поздно, – усмехнулась единорожка, – Забудь о нём. Пойдем отсюда, мы ведь, кажется, в магазин шли, нет?

Проводив взглядом уходящую вдаль колонну, Дипхоуп еще раз вздохнула, мысленно прощаясь с ними, и отправилась следом за своей подругой. Жаль, что никто из конфликтующих сторон не собирался решать проблему мирным путём.

Появление армии грифонов стало для них неприятным, но вполне ожидаемым развитием событий. Ну, не могли эти жестокие, кровожадные существа не поучаствовать в делёжке Эквестрии, особенно если учесть, что в нескольких северных провинциях во время свержения власти пострадали их граждане. Мятежники, в ответ на это, отправили приказ всем своим войскам стягиваться обратно в Ньюпони таун и перегруппироваться, ведь ни для кого не было секретом, что, рассчитывая на своё численное превосходство, крылатые хищники решат сразу же нанести удар по столице.

– Сражался когда-нибудь с грифонами?

Эроуз, который всё это время стоял и сосредоточенно грыз своё копыто, пытаясь вытащить из него какую-то занозу, отвлекся от своего увлекательного дела и поднял глаза на принца.

– Че?

– Тебе приходилось сражаться с грифонами? – повторил вопрос Айвенго.

– Пару раз, – нехотя кивнул его надзиратель.

– А убивать их?

Вновь вернувшись к поиску занозы, бандит только кивнул головой и с ухмылкой промычал нечто нечленораздельное, мол, а для чего же еще тогда с ними сражаться? Разговоры явно не были прерогативой этого жеребца – Найтмун в этом плане оказался куда более общительным близнецом, – но Айвенго было скучно дни напролет сидеть в строящемся здании и ждать коронации, а потому он не собирался прекращать опрос.

– А что на счет пони? – единорог пытливо посмотрел на собеседника.

– А что с ними? – нахмурился Эроуз.

– Ну, ты убивал пони?

– Если хозяйка скажет, – размыто ответил одноглазый земной.

«Хозяйкой», насколько понял Айвенго, эти парни уважительно называли Файеркнайф, причем кроме них этот термин почти никто не употреблял, из чего молодой Блюблад сделал вывод, что их объединяет не один год совместной работы. Насколько ему было известно, раньше они являлись членами одной подпольной организации, поимка которой и дала начало всему этому безумию.

Он хотел продолжить беседу, но внезапно дверь в его покои с грохотом распахнулась и на пороге появилась знакомая рыжая пегаска. Озабоченная и немного запыхавшаяся, очевидно, после долгого бега по лестницам.

– Ваше Величество, простите за столь бесцеремонное вторжение, но нам с вами нужно срочно проследовать в тронный зал – она старалась говорить максимально вежливо и официально, но у неё это плохо получалось – проблема свойственная провинциалам, – К нам прибыла делегация из Клаудсдейла.

– А зал же не готов еще, – заметил принц, едва повернув голову.

– Зал не готов, зато король на месте! – воскликнула кобылка, – Скорее, Ваше Величество, пегасы вот-вот будут здесь!

И, поманив его за собой, пегаска выскочила в коридор. Недолго думая, Айвенго отправился следом.

Через открытую дверь они выбежали в отделанный свежей штукатуркой коридор и поскакали вдоль длинных, пустых галерей в сторону тронного зала. Здание действительно преображалось быстро, но пока еще тут негде было остановить свой взгляд. Не было ни мебели, ни расписных потолков, разве что кое-где, окруженные деревянными лестницами, начинали зарождаться первые разноцветные узоры – будущие фрески.

– Так, а что мне говорить? – на бегу спросил единорог.

– Ничего! – не оборачиваясь, крикнула Файеркнайф, – Стоять и слушать. Я всё сама скажу.

– Хорошо. А цель их визита хотя бы в чем заключается? – вновь поинтересовался молодой принц.

– В союзе с нами, в чем же еще?!

– Они хотят заключить с нами союз?

– Мм… Не особо.

Еще раз кивнув, Блюблад забежал следом за Файеркнайф в помещение тронного зала, где их встретили едва отмытые от строительного мусора мраморные полы и закрывающие недоделанные участки стен, белые гобелены с изображениями черной геральдической лилии. О ковровых дорожках, дорогих вазах, мебели и каких-то изысках речи даже не шло, разве что в самом центре, на возвышении, находились два внушительных размеров трона вырезанные из дерева и отделанные позолоченным металлом. Они, конечно, не шли ни в какое сравнение с дорогущим седалищем Богинь в Кентерлоте, но всё-таки выглядели вполне приемлемо для государства существующего всего несколько месяцев.

Блюблад разместился на то, которое предназначалось королю, легонько стряхнув с него слой строительной пыли. «Интересно, кого же она планирует использовать в качестве моей королевы?» – ненароком подумал он, взглянув на соседнее кресло. Кого бы ни планировала Файеркнайф на должность «королевы Новой Эквестрии» себя она явно в этой роли не рассматривала, а потому просто осталась стоять на первой ступени возвышения, оставив место пустым.

– Ничего, что у меня даже короны нет? – негромко спросил Айвенго.

– Так, корона… корона… – порывшись где-то в глубоких карманах своей попоны, пегаска извлекла оттуда странный на вид головной убор с бриллиантами и передала ему, – Вот. Это трофей. До вас его носил кто-то из сыновей паучьего султана. На ноге, или где-то там…

– Давайте его сюда!

Окруженная магической аурой «корона» поднялась в воздух и приземлилась на макушку пони. В любом случае лучше, чем ничего. По диаметру вполне подходило под размер головы, да и выглядело далеко не дешёвкой.

В коридоре, сокрытом от них большими воротами, послышался цокот копыт, после чего двери отворились и в помещение спешно вошли четверо вооруженных охранников в белой форме, которые расположились с внешней и с внутренней стороны зала, предварительно поклонившись своему государю. Затем к ним присоединилась какая-то хорошенькая пурпурная единорожка в очках и с блокнотом на боку, которая заняла своё место рядом с Файеркнайф, и только потом, с большой задержкой, в тронном зале появились шестеро одетых в военную форму пегасов.

Увидев знакомые физиономии – Айвенго не раз встречал этих немолодых жеребцов и кобыл во время торжественных церемоний и на пегасьих спортивных состязаниях – он кивнул им в приветственном жесте, но ответа не получил. Хмурые лица дали ему понять, что Клаудсдейл, равно как и другие облачные города не поддерживают свержение власти в Эквестрии.

– Приветствую вас в нашем замке, почтенные пегасы! – провозгласила Файеркнайф и низко поклонилась им, широко расправив крылья. Этим жестом она, похоже, хотела почеркнуть свое родство с ними, но противный скрип, издаваемый искусственным крылом, еще меньше порадовал пришедших.

– Приберегите свои приветствия для других, – сухо ответил тот из них, кто шел впереди, – Принц Айвенго Блюблад, мы пришли к вам за разъяснениями.

– Ко мне? – удивился единорог.

– Именно, – кивнул старик, – По какому праву вы, самонареченный король Эквестрии, велели прекратить поставки продовольствия в наши облачные города?

– Эм… Я…

Вот, пожалуй, и первая проблема марионеточного правителя. Ему инкриминировали деяния, которых он не то что не совершал, но даже не имел о них никакого представления.

Блюблад не нашелся что ответить, пегас же, заметив заминку, решил продолжить давление:

– Вы хоть понимаете, чем для нас оборачиваются сбои в снабжении?! – грозно сведя брови, спросил он, – Это ведь многие тысячи голодных ртов, которых нам нечем прокормить! Еще два-три дня в таком режиме и начнется голод! Вы этого добиваетесь?!

– Прошу простить меня, но думаю, я смогу ответить на ваш вопрос, почтенные жители облачных городов, – с улыбкой ответила Файеркнайф, вклинившись в разговор – Дело в том, что некоторое время назад в наши земли вторглись грифоны, что вы, по какой-то причине, оставили без внимания. При этом – по действующему уже многие годы соглашению между расами пони – именно вы должны заниматься защитой наших территорий, за что и получаете от земных пищу.

– Мы прекрасно знаем о вторжении грифонов, – ответил ей пегас, – И не хуже вас знаем условия договора, по которому наши города получают провизию. Однако грифоны не являются врагами Кентерлота, а значит, мы не обязаны вмешиваться в эту войну. Грифоны это только ваша проблема, а не проблема Эквестрии в целом.

– Вот как? Ну, в таком случае и продовольствием вас снабжать будет Кентерлот, а не мы. Обращайтесь к Луне, мы уверены, что ей найдется, чем вас прокормить.

– Да, но сейчас облачные города дрейфуют над вашими землями, а не над Кентерлотом!

– Правда? – как будто бы удивилась пони, – Что ж, тогда предлагаю вам затянуть потуже пояса, и дождаться, когда облака покинут наши земли и будут пролетать над верноподданными принцессы Луны. Когда это произойдет, Грейписторк?

– С учетом грядущих прогнозов погоды, направления ветра и того, что мы контролируем 85% территории старой Эквестрии, то не раньше чем через три с половиной месяца, – протараторила стоящая неподалёку единорожка с блокнотом.

– Вот видите? Уверена, вы справитесь.

– Эй! Вы не можете так поступить! – возмутился визитер, – Земнопони обязаны кормить нас!

– Равно как и вы обязаны защищать земнопони, – парировала пегаска, – И если вы не выполняете свою часть договорённости, то почему они должны выполнять свою?

– Потому что мы не можем обходиться без еды!

– Ну, не знаю, – с хитрой улыбкой ответила рыжая кобылица, – Говорят, когда-то небесные жители употребляли в пищу облака…

– Вы издеваетесь?!

– Ничуть. Просто предлагаю вам решение вашей проблемы.

В воздухе повисла напряженная тишина. Переглянувшись, пегасы едва заметными жестами пытались что-то друг другу донести. В конце концов, один из них вышел вперед и вновь заговорил:

– Так. Ладно. Выдайте нам хотя бы необходимый минимум. Мы готовы потерпеть, пока облака не пересекут вашу границу.

– Простите, но нас это не интересует, – покачала головой Файеркнайф.

– Мы можем заплатить за еду!

– Нет, – вновь отказала пони, – Мы не испытываем проблем с деньгами. У нас на данный момент проблемы только с грифонами.

– Подумайте о жеребятах! – взмолилась, наконец, одна из пожилых пегасок, сохранявшая доселе молчание, – Им никак нельзя оставаться без пищи! Они же дети! Принц Айвенго, проявите сострадание хотя бы к ним!

Взгляды пегасов в обход Файеркнайф направились на восседающего на троне короля Новой Эквестрии. Поняв, что все ждут его ответа, принц, не изменившись в лице, заговорил:

– С радостью бы, дорогая Менталвинг, но кто тогда проявит сострадание к нашим жеребятам? Почему вы просите меня подумать о вас, но сами при этом не собираетесь думать о тех, кто ходит по земле? Бросаете нас в беде и одновременно смеете играть на наших чувствах? Не думаю, что у нас с вами получится продуктивная беседа, если вы будете подходить к решению вашей проблемы таким способом.

– Хорошо, – после небольшой паузы сказал тот, кто возглавлял эту шестерку, – Каковы ваши условия?

– О, ничего сложного! – быстро ответила за него Файеркнайф, – Клятва верности королю Блюбладу и поддержка вашей армии в грядущем бою. Тысяч десять голов, не более!

– Вы хотите слишком многого! – отрезал пегас, стукнув копытом по полу, – Неужели вы думаете, что мы пойдем на это?

– Честно говоря – не особо, – с напускным безразличием пожала плечами пони, – Именно поэтому у нас уже готов план, как справиться с грифонами без вашей помощи.

– В таком случае нашу встречу можно считать оконченной, – хмуро заключил визитер, – Прощайте принц!

– До скорой встречи! – с улыбкой ответила пегаска.

Дождавшись, пока посетившая их делегация покинет тронный зал, и большие тяжелые двери захлопнутся вновь, Файеркнайф взглянула на часы и заторопилась прочь из дворца.

– Эй, а у нас действительно есть план? – окликнул её единорог.

– Отчасти, – на ходу ответила пегаска, покидая тронный зал – Не заморачивайтесь на счет этого, Ваше Величество, мы со всем справимся сами. И, кстати, хорошая речь!

– Да, но мы всё равно не получили их поддержки, – немного разочарованно ответил ей принц, – Возможно, вам стоило предложить им более приемлемый вариант. На такие условия они ни за что не пойдут.

– Как бы ни так! – пегаска усмехнулась и, дойдя до двери, позволила себе ненадолго остановиться и добавила, – И дня не пройдет, как они их примут, принц! Слишком любят пегасы яблочные пироги, чтобы вновь возвращаться к безкалорийной диете.

Сказав так, Файеркнайф проскользнула в дверной проем и исчезла из поля зрения, а значит, на сегодня работа для него была окончена. Следовало возвращаться в свои покои и заниматься чем-нибудь скучным и неинтересным до еще чьего-нибудь официального визита. Ну, или до тех пор, пока грифоны не ворвутся туда с ятаганами наперевес.

Айвенго невесело усмехнулся и снял корону.

– Ваше Величество, я могу идти? – тихонько поинтересовалась «забытая» здесь Грейписторк…

Проснувшись, единорог кое-как разлепил веки. Стояла поздняя ночь. Из-за многочисленных облаков – спасибо пегасам, – ни Луны, ни звезд видно не было, а потому единственным источником света стало тусклое белое сияние его рога. Рядом мирно посапывала пурпурная единорожка, а у двери, облокотившись спинами об косяки, дрыхли его одноглазые охранники.

«Безответственность – типичная черта разбойников» – с укором глядя на жеребцов подумал Блюблад, после чего поднялся и, не останавливаясь, прошёл сквозь них, на время потеряв физические очертания. Если бы у него было желание сбежать, он давно бы уже сделал это.

Выйдя из комнаты, принц принялся неторопливо прогуливаться по коридорам, освещая пустые помещения будущего дворца магическим светом. Он никогда не боялся ни темноты, ни одиночества. Особенно когда был в полной уверенности, что рядом действительно никого нет.

Словно бы в ответ на его мысли, откуда-то снизу послышался смех. Вздрогнув от неожиданности, Айвенго навострил уши и, как только звук повторился, поскакал к лестнице и спустился на этаж ниже. Судя по всему, в этот день насладиться тишиной и одиночеством ему не светило. Смех более не слышался, но вместо этого до него начали долетать отзвуки множества голосов. Как будто бы кто-то решил устроить посиделки в его дворце. Нахмурившись, он повернул в очередной не имеющий окон пустынный коридор и увидел впереди полоску света, идущую из приоткрытой двери. Говорившие точно были там.

«Ну, сейчас мы всё и узнаем» – решил единорог и, открыв дверь, шагнул в комнату. Яркий свет ударил в глаза, временно ослепив его.

– О! Пришла, наконец… – начал было грубый кобылий голос, но осёкся, – Хотя постойте-ка. Да это же Его Величество, принц Блюблад!

Говорила какая-то крупная пегаска с большими крыльями и толстенной красной косой, свисающей у неё с одного боку. Не переставая широко и по-доброму улыбаться, она подошла к нему и жестом предложила ему присоединиться к ним.

– А мы и не знали, что вы здесь. Проходите, Ваше Величество, почтите нас своим присутствием.

Её голосу вторил десяток других, которые добродушно, или же не очень, предлагали ему присоединиться к ним.

– Не думаю, что мне…

– Ой, простите, я не представилась! – вдруг осознала свою оплошность говорившая, – Меня Линк зовут, будем знакомы. Тут также Стилрейн есть, Стаффли – тоже, кстати, из бывших солдат Стены Единорога, построенной вашим великим предком, – а также Мерилайн, Хаммерхув… – пегаска провела копытцем по кругу, поимённо перечисляя собравшихся здесь офицеров, – …и Сакредмэйн. В общем, все те, кто ни жалея сил и времени ведёт наших с вами пони к победе над грозным врагом.

– Вот как? Занятно… – протянул принц.

Вид «офицеров» не слишком вдохновил того, кто за свою жизнь повидал множество вояк и повнушительнее этих. Мало кто из этих двадцати командиров отличался чем-то из ряда вон выходящим, и заняли они своё место, вероятно, только по причине отсутствия других кандидатов. Среди них была даже совсем еще мелкая девчонка с крашенными в алый цвет волосами и кучей каких-то фальшивых «регалий» на шее и груди. Уж она-то явно ничего не смыслила ни в тактике, ни в стратегии.

– А Файеркнайф вы на это празднество решили не приглашать, я так понимаю? – невзначай спросил он.

– Ха! Файер это «празднество» и затеяла вообще-то, – рассмеялась кобылка, приняв его слова за шутку – И как только она придет, мы начнем совещание. Ну, на самом деле мы уже начали потихоньку обмениваться соображениями на сей счет…

– Да, потому что Файеркнайф уже на полчаса задерживается, – сердито заметил один из командиров: грузный и суровый на вид земной, чья черная грива постоянно расплывалась по воздуху, словно находясь под напряжением.

– Но-но! – погрозив копытцем, пожурила его Линк, – Если Файер задерживается, значит на то есть причина. Уж кем-кем, а копушей её никто не смеет называть в моем присутствии.

После её слов собравшиеся принялись на разный лад высказывать своё мнение по этому поводу и делиться версиями. Кто-то сказал, что видел её на смотре войск, который проходил сегодня вечером. Другой заметил, что она посещала производственный цех и могла задержаться там по тем или иным причинам. Третий вспомнил, что она была в центре планирования и давала указания пегасам-посыльным. Под этот гомон Линк проводила его до свободного кресла и предложила располагаться в нём, сама же просто уселась на пол рядом, из чего принц сделал вывод, что рыцарь уступила ему своё место.

– Мы здесь из-за грифонов, Ваше Величество, – негромко пробормотала Линк, повернув к нему голову – Разрабатываем стратегию грядущего боя. Если мы и их сумеем разбить, то в пределах нашей страны больше не останется ни одного иноземца, способного нам противостоять.

– Вот как? А как же минотавры?

– Минотавры? Мы одолели их еще месяц назад, – заметив его недоверие, она довольно улыбнулась и добавила, – Причем для этого потребовалось минимум усилий – за день до битвы они что-то между собой не поделили и так друг друга отделали, что сражаться с Хаммерхувом и его армией уже просто были не в состоянии. Сдались после первых же залпов.

В помещении вдруг стало гораздо тише. Заметив это, смолкла и Линк, ведь в небольшой комнате, где вокруг яркой лампы расположились мятежные офицеры, появилась лидер всего восстания – Файеркнайф. Она молча кивнула собравшимся и проследовала к одному из свободных кресел.

С момента их последней встречи, огненно-рыжая пегаска обзавелась мешками под глазами и вообще выглядела крайне вымотанной, но при этом явно была весьма довольна собой.

– Прошу прощения за задержку, но длительных обсуждений и не потребуется, – объявила она, – Я уже всё уладила. Сейчас я распределю роли, и завтра мы сможем выдвигаться.

– Куда это? – не поняла Линк.

– К Охапеку. Сегодня я встречалась с алмазными псами. За определённую сумму они согласились предоставить нам свой город и систему тоннелей над ним для ведения боевых действий.

– Эм, а причем здесь Охапек, Файер?

– При том, что он находится под землей, – судя по выражению её лица она не очень хотела вдаваться в подробности, – Мы вынудим их сражаться с нами в тоннелях, где они потеряют своё преимущество, и постараемся разбить их там.

– Воу-воу, погоди! – подняла копыта Линк, – Пока тебя не было, мы уже обсуждали с ребятами наши шансы на успех. Файер, нам ни к чему прятаться! У нас больше пятидесяти тысяч солдат – преимущество почти в три раза!

– И что с того? – довольно-таки грубо спросила её Файеркнайф, – Будешь стоять и ждать, когда они вдоволь настреляются, зависнув в облаках? Очень умно, если твоей целью является собрать весь боезапас пернатых своими телами. Нет, нам надо спустить их вниз и только тогда наши пони хоть как-то смогут противостоять грифонам.

– Ну, никто и не собирался просто стоять и ждать, – обиделась собеседница, – мы могли бы засесть в зданиях.

– С таким количеством дверей и окон им не составит труда зачистить их, – и, прежде чем пегаска успела открыть рот, добавила, – А тоннели под городом имеют слишком простое строение, чтобы мы могли ими выгодно воспользоваться. Линк, не спорь со мной. Просто поверь – так мы избавим себя от массы проблем.

– Хорошо. Так в чем заключается твой план?

– Мы пожертвуем малым количеством нашего войска, чтобы заманить грифонов в ловушку.