Автор рисунка: Devinian
Глава 2 Глава 4

Глава 3

Глава, в которой Норд встречает новых друзей и находит ответы на многие свои вопросы

Встав так, чтобы в случае чего встретить вероятного противника ударом задних копыт в лоб, Норд замер. У него не было знакомых в городе алмазных псов, и уж тем более никто не стал бы искать его здесь, а значит это либо бандиты либо…

– Дети?! – брови земнопони поползли вверх.

Да, это были жеребята. По крайней мере, один из них, – тот, который первым выбежал под свет факелов. Немного чумазый, зеленый земнопони с большими и честными глазами красного цвета. У него пока не было метки на крупе, но, как и многие жеребята в его возрасте, он кое-как накалякал её себе сам – сполох огня или пятно от кетчупа… тяжело было различить. Маленький пони смело подбежал вплотную к Норду и, не переставая улыбаться, произнес:

– Зря вы не дождались нас и пошли исследовать Охапек в одиночку. Здесь небезопасно. Вам еще повезло, что вы случайно не забрели в старый район.

– А что там? – в замешательстве спросил Норд.

– Призраки, конечно! – как само собой разумеющееся ответил собеседник, после чего вцепился в его копыто и с силой потянул кольта на себя, пытаясь сдвинуть с места, – Кто же еще может обитать в «старом районе» если не они?

– Да… это… логично, пожалуй, – протянул земной, все меньше понимая, что сейчас происходит и чем он удостоился такого внимания со стороны этих пони.

– Эй, мелкий, а ну, хватит его пугать! – рявкнул еще один пришелец, подходя ближе. Им оказалась совсем еще молодая стройная кобылица, – судя по возрасту она, скорее всего, была его старшей сестрой, но никак не матерью – тоже болотно-зеленая, но более яркая и с темными, почти черными, пятнышками на ногах, у самых копыт, и на шее. С головы её свисала немного растрепанная длинная грива черного цвета с вплетенными в неё красными ленточками под цвет глаз. На ленточках также имелись какие-то надписи, но при таком освещении Норд не сумел прочесть ни одной из них. Поняша старалась казаться серьезной, но улыбка нет-нет да проскальзывала на её лице. На боку пони виднелась метка в виде кирки и белой бабочки, которая то ли несла её на каменоломню, то ли просто села на рабочий инструмент и не хотела улетать.

– Следуйте за нами, – сказала она и, поманив его за собой, рысцой направилась к одному из поворотов.

– Хорошо, – к немалой радости висящего на его ноге малыша, земнопони сдвинулся с места, – Но все-таки, кто вы такие?

– Ой, забыла представиться. Я – Дипхоуп, а этого мелкого зовут Лилджой, но вы можете называть его Ло, на большее он пока не тянет…

– А я Норд.

– Очень приятно, – она улыбнулась, и перешла на шаг, позволив собеседнику догнать её, – Мы пришли на станцию, чтобы встретить вас, но немного опоздали из-за «одного инцидента» – пони сердито зыркнула на братца, – и поэтому не застали вас там до того как вы углубились в тоннели Охапека. Кстати, вы ведь приехали к нам с пепельногривым единорогом, где он сейчас?

– Саддам? Мы разделились.

– Оу… – радость кобылки немного приутихла, – Жаль. Не подскажете хотя бы, где вы видели его в последний раз? Его нужно найти, пока он окончательно не затерялся.

– Хех, в тоннеле, очевидно, – невесело усмехнулся Норд, сожалея, что ничем не может ей помочь, – Нет, правда, тут мало ориентиров. Вроде домов там уже не так много стояло, наверное, это была окраина… Или нет… Но площадь мы вроде бы уже прошли… Да не переживайте вы за него, он сам нас найдет!

– И как же?

– При помощи магии, – одновременно ответили ей и Норд, и Лилджой, который еще добавил:

– Он ведь единорог, Дип!

– Вы уверены? – Дипхоуп недоверчиво взглянула на Норда.

– Конечно! Саддам умеет читать следы благодаря своему рогу. Это его талант.

– Ааа… Ну, что ж, в таком случае, пока Эроуз и Найт не вернулись в город с динамитными шашками, давайте я отведу вас в дом. Там не очень красиво, зато всегда найдется, чем перекусить. Думаю, вы не прочь позавтракать?

Неожиданно для себя земнопони обнаружил, что действительно очень голоден, и вообще зря прошлым вечером отказался от еды, еще тогда – в прошлой жизни.

– Да, было бы неплохо, – пробормотал он, проглотив слюну. Он хотел еще задать вопрос о динамитных шашках, но промолчал. Шахтеры наверняка активно их используют в горном деле, особенно если это алмазные псы, поэтому ничего плохого нет в том, что какие-то два жеребца придут с ними в город. Наверное.

Как выяснилось, путь до дома этих странных молодых пони был не близок и если бы не узкие самодельные переходы, выкопанные сердобольными обитателями Охапека в скальной породе, маршрут занял бы не один час. Неудобно только было протискиваться в них, всякий раз опасаясь намертво застрять на каком-нибудь повороте.

Всю дорогу Лилджой бегал вокруг их нового гостя и засыпал его вопросами, на половину из которых Норд даже не знал что ответить. Возникало ощущение, что они принимали его за какого-то война, или героя. Это еще сильнее смущало его, ведь он даже не претендовал ни на одну из этих ролей.

– А вы уже взрывали что-нибудь в прошлом? – снова нашел чем огорошить Понивилльца, любопытный юнец.

– Эм. Вообще, да, – медленно ответил он, памятуя о событиях в Стене Единорога, – но вряд ли этим стоит гордиться.

– Здорово! Наверное, классное было зрелище. Бабах! – малыш сделал сердитую гримасу и изобразил передними копытами огненный столб.

– Не особо…

– Да ладно, – отмахнулся жеребенок, – Весело же: вспышка, осколки, все рушится!

– Не вижу ничего веселого.

– Это потому что вы уже привыкли… – вклинилась в разговор поняшка, – А вы это тоже по приказу Фаеркнайф взрывали или сами по себе?

– Фаеркнайф? Причем здесь Фаеркнайф? – Норд остановился и удивленно посмотрел на Дипхоуп, она тоже застыла на месте.

– Ну, она ведь отправила вас сюда с этим заданием, вот я и подумала, что вы уже не первый раз выполняете нечто подобное по её приказу.

– Так, стоп! – рассердился Норд – По какому такому приказу? Какое задание? Вы о чем вообще?!

– Как, какое? Диверсия на железной дороге, разумеется! Подорвем опоры моста, и поезд с ворованными драгоценными камнями бухнется прямо в бездонную пропасть. Хи-хи-хи. И вообще это ведь… – Лилджой хотел еще что-то сказать, но получил достаточно болезненный тычок по затылку от Дипхоуп и возмутился, – Эй, за что?!

Пони сникла, лица на ней не было.

В воздухе надолго повисла тишина. Даже треск факелов как-то приутих, чтобы не мешать воцарившемуся безмолвию.

– Вы ведь не те пони, которых мы ждали, верно? – тихо спросила она.

– Если учесть, что мы с Саддамом направлялись в Кентерлот, а сюда попали совершенно случайно – боюсь, что да, – невинно улыбнувшись, признался кольт.

– Ох, я дура… – всхлипнула Дипхоуп и упала на круп. Чтобы сдержать слезы она закусила нижнюю губу, но это не сильно помогло. В уголках глаз все равно появилась непрошенная влага.

– А что случилось-то, Дип? – Лилджой недоуменно смотрел то на гостя, то на сестру.

– Я все опять испортила. Еще и разболтала секретную информацию непонятно кому. Дура, дура, дура… – она закрыла лицо передними копытами и заплакала.

– Это что, не тот пони? – брат принялся бегать вокруг неё, – Да? Эй, ты чего!? Ну, ошиблись и что? Он ведь тоже эквестрианец, как и мы, с какой стати ему нас выдавать?

– Вообще, да. Мне как бы всё равно, чем вы тут занимаетесь, – решил поддержать его Норд.

Плач стал несколько тише:

– Вы, правда, никому не скажете?

– Правда, – улыбнулся жеребец.

«Ох уж мне эти детские проблемы, – подумал он, глядя на расстроенную кобылку – чуть что, сразу в плач. Хотя, эти дети явно решили играть не в те игры. Пустить под откос целый поезд… Я в вашем возрасте разве что в пиратов играл».

– Ну, тогда… тогда ладно, – Дипхоуп шмыгнула носом и медленно поднялась на ноги. Недолго поразмыслив, она подошла к еще одному самодельному коридору, ведущему вверх, а затем обернулась и позвала за собой Норда:

– Пойдемте, я все-таки вас накормить обещала.

– Хорошо. И, кстати, ко мне можно на ты.

– Лучше на вы. Я всегда так обращаюсь к пожилым пони.

– Но я не… – хотел было возразить Норд, но потом подумал и махнул копытом, – хотя, не важно.

Сделав несколько витков, коридор по спирали довел их до заколоченного со всех сторон деревянного строения:

– Сильно не прыгайте, мы находимся в семи метрах над землей, – на всякий случай предупредила кобылка, хотя сквозь щели в полу Норд и сам уже успел об этом узнать, а скрип, который издавали ветхие доски и богатое воображение помогли ему во всех подробностях представить себе последствия «сильного прыжка». Мало приятного.

Серый полог отъехал в сторону и все трое зашли в помещение.

Внутреннее убранство домика оказалось более чем аскетичным. Одна комната, уступающая размерами даже его спальной, в которой имелись сундук, лампа, несколько аккуратно сложенных стареньких одеял, полка с посудой и большой плоский камень с углублением в центре, судя по всему заменявший жильцам печь. На этом список домашнего имущества заканчивался. Дыры и щели в комнате кто-то тщательно заткнул соломой и её же постелил на пол, чтобы сохранить хоть немного тепла в этой коморке.

– И вы здесь живете?

– Ага, – довольно ответила поняшка и сразу направилась к сундуку, откуда достала несколько белых рыбин, после чего вооружившись еще огнивом и сковородой, подошла к печке.

– А как же ваши мама с папой? Они знают об этом? Если с ними что-то случилось, заранее прошу прощения.

– Чего? – искренне удивилась Дипхоуп, – Хи-хи, конечно знают! Мы здесь все вместе живем.

– Вчетвером?

«О, бедные дети…»

– Впятером. Есть еще старшая сестра.

– Ясно… – протянул кремовый земнопони, представляя каково это – жить в таких условиях.

«И кому захочется обменять Эквестрию на это?» – подумал Норд.

Тем временем огонь на импровизированной печке уже разгорелся, и молодая хозяйка принялась за готовку. Воздух наполнился странным для носа вегетарианца запахом жарящейся рыбы. Вернее, и не рыбы даже, а каких-то неаппетитных белых змей:

– Что это? – поинтересовался земнопони, украдкой заглянув в сковородку.

– Подземный угорь, – ответил за сестру Лилджой, – Он вкусный. Гораздо вкуснее бледных грибов и мха.

– Славно. Вкуснее чем мох и поганки… не слишком воодушевляет.

– К ним просто надо привыкнуть, – сказала Дипхоуп, после чего сняла со сковородки первую рыбину и положила её на заранее приготовленную для него тарелку, – Угощайтесь. Ло, покажи ему, как чистить угря, а то он наглотается острых костей с непривычки.

После непродолжительных манипуляций, результатом которых стало разделение рыбы на две половинки и изъятие скелета, Норд, наконец, приступил к трапезе.

Честно говоря, это было ужасно. Он, конечно, не стал жаловаться, и съел угощение целиком, – даже натянул на лицо улыбку в процессе, – но поклялся, что никогда в жизни больше не притронется к рыбным изделиям. Запах исходивший от жаренного угря казался ему просто тошнотворным, а мясо как будто специально не хотело проталкиваться внутрь и застревало комом где-то на полпути к желудку, всякий раз норовя вырваться наружу. Справиться с позывами тошноты помогло лишь настеленное на пол сено, которым он украдкой набил себе рот.

Вскоре к еде присоединились и дети. В отличие от него, они ели рыбу с большим аппетитом и, судя по всему, были вполне довольны, но его это только сильнее огорчило. Возникло непреодолимое желание хоть чем-нибудь помочь этим несчастным. Хотя бы яблоком или куском хлеба. Нормальной едой, которой питаются пони с поверхности.

– Почему вы здесь живете? – не выдержав, спросил он.

– Хм?

– Ну, почему ваша семья покинула Эквестрию? Неужели вам там было настолько плохо?

– Если честно, я не знаю, каково нам было в Эквестрии. Не помню. Ло тогда даже и в планах не было, а я едва только успела родиться, как мой отец решил отправиться на заработки, и взял нас с собой. Он очень любит нас и поэтому хотел, чтобы нас окружало всё самое лучшее: большой дом в центе города, хорошая еда, попоны, украшения… а для всего этого ему нужно было много денег. Вот поэтому мы и спустились когда-то под землю добывать драгоценные камни.

– А почему вы не отправились в какой-нибудь шахтерский городок? Там, по крайней мере, условия жизни сносные.

– Зачем? В глубоких подземельях самые богатые залежи. Здесь за год можно заработать больше, чем в шахтовых поселениях за всю жизнь. Да и в компании алмазных псов это делать и проще и быстрее. Уж кому как не им знать, где спрятаны лучшие камни.

– Что-то не похожи вы на удачливых шахтеров… – заметил кольт.

– Это вам так кажется, – заверила его земнопони, положив на тарелку недоеденный кусок рыбы, – Папа уже много лет назад накопил нужную сумму денег, и мы в любой момент можем вернуться на поверхность, если захотим.

– Тогда почему вы не возвращаетесь?

– Ну… Он хочет накопить еще, – Дипхоуп отвела взгляд в сторону, – Он считает, что чем больше мы поработаем здесь, тем лучше будем жить там. И поэтому мы год за годом проводим в подземельях, – на секунду она вдруг погрустнела, но потом вновь беззаботно улыбнулась, – В любом случае нам с Ло и здесь неплохо, да братик? Целый город в нашем распоряжении, главное, не забывать каждый день менять факела в тоннелях, чтобы Охапек не погрузился во тьму.

– Да, папа говорит, что когда в пустых городах не зажигают огни, там заводятся призраки.

– Кстати, на счет пустых городов, – вдруг вспомнил кольт, – Где все жители Охапека?

– Их больше нет, – спокойно ответила поняшка, на мгновение заставив Норда ужаснуться, после чего, заметив это, она рассмеялась и продолжила, – Ха-ха-ха, нет же, с ними все в порядке. Они теперь живут в другом городе. Олу… Оло… не помню его название. Его недавно построили на тридцать девятом уровне шахт.

– А с этим что не так?

– Этот забросили.

– То есть как это?

– Вокруг Охапека больше нет никаких полезных ископаемых, поэтому теперь в нем никто не живет. Да и есть ли смысл жить в городе, от которого до ближайшей жилы недели две пути? Проще воздвигнуть новый, где-нибудь поближе.

– Хм… занятно. Никогда бы не подумал, что можно вот так легко оставить целый город.

– Странно, что вы так не делаете. Просто у алмазных псов это норма: забрасывать поселение, в котором нет смысла находиться. Под землей сотни таких городков.

– Вот как? Теперь понятно, почему они так убого выглядят, – Норд задумчиво почесал подбородок, – А почему тогда вы здесь находитесь?

–Ну, Охапек не совсем обычный город. Через него пока еще проходит основная железная дорога, по которой нам привозят товары первой необходимости и приезжают скупщики, поэтому раз в три месяца, к приезду состава, на пару дней сюда возвращаются его жители, а также алмазные псы из окрестных поселений, чтобы продать накопанные драгоценные камни, ну и отпраздновать окончание очередного рабочего сезона. Скоро здесь будет весело.

– И как скоро это произойдет?

– Сегодня-завтра. Поезд со скупщиками уже прибыл и ждет на станции.

– Этот тот, который вы собираетесь отправить в пропасть?

– Угу.

– Но ведь если вы зависите от него, почему вы решили устроить эту диверсию? Неужели ваш отец не понимает, что без этого рейса вам просто не на что будет жить?

– Ну. Вообще-то он об этом не знает. О диверсии вообще знают всего несколько пони, но раз уж мы и вас случайно посвятили в это, то я могу рассказать вам почему мы хотим это сделать. Вы ведь знаете, что алмазные псы последние несколько лет вывозят из Эквестрии всё золото и драгоценности?

– Эм… Я знаю, что они снабжают нашу армию, где-то на территории чейджлингов.

– Ничего подобного! – собеседница с видом победителя покачала головой и продолжила, – Им выдали кучу разрешений от принцессы Луны на скупку полезных ископаемых по бросовым ценам, и они, пользуясь этим, нагло грабят нашу страну, армия же от этих продаж не получает ни монеты. Мне об этом Найт рассказал – он очень умный и давно уже состоит в рядах борцов за освобождение Эквестрии.

– Ну, это мнение сомнительных организаций. Я же считаю, что если Принцесса Луна это допустила, значит ей виднее.

– А вот и нет! – вспыхнула собеседница, – Она даже не знает об этом. Сидит у себя во дворце и носа не высовывает! Ничего её не волнует и никто ей не интересен.

– В отличие от тебя…

– Да. А что тут такого? Я, между прочим, хочу вернуться в нормальную Эквестрию, а не в разоренную и поэтому всеми силами поддерживаю Найта и Фаеркнайф. Чего и вам советую.

– Возможно, – кольт пожал плечами, – Вот только меня не слишком волнует политика.

– Тут дело не в политике, а в свободе нашей страны! Эквестрия сейчас переживает, наверное, самый тяжелый период своего существования, и если сегодня мы все не объединимся и не дадим отпор нашим врагам, то завтра Эквестрию просто разорвут на части. Мы ведь за благое дело боремся!

– Кто знает…

Слышать такие слова из уст малолетней кобылицы, которая и Эквестрию то ни разу в своей жизни не видела, было достаточно странно. Хотя почему странно? Глупая пони просто повторяла чужие слова, которые рассказал ей какой-нибудь фанатик с огненным взором. В таком возрасте их легко завлечь на свою сторону страшными байками. С другой стороны, возможно, в Эквестрии действительно появились какие-то трудности после смены власти и создания альянса, ведь он – Норд, – даже не пытался интересоваться происходящим в стране. Достаточно ему было и духовных переживаний, да и привык он уже к тому, что власть всегда все делает правильно.

Дипхоуп глубоко вздохнула:

– На самом деле мы просто хотим вернуться в Эквестрию, – призналась она, – но пока в Охапек приезжают скупщики и платят деньги за драгоценные камни, папа никогда не согласится оставить шахтерское ремесло и покинуть это место. Пять лет, десять – он никогда не успокоится.

– Хех, вот теперь это куда больше похоже на правду, – невесело усмехнулся кольт.

– Да, вот такие у меня корыстные мотивы помогать борцам за свободу, – кобылка смущенно отвела взгляд, – Но в любом случае, те двое жеребцов опять не приехали, а значит, нам придется торчать здесь, по меньшей мере, еще целый сезон.

– Сочувствую. Мы с Саддамом тоже не знаем, как покинуть Охапек. Возможно, когда в город вернутся его жители, кто-нибудь из шахтеров согласится вывести нас на поверхность.

– Вряд ли. От Охапека до поверхности идти не меньше недели, – никто из рудокопов, даже среди пони, не захочет терять на это время. Уж мне ли не знать. Да и без псов вы, скорее всего, заблудитесь.

– И что же нам делать?

– Хм… – поняшка ненадолго задумалась, – А что если мы объединим усилия? Для диверсии нам не хватает только единорожей магии, чтобы левитировать заряд в нужное место и всё. Ваш друг наверняка сможет с этим справиться, да и опыт в подрывной деятельности у вас имеется – сами же говорили. Ну а я поговорю с отцом, чтобы он взял вас с собой на поверхность. Как вам такой план?

– Ну, не знаю. Не хотелось бы мне стать причиной чьей-то гибели.

– Существа на том поезде бессовестно грабят нашу страну уже не один год. Они заслужили то, что с ними произойдет. Соглашайтесь! Вы станете героем для всей Эквестрии!

– Эм…

«Как же трудно все-таки сделать выбор. С одной стороны помощь своей стране, и счастье для этих жеребят, а с другой… Убивать мне тоже никого не хочется. Быть может, удастся найти способ избежать жертв? И правда, что если провернуть всё так, чтобы и поезд остановить и никого в пропасть отправлять не пришлось? – Норд закусил губу, – Время идет! Давай, говори уже что-нибудь!»

– Эй, земной! По-твоему это похоже на станцию? – раздался откуда-то снаружи резкий и неприятный голос горбуна.

От неожиданности все присутствующие вздрогнули.

– Кто там? – испуганно спросила Дипхоуп.

– Мой друг. Я же говорил, что он сам нас найдет, – после небольшой заминки ответил ей Норд, после чего уже в полный голос выкрикнул, – Поднимайся к нам, Саддам! Мне не пришлось никуда идти, я все и так выяснил!

Через минуту обладатель голоса отодвинул занавеску и вошел в тесный домишко, закрыв собой большую часть свободного пространства. Суровый, мрачный, согнутый из-за врожденного уродства, но тем не менее очень мощный даже несмотря на свой возраст экс-культист в темном потрепанном плаще сразу произвел на детей должное впечатление. Не сговариваясь, они прижались друг к дружке и отступили в дальний угол комнаты.

– Знакомьтесь. Мой старый друг – единорог Саддам. Саддам – это Дипхоуп и её брат Лилджой.

– Честно говоря, я себе единорогов другими представляла, – пискнула Дипхоуп, глядя то на светящийся призрачным светом рог, то на уродливый горб пришедшего.

– Ну, уж какой есть, – улыбнулся Норд.

– Что ты выяснил? – сразу обратился к нему горбун, даже не взглянув на жеребят. Вид у него был рассерженный. Очевидно, он не добился успеха в своем деле в отличие от него. Почему-то это порадовало молодого кольта.

– Жители города скоро будут здесь, так что все в порядке, – судя по всему, Саддам еще чего-то от него ждал, поэтому он продолжил, – Ну и как только они вернутся, мы сможем отправиться в Кентерлот.

– Я бы на твоем месте не был так в этом уверен.

– Почему?

– Потому что мы в городе алмазных псов, земной. Здесь никто не поможет нам просто так.

– Тем не менее, я уже нашел способ, как нам отсюда выбраться – довольно произнес Норд, после чего повернулся к поняшке и, улыбнувшись, кивнул ей.

– И что это за способ?

– Ничего сложного. Мы поможем этой пони в одном деле, а она взамен выведет нас на поверхность.

– Звучит не слишком убедительно, – пробормотал горбун, оценивающе посмотрев на молодую кобылицу, – но продолжай.

– Думаю, для начала стоит дождаться Найта и остальных, все-таки это его идея – робко произнесла Дипхоуп, – они посвятят вас в детали этой миссии, ну а до тех пор, я думаю, мы найдем чем себя занять… Кстати, у меня еще рыба осталась, хотите перекусить?

Уютно разместившись на верхушке одного из домов, четверо пони смотрели сверху вниз на главную площадь Охапека. Пока еще она была пуста, и только несколько факелов, потрескивая и отплевываясь горящей смолой, освещали это место, но одиноко себя здесь уже никто не чувствовал. Не один час до ушей сидящей на крыше компании долетало многоголосое эхо. Лязг металла, топот, шум голосов, лающий смех алмазных псов. Была там даже музыка, которая перемешивалась, превращаясь в какую-то асинхронную какофонию – странную, но почему-то задорную. Процессия давно уже шествовала к своему дому.

Земля завибрировала, как будто началось землетрясение, а через некоторое время далеко впереди со стороны самого крупного тоннеля появилось зарево. Оно исходило от многих сотен факелов, которые несли с собой уставшие, но довольные проделанной работой шахтеры. В свете огней заплясали вытянутые тени. Вскоре из-за поворота показались первые ряды существ. Преимущественно это были алмазные псы: легко одетые, с рюкзаками на плечах и инвентарем в лапах. Лишь некоторые из них имели при себе похожие на волынки духовые инструменты, издающие веселые, но немного плаксивые звуки и простенькие трехструнные балалайки, но это ничуть не мешало остальным «подыгрывать» музыкантам тарабаня металлическими предметами друг о друга и невпопад горланя собачьи песни. Следом за ними появились тележки. Множество небольших обозов наполненных рудой и драгоценными камнями, а также личным имуществом их владельцев. Сами владельцы шли рядом или же собственноручно, -лапно, -копытно тащили их на станцию. Теперь в рядах идущих можно было встретить пони. Как и пророчил Саддам, их здесь оказалось более чем достаточно. Они смеялись и пели наравне с другими, предвкушая предстоящие празднества.

Основная же масса народа шла, громко меж собой переговариваясь, рядом с длинной вереницей вагонеток: больших и маленьких, чугунных и деревянных, полупустых и заполненных до самого верха. Ехали они медленно, при помощи одного старенького агрегата похожего на разобранный паровоз, от которого оставили только печь, паровой котел и большие колеса. Судя по всему, эта машина была очень дорога для местного населения потому как они не пожалели времени и усилий на то, чтобы украсить её не хуже парадных платформ с поверхности.

Вскоре в лапах у горожан с шипением зажглись разноцветные огни. Синие, красные, зеленые, белые – они складывались в змейки и синхронно двигались, как будто перемещаясь сами по себе. Даже видавшему самые фееричные магические светопреставления в доме Арии Норду это показалось весьма впечатляющим зрелищем.

Увидев их, кто-то громко засвистел. Дипхоуп и Ло в ответ помахали копытами, приветствуя пришедших.

В воздухе витал запах праздника.

– А вон и мама с папой! – пони показала куда-то в толпу и, схватив брата, быстро засобиралась вниз.

На немой вопрос Саддама она тут же ответила:

– Никуда не уходите. Мы скоро придем за вами.

Норд всё сидел, а в голове его зародилась странная мысль: «Быть может, ради такого веселого возвращения стоит порой оставлять свои города».