Автор рисунка: Siansaar
ГЛАВА 2 "Поиски" ГЛАВА 4 "Два гения"

ГЛАВА 3 "Король безумия"

ГЛАВА 3 "Король безумия"

Свет в неосвещённом секторе так и не удалось включить. Гриша исхитрился, откуда-то приволок несколько электрических светильников с кабелями, шлейфом тянущимися за ними. Артур долго ворчал на провода, что и так ступить некуда, а когда споткнулся, упал и запутался в них, словно в лианах, вовсе запыхтел как кипящий чайник, готовый хоть зубами разгрызть кабели, лишь бы выбраться. Впрочем, магия Твайлайт в этом ему быстро помогла. Не разгрызть — выбраться.

Гриша вновь бегал туда-сюда, перетаскивая кабели, металлолом. Артур, зная друга, сразу понял, что у того загорелась некая идея, и для проверки окликнул приятеля, на что он никак не прореагировал. Он всегда выпадает из мира, когда чем-то одержим.

— Что он делает? — спросила Твайлайт.

Реакция единорожки была понятна Артуру, Гриша вёл себя так, словно случился пожар, причём, в его голове.

— Гений работает, — усмехнулся лаборант.

Волшебницу этот ответ совсем не устроил, тогда парень решил её немного занять.

— Селена говорила, что до прихода Лорен, эта планета была очень примитивной, — начал он.

— К чему ты? — удивилась пони, уворачиваясь от вездесущего Гриши.

— Просто пытаюсь понять, как одна азгардийка смогла так сильно преобразовать мир? Вместо войн настала полная гармония... ну почти полная, — рассуждал парень.

— Я не знаю, она же была мудрецом. Наши принцессы тоже не хуже, — говорила Твайлайт.

— Да, ты никогда не рассказывала мне про их прошлое. Откуда их и почему я больше не встречал других аликорнов? — спросил Артур.

Волшебница занервничала, что было видно по её неуверенной мордашке.

— Ты не знаешь!? — удивился Артур.

Твайлайт промолчала.

— Лорен, случаем, не причастна к их... появлению? — спросил парень.

Волшебница занервничала ещё больше.

— Может, она их потомок? Может, в Селестии азгардийская кровь! — понесло Артур.

— Перестань! — рявкнула единорожка. — Нельзя строить догадки на недоказанных фактах, — недовольно сказала пони.

Твайлайт явно не хотела обсуждать эту тему. Может, она знала правду?

— Да! — вскрикнул Гриша. — Я понял! — обрадовался он, внезапно остановившись. — Эта хрень преобразует любую энергию в электричество, — Гриша указал на большую катушку, которую он собственноручно припёр к вратам. — Я видел, как она работала, когда Селена... — погрустнел он. — Неважно, это должно сработать, — бормотал техник.

— Ну, здорово, — улыбнулся Артур. — Если это вообще портал, а не орудия массового уничтожения мира, — усмехнувшись, добавил лаборант.

Твайлайт испуганно посмотрела на любимого, тот сразу же её обнял.

— Включим, а там посмотрим, — посмеялся Гриша.

— Что тут смешного? — переживала Твайлайт.

— Человеческий чёрный юмор, не бойся, мы не допустим конца света, — наклонился Артур.

— Не допустим, мухаха! — Гриша посмеялся как злодей, на что волшебница испугалась ещё больше. — А теперь, прежде чем я полезу в пекло, нужно проверить мою теорию. Давай, фиолетовая мисс мира, заряди в эту бандуру магию, — Гриша указал на катушку.

— Какую магию? — спросила пони.

— Да просто... ну... она что, разная бывает? — озадачился лаборант.

— Неважно, поняла, — вздохнула пони. — Это точно не опасно? — спросила Твайлайт.

— Совершенно! — заверил Гриша. — Вон, я только лампочку к ней подключил и всё, — улыбаясь, техник держал в руках лампочку, размером с арбуз.

— Дай угадаю, она должна засветиться? — вступил Артур.

— Верно, мой друг! — кивал Гриша.

Кобылка посмотрела на Артура, тот молча кивнул. Тогда, она повернулась к катушке и выпустила в неё небольшой разряд безобидной магии. Гриша посмотрел на лампочку, на своё искажённое отражение на её стекле. Ничего не произошло.

— Нет, так не пойдёт. Давай побольше магии, — попросил тот.

— Насколько больше? — переспросила Твайлайт.

— У катушки, видимо, высокое сопротивление, давай всё что есть, всё равно электричества будет немного, — говорил техник.

— Ну ладно... ты точно уверен? — спросила пони.

— Ага, улыбаясь, — кивнул Гриша.

— Может, ты эту лампочку положишь? А то ослепнешь ещё, — беспокоился Артур.

— Ослепнуть? Ха! Катушка предназначена для ну очень мощного источника энергии, надеюсь магии Твайлайт хватит, чтобы хоть немного её зажечь, — посмеялся он.

— У меня сильная магия! — обиделась Твайлайт.

Глаза единорожки засветились, из рога повалил целый фейерверк искр, и вот мощнейший магический луч стремительно ударил в катушку. Вспышка ослепила всех... Через мгновение Гриша стоял с окосевшим взглядом и держал в руках то, что осталось от лампочки. Его лицо было перепачкано чёрным, но рот улыбался.

— Ты жив? Прости меня, — к нему тот же подбежала Твайлайт.

— Работает! — икнул Гриша.

— Эти приверженцы науки таки деби... — разозлился Артур, недовольно глядя на друга, который чуть не поджарился.

— А теперь я подключу катушку к источнику, — техник пришёл в себя, если это можно было бы так назвать.

— Интересно, как? — спросил Артур.

— А вон, — Гриша указал пальцем на верхушку главного модуля, из которой постоянно били мощные разряды энергии, вызванные повреждением энергоканалов.

— Ты совсем сдурел? — крикнул Артур.- Найди лучше розетку! — добавил он.

— Я искал... её нет. Тут нет ни одного лишнего кабеля, я просто не знаю, что будет, если поврежу хоть что-то. Не бойся, ламер, я аккуратно заберусь наверх и брошу кабель с крюком... — говорил техник.

— И мы будем тебя поминать, как и бедняжку Селену, — нахмурился Артур.

— Но я... — начал Гриша.

— Даже не думай! Не ценой жизни! — говорил Артур.

— Да ладно тебе, я знаю, что делаю, — посмеялся Гриша.

— И знал, что лампочка взорвётся? — вступила Твайлайт.

— Да я... — начал техник.

— Ищи другой способ, даже не думай! — перебил Артур.

— Вот так значит? Ну и ладно, найду эту вашу розетку! — Гриша бросил цоколь от лампочки и пошёл в глубь бункера.

— Интересно, может друзья нашли портал? — предположила Твайлайт.

— Может и нашли. Давай проверим это кольцо и если не выйдет, то вернёмся в деревню, — предложил Артур.

— Да, давайте проверим! — крикнул Гриша.

Артур и Твайлайт заметили техника, карабкающегося к вершине модуля.

— Гриша, мать твою, слезай! — подбежав к модулю, проорал Артур.

Тот продолжал лезть дальше, держа в руке кусок кабеля с крюком на конце.

— Твайлайт, сними его! — переживал Артур.

Единорожка напрягла свои магические силы и... одна из молний, вместо того чтобы бить вверх, ударила недалеко в пол. Кобылка здорово перепугалась.

— Оно реагирует на магию, — тараторила она.

— Гришка! Убьёшься! — кричал Артур.

Тот почти долез до вершины. Тогда лаборант подошёл к кабелю, который техник волок за собой, и схватился за него руками.

— Не надо, он может сорваться, — подбежала Твайлайт.

Артур отошёл. Техник достиг вершины. Было видно, как его волосы встали дыбом от мощного магнитного поля, и Артур молился, лишь бы друг не превратился в пепел. Гриша сделал рывок и закинул крюк на вершину, после чего вскрикнул и сорвался вниз.

— Гриша! — проорал Артур.

Твайлайт всё же применила магию и поймала гения науки перед самым полом, плавно опустив вниз. Техник был жив, да ещё в сознании. Чёрное лицо, взъерошенная дымящаяся причёска...

— Тебя ударило? — подбежал Артур.

— Да не, я чихнул, — покашлял Гриша.

Заметив, что подвиг получился, техник заулыбался.

— Идиот! — с обидой крикнула Твайлайт.

Ничего не говоря, Гриша медленно встал на ноги и отряхнулся. Затем, шаткой походкой он подошёл к жужжащей катушке, взял другой свободный кабель и бросил его оголённый конец на что-то похожее на трансформатор, стоящий около кольца.

Панель управления, находящаяся рядом, загорелась словно гирлянда.

— А вы переживали, — с гордостью сказал Гриша.

Артур молча дал другу подзатыльник. Вообще, ему хотелось вмазать, однако Грише и так достаточно досталось. Что он и умел, так наказывать сам себя...

Твайлайт подошла к панели управления. Ей было неудобно, ведь азгардийцы выше пони, примерно ростом с аликорнов, и ей пришлось встать на задние ноги, передними уперевшись в панель. Кобылка видела обилие непонятных иероглифов, каких-то формул, цифр. Так же было два больших изображения колец. Одно светилось зелёным, как и само кольцо по краям, а другое — жёлтым.

— Думаю, Гриша прав, — развернулась Твайлайт, вставая на четыре ноги. — Это похоже на портал между двумя вратами, — добавила она.

***

Эдик пребывал в роскошном замке в качестве гостя. Или пленника? Стража не выпускала его из города, а Селестия на некоторое время покинула столицу. Он не знал где брат, что делает и как он вообще... жив ли? Эдуард даже задумался о побеге, хотя куда идти? Он не знал как добраться до того же Понивилля, ведь на поезде его могли обнаружить и поймать. Селестия хорошо постаралась, чтобы Эдик не принял участие в происходящих событиях.

С ним часто пытались заговорить представители местной элиты. Те внешне отличались от обычных жителей тем, что нередко носили костюмы и были старательно ухожены, словно у них что ни день, то праздник. От людей они отличались несильно: та же смазливость, лесть в общении. Эдик не раз сталкивался по бизнесу с подобными персонами, знал, что он сам им не особо интересен. В данном случае с ним активно контачила сама принцесса, а эти особы, как и любая элита, всегда старались быть как можно ближе к влиятельным особам, чего хотели добиться через Эдика. К его удивлению, пара кобылок с ним даже флиртовала, а одна приглашала к себе, что его совсем смутило.

В замке было спокойнее, чем в саду или просто в городе. Почти никто не донимал своей лестью и беспричинным смехом. Эдик удивлялся тому, как в таком слезливом окружении, Селестия смогла сохранить свою личность, а не стать расфуфыркой, что было бы вполне предсказуемым. Принцесса явно имела не просто сильный характер, а волевой. Вот дать одному из членов элиты власть, бессмертие... что будет тогда? Эквестрии невероятно повезло с правителем. Ну просто действительно повезло.

Находясь в покоях, Эдик услышал стук в дверь. Очередное повышенное внимание от принцесс: вошла Луна.

— Я не побеспокоила? — вежливо она спросила.

— Нет, я всё равно ничего не делал, а что ещё делать пленнику? — сказал Эдик, садясь на диван.

— Ты не пленник, сестра же тебе всё объяснила, — к парню подошла принцесса. — Ты почётный гость из другого мира, брат нашего героя. Эта изоляция для твоего же блага, времена у нас смутные, беда за бедою и мы не видим этому конца. В данный момент всё под контролем, и твоё вмешательство просто не требуется, чего ты сам, увы, не понимаешь, — говорила аликорн, сев рядом с диваном.

— Я не могу видеть то, как мой братишка... — не договорил Эдик.

— Я понимаю твоё беспокойство. Чем больше ты будешь об этом думать, тем тревожнее сердце твоё, будет биться. Доверься нам, — улыбнулась Луна.

Эдик промолчал, смотря в одну и ту же точку перед собой.

— Селестия просила передать, чтобы ты не волновался, — добавила она.

— Почему ваша сестра так печётся обо мне? Я это вижу, чувствую, — спросил Эдик.

— Я тоже некогда задавалась этим вопросом, — улыбнулась Луна. — Ты прекрасно знаешь ответ, — не переставая улыбаться, добавила она.

Эдик вспомнил неудачные отношения, точнее попытку, между ним и Селестией. Луна внимательно посмотрела ему в глаза, чего парень просто не могу не заметить.

— Между вами пробежала искра, — нежно сказала принцесса.

— Вы знаете? — удивился Эдик, поелозив на диване.

— Уже давно. Люди, вы обладаете особым шармом, перед которым трудно устоять. Ваше нестандартное мышление, граничащее на пике безумия и гениальности, привлекает нас. Но я не вижу между вами этой связи... она есть, но в то же время, её нет, — говорила Луна.

— Между нами ничего не может быть. Мы это давно обсудили. Это... не правильно. Я не мой брат, я так не могу, и принцессе Селестии лучше не стоит в это влезать, — говорил Эдик.

— Ты рассуждаешь как сестра, но она смогла увидеть эту картину с другого ракурса, — усмехнулась Луна. — У вас больше общего, чем ты думаешь, — встала Луна.

— Неужели вся эта забота... она ещё... ко мне? Но мы же договорились, — неуверенно говорил Эдик.

— Ваш вид отличается особой наивностью, — улыбнулась Луна.

— Что мне тогда делать? — с надеждой спросил Эдик.

— Я не та, кто вправе давать подобные ответы, — подошла она к выходу. — Ты должен сам разобраться в своей жизни, — открыла она дверь. — Или ты уже разобрался? — не дожидаясь ответа, принцесса вышла из покоев.