Автор рисунка: aJVL
ГЛАВА 7 "Попытка" ГЛАВА 9 "Нелёгкий выбор"

ГЛАВА 8 "Аликорны?"

ГЛАВА 8 "Аликорны?"

Пока подруги Твайлайт безуспешно искали друзей в Грозовых холмах, Эдик стремительно шёл на поправку. Эквестрийская медицина отличалась от Земной тем, что в большей степени все медицинские препараты были на основе натуральных составляющих, благодаря чему дополнительного вреда организму в стиле "одно лечим, другое калечим" не наносилось.

Парень, после истории в королевской столовой, решил поговорить с Луной, однако в королевское крыло его не пускали.

— Мне нужно к принцессе Луне, — говорил он стражникам, преграждавшим путь.

— Вход гостям запрещён, — стражи повторяли одно и то же.

— Хотя бы узнайте, там ли она. Мне сказали, что она пошла к себе, — просил Эдик.

— Мы не станем беспокоить принцессу по пустякам, — говорили они.

Из королевского крыла в этот момент выходила Селестия. Завидев Эдика, аликорн улыбнулась.

— Что-то случилось? — вежливо спросила она парня.

— Я хотел поговорить с вашей сестрой, — признался Эдуард.

— Пропустите его, — приказала Селестия.

— Но Ваше Высочество, принцесса Луна запретила... — начал один из стражников.

— Я не поняла, какие ещё могут быть "но"? — Селестия строго спросила зажатого стражника.

— Я бы не хотел доставлять неудобства, — занервничал Эдик.

— Тебе не стоит беспокоиться, проходи, — вновь улыбнувшись, Селестия посмотрела на парня и пошла себе дальше.

О взгляде стражников на гостя, которые не демонстрировали ничего хорошего, Эдик решил ничего не думать и как можно шустрее проскочить караульных.

Синюю дверь, украшенную драгоценными камнями и живописными узорами, было невозможно пропустить. Парень неуверенно постучался. Послышался цокот копыт и дверь перед ним открылась. За ней показалась сонная мордашка Луны с растрёпанной магической гривой. Эдик не думал, что аликорнов грива вообще может быть растрёпанной.

— Простите, что беспокою, но я просто никак не пойму, почему вы не сказали о моём побеге сестре? Или хотите, чтобы я сам признался? — спросил Эдик.

— Заходи, — аликорн открыла дверь пошире, позволяя гостю войти.

Гостиная была довольно уютной, стены были обиты голубым бархатом. На дальней стене висела большая картина с изображением сестёр. На Луне не было украшений, даже накопытников, что как-то ещё больше способствовало комфортному общению. Принцесса указала ногой на диван, куда Эдик и сел, сама же закрыла дверь и встала напротив парня.

— У Селестии без тебя проблем хватает, и чтобы она переживала ещё по твоему поводу?.. Я всегда помогаю ей, а она помогает мне. Расценивай мой поступок как авансовую услугу на доверие. На то, что ты больше не будешь совершать подобных глупостей. Ладно, не буду вдаваться, это дело мы уже обсудили, — Луна села на пол.

— Хорошо, я всё понял, — Эдик встал с дивана. — Спасибо, — добавил он.

— Постой, — сонно сказала аликорн.

Эдик сел обратно.

— То, что происходит между вами, мне совершенно не нравится. Я имею в виду неопределённость в ваших отношениях. Я не понимаю, друзья вы, знакомые или любовники, — говорила Луна.

— А что бы вы хотели? — спросил Эдик.

— Не важно что, решаю не я. Селестия давно уже не маленькая, способна строить свою жизнь самостоятельно. Она запуталась, ваши отношения для неё больная тема, которую она со мной совершенно не хочет обсуждать. Я просто прошу, закрой эту тему, определись наконец, что между вами происходит, и пока ты этого не сделаешь, не сможет сделать и она. Ты говорил, что между вами ничего не может быть, и я понимаю твою точку зрения. Если ты думаешь иначе, то и действуй соответственно. Ты меня понимаешь? — говорила принцесса.

— Вы считаете, что это нормально быть человеку с пони? Мой брат и пегас, свадьба Артура... Вы это принимаете? — спрашивал Эдик.

— Селестия не пони, а аликорн. Совсем другой вид, магическое создание, как и я. Межвидовые отношения с пони крайне сложны в анализе, в понимании и в каком-то смысле абсурдны. С нами несколько иная ситуация, не менее сложная, но иная. Мы видим не только плоть тела, а души существ, их сущности. Правда, Селестии это чуть сложнее удаётся, не суть важно. Что я хочу этим сказать: внешне мы аликорны, но внутри... ты просто не знаешь, кто мы есть, да никто не знает и вряд ли узнает. Мы рассматриваем совместимость не на физическом уровне, не на красоте или уродливости плоти, а на куда более высоком. Селестия что-то увидела в тебе, некие тонкие связи. Обычно, сестра никого к себе не подпускает, будь он фермер или принц королевской крови. Я не вижу того, что вас может объединить, я этого не понимаю. Сестра видит. Чем дольше ты будешь тянуть с неопределённостью, тем сложнее будет разорвать вашу связь, если ты всё же окончательно надумаешь ей отказать. Не делай больно моей сестре, — говорила Луна.

— Я не думал, что всё так сложно, — нахмурился Эдик.

— О, я ещё о сложностях даже не начинала говорить, но они будут ничем, если вы друг друга действительно полюбите. Будь осторожен в выборе, в любом случае обратного пути может не быть. Скажи мне, человек, что тебя смущает? Внешность? Нежелание становиться принцем? Страх того, что общество пони, людей тебя не примет? Может, ты просто холоден к ней и не ощущаешь тех же чувств? — спрашивала Луна.

— Если честно, то всё, — признался Эдик. — Но какая-то искра между нами пробежала. Когда я её гладил, то что-то потянуло меня к ней. Мне просто хотелось находиться рядом. Я не мастер объяснять такие вещи, я... — говорил парень.

— Я понимаю, — улыбнулась Луна. — А внешность можно менять. Мы можем принимать любое обличие, жёсткой привязки к конкретному облику у нас нет, и мы выбрали тела аликорнов лишь затем, чтобы жить в обществе пони, заботиться о них. По сути, это пони нас сделали такими, какими видишь нас ты, — говорила Луна.

— Да кто же вы такие? — удивился Эдик.

— Друзья, — улыбнулась Луна, увильнув от ответа.

Эдик был ошарашен обилием признаний со стороны принцессы.

— Ты пытаешься понять, почему я раскрыла так много тайн? — неожиданно спросила принцесса, от чего парень даже поперхнулся.

— Как вы узнали? И мысли ещё читаете? — удивился он.

— Мы не можем читать мысли, — улыбнулась принцесса, вновь уйдя от ответа. — В любом случае, если ты примешь Селестию, а она примет тебя, то узнаешь о наших тайнах. Я лишь намекнула тебе о том, куда ты можешь попасть, с кем можешь быть. Я хочу, чтобы это помогло тебе определиться и выбрать правильное направление. Человек, эта ситуация очень серьёзная, — говорила Луна.

— Я тоже могу стать, например, аликорном? — спросил Эдик.

— Наша сила велика, — загадочно сказала Луна. — Ты хочешь изменить обличие? — удивилась она.

— Нет, я просто так, к слову спросил, — нервничал парень. — Вы сказали, что принцесса увидела во мне что-то, но что? Я не маг, совсем обычный человек, хоть и далеко не бедный в своём мире. Я не могу назвать себя гением, а в этом мире, честно говоря, я ещё так теряюсь, что вы сами могли наблюдать. Не понимаю интереса могущественной Селестии к моей скромной персоне, — говорил Эдик, елозя на диване.

— А почему ты сам её не спросишь? — поинтересовалась Луна.

Эдик задумался. Разговор с Луной был далеко не самым лёгким.

— Вы, принцесса, тоже способны полюбить другое смертное... существо из иного мира? — спросил Эдик.

— С пришельцами я отношения ещё не строила, — посмеялась аликорн, взбодрившись от сонливости. — Но в пони влюблялась, хотя по сути мы тоже разные виды, — улыбнулась она.

— И кто этот жеребец? Что у вас было? — спросил Эдик.

— А вот это уже тебя не касается, — засмущалась принцесса.

— Простите, — покашлял гость.

— Хотя, если честно, то в определённый момент времени мне был эм... симпатичен Артур... Так, человек, ты меня не забалтывай, речь идёт о тебе, а не обо мне, — ещё больше засмущалась принцесса.

— Я как-то не забалтывал, — парень пожал плечами.

Луна промолчала. Эдику показалось, что она тоже хочет поговорить... поговорить о себе, о своей жизни. Обычной, а не о королевской.

— Значит, вы и сами не против положить глаз на пришельца? — улыбнулся Эдик.

— Мы обсудили всё необходимое, — спокойно сказала принцесса, — Ступай, тебе нужно о многом подумать, но как я просила, сильно не затягивай. Не бойся задавать Селестии вопросы. Страшнее, если будешь бегать от ответов, как бегаешь сейчас от самого себя, — Луна встала на ноги.

— Спасибо, что уделили мне время, — Эдик направился к выходу, кобылица же его проводила.

***

— Не нравится мне это, — Гриша осматривался как испуганная белка.

— Наверное, они узнали о нашем прибытии и сейчас ищут, — предположил Артур.

— Не думаю, — вступила Твайлайт. — Они вообще не знают о нас, иначе бы те прохожие не проходили мимо, — единорожка указала на выход.

— Что будет, если нас поймают? — Гриша спросил Твайлайт.

— Я не знаю, — ответила пони.

— Лучше к ним не попадаться, — Артур следил за выходом.

— Есть один способ, но он временный. Я могу наложить на нас чары иллюзии. Они будут принимать нас за своих, считая, что мы будем выглядеть как они. Только... если подойти совсем вплотную, то мы можем себя раскрыть, — говорила пони.

— Почему бы нам просто не принять облик азгардийцев? Селестия же... — начал Гриша, вспоминая историю с розовым жеребцом.

— Моих сил недостаточно для заклинания преображения, — перебила единорожка.

— Хорошо и лучше колдуй побыстрее, — Артур посмотрел в другую сторону переулка, упирающуюся в дом. Оттуда слышалось цоканье копыт, голоса.

Твайлайт, зажмурилась и выпустила в Гришу яркий фиолетовый луч. Затем, то же самое повторила с Артуром и с собой.

— Что-то я не вижу разницы, — Гриша посмотрел сначала на свои руки, затем на Артура.

— Это иллюзия для них, а не для нас, — пояснила пони.

— Она точно сработает? — неуверенно спросил лаборант.

— Сейчас узнаем, — сглотнула Твайлайт.

Из дальнего конца переулка появилось два жеребца в блестящих доспехах. Поравнявшись с гостями, они остановились.

— Что вы делаете в переулке? — спросил первый.

— У меня голова заболела и я решила немного отдохнуть. А они мои друзья, — ответила Твайлайт.

Судя по реакции солдат, иллюзия сработала.

— Вы не видели здесь инопланетных гостей? — спросил второй.

— Что? Вторжение? — спросила Твайлайт.

— Нет, вражеские силы слишком далеко от Азгарда. Простите, я неправильно выразился. Имею ввиду, гостей нашей планеты. Вы же слышали сообщение? — спросил второй.

— Ах, да, слышала. Нет, не видела, — ответила Твайлайт.

— А вы, сэр? — первый обратился к Артуру.

— Нет, — тот замахал головой.

Первый посмотрел на Гришу. Тот стоял как вкопанный.

— Леди? — обратился он к Грише.

— Леди!? — удивился техник. — Нет, не видел... видела, — ответил Гриша.

— Если заметите чужеземцев, приведите их в эмиграционный пункт, — сказал первый и солдаты прошли дальше.

— Леди!? — Гриша повернулся к Твайлайт.

— Упс, — улыбнулась единорожка.

— Меня больше удивляет то, что вы понимали и говорили на азгардийском, — вступил Артур.

— Похоже на побочное действие заклинания. Я не знала, что такое возможно, раньше с иноязычниками никогда не сталкивалась, — оправдывалась Твайлайт.

— Сработало и ладно, — Артур повернулся к выходу из переулка.

— Леди? — не унимался Гриша, осматривая себя.

— Да успокойся ты! Походишь пока кобылкой, ничего, переживёшь, да и опыт уже есть, — рявкнул Артур.

 — Не переживай, Гриша. Как только найдём более безопасное время, я исправлю заклинание, — утешала Твайлайт.

Друзья вышли из переулка. Прохожих было не так много, как казалось на первый взгляд. В первую очередь в глаза бросилось окружение: здания необычайной, изумительной архитектуры. Многие из них простирались до небес. В небе летали некие челноки, летающие машины и большие транспортники. Прямо на улице стояли удивительные, непонятные механизмы. Несмотря на большой современный город, воздух был не менее чистым, чем в Эквестрии. У машин не было выхлопов, мусора на дороге тоже не было, как и намёка на грязь. От обилия аликорнов у Твайлайт голова кругом шла, для неё было перебором видеть трёх принцесс вместе, а уж десятки аликорнов...

— Помните, не подходите к ним близко, — прошептала волшебница.

Выйдя на просторную улицу, друзья сразу заметили высокое чёрное здание, верхушка которого терялась в облаках.

— Чёрная цитадель, — с восхищением сказал Гриша.

— Нужно добраться до истока и вернуться домой, — сказал Артур.

— Зачем? То есть, почему бы не использовать обычные порталы? — предложил техник, едва не столкнувшись с прохожим.

— И куда мы попадём? В другой город? На планету? Мы в прошлом! Селена сама говорила, что азгардийцы не используют возможность перемещения во времени, что это слишком опасно, — говорила Твайлайт.

— Получается, находясь здесь, мы рискуем будущим? — ужаснулся Артур.

Гриша едва снова не столкнулся с прохожим, из-за чего получил предупредительный толчок от Твайлайт.

— Я долго изучала этот вопрос. Точно сказать невозможно, но если мы постараемся не вмешиваться в события, то всё должно обойтись. Давайте просто найдём путь домой, — говорила единорожка.

— А путь-то пролегает через цитадель, — Гриша вновь посмотрел на высокое строение, находящееся на приличном расстоянии от друзей.