Автор рисунка: Stinkehund
Действо 2 Часть 4: Наконец-то конец Действо 3 Пролог: Вставай! Новый Год прошел!

Действо 2 Часть 5: Новые начала

Существует круг жизни: «рождение, жизнь и смерть», а есть 9 кругов ада. Похожи ли они? (И делает ли это кошек, приспешниками сатаны?)

Этап первый: Где это мы?

Темное небо, почти невидимая тропинка и скрюченные силуэты деревьев окружали нас, пока мы шла вперед, или назад? Сейчас было не понятно, но я знал, что мы куда-то идем. Не могут же дороги быть в никуда…

— «Ни черта невидно! И вообще, почему так быстро стемнело?» — Устал я уже идти и хотел поскорее добрести до дома.

— «Просто мы поздно попали в лес, вот и стемнело» — Разъяснила Олено, появившись перед глазами.

— «Сколько время? Восемь часов или десять?» — Решил уточнить я, задев очередной корешок дерева.

— «Ты что! Уже час ночи!» — Удивленно воскликнула она.

— «Блин, лето же… Забыл совсем» — Продолжал я теряться во времени.

Я решил остановиться на некоторое время, чтобы разобраться, не свернул ли я с дороги и не потерял ли я Питомца в этой тьме. Пока я осматривался в этом мраке, я смог увидеть питомца, который выделялся несколькими светящимися диодами на своих антеннах, и тропинку, что была хорошо утоптана и характерно выделялась от лесной земли.

— И как ты только не потерялся в этой темноте?... – Задал я ему риторический вопрос, но он все же ответил.

— Пип! – Этот его писк я не понимал, но сделал вид, что все понял, параллельно спрашивая у Олено:

— «Че он сказал?» — Компаньон сразу же ответила:

— «Он говорит, что ему все видно в темноте…» — Перевела она мне его речь, больше похожую на голос какого-то зверька.

Я решил не зацикливаться на этом и продолжил аккуратно идти, смотря под ноги. Через несколько десятков минут, я обнаружил неприятное препятствие в виде поляны «Ядовитой шутки», однако оно было не маленьким , а широким и длинным. Можно было бы перелететь через него, но не было ничего видно, да и полет мог бы поднять в воздух пыльцу растений. В итоге мне оставалось либо его обходить, либо придумать что-то еще.

— Как думаете, противогаз справился бы? – Спросил я оставшихся компаньонов.

— Пи-ип… — Неопределенно пропищал страйдер.

— «Он бы справился, только фильтр потом не отчистить… Слишком мелкая пыльца у этих растений. Определенно придется менять фильтр после этого» — Высказала свою точку зрения компьютерная пони, опять же, приводя графики.

Взвесив одно за и три против, я свернул вправо, заходя прямиком в темнючий лес. Видно было еще меньше, поэтому я ориентировался на светящиеся цветы по левую сторону. Парой минут спустя, я заметил что-то темно-зеленое в лесу, немного правее от полянки.

Оно блекло светило зеленым, напоминая «Криптонит» в улье чейджлингов, но это был определенно не камень, а что-то побольше. Я уже мысленно представлял себе новый боссфайт с чем-то страшным и стремным. Подходя все ближе и ближе, я представлял, как меня будут бить, а потом я «побидю» как истинный «ДОНАТЕР!».

В итоге я подошел к источнику света и это была огромная скала, вышиной в пятнадцать метров, а шириной во все двадцать три. Это был тот злосчастный «Криптонит», который уже напоминал «Тиберий», так как он уже везде растет: и в пещерах и в лесу…

— Я то уже боялся… Фух! – Вздохнул я с облегчением и решил осмотреться.

Я стоял по середин ничего: полянка с цветами пропала вместе с деревьями, небом и Питомцем. После того, как я моргнул, пропал и интерфейс, вместе с Олено, соответственно. Теперь я был «гол как сокол»: ничего не было, весь «ДОНАТ!» пропал.

Одно в этом месте оставалось неизменным: небольшой клочок земли вместе со мной и большим куском «Криптонита».

— Прикол… Может сервер упал? Хотя, я вроде не играл… Магии тоже нету? – Попробовал я зажечь рог, но ничего не произошло.

— Кажется, этот камешек очень большой… Я бы даже сказал: «Через чур большой». – Раздумывал я вслух, смотря на скалу и обходя ее по сторонам.

По мере моего хождения, внешний вид поверхности изменялся: с неотесанного на определенный линейный узор. Я продолжал идти, смотря за тем, как менялся узор, потом пошли светящиеся зеленым символы, после все начало заплетаться и в итоге получилось интересное изваяние.

— Эмм… Я конечно все понимаю… Но, «это» что здесь делает?... Не, этого я не понимаю. – Со сморщенной мордой смотрел я на зеленый обелиск прямиком из «Дэд Спейса».

— Зато теперь все понятно! – Воскликнул я, подняв копыто в воздух.

Постепенно появилась какая-то нагнетающая музыка, которая меня насторожила. Мой «попец» чувствовал, что сейчас что-то будет. Я несколько раз осмотрелся по сторонам, но ничего не было.

Резко я заметил, как из-за обелиска высовывается голова какой-то пони, у которой вместо глаз был свет. Смотря на нее, я сразу вспомнил что было в «Дэд Спейсе» и продолжал наблюдать. Она вылезала из-за камня очень долго, поэтому мой страх отошел и я был полностью спокоен.

Однако, после того, как я в очередной раз моргнул, ее уже не было на прежнем месте. Я вновь осмотрелся, но ее нигде не было и я решил просто смотреть вперед и не рыпаться. Музыка нарастала, стараясь меня запугать, но я считал, что лучше не шевелиться, дабы не спровоцировать что-то более нехорошее.

Она появилась справа от меня, смотря на меня почти вплотную, начиная тянуть ко мне свои окровавленные копыта. Когда она меня почти обхватила, я услышал неприятный голос, который раздавался из какой-то преисподнии.

— Сделай нас единым… — Сказал голос, пока похожая на абажур для лампы пони открыла на меня свой светящийся рот, заставляя зажмурится.

— Нэт… — Сказал я и отодвинул от себя «абажур».

Кажется ей это не понравилось, так как ее всю скрутило, она разорвалась и превратилась в некроморфа. Это превращение было противным, но прожив долгое время в мире с расчлененкой по телику, я уже привык к виду крови и мяса.

— Сделай нас единым! – Прокричал голос, а «абажур» в это время уже заносила для удара свои конечности.

— Ниет! – Крикнул я и показал язык.

Как только удар дошел до меня, я открыл глаза и обнаружил себя возле той же скалы, но уже в лесу. На этот раз она была обелиском, да и кучи изуродованных скелетов животных и парочки поней все объясняли.

— «Ридиал! Ридиал! Ты в порядке!? Ты сознание потерял, а потом тут скелеты появились и камень еще изменился!»

— Все нормально… Поставь ка здесь метку. Надо будет тут все сжечь и разбомбить

— Пип! – Весело пискнул Питомец, увидев, что со мной все в порядке.

— «Поставила. Что случилось то?» — Забеспокоилась компаньон, сделав то, что было сказано.

— «Фигня. Мы просто на кануне апокалипсиса, наверное. Главное, чтобы этот камешек не засунули куда-нибудь близко к пони» — Объяснил я, как обычно: непонятно.

— «Что ты такое говоришь? Что с этим камнем не так?» — Начала задавать обычные вопросы Олено, заменяя тем самым надоедливую Колд.

— «Вредный он… Как холестерин. Поэтому надо его уничтожить» — Привел я ей нелепое сравнение, обходя обелиск и осматривая его символы.

— «Пофиг. Не заморачивайся!» — Опередил я ее, остановив очередные вопросы.

Вновь оглядевшись по сторонам, я заметил небольшую тропинку ведущую в нужную мне сторону. Она была еле заметной, как будто по ней уже не ходили пару месяцев, но выбора у меня практически не было: обходить полянку и надеяться, что там есть путь или пойти по дорожке, которая должна хоть куда-то да привести.

Так мы и двинулись по извилистому пути в темный лес.

Этап второй: Взорвем этот дом! (Безумие набирает обороты)

Путь был долгим. Прошел час или два, моё тело уже устало, а рассудок помутнел и собирался отключиться. Из-за этого переутомления я мог пройти еще метров четыреста, а дальше отключился бы. Что радовало, так это то, что Питомцу не нужен был отдых и он продолжал весело скакать вперед, немного приободряя меня.

— «Нельзя останавливаться, а то усну… Идти по тропинке!... Какая она успокаивающая… НЕТ! НЕ СПАТЬ!» — Боролся я с дремой, подбадривая себя тем, что скоро лягу спать в своей скале и просплю там пару дней.

Тело уже плохо слушалось моих команд и шаталось то вправо, то влево. Страйдер пытался меня поддерживать, чтобы я не упал, но с каждым моментом это становилось для него все труднее и труднее. Теперь, одна единственная мысль была в моей голове:

— «Надо найти место где упасть…» — Силуэты деревьев вокруг уже превратились в однообразную кашу, тропинка была серой в отличии от зеленоватой травы, которая походила на зеленый пудинг. Единственное оранжеватое пятно не сливалось с общим фоном и это, наверняка был Питомец.

В конце концов, ноги совсем заплелись и я грохнулся на землю, не в состоянии подняться или шевельнуться. Единственное что я мог, это видеть небольшую поляну передо мной с какой-то церквушкой. Свет восходящего солнца приятно освещал её, придавая ощущение надежды в сердце.

Пару секунд я смотрел на это прекрасное здание, пока страйдер пытался меня растолкать, а мои веки тяжелели и закрывались. Закрывшись же, они не могли больше подняться, оставляя лишь одно:

— «Спа-а-а-а-ать…» — Так я и заснул где-то в Вечнодиком Лесу, непонятно где.

Раскрыв глаза, я осознал, что нахожусь на какой-то койке. Рядом со мной был солдат в каске медика и он что-то мне кричал, но я его не слышал.

Помотав головой, я попытался сосредоточиться, но мысли улетучивались сразу, оставляя пустоту в голове. Полежав так пару минут, я начал слышать приглушенные выстрелы где-то рядом, а еще через минуту мой слух полностью восстановился и я понял, что вокруг война.

Теперь я был военной форме, в теле человека и все вокруг напоминало мне о тех временах, когда я играл в «Кал Оф Дюти МВ1». Все было таким же тусклым, да и звуки были мне знакомы.

— Сержант Винчетти! Капитан зовет вас к себе! – Крикнул мне медик, на что я спросил:

— А куда идти!? – В ответ медик показал пальцем на кучу палаток, которые ничем не отличались.

Я уже хотел спросить которая из них правильная, как увидел перед входом в одну указатель как в игре. В этот момент я понял, что это был очередной сон.

— « Приехали… Опять придется стрелять! Как так то!?» — Немного расстроился я, но вошел в нужную палатку.

Войдя во временное помещение, я увидел несколько человек все, кроме одного из них были в полном экипировании, поэтому было ясно кто здесь капитан.

— Сержант, мы вас ждали. Для вас есть важное задание… — Сказал капитан как «Капитан».

— «Щас что-то будет!» — Приготовился я к чему-то страшному.

— Разведчики сообщили, что повстанцы образовали небольшую базу в городе. Они хранят там сою амуницию и технику… Это место хорошо охраняется, поэтому с вами пойдет отряд «Гольф» и чтобы вы прошли без серьезного сопротивления, противника отвлекут отряды «Браво» и «Чарли»… — Сказал он, оставляя меня в ступоре.

— «М. Сразу к сути… А что делать то? Я вообще не понял» — Немного паниковал я, так как совсем не понял, что от меня хотят.

— Что до вашего задания, вы должны будете проникнуть в опорный пункт повстанцев и уничтожить их боеприпасы и технику. Когда вы закончите, ваше отступление прикроет отряд «Альфа». Все ясно? – Досказал командующий, объяснив суть.

— «Вообще непонятно сказал…» — Так же не понял я, пытаясь сообразить зачем это нужно и в чем смысл.

— Вот и отлично. Приступайте к заданию немедленно. – После этих слов, появился новый «Вейпоинт» указывающий куда-то наружу.

Я вышел из палатки и пошел в указанное место. Оно было совсем недалеко и когда я пришел, я обнаружил себя возле арсенала, совмещенного со стрельбищем, где мне без лишних слов выдали оружие.

— «Вот откуда выстрелы…» — Подумал я, после чего решил осмотреть что мне дали.

Об оружии нельзя было сказать многого: «М16», «Кольт», патроны, пара гранат, пара свето-шумовых и дым. Конечно же я ожидал большего, но и это сойдет.

Следующий знак привел меня в небольшой ангар, где уже стоял грузовик забитый солдатами. Я залез в кузов и сел на свободное место, после чего мы тронулись.

Через пару минут мы уже выехали с базы и, так как было нечего делать, я начал разглядывать солдат с которыми я сидел.

Снаряжение у каждого было практически одинаковое, отличались лишь виды вооружения: у кого-то был пулемет, у другого снайперская винтовка, похожая на ДМР, у нескольких были скорострельные дробовики, а у всех остальных, включая меня, были автоматы.

Почему то меня не покидало ощущение, что этот сон не с проста и что-то пойдет не так, как ожидается. Это предчувствие усилила боль в правой ягодице, которая была достаточно неприятной, чтобы постоянно отвлекать.

Машина остановилась и главный в нашей группе приказал вылезать. Друг за другом мы выбрались из грузовика и выстроились в ряд перед ним.

Пейзаж изменился не сильно: многоэтажки, арабские дома, закрытые магазинчики и много оставленных кем то машин. Вечер уже подходил к концу, поэтому фары грузовика были включены и освещали небольшой кусок улицы. По щучьему велению, я был в самом конце и был недоволен, так как здесь было темно, рядом валялся мусор и командующий стоял достаточно далеко.

— "Сейчас наверное что-то скажут..." — Подумал я, так как перед нами стоял командир отряда.

— Солдаты. Сейчас мы должны будем пробраться в логово нашего врага, поэтому будьте готовы к яростному сопротивлению с их стороны... — Начал он говорить, шагая вдоль нашей шеренги.

— Нельсин, открой ту дверь. Чарльз, помоги ему... — Как-то неожиданно приказал он "снайперу" и "пулеметчику", которые были где-то в начале.

Они быстрым шагом приблизились к двери, которую сковывали цепи и закрывал старый навесной замок, после чего "снайпер" начал орудовать кусачками. Мне показалось, что они долго будут перекусывать тот узелок из цепей, поэтому я вернул свой взгляд обратно на командующего.

— И так… Не смотря на то, что противника будет отвлекать отряд «Гольф», но не расслабляйтесь, ведь это их последнее логово в этом секторе… — Опять не успел договорить командир, как послышался громкий звук чего-то упавшего в пятиэтажном здании на противоположной стороне дороги от нашей шеренги и правее от меня.

Все оглянулись на это здание, ведь звук был действительно громким, как будто уронили кучу стекла на одном из этажей. Определенно это не могло просто так остаться незамеченным и, как мне казалось, должны были кого-то послать.

— «Интересно, а кого пошлют?» — С немым вопросом на лице, посмотрел я на главного, который сразу же заметил мой взгляд и сказал своим громким и басистым голосом:

— Сержант Винчетти и капрал Лос, идите и проверьте что там. – С серьезным видом приказал он.

— «Зачем я на него посмотрел? Или это из-за того, что мы с Лосом в конце стояли?... Хотя бы около мусора стоять не надо» — пронеслись в моей голове мысли, пока я выходил из строя и шел к злополучному зданию вместе с капралом.

Капрал был обычным на вид американским солдатом: поганое лицо, поганая форма и лицо с детским восторженным видом, таким, какое бывает у тех, кто впервые запускает новую игру, о которой он мечтал или запускает вертолетик на радиоуправлении, который ему подарили родители на Новый Год. Слишком уж он был типичным американцем, а я, будучи «Русским» ненавидел их, потому что считал американцев слишком зазнающимися и высокоценющими себя людьми.

Так мы и подошли к зданию, после чего Лос дернул ручку двери и та спокойно открылась. К счастью, растяжки на ней не было и мы прошли дальше, держа оружие наготове. В любой момент, по моему мнению, мог выбежать талиб с Калашниковым и расстрелять тут нас, что и заставляло больше крутиться и вслушиваться в окружение.

После того, как мы проверили первый этаж и нашли кучу мусора, что на полу, что на других поверхностях, кроме потолка, мы двинулись на второй этаж.

Идти по ступеням заполненным мусором, чем-то гнилым и несколькими стульями было очень неприятно. Однако, дойдя до второго этажа, нас ожидала вполне ожидаемая картина: засранный пол и стены. Мы думали, что хуже этой обстановки быть не может, но на третьем этаже был загашен не только пол с потолком, но и потолок: он весь был в непонятной темной субстанции с зеленым оттенком, которая то и дело капала на пол.

Идя по третьему этажу мы прямо таки уворачивались от капель, но несколько все-таки попали и на меня и на него. Это было очень противно и обидно.

Четвертый этаж встретил нас залитым той жижей полом, что объясняло ее появление на потолке. Здесь нам приходилось прыгать по кускам бумаги и другим предметам не покрытым гадкой гадостью.

Чистилищем мне показался пятый этаж с эго черновой отделкой и белыми стенами. Поднявшись на него, меня прям обдало запахом штукатурки и лака с красками.

Мы прошли немного глубже внутрь, напрягшись, ведь дверь на крышу была закрыта, а значит, тот, кто разбил стекла был здесь.

Обойдя пару комнат, мы ничего и никого не нашли, кроме строительных материалов, которых здесь было на постройку еще нескольких этажей.

Войдя в последнюю комнату, мы обнаружили кучу битого стекла и улепетывающего в панике голубя. Кроме битого стекла, в комнате было большущее окно без стекла, выходившее прямо на улицу, где стояли наши. Так же была какая-то небольшая темная комнатка.

— «Туалет, наверное… Как вообще голубь мог разбить такую кучу стекла?» — Недоумевал я вместе с Лосом, который уже подходил к «туалету», держа наготове свое оружие.

Не успел он заглянуть внутрь, как наше внимание отвлекли многочисленные звуки выстрелов. Вспышки выстрелов виднелись из каждого здания и были они направлены на наш отряд, члены которого один за другим падали, пытаясь скрыться от шквального натиска.

Пулеметчик, который «помогал» снайперу взламывать дверь, неожиданно выстрелил пару пуль в цепи и, пнув дверь, распахнул ее. Когда дверь была открыта, они оба забежали туда и начали отстреливаться.

Несколько солдат смогли укрыться в нескольких небольших слепых зонах врага и сидели не шевелясь, так как пули свистели прямо возле них. Кто-то забрался под грузовик, который обстреляли в первую очередь и он должен был вскоре взорваться по закону игр.

Пальба началась очень неожиданно, заставив нас повернутся, но это была роковая ошибка. В «туалете», который не проверил Лос, был один из стрелков и заметив то, что мы отвлечены, он резко вышел и пальнул в моего напарника, стоящего подле него. Парень успел только повернуться, как ему в пузо и грудь прилетело несколько пуль из чего-то похожего на СВД, ну и так как его тело не смогло всосать весь этот свинец и переработать его в нужное для организма вещество за несколько долей секунд, пули просто пролетели насквозь, чуть не задев меня.

К моему счастью, этой очереди мне хватило, чтобы пальнуть по недругу и мало того, мне повезло попасть ему в голову с третьей пули, что мгновенно убило моего врага. Он упал на пол как мешок картошки, пачкая кровью и вытекающим мозгом пол, добавляя красного цвета в этой комнате.

Подойдя к двум трупам, я посмотрел на Лоса и сказал:

— Не быть тебе Гостом… Хнык… — Неожиданно нахлынули на меня воспоминания из «Кал Оф Дюти Модерн Варфаер 1 и 2».

— У него, кроме гранат ничего интересного нет… А что предложишь мне ты? – Размышлял я вслух, подходя к бывшему противнику, национальность которого я не мог понять.

У него оказался более интересный арсенал: несколько гранат, Пистолет Макарова и винтовка СВУ-А с несколькими магазинами к нему. Увидав такую красоту, я выкинул этот бесполезный кусок пластмассы, называемый М16 и взял это чудо Российского вооружения.

— Ну и как мне теперь убрать это окошко? – Спрашивал я сам себя, смотря на описание винтовки, которую я подобрал.

В итоге, окошко само закрылось, но была еще одна проблема: куча врагов, обстреливающих моих союзников, на которых мне было плевать, но был страх того, что мне напишут: «Вы проиграли!... Хотите еще раз?».

Подойдя к оконному проему, я решил испробовать новую пушку и пересчитав патроны, коих было всего лишь 34. Это количество меня немного удручало, но оно же придавало мне серьезность и стимул к точной стрельбе.

— Такс… Стрельба одиночными… Присесть… Прицелиться… Приклад левее плеча... Вижу первого… Пли! – Приговаривал я, выполняя подготовку к стрельбе и найдя одного из стрелявших в окне, выстрелил ему в голову.

Выпущенная мной пуля попала прямо в перекрестье, так как расстояние было от силы сто-триста метров. Как только моя цель упала, я нашел взглядом еще одну огневую точку и выждал врага, пока тот не высунулся и не получил пулю шею.

— «Магазин кончается, а народу еще «Огого»!» — Опять расстраивал я себя количеством патронов.

Так я подстрелил еще пятерых, причем, с каждым разом их становилось все сложнее и сложнее выцепить, так как они прознали, что их снимает снайпер. Сначала они реже вылезали, потом перебегали от окна к окну, а теперь вообще затихли.

— «Нуже! Вылезайте… У меня не так много времени!» — Переводя перекрестье прицела от одного окна, к другому, я уже не мог найти врагов: они либо передислоцировались в мои слепые зоны, либо были убиты, либо прятались.

Вдруг я услышал свист пуль рядом со мной и то, что они попадали в стенку за мной. Быстро отреагировав, я неуклюже перекатился мимо трупов в тот злосчастный «туалет» и прижался к стенке. После моего хода, стрельба снаружи усилилась и где-то половина выстрелов была направлена в мое укрытие, тем самым не давая мне высунуться.

Снаружи дела шли не лучше, остатки солдат прижали плотным огнем и они слишком боялись попасть под пули, пытаясь отстреливаться. Даже Пулеметчик со Снайпером перестали отстреливаться сидя по ту сторону ворот.

Однако, мои выстрелы, заставили на время отвлечь противников и некоторые «союзники» воспользовавшись этим отступили в ту самую калитку. Некоторые тащили раненых, кто-то просто спасал себя, но все сбежать не успели, так как стрелки в слепых зонах продолжили обстрел.

Под прикрытием стрелков, из одного из зданий вышел какой-то «кусок брони», прозвище которого было справедливым, ведь он был в большом бронированном костюме и с пулеметом, соблюдая законы жанра. Он шел вдоль здания и стрелял по укрытиям американцев, тем самым задевая некоторых. Однако, это была не основная цель. На самом деле, ему приказали разобраться со снайпером, что он и делал, идя к зданию, в котором он сидел.

Пулеметчик и Снайпер:

Когда все это началось, Нельсин и Чарльз пытались отстреливаться, но противников было слишком много, да и их начали обстреливать, поэтому им тоже пришлось спрятаться.

— Черт! Мы не можем высунуться, они нас пристрелят. – Возмущался Пулеметчик Нельсин.

— Мы что-нибудь придумаем. – Пытался его успокоить его Чарльз.

— Нельзя оставлять наших, а то их перестреляют… — Снова говорил он Снайперу.

— Гаретт, как у вас обстановка? – Связался по рации с сержантом Чарльз.

— Мы засели в небольшой бакалее. Нас шестеро и еще несколько парней за грузовиком… Мы не можем даже встать: огонь слишком плотный! – Кричал ему он в ответ, заглушаемый звуками стрельбы и чьего-то крика.

— Понял тебя. Нужно что-то предпринять… — Отключив рацию, сказал себе Снайпер последнее.

Чарльз пытался придумать, каким образом помочь парням выбраться, чтобы их не подстрелили, но ни один план не подходил: обойти здания нельзя было, а выйти на улицу означало — умереть. Конечно, можно было бы пройти через другую улицу и попробовать отстрелять врагов, но это бы заняло много времени, так как улицы были не безопасны, да и большинство дорог завалено.

— Дерьмо! Я не знаю, что нам делать! – Выкрикнул он, ударив по стене, не находя вариантов.

— Да, дела очень плохи, но мы обязаны им помочь. – Сидя на земле сказал ему Нельсин.

— Мы ничего не можем! Либо слишком долго, либо самоубийственно! – Начал психовать Снайпер, отвергая точку зрения Пулеметчика.

— Мы все сможем. Просто нужно составить план. – Чарльз уже хотел ему что-то ответить, как их спор перебила неожиданная тишина, воцарившееся на улице.

— Это Гаретт, почему стало тихо!? – Прозвучал из его рации взволнованный голос сержанта.

— Без понятия! Быстрее идите сюда, пока можете! – Решил он использовать этот убийственный шанс.

Через минуту, рядом с ними сидели Гаретт, пара его подчиненных и несколько раненых. Практически все сбежали, кроме четырех парней в бакалее. Они не успели высунуться, как враг заметил бегство и начал стрелять.

— Мы вытащили несколько раненых возле грузовика и потеряли еще троих, которые шли позади. Еще четверо остались в бакалее. – Отрапортовал сержант Снайперу.

— Плохи наши дела… Но остается вопрос: «Почему они прекращали стрельбу?». – Задал себе вопрос Чарльз.

— Мне кажется, что кто-то стрелял из здания, в котором были Лос и Винчетти… Может это они? – Высказал неожиданную новость Гаретт.

— Если это так, то мы еще повоюем. – Немного воодушевился он, как его прервал Пулеметчик, следивший за улицей.

— Чарльз! – Крикнул он ему.

— Что такое Нельсин? – Спросил его, повернувшись Снайпер.

— Тяжелая броня с пулеметом… Идет в сторону здания с Лосом и Винчетти! – Прокричал он ему в ответ.

— Прием! Лос!... Винчетти!... К вам идет броня! Отзовитесь! – Судорожно пытался Чарльз связаться с ними.

— Кажется у них обоих поломаны рации… Это очень плохо, но мы ничего не можем сделать, пока по нам стреляют. Черт! Кажется, все зависит только от них. – Сказал такие типичные слова остальным Снайпер.

Интерактив:

Вот очередной, а точнее 2-ой (или 3-тий. Фиг знает!) интерактив, который некоторым понравился. Однако с прошлого уже прошло много времени, так что, если он будет не очень, то напишите и в следующий раз (если он будет) я учту ошибки.

И так… Закройте глаза (Не в буквальном смысле! Вы же не сможете читать!). Вокруг вас темнота и ничего кроме нее вы не ощущаете ни осязанием, ни обонянием, ни зрением, ни вкусом, ни слухом. В общем, вокруг вас тупо черный вакуум…

Постепенно, на вас начинает что-то давить со всех сторон: не как пресс, а неприятным ощущением, как будто вы в очень маленьком помещении (Если у вас от этого острый приступ клаустрофобии, то представьте… Большое помещение?).

Теперь вы как будто зашли в старое здание, в котором уже скопилось несколько слоев пыли и куча старой мебели (строительных материалов, матрацев, подушек и т.д.), с таким характерным воздухом затхлости и заброшенности. Если вы случайно подняли пыль неосторожным движением, то не стесняйтесь чихнуть или протереть глаза, только чихайте не на монитор, а то его всего забрызгает.

Представили? Чихнули? Молодцы, теперь все стены раздвинулись, мебель (строительные материалы, матрацы, подушки и т.д.) упали вниз, в черноту и вы опять в той же маленькой пустоте, вот только этот запах «старого здания» по прежнему с вами (прям как призрак… У-у-у-у!... Страшно?).

Посмотрите на сою руку. Та же рука, те же пальцы, только очень темно, поэтому ваша конечность плохо видна. Опять же, попробуйте пошевелить рукой, пальцами… Получилось? Хорошо. Если не получилось, то ничего страшного, просто руку отлежали.

Сейчас вытяните свою руку. Попробуйте нащупать стену. Чувствуете этот картон под вашими пальцами? Это стена (как Капитан сказал). Проведите рукой вдоль этой стены, почувствуйте эту шероховатую поверхность.

Неожиданно под вашими пальцами появилось препятствие из того же картона. Это еще одна стенка, проведите по ней, найдите третью и четвертую стенки. Как только нащупаете все стенки, скажите мне…

Точно все стенки нащепали? Ладно. Смотри вверх. Ничего не видишь? Там небольшой кристалл размером с кружку, правда форма у него не как у кружки… Давай. Возьми этот кристалл. Вот ты его взял. Так как ты никогда не держал в руках ограненный минерал таких размеров, ты берешь его обеими руками. Можешь его повертеть, ощутить его свет, тепло и форму. Как надоест продолжим…




А?...

Что?...

Я за чаем ходил. Ты закончил? Сейчас я глотну чайку…


*сделал глоток чая*


Ух. Хорошо… Так, что у нас там? Точно! Кристалл.

Кристалл в твоих руках начинает пульсировать светом, постепенно повышая частоту. Свет достаточно яркий, так что моргни пару раз, а то глаза иссушатся. Вот ты моргнул, а минерал начал вибрировать. Прямо в руках, как будто ты держишь циркулярную пилу и что-то режешь. Прикольное ощущение, да? Ты только его никуда не засовывай. Зачем я это сказал? Засунешь же сейчас… Забудь-забудь-забудь… Давай назад.

Вот ты опять моргнул, а кристалл начал вибрировать. Прямо в руках, как будто ты держишь циркулярную пилу и что-то режешь.

Не отпускай его. Представь, что ты борешься с осьминогом и схватил одну из его ног. Давай. Глуши его! Бей о стенку! Сильней! Покажи ему, кто тут охотник, а кто жертва!

Вибрация прекратилась, свечение тоже стало равномерным, не мигая тебе в глаза. Можешь теперь выкинуть этот злосчастную стекляшку…. Она куда-то вниз полетела… Блин, а здесь глубоко… А ты как вообще висишь то?...

Ты начал падать, набирая с каждым метром все большее и большее ускорение и вот ты видишь дно, на котором лежит кристалл и ты упал.

Все. Гейм Овер. Хотите еще раз? А низя, потому что интерактив кончился. Давай, открывай глаза. Сейчас увидишь, что ты сделал.

Ридиалова гора: Найтмер

Очередной скучный и ничем не примечательный день проходил в пещере: Найтмер

играла в шахматы с топориком, книги продолжали стоять возле двери, вещи принцесс собрали и поставили туда же. Казалось, что время в этой огромной комнате шло настолько медленно, что можно было бы рассмотреть каждую падающую пылинку со всех ракурсов. Да и после приезда Луны с Селестией, которые хоть как-то расшевелили здесь все, стало еще тягомотнее. А на шахматной доске уже шах, и угадайте кому? Конечно же Найтмер Мун!

— Как ты опять выиграл!? – Крикнула в недоумении аликорн, вкидывая в воздух копыта.

— «Я не так глуп, как ты думаешь!» — Подумал топорик, который весел в воздухе.

— Уже шестую партию… Как так? – Продолжала расстраиваться Найтмер, сделав грустную мину.

— «Что, еще одну?» — Подумал топорик, расставляя шахматы.

— Нет. Надоело. – Сказала в ответ на его действия она, с мордочкой грустного жеребенка.

— «Ну не хочешь, как хочешь…» — Подумал топорик, после чего улегся на свой стол.

Тем временем, на улице уже вечерело. Пони в деревне расходились по домам, зажигая в своих домах свет, создавая тем самым потрясающий вид.

Найтмер Мун встала с софы возле которой стоял небольшой столик с шахматами и вышла на «крыльцо дома». Наслаждаясь открытыми ей видами, она дышала горным воздухом, наполненным вечерней прохладой.

Черный лес с одной стороны, нескончаемое поле с другой и спереди одинокая деревушка освещаемая редкими огнями из окон. Словно бы это место было прекрасной полянкой в лесу, к нему вели многочисленные дороги, практически со всех сторон.

Звездное небо, заполненное звездами нависало над этим местом, как будто готовясь высыпать все свои звезды прямо на это поселение, засыпав его до основания.

Полюбовавшись этим видом вдоволь и насладившись в полной мере свежим горным воздухом, Найтмер Мун вернулась внутрь пещеры, заперев за собой дверь. Она широко зевнула и подойдя к широкой кровати, забралась под одеяло и лежа на подушке вскоре уснула.

Проспав несколько часов, ее сон был прерван тихим, почти незаметным шершавым звуком. Найтмер сонно открыла глаза, осмотрелась по сторонам, но не увидела ничего необычного, поэтому закрыв снова глаза, она укуталась в одеяло и попыталась снова уснуть. Однако, на всю пещеру прозвучал вибрирующий стук, такой, который можно принять за вибро звонок старой «Нокии».

Аликорн дернулась в испуге и уставилась на источник этого шума. Вместо телефона или чего-то похожего, на ее глаза попалась та самая коробка, которую относительно недавно прислали Ридиалу. Она была потрясена, так как этого она не ожидала от картонной коробки.

Найтмер встала с кровати и подошла к столу, на котором была посылка, но дребезжание прекратилось к тому моменту. Подняв коробку и осмотрев ее со всех сторон, она ничего необычного не приметила.

— «Что-то с этой коробкой нечистое…» — Подумала она, поставив ее на прежнее место.

— «Надеюсь там нет ничего опасного» — Предполагала она, что там могло быть, сверля взглядом картонное вместилище.

Она сверлила эту посылку пару минут, пока ее глаза не начали слипаться, дав тем самым ей понять, что организм не получил нужное время сна. Она уже сидела на полу и покачивала головой, силясь держать ее ровно и не уснуть прямо здесь.

— *БАБАХ!* — Резко раздался грохот из коробки, которая одновременно с этим подпрыгнула в воздух.

Никогда еще «Лунная пони» так не пугалась. Один вид ее вытаращенных глаз и испуганный крик, не слышимый на фоне грохота, стоили того. После этого крика последовало нервное подергивание левого глаза и приступ икоты, который так и не мог пойти.

Найтмер Мун минут пятнадцать не могла прийти в себя, икая почти каждую секунду. Когда же она более менее успокоилась, она схватила эту коробку и кинула к двери, в то самое место, где стояли книги и вещи принцесс.

Когда «ужасная вещь» была далеко от нее, она с грохотом упала на кровать и мгновенно уснула. Ее сон был очень крепким и достаточно долгим, ведь стресс по разному влияет на организм: может держать в волнении всю ночь, а может просто вырубить на добрые пять часов сна.

Безымянный город: Ридиал

— «А они все продолжают стрелять… Почему у ботов всегда бесконечные патроны?!» — Сидел я в маленькой комнатке, ожидая момента, чтобы высунуться и убежать.

Вся тесная комната, в которой я был, была заполнена бетонной пылью из-за того, что «шахиды» стреляли в видимую им стенку. Дышать было тяжело, поэтому я оторвал грязные рукава своей формы и завязав узелки, соорудил что-то между: «Ваша тяпка полывая, мусье» и «У нас нет нормальной ткани, так что просто возьми эту измазанную в грязи тряпку». Только одно было хорошо: бетонная пыль не попадала в нос. Однако дышалось также тяжело из-за того, что ткань была пропитана грязью.

— «Ласка, магия земли… Так свежо! Ща сознание потеряю…» — Продолжил сидеть я.

Становилось скучно, ноги затекли, пыль лезла в глаза, а СВД покрылась слоем бетонной крошки, которая порой попадала мне в лицо. Я потянулся, разминая руки, после чего уперся ими о пол. Почувствовав странную поверхность под левой рукой, я стер с пола крошки бетона и обнаружил какую-то глянцевую бумажку. Откопав странный предмет, я обнаружил странную книгу с «Онемэ» на обложке.

— Дафаг… Что это еще такое?! Почему здесь аниме? – Удивился я, нахмурив брови, после чего взял «книгу» в обе руки и открыл первую страницу.

Пролистав пару страниц, я понял, что это была какая-то манга, с непонятной историей и вообще мой мозг отказывался понимать это. Перелистнув очередную страницу, я нашел «пластиковый прямоугольник», который добил мой мозг бессмысленностью.

— Ты еще что такое!? Что ты тут делаешь?! – Закрыл я лицо обеими руками, положив книгу, а на нее вкладыш.

— «Судя по тому, что эта штука серая и похожа на маленький календарик, я должен ее взять… Гениальная логика!» — Взмахнул я руками и положил пластиковую пластинку в задний карман своих штанов.

Незадолго после этого, выстрелы в мою сторону прекратились, да так резко, что я и не поверил сразу. Аккуратно выглянув из своего укрытия, я увидел боевиков в окнах, которые стреляли по улице, а не по мне.

— «Опа! Ща я им отомщу…» — С улыбкой подумал я, подняв снайперку и стряхнув с нее пыль.

Я сел к окну и прицелился на самого ближнего ко мне. Прицелившись ему в голову, я заметил, что он меня заметил, но он не стрелял. Сначала я озадачился, но потом увидел на его лице ухмылку, после которой он отвел от меня взгляд.

— «Ах ты! Лыбишься еще! Получишь пулю и не будешь больше так улыбаться!...» — Прицелившись получше я глядел на лицо боевика в сомнении.

— «…» — Продолжая за ним наблюдать, что-то меня насторожило.

— «Кажется это подстава…» — Навязчиво влетела ко мне в голову мысль и я услышал шуршание на лестнице, в подтверждение.

Приготовив свою снайперку, я подбежал к выходу из квартирки и посмотрел что это был за звук. Однако, не успел я толком разглядеть что там, как в меня с грохотом полетели пули, из-за которых мне пришлось быстро вернутся внутрь.

— «Что это было!? Пулеметчик чтоле?» — Не успел я понять кто там, как пришлось придумывать что делать.

— «М-м-м-м!... В лоб пойти – самоубийство. Гранату кинуть? Бессмысленно… Кирпичом кинуть! Что за тупая идея!?» — Быстро откидывая глупые варианты, я взглянул на трупы лежащие рядом, как б ожидая от них вариантов, но они не отвечали, бесполезно продолжая лежать на полу.

— Я конечно понимаю: «Молчание – золото», но не надо сейчас этого! – Покричал я на трупы уже слыша, что «нечто» уже потихоньку поднимается.

Неожиданно мой глаз ослепил яркий луч света, который физически не мог откуда-нибудь появиться, так как солнце было за домом. К моему удивлению это был не луч света, а блеск кучи гранат на трупах, которые походили на новогоднюю елку в гирляндах. Эти гранаты как будто подсвечивали чем-то, но никаких фонариков не было в округе.

— «Ну это точно какая-то игра, иначе бы здесь точно не происходила такая фигня…» — Подумал я подходя к трупам и снимая с них все гранаты.

Почему-то все гранаты были одной формы: цилиндр с чекой и разноцветными полосками. По крайней мере у американских гранат были эти обозначающие линии, в то время как у гранат врагов они были потертые и не было видно цвета.

— Так-так-так… Что еще?... Точно! – Меня неожиданно озарило и я поднял труп врага.

Отнеся тушу к выходу, я кинул ее на лестничную площадку, попытавшись замедлить врага, попутно заметив, что это был «джаггернаут» с тяжелым пулеметом. Немного испугавшись этой ситуации, я отошел на пару шагов, наступая на кирпич. Этот кирпич дал мне храбрости, после чего я сделал ожидаемое от самого себя: я подобрал кирпич и высунувшись из квартиры, кинул кирпич во врага.

Снаряд прилетел во врага, но, к сожалению в его пузо, явно не навредив ему. Этот факт расстроил меня и я кинул еще пару кирпичей, пока «махина» не начал по мне стрелять, перелезши через труп.

Довольный одним попаданием в стекло, я вернулся к окну и опять задумался над тем, как мне по быстрому свалить и не помереть. Сделав пару кругов вокруг комнаты, я наступил на небольшой пласт стекла, заставив его треснуть под моим весом. Я поднял ногу, и взглянул на эту кучу битого стекла. Шмыгнув носом и почесав голову, я резко остановился и раскрыл широко глаза, пораженный простотой решения проблемы.

Пока тяжелая банка тушенки заканчивала подъем, я подошел ко входу в чулан и с улыбкой глядя на пол, я присел, после чего протер ладонью кучу бетонной пыли, и крошки, представляя взору такой же бетонный пол. Когда был виден этот небольшой его кусочек, я поднялся немного отошел от прохода и быстренько накидал в комнату три гранаты. Когда же я их закинул, я отпрыгнул в сторону выхода из квартиры и прижал руки к голове, ожидая взрыва.

Через секунду после моего падения прозвучало два взрыва, один из которых был очень громкий, а второй и вовсе был дымовой гранатой. Убедившись, что уже ничего не взорвется, я поднялся и отряхнулся от пыли и битого стекла , которое, к счастью лишь немного поцарапало одежду и открытую часть рук.

— «А третий «Бабах!» где?» — На секунду задумался я.

Только я хотел повернуться и проверить образовавшуюся дыру, как из прохода показалось дуло пулемета. Замети его, я резко побежал к коморке, которая была вся в дыму и, не заметив под ногами тело своего напарника, споткнулся об него и полетел внутрь зияющей дыры с ним. Залетая в дым я уже услышал выстрелы, свистящие рядом со мной и уходящие в стены.

Я уже чувствовал, что скоро будет пол, ведь потолки здесь были не такими и высокими, однако пола не обнаружилось, а я увидел дыру уходящую на еще один этаж ниже. Не ожидая такого поворота, я прикрылся руками и летел вниз, на этаж с черной жижей.

Удар о жидкость, всплеск, удар о пол, жгучее ощущение в ноге и тупая боль по всему телу. Так я мог описать то, что со мной произошло в момент, когда я «приводнился».

Невольно выдохнув от удара, я почувствовал, как жидкость с металлическим привкусом вливается мне через нос, от чего я резко всплыл и начал судорожно откашливаться. Когда вся гадость была выкашляна из меня, я поднялся на ноги и сразу же почувствовал резкую колющую и жгущую боль в правой ноге. К сожалению я не мог видеть причину этой боли, так как стоял в жиже по пояс, но я явно понимал, что каким бы это ни было ранением, не стоит стоять в этой подозрительной жиже.

Уже собираясь отплывать, я услышал сверху чье-то шарканье и затаился, стараясь не шевелиться не смотря на сильную боль в ноге. Только я замер, как сверху зажегся яркий луч фонарика, направленный вниз. Он двигался то в один угол комнаты, то другой, но остановился по середине, на плавающем трупе Лоса.

Напряжение нарастало с каждой новой секундой, с которой луч фонаря освещал тело американца. Вдруг, правее от меня с громким грохотом и большим всплеском упала ванна с этажа выше. Я вздрогнул и с широкими глазами смотрел на то место, куда упал тяжелый объект. Человек сверху тоже услышал грохот и направил свой фонарь в сторону всплеска, проведя лучом в паре метров от меня. Этот его поступок заставил меня задержать дыхание и еще усерднее стараться не двигаться.

Убедившись, что это была просто ванная, боевик сверху отключил фонарь, после чего послышалось шипение рации и его непонятная речь на арабском или похожем языке. Как только он замолк и выключил рацию, он отошел от дыры и, видимо, пошел обратно вниз.

Сделав глубокий выдох, я немного расслабился, но ногу неприятно кольнуло, напоминая, что нужно уходить. Я начал понемногу пробираться через мутную черную жидкость, отталкивая плавающий на поверхности мусор. Пару раз я чуть не упал в эту самую жижу, спотыкнувшись о что-то под ее толщей.

— «Сейчас выйду отсюда и дело лучше пойдет…» — Подбадривал я себя, приближаясь к двери.

Сделав еще один шаг, я почувствовал у себя под ногой что-то круглое, однако я не успел отреагировать, из-за чего поскользнулся и вошел спиной в жидкость. Не успел я разочароваться о погружение в гадость, как почувствовал сильную волну, боль и оглушающий звук. Будучи дезориентированным и «покоцанным» я не смог вовремя в себя прийти и меня куда-то засосало, образовавшимся течением.

Снова полет, удар и сильную боль в спине получил я, уже лежа где-то в темном месте. Страдальчески вздыхая, открыв глаза и оглядевшись, я попробовал подняться, но резко потерял сознание.

— Ай мля-я-я… — Неожиданно прозвучал чей-то голос в темноте.

— Что? – не понял я, что произошло.

— Пацаны, я маслину словил! – Произнес второй голос.

— Э? – Еще больше смутился я, не находя источника голоса.

— Обходи эту шелупонь! – Уже третий новый голос прокричал у меня в голове.

— Что за фигня вообще происходит?... – Продолжая видеть лишь темень, недоумевал я.

— Чики-брики и в дамки! – Еще один голос прокричал мне прямо ухо.

— Здесь что-то нездоровое… — Заключил я, после чего что-то резко появилось у меня перед лицом.

Я вздрогнул и резко поднявшись раскрыл глаза, в панике учащенно вдыхая и выдыхая, обнаружил себя сидящим в каком-то темном подвале.

Все стены были в подтеках, а штукатурка, казалось слезла уже несколько лет назад. Пол весь был в разнообразном мусоре и несколько небольших черных лужиц, напоминали о прошедшем «потопе», также, в полу было несколько отверстий, в которые и утекла вода. В комнатушке была одна ржавая железная дверь, которую, если судить по слою ржавчины, не открывали уже давно. На потолке торчал жесткий завал из арматуры, бетона и еще кучи другого мусора, который проводил небольшой ручеек черной жидкости и свисал почти до пола комнаты.

Тяжело поднявшись, я подобрал валяющуюся рядом СВД, нажал на курок, но выстрела не произошло, из-за того, что механизм и дуло были все в черной субстанции, которая мешала механизму. Поняв, что винтовка бесполезна, я кинул ее на пол, как и патроны, которые бы мне не пригодились.

В ногу, спину и еще большое количество мест очень больно и по разному «вступило», как бы показывая, что я был не в лучшем состоянии. Однако, преодолев всю боль, я подошел к двери и дернул ручку.

Я тихонько начал раскрывать дверь, но петли оторвались и дверь рухнула на пол, открывая мне взор на длинный коридор с мигающей лампой в конце, после которой был поворот вправо. Пока эта лампа мигала, как бы смеясь надо мной, я уже сделал несколько мысленных «Лицо ладонь», видя жирный штамп.

Без особой боязни, я просто поковылял к лампе, смотря тупо вперед с недовольным выражением на лице. Проходя половину коридора, ничего не произошло, что меня немного напрягло, ведь значит, что-то должно произойти в его конце.

Ковыляя под лампой, я уже внутренне сжался, но ничего не последовало и я просто повернул направо, где была вертикальная лестница.

— «Вот это было интересно… Никаких скримеров, хотя им тут за версту несет» — Обрадовался я, пока, с трудом полз по лестнице, стараясь не слишком напрягать свою ногу.

Вылезши куда то наружу, я огляделся: вокруг было много трупов, мяса, крови и горящих солдат. В этих грудах разорванных людей были как террористы, так и американцы, что немного меня поразило в первые же секунды. Я никак не ожидал встретить в небольшом переулке столько трупов, более того, я не ожидал встретить их в длинном переулке, в конце которого дверь, а остальные пути завалены.

Жесткие намеки этой ситуации очень давила на мозг, который и так изнывал от боли во всем теле. Теперь ему еще приходилось анализировать все то дерьмо, кое было вокруг. Однако, все это не укладывалось в моей, как будто сжавшейся черепушке.

— Что дальше то? Ясно что это ловушка, но какой босс?! Ух… — Остановился я, ощутив резкую боль в груди.

Ощущение было не из приятных: как будто прямо в сердце чем-то ткнули и вертят-вертят, делая мне больно. Я решил присесть не на долго, пока боль не утихнет, ведь не идти же с осознанием того, что можешь в любой момент от разрыва сердца сдохнуть. Да и атмосфера была уютной: кровь, кишки, зловонье и звук горящего мяса.

— Да-а-а… Сейчас бы шашлычка… С чаем и печеньками… — Со слипающимися глазами бубнил я бред, и ушел снова в небытие.

Как обычно, я и не успел увидеть сон, или отдохнуть, так как в меня резко воткнули какую-то острую и жгучую хреновину. Мои глаза распахнулись, после чего я узрел летающего робота, который тыкал в меня разноцветными шприцами. Мне хотелось противостоять ему каким либо способом, но тела я не чувствовал и мог лишь наблюдать за тем, как во мне ковыряются иголками. Однако, видеть то, как в тебя что-то втыкают был ужасным, из-за чего я решил смотреть на робота, а не на месиво, происходящее с телом.

Робот был очень даже необычным: основа была в виде шара, голова параллелепипед с двумя сенсорами: один был большим и горел красным, в то время как второй просто оставался выключенным; также шесть манипуляторов торчало из его тела и каждый имел свою уникальную функцию: шприц, пила, скальпель, дефибриллятор, иглы и еще одна «мульти конечность», в которой было еще больше страшных инструментов.

Пока бездушная машина рылась во мне, она не стояла на какой-либо поверхности, а просто парила над землей с помощью большого двигателя, и это заставляло задуматься о том, попал ли я туда, где был. Учитывая талибов с Калашниковыми и американцев со своими «говно-автоматами», здесь не может быть таких технологий в принципе. Но это происходит, и робот продолжает вводить препараты и резать что-то.

— «Я сейчас помру… Это невыносимо… Ух…» — Появлялись у меня в голове хаотичные мысли.

Прошло уже полчаса, которые я считал по секундам, дабы не свихнуться. Робот продолжал шурудить внутри меня, но теперь он это делал менее активно, просто тыкая в меня иголками разных размеров и цветов.

Продолжая на него смотреть, я заметил одну деталь, что я не видел раньше: большой ящик у машины на спине и на этом ящике было написано большими буквами: «CHECK POINT». На этом моменте мне снесло шаблон.

— … Это была сохранялка… Сохранялка… СОХРАНЯЛКА!? – Понял я все.

— Вы что, издеваетесь?! Я тут чуть не помер, а это просто «аптечка» итить ее! Что за писец?! – Отходя от шока, продолжал я кричать.

Через пару минут, «лечилка» отлетела от меня и зависла в воздухе. Я смотрел гневно на нее, в ожидании, когда пропадет действие обезболивающего, параллельно придумывая изощренные способы мести. Объяснить свою агрессию я мог просто: «Оно меня долго пытало… Я должен мстить».

Постепенно мои конечности приходили в себя, и я даже мог их поднимать! Однако, совершать более сложные движения еще не получались, но я уже был близок к убийству робота. В тоже время, этот робот продолжал висеть на прежнем месте.

Вот я смог пошевелить пальцами и принять сидячее положение. Все еще чувствовалось последствие его лечения, так как при поднятии, моя голова закружилась, а в глазах потемнело. К счастью мне удалось не упасть в очередной обморок, коих у меня последнее время много.

— «Начинаю чувствовать себя задохликом… Постоянно обо что-то ударяюсь и вырубаюсь» — Размышлял я, наблюдая за «звездочками» мерцающими передо мной.

И вот, я полностью пришел в себя. Пошевелил руками и ногами, встал, повертелся, разомнулся и не обнаружил никакого дискомфорта. Только одно меня сейчас беспокоило и это «мстя».

Поглядев по сторонам, я заметил, что в кучах трупов остались их оружие и патроны, и гранаты, и чего только не было… Я было хотел подойти к одной из многочисленных винтовок, чтобы ее поднять, но чуть не упал, так как мои штаны были все изодраны и порваны на поясе, из-за чего спускались вниз и затрудняли движение.

— А рояль то и не заметил… — Философски пробубнил я, осматривая тряпки на ногах.

Я уже хотел их снять, но вспомнил, что не проверил наличие трусов. Проведя рукой по поясу, резинка от искомых обнаружилась и я со спокойной душой снял «тряпки» и кинул их в кучу трупов. Не останавливаясь на штанах, я выкинул и рубашку, и майку… В общем, скинув с себя все, кроме семейных трусов и разгрузки, я почувствовал теплый ветерок и воодушевленность.

Опять же, я намеривался подобрать ствол, но почувствовал камень под пяткой и понял, что свой имидж, аля: «Русское лето 2015», нужно дополнить модными ботиночками. Я без церемоний, подошел к одному из мертвых, стянул с него сапоги, примерил их.

— Как-то жмет… Наверное нужно размер побольше… — С придиркой я проговорил, после чего выкинул ботинки в сторону и начал прохаживаться вдоль тел, высматривая свой размерчик.

В итоге, я нашел, то что искал. Надел такие же сапоги, но они были больше размером. Обрадовавшись, я хотел подобрать винтовку, но заметил что-то блестящее из спину одного из американских пехотинцев.

Я подошел к телу, и распознал в этом что-то штык-нож. Сняв с него труп, я обнаружил оружие легендарного класса!

— Да это же АК-47! С ножом и прицелом! Даже лазерная указка есть! – Радовался я, осматривая новое оружие.

— Так… У него сдвоенный, с помощью изоленты, магазин. Нужны патроны. – Сделал я логичный вывод.

Прохаживаясь по переулку, я заметил много М-16, но Калашниковых не было видно. Однако же, я нашел один, который тоже лежал под трупом и торчало только дуло.

Протягивая руку, я хотел его вытащить и проверить магазин, но он исчез. В буквальном смысле, он просто испарился, не оставив ничего. Одно было страннее: он исчез с характерным звуком «подбирания патронов».

— Та-а-а-ак… Что происходит? – Задался я вопросом, проверяя разгрузку.

Проведя рукой по пустым ремешкам, я нащупал магазин для Калашникова. Вытащив его и осмотрев, я понял, что он полный. И с этого момента мне казалось, что реализм сказал мне: «До свидания!».

— Да уж… А эти патроны подойдут? – Опять разговаривал я сам с собой, протягивая руку к М-16.

И конечно же они подошли! Вместо тупых магазинов для этого пластикового ружья, в моей разгрузке появился рожок для автомата.

— «Ой все…» — Грустно вздохнув, подумал я и как умалишенный начал прыгать на все М-16, которые вижу.

Рожки сами появлялись в кармашках разгрузки, ничуть меня не нагружая, чем подогревали мой азарт. Вскоре, все М-16 кончились и я уставился на свою разгрузку, из которой торчало дофига патронов, которых бы хватило на целый взвод.

Теперь, когда я был готов, я решил совершить «мстю». Я подошел к роботу, оставив между нами метров десять, прицелился и задумался:

— «Правильно ли я делаю, что трачу на него патроны и убиваю за то, что он меня вылечил?» — Сведя перекрестие на голове «CHECK POINT-а», начал я философствовать.

— «А что если это на концовку влияет?» — Сомневался я.

— «К черту!» — И я сделал очередь по роботу.

Пули просвистели и ударились в бетон, позади робота. Можно было видеть, что из этой очереди попаданий вырисовывался силуэт квадратной головы робота. Ни одна пуля не промахнулась.

— «Не правильно все это… Стрелять вокруг головы, чтобы выпендриться. Я же не в каком-нибудь фильме… Да и помер бы я, если бы он меня не «вылечил»» — Проявил я доброту, после чего повернулся в противоположную сторону переулка, в которой была злополучная ржавая дверь, за которой я чувствовал боссфайт.

Горы: Общая картина

Вот и настало очередное прекрасное утро в Эквестрии: птички поют, солнышко блестит, травка зеленеет. Понивиль постепенно просыпался, насладившись сладкими снами, готовый к тяжелому, или не очень, дню.

И как это обычно бывает, из всего этого населенного пункта выделялась одна пони. Рассекая голубое полотно неба, она виртуозно облетала облака, миновала небольшие тучи и просто быстро летела.

Могло показаться, что эта особа соревнуется с кем-то в скорости, но пегасов в окрестностях видно не было, так как было еще слишком рано и все представители «небожителей» еще нежились в своих облаках.

Летела же эта особа ни куда иначе, как к горе, в которой, ранее, обосновался уже слишком всем известный Ридиал.

Этот темно зеленый аликорн уже успел навести везде шумиху, после чего ушел в Бэдлендс и вот уже с неделю его не было видно. Конечно, некоторые торговцы, пришедшие из тех мест рассказывали об летящем аликорне в небе, но им это все могло и привидится. Так же они предупреждали тех, кто собирался идти в сторону Бэдлендс, что в снежных краях была лавина, что в джунглях орудует взбудораженное чем-то племя дикарей и рассказывали о странной черной скале в пустыне, которая была чем-то разрушена. Кто-то даже утверждал, что это было логово Чейджлингов, но эту версию сразу отвергали, за неимением доказательств.

Но вот, наша летунья уже подлетает к выступу с пальмой, телегами и дверью. Она приземляется и не спеша подходит к двери. Стучит несколько раз в дверь копытом и ждет ответа.

Горы: Найтмер Мун:

В огромной комнате царило сонное царство, которое будто объяло все вокруг. Казалось, что куда бы ты не посмотрел, все спало или релаксировало. Особенно заставляла зевать мирно спящая Найтмер, заснувшая очень поздно ночью, спала сейчас, как убитая. Она, словно заснула лишь несколько минут назад, ведь так сладко спят только в начале сна, когда ты всей своей сущностью ощущаешь то время, которое у тебя еще осталось на сон. Но вдруг эту идиллию разрушает стук в дверь.

Топорик, будучи очень странным и нелогичным существом, сразу же поднимается и зависает над дверью, что заставляет задуматься: «Спит ли он вообще?». Но чувствовал он себя на высоте, если судить по его обычному парению и стандартной позе, в которой он зависает над дверью каждый раз.

В принципе, так и должен вести себя тот, кто охраняет дом: всегда быть наготове и, если есть угроза, мгновенно устранять эту угрозу.

Однако, вернемся к Найтмер Мун, чуткий сон которой был разрушен посторонним звуком.

Она резко раскрыла глаза, взгляд которых был настолько мутным и сонным, что казалось, она и не спала вовсе. С таким состоянием, вся завернутая в простыню и одеяло, аликорн сползла с кровати на пол. Распутавшись же, она поставила сначала одну, потом вторую, третью и четвертую ноги на пол и еле-еле встала. Так, стоя в трансе, она немного покачивалась, пока вновь не пришла в себя, и не поняла, что нужно идти.

Перебирая ногу за ногой, наш «зомби» подбирался к входу. Когда половина пути миновала, Найтмер потеряла равновесие и чуть не упала на пол, но в последний момент успела напрячь нужную мышцу, чтобы удержаться «на плаву». Снова, постояла на одном месте, открывая поочередно то один, то другой глаз, она собралась с силами и продолжила свое путешествие.

И вот она уже у двери, но нужно ее еще открыть, а делать такие сложные движения, особенно с утра очень тяжело. Но это ее не остановило и Найтмер Мун собрала все силы и обволокла своей магией замок, после чего к ней резко подлетел топорик и пригрозил.

— «Точно… Я же не знаю кто за дверью… Надо спросить: «Кто там?»» — Поняла она намек «охранника».

Продолжая удерживать замок, аликорн спросила сонным голосом:

— Кто там? – Это бы прозвучало не так сонно, если бы Найтмер не зевнула в конце своей реплики, растянув «зявом» конец.

— Это Твайлайт. Я пришла за вещами принцесс и книгами. – Отозвалась другая аликорн.

— «Аааа… Точно! Она же в прошлый раз убежала и все тут оставила» — Постепенно вспоминала Найтмер.

— Ладно, проходи. Все вещи лежат у двери. Мне нужно чайник поставить, так что возьми все сама. – Ответила ей Найтмер Мун, отворив дверь и указав на кучу вещей.

— «Все книги на месте. Багаж принцесс тоже здесь. А что за коробка?... Наверное, тоже вещи принцесс» — Раздумывала Твайлайт, поднимая вещи в воздух.

Тем временем, Найтмер уже поставила кипятиться чайник и с сонным видом сидела за кухонным столиком, ожидая ободряющей порции чая. Только этот напиток мог хоть как-то развеять сонливость и придать взгляду ясности.

И пока хозяйка пещеры дремала на кухонном столе, Твайлайт собрала все вещи, взглянула на Найтмер Мун, чтобы сообщить о своем уходе, но обнаружив ту спящей тихонько вытащила все сумки, после чего сама вышла закрыв за собой дверь. Когда она уже была снаружи, ее настроение поднялось, ведь ее драгоценные книги были вновь с ней. Ей лишь оставалось отправить вещи принцесс в замок и можно было бы вновь приняться за книги.

Хоть дверь и была закрыта осторожно, с нежностью, этого хватило, чтобы разрушить кратковременный сон хозяйки. Вновь она сидела за столом немного пошатываясь из-за недосыпа. Чайник вскипел и Найтмер налила чаю в свою чашку, наслаждаясь ароматом сирени и свежестью утра, просочившейся через недавно открытую дверь.

— «Хорошо. Свежо… Только, мне кажется, что я что-то забыла… Что же?» — Начала крутиться в ней эта мысль, не давая покоя.

Найтмер Мун сделала глоток чая и немного ободрившись поняла, что чая для завтрака не хватит, поэтому открыла магией холодильник и достала оттуда тарелку с маффинами. И взяв один в копыта, она повертела его, удостоверившись, что и форма, и запах были превосходны, после чего надкусила, а потом и съела.

Только несколько крошек упали на землю, когда Дерпи съела маффин предложенный ей добродушной библиотекаршей. Мордочку пегаса нужно было видеть, ведь то счастье на ее лице при поедании своего любимого лакомства трудно описать словесно и можно лишь понять или увидеть. Происходило же все это в стенах почтальонского бюро, возле стола приема багажа, за котором наша «Твайлот» и «поймала» Дерпи.

Так Твайлайт и договорилась о переправке личных вещей принцесс, добавив сверху пару бит за доставку. Аликорн дала сначала один, потом другой чемоданы и уже хотела отдать коробку, но заметила какой-то листок на ней и решила прочитать что на нем написано.

После прочтения слов: «Адрес: Драконьи Горы Получатель Ридиал Тагарт…» лиловая принцесса все больше и больше удивлялась чтиву, представленному ей на небольшом клочке бумаги. В итоге, прочтя все до последнего и изучив коробку, она вернулась во внешний мир, где серая пегаска вопросительно смотрела на нее одним глазом.

— А. Это все. Спасибо Дерпи. – Очнулась от транса Твайлайт, после чего направилась наружу со своими книгами и коробкой.

— Да не за что! – Ответила она ей, помахивая на прощание копытом.

Выйдя наружу, мысли в голове аликорна судорожно забегали, просчитывая разные варианты развития событий.

— «Надо вернуться и отдать коробку… Но там же что-то интересное… Нет! Эта коробка принадлежит Ридиалу. Я не должна… Но она прошлась по всему миру и никто не смог ее открыть! Это же находка для изучения!... Но… А что если я ее открою! Это же в очередной раз докажет, что я лучшая ученица Селестии!... Решено» — На том она и порешила, побежав рысцой в свою библиотеку, в надежде на разоблачение тайны коробки.

Тем временем, Найтмер Мун уже попила чай с маффинами и готовилась к небольшой пробежке. Она надела специальные противопотовые повязки на ноги, голову и рог. Уже готовая она стояла у двери и разминалась, все еще поглощенная вопросом, поработившим ее голову еще с утра. Мысль о том, что она что-то забыла так и крутилась в ее голове, оставляя ее без шансов на обычные мысли.

— «Кажется это было что-то важное… Но что?... Хм. Я помню, что это связано с Ридиалом, но как и что?» — Продолжала она думать, выйдя на площадку и закрыв за собой дверь, оставив топор сторожить их владения.

Попав в библиотеку, лиловая бестия поставила книги возле входа, а сама побежала в свою лабораторию, крикнув Спайку:

— Я в лабораторию! Разбери книги, которые я принесла! – После чего дверь в подвал захлопнулась, а Спайк с недовольным бубнежом спустился и принялся за дело.

Так и началась история о пропавшей коробке.

Неизвестное место: Боссфайт

Я потянул дверную ручку и вышел на широкую открытую площадь, усеянную неглубокими траншеями, воронками от взрывов, разных размеров, укрытиями из мешков с песком, колючей проволокой, противотанковыми ежами, красными бочками, огнем и трупами с разнообразным обмундированием. Абсолютно все здесь было «разложено» под боссфайт, но самого босса я, пока что не наблюдал.

Я решил осмотреться по сторонам, приложил ко лбу ладонь, аля: «капитан судна» и начал медленно поворачиваться, но никаких страшных боссов я не заметил. Вокруг были только бочки, огонь, ограждения и другие объекты интерьера. Единственная штука выделяющаяся на фоне повторяющихся ограждений и другой дребедени, усеявших обширное пространство, была виднеющаяся за холмом большая трещина в стене справа от входа. Из далека, казалось, что вокруг этой трещины куча следов от пуль и взрывов.

Без лишних раздумий я решил пойти туда, попутно подбирая гранаты и патроны для Калашникова, ведь патронов много не бывает… Таким макаром я добрел до холмика, собрав пару световых, три дымовых и пять взрывных гранат. И после проверки снаряжения, я подошел к эскалатору, который был в нескольких шагах, но на нем висела табличка: «Не работает». Расстроенный такой подставой, я начал подниматься вверх, недовольно бурча на техников, которые не делают свою работу.

Стоя перед трещиной, я рассматривал ее, не решаясь заглядывать внутрь, так как думал, что босс именно там. То, что выглядело издалека изрешеченной стеной, было в несколько раз более изрешечено, и это смотрелось немного устрашающе: Стена была метров пятнадцать высотой, а выглядящие издалека следы от пуль были следами от каких-то снарядов, диаметром в сантиметров тридцать.

— «Большая здесь пушка поработала… Только где же она?» — Задался я вопросом, повторно оглядевшись.

Неожиданно, навострив слух, я услыхал громчайшее шуршание в моей жизни. После него последовали крики:

— Умри, гадское отродье! – Выкрикнул первый голос.

— Это тебе за наших парней! – Прозвучал второй голос и из расщелины появились Пулеметчик и Снайпер, которые до этого ехали со мной в грузовике.

Увидев этих американских солдат, я тупо на них уставился и, почувствовав зуд в пятой точке, почесал своё правое полупопие. После этого, как по плану, подул легкий ветерок, заставивший мои труселя развиваться, как небольшой флаг.

Двое солдат, которые были в расщелине, пораженные моим прикидом стояли разинув рты. Однако это продолжилось пару секунд, после чего Снайпер крикнул:

— Винчетти! Ты жив! – После чего сразу добавил, с явно непонимающей физиономией:

— Но какого черта ты в нижнем белье!? – Пулеметчик же все это время молчал, видимо, задаваясь теми же самыми вопросами в данный момент.

— Я то? Так удобней. Да и при беге на пересеченной местности помогает справиться с потом. – Отшутился я, попутно стерев пот со лба.

— Но тут же есть дорожка. – Немного недоумевая ответил он, показывая на длинную движущуюся дорогу вдоль стены.

Эта дорога была очень похожа на те дорожки, которые показывают во многих аэропортах: что-то типа эскалатора, только не вверх, а вперед или назад. В общем, такая система передвижения была вдоль всех стен и имела две полосы движения в обе стороны. Обрывалась она только в нескольких местах: напротив трещины она была сломана взрывами, вдоль стены, где вход, ее вообще не было, напротив щели, где они заходили внутрь какого-то бункера и их не было напротив огромных ворот, которые, по видимому были выходом.

— «Ну конечно же! Гребанные системы передвижения! Почему я их сразу не заметил?!... Ах! Пофиг уже!» — Начал я мысленно ругать себя за невнимательность.

— Где босс то? – Решил я перейти к делу.

— Ты про огромного робота, который тут был? – Задал тупой вопрос Снайпер, после чего продолжил:

— После того, как мы с остатками отряда вышли сюда, он вышел из ворот и начал на атаковать. – Он остановился на секунду и Пулеметчик подхватил его рассказ.

— Выжить удалось немногим и те, кто смог, спрятались здесь, но он начал массированный огонь и остались только мы. – Закончили они, так и не ответив на мой вопрос.

— Ясно… А теперь он где? – Решил я повторно их спросить.

— Без понятия, после обстрела он исчез, а выходить нам показалось не резонным. – Получив от них ничего, я так и не узнал где то, что надо убить.

Выслушав их небольшую предысторию, я остался в раздумьях, так как был без понятия где был этот робот. Простояв в трансе примерно минуту, я решил спуститься к союзникам, но почувствовал как задрожала земля подо мной.

— «Только не червяк, только не червяк, только не червяк…» — Крутилось у меня в голове, пока я поднимался вверх вместе с холмом.

Как только подъем закончился, я уже стоял не на земле, а на чем-то металлическом и высоко. До земли было примерно метров двадцать, то есть если падать, то больно. Более того, мне казалось, что поднявшееся нечто и было боссом, так как я не мог представить чем это нечто могло бы быть еще. Да и огромные пушки направленные на расщелину предавали моему предположению некоторый смысл.

— Пора потихоньку сваливать… — Решил я для себя и пошел к задней части головы робота.

Потихоньку бредя по его голове, я дошел до края и заметил, что эскалатор, который раньше не работал, теперь был включен и вез прямо вниз. Обрадовавшись такой фортуне, я уже собирался спуститься, но вспомнил, что босса нужно дамажить.

Пройдя к центру его головы, я посмотрел вверх и увидел длинную красную полоску над которой было написано: «”МРК-002БГ-57” 96%». Многозначно «Угукнув», я подошел к переднему краю головы, лег на него и свесил голову вниз, чтобы посмотреть на морду робота или лицо. Увидел я много сенсоров и под ними какие-то отверстия, предназначения которых были для меня смутными.

Пока я свисал вниз головой и разглядывал робота, он сам меня заметил и смотрел на меня в ответ, также анализируя что я такое. Пока он это делал, я уже закончил и посмотрел ему в сенсор, после чего улыбнулся и помахал одной рукой.

Как мне показалось, после этого жеста, внутри «железяки» что-то пискнуло, но он продолжал стоять неподвижно. Удостоверившись, что я ему в данный момент не интересен, я поднялся обратно, снимая с себя четыре взрывные гранаты.

С гранатами в руках я простоял несколько минут, успел застать выстрелы робота по стенам щели несколько раз, но не мог придумать, как прифигачить их друг к другу.

— И почему я не поискал скотч перед тем, как сюда идти? – Сказал я, в шутку ударив себя по голове.

Я постоял еще несколько минут, устроив мозговой штурм, посмотрев на взрывы ракет и несколько очередей пулемета. И вдруг, что-то в моей голове хрустнуло и я, размявшись приговаривал сам себе:

— Нет-нет-нет-нет-нет… — Так, не переставая говорить, я подошел к краю.

— Нет-нет-нет-нет-нет… — Продолжал я, кое-как взяв все гранаты в одну руку.

— Нет-нет-нет-нет-нет… — Все еще не остановился, сдергивая чеки с гранат.

— Ёло! – Выкрикнул я, неожиданно для себя, кинул гранаты, которые все попали в дыры и поднявшись, побежал к эскалатору.

— «Прям волшебное слово или мне так свезло попасть в дыры?» — Пробежала у меня мысль, пока я бежал.

Шаг, еще шаг и еще, а потом громкий такой: «КАБУМ!». Весь робот затрясся, начал наклонятся боком к земле. Прыг, и я уже в эскалаторе, медленно спускаюсь вниз, держась за поручень.

— Держаться за поручень и не спускаться по ступенькам важно. Это техника безопасности. – Сказал я сам себе ни с того ни с сего.

Робот уже почти заваливался на бок, пока я доезжал на своем эскалаторе до низу. Угол, под котором он сейчас был, равнялся, примерно 45 градусов, то есть очень не удобно.

Повисши на поручни эскалатора, я уже доезжал и вновь повторил:

— Поручни это важно! – Даже не задумываясь над причиной сказанного продолжал я бесполезные нравоучения.

Наконец, поставив ногу на землю, я отпустил поручень и отряхнулся от пыли, которую поднял падающий кусок металла. Так же, я пару раз чихнул, так как пылюка была достаточно плотной, а мой нос не любил вдыхать песок.

Приведя себя в порядок и протерев глаза, я сориентировался на местности и прошел к щели. Когда я уже подошел к ней, я прислонился к стенке и нагнулся дабы отдышаться. И пока я стоял, ко мне подошли двое союзников: Снайпер и Пулеметчик, имена которых были сразу же забыты мной.

— Что дальше будем делать? Он скоро очухается и поднимется. – Задал мне вопрос Снайпер.

— … — Продолжал отдыхать я.

— Нам нужно куда-то двигаться. – Теперь начал Пулеметчик.

— … — Тяжело дыша, я поднял палец в знак: «Погодите, я сейчас все скажу».

— Наверное, нужно как-нибудь открыть ворота. – Продолжал Снайпер.

-… — Все еще держа палец к верху, не мог отдышаться я.

— Убьем его и все. – Задалбывал меня снова Пулеметчик.

В итоге, заваленный вопросами, я все-таки немного отдышался после подъема по кратеру, созданному роботом. Но отвечать я им не стал, а просто пошел к автоматической дорожке, не оставляя союзникам ни какого выбора, кроме как следовать за мной.

Добравшись же до дорожки, я оперся на перила рукой и в расслабленном состоянии начал им отвечать.

— Сейчас мы доедем до бункера и посмотрим что там и наверняка там есть хоть что-то для открытия ворот. А вот убивать робота не стоит… — Не успел я договорить, как Пулеметчик меня перебил.

— Почему это? – Сказал он своим басистым, словно тупым голосом в то время, как Снайпер просто слушал.

— «Почему все пулеметчики должны быть тупыми?» — Задался я вопросом, но на деле ответил:

— В теории, он может изменить тактику боя, если его повреждения будут достаточными. – По простому объяснил я им.

С задумчивыми лицами, они продолжали стоять молча, кажется, анализируя то, что я им сказал. На выражение их лиц можно было долго смотреть, на то как они искривляются и распрямляются, когда мысль заходила в тупик или наоборот, все объясняла.

Все же, на это было скучно смотреть и я обратил свой взгляд на лежащего робота, который уже подозрительно шевелился, лежа на боку, со своими «80%» здоровья. Я наблюдал за его потугами пару минут, и как только мы доехали до угла зоны и встали на другую дорожку, вдруг у робота заработали какие-то двигатели и он подлетал вверх, постепенно выпрямляясь.

— «А вот это не хорошо…» — Подумал я, с подозрением смотря за его подъемом.

Это «само поднятие» выглядело колоритно: огонь, пыль, грохот. Но его испортила одна оплошность, которая заставила задуматься в исправности робота.

Все еще постепенно поднимаясь, робот неожиданно включил двигатели на полную и впечатался в землю другим боком. Звук был таким смачным, что казалось, что он уже не встанет, но к сожалению, двигатели вновь заработали и робот резко подлетел вверх и начал снова падать в нашу сторону.

Я достал автомат и наблюдал за тем, как он приземляется. Приземление это, больше походило на падение какого-то самолета: громкий удар, скрежет, огонь от двигателей повсюду.

Таким приемом, робот упал в двухстах метрах от нас и уже пугал, так как теперь он, по видимому не собирался падать. Он снова постепенно поднимался, но аккуратней и стало сразу понятно, что он освоился со своим управлением.

Мне нужно было как-то его задержать, так как мы проехали только половину пути, а бегать я не любил. К моему счастью, прямо рядом с роботом была куча красных бочек, которую я, прицелившись, расстрелял.

За автоматной очередью последовал громкий взрыв, много огня и убывающее здоровье босса. После последнего, замеченного мной, я дал себе мысленный пинок, так как его здоровье опустилось до отметки «75%», что значило возможное изменение тактики.

— «И зачем я об этом подумал?... Накаркал» — Пронеслось у меня в голове, как только я заметил что, на предполагаемом лице босса, загорелась красная лампочка. Этот огонек, с трудом виднеющийся в облаках дыма сиял словно лазерная указка и сопровождался громким гулом который все нарастал и нарастал.

Вскоре, весь дым вокруг робота начал завихрятся, ухватывая за собой пыль и мелкие осколки бочек. От этого было неприятное ощущение. Казалось, что сейчас будет что-то очень нехорошее. Тем более, вид увеличивающегося торнадо, вселял неуверенность в своей абсолютной силе.

Как и ожидалось, этот смерч полетел в нашу сторону. Мы были уже у конца дорожки, так что мне думалось, что где-то там должно было быть укрытие. По крайней мере, отсюда я мог видеть две большие статуи, огромные двери и противотанковые ежи с колючей проволокой и мешками с песком.

Вот мы уже всей кучей бежим к песочным заграждениям, но смертельные завихрения в десятках метров, уже втыкают редкие осколки бочек в землю. В голове полный вакуум, а бежать еще секунд пятнадцать. Резко в голове появляется образ металлического ежа, после которого мой взгляд сам по себе перешел на один из противотанковых. За неимением времени я механически прыгнул за металлическое заграждение и сжался в клубок, чтобы ненароком не пробило ногу или руку.

Приготовившись к ветру, я зажмурился, в последний момент увидев пробежавших мимо компаньонов. Буквально за секунду до порыва ветра, снайпер запрыгнул за мешки с песком. Пулеметчик же попал в вихрь, но тоже прыгнул за мешки немного позже снайпера. Так начались секунды ада, песка, гула и лязга металла.

Наконец-то ветер затих, песок усел и прозвучал громкий грохот, сотрясший землю не хуже землетрясения. Это был босс, врезавшийся в стену и крутящий ногами, пока его голова была в стене.

— «Похоже, он закрутился и пошел на нас, попутно подняв ветер… Мда…» — Задумался я, приоткрыв глаза.

Наблюдая за этим пару секунд, мой взгляд перешел немного левее, где торчало много осколков бочек, измазанных чем-то бурым и растекающимся вокруг меня. С первого взгляда, даже показалось, что я сейчас умру, от такой кровопотери, но я судорожно проверил свою кожу на повреждения и ничего не нашел. Успокоившись, я взял жидкость пальцем и попробовал ее на вкус.

— АААААААААААААА!! ЩА СГОРЮ! КАК ЖГЕТСЯ! КАК ЖГДЕТСЯ! – Закричал я, вскочив из лужи, во всю глотку, и начал бегать по кругу.

Я бы так долго бегал, если бы не споткнулся об один из осколков и не упал в песок лицом. Уже лежа в песке, я немного пришел в себя, встал и с высунутым языком вертелся в стороны, в поисках воды.

Мне очень повезло, так как оная была найдена после поворота влево, где стоял кулер с водой. Просто, по среди зоны для боссфайта стоял столик с кулером и пластиковыми стаканами. Один из стаканов сразу был мной взят и я выдавил целый стакан холодной воды в него, после чего жадно присосался к живительной влаге.

Пока я пил, в мою голову лезли гениальные идеи:

— «Может взять с собой противотанковый ёж?... Построить сруб в Вечнодиком Лесу? Хмм… Трудновато будет наверное… А откуда здесь кулер?» — Мысленно задав себе последний вопрос, я остановился пить и с прищуром на него посмотрел.

— Хмм… — Опустив руку со стаканом, я смотрел на него с большим подозрением. Даже мог поклясться, что по его поверхности пошла капля пота, либо это был конденсат.

— Пофиг. – Сказал я, и пошел с недопитым стаканом к компаньонам.

Смотря на все еще застрявшего босса с «65%» здоровья, я со скучающим видом зашел за мешки с песком. Компаньоны, лежавшие там посмотрели на меня с удивлением и пулеметчик почти крикнул, стряхивая с себя пыль:

— Винчетти! Какого черта, ты такой спокойный?! – На его возмущения, я только зевнул.

— Я просто пил водичку. Что не так? – Со спокойным видом ответил я, отпил немного из стакана, после чего вновь опустил руку.

— Какую еще водичку!? – Осматривая меня с ног до головы, продолжил он возмущаться.

Я посмотрел на него как на тупого, после чего поднял руку со стаканом. Только я хотел отпить еще воды, как обнаружил, что ни воды, ни стакана уже не было.

— Охтыжё! Где вода?! – После маленького потрясения, мои брови недоуменно нахмурились, пока я смотрел на свою пустую руку.

— … — Пулеметчик спокойно сидел и наблюдал за мной с недоумением, как будто я был сумасшедшим.

Я посмотрел на землю, на которой был песок, гравий, куски бочек, пыль и немного грязи, но не обнаружил стаканчик. Взглянув же в сторону кулера, я не обнаружил ни стола, ни кулера, ни стаканчиков. После этого, я простоял несколько секунд притоптывая ногой, мое лицо резко приняло испуганное выражение и я крикнул:

— Долбанная черная магия! – Закончив свое восклицание я сделался злым и, шаркая ногами, поднимал пыль вокруг себя.

— Кажется тебя контузило… — Про себя проговорил компаньон, но так громко, что я смог разобрать его слова.

— Нет! Со мной все в порядке! Ничего не было! – Успокоил я его, и сел на мешки с песком.

— «Магия-шмагия… Брр…» — Подумал я уже про себя, вспоминая время, когда магией для меня было то, что вселяет злость.

Пока я сидел злой на мешках, а глупый босс выкорчевал себя из стены, Пулеметчик подошел к Снайперу, который по прежнему лежал без сознания. Искоса наблюдая за тем, как он его переворачивает и осматривает, я наблюдал за небом, на котором летали маленькие самолетики, перестреливающееся друг с другом.

Если точнее, то на небе было восемь самолетов, три из которых были серенькими, а остальные были бурыми. Они лавировали, лавировали, да не вылавировали. Сначала, один серенький загорелся и взорвался, не оставив от себя ничего, кроме облачка дыма, потом другой, будучи поврежденным и падая врезался во вражеский самолет. Взрыв был побольше примерно в два раза, да и еще пару раз взорвалось из-за снарядов на самолетах.

Так и остался один на четырех, серенький самолет. Он в отличии от своих «собратьев» летал более профессионально: в него летело две ракеты, но он каким-то образом сделал мертвую петлю и ракеты его не задели. Однако, четверо на одного это не шутки. Его могли сбить в любой момент, если бы коричневые постарались.

Вот двое зашли ему в спину и строчат из пулеметов, он же в свою очередь делает бочки и уходит вправо от них. В то же время, с того «края карты», куда он поворачивал, летел еще один враг, прямо на встречу. Что могло произойти? Либо один, либо другой бы сбил своего врага. Конечно числовое преимущество у коричневых, но серый маневренней, а это тоже плюс.

В итоге, когда самолеты разделяло пару километров, серый выпустил ракету и завалился больше вправо. Ракета, хоть и была пущена, но она ушла слишком вправо и не представляла угрозы врагу. Вот она пролетает от него метрах в тридцати и БАХ! Она сама взорвалась! Она даже не взорвалась, но, на подобии ЭМИ гранаты, отключила системы самолета. Либо у серого был детонатор в кабине, либо сама ракета не простая.

Наблюдать за этим воздушным побоищем было верхом наслаждения и я бы это наблюдал с начала и до конца, но маленькая деталь меня отвлекла. Хоть она была и не настолько важной, но придавала остринку в окружающую обстановку. Смотря на это, у меня в голове возникла одна мысль:

— «А не в эту ли сторону самолет падает?...» — Я прищурился, и действительно, он падал прямо на наше поле боя!

Вот он в километре, в пятистах метрах от земли, БА-БАХ! Он влепился в босса.

— «Какое счастье на голову упало… О боже! Я же пошутил! Какая шутка… Охх… Фуф…» — Придумал я несмешную шутку, посмеялся над ней и смотрел на босса.

Этот дуболом был все еще в стене, только теперь он весь горел и обломки самолета застряли в его ногах. Уже не казалось, что он был тем самым мобом, которого нужно было уничтожить. Единственные факты указывающие на то, что он босс, это: его колоссальный размер и полоска жизней, спустившаяся до «52%».

— «Там гляди и сам подохнет…» — Сделал я вывод из сложившейся ситуации.

Переведя взгляд на компаньонов, я обнаружил, что снайпер продолжал лежать подозрительно тихо, а пулеметчик его судорожно проверял, нащупывая пульс, слушая дыхание и т.д. Почему, для того, чтобы пробудить человека требовалось так много проверок, я не понимал и даже не пытался забивать этим голову.

— Он мертв. Пришибло осколком… — Сказал неожиданно Пулеметчик, чуть ли не плача.

— «Кажется он был его другом…» — Понял очевидное я.

— Как же так… — Сидя на коленях с морально убитым видом, бормотал компаньон.

— «Мда… Надо что-то предпринять!» — Решил я, на ходу придумывая что делать, дабы не деморализовать союзника.

— … — Пока он молчал, я подошел к нему сзади и положил руку на плечо, после чего начал свою речь.

— Я не знал его хорошо, но за то небольшое время, которое мы были напарниками, я понял что это был храбрый и мудрый человек. Он не раз вытаскивал своих людей из передряги и был готов помочь в любой ситуации… Да упокоится же душа его… — Сымпровизировал я на ходу, пустив слезинку.

— Спасибо… — Услышал я голос Снайпера толи у себя в голове, толи нет.

— … — Пулеметчик плакал как дитя, после моей речи, а я терпеливо ждал, пока он закончит.

— «Кажется духи опять со мной говорят… АААааа! Почему они это делают?» — Задумался я, над странной паранормальной активностью вокруг моей персоны в частности.

— … — Я продолжал молчать и размышлять, стараясь не мешать компаньону успокоиться.

Вскоре, его плачь остановился. Я похлопал его по спине и принялся хоронить умершего. Сначала я снял его оружие и патроны, оставив остальные вещи при нем, после этого, мы с пулеметчиком начали засыпать его мешками с песком. Когда он был полностью зарыт, компаньон вновь уселся перед местом смерти и захоронения своего друга.

Понимая его чувства, я отошел, накинув на себя снайперскую винтовку и конвертировав патроны. Это дело заняло несколько секунд, поэтому нужно было заняться чем-то еще. Я отошел от бугра мешков, к металлическим ежам, чтобы разобраться в магическом кулере и соусе чили, до сих пор разлитом вокруг моего укрытия.

Как только я посмотрел на это самое укрытие, сразу же заметил то, чего до этого не замечал, а именно: красные бочки. Я подошел к ним поближе, дабы разобраться в их наполнителе и увидел надпись: «Магматический супер-ультра острый галактический соус ядерного чили».

— «Супер-ультра… Соус чили?... Чо-о-о-о-о? Это еще что за рекламный ход?» — Конкретно прифигел я от названия.

Все еще в трансе, мой мозг решил убраться подальше от ломающего его предмета и направил меня в сторону огромных ворот. Эти двери были высочайшими, как тридцатиэтажный дом. Его ширина была такой, что была сравнима с длинной нескольких китов. Материал же, из которого они были сделаны, был простым: какое-то дерево, предположительно дуб или сосна, обработанные лаком и укрепленные огромными титановыми пластинами.

— «И почему, практически все двери, встречающиеся мне с этими пластинами?» — Пронеслось у меня в голове, после чего меня отвлек мигающий свет.

Это было пульсирующее желтое свечение, которое исходило от огромной статуи, стоящей справа от дверей. Такая же стояла и слева, но она не мигала мне светом, поэтому была не интересна. Так вот, свет исходил даже не от самой статуи, а из центра ее пьедестала. Подойдя к нему поближе, я обнаружил треугольное отверстие, заглянув в которое, меня ослепил свет из сотен светодиодов разных микросхем и разных экранов. Конечно же я сразу же от него отстранился и проморгавшись увидел перед лицом надпись: «Текущая задача: 1. Убить босса; 2. Найти желтый ключ».

— «Теперь полный набор… Надо ключики искать… ААААА!!1 Квесты!» — С этими мыслями я пошел к другой колонне, которая светилась синим.

В отличие от предыдущей, у этого изваяния было квадратное отверстие, которое также меня ослепило, что заставило меня повозмущаться вслух. Как и ожидалось, после этого появилась еще одна задача: «3. Найти синий ключ».

С подавленным видом, я подошел к Пулеметчику, который продолжал безмолвно сидеть. Но, только я захотел посмотреть опять на «самолетики», как увидел уже падающий коричневый самолет. Как и ожидалось, он врезался в босса, полоска жизней которого убыла до пугающей цифры: «47%». Теперь могло произойти что угодно: от ядерной ракеты, то массированной ковровой бомбардировки.

Так же, к огромному моему сожалению, очередной самолет, врезавшийся в босса, сломал достаточно большой кусок стены, который отвалился и открыл дорогу роботу. Эта глупая закономерность привела меня в удивление и заставила снова раздумывать о том, что делать. Пока же я это делал, босс уже разворачивался в нашу сторону, сверкая красным диодом во вновь поднявшемся клубе дыма и огня.

Я судорожно обернулся, окинув взглядом всю площадь, данную мне на убийство босса. В данный момент это была квадратная арена с расщелиной посередине левой от ворот стены. Сами ворота были напротив двери, из которой я сюда зашел. Также я заметил у правой стены бетонную постройку с бойницами и приличным оцеплением.

— «Вот туда то нам и нужно… Даже дорожка прямо вовнутрь ведет» — Выдал я очевидное решение, после чего вновь взглянул на робота, который уже собирался сделать что-то подлое.

Эта махина снова раскручивалась, но пыль, почему-то не поднималась, как в прошлый раз. Это насторожило, но не означало то, что мы в безопасности. Также можно было увидеть, что некоторые защитные пластину слетели с его обшивки, оголяя его основной каркас. Некоторые провода, до этого находившиеся в нем немного свисали, а некоторые перебило, из-за чего они каратили, искрясь и опасно извиваясь.

— Пора уходить. – Сказал я пулеметчику, продолжая следить за боссом.

— Хорошо. – Ответил он мне, после чего встал, поднял свое оружие.

Без лишних слов, мы двинулись вперед к дорожке, которая продолжала расстилаться вдоль стены. Не смотря на то, что я уже на ней «убегал» от бешенного робота, мне до сих пор впечатляла эта задумка. Никогда прежде я не видел, чтобы в боссфайтах были «такие» виды быстрого передвижения. Обычно это были разнообразные катапульты и трамплины, то есть тебя пуляло далеко и быстро.

Уже подходя к заветной дорожке, мои уши пронзил настолько громкий звук, что я невольно остановился, чтобы закрыться от этого писка. Естественно источником сего звука был недовольный босс, на корпусе которого появились красные мигающие лампочки. Уже через секунду этот звук исчез, но босс пришел в движение, да еще какое!

Это неуклюжее порождение терминатора и радиоуправляемой машинки побежало на нас. Этот бег был бы не таким страшным, если бы не был десять метров в секунду. Такая цифра была на три метра в секунду больше чем мы шли, а это волновало.

Удивившись этому явлению, нам с пулеметчиком пришлось бежать к «тропинке», но из-за достаточно тяжелого обмундирования этот процесс шел не так быстро. К примеру, когда мы добежали до начала дорожки, робот уже успел дойти до ворот и он бы уже догнал нас, если бы не споткнулся об ежи, лежащие там.

По сути, он даже не споткнулся. Противотанковые ежи просто примагнитились к его шарнирам, которые застревали, без возможности свободно двигаться. Но это было не так эффективно, ведь робот был в неком «турбо» режиме, из-за чего быстро нагревался, расплавляя ежи на шарнирах. К счастью, эта небольшая деталь очень нам помогла с временем, которого теперь было не так много.

Запрыгнув на конвейер, мы поехали, но скорость была слишком маленькой для бегства. В поисках решения, я судорожно начал обдумывать варианты, но их было так много и все они были настолько тупые, что это заняло немногим больше, чем ожидалось. Все же, в итоге меня поразила гениальная идея.

— «Робот был медленным… Конвейер медленный… Робот в гипере… Гипер дорожка! Точно!» — С этой мыслью я побежал к началу конвейера.

— Ты куда!? – Закричал мне вслед компаньон, немного напуганный всей ситуацией.

— Сейчас вернусь! Не иди за мной! – Крикнул я ему, уже подбежав к началу дорожки.

— Да и не хотелось… — Проговорил уже тихо Пулеметчик, смотря на огромного раскаленного робота в пятистах метрах позади меня.

Добравшись до начала, я быстро осмотрел дорожку и нашел крышку на бортике. Когда я ее открыл, моему взору показался один переключатель и кнопочка. Это был простой красненький вертушек с тремя положениями: «Вперед – Выкл. – Назад» и небольшая зеленая кнопка, над которой был стикер с надписью: «Ускорение». Я хотел нажать на эту кнопку, но в последний момент заметил дополнительное описание: «Режим «Ускорение» находится на этапе разработки, возможны неполадки или нарушения в работе системы. Убедительная просьба использовать данную функцию только при экстренной ситуации. Использование «Ускорение» может привести к быстрому изнашиванию элементов дорожки».

Прочтя все это я задумался на секунду, но когда почувствовал сильный удар возле себя, понял, что была экстренная ситуация и нажал на кнопку. Произошло нечто поразительное: дорожка заскрипела, словно шина при резком разгоне и я только видел тушку пулеметчика летящего в стену угла карты. Я уже попрощался с ним, как стена выдвинулась и из нее вышла какая-то мягкая стенка перекинувшая солдата на следующую дорожку. В следующий момент он уже влетал во внутрь бункера.

— «Ёмаё… Как-то страшновато, но лучше это чем робот» — Пронеслась в моей голове мысль, пока я стоял у подножья тропинки, свистящей как поезд в метрополитене.

Сзади многотонный босс, спереди дорога в ад. Выбор был сложным, но кризис был преодолен, как только дорожка начала издавать подозрительные звуки, как будто она уже рвалась. Так же, робот уже поднял ногу, дабы на меня наступить.

Так все выглядело для меня: «Страх. Прыжок. Звук удара. Звук чего-то оборванного. Я лечу по дорожке, Картинка переменяется слишком быстро. Чувство тошноты. Свободный полет. Удар о что-то мягкое. Опять звук чего-то оборванного…». В этот момент я понимаю, что дерьмо случится. Открываю глаза и вижу, что в метре позади уже нет дорожки. Я судорожно хватаюсь за жесткую поверхность, постепенно соскальзывая. Вот уже и краешек, но он немного расплавился, из-за чего схватиться было легче. Воя я уже волочусь на конце материи конвейера. Подо мной куча шестерней и колесиков и ударяясь о колесики, моя кожа обжигается, принося боль и запах жаренного.

Ад закончился ударом о что-то мягкое, после чего я упал на пол. Открыв глаза, я обнаружил перед собой удивительный красный мир, но он был красный не из-за своего происхождения, а из-за крови, попавшей мне на глаза. Только я подумал, что скоро умру от кровопотери, как кровь ушла. Я ощупал себя, но повреждений не было: ни крови, ни ожогов.

— Вот это экстрим… При мне такой фигни не было… — Говорил я сам с собой поднимаясь и шатаясь из стороны в сторону.

— «Однако, как понимать регенерацию?!» — Только промелькнуло в моей голове, как перед глазами появился текст: «Прячьтесь за укрытия, если по вам попали».

— «Ааа… «Кал Оф Дюти»! Я знал, что это где-то промелькнет!» — Возмущался я такому «реализму».

— Винчетти, ты как? – Услышал я знакомый голос, уже приходя в норму и различая верх с низом.

— Хоть щас в магазин по гарантии сдавать!... Ха-ха-ха!... Не, ну ты понял? – Прорвало меня на шутку.

— … — Посмотрел на меня, как на идиота, промолчав компаньон.

— Кажется нет… Ла-адно. Где фигурки? – Решил сменить я тему, на что пулеметчик смутился.

— Ты про что? – Не понял он моего вопроса, на что я еще раз решил пошутить.

— Ну, ты знаешь… Кубик, пирамидка, конус там или шарик. – Остроумно скаламбурил я, широко улыбаясь.

— В смысле? – Опять не понял меня собеседник, из-за чего я расстроился.

— Ох… Чтобы открыть ворота, надо желтую пирамидку и синий кубик. Что тут непонятного?! – Уже возмущался я, в то время как Пулеметчик обрабатывал услышанное в голове.

— Может здесь есть какое-нибудь оружие против робота? – Неожиданно выкинул он «говноидею».

— Ты видел как робот все крушит и плавит? Не-вый-дет… Я же правильно по слогам разделил?... — Уже случайно пробило меня пошутить, после чего я закончил разговор и принялся искать нужное.

С первого взгляда в бункере было не так много всего: два входа, куча коробок, несколько красных бочек, ковер посередине комнаты, широкая бойница с бронебойным стеклом, куча разнообразных консолей под бойницей и лампочки. Такое удручающее зрелище еще больше расстроило меня. Малое количество высокотехнологичных приспособлений и куча пыли больше походило на старый бункер, какой-нибудь Второй Мировой войны, который был заброшен в то время и забыт до сих пор.

И, пока пулеметчик искал супероружие, я мог спокойно искать ключи.

— «Где же может быть ключ?... Может в тех ящиках?» — Полез я в ящики, даже попробовал открыть некоторые.

Принципиально в коробках был сухпаек, вода, аптечки и старые газеты. Я взял всего по одному и начал изучать содержимое. Сначала открыл сухпаек, который был в форме вафли. Надкусив же его, я полностью убедился, что это были вафли, ведь и на вкус и по консистенции это были они. Единственный минус «вафлей» было обезвоживание, но я открыл бутылку воды и начал пить.

По вкусу эта жидкость была водой, но по вязкости походила на сироп, что удивляло, но не мешало пить. Выпив всю бутылку, мне стало хорошо, да так, что даже страшно было. Этот страх был оправданным, так как живот закрутило как юлу. Боль была нестерпимой, но под рукой была верная аптечка.

Я раскрыл небольшую сумочку и начал рыться в разнообразных лекарствах. Сначала были разнообразные морфины, бинты и аспирин, но потом пошли какие-то пузырьки с приклеенными к ним бумажками.

Доставая их, я читал: «При переломе ноги», «При пробитие легкого», «Оторвало конечность», «Если от вас плохо пахнет», «При отравлении водой из бункера».

Остановившись на последнем, я залпом все выпил, и боль сразу прошла, оставив тепло в животе. Облегченно вздохнув, я взял газетку и начал ее читать, разглядывать картинки, анекдоты, погоду, гороскоп и другие «интересные» колонки. Мой взгляд резко остановился на дате печати, которая была следующая: «25.12.15». Сначала просто удивился, но потом посмотрел на курс доллара и евро. На том момента я выкинул газету в сторону ящиков и постарался все забыть.

После этого осмотра, я вновь начал размышлять.

— «Нет, нету… Хмм… Может под панелями?» — Я подошел к ряду консолей с разнообразными экранами, кнопочками и показателями.

Не имея представления об этих приборах, я не стал жмакать на кнопки, а просто присел и начал поочередно открывать дверцы консолей. Открыв первую, ничего кроме проводов обнаружить, не получилось. Следующая была только с большим числом проводов. Так, провода росли в геометрической прогрессии, и это настораживало.

Уже была предпоследняя консоль и оптимизма она не приносила. Открыв ее, я аккуратно убрал охапку проводов, чтобы посмотреть все внутренности. Это был бы не я, если бы я не задел одинокий провод, который порвался, заискрившись. Как только это случилось, я застыл и с раскрытыми глазами беспорядочно водил взглядом, после чего сказал:

— Ой. – Как по команде, раздались взрывы, все затряслось, через несколько секунд начался какой-то писк на консоли, которую я сломал и тряска прекратилась, а после и звук.

Пулеметчик все это время рылся в коробках и, как только все началось, его закинуло за них.

Так же с широко раскрытыми глазами, я поднялся, чтобы посмотреть на содеянное чудо. Точно также Пулеметчик высунул голову из-за коробок, удивленно смотря на меня.

Выглядывая через бойницу наружу, я узрел ничего, кроме стоящего в паре километрах робота и пустынной арены. Нахмурившись, я уже посмотрел на панель, которая пищала. Вчитываясь в «инглизкие» буквы на ней, я понял, что это было местное «ПВО» и то, что оно сбило что-то. Я уже догадывался, что она сбила, как прозвучал взрыв вокруг босса.

Очередной коричневый самолет врезался в робота, снизив его здоровье до «37%». Такая закономерность была хорошей с одной стороны, но была ужасной в перспективе, так как босс должен сменить тактику при «25%».

Неожиданно прозвучал еще один взрыв где-то вдали. Взглянув в его сторону, я заметил серый самолет, разбившийся около двери, через которую я зашел. Этот объект меня заинтересовал, поэтому я запомнил место его крушения и продолжил заниматься делом.

Обрадовавшись «успехом» пред последней консоли, я залез под последнюю и, убедившись, что она пуста, начал рвать все провода, в надежде на что-то интересное. Снова зазвучали серены, замигали красные огни, тряска, звук сильного взрыва. После взрыва я понял, что что-то пошло не так и, поднявшись я увидел в бойницу удивительную картину: Огромный ядерный гриб, вдали, от которого улетало много точек, падая вниз.

— Хмм… — Задумался я, оценивая картину и упираясь подбородком на руку.

— Точно! Это же вертолеты!... У-у-у… — Неожиданно понял я, что это были за точки, но потом весь сморщился и подавленно «зауукал».

— «Еще один эпизод из «Кал Оф Дюти»… Теперь с ядерным взрывом…» — Думал я в тот момент, негодуя из-за бесконечных отсылок в моих бредовых снах, которые уже не казались мне снами.

Когда негодование успокоилось, я похлопал себя по щекам, отошел от бойницы ко второй входной двери и продолжил свое размышление.

— «ХММ!! ГДЕ ЖЕ ОН?... Надо быстрее его найти, пока я не взорвал здесь все» — С новыми силами ударило в меня любопытством и ненавистью к этому месту, к этому боссу, вообще ко всему в этот момент.

— Я что-то нашел! – Подал голос Пулеметчик, который все это время, как затаился.

— Что же это? – Спросил я заинтересованно, продолжая смотреть в одну точку.

— Какая-то странная штука. Светится желтым. – Описал он мне, чем вызвал бурю эмоций.

— Что-о-о-о?!... Ты, где ее нашел? – В мгновение ока подбежал я к нему, подхватывая металлическую фигуру.

— Под ковриком была дверца, а там ящик с этой штукой… — Я повернулся в сторону ковра и под ним обнаружился небольшой погребок, как раз для такой вещицы.

— Охх… *Лицоладонь*… Как я не догадался? – Поставив на землю «ключ» я ударил себя по лицу, после чего решил получше осмотреть предмет.

Это была такая фигура, название которой я не мог найти у себя в памяти. Её строение было простым, относительно трехмерной координатной системы: глубокий равнобедренный треугольник. Такая вот фигура была сделана из металла, а точнее из непонятных микросхем, вид которых так и говорил: «Только попробуй меня уронить! Сразу сломаюсь!». Разобраться во всех этих схемах я не мог, также, как и понять, откуда шел желтый свет, ведь никаких отверстий не было. Еще одной немало важной чертой было то, что у основания этого треугольника было крепление по типу карабина, которое я сразу же испытал, прицепив себе на спину этот «ключик».

Немного подвигавшись, я почувствовал, что нагрузка почти не ощущалась, да и двигаться было не сложно. Только Пулеметчик смотрел на меня с удивлением, так как фигура была не из маленьких, из-за чего выглядела неуклюже у меня за спиной.

— «Чтож, не дурно. Теперь надо идти искать следующий ключ» — Справедливо рассудил я.

— Так… Теперь надо найти синий кубик… Пошли! – Я уже собрался идти, но Пулеметчик меня перебил.

— Подожди… Ты сказал куб? – Он стоял с видом, что он точно знал, где была нужная нам вещь.

— Ну, да. А что такое? – Я обернулся, заинтересовавшись.

— До того, как мы спрятались в щель, наша группа нашла несколько машин… — Начал он офигительную историю, на которую не было времени.

— Давай самую суть! – Торопил я его, не желая слушать то, что и так понятно.

— Так вот, в одной из машин, на заднем сидении был завернут в тряпку куб! – Я с задумчивым видом постоял пару секунд и уточнил.

— Получается, кубик в расщелине? – Задав этот глупый вопрос, я опять задумался.

— Да. – Просто ответил он.

— … Пошли тогда! – Помедлив, сказал я.

Только, довольный пулеметчик хотел мне ответить, как все снова затрясло. С потолка посыпалась штукатурка, а вход, через который мы сюда попали, завалило. Вскоре, потолок на противоположной стороне комнаты начал краснеть и плавиться, также как и стекла, и вообще все. Температура поднималась, а мы уже все поняли и бежали к противоположному выходу.

Выбежав наружу, пулеметчик прыгнул на конвейер и поехал, а я снял оставшиеся гранаты и кинул их в босса, нависающего над остатками бетонного каркаса. Гранаты летели, да не долетели, грохнувшись рядом с ногой босса. Взрыв был красочным, наверное, ведь я его не увидел, так как занимался панелькой ускорения.

В итоге, дорожка была включена, Пулеметчик улетел в ее конец, у робота было уже «30%». Этот самый робот даже и не замечал ни взрыва, ни бункера, сквозь который он проходил, расплавляя его в огромную лужу. Единственное, что ему удалось не расплавить, это красные бочки чуть левее и противотанковые ежи, там же.

Без лишних раздумий, я пострелял в бочки, они взорвались, оставив после себя красную дымку вокруг босса и остатков бункера, из-за которой я ничего не видел. Надежда различить фигуру робота или его здоровье развелась с приближением дыма ко мне. Мне, откровенно говоря, не хотелось попадать в неизвестный дым, и я прыгнул на дорожку.

— ЕКАРНЫЙ БАБАЙ! – Крикнул я, приземлившись на ускоренное полотно дорожки, после чего вошел в неуправляемый полет, прямиком в стену.

Как и у прошлой стены, у этой была система торможения, поэтому я не разбился, а больно ударился о большую подушку. После падения на жесткую землю, я понял, что подушка была лучше, после чего встал и отряхнулся. Однако, это было зря, так как вдалеке снова виднелся красный огонек босса.

— Мда… Пора прятаться… — Спокойно я сказал пулеметчику, повернув голову в его сторону.

Вдалеке уже пошли яркие вспышки, а укрытия здесь не было. Вокруг этого места был только песок и несколько красных бочек в пятидесяти метрах. Местечко как раз для того, чтобы помереть, а потом завуалировать это под поворот сюжета.

Без особых вариантов, я просто упал на землю, закрыв руками голову, в надежде на то, что осколки от стены меня не завалят. Я мог бы просто стоять, исходя из увиденного до этого, робот бы просто не попал по мне, но учитывая его мощь, меня могло убить завалом или чем-то похожим.

Так же как и я, пулеметчик не нашел ничего лучше падения на пузо. Так мы и лежали на земле, вдыхая чуть ли не чистый песок, зато чувствовали себя более защищенными.

Наконец, после нескольких секунд, пули большого калибра долетели, и начался жесткий Вьетнам. Везде взрывы, земля чуть ли полностью не закапывает меня, а лохмотья подушки везде разлетаются и падают как снег на голову. В этот ужасный момент я был рад, что не отошел он смягчающей подушки, а то был бы уже завален камнем с бетоном.

Обстрел этот длился секунд двадцать, после чего затих, чтобы прострелять еще десять секунд. Казалось, что не могло быть хуже, но взорвались злосчастные бочки, распространяя повсюду едкий красный газ, от которого слезились глаза и начиналась изжога. Вдобавок к этому газу, меня захлестнула красная жидкость из тех же бочек. Она залила меня полностью, не давая мне дышать.

Я просто захлебывался в соусе, обжигая себе все: горло, гланды, рот, кожу, глаза и другие места. Хотелось подняться, но пули еще летели, а умереть от пули легче, чем от недостатка кислорода. Однако, я все-таки не вытерпел и вскочил откашливаясь и размахивая руками, так как они горели.

Когда я смог открыть глаза, я увидел, как вся моя кожа горит и, обугливаясь, падает на землю. Кости оголяются, все ткани падают на землю ошметками, сопровождая это дикой болью. Так и должен был придти мой конец: обмазанным в огненном соусе чили.

— КАК ЖГЕТСЯ! АААААА!... – Закрыв глаза руками, я закричал от боли.

Крик длился с минуту, после чего я устал кричать. Боль уже не так сильно на меня действовала, притупив мои нервы своим изобилием. Вдохи давались тяжело, отдавали болью, но с каждым разом я привыкал к ней. От жжения зачесалась шея, которую я в момент начал чесать, продолжая сидеть зажмуренным с закрытыми глазами.

— «Как шея то чешется!... Охх… Хорошо… Почесал… Стоп. А разве кожа не слезла?» — Вдруг понял я, что чувства меня подводят.

Я открыл глаза и поднес к лицу свои руки, которые были в полном порядке, как и пузо, и ноги. Единственное, что было лишним, это красный соус, стекающий на землю и впитывающийся в нее же. Тут я понял, что все вокруг обман и фальсификация, направленная на мой испуг. На самом деле, соус просто жег немного кожу, без каких-либо ожогов.

— Я то думал!... Уф… Чуть в гроб не загнали. – Облегченно выдохнул я, чувствуя запах остроты изо рта.

Получилось, что меня действительно захлестнуло соусом, и я чуть в нем не утонул. Он проник и в легкие, и в желудок, в процессе «сжигая» все внутренности.

Босс в это время уже шел к нам, застревая в очередных ежах, которые уже плавились на его шарнирах. Теперь у него было «20%» здоровья, что значило скорый конец этого ужаса. Оставалось найти последний ключ, замочить босса и сваливать отсюда.

— «Надо уже сваливать, а то банка за нами уже идет» — Пронеслось в голове, после чего я пошел к пулеметчику, который продолжал лежать мордой в пол.

— Проснитесь и пойте мистер Фриман. Проснитесь и пойте… Чо ты не встаешь?! – Сказал я Пулеметчику, который игнорировал мою реплику.

С сильным подозрением, я кое-как перевернул тушу с пулеметом, чтобы обнаружить страшную картину: вся передняя часть компаньона была сожжена, как снаружи, так и изнутри. Складывалось такое впечатление, что она захлебнулся в соусе, который сжег его по настоящему, а не как меня. Эта странность, дала ход многим теориям и сомнениям, ведь причина, по которой не сгорел я, была неизвестна.

Пока что я решил не зацикливаться на этом, стягивая пулемет с мертвого пулеметчика, после чего, взгромоздил его на себя. Я думал о том, чтобы как-нибудь его похоронить, но, ни мешков, ни лопатки, чтобы его закопать не было. Решение пришло само, когда тоненький ручеек соуса начал потихоньку образовывать лужу вокруг Пулеметчика, разъедая его тело и кости. Я стоял молча, и глядя на это, когда осталось только лужа, впитывающаяся в землю, я сказал несколько слов:

— Это был хороший компаньон… У него был друг и чувства. Он помог мне найти ключ и останется в памяти надолго. Наверное… Не смотря ни на что, этот человек сделал многое для своей жизни и пусть у него в другой жизни все будет хорошо. – Закончив речь, я двинулся к упавшему самолету, который лежал, чуть ли не у двери, через которую я вошел.

Теперь дорожек не оставалось, и идти нужно было пешком, что было нелегко с винтовкой, пулеметом, автоматом и металлической фигурой за спиной. Таким ходом я добрался до искомого самолета за минут семь, после чего подошел к нему вплотную и сел на него, чтобы передохнуть.

Своим строением, летательный аппарат был схож с русским самолетом Миг-35: похожая форма, крылья, да и кабина. Можно было сказать, что это Миг, но отличие было в вооружении: вместо обычных ракет были небольшие шары, выстреливающиеся из восьми дул на крыльях самолета, конечно, был пулемет для стрельбы по врагам и глушащая антенна, в виде небольшой тарелки.

Единственный нюанс делал из этой техники бесполезный хлам: самолет был воткнут носом в землю, чуть-чуть накренившись на бок, из-за чего было легко на него взобраться.

Пока я отдыхал, босс стал ближе, уже находясь на расстоянии в пятьсот с чем-то метров, чем расстраивал, так как хотелось очень сильно отдохнуть. Хоть эта банка и была неуклюжей, но двигалась она неплохо, развивая приличную скорость, для такого размера.

Смерть робота была близко, но я не знал, как его лучше убить, ведь гранаты кончились, а пули не пробьют его каркас. Мне нужно было что-то мощное, что разнесло бы врага на куски, дабы он больше не мешал. Так я размышлял, полулежа на подбитом истребителе, который почти не пострадал от падения, сохраняя свою боевую мощь.

— «Хмм… То-о-очно… Самолет же целенький… Относительно других. Может им повоевать?» — Пришел я к очевидному выводу, скинув с себя всю разгрузку, после чего забрался на самолет.

Смотря на зеркальное стекло кабины, я долго не мог понять, как её открыть и ,облазив весь самолет, я нашел рычажок аварийного открытия кабины. Дернув за него, я чуть не улетел вместе с стеклом, которое отстрелило в сторону, открывая вид на панель управления, за которой сидел мертвый пилот. Так как мне нравился этот серый самолет, я посочувствовал герою, после чего попытался его вытащить, но это не получалось.

Исследовав эту аномалии более подробно, я узнал, что это был не пилот, а дроид, который был вмонтирован в самолет. Я знал с него шлем и куртку, после чего напялил их на себя, но почувствовав дискомфорт, выкинул все на землю. Еще внимательней осмотрев робота, я нашел небольшую кнопочку на его затылке, при нажатии на которую из его головы вышел чип. Этот чип был полностью исправен, как мне показалось на первый взгляд, за неимением окислений и обугленности. Мне было интересно, смогу ли я разобраться с этим чипом, поэтому я спустился и положил его в кармашек разгрузки.

Теперь робот был в трехстах метрах от меня, в то же самое время, мне нужно было придумать, как запустить этот самолет. Я смог запустить его систему, но в ней была одна важная неполадка: вся двигательная часть самолета отказала, из-за чего он и грохнулся, в то время, как все остальные были вполне рабочими. Я даже попробовал пострелять: пулеметчик одарил меня кучей земли, так как самолет, по своей сути, был частично под землей, своей передней частью. Ракеты были другим делом: когда одна была пущена, она отрекошетила от земли и полетела куда-то вбок, влетев в здание за картой и разнеся его добрую половину.

— Мда… Положение печальное, но мы и из топора кашу сварим! – Закончил я оптимистично.

— «Только что же делать? Как можно поднять тяжеленный самолет и направить его на босса?... Хмм…» — Ушел я в раздумья, перебирая все свои возможности.

— «Магией я здесь не могу пользоваться… А что я еще умею то?... Ооо…» — Наконец, мои размышления увенчались успехом и я выпустил свои ментальные щупальца, которые, почему-то использовал редко.

— Я уже о них опять забыть успел… Ладно, хотя бы Слендера вспомнил, а то бы сейчас мучился… — Обрадовался я тому, что завел хорошего друга с хорошими умениями.

Так, я немного по управлял щупальцами, извивая их то в одну, то в другую стороны. Ради прикола, я вытянул их вниз, после чего оперся на них и походил вокруг, как доктор осьминог из «Человека паука». Давно забытые ощущения были приятными и впредь, я решил использовать эту свою возможность чаще.

Набегавшись и напрыгавшись, я решил приступить к делу, обхватив весь самолет, и поднял его в воздух, как небольшой пакет с продуктами. Эта неимоверная легкость самолета меня поразила ненадолго, после чего я обхватил системы управления теми же щупальцами и начал наводиться на цель.

Я встал под самолет и направил его прямо на босса, наклонил всю конструкцию чуть выше и зафиксировал, после чего поднялся наверх, таким образом, стоя на самолете, который стоял на щупальцах и начал нести полный бред.

— База, я Грач. Прием. – Говорил я с одним тоном, зажав нос пальцами.

— Грач, я база. Мы вас слышим. – Сменил я тональность, продолжая говорить с зажатым носом.

— Есть наводка на цель. Дайте разрешение на огонь. – Снова сказал я, нажав пару кнопок, наводясь на цель.

— Подтверждаю разрешение на огонь. – Закончив эту фразу, я нажал на все кнопки огня.

Так начался залп из всех стволов. Пулеметная очередь ударила первой, пробивая менее защищенный места брони робота. Затем пошли «ракетные шарики», которые примагничивались к ногам и корпусу босса, после чего взрывались, закрывая взрывом весь обзор. После такой небольшой очереди, я остановился, вновь дурачась.

— Ждем подтверждение о попадании. – Говорил я сам себе, наблюдая за клубами дыма вокруг робота.

— Есть попадание, цель еще движется! – Кричал я, видя то, как босс продолжает топать в мою сторону с «10%» здоровья.

— Повторный огонь, пли! – Снова крикнул я, смотря на уже горящего робота.

— Есть повторный огонь! – С другой тональностью отозвался я, нажимая на кнопки огня.

Все снова погрузилось в звуки выстрелов и взрывов. Ракеты и пули летели, отрывая куски обшивки и обрубая висящие провода. Очередным шариком, боссу оторвало одну из ног, из-за чего он начал падать. Невзирая на это, я продолжал стрелять, пока не кончились все патроны и заряды.

Вскоре дым снова рассеялся, перестав закрывать получившуюся картину. На месте, где был до этого босс, теперь была огромная груда искрящегося металла, который горел в нескольких местах и периодически что-то в нем взрывалось. Теперь у него было «0%» здоровья, а значит, о нем можно было забыть и спокойно заканчивать этот квест.

Я положил самолет обратно на землю, после чего подобрал все вещи в щупальце и на остальных щупальцах пошел в сторону расщелины, пытаясь разогнаться как можно быстрее. Этот бег был необычным для меня, придавая ощущение усталости и счастья. Усталость была, скорее всего из-за того, что я слишком сильно напрягался, а счастье было из-за одновременного чувства полета и бега. Щупальца ощущались иначе рук и ног, служа дополнительными конечностями, а когда у тебя больше органов чувств, меняется и представление мира.

— «А ведь человек изучает мир, опираясь лишь на свои органы чувств… Что если мир на самом деле более глубокий?... Эх. Это уже философия, а до нее у меня времени нет» — Закончил я мысль, уже подобравшись к расщелине и входя внутрь.

Внутри этой небольшой пещеры было достаточно просторно и сыро. Вокруг валялись груды ящиков с непонятным оборудованием, патронами и оружием. Так же, было много мешков с трупами, самих трупов и несколько машин: пара хаммеров без колес и большой грузовик, типа «Урал». Именно в кузове этого грузовика светилось что-то синеватое, поэтому я, в первую очередь залез туда, предварительно сложив свои вещи неподалеку и, убрав ментальные щупальца.

Итак, внутри был только синеватый куб, лежащий на куче тряпок. Строение было сходим с треугольной фигурой: обе фигуры были из микросхем. Мне хотелось получше сравнить эти предметы, поэтому я вытянул одно щупальце, чтобы принести сюда желтый треугольник, но как только он попал в кузов, куб начал притягиваться, но я остановил его другим отростком. Так, сидя с двумя фигурами в кузове, я, то приближал их друг к другу, то отдалял, наблюдая странную реакцию: при приближении, они начинали быстро мигать, вибрировать и греться, без особых на то причин.

— Ну раз так… Придется что-то придумать… — Сказал я себя, после чего завернул куб в тряпки и оставил в кузове.

Желтую фигуру я взял с собой и, прихватив разгрузку, залез в кабину. Вещи я бросил на пассажирское место, после чего услышал стук в кузове, означающий то, что куб притянулся к треугольнику, вися на стенке. Убедившись, что синяя и желтая фигуры не соприкасаются, я начал искать ключи.

В замке зажигания их не было, а значит, они должны были быть где-то. Проверив бардачок, я нашел инструкцию по эксплуатации, которое открыл и прочитал, ради интереса, начало введения:

«Руководство. Введение:

Автомобили «Урал» (6х6) с дизельными двигателями ЯМ3- 236М2иЯм3- 238М2 АО «Автодизель» г.Ярославль, трехместной цельнометаллической кабиной, расположенной за двигателем, предназначены для перевозки грузов, людей и буксирования прицепов по всем видам дорог и местности. Базовыми моделями являются автомобили многоцелевого значения Урал- 4320- 10 и Урал- 4320-31, созданные путем модернизации автомобиля Урал- 4320, где дефисы – 10 и 31(30) показывают модель двигателя (ЯМ3- 236М2иЯм3- 238М2 соответственно), установленного на автомобиле».

Этого описания мне хватило, чтобы понять, что управление будет не из легких. Вдобавок к этому руководству, в бардачке обнаружился пистолет Макарова с заряженным магазином. Взяв пистолет, я еще немного порылся в остальных бумажках в бардачке, но ничего интересного или нужного там больше не оказалось.

— В бардачке нет. Может в козырьке? – Предположил я, открывая козырек, в котором были лишь документы на машину.

— Ага… Тут тоже пусто… Ну, тогда надо под ковриком посмотреть. – Предположил я еще одно очевидное место для ключа.

— Ага! Вот и он. Так и знал. – Обрадовался я находке, после чего вставил ключ.

С ключом в замке зажигания, я уже был готов ехать, но сомнения меня одолевали, так как водить машину я не умел. Не смотря на это, я все-таки аккуратно повернул ключ, мотор задребезжал и завелся, громко тарахтя. Гул в кабине был такой, что не было слышно мыслей, но ехать надо было, и я начал вспоминать свое детство, в котором я уже интересовался принципом вождения.

— Так… Сцепление, первая скорость, газ. – Приговаривал я, после чего тронулся с места.

Тихонько выехав из расщелины, я все еще на первой скорости, медленно объезжал кратер, дабы не упасть в него. Как только он миновал, я разогнался до двадцати километров в час, после чего переключился на вторую, разгоняясь еще больше. Гул был убийственным, жара в салоне убивала, из-за чего я открыл окошко нараспашку. Таким ходом я перешел на третью и спокойно держал скорость в сорок километров в час, приближаясь к воротам.

Просто ехать было скучно, поэтому я решил включить радио. Когда я это сделал, в уши ударила музыка, немного перекрикивающая гул мотора. Музыка была обычной, и не было возможно дать ей определенного названия, а дать простую характеристику: «Шансон».

Оставалось еще метров шестьсот, а я уже чувствовал себя дальнобойщиком, вжился в роль и качал головой в такт музыке. Спокойствие, которое я чувствовал в тот момент, можно было сравнить с тем чувством, когда тебе уже ничего не надо делать, и ты ничего не делаешь. Спокойно подруливая одним ментальным отростком, а другим, нажимая на педаль газа, я заложил руки за голову и лежал расслабившись.

Вдруг заиграла знакомая мелодия, я сделал звук на максимум и начал подпевать:

— Расцветали яблони и груши,

Поплыли туманы над рекой.

Выходила на берег Катюша,

На высокий, берег на крутой… — Но не успел я начать следующий куплет, как вся машина полетела вбок, вместе со мной.

Перекрутившись пару раз, машина снова приземлилась на колеса, оси которой переломались. Я кашляя вышел из кабины, засунув Макаров за резинку от трусов, взял весь свой арсенал щупальцами и обе фигуры, стараясь их держать подальше от друг друга. В поднявшейся пыли я не мог различить ничего, но было понятно, что кто-то на меня напал.

Вдруг передо мной падает бочка, взрываясь и обрызгивая меня соусом, от которого все тело немного жгло, но не так как раньше. Пыль развеялась и, сквозь жгучий соус, я увидел большого страйдера. Мое потрясение нельзя было выразить, ведь этот поворот событий я никак не ожидал. Пока я так офигивал, мой враг воспользовался случаем и пнул меня шипасной ногой.

Один из шипов пробил меня насквозь, а нога откинула на несколько десятков метров. Я, грохнувшись на землю, щурился из-за «Кал Оф Дютийского» варенья на глазах, осматривая строение этого врага. Над ним появилась надпись: ««Босс Страйдер V2»: 100%». Это сбило меня с толку, и я посмотрел на прошлого босса, все еще лежащего мертвым.

Предыдущий босс действительно был мертв, только на его поверхности была огромная дыра, из которой, по моему мнению, и вылез страйдер. Таким образом, получалось, что все это время, я снимал с босса броню, а не убивал его самого. Такой поворот меня расстроил, но я вспомнил, что это игра и у меня было три ствола за спиной.

До этого стоящий страйдер, отпрыгнул от меня на холмик, и начал доставать оттуда бочки, пиная их в меня. На такое я ответил пальбой из всего оружия: двумя отростками я стрелял из винтовки, еще двумя щупальцами стрелял из пулемета, а оставшимся автоматом отстреливал бочки.

Такой бой у нас держался на протяжении нескольких минут, после чего у меня кончились патроны на пулемете и снайперской винтовке. Одновременно с этим, у страйдера кончились бочки, и он пошел на меня на таран. Выкинув пустые оружия, я убегал от него, отстреливаясь автоматом, в надежде еще чуть-чуть снизить его уровень здоровья, который уже был «15%».

Все это время, радио в грузовике продолжало работать, одаряя мой слух разнообразными песнями. Теперь же, на радио играла очень интенсивная песня: «Dragon force – Through the fire and flames». Напряжение битвы теперь чувствовалась как никогда, потому что из оружия остался лишь автомат, а у страйдера одни ноги, могли меня запинать.

Я тупо убегал, стреляя назад и единственным укрытием булл грузовик, к которому я и направлялся. Запрыгнув за него, я часто дышал, пытаясь отойти от постоянной беготни, но безрезультатно. Почувствовав вибрацию земли, я побежал дальше, слыша, как грузовик за моей спиной взрывается, а музыка прекращается.

Такой беготней мне получилось оставить ему «5%» здоровья, после чего патроны на автомате тоже закончились. Теперь из оружия оставались щупальца, да окружение, которое нужно было использовать на полную.

Так я и сделал, когда умудрился заметить неразорвавшуюся бочку. Я резко ее подхватил и кинул во врага, который весь вспыхнул, выстрелив в бочку. Этим он снизил здоровье до решающего «1%», который казался самым сложным, учитывая то, что он теперь палил в меня со своей пушки и главного оружия.

Пробегать от него я смог еще с две минуты, после чего запас сил иссяк и я остановился. Ровно как я, остановился и босс, после чего он наклонился ко мне, смотря своими бездушными сенсорами мне в глаза. Так он начал заряжать свое главное оружие. Она все нагнеталось и нагнеталось, но у моей пятой точки неожиданно начался зуд. Я решил, что если помирать, то с почесанной булкой и переведя туда руку, нашел неожиданно забытый пистолет, который мгновенно был мною вытащен и разряжен в голову босса.

Здоровье босса подошло к «0%», он упал, заряд пушки вылетел прямо у меня между ног, разрывая дальнюю стену на куски. Однако босс не умер, он еще подавал признаки жизни, мигая лампочками. Я нагнулся к нему и вдруг он со мной заговорил.

— Ты победил меня смертный. Чего ты хочешь? Любое твое желание исполнится, стоит тебе пройти через ворота. – Началось сплошное клеше в этом квесте.

— Чего я хочу? Хочу уже вернуться в реальность! Надоело вырубаться и попадать в бред! – Серьезно ответил я.

— Это действительно то, чего ты хочешь? – Спросил он меня басистым голосом.

— А что мне еще нужно? Надоели вы мне все: «Иди сюда, иди туда!... Сделай это, сделай то!»… Просто, давай это закончим и я пойду? – Мне начинало это все уже надоедать, из за чего я все сильнее и сильнее возмущался.

— Да будет так! Ты выйдешь из этого ведения, чтобы попасть обратно! – Чуть ли не крича, говорил он, поднявшись в воздух.

Пока он висел в воздухе, вокруг него появилось пламя, земля затряслась и из под земли вышел красный трон со знаком сатаны над ним. Страйдер опустился на этот трон и возгласил:

— Так идее же смертный! И не позволяй миру обмануть себя! – После этого он направил ногу в сторону ворот.

Как по его велению, оба ключа, которые я оставил на поле, на достаточном расстоянии, полетели в скважины, земля опять затряслась. Из голов статуй, которые были на пьедесталах, вырвались лучи света, желтый и синий, после чего ворота медленно открылись, а за ними был ярчайший белый свет. Я повернулся к страйдеру, в попытке попрощаться по «человечески», он указал на меня, а потом резко на проход и я полетел прямо в него.

После этого, меня окружила такая знакомая тьма, которая окружала меня и раньше, суля пробуждение в настоящем мире. Снова я чувствовал спокойствие и усталость от прошедшего. Тьма приносила избавление от всего тяготящего, обновляя весь организм и все мысли.

Тем временем в окрестностях Понивилля:

Ридиалова гора: Найтмер Мун

После часовой пробежки, аликорн вернулась домой, достаточно уставшая и изнуренная. На площадке, где стояла пальма и остальные «предметы роскоши», она решила остановиться, рассматривая дневные виды. Хоть они и были прежними, но их украшали, снующие повсюду жители деревни, как на земле, так и в воздухе.

Магией, Найтмер отперла дверь и, поглядев на весь открывающийся вид, вошла внутрь, заперев дверь обратно. Она сняла свою спортивную форму, чувствуя, как ее шерстка слипается, после чего кинула их в корзину для грязного белья. Нужно было помыться, но ванной комнаты или какого-нибудь приспособления для мытья здесь еще не было, из-за чего пришлось снова выходить.

Уже снаружи, Найтмер Мун взяла небольшой ком снега с верхушки скалы я растопила, так, как до этого делал Ридиал. К счастью, температура получилась оптимальной, ни жгучая, ни ледяная. Так, быстренько помывшись, она вернулась внутрь и вытерлась. Пробежка дала о себе знать, когда ее живот заурчал. Аликорн, магией, открыла холодильник и взяла оттуда овощей, большую миску, деревянную доску, и нож. На доске, она накрошила овощей, после чего ссыпала их в миску. Когда все было нарезано, она вымыла нож с доской, параллельно достав ложку, перемешав содержимое миски, и наложила себе немного в отдельную тарелку, убрав нож с доской на место.

Перед тем, как начать есть, она поставила кипятиться чайник с остатками воды. И, начиная кушать, она начала размышлять обо всем, что вздумается.

— «Надо будет купить еще овощей… Интересно, а может купить ту лампу?... Надо не забыть, постирать форму… Я же что-то забыла, утром. Что же это было?…» — Вдруг, ее осенило и она, чуть не подавилась из-за этого.

Найтмер Мун вспомнила, что спросонья, случайно дала посылку Ридиала, Твайлайт, по ошибке. Ей нужно было вернуть коробку обратно, ведь Твайлайт могла отправить все по почте, а если бы это произошло, то посылка бы затерялась на несколько дней.

Найтмер оставила недоеденную миску на столе и пошла на выход. Открыв дверь, она уже вышла на улицу, но остановилась, положив недоеденную порцию в холодильник и выключив, свистящий чайник.

Лаборатория под библиотекой: Твайлайт

— Не получается! Как же ее открыть! – Кричала Твайлайт, будучи вся растрепанная и в испачканном в чем-то, научном халате.

— Ни одно мое заклинание не сработало! – Лежа на столе с записями, закрылась она копытами.

— «Может просто перерезать ножом веревку?...» – Возникла у нее мысль, как только она, заинтересованно, взглянула на все еще целую коробку и нож на краю стола.

— Нет! Это не моя коробка, я не должна ее портить! – Одернула она голову и начала сама себе возражать.

— «Но ты же, уже испробовала на ней заклинания и зелья… Тем более, ты ее не вернула сразу. Что терять?» — Крутилось у нее в голове, пока она концентрировала свой взгляд на злополучной коробке.

— Хмм… А может и правда… — Маниакально улыбнулась она, зажигая магию на роге и подбирая нож.

Где-то в Вечнодиком лесу: Ридиал

Голова немного болела, и что-то, периодически, трещало в моем правом ухе, заставляя его дергаться. Я чувствовал, как каждая часть моего тела пробуждается, отдавая небольшим покалыванием и легкой болью. Глаза еще не хотели раскрываться, но слух подсказывал, что я был в помещении, а странным трещанием был огонь. Я чувствовал его тепло своим правым боком, из-за чего мог предположить, что его источник близко, в добавок, я был в какой-то кровати, с матрацем из сена и такой же подушкой. Также, вслушавшись внимательней, по эху, я понял, что в этом помещении были высокие потолки, и то, что оно было на улице, так как слышалось цоканье веточки о стекло.

Пролежав без движений еще пару минут, я понял, что был в отключке, примерно с час, так как ощущение было схоже со снов в один час, вечером. Так же было сонно и плохо, хотелось одновременно и спать, и встать. Постепенно, я начинал чувствовать свои конечности, которые чувствовали себя еще хуже и болели, как после пробежки в пару десятков километров, туда, и обратно. Я не был этому удивлен, так как, проснувшись, все предыдущее вспомнилось: и обелиск, и лес, и цветы, и лес, и то, как я чуть не умер, и лес. Проигрывая все это в голове, я остановился на одной расплывчатой картинке: светлая поляна посреди леса, на которой было какое-то строение, похожее на церковь.

— «Наверное, меня занесли в эту самую церковь, но кто? И где все?» — Задавал я сам себе вопросы, на которые не мог ответить.

В итоге, когда все конечности вновь ощущались, я решил открыть глаза. Однако, сделав это, я ничего не увидел, сначала испугавшись, но потом понял, что у меня на глазах была какая-то мокрая тряпочка. Я хотел снять ее копытом, но немного не рассчитал и ударил себя по лбу, после чего все-таки снял тряпку, потирая лоб. Я положил тряпку на кровать, в которой я лежал и огляделся.

Как я и предположил, я был в небольшой комнате, с факелом на стене, справа от меня. Потолки были, примерно три-четыре метра высотой, окно было украшено разнообразными и разноцветными узорами, изображая какую-то сцену повешенья святого. Окно с картинкой, простенькая кровать, мощная деревянная дверь и большие булыжники в основе стен, доказывали, что это была какая-то церковь.

При более внимательном осмотре с похрустыванием шеи, я, так же увидел, справа, небольшую тумбочку, стул и небольшую часть ковра на полу. Обстановка выходила уютной, приятной и безопасной, на первый взгляд. С другой стороны был небольшой стол, со свечкой и шкаф около двери.

Еще через пару минут, я скинул с себя одеяло и попытался встать с кровати. Сначала одно, потом другое, третье и четвертое копыта, были поставлены наземь, но вестибулярный аппарат сказал: «Нет» и я грохнулся на ковер, который закрывал дощатый пол. Падение было не столько больным, сколько обидным, так как я был уверен, что уже пришел в себя.

Поднявшись все-таки на ноги, я немного походил на месте и по комнате, но не найдя ничего интересного снова сел на кровать, размышляя о текущей ситуации. Так я сидел, опираясь на передние копыта, пока в моей голове летали мысли и идеи, в которых порой не было смысла.

— «Может в окно выпрыгнуть?... А зачем?... Ладно. Может просто выйти?... Сами придут скоро, это же сюжетная задумка, когда главный герой сидит, думает, а в комнату вдруг заходят…» — Я перевел взгляд на дверь, но она не открылась, что опровергло идею.

— «Мда. Надо самому выходить… Кстати, а где броня то?!... На крыльях есть, а все остальное!?» — Неожиданно понял я, не чувствуя накопытников и очков на голове, проверяя все возможные места, где они могли быть на моем теле.

Не найдя их на себе, я решил поискать внутри комнаты, начав со шкафа. Открыв его, я обнаружил одну единственную накидку, весящую на вешалке. Я взял и надел ее, после чего она немного засветилась и приняла привычную для меня форму. Стоя в полной броне и с плащом, я наблюдал за тем, как включается интерфейс.

Через пару секунд все было готово, и перед моим лицом появилась знакомая компаньон. Попав в привычную обстановку, я расслабился и немного улыбался, чувствуя, как тело приходит в полный порядок.

— «Ридиал! С тобой все в порядке!» – Обрадовалась она, улыбаясь и чуть ли не крича у меня в голове.

— «Ага… Только отдохнул я фигово. Еще бы пару часиков полежать» — Все еще немного сонливо, ответил я ей.

— «Что случилось? Где мы?» — Оглядываясь по сторонам, спрашивала она.

— «Ну… Вроде, я в лесу помирал, а потом отключился и в этой церквушке теперь» — Вкратце рассказал я ей все произошедшее.

— «А кто нас сюда перетащил?» — Задала она очередной вопрос.

— «Не знаю. Точно не Питомец. Он бы меня не смог унести… То есть ты ничего не видела?» — Сначала задумался я, после чего поинтересовался об аномалии.

— «Я отключилась вместе с тобой, поэтому, да, я ничего не видела…» — Объяснила она, оставив несколько вопросов на будущее.

— «Хмм… А где же сам Питомец?» — Спросил я ее, снова оглядываясь по сторонам.

— «Сканеры показывают, что он в этом здании, но что-то их глушит, поэтому я не знаю где именно он» — Ответила она, навострив мое внимание.

— «Ясно. Будем искать…» — Сказал я, заканчивая разговор.

Теперь, я чувствовал себя на все сто, и собирался порыться в этой комнатке получше. Пожалуй, единственной вещью, которую я не проверял, была тумбочка, поэтому я сразу же подошел к ней.

Она не была обычной: один выдвижной и один с дверцей ящики. Сначала я тихонько открыл тот, что с дверкой, но там ничего не было, поэтому, я взял другой за ручку и немножко его приоткрыл. Через эту небольшую щель я увидел тусклый блеск, который не предвещал ничего хорошего, но очень меня заинтересовал. Открыв же его полностью, вся интрига пропала, а я был доволен, так как внутри был тот самый чип, который я и хотел с собой взять.

— «Что это за чип?» — Заинтересовалась, компьютерная пони.

— «Этот?... Пока сам не знаю. Потом разберемся» — Немного соврал я, не считая резонным, рассказывать все свои похождения во сне.

Взяв магией чип, я переместил его в магический карман, чтобы он не мешался и не занимал лишнего места. Как только я это сделал, дверь у меня за спиной раскрылась, после чего послышался испуганный вдох. Я обернулся в сторону двери и увидел там кобылку земнопони, которая была в рясе монашки и с деревянным ведерком на спине, выглядящая достаточно испуганно. Среагировав на это, я свернул свой шлем в очки, оставив, на всякий случай броню с плащом. На это, монашка отреагировала адекватно, изменившись в выражении, придав себе более спокойный вид, но было заметно, что она была чем-то заинтересована.

— Вы уже встали? Какая радость! – Обрадовалась она, входя в комнату.

— Ну, да. А где я? – Решил я спросить, перво-наперво.

— Ох. Это обычная церквушка. Она достаточно глубоко в Вечнодиком лесу, чтобы о ней многого не слышали. – Рассказывала она, взяв тряпку, которая была у меня на глазах и положила ее в ведерко.

— А что именно произошло? Я просто потерял сознание. – Решил разузнать побольше, я.

— Ох, да. Одна из наших сестер нашла вас возле нашей церкви и мы занесли вас сюда. Наш господин очень о вас беспокоился… — Ответила она мне, вполне обычной историей, но последние слова меня удивили.

— Какой господин? Разве в церквях они есть? – Неожиданно для нее, спросил я.

— Он хотел видеть вас, когда вы оправитесь, так что пойдемте. Сами у него все спросите. – Говоря это, она вышла, а я вышел за ней.

Закрыв дверь за собой, я шел за монашкой, осматриваясь по сторонам. Мы вышли в достаточно длинный коридор, с большим количеством дверей и развилок. Вокруг проходили другие кобылки, смотревшие на меня украдкой, что немного волновало. Факт того, что, заметив пару десятков монахинь, я не насчитал ни одного монаха, пугал. Чтобы хоть как-то успокоится и отвлечься от многочисленных взглядов, я решил начать беседу с проводницей.

— И как дела у вашей церкви? – Задал я достаточно нейтральный вопрос.

— В полнее себе хорошие. Раз в неделю, к нам примыкают новые лица, пополняя наш сестринский коллектив. – Коротко ответила мне кобылка, продолжая вести меня непонятно куда.

— Я правильно понял? Тут нет жеребцов? – Вновь оглядываясь по сторонам и встречая множество взглядов, спросил я.

— Да. Это кобылья церковь Катера. – Доказала мою догадку монахиня.

— «Мда… Вот это попадос! Надо найти Питомца и сваливать…» — Сразу закрутилось у меня в голове, но кобылка меня перебила, остановившись:

— Мы пришли. Идите налево, господин ждет вас там. – показала она мне на дверь слева, после чего начала уходить.

— А вы что? – Остановил ее я, чувствуя напряжение.

— Мне нужно отнести ведро. Не беспокойтесь, наш господин добр ко всем. – Она улыбнулась мне и пошла дальше, оставив меня в, неожиданно пустом, коридоре, напротив двери.

— «… Как-то неуютно мне здесь…» — Промелькнула у меня в голове мысль, на что, неожиданно отозвалась компьютерный компаньон.

— «По моим подсчетам, на тебя посмотрели шестьдесят пять кобыл из шестьдесят пяти… Это очень подозрительно» — Не то успокоила, не то пугала меня Олено.

— «Спасибо за поддержку, блин…» — Еще больше начал я нервничать.

— «Не за что!» — После этих слов она отключилась, а я открыл дверь.

Понивиль: Найтмер и Твайлайт

Найтмер Мун на всех парах мчалась к библиотеке, не замаскировавшись или надев какой-либо балахон. Её появление на улицах не напугало жителей, но заставило их немного напрячься, так как они, хоть и привыкли к соседству с данной особой, но видеть Найтмер Мун вблизи было для них все ещё сложным испытанием нервов. Тем более, выражение её мордочки было таким сосредоточенным, что не хотелось попадать под ее взгляд.

А пока одна аликорн бежала к другой, та продолжала сидеть в лаборатории. Но теперь Твайлайт не просто пробовала заклинания, а резала коробку ножом или била ее об угол стола, или прыгала на коробке, и все это сопровождалось её безумной улыбкой. Лиловая аликорн была не в силах совладать с коробкой, из-за чего её рассудок немного «помутился». Она не могла остановиться, ведь она была: «ЛУЧШАЯ УЧЕНИЦА СЕЛЕСТИИ!!!», а такие могут все.

Такие вот смуты творились в Понивилле, разводя небольшую панику у населения. По большому счету, пугало их то, как Найтмер бежала к библиотеке, ведь Твайлайт никто не видел, даже она сама себя не видела в тот момент, когда она тянула шнур, дабы развязать его. В таком хаосе вещей, даже дух хаоса появился.

Дискорд лежал на облаке, попивая неизвестный напиток через аномально длинную трубочку, наслаждаясь видом через отражение в зеркале. Он смотрел за тем, как все шарахаются от одного аликорна и то, как другой аликорн бесится в своем подвале.

— Охх… Это умора просто. – приговаривал он сам себе, продолжая расслабляться.

Главный зал церкви: Ридиал

Дверь распахнулась, а там огромный зал для молитв, единственным отличием которого был повернутый к стене трон, вместо креста посередине. Все скамейки были пусты, исключая самые передние, на которых сидело восемь монахинь, молящихся своему богу. Такая обстановка меня немного успокоила, так как я уже представил себе забитый зал с десятками кобыл, которые бы смотрели мне прямо в душу.

Зайдя внутрь, я аккуратно закрыл за собой дверь и начал потихоньку идти по ковровой дорожке к трону. Большое помещение влияло на меня, заставляя чувствовать мелочность в мире, но, в то же время, дорожка представлялась мне, как дорожки для знаменитостей. Из-за такой схожести и стресса, я невольно начал кривляться, размахивая копытом, то вправо, то влево, улыбаясь.

Но когда я уже подходил к передним скамейкам, кривляние прекратилось и я сосредоточился. Оглядев монахинь, я заметил, что одна из них: песочного окраса, с гривой кофейного цвета, возрастом, лет шестнадцати, смотрела на меня, тихонько похихикивая. Это происшествие так смутило меня, что я покраснел, но старался выглядеть серьезным.

— «Спалили! ААААА! Тревога!... Как то неудобно вышло…» — думал я, уже поднимаясь по ступенькам к трону.

Подойдя к нему вплотную, я собрался с силами и весь напрягся, готовый ко всему. Произошло то, чего я не мог ожидать: ни в мыслях, ни в предположениях. Трон повернулся ко мне, показывая мне личину того «господина», который здесь всем заправлял.

— Питомец!? – Чуть не крикнул я, в недоумении.

— Пи! – Радостно пискнул он, прыгая на меня, чтобы обнять.

— Вот ты где! Я уже боялся, что не найду тебя! – Приобнял я его копытом, обрадовавшись.

— Пи! – Снова он радовался, обнимая меня все сильнее и сильнее.

— Ох… Полегче… Раздавишь… — Задыхаясь останавливал я его, чувствуя, как броня начинает скрежетать.

От такого нашего поведения все монахини встали со своих мест в удивлении. Я смотрел на них, обнимая питомца, сам в недоумении от их реакции. Аккуратно сняв его с себя, я поставил его на землю, и, поглаживая по голове, спросил:

— Почему же тебя здесь все за господина считают? – На этот вопрос он ответил непонимающим наклоном головы, а вдобавок к этому, у меня за спиной раздался чей-то приятный голос.

— Потому что, наш бог: Катер, пришел к нам в своем истинном обличие! – Заговорила самая старшая из монахинь: единорог с бледно голубой шерсткой и черной гривой, которой было на вид, тридцать лет.

— Эээ… В смысле? – Не понял я, повернувшись ко всем лицом.

— Взгляни на наше пророчество. Оно на стене. – Сказала уже другая, чуть моложе старшей: земнопони с бирюзовой шерсткой и белой гривой, указывая на большую каменную стенку с изображением страйдера и какого-то поня в доспехах.

— Это пророчество было основой нашей церкви и нашей веры в целом. – Продолжила третья: пегаска с зеленой шерсткой и синей гривой, которой было где-то двадцать пять лет.

— Наши далекие предки ждали Катера, дабы он исполнил пророчество. – Подхватила ее четвертая: единорожка с розовой шерсткой и желтой гривой, ей можно было дать лет двадцать три.

— Проходили года, века и тысячелетия, но наш бог не приходил. – Без запинок перехватила речь пятая: земнопони с бежевой шерсткой и гривой цвета металла, жившей на свете лет двадцать.

— Наша церковь развивалась: строились церкви, примыкали новые последовательницы. – Уже рассказывала шестая: земнопони с коричневой шерсткой и фиолетовой гривой, коротала девятнадцатый год жизни.

— И в итоге мы имеем то, что у нас есть сейчас. – Как по команде повторила выученный текст седьмая: единорожка с желтоватой шерсткой и серой гривой, точно было восемнадцать.

— Десятки церквей по всему миру и тысячи последовательниц. – Закончила самая младшая, которая до этого видела мое кривляние.

— Ого… Долго репетировали? – Заинтересовался я, услышав хорошо заученную речь.

— Каждую неделю репетируем… Ау! – Сказала самая младшая, после чего ее легонько стукнула старшая, какой-то палкой.

— «Вот это пироги… Олено, а у тебя есть информация об этой церкви?» — Улыбаясь на сестринскую ссору, решил я разузнать как можно больше.

— «Сейчас поищу. Это займет время» — Ответила мне компаньон, роясь в папках с файлами.

— «Ладно. Я подожду» — Ответил я, немного повернув голову в сторону трона, на котором был выгравирован знак сатаны, но не успел я его рассмотреть, как голос пегаски окликнул меня.

— А вы кем приходитесь нашему господину? – Спросила она, от чего все навострили уши и смотрели мне в глаза с интересом.

— Эмм… Ну, я его… Рыцарь!... Да. Рыцарь! – На ходу придумывал я, переводя взгляд с любопытных лиц, на пророчество и на Питомца, который просто за всем наблюдал.

— Мы читали о рыцаре в пророчестве! – Восторженно вскрикнула коричневая земнопони, после чего все начали смотреть на меня с восторгом и интересом.

— Может вы бы хотели присоединиться к нам за обедом? – После этого предложения со стороны самой старшей, я вспомнил, почему упал в обморок в лесу. Мой живот закрутило с дикой болью, сообщая тем самым, что я ничего не ел уже давно.

— Не отказался, бы… — Вежливо согласился я, стараясь не умереть с голоду прямо на месте.

Так мы прошли в специальную комнату, где накрыли стол, усадили страйдера за еще один трон и подали кушанья. Пока мы туда шли, мне было очень боязно, ведь новость о рыцаре успела пробежать по всей церкви и каждая монахиня смотрела на меня с восхищением и очень подозрительным интересом. Проходя мимо некоторых, я умудрялся услышать краем уха их разговоры, типа: «А он душка», «Так бы и накинулась на него» и другие похожие и пугающие реплики. Однако, мы уже пришли кушать и ничего меня уже не беспокоило.

Еду поставили на стол, и я был поражен выбором разнообразных блюд: жареная и запеченная рыба с картофелем, жареная курица с луком и просто запеченный кусок мяса. Я взял всего по чуть-чуть и начал потихоньку поедать содержимое тарелки, аккуратно складывая кости на отдельную сторону, параллельно наблюдая за остальными. Питомец тоже ел, но для него налили специальную жидкость, которая походила на машинное масло, которое он счастливо выпивал через трубочку. Кобылки тоже принялись есть, взяв приборы и обнажая свои острые зубы, невиданные мной ранее.

Все ели и были довольны, ровным счетом, как и я. Только меня интересовало то, что все за столом, кроме Питомца, были мясоедами. Конечно это было не мое дело, так как меня кормили и желать больше ничего не надо было. Единственное, что в этом всем напрягало, было то, что, на кого бы я не посмотрел, они мне загадочно улыбались, смотря в глаза.

Напротив меня сидела самая младшая из всех и я решил расспросить ее о местной диете:

— Слушай, а почему здесь все едят мясо? Разве пони не вегетарианцы? – Прикрыв копытом рот, пошептал я ей.

— Наша вера подразумевает также и поедание живых существ, правда это было давно и теперь мы их сначала готовим… — Ответила она, отложив вилку с ножом.

— А вы случаем жертвоприношения не делаете? – Предположил я, осматриваясь по сторонам.

— Раз в месяц, мы убиваем одного пони из деревни, на специальном алтаре, во имя нашего бога. Хочешь посмотреть? – Предложила она мне заманчивое представление.

— Нет, спасибо. – Вежливо отказался я, на что она продолжила.

— Его проводит самая старшая из нас. Можешь расспросить ее. Она знает больше. – Указав на ту, которая была на данный момент старшей, она закончила рассказ и принялась снова за еду.

— Возьму на заметку. Спасибо. – Поблагодарив ее, я так же принялся доедать содержимое тарелки.

Когда Обед закончился, я встал из-за стола, поблагодарил всех и остался довольным из-за второй трапезы, включающей что-то мясное. В то время, как все были вокруг Питомца, я сидел в сторонке, на небольшой подушке. Мой отдых прервала темная единорожка, бывшая здесь старшей.

— Младшая сказала, вы хотели узнать о жертвоприношении? – Неожиданно заговорила она, уже присаживаясь рядом.

— «Почему они себя по возрасту называют?» — Так и не мог понять я, здешних традиций.

— Да. Мне очень интересно разузнать об этом… — Притворился я, без особого желания уходить куда-то с этого удобного места.

— Вы жеребец хоть куда. Мало того, что приближенный господина, так еще и жертвоприношениями увлекаетесь… — Заставила она меня покраснеть.

— Да ладно вам… Так что там с жертвами? – Попытался сменить я тему, дабы не уйти куда-нибудь не туда.

— Да не спешите вы так, у нас еще много времени. – Подмигнув, сказала она томным голосом.

— «ААААААА!... МЕНЯ СОБЛАЗНЯЮТ КОБЫЛЫ-УБИЙДЗЫ-МЯСОЕДКИ!!!» — Мысленно уже драпал отсюда я, внешне, просто улыбнувшись ей.

— Так вот… Раз в месяц, по нашему старому обычаю, группа из пяти послушниц выходят в деревню и завлекают за собой пони. Дальше, они приводят его к алтарю, где совращают его и привязывают к нему же. После этого, должна выйти старшая, прочитать молитву и принести в жертву этого пони. Обряд завершается тем, что сердце этого пони съедается младшими, посвящая их в нашу веру. – Рассказала она мне все нюансы данного действа.

— Ясно… Сложный процесс должно быть? – Спросил я, замечая, как она пододвигается ко мне, почти вплотную.

— Не сложнее кое-какого другого процесса… — Сказала она таким голосом, параллельно проведя копытом по моей броне, из-за я чуть опять не упал в обморок, покраснев как светофор.

— Ясно… Пойду поговорю с Пито… С господином, об очень важных делах! – Моментально встал я, используя парение, чем вызвал падение единорожки на мою подушку.

— Куда же ты дурачок? – Остановила меня земнопони на пути к питомцу.

— К господину! – Обошел я ее, продолжая настойчиво к нему идти.

— Может лучше ко мне? – Встала у меня на пути другая единорожка, не давая ходу дальше.

— Долг зовет! – Перепрыгнул я ее, пролетев над её головой.

— Чего ты такой напряженный, может сделать тебе массаж? – Схватила меня в воздухе пегаска, обволакивая мягкими крыльями и спуская вниз.

— Не-е-е… Срочно к господину! – Телепортировался я из ее хватки.

Когда я, наконец, до него добрался, паника внутри была уже такой, что хотелось сразу же бежать, но нужно было не поднимать паники, а то все бы за нами помчались. Чтобы не поднимать подозрения, я опустился на колено перед Питомцем, после чего начал ему быстро шептать, но так, чтобы никто меня не услышал.

— Пора сваливать! Меня здесь щас растерзают! Давай по-тихому отсюда! –

— Пи… — Тихо пропищал он мне, понимая ситуацию.

Мы начали тихонько уходить, но одна из монахинь спросила нас:

— Куда это вы собираетесь? – Этим она привлекла внимание всей толпы, заставляя меня придумать что-то наспех.

— Мы в туалет… — На эту реплику все бурно зареагировали.

— Я пойду с тобой. Помогу чем смогу. – Сказала одна земнопони, похабно улыбаясь мне, плавя мой мозг.

— Позволь мне пойти с тобой и этот поход в туалет будет незабываемым. – Повисла у меня на ноге единорожка, облизывая оную.

— Я буду твоим туалетом. – Эта последняя реплика была выше моего придела и я вылетел в коридор с Питомцем в магическом захвате.

Вся эта кучка фанатиков побежала за мной, крича: «Куда же вы господин?», «Воспользуйтесь мной хозяин» и похожими провокациями. Стоило мне залететь за угол, я почувствовал себя безопасней, ведь когда вся братия свернула за угол, им не удалось ничего обнаружить, так как я завис под потолком, в невидимости, сделанной Питомцем. Без визуального контакта, все побежали дальше, а я спустился, снял поле невидимости и вышел в предыдущий коридор, пройдя мимо этого поворота дальше.

Пройдя пару поворотов, монашки не встречались, и я немного успокаивался, с каждым аккуратно проверенным углом. В итоге, я пришел к каким-то большим дверям, который казались мне входными дверями. Осмотревшись вокруг, я тихонько приоткрыл одну створку, чтобы посмотреть внутрь. Как только я это сделал, я увидел огромный зал с высокими и большими окнами, гобеленами, огромным ковром на полу и такими же большими дверями в его конце. Единственным препятствием прохождения этого зала были десятки фанаток-монашек, которые ходили по этому залу взад и вперед, говоря: «Это единственный выход. Господин пройдет здесь», «Надеюсь Хозяин сделает меня своей» и, опять же, разнообразные похотливые фразы.

С широко открытыми глазами, я тихонько закрыл створку и отошел от нее, после чего меня оглушил визг слева от меня.

— АААААААА! Хозяин! Куда же вы бежите? Останьтесь с нами. Мы сделаем вам хорошо. – Сказала та самая, бывшая самой младшей.

— «ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА» — Неслось у меня в голове, так как крышу снесло окончательно.

Я вылетел в залу с десятками кобыл, вынося за собой двери. Мой взгляд и рассудок был полностью замылен, и я действовал бурно и без анализы. Сначала летал под потомком, истерично крича, потом я разбивал все окна в зале, пробивая их собой и в конце, я вынес входные двери, вылетая наружу.

Снаружи, я пролетал с минуту у входа, после чего полетел в каком-то произвольном направлении. Пока все это происходило, за мной уже вылетели все монахини пегаски, коих было слишком много, чтобы быть правдой. Все они летели на мой захват, но не могли меня уловить из-за непостоянной скорости, постоянными невероятными трюками и произвольным направлением.

На самом же деле, пока все были отвлечены проекцией Питомца, мы тихонько вышли под шумок в невидимости, пробираясь лесами. Выйдя достаточно глубоко, я вышел из невидимости, и мы выключили «обманку» из-за чего все сначала растерялись, а потом начали полномасштабную поисковую операцию, выходя по всем направлениям в леса.

Сначала мы двигались аккуратно, стараясь не привлечь внимание пегасов. Мне даже пришлось убрать плащ и полностью развернуть броню, дабы не было видно красного цвета. Однако, меня смогли заметить поисковые отряды, которых в лесу было слишком много. Сначала я просто бежал от них, но они были слишком приспособлены к лесам и передвигались быстрее меня, из-за чего пришлось использовать один из козырей.

Я выпустил свои ментальные щупальца и начал передвигаться с их помощью. Это было тяжелее, но эффективней и быстрее. На появление этих конечностей, поисковые отряды ответили новыми .убийственными репликами, типа: «О да! Я люблю щупальца», «Отшлепайте меня этими отростками, хозяин!» и большими, и большими фразами, не перевариваемыми моим мозгом.

Неожиданно, перед моим лицом появилась Олено, которая стояла с какими-то документами.

— «Я нашла материалы по этой вере» – Сообщила она мне, пока я бежал из всех сил.

— Ну давай, рассказывай! Удиви меня! – Говорил я вслух, выдыхая и вдыхая как можно больше кислорода.

— «Итак, источником этой веры была Эквестрия, а основана она была на верованиях древнейших из потомков пони… Однажды у Эквестрии не было единого правителя, поэтому они создавали совет жрецов и одна из жрецов откололась от основной части, уведя своих последователей глубоко в лес. Она создала веру, обоснованную на ее знаниях о боге, после чего решила, что все будущие последовательницы этой веры должны оставаться девственницами и то, что рыцарь Катера достоин их… Тут еще много разной информации, но это основная идея» – Закончила она поучительную лекцию об идиотских предках.

— Зашибись! Совсем долбанулись с этой верой! Ну их нафиг! – Негодовал я, уже достаточно отдаляясь от монахинь.

— «Какие-то неправильные у них в церкви монахини и вера они делают неправильную!» — Неожиданно вспомнил и переделал я фразу из известного мультфильма «Вини Пух».

— Покажешь карту? Куда мне идти? – Начал я ее расспрашивать, уже выбиваясь из сил.

— «Конечно! Вот. Мы находимся не далеко от Понивилля и горы. Нужно пройти пару километров» — Объяснила она мне, показывая старинную картину, на которой были отмечены современные города и деревни.

— Спасибо. – Поблагодарил я ее, продолжая нестись со всех ног, которых сейчас было слишком много.

Через пару минут такого «бега», я начал замечать на деревьях белые листочки с записями. Это означало, что я совсем близко к дому и то, что я, наконец, смогу отдохнуть от всего этого бреда.

Листков становилось все больше, а атмосфера становилась мрачнее, птицы замолкали, зверей не было, даже ветер, как будто прятался в этой части леса. Начали мерещиться разнообразные ужасы в виде табличек с курсом доллара в семьдесят два рубля, а евро в восемьдесят, что вызывало мысли, типа: «Ва-а-а-ат?». Еще позже, появился прогноз погоды, в котором было написано, что в декабре плюсовая температура и снега не будет, на что я уже реагировал полным непониманием.

Неожиданной ожиданностью было то, что я увидал белый силуэт в костюме. После этого я сразу же остановился, убрал щупальца и пошел пешком, свернув шлем и встряхнув голову. В следующий момент, силуэт уже стоял передо мной, с бумажкой и карандашом в руке, а я улыбнулся и заговорил:

— Как жизнь молодая! Давно не виделись! – Поприветствовал я своего знакомого.

— «Все хорошо, а у тебя как?» — Показал он мне бумажку.

— Да вот, возвращался домой, а в лесу такие ужасы… — Решил я скрыть всю правду от него.

— «Вау. Что за ужасы то?» — Удивился он, задав вопрос.

— Всего не расскажу, но дам тебе огромный совет… — Не договорил я.

— «Какой?» — Спросил он меня, на что я поманил его копытом и когда он нагнулся, сказал ему на ушко:

— Увидишь в лесу кобылок монахинь, не слушай их и не пропускай их глубже в лес всеми способами. – После этого он распрямился и что-то записал на листочек.

— «А что с ними такое? Что они говорят?» — Решил уточнить он, освежая мне память о том событии.

— Ты не хочешь этого знать… Не знай этого, пожалуйста! – Чуть ли не прослезился я, наклонив вниз голову.

— «Спокойно, спокойно… Я сделаю, как ты говоришь. Теперь иди домой, ты наверняка устал. Он в той стороне. Иди по листкам и не ошибешься» — Похлопав меня по голове, показал он мне листок.

— Спасибо тебе, друг… Еще увидимся – Успокоившись, крикнул я ему, по указанному пути, после чего мы помахали друг другу руками.

Теперь до дома оставались считанные километры лесополосы. Я уже предвкушал то, как я упаду в кровать и усну на денек, перелезая через корни и колючие кусты..

Понивиль: Найтмер и Твайлайт

Вот Найтмер Мун уже возле двери в библиотеку, она стучится в дверь, поправляя немного съехавшую из-за бега диадему. На ее стук, из-за двери слышаться коротенькие шажки, после чего дверь немного приоткрывается и в проеме появляется голова дракончика Спайка. Сначала он смотрел куда то вперед, так что его взгляд был направлен на нагрудник Найтмер. Когда он понял, кто стоит перед ним, он тихонько подняв взгляд и с немного испуганным выражением спросил:

— Чего желаете? –

— Где Твайлайт? Я случайно отдала ей не ту коробку. –

— Твайлайт у себя в лаборатории… Входите, я ее позову. –

— Благодарю. –

Закрыв дверь, дракончик сразу же побежал к двери в подвал, в которую начал стучаться и звать Твайлайт. Но его возгласы перебивали звуки различных механизмов, типа пилы или дрели с отбивным молотком. Это было бесполезно, так как его голос был слишком тихим. Найтмер Мун это видела и решила сама подойти и позвать лиловую аликорна.

Тем временем, в подвале-лаборатории Твайлайт шли безумные опыты. Она взяла некоторые высокотехнологичные инструменты, зачаровала их магией и пыталась вскрыть коробку, пиля, сверля и разрывая веревку, но все было без толку. Неожиданно, ее отбойный молоток начал громко дребезжать, ударяя так громко, что отдавало в дверь. Однако, она этого не слышала, так как была в берушах.

На том конце, Найтмер уже, чуть ли не выбивала дверь, при ударе в которую сыпалась пыль со всех полок. Это сильно доставало аликорна, поэтому она зажгла магию и начала отрывать дверь. Сначала слетела одна петля, потом другая, а потом вышел и замок. Теперь оставалось положить дверь в сторону и заходить.

В лаборатории, аликорн ничего не услышала, будучи завороженной своей работой, которая начала продвигаться. Она сконцентрировала все инструменты в одной точнее и смогла проделать небольшую дыру, через которую было немного видно. Однако, после того, как она убирала инструменты, дыра затягивалась, поэтому она смотрела внутрь, будучи рядом с опасными приборами. Тут она видит что-то голубое и вспышка, взрыв и приборы разлетаются на кусочки, разбивая все источники света.

Найтмер спускалась в темный подвал, освещая все рогом, в то время, как за ней шел испуганный Спайк. Вдруг она видит лиловую аликорна, сидящую перед коробкой с потрескавшимися очками для тестов, в берушах. Найтмер Мун встает прямо перед ней, проведя копытом перед глазами, после чего снимает беруши и спрашивает:

— Ты в порядке? – Спросила она почерневшую от взрыва аликорна.

— Угу. – Послышалось от удивленной Твайлайт, смотрящей в одну точку коробки.

— Я случайно отдала тебе не ту коробку, я ее заберу? – снова спросила Найтмер Мун, взяв целенькую коробку, вокруг которой все было черное.

— Угу. – Непричастно ответила ей аликорн.

— Все, пока. Еще увидимся. – Улыбнувшись, попрощалась Найтмер, после чего поднялась в библиотеку и вышла на улицу.

Спайк, оставшийся стоять возле лилового аликорна, зажег какую-то свечку со стола, подошел к Твайлайт, которая так же сидела на месте.

— Мне набрать ванну? – Смирившимся голосом спросил дракончик.

— Угу. – Покачала она головой.

— Потом здесь все прибрать… — Еще более подавлено задал он вопрос.

— Угу. – Снова Твайлайт покачала головой.

— А можно мне завтра отдохнуть? – Понадеялся он на еще один: «Угу».

— Уу. – Повертела она головой.

Так, расстроенный дракончик пошел наверх, набирать ванну, оставив Твайлайт в кромешной тьме.

Тем временем, Найтмер Мун уже бежала обратно, со счастливой улыбкой на мордочке, чем, опять же, пугала народ, по которому проходила повторная волна смут. Все снова шарахались от Найтмер, так как, видя ее довольное выражение, считали, что она сделала что-то плохое. Только единицы не придавали этому значения, наслаждаясь вечерней прохладой.

Ридиалова гора: Ридиал

— Если друг оказался вдруг

И не друг, и не враг, а так…

Если сразу не разберешь,

Плох он или хорош,

Парня в горы тяни-рискни,

Не бросай одного его,

Пусть он в связке в одной с тобой –

Там поймешь, кто такой… — Всплыли у меня в голове слова, одной из самых прекрасных песен прошлого.

С такой песенкой, я потихоньку тащился вверх по тропинке, уже уставая в конец. Питомец, на протяжении этого подъема, поддерживал меня сбоку, дабы я не упал наземь. Тихим ходом мы уже добрались до нужного выступа, на котором продолжала расти тропическая пальма. Улыбаясь привычной обстановке, я подошел к двери, открыл её магией изнутри, вошел внутрь, закрывая дверь обратно.

На мой приход, топорик подлетел и начал летать, то вокруг меня, то вокруг Питомца, проверяя, были ли это мы или нет. Тем более, страйдер был ему незнакомым, из-за чего на нем он заострял внимание больше, но следующая моя фраза его полностью успокоила:

— Это наш друг. Его зовут Питомец. Знакомьтесь, а я пока переоденусь… — Сказал я им, подходя к «ДОНАТНОМУ» столу.

Я вытащил чип из магического кармана и положил его на стол, после чего свернул броню в пижамку. Подходя к кровати, я уже ничего не хотел: ни есть, ни разбираться с проблемами, ничего не хотелось. Я лег в кровать, укрылся одеялом и закрыв глаза, моментально уснул.

— Пи! – Начал диалог с топориком Питомец, представившись, пока Ридиал ложился.

— … — Представился топор.

— Пи. – Рассказал немного о себе страйдер.

— … — Так же рассказал о себе топор.

— Пи? – Спросил что-то Питомец.

— … — Подтвердил топорик.

— Пи! – Обрадовался Питомец, после чего, на его голову лег топорик.

После продуктивного разговора между топором и Питомцем, один на другом, забрались на «ДОНАТНЫЙ» стол, и легли спать в полном спокойствие.

Найтмер Мун, уже будучи полностью уставшей, поднялась на площадку с пальмой, смотря на которую, она вспомнила о Ридиале, который все еще не возвратился, после стольких дней.

— «Когда же он вернется?... Как же я скучаю… Что я буду без него делать?...» — Навеяла она на себя грустные мысли, открывая дверь.

Из-за всей этой ситуации, ей стало настолько грустно, что слезы наворачивались на ее глазах, позволив упасть одной слезинке на пол, сопровождаемой единственной мыслью: «Как же я хочу, чтобы он вернулся!». Так, она зашла внутрь, закрыла дверь, вытерла все слезы, не успевшие упасть, и с опущенной головой поставила на «ДОНАТНЫЙ» стол посылку. Но, только она это сделала, как послышался возмущенный писк и из-под коробки, на который, Найтмер Мун подняла удивленный взгляд. Её взору предстал страйдер с уютно устроившимся топориком на голове, который продолжая пикать, залез на диван, сел и снова заснул. Она же, не отрывая глаз, следила за этой сценкой, после чего, с надеждой и искрой в глазах подходила к кровати.

Подойдя к оной, слезы вновь навернулись у нее на глазах, но, то были не слезы горя. А слезы счастья, которое она испытывала в данный момент, как никогда. Она начала радостно плакать, смотря на того, кто был для нее всем и без которого она бы не смогла жить на этом свете.

Я сладко засыпал, но услышал, как что-то капает на пол. Тяжело раскрыв один глаз, я увидел Найтмер Мун, которая из-за чего-то плакала. Понять причину, в данный момент я не мог, но знал верное решение проблемы. Я приподнял одеяло с ее стороны и, улыбаясь, показывал ей взглядом, чтобы она легла. Когда же она это сделала, я укрыл нас и стерев с ее глаз слезы, со словами: «Так лучше», обнял ее. Так, в сладких объятьях мы провалились в сладкий сон.

Конец 2-ого действа.

С наступающим 2016 годом вас, друзья! Желаю вам всего самого наилучшего и чтоб прода была. Чтобы вы не разочаровывались в будущем году, не обижали автора и радовались мелочам жизни! Надеюсь, что вы проведете лучший Новый Год в своей жизни, а если нет, то не сдавайтесь. Стоит лишь постараться и все получится!

Ну а теперь, я либо иду праздновать НГ, либо писать проду, либо буду просто кушать мандарины с конфетами. Не расстраивайтесь, я буду писать проду, когда будет свободное время (с 1 по 8 января, наверное), так что, возможно и будет глава, но исходя из своего же опыта, не буду этого утверждать. Как-то так. И еще раз желаю вам счастливого Нового Года! (Не думаю, что кто-то дочитает эту главу к Новому Году, но надо же поздравить?)
Искренне ваш афтар,

DOMESTOS.