Небо без границ

Сайд-стори моим нуар рассказам "Страховка на троих" и "Ноктюрн на ржавом саксофоне". Присутствуют ОС. А может быть вовсе и не ос...

Другие пони

Муж-«брони»

Когда твой муж - «брони», но ты не шаришь в теме :)

Человеки

Из жизни мокрецов

А вы знали, что перевёртыши заполонили Брест-Литовск? Загуглите: "changelling breast expansion".

Человеки Торакс Чейнджлинги

Комары

Любовь ко всем животным приносит смерть. Приходится ставить рамки.

Флаттершай

Долг

Эта история об одном из солдат Сомбры, которого схватили и заточили в камень на пять тысяч лет. Но через пять веков магическая печать рушится, и герой оказывается в новом, неизведанном мире. Сможет ли он исполнить свой долг перед королём, и королевством которого нет?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Король Сомбра

Лейтенант

Мир Гигаполисов. Слишком многое этот мир умудряется забрать, не дав ничего взамен. Кто-то не может смириться с потерей, а кто-то пытается играть по правилам этого мира. Какой путь выберет Темпест Шэдоу с прим-фамилией Кэссель? Ответ сокрыт на страницах истории.

Другие пони Человеки Темпест Шэдоу

Эквестрийский колобок

Жил-был старик-грифон со своей старухой-грифиной. Лет им было уже много, летать и охотиться они давно не могли, вот и грустили на одной овсянке. Подумал старик, да и говорит…

Флаттершай

Fallout Equestria: Heroes

Вдохновленная великой героической кобылой, известной как Обитательница Стойла, Сильвер Шторм, охранница из города Мэйрфорт, решается идти на отчаянный поступок, чтобы освободить своего брата, захваченного в рабство. Конечно же, все идет не по плану и попытка стать героем тащит её в паутину тайн и заговоров между враждующими фракциями, которые хотят захватить контроль над последним городом – Дайсом.

ОС - пони

По ту сторону бури

Всем рано или поздно приходится покинуть комфорт родного дома. Ступить на неизведанную дорогу, отправляясь в долгий и опасный путь. Но - в то время как одних буквально подмывает шагнуть подальше от постылой, спокойной жизни: их ведёт жажда приключений и новых ощущений - других на этот риск толкают обстоятельства. Чувство долга. Для них важна лишь цель, а путь, что ведёт к ней - в их глазах лишь нудное и изматывающее испытание. Но и тех и других ожидает впереди неизвестность. Непредвиденные препятствия. Друзья и враги, что неизбежно встретятся на пути. Опасности, узнать о которых возможно лишь столкнувшись с ними лицом к лицу. Поэтому - независимо от того, что именно толкнуло путника сделать его первый шаг - возвращается он как правило уже не вполне таким, каким уходил... А иные и не возвращаются вовсе.

ОС - пони

Большое в малом

Это один из упомянутых эпизодов основного фанфика "Спроси пустыню". В четвертой главе Слоу припоминает, что однажды она сломала ногу и к ней приходили друзья. Итак, небольшая зарисовочка, мысли вслух, и ничего больше. Наслаждайтесь. Ну, или не наслаждайтесь - на ваш выбор ;)

Автор рисунка: Siansaar
Глава 1: Новые начала Глава 3: Трения

Глава 2: В первый раз

Первый том
Второй том
Третий том
Оригинал: An Affliction of the Heart: Volume Three
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редакторы: Pifon, Dblmec
Версия Google Docs
(Не забудьте вернуться и оставить комментарий!)

— Итак, — спросила Куно, нежно проводя копытом вдоль крыла пегаса и зарываясь в мягкие перья, — Когда ты расскажешь Сварм про Сварм?

Варден немного напрягся, отодвинулся от жены, перевернулся на другой бок, к ней лицом, и устало потерся о ее нос.

— Я... не знаю. Не знаю, как ей об этом сказать. Это же как-то... жутковато, а?

— Жутковато? Она названа ее именем, она имеет право знать о ней.

— Да, но... как ей об этом сказать? Не думаю, что она поймет. И она уже слишком большая, чтобы просто принять этот факт не задумываясь. Что я должен ей сказать? "Эй, Сварм, малышка, пошли навестим папину мертвую бывшую жену"? Сомневаюсь, что она обрадуется, — Варден беспомощно покачал головой.

Куно устало улыбнулась и приподняла его подбородок копытом.

— Ты такой милый, когда волнуешься, — проворковала она, с любовью целуя его в нос, но ты недооцениваешь, насколько наша дочь взрослая. Она все поймет.

Варден поморщился, вздохнул и покачал головой.

— Я просто не хочу... Не хочу тащить за собой свое прошлое и тыкать им в нос всем окружающим. Сварм больше нет... Что маленькой Сварм даст история о ней? Разве что тяжелую психологическую травму.

Куно фыркнула и прижала пегаса к себе.

— В каком-то смысле Сварм все еще здесь. Она воспитала тебя, а сейчас ты воспитываешь свою дочь. Так что это получается... что-то вроде посреднического воспитания?

— Ну, ты же не будешь приписывать работу кузнеца-подмастерья его учителю, а?

— У-у, как это мило! Ты опять пытаешься спрятаться в зарослях философии! — Куно провела языком по переносице пегаса, — Однако, признай, в ошибках подмастерья можно обвинять его учителя.

Варден фыркнул и поцеловал Куно в нос.

— Не думаю. Я, по крайней мере, не могу винить своих учителей в своих ошибках.

Куно навострила уши.

— Ага, но тогда, в нашу первую встречу, когда я тебя обезоружила и связала, ты считал немного иначе.

Варден захлопнул рот.

— Вот тебе и ответ, — довольно кивнула ченджлинг и потерлась носом о его щеку, — Так что ты должен рассказать Сварм про Сварм.

Варден несколько секунд пристально смотрел жене в глаза.

— Не вижу здесь логики.

— Да ну тебя, Варден! — возмутилась Куно, — Она носит ее имя!

Пегас поежился.

— Хорошо... Только дай мне еще немного подумать, ладно?

Куно закатила глаза, подползла поближе и прижалась к широкой голубой груди, уткнувшись носом под подбородок пегаса.

— Не надейся спустить это дело на тормозах, Варден. Я от тебя не отстану.

Пегас тихо усмехнулся, осторожно поглаживая хитиновые крылья.

— Я знаю. От тебя никак не скрыться. Ты как сокол.

— Могу превратиться, если хочешь, — спокойно ответила Куно, расплываясь в довольной улыбке, — Или в мышь. Или в бабочку.

— А это не... опасно? — задумчиво спросил Варден.

— Ужасно опасно. Меня могут раздавить, меня может унести ветром... Меня могут съесть. Уже не говоря о том, что чем больше разница в массе — тем больше уходит энергии на превращение. Превратиться в дракона почти так же трудно, как в бабочку.

Варден задумчиво наклонил голову и медленно моргнул.

— Ну что ж, это многое объясняет.

— Превращение в муху потребует смертельных затрат энергии, — продолжила Куно, задумчиво почесывая подбородок, — Думаю, даже моя старая королева не справилась бы. Даже с многолетним запасом любви.

— Даже с тем количеством, что я в тебя постоянно вбухиваю? — Варден снова потерся носом о черный хитин ченджлинга.

— Отличная попытка напроситься на комплимент, но математика остается математикой. Я потратила год любви на превращение в дракона и еле оклемалась. А на превращение в муху уйдет энергии не меньше, чем на превращение в Большую Медведицу. Приблизительно говоря... дохрена, — Куно пожала плечами, — Но вот в крупную хищную птицу — в орла там или ястреба — это в принципе возможно. Любви эдак с месяц.

Варден тепло улыбнулся и лизнул ее рог.

— Как символично, что месяц моей любви равен одному ястребу.

— Жизнь — странная штука, — ответила Куно, покусывая пегаса за шею, — Когда там Сварм возвращается из школы?

— Еще пара часов у нас имеется, — Варден оглянулся на старинные часы.

— Еще пара часов тишины... — довольно вздохнула ченджлинг, — И никаких вопросов! Я ее, конечно, очень люблю, но если она не перестанет расспрашивать меня обо всем на свете — я превращусь в рысь и буду рычать у нее под окном по ночам.

Варден рассмеялся и укусил ее за самый кончик шипастой гривы.

— Даже ты не настолько жестока.

Куно фыркнула и немного отодвинулась, встречая взгляд пегаса.

— Ты не предупреждал, что она будет говорить "Почему?" каждые пятнадцать секунд!

— Ты еще подожди, пока она станет подростком. Вот тогда ты запоешь.

— Как думаешь, ей понравится в школе? — Куно вдруг приняла серьезный вид и нервно потерла шею копытом, — Вдруг она ее возненавидит?

Варден успокаивающе поцеловал жену в нос.

— Ей там понравится. Она же как-то выжила в нашем обществе черт поймет сколько лет — чем школа может быть хуже?


Сварм, прижав крылья и уши, старательно пыталась как можно плотнее уместиться в дальнем углу школьной кареты.

Двое маленьких единорогов подозрительно смотрели на нее и шептались. Стук колес заглушал их беседу, но Сварм все равно могла разобрать слова.

— Говорю тебе, это пегас!

— Но у нее же рог!

— У нее есть крылья, значит она — пегас.

— Она какой-то урод, вот кто она такая!

— Точно, пегас-урод!

Сварм отвернулась к окну, сгорая от стыда, и постаралась притвориться, что ничего не слышала.

К счастью, карета скоро наполнилась другими жеребятами, и поднявшийся гвалт полностью перекрыл продолжение неприятного обсуждения. Примерно полчаса пути по пологому склону спустя карета прибыла в Кантерлот, и сельский пейзаж за окном сменился чередой ярких вывесок и витрин столичных магазинов.

Вскоре карета остановилась перед зданием школы, и немолодая единорог с седой гривой открыла переднюю дверь.

Жеребята вывалили наружу, и Сварм последовала за ними. Перед самым выходом она на секунду задержалась, огляделась и закрыла глаза, сосредоточившись. Ее рог засветился тусклым зеленым светом, и хвост с гривой ожили и вспенились, как живые.

Через секунду из кареты вышла аквамаринового цвета кобылка и голубым хвостом и пышной гривой, завитой наподобие шара. Из гущи роскошных волос виднелась пара розовых глаз.

Старая пони уставилась на удивительную прическу.

Сварм нервно переступила с ноги на ногу и передернула крыльями.

— Что-то не так?

Седая пони моргнула и помотала головой.

— Н-нет, нет, проходи, милая...

Склонив голову и инстинктивно полураскрыв крылья, Сварм зашагала к дверям школы, навстречу первому учебному дню.


Выбрав стол в дальнем углу, чтобы избежать любопытных взглядов, она уселась на место и огляделась. Несколько жеребят с любопытством разглядывали ее гриву, но она решила не обращать на это внимания.

На школьной доске висели яркие рисунки пчел, деревьев, фруктов и прочих красочных глупостей, и было написано несколько несложных математических примеров. Сварм прошлась по ним глазами и убедилась, что ничего сложного там нет. Она уже умела считать до двадцати и складывать цифры до десяти, а еще немножко вычитать, если очень постарается.

Все больше и больше жеребят оборачивались и пялились на ее гриву, некоторые уже начали перешептываться и указывать копытами. Сварм смущенно пригладила гриву, окинула взглядом класс и сосредоточилась. Ее тело слабо засветилось и приняло свой привычный серый цвет, а хвост и грива посветлели и опали.

В классе повисла изумленная тишина. Послышался звук отодвигаемых подальше стульев.

Сварм прижала уши и застенчиво потерла рог.


Перемена. Сварм не спеша вышла из класса, обдумывая это новое для себя понятие. Остальные пони уже разбились на группы. Самая большая из них, единороги, столпились вокруг стола с едой и поглощали фрукты и бутерброды. Неподалеку стояла компания пегасов, чуть поменьше. Какой-то земной пони перебегал от одной группы к другой. Неожиданно Сварм почувствовала себя очень одиноко.

Дождавшись, пока единороги и пегасы закончат, она пробралась к столу и присоединилась к земному пони в поисках чего-нибудь съестного. Все лучшее уже давно разобрали, но Сварм удалось найти половину бутерброда с шоколадным маслом и четвертинку яблока. Она автоматически предложила их стоящему рядом пони.

Молодой веснушчатый жеребец с бронзовой гривой и каштановой шкурой пробормотал "Спасибо", забрал угощение и скрылся.

Сварм нахмурилась и вернулась к поискам пропитания. На стол упала чья-то тень. Обернувшись, Сварм увидела единорога, высокомерно ее разглядывающую. Она была чуть выше ростом, с голубой шкурой и светло-зеленой гривой и хвостом и брильянтовыми серьгами в ушах.

— Ты что, принцесса? — без обиняков спросила она.

Сварм попятилась.

— Н-не думаю...

— Тогда почему у тебя и рог, и крылья? — обвиняюще указала копытом единорог.

— У-у мамы тоже и рог, и крылья...

— Твоя мама что, принцесса Селестия?

— Н-нет, мою маму зовут Куно... — Сварм вжалась в пол под пристальным взглядом голубого единорога.

— Куно? Какое дурацкое имя для принцессы! Наверняка она какая-нибудь мерзкая земная пони!

Сварм прижала уши и замотала головой.

— Она не земная пони!

— Она хоть единорог вообще?

Сварм подняла голову и глубоко вздохнула.

— Я же сказала: у нее есть и рог, и крылья. Ты что, глухая? — как можно наглее ответила она.

Единорог отшатнулась, как от пощечины. В ее глазах вспыхнула обида. — Ты вообще знаешь, кто я такая?!

— Не-а!

Сварм показала ей язык, шагнула вперед и, отпихнув единорога в сторону, гордо прошагала мимо.

Та рванулась было за ней, но прозвенел звонок, и все направились по классам.


Когда карета подъехала к дому, Куно в облике пегаса уже сидела на крыльце. Выпрыгнув из дверей школьной кареты, Сварм бросилась ей в объятья. К счастью, мерзкий единорог жила в Кантерлоте, и ей не пришлось терпеть ее компанию по пути домой.

— Я скучала, — Куно нежно потерлась о щеку дочери.

— Я тоже скучала, мама, — пробормотала Сварм, вздыхая, — Мне не нравятся пони в школе. Они злые.

— Все злые? — нахмурилась Куно.

— Все! — последовал уверенный ответ. Оглядевшись по сторонам, Сварм вопросительно посмотрела на мать.

 — А где папа?

Куно задумалась на минуту, затем нежно улыбнулась.

— Папа навещает старого друга.

— Старого друга? Кого?

Куно посмотрела вдаль, туда, где, на холме на опушке леса, под старым дубом Варден сидел над могилой своей бывшей жены. Опустив взгляд на Сварм, она поджала губы, размышляя над опасениями мужа.

— Ну, как бы тебе объяснить... Твой папа навещает...


Варден сидел перед надгробием. Рядом стояло ведерко и пульверизатор. За несколько последних лет ему удалось вырастить оплетающую камень лозу с прекрасными розовыми цветами, которые как раз только что распустились. На надгробии в надежной рамке висела фотография Сварм — немного выцветшая с годами, но все еще вполне яркая.

— Привет, Сварм, — пробормотал Варден, ложась на живот и глядя на фотографию жены. Он отлично понимал, как это глупо — разговаривать с камнем, но это всегда помогало ему в трудную минуту, — Сколько лет прошло, а?

Пегас поджал губы и кисло улыбнулся, беспомощно потирая затылок.

— Я много о тебе думал в последнее время. Хотел бы я, чтобы ты посмотрела на маленькую Сварм. Она уже не такая уж и маленькая, впрочем. Я знаю, что она с тобой не связана... кровно, то есть... но она все равно очень напоминает тебя. В основном в мелочах.

Варден опять почесал затылок, собираясь с мыслями.

— Думаю, ты бы ей гордилась. Я... Я хочу, чтобы ты знала — я тебя не забыл. Я знаю, что... — он нервно облизал губы, — что просто не могу тебе лгать. Я люблю Куно больше, чем любил тебя. Наверное, потому... Потому что для меня она как страховочная сеть. Моя единственная поддержка. Я опять несу какую-то чушь, да? Ты понимаешь, что я пытаюсь сказать, правда?

Варден запутался в словах и беспомощно улыбнулся, затем печально вздохнул, глядя на надгробие.

— Из тебя вышла бы замечательная мать...


Сложно сказать, сколько он там пролежал. Услышав за спиной знакомый шорох, он с грустной улыбкой обернулся, ожидая увидеть Куно. Вместо нее перед ним стояла его дочь. Пегас остолбенел, уселся на землю и удивленно уставился на нее. Чуть вдалеке сидела Куно и смотрела вдаль, на лес.

— Папа? Это... другая Сварм, да?

Варден прижал уши и побледнел, переводя взгляд с матери на дочь и обратно.

— Папа? — не отставала Сварм.

Пегас поджал губы. — Да, дорогая. Это другая Сварм.

— И я названа в честь нее? — уточнила она, тоже прижимая уши и глядя на фотографию на надгробии.

Варден кивнул.

— Да, милая. Ты... Ты же не против?..

Сварм проигнорировала вопрос. — Она была хорошей?

— Очень хорошей, — пробормотал пегас, глядя то на дочь, то на фотографию.

— И ты... приходишь сюда поговорить с ней?

Варден тяжело вздохнул и смущенно почесал за ухом. — Сварм, понимаешь ли... Я знаю, она меня не слышит. Я не сумасшедший. Я даже не хочу, чтобы она меня слышала... Но вроде как и хочу. Но... Не знаю, как объяснить... Конечно, она не может отве...

Сварм прижала копыто к его рту, как часто делала ее мама, когда он начинал слишком много говорить. Варден хотел было ее приструнить, но малышка повернулась к надгробию с неожиданно серьезным выражением на лице.

— Привет, Сварм. Я не знаю, кто ты... но мой папа назвал меня твоим именем, значит, ты для него много значила. Разве не странно, что у нас одинаковые имена? Я вижу, у тебя нет рога, значит, ты — пегас. Мне нравятся пегасы...

Варден прикусил губу и немного отошел назад. Сжав зубы, пегас почувствовал, что плачет, и тяжело сглотнул. Почувствовав прикосновение к плечу, он резко развернулся и обнял Куно. Она прижалась к нему и прошептала:

— Видишь? Она все понимает...

Пегас кивнул, положил голову ей на плечо и просто смотрел, как его дочь рассказывает надгробию про свой первый день в школе.