Маффины.

Весёлый рассказ о Дерпи и маффинах.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Субботник

Издевательства над одноклассницей заходят так далеко, что раскалывают напополам сам коллектив мучителей. Кто-то станет разменной монетой, а кто-то может стать новым изгоем.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Шаман

Пинки серьёзно сломала позвоночник и её отправляют лечиться в Сталионград. Почему? Там работает лучший врач Эквестрии. Что бы Пинки не скучала она рассказывает ей свою историю, ведь она не обычная поняшка...

Пинки Пай Принцесса Селестия ОС - пони

Вкус лайма

Вечер пятницы. Лаймстоун Пай отправляется в Роквилль — небольшой городок неподалёку от фермы, по делам, и развлечься. Что же, на этот раз, может пойти не так?

Другие пони Лаймстоун Пай

Дуралайка ("Barking Mad")

Кобылка, для которой, её разум - это тюрьма. На что похож её обычный день? И какой ужас мог довести такую милую пони до безумия? Если бы только она не лаяла как безумная, она могла бы рассказать нам. Но может быть, она может...

Другие пони

Прямиком в Террарию... вместе с пони

Брэндон, ученик старших классов, попадает в мир Террарии... вместе с поняшами. Смогут ли они объединиться и воспротивиться существу, что отправило их в этот мир?

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Клубок Спаркл

Началось с того, что Твайлайт Спаркл втянулась в изучение специфического вида магии. А выбраться назад оказалось намного сложнее.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Бренные останки

Разбирая обугленные останки своей библиотеки, Твайлайт находит довольно странную и жутковатую вещь. Стремясь узнать о ней больше, она опрашивает жителей Понивилля и своих подруг, попутно узнавая о них много нового...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Селестия — крылатое выражение

Принцесса Селестия узнаёт, что её имя — крылатое выражение, которое пони используют каждый божий день.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Fallout Equestria: Наука и Боль

Действия фанфика происходят за пять лет до событий оригинала, во времена когда северную часть эквестрийских пустошей заполонили рейдеры. Ведомые жаждой наживы, они объединились и напали на недавно открывшееся Стойло 23. Никогда не державшим оружия пони пришлось защищать свой дом, но исход был очевиден. Большая часть жителей была убита, некоторых забрали в рабство и лишь горстке удалось спастись. Один из выживших не смог смириться с произошедшим и отправился в самоубийственное путешествие...

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik
ГЛАВА 17 "Мрак и холод" ГЛАВА 19 "Близняшки"

ГЛАВА 18 "Невидимый враг"

ГЛАВА 18 "Невидимый враг"

— Мы в ловушке! Чудесно!- нервничал Миша, стуча по дверям кулаком.

— Я не разбираюсь в энергосистемах Космопортов, уж извините! — сказал Денис, продолжая мучить компьютер.

— Зачем полез тогда? Иногда, я понимаю почему Света так тебя цепляет, — сказав, Миша подошёл к пилоту.

Денис понимал что счёт шёл на минуты и в случае полного истощения системы, все будут заперты на мостике навсегда... точнее до тех пор, либо пока не кончится кислород, что вряд ли, учитывая аварийные запасы, либо умрут от холода, ведь, батареи скафандров практически сели, как и сами батареи станции.

Лицо Дениса переменилось в улыбке и неспроста — ему удалось устранить утечку энергии, которую забирали сильные неработающие системы. Доступа к резервным генераторам он так и не мог найти — перед ним была карта не всей энергосети, часть систем просто не работали, что не позволяло видеть всё картину целиком. Однако, один источник всё же удалось обнаружить.

— Есть плохая новость и хорошая, — повернулся он к Лизе и Мише.

— Скажи что ты нашёл способ открыть двери, пожалуйста, — встревожилась девушка.

— Не совсем... — загадочно ответил пилот.

— Как тебя понимать? — удивился Миша, упираясь одной рукой на столик капитана.

— Я смогу открыть двери, но не сейчас. Я нашёл доступ к солнечным батареям станции, но увы, работают только те, что с противоположной стороны солнца. Придётся выждать день, воздуха нам хватит, — пояснил Денис, косясь на дверь аварийной комнаты с баллонами.

— Плохая новость в том, что нужно ждать целый день? — поинтересовалась девушка, подойдя ближе к пилоту.

Денис повернулся к Лизе.

— Батареи скафандров сядут где-то через три часа и тогда мы начнём замерзать, — сказав, Денис подошёл к девушке, взял её за руку и посмотрел на экран показателей. — Твой скафандр не использовался для выхода в космос во время экскурсии Твайлайт, поэтому, запас батареи у тебя до четырёх часов.

— Стой, ты же сказал, что в каждой секции станции есть специальные шкафчики со скафандрами. Можно достать батареи из них, — предложил Миша.

— Думаешь, я об этом не думал? А ты видел эти скафандры? Посмотри, — Денис подошёл к шкафу, на секунду в нём скрылся и приволок за собой скафандр.

Он был массивнее тех, что были надеты на людях, а батареи были размером с походный рюкзак, находящиеся в отсеке с баллонами.

— Разные типы. У нас с вами лёгкие, для непродолжительных исследований, а это уже серьёзные, на случай долгого пребывания вне атмосферы. Их батареи с нашими системами несовместимы, даже контакты не те, — Денис извлёк из аварийного скафандра большую батарею и показал горе-коллегам.

— Можно же что-нибудь придумать? Хоть что-то? — беспокоилась Лиза. — Давайте переберёмся в другие скафандры, а?

— У тебя есть подготовка? Сомневаюсь. Даже с подготовкой к выходу в открытый космос, с это очень опасно. Вокруг нас абсолютный вакуум, температура ниже ста градусов по Цельсию. Если точно, то минус восемьдесят пять и то благодаря солнцу, которому всё же удаётся согревать экранированную станцию. Но страшно не замёрзнуть, а... получить смертельные травмы. Организм не может существовать в вакууме. Несколько секунд, максимум, и то будут необратимые последствия для здоровья. Чтобы надеть такой тяжёлый скафандр, нужно минимум пять-десять минут. Иными словами, даже если ты выживешь вне скафандра, то будешь обречена... — не договорил пилот.

— Хватит! — вскрикнула Лиза, начиная часто дышать. — Я всё поняла, не нужно подробностей, — села девушка на пол.

— Как только батареи скафандров сядут, замерзать начнём не сразу. Побольше шевелитесь, не засыпайте. Запасы воды лучше выпить до того, как она превратится в лёд, слева в углу шлема есть трубочка. Водный раствор не замерзает до минус пятнадцати, но при минус десяти лучше всё выпить, чтобы потом не мучиться от жажды. Не всё так плохо, я постараюсь найти другой способ открыть двери, — Денис сел в кресло капитана и повернулся к компьютеру. — Сейчас, берегите силы пока тепло. Лучше поспите, — посоветовал он.

— А как же ты? — спросила Лиза, ложась на пол.

— Я тоже скоро лягу, за меня не стоит волноваться, — не отрываясь от экрана, ответил Денис.

Время шло, пилот ни на секунду не отрывался от экрана компьютера, пытаясь разобраться в сложнейших схемах, функциях и записях. Практически ничего не работало, большая часть систем не отвечала как и главный компьютер станции, которому просто не хватало энергии. На другом экране выскочило сообщение, что нарушена курсовая устойчивость станции и там медленно сходила с орбиты — её притягивало земным притяжением. Рано или поздно, она должна была упасть, но Денис решил не говорить пока коллегам столь печальную весть.

Часы шли неумолимо, наступила ночь и солнце скрылось с другой стороны планеты, что погрузило станцию в кромешную тьму. Денис отключил фонарь своего скафандра, но достал несколько других аварийных костюмов и включил фонари на них, что позволило получить хоть какой-то свет.

Лиза спала, как и Миша. Усталый пилот периодически проверял их показатели. У него и у Михаила осталось примерно по двадцать минут до истощения батарей, как у Лизы на час больше и он был рад, что именно ей в этом плане так повезло, а значит, шанс выжить был самым высоким. Денис не стал говорить, что им вряд ли удастся продержаться до рассвета...

Как бы не хотелось спать, пилот продолжал терзать компьютер от которого зависели жизни всех присутствующих. Самым противным было то, что лучшего варианта, чем солнечные батареи, он никак не видел, что просто начинало его бесить. Совсем устав, он решил всё же выяснить что же такое произошло на станции. Денис подключил капитанский планшет к компьютеру и начал читать его последние записи. Да, в них было предупреждении об импульсе и довольно сильном, но капитан не видел в нём какой либо опасности и отдал приказ провести проверку системы защиты от аномалии. Через минуту следовал отчёт, что система работает успешно. Больше записей не было, что совсем озадачило парня.

Одиннадцать минут показывал наручный компьютер Дениса и батарея отключится. У Миши было двадцать пять минут и всё благодаря тому, что он спал — скафандр это учитывал и снизил рабочие токи, но продолжая поддерживать тепло.

Денис вновь примкнул к экрану капитанского компьютера, начиная читать автоматический журнал событий. Он пестрил большим обилием всякой непонятной технической информации с различными кодами процедур и операций, что протекали в Космопорте. Вот пошли сообщения о проверки противоимпульсной системы, всё так же было хорошо. Внезапно, появилось сообщение об отключении защиты против импульса. было непонятно как она вообще могла запуститься, если, согласно бортового журнала капитана, тот такого приказа не отдавал, но она была отключена и это факт. Через несколько минут было сообщение регистрации импульса, что он достиг станции, а затем десятки тревожных оповещений об отказах ключевых систем, в том числе и реактора, который был отключён автоматикой во избежание повреждения. Тем не менее, электричество ан станции ещё было, но система жизнеобеспечения полностью не работала. Воздух вышел всего за десять минут, а значит, у людей был шанс на спасение как в транспортнике, так и в скафандрах, вот только куда они все делись? Было хорошим вопросом. Отчётов об улетевших кораблях не было, как и о прилетевших после импульса. Энергосистема станции вышла из строя лишь через тридцать пять минут после пришествия аномалии!

Денис ещё раз пробежался по отчётам, но так и не понял куда делись все люди и почему отключилась защита против импульса. Всё было более, чем странно.

Три минуты. Денис начал быстро допивать последнюю воду. Он подошёл к Лизе, затем, к Мише, у них ещё был запас времени и парень не стал их будить. Пилот достал из других скафандров баллоны с воздухом и сложил их около кресла капитана, чтобы каждый раз не бегать к аварийному шкафчику. Денис сел в кресло, закрыл глаза и полностью расслабился. Полная тишина может свести кого угодно. Пилот был натренирован, Лиза — психолог, значит, более вынослива разумом, а Миша... Денис считал в этом плане его наиболее уязвимым. Голова гудела, глаза болели от многочасового чтения мелкого текста на ярком мониторе. Как же хотелось спать, окунуться в это тёплое, уютное ощущение и забыться, улетев в царство сновидений, даже если оно будет без снов. Тело становилось ватным, после долгой изнурительной работы даже кресло казалось комфортным для сна.

Раздался противный писк, от которого всё тело Дениса невольно дрогнуло. Парень посмотрел сонными глазами на экранчик, что приютился на его руке. Батарея разряжена и вот, всё электричество, которое осталось в скафандре, исходило из аварийной батареи... батарейки, которой хватало лишь на работу компьютера скафандра.

Денис неохотно встал с кресло, начиная ощущать как медленно подкрадывается холод. Он подошёл к Мише и осторожно его разбудил. Тот проснулся и без каких-либо слов встал на ноги, при этом посмотрев на свой экран.

— У меня осталось десять минут, а у тебя, дружище, похоже проблемы, — Михаил заметил показания компьютера Дениса.

— Ничего страшного, — Денис начал будит Лизу.

Девушка, завидев Дениса, короток ему улыбнулась и тоже встала на ноги.

— Я тебя ещё час времени, но я вынужден разбудить тебя пораньше. По инструкции, на аварийной батареи можно разговаривать ещё двадцать часов, но мне ещё в лётной школе говорили, что она может отказать куда раньше, такие штуки ненадёжны. Поэтому, оба, слушайте внимательно. Как только разрядитесь, двигайтесь как можно больше. Баллоны с воздухом вы сами менять не сможете, но у скафандров есть аварийный клапан, — Денис вытянул из компактного рюкзака небольшой шланг, — к нему подсоедините новый и новый баллоны, понятно? — говорил Денис.

— Почему ты так говоришь, словно тебя с нами уже не будет? — переживала Лиза.

— Я подготовил компьютер и как придёт солнце, всё что нужно будет, так нажать "Enter" на клавиатуре и система подаст энергию на весь этаж. Если я правильно понял записи, то на запуск системы безопасности уйдёт двадцать секунд и всё это время двери будут открыты! Не успеете, всё, шанс упущен и вы замёрзните раньше, чем сообразите как их снова открыть, — объяснил Денис.

Лиза села на один из свободных стульев.

— И всё же, ты говоришь так, словно тебя с нами не будет, — переживала девушка.

— Всякое может случиться, — Денис встал с кресла и пошёл разминаться, стараясь отогнать нарастающий холод. — Вы все должны владеть хоть каким-то инструкции по выживанию на случай... как я уже сказал, всякое может случиться.

Пилот посмотрел на часы, до рассвета было ещё далеко. Лиза и Миша попросили ещё раз объяснить что и как и им делать, когда к ним пожалует солнце и пилот так же подробно всё повторил.

— Помните, это наш единственный шанс выжить, — подошёл он к главному окну.

Каскады звёзд не казались такими приветливыми как раньше. Они словно наблюдали за шоу, которое происходило на мостике станции.

Прошло десять минут. У Миши села батарея и он начал ощущать первые признаки холода, да и на самой станции становилось всё холоднее из-за ушедшего солнца. Все трое поменяли друг другу баллоны с кислородом. Единственный плюс в этом мраке холода — запасов воздуха было даже в избытке.

Прошло тридцать минут. Батарея Лизы была уже на грани. Денис старался как можно больше двигаться, начиная отчётливо стучать зубами. У него не было возможности потеплее закутаться в пуховик или прижаться к той же Лизе, чтобы хоть немного согреться. Скафандр был спроектирован так, чтобы как можно дольше сохранять человеческое тепло и уменьшить влияние холода, однако, время бывает жестоким. Миша так же боролся с холодом, хотя то туда, то сюда по ровному гладкому полу. Лиза с ужасом смотрела на то, как её друзья страдают от холода, но увы, ничем помочь не могла, что просто её угнетало.

Прошло ещё двадцать минут. Батарея Лизы разряжена, радиосвязь, для экономии заряда вторых батарей, люди включали лишь только тогда, когда хотели к друг ругу обратиться. Миша явно был на грани паники из-за нарастающего холода и пытался разжать двери каким-то прутом, видимо, вырванным из перил дальней части мостика. Прут лишь гнулся, а двери ни на сантиметр не поддавались. Денис снова сел за капитанский компьютер. Из-за дрожащих рук он еда попадал по клавишам. У него не было доступа к энергоцепи двери. Чтобы его получить, нужно было включить систему безопасности, а это огромная трата энергии, которой могло просто не хватить и тогда, даже если выйдет солнце, никто уже не сможет подать электричество в системы станции. Ударив кулаком по планшету капитана, да так что тот разбился, Денис встал на ноги и начал быстро передвигаться по станции.

До рассвета осталось четыре часа. В скафандре Лизы тепла было больше чем у других, однако, она стучала зубами активнее всех. Худенькая девушка оказалась слабее, чем предполагал Денис, как же он хотел ей помочь... Да он сам себе помочь не мог. Вторая батарея едва успевала справляться с наледью, что образовывалась с внутренней части шлема. Если и эта батарея откажет, то пилот рисковал просто лишиться глаз, в образном смысле слова. Пальцы рук и ног начало сильно колоть, как бывает при долгом нахождении на улице в сильный мороз. К счастью, скафандр позволял немного подтянуть к себе руки и сжать их в кулаки, что даровало временную мер по защите пальцев. Скафандры делали лучшие учёные и они предвидели то, что конечности будут замерзать в первую очередь. Поэтому, в концах ног и рук были дополнительные утеплители, а вторая батарея подавала на них слабое тепло. Если бы не эти меры, Денис бы уже давно лишился всех пальцев...

До рассвета осталось три часа. Сильная усталость так и морила Дениса откланяться в сон. Света и Миша тоже еле передвигались, навёрстывая круг за кругом. Пилот посмотрел к экран руки и показатели температуры в скафандре ему совсем не нравились. У Миши дела обстояли не самым лучшим образом — почти весь его шлем изнутри обледенел, что говорил о том, что вторая батарея начала отказывать, видимо, сказался сильный холод. Лицо Лизы вовсе было бледным и даже на нём играли частички инея.

— Нужно продержаться, осталось нем... немного, — дрожащим голосом сказал Денис в одном из радиоэфиров.

До рассвета осталось два часа. Кто же мог подумать, что человеческий организм может быть неожиданно таким сильным? Вопреки всему и невзирая на чудовищный холод, люди всё продолжали ходить по кругу, словно заключённые на прогулке. Денис перевёл большую часть мощности батареи на согревание конечностей, понимая что к рассвету они просто заледенеют и станут сосульками, но увы, из-за такой нагрузки батарея просто могла не "дожить" до прихода солнца. Тем не менее, он сделал тоже соме Лизе и с крайней неохотой Мише, понимая, что его батарея вовсе вот-вот отключится.

Через полчаса Миша внезапно упал на пол. Все тут же вышли в радиоэфир. Из-за наледи в шлеме его лицо практически не было видно.

— Я больше не могу, — сказал руководитель, дрожа всем телом. — Я не чувствую пальцев... вообще, — прошептал он.

— Мишенька, потерпи ещё немного, — заплакала девушка.

Тот не отвечал, а наледь полностью скрыла его лицо.

— Нам нужно двигаться, — Денис силой поднял Лизу.

Девушка, продолжила навёрстывать круги вместе с Денисом, а солнце всё никак не появлялось... да и рано ему ещё, ведь время невозможно ускорить, ведь осталось ещё полтора часа.