Бонни и Клайд

"Leurs noms Bonnie Parker et Clyde Barrow." (Serge Gainsbourg)

Твайлайт Спаркл Спайк

Грань миров: Эволюция

Рассказ о пони... Или нет. В общем,о той, чьей жизни не должно было быть. Она не такая как все... Она полумантикора.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Planescape: сказка о Бестолочи

Рука и круп – в другом сообществе подобное словосочетание вряд ли бы вызвало сколь-либо яркую реакцию. Ну а у нас всё сразу становиться очевидно – попаданец, ясен хрен (можете кидать).

ОС - пони Человеки

Неприкаянный

История о пони, который пытается делать что‐то хорошее. Оценят ли окружающие его талант и старание?

ОС - пони

Маленькое потерявшееся Солнышко

- Ты лицемерка! У тебя самой нет друзей! - звучат обидные слова Сансет в ушах принцессы Селестии. Стоя в коридоре перед комнатой своей ученицы, она вспоминает все события, оставившие её наедине с миром, во главе огромного королевства. А маленькое Солнышко в это время мчится прямиком в ловушку...

Принцесса Селестия ОС - пони Сансет Шиммер

За семьи и свободу

Всего через двенадцать часов Сильверстрим уедет на каникулы, оставив Галлуса одного в Школе Дружбы. Несмотря на все уговоры, он наотрез отказался поехать с ней и даже не объяснил почему. Но вскоре всё изменилось, когда поздней ночью к нему в дверь постучалась очень необычная пони и задала каждому простой вопрос: “Зачем вы приехали в Школу Дружбы?” И если ответ их будет “Затем, чтобы найти друзей”, то… Почему?

Другие пони

Мои крылья защитят тебя

Неожиданно уснув в библиотеке, Эппл Блум, проснувшись, понимает, что на улице разразился сильный шторм. По мере усиления бури растёт и страх в сердце кобылки. Твайлайт делает всё возможное, чтобы успокоить жеребёнка, но шторм не утихает и обещает продлится до утра, сумеет ли аликорн помочь земной пони побороть страх во время этой долгой и ужасной ночи? Примечание: время действие истории относится ко времени 4 сезона.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони

Держись, Бон Бон!

Скромная и милая земнопони-кондитер, живущая в Понивилле, имеет ещё и другую работу. По этому роду деятельности она часто совершает поездки в разные места в Эквестрии — а то и за её приделы. Увы, рассказывать об этом соседям она не имеет права. Зато выполнение заданий таинственного Агентства вносит разнообразие в размеренность повседневной жизни. Вниманию читателей предлагается один такой день из жизни бежевой кобылки и её подруги-единорожки, каким его увидел автор.

Лира Бон-Бон ОС - пони

Кровавый изумруд 3

Хуманизация знакомых персонажей "Кровавого изумруда"

Пинки Пай Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони Вандерболты Мод Пай

Каменный кекс

Да, это именно то, о чём вы подумали. Если вы ни о чём не подумали – НЕ читайте этот рассказ.

Пинки Пай Мод Пай

Автор рисунка: aJVL

Монстр Понивиля

Итак, началось всё с того, что в Эквестрии появился попаданец. Да, именно так. А пока дорогие читатели разбивают себе лица фэйспалмами от так и прущей во все стороны оригинальности сего произведения, я поспешу заметить, что на оригинальность тут никто и не претендует. Мне даже неохота придумывать попаданцу имя, которое наверняка окажется идиотским. Мне также неохота описывать его внешность, так как описания эти, скорее всего, половина читателей просто пропустит. И уж тем более мне неохота придумывать, каким раком он вообще оказался в Эквестрии. Через пространственно‑временной тоннель, случайно открытый находящейся рядом с его домом физической лабораторией, или в результате действия заклинания Дамблдора — не важно. Важно то, что он сейчас лежал на спине, удивлённо хлопал глазами и смотрел в синеющее над ним небо.

«Ну и чудеса! — подумал он. — Где это я очутился? Надо бы оглядеться…»

Слегка приподнявшись на локтях, он посмотрел по сторонам. Вокруг него на небольшом расстоянии торчали из земли какие‑то палки полуметровой высоты.

«Кустики!» — идентифицировал их попаданец, вспомнив уроки биологии.

Внезапно из этих кустиков выскочил маленький жёлтенький зверёк и испуганно замер, увидев попаданца.

— Привет, хомячок! — поприветствовал его тот. — Не знаешь ли ты, что это за место?

Зверёк с писком скрылся обратно в зарослях.

«Так, хомячки со мной не разговаривают, значит, это, возможно, не бред, а реальность!»

На то, что у «хомячка» имелось жало, попаданец внимания не обратил. Он с кряхтением поднялся, огляделся и тут же чуть не повалился обратно от удивления. То, что он принял за кусты, на самом деле оказалось лесом, только очень миниатюрным. Высотой не более полуметра, он простирался вокруг метров так на пятьдесят. За ним вдали поднимались горы, на склоне одной из которых прицепился красивый замок.

«Вот те нате! Эквестрия! Только очень маленькая. Или она такая и должна быть? Или это я вдруг так вымахал, типа привет от „Растишки“? Ай, пофиг! Просто пойду в Понивиль и поищу там поней. С маленькими играть даже интереснее!»

И с такими вот странными мыслями попаданец начал прокладывать себе дорогу через лес, ломая попадающиеся на пути деревья и направляясь в ту сторону, где, по его нехитрым расчётам, должен находиться Понивиль.

А тем временем пять подруг сидели за столиком в «Сахарном уголке» и дожидались Флаттершай.

— Вечно она опаздывает на наши встречи! — злилась Рэйнбоу Дэш, от скуки летая под потолком и пиная люстру. — Хоть бы раз пришла вовремя! Уверена, она сейчас лечит очередного зверька, подхватившего занозу, или прячется под диваном, испугавшись собственного хвоста!

— Рэйнбоу, как тебе не стыдно! — отчитала её Рарити. — Это же твоя подруга! К тому же я уверена, что у неё есть веские причины для того, чтобы немного задержаться… О, похоже, это она!

Все обернулись на звук резко открывшейся двери, но это была вовсе не Флаттершай, а зебра из Вечносвободного леса, которая ввалилась в «Сахарный уголок» на непривычно быстрой для неё скорости и никак не могла отдышаться.

— Зекора? — удивилась Твайлайт. — Что ты тут делаешь?

— Там… Там… — от волнения колдунья никак не могла придумать подходящую рифму. — Бежала к вам я, не жалея ног, ибо идёт сюда из леса… идёт из леса…

— Осьминог? — предположила Рэйнбоу.

— Носорог? — включилась в игру Пинки.

— Яблочный пирог? — сказала Эпплджек, особо не надеясь на правильный ответ.

— Шоколадный кусок? Голодный носок? Ходячий цветок? — продолжала угадывать Пинки. — Открытый урок? Водный поток? Весёлый бульдог? Постой! Неужели… Бог?

— Ужасное чудовище! — выпалила Зекора и выбежала из кондитерской.

— Но это же не в рифму! — недоумённо воскликнула Пинки. — Или в рифму? Нет, определённо не в рифму! Может, это будет в рифму на зебринском языке? Ой, у меня кончик языка дёргается!

— Он всегда у тебя дёргается! — заметила Дэш.

— Нет‑нет! Это пинки‑чувство, и оно подсказывает, что… сюда идёт ужасное чудовище!

Пони высыпали наружу и, к своему ужасу, увидели, что Пинки права. Над Вечносвободным лесом возвышалась гигантская фигура, которая не привидится даже в самом страшном кошмаре. И она определённо направлялась прямиком в город.

— Эй, там же домик Флаттершай! — воскликнула Эпплджек.

— Пинки! Рэйнбоу! — скомандовала Твайлайт. — Предупредите всех понивильцев о надвигающейся опасности! А мы найдём Флаттершай!

В это самое время жёлтая пони стояла неподалёку от своего домика и наблюдала за сидевшей на травинке бабочкой. Бабочка была очень необычная, с яркими цветными пятнышками, и пегаска разглядывала её и умилялась уже второй час, не в силах оторваться. Внезапно до краешка её слуха донеслись далёкие крики. Подняв голову, Флаттершай увидела своих друзей, бегущих к ней и что‑то кричащих.

«Ой, мамочки! — прошептала она. — Неужели они так расстроились из‑за того, что я немного опоздала на встречу?»

Пегаска боялась, что подруги своими криками напугают бедную бабочку, и та улетит и больше никогда не вернётся.

— Флаттершай! Оглянись! Там… Там… — что есть мочи кричала Твайлайт, но та ещё не могла её расслышать и только удивлённо хлопала глазами.

Внезапно Флаттершай почувствовала, что кто‑то теребит её за ногу. Посмотрев вниз, она увидела Энжела, который с округлившимися глазами пытался ей что‑то показать.

— Что случилось, Энжел? Ты проголодался?

Кролик развёл лапки в стороны, чертя в воздухе некую окружность.

— Эм… Я не совсем понимаю. У тебя болит животик?

Кролик сделал фэйспоу, а затем стал топать и размахивать передними лапками.

— Тебе приснился кошмарный сон? Не бойся, я расскажу тебе добрую сказку, и ты…

Энжел шумно вздохнул, схватил её за нос и резко развернул в сторону леса. Увидев приближающегося гигантского монстра, под натиском которого уже ломались деревья на опушке, жёлтая пони в ужасе запищала и спрятала лицо в гриве.

— Флаттершай, бежим! — кричала Твайлайт, подбегая и пытаясь вывести подругу из ступора.

— Скорее, оно сейчас будет здесь! — крикнула Эпплджек, схватив пегаску за хвост и собираясь тащить её силой.

— Но там же мои зверята! — крикнула опомнившаяся Флаттершай.

— Не беспокойся, дорогуша! — сказала Рарити. — Они сами смогут о себе позаботиться.

Действительно, питомцы Флаттершай под руководством Энжела уже вовсю эвакуировались через окно. Последним, чуть не застряв, оттуда выбрался медведь Гарри. И как раз вовремя.

— БДЫЩ! — на месте домика Флаттершай теперь размещался гигантский кроссовок.

— Ой! — огорчился попаданец, прикрыв рукой рот и глядя вниз. — Кажется, я на что‑то умудрился наступить.

Тут он заметил четырёх разноцветных тараканов, бегущих от него в сторону городка.

— Не может быть! Это же…

Попаданец решил проверить свою невероятную догадку. Он нагнулся, вытянул вперёд руку и попытался ладонью преградить беглецам путь, чтобы получше их рассмотреть.

— Поднажмите! — крикнула Эпплджек, увидев медленно опускающуюся с небес гигантскую пакшу.

Хоть Твайлайт и обогнала фермершу в Забеге Листьев, используя тактику размеренного бега, сейчас был явно не тот случай, когда эту тактику следовало применять. Поэтому неспортивная библиотекарша уже порядком отстала от своих подруг, даже от Рарити. Что касается Флаттершай, пугливая пегаска шпарила далеко впереди, ставя рекорды скорости.

— БУМ! — лапа монстра опустилась на дорогу.

Эпплджек в ужасе обернулась, боясь увидеть фиолетовое пятно вместо своей подруги. Но та каким‑то чудом избежала ужасной гибели и теперь пыталась догнать остальных.

— Ой‑ой! — пробормотал попаданец, поднимая руку и разглядывая её. — Я только что чуть не раздавил… Твайлайт? Надо быть осторожнее. Блин, они теперь могут подумать, что я плохой! Надо объяснить им, что я не желаю зла!

— Постойте! — крикнул он. — Я вас не обижу!

— АГРРРРР! — услышали пони рёв монстра и поднажали.

А в Понивиле в эти минуты царила паника. Пони в спешке покидали свои дома и бежали в сторону железнодорожной станции в надежде успеть на отбывающий поезд. Вот местный диджей тащит тележку с горой драгоценной аппаратуры, вот маленький жеребёнок выронил своего плюшевого мишку и со слезами хочет за ним вернуться, а мать‑единорожка уволакивает его телекинезом дальше по дороге. А вот и госпожа мэр, которая тщетно пытается успокоить объятых ужасом жителей, а затем и сама присоединяется к ним.

В общем, две подруги постарались на славу. И хотя Дэш говорила горожанам, что монстр вовсе не страшный, и она в два счёта бы с ним расправилась, если бы её не умоляли слёзно не трогать малыша, то Пинки убеждала всех, что это самый настоящий демон, вырвавшийся прямиком из Тартара и уже съевший несколько десятков пони.

— Ну? — спросила Эпплджек, когда вся шестёрка собралась посреди почти опустевшей улицы города. — Что дальше?

— А дальше я наваляю этому уроду как следует! — Дэш сорвалась с места, увернувшись от пытающихся остановить её копыт и зубов, но внезапно грохнулась на землю, а её округлившиеся глаза заблестели от восторга.

В небе над Понивилем, оставляя за собой три тёмных дымчатых полосы, летели Вандерболты. Они направлялись прямиком к высившейся вдали фигуре монстра. Тот пока их не замечал, так как старательно изучал свой маршрут, боясь наступить ещё на что‑нибудь или кого‑нибудь.

— Приём! Приём! Спитфайер! Приём! Как меня слышно? Приём!

— Слышу тебя хорошо, Соарин. Докладывай обстановку.

— Вижу цель, она примерно в километре отсюда.

— Хорошо. По моей команде начинаем атаку. Отбой.

— Ребят, вы можете нормально разговаривать? Приём‑отбой! Кто это вообще придумал?

— Заткнись, Флитфут! Не засоряй эфир!

— Ладно, ладно… Эфир ещё какой‑то…

— Флитфут!

— Да всё, молчу я!

Попаданец заметил приближающиеся к нему точки и принял их за каких‑нибудь ос.

— Кыш! — крикнул он и отмахнулся рукой.

— Осторожно!!! В сторону! В сторону!

Пегасам с трудом удалось избежать столкновения со смертоносной пакшей, и теперь они заходили на второй круг, готовясь к атаке.

— Вперёд! За Эквестрию! — заорала Спитфайер, и Вандерболты устремились прямо к харе монстра.

— Ауч! Ай! Да какого… — попаданец никак не мог понять, что за слепни‑переростки мельтешат вокруг него и периодически врезаются то туда, то сюда. От такого мельтешения его глаза заслезились, а в носу начало неприятно зудеть.

— А… А… А…

— Флитфут, осторожно! Не подлетай близко к его…

— А… А… А… АПДЫДЫЩ!!! — чих монстра был подобен грому, а ударная волна раскидала Вандерболтов в разные стороны, и они, потеряв управление, один за другим попадали на землю подобно метеоритам.

— Вот чёрт! — пробормотал попаданец, вытирая с носа набежавшие сопли. — На миг мне даже показалось, что это были Вандерболты.

— Нет! — в ужасе крикнула Дэш, увидев падение своих кумиров. — Ты поплатишься за это, жирный кусок недоразумения!

— Нет, Рэйнбоу! — остановила её Твайлайт. — Это слишком опасно! Мы должны ждать, пока не прибудет…

— Не бойтесь, мои маленькие пони! Мы уже здесь! — позади них приземлилась золотая повозка с запряжёнными в неё пегасами, в которой стояли сёстры‑принцессы.

— Принцесса Селестия! — радостно крикнула Твайлайт.

Луна ожидала, что её тоже кто‑нибудь назовёт, но не дождалась и слегка приуныла.

— Принцесса, нам нужны Элементы Гармонии, чтобы справиться с этим монстром!

— Постой, моя ученица! — Селестия вместе с сестрой сошла с повозки. — Мы должны попробовать уговорить его покинуть Эквестрию с миром. Давай, сестра, я уверена, что у тебя получится.

Та набрала в грудь побольше воздуха.

— СТОЯТЬ, ЗЛОБНОЕ ЧУДОВИЩЕ! НЕМЕДЛЕННО ПРЕКРАТИ НАПАДАТЬ НА ЖИТЕЛЕЙ ЭКВЕСТРИИ И ОТПРАВЛЯЙСЯ ТУДА, ОТКУДА ПРИШЁЛ!

Попаданец удивлённо огляделся, ища источник до боли знакомого голоса.

— Нет, я совсем не злобный! — сказал он. — Я добрый и хочу с вами дружить! А кто это говорит?

— АГРРРРР! — раздался над городом душераздирающий рёв монстра.

— Если бы мы только могли понимать его речь! — раздосадованно пробормотала Луна.

— Он говорит «Кто из вас тут самый съедобный?», — перевела Пинки. — И что нам не жить!

— Ты уверена, что он так и сказал?

— Абсолютно! И ещё он спрашивает, кто это осмелился с ним говорить.

— Ладно. ЗНАЙ ЖЕ, МОНСТР, ЧТО С ТОБОЙ ГОВОРИМ МЫ, ПРИНЦЕССА ЛУНА!

— Луняшка! — обрадовался попаданец, так как о встрече с ночной принцессой мечтал больше всего на свете, и рванул в сторону, откуда шёл голос.

— Он не послушал нас и идёт сюда! — констатировала Луна.

Селестия встала рядом с ней в боевую позу.

— Готовься к бою, сестра. Я не хотела применять силу, но это чудовище не приемлет дипломатии. Огонь!

С их рогов сорвались сгустки магической энергии и полетели в сторону надвигающегося попаданца. Тот, к несчастью для него, заметил их слишком поздно и не успел прикрыть своих друзей, которые приняли на себя весь удар.

— Ааааааа! — заверещал он голосом, которому позавидовал бы сам Микки Маус.

Оконные стёкла понивильских домов разлетелись вдребезги, а сами пони поспешно зажали уши копытами. Монстр согнулся от боли и отступил, обратив несколько домов в руины.

— Похоже, наши усилия лишь делают его злее! — Селестия достала из повозки коробку с Элементами Гармонии. — Выхода нет, используем последнее средство!

Шестёрка надела Элементы и выступила вперёд.

— Тебе не устоять перед магией дружбы, монстр! — крикнула Твайлайт, но тот её, разумеется, не услышал. Хотя он сейчас, будучи очень обеспокоен судьбой своего наследия, не услышал бы даже и кантерлотского наречия принцессы Луны.

Все шесть Элементов, как по команде, начали светиться. Пять лучей встретились на вершине диадемы Твайлайт и ударили в монстра мощным сияющим потоком.

Попаданец на этот раз заметил приближающиеся к нему очередные неприятности и тут же прикрылся, но, вот беда, не там, где надо, ибо магия Элементов Гармонии жахнула прямо ему в харю. За этим последовала ослепляющая вспышка света, от которой пони поспешно отвернулись, щурясь и пытаясь разглядеть результат своих трудов.

Результат не заставил себя долго ждать, и вскоре свечение спало. Нет, монстр не был отправлен на луну. И даже не обращён в статую самому себе. Он вообще не был никак обезврежен и просто стоял, лупая глазами и пытаясь проморгаться.

— Какого чёрта вы творите? — с негодованием вопросил он у кучки разноцветных жуков, уставившихся на него.

— АГРРРРР! — услышали те.

— Идите к чёрту и умрите! — перевела Пинки Пай. — Что? Он так и сказал!

— Элементы Гармонии… не сработали… — пробормотала Твайлайт, мировоззрение которой только что начисто перевернулось. — Но это невозможно! Они безотказны! Они должны подействовать на любого, кто несёт в душе зло и ненависть!

Попаданец улыбался своей самой дружелюбной улыбкой, которую пони справедливо принимали за звериный оскал. Решив попытаться ещё раз наладить контакт, он уселся на корточки перед ними. Точнее, хотел усесться на корточки, но вместо этого уселся прямо на шпиль городской ратуши. Реакция последовала незамедлительно.

— АГРРРРР! — Твайлайт с ужасом наблюдала, как монстр в приступе ярости разносит близлежащие дома.

— Фууууу! Как ему не стыдно так ругаться! — поморщилась Пинки, и в этот раз она, как ни странно, перевела правильно.

— Только не библиотека! Только не библиотека! — умоляла Твайлайт со слезами на глазах. — Только не…

— БДЫЩ! — огромный дуб одним неосторожным пинком ноги был вырван с корнем и укатился в сторону.

— Твайлайт, быстрее! — обернувшись, единорог увидела, что принцессы и все её подруги, кроме летающей Рэйнбоу, уже каким‑то раком уместились в маленькую повозку.

Бросив обречённый взгляд в сторону своего разрушенного дома, Твайлайт, хватаясь за протянутые копыта, кое‑как забралась в повозку.

— Трогай! Трогай! Трогай! — закричала Селестия, и пегасы, только этого и ждавшие, рванули в сторону Кантерлота.

Так Понивиль меньше чем за час был сдан попаданцу, для которого это стало очень большим сюрпризом. Постояв немного на одном месте и недоумённо почесав затылок, он попытался восстановить разрушенные здания, но вскоре ему это надоело, и он просто начал без дела слоняться по городу.

А в тронном зале Кантерлота тем временем шёл военный совет. Пони изо всех сил пытались придумать, как же им изгнать коварного монстра из Эквестрии.

— А что если он умеет откладывать яйца? — продолжала нагонять страх Пинки. — А что если он отложит яйца, а из них вылупятся маленькие монстрики, которые потом вырастут и тоже отложат яйца? А если…

— Пинки! — шикнула на неё Рэйнбоу, которая после всего увиденного уже не горела желанием сражаться с монстром в одиночку.

— Принцесса! — прокричала запыхавшаяся Твайлайт, вбегая в зал. — Я перерыла всю библиотеку, но нигде нет ни единого упоминания об этом существе!

— Мы уже говорили, что там ничего такого нет, — надменным голосом произнесла принцесса Луна. — Мы прочитали там все книги, и нам лучше знать, что там есть.

— Луна, сейчас не время для ссор! — строго сказала Селестия. — Мы должны срочно придумать, как изгнать это чудовище, пока оно не натворило ещё больших бед.

— Эм, я думаю… — робко пискнула Флаттершай, но её никто не услышал.

— Принцесса, а что если монстр попытается забраться сюда, на гору? Не пора ли начинать эвакуацию Кантерлота?

— Я тут подумала…

— Нет, Кантерлот в относительной безопасности, по сравнению с другими городами Эквестрии. Его стены защищены древней магией, к тому же он находится слишком высоко, чтобы даже такой большой монстр смог легко сюда взобраться. А наши солдаты будут сдерживать его натиск столько, сколько понадобится.

— Мне кажется, что…

— А если он умеет выдыхать огонь? — снова начала нести чушь Пинки. — Или плеваться кислотой? Или выдыхать плевки огненной кислоты?

— Можно я…

— Успокойся, Пинки! — сказала Эпплджек. — Он пока ничего такого не делал, стало быть, не умеет.

— Вы должны меня выслушать…

— А что если, пока мы тут болтаем, он поступит в школу монстров и изучит там такие штучки, которые нам даже и не снились? А? Что тогда? Вы подумали об этом?

— Простите, я только…

— Пинки, какая ещё школа? Это уже совсем бред…

— ТИШИНА!

Все присутствующие дружно повернулись к жёлтой пегаске, которая от всех этих взглядов тут же сжалась в комок.

— Задатки кантерлотского наречия! — восторженно прошептала Луна. — Она нам нравится.

— Да, Флаттершай? — сказала Селестия. — Мы тебя слушаем.

— Ну… я подумала… что можно… как бы… вышибить клин клином?

— Чего? — недоумённо спросила Рэйнбоу. — Мы тут вообще‑то пытаемся придумать, как монстра победить, а не про какие‑то клинья рассуждаем.

— Я имела в виду… что можно одолеть чудовище, если использовать против него другое чудовище… наверное…

— Отлично! — саркастически заметила Дэш. — И где мы, по‑твоему, возьмём в Кантерлоте чудовище? Они, знаешь ли, на дороге не валяются.

— Прекрасная мысль, Флаттершай! — внезапно воскликнула Селестия. — Возможно, это вам не понравится, но это, пожалуй, единственный выход. За мной!

И Селестия повела их к выходу. Они вышли наружу и направились куда‑то в сторону по пустынным улочкам. Жители города уже прознали об ужасной твари, орудующей в Понивиле, поэтому сидели по домам и не высовывались. Друзья всё шли и шли, сворачивая то влево, то вправо, и внезапно Твайлайт с удивлением обнаружила, что они оказались в знаменитом кантерлотском саду. Здесь было тихо, лишь где‑то вдалеке пели какие‑то птицы, и ветер шелестел в листве ровно подстриженных кустов.

— Принцесса, я не совсем понимаю, — подала голос Твайлайт. — Зачем мы здесь? Постойте, это же… Нет, вы же не хотите сказать, что…

— Да, Твайлайт, — сказала Селестия, остановившись возле печально знакомой каменной статуи, в ужасе прикрывшейся уделанными голубями лапами. — Как это ни печально, но мы должны освободить Дискорда. Только он может помочь нам победить монстра.

— Но он чуть не поработил всю Эквестрию! — воскликнула Рарити. — От него одни неприятности!

— Не беспокойтесь, — сказала Селестия. — Если он снова начнёт устраивать беспорядок, вы всегда сможете обратить его в статую вновь.

— Что ж, если вы считаете, что это будет правильно, принцесса… — Твайлайт встала напротив статуи, и подруги последовали её примеру. Снова лучи врезались в диадему, и снова из неё вырвался ослепительный поток света. Он окутал статую, и та через мгновение исчезла. Все восемь пони с недоумением уставились на то место, где она стояла. Такого они никак не ожидали увидеть.

Дискордов было двое. Они сидели на старых скрипучих стульях друг напротив друга за низеньким журнальным столиком. Если правый прямо‑таки светился от счастья, то левый мрачно смотрел исподлобья, скрестив на груди лапы. На столике лежала шахматная доска, на которой, переминаясь с ноги на ногу, стояли маленькие фигурки. При ближайшем рассмотрении выяснялось, что это тоже дискорды. Вот чёрная и белая дискорды‑пешки исподтишка показывают друг другу неприличные жесты, а вот чёрная королева‑дискорд обмахивается веером и игриво подмигивает стоящему через клетку белому дискорду‑епископу, который, напыжившись, изо всех сил старается этого не замечать.

— Дискорд! — воскликнула Рэйнбоу. — Какого сена ты делаешь? И почему тебя двое?

— Шшшшш! — зашипел на неё левый Дискорд. — Не мешай! Из‑за тебя я сейчас проиграю!

— Ты проиграешь в любом случае, бро! — заметил правый Дискорд. — Давай, твой ход!

— Стой, подожди ещё секунду!

— Секунда прошла!

— Ещё одну секунду!

— И ещё одна прошла!

— Хм, может, стоит попросить больше времени? Ай, ладно! Хожу рыцарем! — левый Дискорд схватил своей птичьей лапой брыкающегося чёрного рыцаря и поставил неподалёку от белого короля, который в ужасе упал на колени и начал молиться небесам.

— Шах! — обрадованно воскликнул левый Дискорд, но, заметив ухмыляющуюся физиономию своего оппонента, насторожился.

— И мат, дорогой мой! И мат! — белая ладья направилась в сторону чёрного короля и встала так, что все пути к его спасению оказались отрезаны.

Белый епископ захлопал в ладоши и при помощи языка издал неприличный звук в адрес чёрной королевы.

— Я победил! — завопил правый Дискорд. — Белые победили! Я же говорил, что добро всегда побеждает зло! А ты мне не верил, лопух!

— Это потому что вы всегда ходите первыми, проклятые читеры! — буркнул тот.

— Дискорд! — крикнула Селестия. — Что за балаган ты тут устроил?!

— Дело в том, моя дорогая Селестия, — сказал правый Дискорд, вставая из‑за стола и начиная расхаживать взад‑вперёд с видом школьного учителя литературы, в то время как его оппонент с грустной миной принялся собирать фигурки в коробку, — что за время моего пребывания в статуе моя личность невероятнейшим образом раздвоилась. А точнее — растридцатичетверилась, если считать ещё и этих, младшеньких, — он указал на фигурки, которые, услышав, что речь о них, радостно замахали лапами.

— Дискорд, немедленно прекращай дурачиться! — разозлилась Луна. — Мы не просто так тебя освободили!

— Ой, Луняшечка! — воскликнул тот, направляясь к ней. — Где ты пропадала? Не припомню, чтобы я встречал тебя во время моего последнего высвобождения. Но ты всё такая же лапочка, как и тогда, когда я впервые тебя увидел! Ты была такая малюсенькая, всё время плакала и икала! А помнишь, как я нянчил тебя на руках?

— Дискорд, ты никогда нас не нянчил, понятно тебе?!

— Да? — удивлённо спросил тот. — Ну, это никогда не поздно исправить!

Он подхватил Луну на руки и начал медленно покачивать.

— Пусти нас, гибрид недоделанный! — кричала та, пытаясь выбраться.

— Нет, — внезапно посерьёзневшим голосом сказал хаосит, — я твой отец.

— Что?! Хватит нести чушь! — ещё сильнее забрыкалась Луна, хотя в её голосе звучала смутная неуверенность.

— Ладно, — Дискорд вдруг исчез, из‑за чего Луна грохнулась на землю, а затем появился рядом. — И что же вы от меня хотели? Быть может, вы хотели меня перевоспитать, чтобы я стал добреньким и помогал вам противостоять различным злым дядюшкам?

— Пока только второе, — сказала Селестия. — В Эквестрии появился ужасный монстр, и ты должен…

— Стоп‑стоп‑стоп! То есть вы, ни с того ни с сего, решили, что я вдруг стану вам помогать? — Дискорд махнул рукой. — Да ладно, вы это серьёзно?

— Никто здесь кроме тебя не шутит! — сердито сказала Твайлайт.

— А, тогда ладно! — внезапно согласился Дискорд, щёлкнув пальцами, из‑за чего столик, шахматы и второй Дискорд пропали. — Где этот бугай?

— В Понивиле. Если он, конечно, не перебрался за это время куда‑нибудь ещё.

Попаданец действительно был всё ещё в Понивиле. Он стоял на карачках и лизал «Сахарный уголок», но внезапно почувствовал, что кто‑то трогает его за плечо. Обернувшись, попаданец увидел стоящего рядом с собой Дискорда.

— Извините, — невинно спросил тот, — вы не подскажете, как пройти к ближайшему метро?

«Дискорд вернулся! — обрадованно подумал попаданец. — Сейчас я его уделаю, и пони поймут, что я хороший!»

А вслух он воинственно закричал, как резаный даун, и бросился на хаосита. На том тут же появилось белое кимоно с жёлтой лентой «Do not cross» вместо пояса.

И началась ультраэпическая битва гигантов. Дискорд был весьма хорош в бою, используя различные приёмы из каратэ, кунг‑фу и джиу‑джитсу. Попаданец тоже думал, что использует какие‑то приёмы, а на деле он просто тупо орал и размахивал руками и ногами, как придурок. Где‑то через десять минут, когда противники изрядно покружили по городу и снесли мимоходом ещё восемь домов, попаданец наконец пропустил хук справа и, издав протяжный вопль, от зависти к которому повесился бы любой корабельный гудок, грохнулся прямо на яблочную ферму, раздавив при этом кучу яблонь и многострадальный амбар. Прошла минута, но больше он не шевелился.

Вскоре в город потянулись первые пони, издали наблюдавшие за битвой. Одна маленькая кобылка осторожно подошла к хаоситу.

— Спасибо, дядя Дискорд! — сказала она. — Ты спас нас от этого ужасного чудовища!

— Да, это было нелегко, но я сумел его одолеть, — сказал Дискорд, встав в позу Оптимуса Прайма. — И хоть мы с вами совершенно разные, в каждом из нас живёт искра доброты и надежды. Теперь я всегда буду защищать народ пони от любых опасностей, которые будут ему грозить…

А пока Дискорд говорил этот длинный и крайне эпический монолог, из поваленного набок дерева‑библиотеки, зевая и потягиваясь, вышел Спайк.

— Эй, Твайлайт! Представляешь, я сегодня видел сон, будто я капитан пиратского корабля и… — тут он наконец смог разлепить глаза и огляделся вокруг. — Мда, а разбудить меня никто не догадался, верно?