Хорошее отношение к лошадям

Эпплджек в тайне мечтала о вещах, которые совершенно не вяжутся с её извечным образом фермерши-пацанки. Ей грезился романтический вечер, когда какой-нибудь особенный пони отнесётся к ней, как к настоящей леди. И оказывается всё, что для этого было нужно, чтобы некая пегаска с гривой всех цветов радуги застукала её наряженную в платье. Этот неловкий момент приведёт их в конечном итоге к вечеру, который они никогда не забудут. Рассказ – победитель конкурса ЭпплДеш!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Спайк

Ограбление по-понивильски

Много лет назад Понивиль был ещё меньше, чем сейчас. Но всё же он был не настолько мал, чтобы в нём не могло произойти первое в его истории ограбление банка. В неповторимом понивильском стиле.

Другие пони ОС - пони

Винил и Октавия помогают музыкантам

Винил и Октавия - главные музыканты в Понивилле. Но Эквестрия огромна, а следовательно и разнообразных музыкантов в ней полно. И многие из них обращаются за помощью к понивилльской парочке.

DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Октавия

Игра в шахматы

По поручению Грогара Коузи Глоу отправилась в домик Меткоискателей, чтобы разыскать там древний артефакт. Но когда она забралась внутрь, туда неожиданно вернулась Скуталу, и чтобы не попасть в неприятности Коузи решила пойти на хитрость и соблазнить оранжевую пегаску.

Скуталу Другие пони

Черное Солнце

Узнав, что неподалеку от городка Хуфбей пони-археологи откопали руины древнего города, Твайлат решает отправляется туда и взглянуть на интересную находку своими глазами. Вместе с ней едут Рейнбоу Дэш в поисках приключений и Рэрити, которой просто хочется немного отдохнуть на морском побережье. Эпплджек, Пинки Пай и Флаттершай остаются в Понивилле, занятые своими делами. А в это время кровожадный монстр, служивший Дискорду в Эпоху Хаоса, пробирается во дворец принцессы Селестии, чтобы отомстить..

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Дерпи Хувз ОС - пони Дискорд

Самая верная и надежная

Эпплджек просыпается однажды серым холодным утром с осознанием того, что жизнь ее приняла неприятный для нее оборот: позволив себе хотя бы в мелочах пренебречь заветами отца, она в итоге столкнулась с последствиями.

Эплджек

Сумасшедший дом в Эквестрии

Это мир слишком спокоен. Да и этот заскучал. Может их перемешать? Смерть и похищения? Свадьба и покой? Или пробуждение убитого в другом мире? Что будет ждать эти творения?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони Человеки

Гротескная Эквестрия, или маленькое шоу больших пони

Скука. Скука и бездействие доводит существ до самых разных типов деятельности, начиная с моделирования субмарин из макарон и заканчивая конструированием гигантской тарелки спагетти из подводных лодок. Центральная тема нашего (не слишком) познавательного шоу: скука, которая вынудила наших пони заниматься тем, о чем вы сейчас прочитаете. Скука и чрезмерная любопытность. И изобретательность. хотя ее можно и опустить. Как бы там ни было, это...

Принцесса Селестия Лира ОС - пони Человеки

Мой маленький нейромант

Киберпанк во всей красе. К нейроманту - человеку, способному сотворить любое существо, поступает очень странный заказ.

Принцесса Луна Человеки

Сказка: "Откуда есть пошли чейджлинги".

Эта сказка о том, как по моему мнению появились чейджлинги. Они были пони-феечками из предыдущих поколений. Но однажды одна из них слишком близко подлетела к вратам Тартара. И звали ее Кризалис…

Принцесса Луна ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Глава 3 Глава 5

Глава 4

Луч света пробился сквозь ставни. Реннен повернулся на другой бок, проснувшись в этот момент, и провалиться обратно в мир сновидений уже не смог. Пегас не спеша открыл правый глаз, затем левый. Расправил крылья, потянулся, прогоняя остатки сна. Улыбнулся: утро начиналось слишком хорошо, чтобы поверить в это. Подумал, что можно было бы спуститься к Флаттершай и попросить ее показать ему город. Но затем понял, что хочет побыть наедине с собой и поразмыслить о том, что делать дальше.

В сущности, его отъезд в Понивиль — лишь временный побег от проблем. Пегас понимал, что надо что-то делать, только пока не знал что именно. Открыв ставни, Реннен впустил прохладный ветер в комнату. Поток воздуха растрепал ему гриву. Пегас усмехнулся: последние две недели, в течение которых ему нельзя было летать, истекли вчера, и сейчас уже ничто не мешает ему подняться в воздух. Как аромат вкусной еды дразнит голодного, также небо манило к себе пегаса. Один взмах крыльями — и Реннен поднялся в воздух, чуть пригнулся и вылетел из окна. Флаттершай была внизу, кормила каких-то похожих на енотов зверей. Реннен снова улыбнулся: может, в другой день он бы составил компанию пегаске, поболтал с ней о птицах, но только не сегодня. Пегас поднимался в небо, оставляя на земле все свои проблемы. Он взмывал все выше, и вот уже домик Флаттершай превратится лишь в точку, а Реннен все никак не мог остановиться. А потом он перевернулся и сложил крылья. Вот оно — то чувство, которое пегас не променял бы ни на что на свете, — чувство свободного падения. От блаженства он даже закрыл глаза, но затем снова подхватил залетный ветер. Пегас лавировал между облаками, выполняя пируэты и наслаждаясь каждой секундой полета. Именно в такие моменты он чувствовал себя живым. Выполнив очередной приём, Реннен завис в воздухе и громко рассмеялся.

— Эй, нельзя ли потише? Здесь вообще-то пытаются спать! – услышал Реннен с одного из облаков.

И почти сразу он увидел голубого цвета пегаску с гривой цвета радуги. Похоже, она была крайне возмущена.

— А разве пони не положено спать ночью, а днём бодрствовать? – удивившись, спросил пегас.

— Я сплю сейчас, ещё глупые вопросы будут?

— А разве мой вопрос был глупым?

— Ну, вот ещё один глупый вопрос.

Пегаска смерила Реннена презрительным взглядом и вновь улеглась на облако, пытаясь уснуть. Однако не успел он набрать высоту, как она ринулась вперед, быстро обогнала Реннена и свернула к лесу, оставив за собой радужный след. Реннен дернулся было за ней, но пегаска, видя, что он не отстает, полетела вниз в самую чащу. Лавировать между деревьями было трудно, он уже ободрал крыло, но сдаваться не собирался. Пегас уже почти дотянулся до хвоста нахалки. Ещё секунда — и он настигнет её. Но тут, как назло, она вдруг резко сменила курс и полетела вверх. Больное крыло напомнило о себе, но пегас и не думал останавливаться. «Почти!» — в азарте подумал Реннен. Он отвлекся лишь на секунду, но и этой секунды хватило, чтобы он не успел среагировать на облако, которое внезапно оказалось на его пути. Реннен влетел в облако и безнадежно застрял в нем.

— А ты неплохо летаешь, как зовут? – прохрипел он.

— Рейнбоу Дэш, а ты у нас кто? Раньше тебя не видела, только приехал? –

— Реннен, да, только приехал. А теперь, когда мы уже знакомы, ты поможешь мне вылезти из облака?– попросил Реннен, пытаясь пошевелиться.

— Ах да, секундочку! Как думаешь, небореза будет достаточно или понадобится что-нибудь

посерьезнее?

— Прости, что?

— Ага, значит не из погодной команды, значит — спортсмен, я угадала?

— Угадала, а теперь можно уже меня вытащить?..

Реннен не успел договорить, как Рейнбоу Дэш одним резким движением выдернула его из облака.

— Однако, это было круто, – осматриваясь, признал Реннен

— Спасибо, – не без гордости откликнулась пегаска.

Реннен размял шею, крыло вновь начало болеть. Реннен скривился от боли, он не ожидал, что боль будет настолько сильной.

— Эй, с тобой всё в порядке? выглядишь не очень, – забеспокоилась Дэш, подлетая ближе.

— Да, почти, сейчас, аааааа, крыло……. – зашипел от боли Реннен.

Реннен начал терять высоту и упал бы, если бы не пегаска, которая вовремя придвинула ему облако.

— Спасибо, ух, кажется, отпустило, не надо было гоняться, – вынужден был признать он.

Рэнбоу Дэш уселась рядом.

— Я тебя понимаю… прости, повтори, как тебя зовут? – я не расслышала….

— Реннен. А ты хорошо летаешь, но я тебя почему-то не помню. Или ты не участвовала в

соревнованиях? Хотя в это сложно поверить, – усмехнувшись, добавил пегас.

— Между прочим, я — победитель конкурса молодых летунов, – гордо заявила Рейнбоу Дэш и стукнула

Реннена по плечу.

Удар был несильным, но достаточно ощутимым. Реннен никогда не был драчуном, хотя драться иногда приходилось. В детстве он был достаточно замкнутым пегасом, ни с кем не общался и почти всё время проводил в уединении, на тренировках.

— Ого, стоп! Я, кажется, знаю, кто ты! это ведь ты тогда сделала «Звуковую радугу»? – с неподдельным удивлением спросил Реннен.

Он достаточно много слышал об этом, но не принимал всерьез.

— Еххааааа!!! Да, это была я! Правда, было круто?

— Да, согласен, но ….

— Ты даже не представляешь, как это круто! Это прям, прям как….

— Спасибо, ,я кажется, понял тебя, — пытаясь успокоить пегаску, Реннен поднял копыто.

— Увлеклась, но это же так круто! – уже спокойнее произнесла Дэш и уселась рядом с пегасом, — Ну, а ты? Техника есть и скорость приличная. Когда я тебя увидела, подумала, что ты из вондеболтов.

— Увы, не заслужил, – неожиданно резко перебил пегаску Реннен.

— Да ладно тебе, ты ещё молод, себя покажешь, главное — летай.

— Знаешь, а я как-то устал от этого, всю жизнь я только и делаю, что летаю, участвую в соревнованиях, всегда и везде надо быть лучшим и,…. – Реннен на секунду замолчал.

Он не любил открываться, изливать кому-то душу. Это всегда казалось ему признаком слабости. Но в тот момент он почувствовал, что пегаска его понимает, что она такая же, как и он – летунья.

— Знаешь, иногда я жалею, что у меня есть крылья. Жалею, что умею летать. Может, без этого моя жизнь была бы другой, может…. – хотел продолжить Реннен, но получил сильный удар в плечо.

Он удивленно посмотрел на собеседницу, та была вне себя от злости, хотя в глазах стояли слезы.

— Лучше было бы у тебя и правда не было крыльев! Они бы больше пригодились Скуталау! Как же несправедлива жизнь! – крикнула Рейнбоу Дэш, сорвалась с облака и кинулась вниз.

Реннен пожалел, что наговорил лишнего. Пегас лег на облако, он слишком устал от такой жизни, главной целью которой были попытки доказать отцу, что он хороший летун, достойный сын хоть бывшего, но вондеболта. Пегас тяжело вздознул. Надо же: первый день на отдыхе, а он уже успел испортить себе настроение. И ведь никто же за язык не тянул. От мыслей его отвлек голод — пегас последний раз ел ещё в поезде. Реннен решил, что неплохо было бы спуститься вниз и найти место, где можно было бы перекусить. Он осторожно спикировал в переулок между двумя большими домами. Крыло уже не болело, чему пегас был рад. Хоть что-то шло хорошо. Улица выглядела оживленной, земные пони, пегасы и единороги спешили по своим делам. Реннен осторожно выглянул из-за угла.

— Заходите к нам, у нас самые вкусные пирожные во всем Понивиле, идите к нам!!! — кричала розовая пони, прыгая по улице с огромными барабанами на спине.

Эта картина не слишком вписывалось в будничную жизнь городка, однако на розовую пони никто не обращал внимания.

— ВСЕ, ВСЕ, ВСЕ!!! ПРИХОДИТЕ К НАМ В «САХАРНЫЙ УГОЛОК»! – пронзительно верещала та, сопровождая крики ударами по барабанам.

Реннен решил последовать за ней — уж очень убедительно звучало приглашение. И вскоре оказался перед крыльцом большого дома, который сам больше напоминал огромный торт, нежели кафе. Впрочем, внутри «Сахарный уголок» выглядел привычно: большая его часть был занята столиками, напротив входа размещалась большая витрина, битком набитая всевозможными пирожными. У кассы стояла голубого цвета земная пони с красной гривой, в воздухе витал приятный запах корицы, ванили и шоколада. Реннен прошёл внутрь и сел за один из свободных столиков.

— Привет! Вот, возьми меню, — пригласила розовая пони, совершив последнее сально и приземляясь рядом с Ренненом.

Реннен взял меню. Выбор был огромным. К каждому из предложенных пирожных прилагалась фотография, и от одного вида всех этих сокровищ у Реннена потекла слюна.

— Простите, не поможете ли мне определиться с выбором? Видите ли, я здесь впервые и неважно

ориентируюсь, — остановив розовую пони, попросил он.

— Вообще-то каждый пони должен сам выбирать себе десерт…

— Хорошо…тогда можно мне тоже самое, что у той пони, — Реннен махнул в сторону аквамариновой единорожки, которая как-то странно сидела на стуле.

— Но я же ясно сказала, каждый сам выбираете себе десерт, напиток и все остальное! Ведь каждому пони дана свобода выбора и каждый должен им пользоваться. Конечно, полагаться на выбор другого куда проще, а, может, и надежнее, но тогда ты становишься лишь тенью этого пони и теряешь свою индивидуальность, – впервые за всё это время остановившись, заявила розовая пони, но тут же вновь подпрыгнула и скрылась за стойкой.

— Но, подождите, подождите! – крикнул ей вслед окончательно сбитый с толку пегас.

Он почувствовал, что остался один, хотя кругом было полно народу. В его мире что-то перевернулось. Что делать дальше, пегас не знал. Жить для себя? Но ради чего? Летать, быть первым среди летунов, стать Вондеболтом — но разве этого его мечты, а не мечты его отца? «Впрочем, есть одно чего я действительно хочу, — пегас улыбнулся – я хочу стереть эту мерзкую ухмылку с морды Индевибит, посмотреть, как тот рухнет со своего пьедестала. Хотя нет, прошлое должно оставаться прошлым: Индевибит должен заплатить за свой поступок, я выбью его из лучших летунов Эквестрии и сделаю всё, чтобы его забыли».

Пегас ушёл в себя настолько, что не заметил, как трое молодых жеребят окружили его столик.

— Простите, здесь свободно? – пропищала маленькая белая единорожка.

— Да-да, кончено, присаживайтесь, – ответил пегас, возвращаясь обратно в реальность.

Рядом с единорожкой пристроились оранжевая пегаска и песочного цвета земная пони. Трое жеребят сразу принялись что-то бурно обсуждать. Реннен чуть отклонился назад, дети шумели, мешали думать. А обдумать пегасу надо было многое и, главное — как вернуться обратно в большой спорт. Соревнование в этом году он уже проиграл, а до следующего ещё долго, надо поддерживать форму, но все связи он порвал, когда уехал в Понивиль. Ему нужен был тренер и, по возможности, соперник. Конечно, заниматься можно и в одиночку, но за каждым великим спортсменом всегда стоит наставник.

— Представляете, в Манехаттене уже через три недели намечается новый чемпионат летунов, будут самые лучшие и самые быстрые пегасы Эквестрии, и Рэйнбоу Дэш обещала меня туда взять, вы только представьте, насколько это будет круто!!! – воскликнула оранжевая пегаска, стукнув по столу обоими копытцами.

В этот момент Реннена осенило: новый чемпионат, ещё один шанс, возможность, которая выпадает раз в жизни. И было бы глупо с его стороны упустить такой момент! Реннен быстро выбежал из кафе, оставив трех жеребят в полном недоумении. Реннен резко взмыл в воздух. Осталась только маленькая проблема. Он оглядел городок сверху и решительно свернул к дому Флаттершай, попутно решая, кто станет его наставником. Пока на ум приходила только радужная пегаска, Рэйнбоу Дэш, но после их последнего диалога она вряд ли захочет с ним разговаривать. Реннену очень везло в тот день: на облаке сидела Рэнбоу Дэш и болтала с погодной командой. Реннен не стал вмешиваться, но как только они закончили, подлетел к пегаске.

— А, это снова ты, что надо? – довольно грубо поприветствовала его пегаска.

— Поговорить.

— Ну, начинай, а я подумаю, стоит мне тебя слушать, — чуть наклонилась вперед Дэш.

— Я знаю про новые соревнования, я хочу участвовать.

— Ого, вот как мы заговорили! А совсем недавно ты больше не хотел иметь крылья!

— Прости, я погорячился, сказал много лишнего. Мне нужен тренер, я видел, как ты петляешь между

деревьев на сумасшедшей скорости, я хочу научиться этому приему, он может мне пригодиться, –

подлетев ближе, произнес пегас.

— Ахах, ты хочешь, чтобы я с тобой занималась? А зачем, интересно знать, мне тратить на тебя время?

— Ну, .. я могу достать билет на самые известные мюзиклы, такие как ….. –

— Не утруждайся, я не интересуюсь мюзиклами. Да и вообще — у меня дела, — отрезала пегаска, соскакивая с облака.

— А как насчет Вондеболтов? – отчаянно бросил Реннен и, поскольку Рэйнбоу Дэш остановилась, продолжил: — Ты как тренер можешь поговорить с ними. Я смогу устроить вам личную встречу, — хватаясь за нить, говорил Реннен.

Пегаска сначала застыла на месте, а потом обернулась и выдержала долгую паузу. Реннен, кажется, перестал дышать.

— Знаешь, пожалуй, игра стоит свеч, — улыбнувшись, медленно произнесла она. — Я сделаю тебя на пятнадцать процентов круче. Начнем, пожалуй.