История о Дерпи

История о том как Дерпи попала в мир людей

Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз

Как молодая кобылка с ума сходила

Пинкамина Диана Пай. Или, для друзей и близких, просто Пинки. Имя, за которым стоит целая вселенная. Вселенная смеха и грусти. Вселенная радости и печали. Как в этом розовом комочке счастья уживается необъятная грусть, и в этой бездне печали находится место веселью? И кто же из этих двух антиподов — её настоящая личность? Этот фанфик — попытка той самой пони найти свою новую личность в условиях, когда мир вокруг неё сузился до размеров палаты в клинике неврозов.

Пинки Пай Другие пони

My Little Pony: Oblivion

3 эпоха, год 433-й. В Имперский город приходит усталый путник. Что он найдёт в этом сосредоточении власти и коррупции, куда приведёт его путь и как это всё связано с одним Безумцем - всё это вы может быть узнаете, если начнёте читать это произведение.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Спайк Спитфайр Сорен ОС - пони Дискорд Вандерболты

Живая книга Кантерлота

Далеко не все пегасы стремятся быть среди потоков ветра, свободы неба и освежающих прикосновений облаков. Находятся и те, что выбрали своим окружением пыль библиотеки, строки старых рукописей и историю, которая порой не имеет начала и точно не имеет своего завершения. Один из таких, Скорпи и его питомец Дрифтик, оказываются в центре событий, последствия которых сказались на ходе истории как камень брошенный в водную гладь.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун

Большая красная кнопка

Если кто-нибудь обнаружит большую красную кнопку, расположенную посреди улицы без всякой на то причины, то он дважды подумает, стоит ли её нажимать. Но ведь большие красные кнопки должны быть нажаты.

Твайлайт Спаркл Другие пони Дискорд

Пинки Пай и 1 апреля

Пинки Пай и праздник на 1 апреля )))

Пинки Пай DJ PON-3

Страшный лес или как Эйнджел сошел с ума

Эйнджел заболевает и сбегает от Флаттершай.Ей придется пойти в Вечнодикий Лес чтобы отыскать и вылечить его.....Но это только начало!

Флаттершай Твайлайт Спаркл Энджел

Кубок Лунного Камня [The Moonstone Cup]

Твайлайт приглашают в Кантерлот, чтобы она, вместе с величайшими в мире волшебниками, приняла участие в в соревновании за Кубок Лунного Камня - самую почетную награду для самых сильных и искусных волшебников, единорогов и не только. Сможет ли она победить? С какими состязаниями ей придётся столкнуться?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Планета обезьян

Одна богиня, сделавшая ошибку. Одна ошибка, намеренная доказать, что ошиблись - все остальные. Два мира, соединенные порталом. Одна магия, подаренная всем без разбора. Перемешать, взболтать, дать настояться. Наслаждаться фейерверком.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Судьба

Вариант судьбы пропавшей принцессы

Твайлайт Спаркл ОС - пони

S03E05

Не кричите на принцессу!

Шли обычные рабочие будни. Принцесса Селестия выслушивала просьбы, предложения и жалобы верноподданных. Как ни странно, но из года в год изменялись лишь слова, а смысл оставался прежним. Были, конечно, исключения. Так, например, сегодня принцесса выслушала интересное предложение: построить в Кантерлоте общественную обсерваторию. Причём единорог, который выступил в роли инициатора, говорил настолько понятным и интересным языком, что принцессе идея пришлась по душе. К сожалению, подобных исключений было мало. Однако Селестия, как и подобает правительнице Эквестрии, никому не отказывала в аудиенции.

Прошло уже двадцать минут с тех пор, как наступило время обеденного перерыва, но принцесса до сих пор выслушивала одного из своих верноподданных. Он зашёл в тронный зал в тот самый момент, когда Селестия собиралась взять обеденный перерыв. И по доброте душевной она согласилась его принять. К сожалению, просьбы этого пегаса оказались самыми типичными и оттого скучными. Но принцесса, как и полагается, выслушала его до конца и пообещала подумать.

Как только пони покинул тронный зал, принцесса с чистой совестью объявила, что берёт обеденный перерыв. Она послала одного из стражников на кухню, а сама встала с трона, решив размять затёкшие копыта.


Молодая земнопони-служанка, с чёрной, как смоль, гривой, с бархатными, как у газели, глазами и шёрсткой коричневого цвета, везла перед собой на идеально отполированной тележке обед для принцессы Селестии.

Гвен − так звали пони − работала в замке уже не первый год и поэтому могла обойтись и без сопровождения. Но правила есть правила.

Служанка была чем-то взволнована. Это выражалось и в её неуверенной походке, и в румянце на щеках, и в бегающих из стороны в сторону глазах. «Не волнуйся, Гвен, — успокаивала кобылица сама себя. — Принцесса Селестия добрая и заботливая. Она выслушает и с пониманием отнесётся к твоей просьбе. Главное, говорить по существу и не мямлить!.. Ох, мы уже почти пришли. Нужно срочно выпить эликсир!» Гвен посмотрела по сторонам − в коридоре, кроме её и стражника, никого не было. «Только бы не обернулся!» — пронеслась мысль в её голове. Гвен, внимательно наблюдая за впереди идущим стражником, достала спрятанный в нижней секции тележки пузырёк. Останавливаться было опасно. Пони пришлось пить на ходу. Жидкость имела малиновую окраску и на вкус и запах также соответствовала лесной ягоде.

Через пару минут пони подошли к тронному залу. К тому времени от волнения Гвен не осталось и следа. Она была готова к решительным действиям.

Тронный зал всегда поражал воображение Гвен. Его сверкающий от чистоты мраморный пол, красный бархатный ковёр, что никогда не пачкался; небольшой фонтан с чистой, как слеза жеребёнка, водой, прекрасный, ни пылинки, ни соринки трон, и она, правительница Эквестрии, величественная и могущественная принцесса Селестия.

Пока Гвен находилась здесь, она пусть и ненадолго, но забывала о своём происхождении и погружалась в океан мечтаний. Пони была готова многое отдать, лишь бы поменяться с кем-нибудь из знатных пони местами. Многое, но только не свою маленькую радость…

Принцесса Селестия поблагодарила служанку и приступила к трапезе. Еда, как всегда, получилась изумительной, и, закончив с первым блюдом, принцесса попросила служанку передать свои комплименты повару.

«Пора!» — решила Гвен. Она уже было открыла рот, как принцесса приступила ко второму блюду. «Дискорд тебя побери! Я же не могу прерывать обед принцессы. Придётся подождать...» — заключила она и, воспользовавшись несколько минутной задержкой, ещё раз прокрутила в голове заранее подготовленную речь.

«Вот теперь точно пора!» — решила Гвен, увидев, что принцесса закончила с основными блюдами. Но, как назло, не успела опуститься на поднос одна тарелка, как её место заняла другая. На десерт повар приготовил для принцессы нечто особенное: вкусный бисквитный тортик, с красной розочкой посередине. За это Селестия была ему невероятно благодарна. А вот Гвен, напротив, проклинала повара − своего друга, − как это только было возможно. «Больше ждать нельзя, — решила она. — Надеюсь, зелье поможет».

— Ваше Высочество, можно задать вопрос? — спросила она с волнением.

Принцесса молча кивнула, даже и не взглянув на служанку.

— Вы довольны моей работой?

Селестия вновь молча кивнула в ответ.

— А еда, ведь она вам нравится?

В ответ лишь кивок.

— Тогда я хотела бы спросить... — мялась Гвен. — Можно мне прибавку к жалованию?

Вопрос дался пони с большим трудом. Её щёки «загорелись», на лбу выступили капельки пота, а сердцебиение участилось.

Принцесса наконец посмотрела на служанку. Взволнованная и напуганная собственной решимостью кобылица, опустила взгляд. Селестия, впрочем, улыбнулась и по-доброму спросила:

— Вам мало платят?

— Мало, Ваше Высочество, очень мало, — ответила Гвен. — По крайней мере, моё жалование не идёт ни в какое сравнение с той работой, которую я ежедневно выполняю.

— У вас много работы? Мне так не кажется, — ответила принцесса и, не меняя мины на лице, добавила: — Все пони, работающие в замке, получают солидное жалование. Но, если вы считаете иначе, можете обратиться ко мне с просьбой как верноподданная. В рабочее время я вас внимательно выслушаю, но сейчас у меня обеденный перерыв.

Принцесса вернулась к десерту.

Гвен была в растерянности. С одной стороны принцесса не сказала: «нет», — но с другой − попасть к ней на приём было очень сложно; да и не услышала Гвен ничего такого, что давало бы ей уверенность в результативности просьбы. «Нет, нельзя это так оставлять...» — подумала она и, собрав волю в копыто, уверенным голосом заявила:

— Прошу прощения, Ваше Высочество, но Вы ошибаетесь. У нас, слуг, работы невпроворот. Мы трудимся от заката до рассвета, в поте лица и почти не отдыхаем.

Принцесса посмотрела на служанку. Её лицо по-прежнему было взволнованным, но от страха, казалось, не осталось и следа.

— Продолжай.

Гвен приободрилась и с удовольствием продолжила:

— Вы даже не представляете, какой это труд работать служанкой. Лично мне приходится каждый день перемывать горы посуды, по сравнению с которыми Великие грифонские горы покажутся вам равниной!

Напор земнопони пробудил у принцессы интерес. Но от тортика она не отрывалась.

А Гвен тем временем разошлась не на шутку.

— А повара. Вы хоть знаете, сколько им приходится горбатиться на кухне, чтобы прокормить целый замок? Это уму непостижимо! Благо, условия хорошие. Но опять же, всё это благодаря нашей усердной работе!

— В самом деле?

— Да-а-а... — протянула Гвен, осознав, что перегнула палку, — ваше высочество. Простите мне мой тон. Право слово я не хотела...

Селестия улыбнулась и в привычной для себя манере сказала:

— Ничего страшного.

Принцесса посмотрела на служанку. На её красном, как рубин, лице вновь появился страх. Кобылица делала всё, чтобы они с принцессой не встретились взглядами. Но Селестия хотела именно этого. И, как это часто бывает, воля монарха была превыше всего.

«Что же я наделала?..» — подумала Гвен перед тем и подняла взгляд. Но, когда пони это сделала, она увидела не гнев и не раздражение, а лишь доброту и понимание.

— Я думаю, что казна не опустеет, если повысить жалование слугам.

Гвен не поверила в своё счастье и поэтому улыбнулась «с задержкой».

— Большое спасибо, Ваше Высочество! Скорее бы рассказать об этом остальным.

— Всему своё время. Для начала мне нужно обсудить этот вопрос с казначеем. Но, думаю, уже со следующего месяца ваше жалование вырастет.

Лицо земнопони тотчас изменилось. Не успело оно толком остыть, как вновь загорелось ярким пламенем. Гвен сделала несколько успокаивающих вздохов. Но гнев не утихал, и вскоре пони «взорвалась».

— Вы говорите о Скрудже, об этом снобе? — спросила она с возмущением.

— Он вам чем-то не угодил?

— Мягко сказано! Вы, видимо, ничего не знаете об этом пони. Это скряга, каких свет не видывал. Экономит на всём: и на посуде, и на продуктах, даже тряпки иногда приходится из дома приносить!

— Вы преувеличиваете.

— Преувеличиваю? — усмехнулась Гвен. — Нет, Вы ошибаетесь. Наоборот, я слишком добрая, чтобы говорить о нём правду.

— Я об этом не знала, — сказала принцесса и уже хотела продолжить, как её прервала Гвен.

— Ладно бы он только экономил, Дискорд с ним. Так он, как мне кажется, ещё и денежки наши себе прикарманивает! Скряга и вор, каких свет не видывал. Да он родную мать может продать, если это будет выгодно!..

Гвен разошлась не на шутку. Её голос становился всё громче, лицо – краснее, а фразы – практически перестали подходить для разговора с принцессой. Но кобылицу это уже не волновало. Она получила шанс высказаться и теперь, подобно оратору, которому за долгие годы одиночества наконец удалось выступить перед народом, выжимала из него максимум.

Однако, как любой, даже самой современной машине, нужно иногда остывать, так и пони не могла высказываться вечно. В скором времени Гвен почувствовала, что гнев отступает, а вместе с ним и желание говорить. Она сделала глубокий вздох и посмотрела на принцессу, − до этого её взгляд не мог ни на чём сосредоточиться. Как назло, в этот момент Селестия, поглощённая рассказом служанки, взяла последний кусочек торта…

— Так вот значит как: какой-то торт вам важнее, чем судьба вашей верноподданной? — вскрикнула Гвен, на которую поступок принцессы оказал такой же эффект, как на быка красная мантия тореадора. — Надеюсь, вы растолстеете и станете как бочка с... — Гвен закрыла рот копытами.

Селестия молча опустила пустую тарелку на поднос и возмущённым взглядом посмотрела на прислугу. Та выглядела растерянной и напуганной, как жеребёнок, случайно оскорбивший злых родителей. Румянец с её лица быстро исчезал, и на его место приходила бледность.

— П-п-п-ростите меня... — сказала Гвен, заикаясь.

С лица Селестии исчезло всё возмущение — на его место пришло пугающее безразличие.

— Вы уволены, — сказала она.

— У-у-уволена? — дрожащим голосом переспросила Гвен. — Но...

— Уволены, — повторила Селестия. — Также вы обязуетесь выплатить господину Скруджу тридцать тысяч битов в качестве морального ущерба.

Гвен села на круп. Её лицо стало бледным, словно надгробная плита. К глазам подступили слёзы. А взгляд, наполненный страхом и отчаяньем, готов был упасть и никогда не подняться.

— Как же так? — спросила Гвен слабым, точно умирающим голоском. — Вы не можете так поступить, я же... — пони шмыгнула носом и заплакала. — Я не хотела!

Гвен кинулась к копытам принцессы. Но стража была на месте. Служанку схватили и не позволили дотронуться до принцессы.

— Прошу Вас! — умоляла Гвен, плача и пытаясь вырваться из цепкой хватки стражников. — У меня три жеребёнка! Мы еле-еле сводим концы с концами! Если я потеряю эту работу, они умрут с голоду! Пощадите, умоляю Вас... Это все они. Они уговорили меня и дали это зелье! Прошу вас, принцесса Селестия, сжальтесь!..

Гвен пыталась вырваться из цепкой хватки стражников, но все попытки приводили лишь к новым порциям боли. Но эта боль не шла ни в какое сравнение с отчаянием, что, словно вирус, заражало душу кобылицы.

— Прошу Вас… — произнесла Гвен тихим, точно мёртвым голосом и посмотрела на принцессу заплаканными глазами.

Она цеплялась за последний, призрачный луч надежды…

— Отпустите её, — неожиданно приказа Селестия и с материнской любовью улыбнулась служанке.

Гвен поднялась с пола и, с трудом веря в собственное счастье, утерла слёзы копытом. Она посмотрела на принцессу с надеждой. Во взгляде Селестии была лишь доброта и внутреннее тепло, от которого улыбался даже самый несчастный пони.

— Спасибо, — сказала Гвен дрожащим от счастья голосом. — Извините меня, пожалуйста, я не хотела Вас оскорбить...

— Довольно.

Гвен тотчас замолчала и не придумала ничего лучше, чем просто поклониться. «Спасибо, спасибо!» — повторяла она про себя, будучи готовой кинуться целовать принцессе копыта.

— Что за зелье, о котором ты говорила? — спросила Селестия.

Гвен подняла взгляд и неуверенным голосом ответила:

— Зелье храбрости. Мне его дал… мой друг, — Гвен дрожащими копытами достала из тележки пустой пузырёк.

Принцесса магией левитировала пузырёк. На дне ещё осталось немного зелья. Оно пахло малиной, и Селестия рискнула его попробовать.

— У тебя хороший друг, — заключила Селестия, а затем, немного подумав, добавила: — Завтра мы с тобой поговорим. А пока возвращайся к своим обязанностям.

Гвен улыбнулась и не смогла придумать ничего лучше, чем просто сказать:

— Спасибо.

Принцесса Селестия кивнула головой. Служанка поклонилась и поспешила к выходу.

— Постой, — сказала Селестия. — Передай своему другу, что я хочу попробовать этого зелья.

Гвен удивилась, но возразить не посмела. Она покинула тронный зал и − уже без сопровождения − направилась на кухню.

«Люблю малиновый кисель», — подумала принцесса, провожая служанку взглядом.

Комментарии (8)

0

Мне понравилось. Оригинальный подарок сделал для пони это друг Гвен, чуть её не подставил.

Favalov
Favalov
#1
0

Мне очень понравилось. Необычная тема, интересный ракурс, не штампованные характеры и опять-таки достойно проработана Селестия. История похожа на настоящую и верится, что Селестия реальный персонаж. Здорово получилось, в общем.

Fox_Pony
#2
0

Заорал. 12/11. Превосходно.

BorzikOnn
#3
0

Сочту за комплимент))

Дрэкэнг_В_В
Дрэкэнг_В_В
#4
+1

Да уж, рассккз не дурный, особенно стиль в котором написан. Единственное, у меня +257 к ненависти Селестии, никогда не любил её.

MrShift
#5
0

Шикарная зарисовка, лёгкая) Спасибо автору)

666lavr
#6
0

А как же урок дружбы??(((((

Чтец
#7
+3

Дружба дружбой, а границы допустимого не забывай! А друг просто придал уверенности, зачерпнув ей варева из ближайшего котла — плацебо чистой... малины.

Fogel
Fogel
#8
Авторизуйтесь для отправки комментария.