Забвение

Голубое небо, прекрасные подруги и добрые соседи. Идеальный мир для идеальной единорожки. Идеальный и... беспощадный.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Да, это снова попаданцы и снова про войну!

Да-да-да... Я знаю: вы ненавидите эти темы. Я знаю, что по ним не протоптался только самый ленивый. Но, тем не менее, я решил использовать именно ЭТИ две темы для написания этого фика. Я прекрасно знаю, что их постоянно используют во всевозможных фанфиках и не только в фанфиках, но, тем не менее, я решил устроить тестинг самому себе: смогу ли я написать хоть что-то годное на те темы, от которых все давно плюются.

ОС - пони Человеки

Загадка рассвета

Что могут скрывать лучи рассвета?

Другие пони ОС - пони

Неисповедимые пути

Что произойдёт, если судьба уготовила попаданца для великих свершений, но всё, чего ему хочется - лишь покоя и семейного счастья.

ОС - пони

Настоящая магия

События происходят после эпизода "Equestria Girls – Spring Breakdown". Оказавшись в Эквестрии, Трикси, обычная иллюзионистка и фокусница, обнаруживает, что как единорог, теперь может творить настоящую магию. И она не хочет возвращаться домой.

Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер Сансет Шиммер

Тень луны

Скуталу и Спайк попадают на луну и находят гигантский, заброшенный замок. Им предстоит найти путь обратно в Эквестрию, но это оказывается не так просто.

Скуталу Спайк

Собеседование

Порой, мы хотим получить ответ, который сами не можем дать и ищем того, кто способен на это. Но что, если такая личность есть. Только перед этим необходимо пройти небольшое собеседование.

Принцесса Селестия Лира Человеки

Для полета нужно четверо

Эквестрия. Солнечная страна населенная миллионами разумных существ: пегасами, единорогами, земными пони, драконами и многими другими. Мирная и тихая жизнь под покровительством двух принцесс – Солнечной и Лунной. Но какая цена была уплачена за безмятежную жизнь? Возможно ответ на этот вопрос наконец будет найден. Три случайных путника, оказавшиеся в неизвестности. Там куда уже многие века не ступало ни одно копыто, они обнаружат даже больше, чем ищут.

ОС - пони Человеки

Зеркало души

Одна оплошность стоила этим двоим пони больших проблем...

Рэйнбоу Дэш Рэрити Другие пони Сестра Рэдхарт

Только на одну ночь

Фестиваль Дружбы в самом разгаре, и Темпест Шэдоу думает, что по идее она должна томиться в тюремной камере, ожидая своего приговора. Но вместо этого, Твайлайт спрашивает — не хочет ли та остаться с ней на ночь? Вся эта история с дружбой может оказаться куда более запутанной, чем она думала.

Твайлайт Спаркл Другие пони Темпест Шэдоу

S03E05
Глава 5: Новый помощник Глава 7: Поход в руины | часть 2

Глава 6: Поход в руины | часть 1

С тех пор как бывший правитель невиданной страны Адвансии король Веран поселился у талантливого алхимика и мечтателя Мериндорфа прошел уже по меньшей мере год. С той поры мало что изменилось, например, зельевар сколотил на своих алхимических исследованиях достаточно, чтобы иметь титул полноценного богача, или спонсора. Но, вопреки ожиданию многих знавших его товарищей, дворцов в свою честь он городить не стал, объяснив это тем, что без того привязался к своей хате и сараю возле рощицы на окраине. Вместо этого он действительно взялся за спонсирование, и вкладывал сбережения в службу ремонта и строительства, а также раздавал некоторым товарищам. Таких как извозчики Василий и Дрейк. Но нельзя было сказать, что он совсем уж обездолил себя – новая алхимическая посуда, да разные ингредиенты для зелий ему в любом случае не помешают.

Сам Веран так и остался жизнерадостным и дружелюбным стариканом, который обожал по субботам собирать всех накопленных товарищей за кружкой грифонского пива в бане. Стоит отметить, что, несмотря на название, похлебка эта никаким боком к грифонам не относилась, и производилась все теми же пони, из Эквестрии. Ход у них был такой, маркетинговый. На самом деле сказать «это пиво грифонское», все равно что сказать «этот пони произошел от лошади», как как в корне своем все виды пива были родом из-под когтей умелых мастеров птице-кошачьей расы. Даже сидр – был эдаким производным пива, но изобретен был уже Эквестрийцами, и сравнительно недавно.

Трудно сказать, задумывался ли об этом старый король, когда почти залпом выдувал по полкружки. О чем действительно задумывался прыткий дедуган – так это о своем прошлом. Но вовсе не так, как о нем задумывается какой-нибудь средних лет меланхолик, обхватив посреди ночи подушку и тихо испытывая крайне отрицательные эмоции – вовсе нет. Прошлое Верана, его же стараниями, всегда конвертировалось в невероятно интересные истории, которые с удовольствием слушал даже сам Мериндорф, посещая баню только из-за них. Со временем, по прошествии года, уже можно было сказать, кто были основными членами «команды историй Верана» по субботам – собственно, сам Веран, рассказчик; мэр деревни Райт Мейндейт, грифон, тот кто громче всех смеется над шутками; извозчик Василий, земной пони, главный комментатор, соперник Райта в громкости ржания; Извозчик Дрейк, примерный слушатель, но порой тоже любит вставить словечко; Мериндорф, алхимик, спонсор, минотавр, тот кто сидит тут только из-за историй Верана, но это не значит, что ему не приятно проводить время с друзьями. Курли Бульк…

А вот отсюда, пожалуй, поподробней. Мистер Курли Бульк – ранее не виданная никем раса, в форме «пузыря на ножках», с короткой серой шерсткой, маленькой головой и лицом летучей мыши. Отличие от оного было только одно – нос не являлся пятаком и имел форму картошки, но благо не ее размеры. Раса эта, по словам самого Курли (да-да, и говорить оно тоже умеет), называлась «Бусмеры». Встречаются такие очень и очень редко, так как почти полностью вымерли когда-то давным-давно. Еще до основания Эквестрии и правления Дискорда. В деревню мистер Бульк заявился незадолго после Верана, и немедля пожелал приобрести в «этом чудесном краю» собственный дом. Отказывать ему никто не стал, все приняли мистера Курли с распростертыми объятиями.

Внешний вид этого существа полностью соответствовал его нынешней профессии – Курли носил нечто на подобии рубашки, поверх которой была напялена черная жилетка, а также галстук. На голове у бусмера почти всегда красовалась черная шляпа-цилиндр, а в глаз был вставлен монокль. Другими словами, Курли Бульк всем своим видом говорил о своих аристократических манерах, а также о его должности главного казначея и советника Райта. Однако, его «напыщенность» вовсе не перечеркивала сидящего где-то внутри шарика на ножках дружелюбного шутника и слушателя историй Верана. Характер у Курли был добрый и мягкий, пусть наряду с аристократизмом это и выглядело немного странновато.

Веселым Курли Бульк, в основном, не был, но, если начинал шутить – заставлял кататься по полу, схватившись за живот, как минимум половину слушателей. Его шутки нравились всем, в особенности Василию. Всегда, нет-нет, а ляпнет что-нибудь такое, вроде и невзрачное, нешутливое, но почему-то пробирает на смех. Любил вставлять комментарии во время рассказов Верана, на что бывший король ничуть не обижался. Наоборот, обычно он поддерживал его шутливые замечания, подчеркивая, что они как нельзя кстати в той или иной ситуации. Мериндорф не раз удивлялся такой реакции бывшего короля – сам минотавр не был бы особо рад постоянным комментариям. Хотя, быть может это он сам такой нетерпеливый. В любом случае, комментарии Курли были смешными.

На работу советника Курли устроился не сразу, сначала он некоторое время работал на складе. Затем, накопив средств и приобретя собственный дом, он устроился администратором в южном районе деревни. К слову, деревня была достаточно большая и поэтому делилась на южный, северный, восточный и западный районы. Мериндорф жил в южном, в нем же находилась и баня, а вот извозчики Василий и Дрейк приходили сюда из восточного. Райт не раз говорил, что, расширив деревню, он добавит также и Центральный район. Он грезил сделать из деревни полноценный город, причем большинство жителей, включая Мериндорфа и Верана, были только за.

 — …и вот я значит такой взял, а он раз, и удирает! Я ему говорю мол, стой, ты куда, я-ж пошутил! А он берет и… — рассказывал очередную историю Веран, сидя на верхней «полке» в парилке, на ряду с мэром, минотавром, мистером Бульком и извозчиками. Стоило ли говорить, что его все слушали. Даже несмотря на то, что король постоянно швырялся словами-паразитами, это почему-то казалось даже уместно. Слушали, что называется, без лишних слов. Ну, кроме Курли, у которого лишних слов был целый вагон, «на все случаи жизни».

 — Вот так вот. Выкручивались потом после всего этого, а он еще неделю на всех дулся. Кретин… — Веран отпил грифоньего пива. — Курли, а расскажи тоже что-нибудь. Чего ты все время сидишь да молчишь?

По компании прошел смешок.

 — Да нет, я не про его комментарии, — продолжил Веран. — Я в том смысле, что он нам почти ничего не рассказывает. Откуда ты родом, где жил, и все такое. Иль секрет?

 — Ну… — протянул Курли своим слегка басистым голосом, — нет, конечно не секрет это все. Родом я с южных земель, что далеко за экватором. Кстати, несмотря на распространенные слухи, там также прохладно, как и здесь. Я жил там вместе с семьей, мы были одними из последних представителей своего вида. Помнится, отец рассказывал мне такие истории из жизни, что я до сих пор не могу поверить в них.

 — А что он рассказывал? — заинтересовался Василий.

 — О нашем виде, о том, как мы некогда процветали и по какой причине вымерли. Целая эпопея… Вы знакомы с таким понятием как «Империя огня»?

Факт того что никто не ответил дал понять, что никто не знаком.

 — Хорошо. Ее еще называли «Огненной Империей»… Или «Горячей Империей», не помню уж. Была некогда давно такая вот страна, существовавшая задолго до всех известных ныне стран. Несмотря на название, с огнем она была мало чем связана. Она была основана для поддержания мира во всем мире, гармонии, в общем весьма «радужная» страна, даже больше чем Эквестрия. А вы, господа, прекрасно знаете, что такое Эквестрия. Жили в Империи как пони, таки и множество других видов, что сейчас уже и не встретишь – бусмеры, бродмерры, кросмеры, безяны, опаги и множество других причудливых созданий. Была там и магия, и даже высокие технологии, что столь гармонично сочетались и были почти единым целым. Говорили, что Имперские ученые смогли объяснить научным методом природу самой магии!

 — Серьезно?

 — Невероятно…

 — Именно, — продолжил Курли. — Император у них был славный. Имени его не знаю, но вот отец говорил, что он был мифологическим существом. Щев… чел… как там… щелабек.

 — Человек? — переспросил Василий.

 — Точно! Кажется, человек…

 — Как такое возможно? Насколько я знаю, человеки не существовали вообще. Их придумал какой-то древний народ, как богов-покровителей, но не более, — заявил Василий.

 — Вот поэтому я и не особо поверил этим рассказам. Но кто знает. Существование Империи поставлено под вопрос, как и причины ее гибели – «Черного Альянса».

И вновь Курли поймал на себе удивленно-выжидающие очередной истории взгляды.

 — «Черный Альянс» некогда был на уровне баек про «Лунную кобылу»…

 — Найтмер Мун, — поправил его Мериндорф.

 — Да, точно. Найтмер Мун. Это была Империя-которой-не-существовало. Правда. Никто не знает, откуда она взялась, откуда постоянно появлялись захватчики, и кто ей управлял. Они просто однажды напали на Империю, и в течении более двухста лет медленно, но верно уничтожали ее, истощали. Солдаты Альянса были жестокими, неустанными и сильными существами, которые ничуть не боялись смерти. Говорили даже, что после смерти они испускали искры, а некоторые взрывались. В общем, Черный Альянс был почти полной противоположностью Империи. Эдакое противостояние добра и зла, как в книжках. После гибели последней, Альянс исчез так же внезапно, как появился. Император, сражавшийся на ряду со своими воинами, после этого события пропал без вести.

Лица слушателей выдали впечатление самих слушателей, что произвел на них рассказ.

 — Мда… это тебе не город присоединять, — заявил Веран, снова отпив пива, — Ничего себе сказочка.

 — В том то и дело, что скорее всего это и есть сказочка. Хотя, по своей сути она больше легенда. А не бывает, как говорится, дыма без огня.

 — Что правда то правда, да и не нам того судить, — вновь сказал обезьяникус, — Хей, Мерин, а как там дела с твоими пробирками?

 — Пробирки в порядке, я спрашивал у них.

Василий заржал. Довольный удачной шуткой, Мериндорф продолжил:

 — Взбрело мне тут недавно в голову создать зелье из разряда необычных. Скажем, зелье невидимости, — сказал алхимик, и все разом охнули.

 — Невидимости говоришь? Ну ты это загнул, конечно. Только самые заядлые мастера алхимии на такое способны, — ответил Василий. — Так что тебе бояться нечего, парень! Валяй.

 — Быть может… почти нечего.

 — Это как это?

 — Не хватает одного ингредиента, который еще называют «белый яд». Такое вещество содержится только в алом корне Лирна. Беда в том, что я понятия не имею, где его раздобыть.

 — Алый корень? Эко ты замахнулся, это-ж почти самое редкое растение на планете! После Близолиста и Дальнороста, конечно. У меня был приятель-ботаник, рассказывал мне про это все.

 — Постойте… это такой небольшой кустик, смахивающий на Хрен, только красный? — подал голос Дрейк.

 — Конечно. Тебе доводилось его видеть?

 — Доводилось. Он в темноте немного светится…

 — Где? — перебил его Мериндорф.

 — Что?

 — Где ты его видел?

 — У-у-у, далеко отсюда. За много миль к северо-западу, дальше, чем даже лес на юге. В то время я возвращался из одного города… забыл какого. Мы шли через горы, и наткнулись на заброшенный замок. Видок у него был правда странноватый… но это было неважно, мы с попутчиком остались в нем переночевать. Я некоторое время побродил по замку, и внезапно наткнулся на дыру в полу. Там было неглубоко, и внутри я разглядел порядком штук пять таких вот «корней». Они слабо так светились, выглядело здорово.

 — А ты часом не захватил с собой пару штучек? — с надеждой в голове спросил алхимик.

 — Не-а. Не дотянутся было.

 — Печально. Что-ж, это означает только одно…

 — Приключение! — радостно выкрикнул Веран, чем немного напугал остальных.

 — Что? Нет… какое… что? — не понял Мериндорф.

 — Ну как что? Мы отправимся на поиски этих твоих цветочков – чем не приключение?

 — Вообще-то это не совсем… стоп, кто это – мы? — спросил алхимик.

 — Кто-кто. Я тоже пойду!

 — Что? Нет-нет-нет, я пойду один. — отрезал Мериндорф.

 — А как ты путь-то найдешь? — спросил Дрейк.

 — Я надеялся узнать его у тебя. В крайнем случае, можешь пойти со мной.

 — И я тоже? — в предвкушении спросил Веран.

 — Нет. Правда, это может быть опасно.

 — Пожалуйста! — протянул тот.

Мериндорф глянул на Верана. Ну неестественно такое поведение бывшим королям. Он бы и рад его взять, да вот вряд ли это пойдет на пользу… однако, если учесть то, что он, как-никак, почти полгода скитался в одиночестве, то быть может это не так уж и плохо.

 — Хорошо, — улыбнулся минотавр. — Одному все-таки скучно будет. Кто еще хочет?

 — Куда Дрейк, туда и я, — заявил Василий.

 — Бусмеров берете? — спросил Курли.

 — Мистер Бульк, вы-то куда? — не понял алхимик.

 — Во-первых, у меня выходные, — ответил бусмер. — Во-вторых – эта поездка интересует меня с научно-исследовательской стороны. Дрейк сказал, что нашел корень в заброшенном замке, ведь так? А ваш поход – замечательная возможность исследовать его, так что я с вами. Мистер Райт?

 — Что? Нет-нет, я не поеду, — ответил грифон.

 — Я не об этом. В случае, если мы задержимся, вы не будете сильно против? Я конечно не говорю, что мы и вправду задержимся, но согласитесь – все может быть.

 — Хорошо, но постарайся не задерживаться.

 — Благодарю. Ну-с, Мериндорф. Когда отчаливаем?

 — Не знаю, — сказал минотавр. — Тянуть нечего, в принципе…

 — Давайте завтра на рассвете? — предложил Василий.

Все дружно согласились.

 — Встречаемся завтра возле нашего дома. А пока завтра не настало – я как раз вспомнил еще один интересный случай… — сказал Веран, после чего все стали слушать очередную невероятную историю.


Следующим утром Мериндорф проснулся оттого, что кто-то его тряс за плечо.

 — Ну же, просыпайся! — услышал он голос Верана. — Нас ждут приключения!

Спорить минотавр не стал и уже через пять минут сидел на кухне, и завтракал. Пока что он решил обойтись сушеными грибами и бутербродом, а вот в дорогу взял с собой немало – почти половина рюкзака, собранного с вечера, занимала одна лишь пища.

Закончив трапезу, Мериндорф взял рюкзак и направился к выходу. На улице его уже ждали остальные участники похода – Веран, что-то весело обсуждавший с Василием, Дрейк, что развалился в повозке с другими вещами, и мистер Курли, который разоделся на манер типичного искателя приключений на свой круглый зад. Единственный предмет, оставшийся с прошлого наряда – золотой монокль.

Завидев Мериндорфа все тут же обрадовались. Алхимик закинул сумку в повозку, и друзья сразу же двинулись в дорогу. Идти решили пешком, единственный, кто залез в повозку, был Курли. Но его можно было понять – тащить такое объемное пузо на таких маленьких ногах было трудно, потому Василий сам предложил ему посидеть рядом с вещами, на что мистер Бульк отказываться не стал. На это же предложение Веран отказался, несмотря на свой впечатляющий возраст – 315 лет. По его словам, он привык к длительным походам, и ноги могли без устали продержать его еще достаточно долго.

Только спустя сорок минут они наконец покинули деревню, выйдя в направлении гор на севере. По словам Дрейка – именно в них он встретил замок. Добраться до гор, по мысленным подсчетам Мериндорфа, заняло бы как минимум день. Тут и сыграло на руку то, что вышли они рано утром – солнце только-только начинало свой подъем из-за горизонта.

Почти весь день напролет Василий, Курли и Веран весело обсуждали разные случаи из жизни, иногда поднимая такой ржачь, что заражали и самих Мериндорфа с Дрейком, которые в основном молчали. Самый смешной момент был, когда Василий вспомнил своего старого друга-ботаника, описывая его так, что все остальные пускали слезы. День, на фоне всего этого, прошел даже слишком незаметно.

Горы оказались совсем рядом, компания уже брела по холмистой местности. Было решено разбить лагерь. Мериндорф смастерил костер, однако стоило ему достать два кремня, как тут же его остановил Веран:

 — Постой, не надо. Сейчас фокус покажу, — сказал он, сев напротив костра, чем сразу же заслужил заинтересованные взгляды остальных.

Сложив ладони таким образом, будто поймал мотылька, он закрыл глаза и некоторое время так и сидел. Секунды через три он наконец раскрыл глаза и ладони. На последних пританцовывал небольшой огонек.

 — Ох ты-ж мать моя кобыла, — среагировал Василий.

 — Вот это номер. Вы умеете колдовать? — поинтересовался Дрейк.

 — По идее – да, некоторые обезьяникусы способны творить магию, — пояснил Веран. — Просто я ею как-то не интересуюсь, да и не пользовался давно. А вообще – да, я умею колдовать.

 — Мда уж, — немного завистливо вздохнул Мериндорф, доставая провизию — Кто бы сомневался.

 — В том, что он колдун? — спросил Василий.

 — Нет, в том, что твоя мать кобыла, — ответил ему Курли, после чего все дружно засмеялись.

Веран поднес пламя к костру и легонько дунул на него. Огонек вспыхнул сильней, перескочив на поленья. Мериндорф уже доставал палатки, тоже самое сделал и Дрейк. Веран с Курли обошлись спальными мешками, а Василий сказал, что будет спать в повозке. Мериндорф с Вераном натаскали камней, на которых можно было бы сидеть, затем расстелили на земле скатерть, где разложили еду.

Солнце уже зашло, оставив горизонт догорать в красивом красном свечении заката.

 — Время страшилок! — воскликнул Веран.

 — Ого, страшилки? Ну тогда я начну, — ожил Василий. — Есть такая история. История… о лошади без головы! У-у-у-у!.. В общем, жил да был один пони. В детстве его часто били, ругали, и поэтому он вырос злым-презлым. И уже будучи взрослым, его мало кто любил, поэтому он и остался злым, и однажды, со злости, сжег свой дом. Все посчитали его темным магом, поймали его и отдали палачу, который отрубил ему голову. И с тех пор его неупокоившийся дух бродит по этим горам, жаждя отомстить всем и каждому! У-у-у-у!

Василий глянул на абсолютно каменные выражения лиц слушателей, и понял, что они не впечатлены.

 — Вась, в чем дело? — жуя бутерброд, спросил Дрейк. — Вроде бы хорошо всегда рассказываешь, а тут какое-то фуфло Эквестрийское.

 — Ну дык то были истории из жизни. Когда сам пережил – с энтузиазмом рассказываешь, а эту я из вторых уст, как говорится, услышал.

 — Ага, и переделал под свой лад.

 — Ничего я не переделывал, она так и звучит! Примерно…

 — Так, народ, успокойтесь, — прервал их Мериндорф, — Давайте я расскажу.

Все тут же уставились на алхимика.

 — Хотя, это даже не история. Скорее мини-история, даже короче, чем у дяди Васи. Я сам, когда услышал ее от друга Маракуса, испугался. В общем… Укладывает отец свою дочку спать. Сказку почитал, поцеловал, пожелал спокойной ночи, да и уходить собрался. Как вдруг дочка говорит: «Папа, мне страшно! В моем шкафу кто-то есть, иди посмотри». Отец ей ответил: «Не бойся, доченька, монстров не существует», но она настаивала на своем. Папе ничего не оставалось делать, как пойти и проверить. Он подошел к шкафу, открыл его и стал разглядывать содержимое. Там висело много всякого белья… и тут оно немного пошевелилось. Отец раздвинул белье и увидел… свою дочь. Она тихо сидела в шкафу и плакала, потом посмотрела ему в глаза, и прошептала: «Пап, там кто-то лежит в моей кровати…». Отец не на шутку испугался и уже хотел обернуться на кровать, как дочка вдруг зажмурилась и снова прошептала: «Нет, не оборачивайся!.. Оно там…»… Ну и… это. С тех пор их никто не видел, наверное.

На этот раз история произвела на всех должное впечатление: Веран сидел, закутавшись в свой мешок, высунув лишь голову, Василий и Дрейк сидели, схватившись друг за друга, а Курли только немного втянул шею, отчего казался еще толще.

 — Ух ты, — вымолвил Дрейк, отцепившись от коллеги. — Я-ж теперь заснуть не смогу.

 — Да ладно тебе, это просто история, — вернув шею в свое прежнее агрегатное состояние, сказал Курли. — Нам ведь из шкафа не вылезет ничего.

 — Откуда тебе знать? Я в своей жизни навидался чудес, — из мешка ответил ему Веран.

 — Ох Селестия, я тебя умаляю. Где ты здесь шкаф видишь? — Курли обвел рукой горизонт.

Веран притих. Видимо, дошло.

 — Все вы Селестию эту восхваляете, — подал голос Василий.

 — Чего? — не понял Курли.

 — А того. Так, по-моему, только Эквестрийцы делают. Ты-ж не Эквестриец.

 — Да какая разница. Я других божеств не особо знаю, да и нее не очень-то. Вот и восхваляю, просто так.

 — Вот до чего и доводит «абсолютная монархия», — проворчал Веран. — Не знаю, мол, но поклоняюсь.

 — Не Сомбру-ж мне восхвалять.

 — Кого-кого? — переспросил Дрейк.

 — Ну как – кого? — ответил Курли. — Эх, ну вы и неучи. Поясняю, для тех, кто «в погребе». Король Сомбра – злой тиран в прямом смысле, бывший правитель ныне пропавшей Кристальной Империи. Был свержен Селестией около двух-трехсот лет назад, а также обращен в тень. Она заточила его во льдах, вместе с ним пропала и Кристальная Империя, со всеми ее жителями.

 — А вот интересно, — сказал Василий, — зачем это вообще нужно всем злодеям – злодействовать?

 — Ну как же? Сомбру вон тьма поглотила, вот он и злодействовал. Раз тьма поглотила, чего бы и не позлодействовать?

 — Кстати, я слышал, что у Селестии сестра была – принцесса Луна, — говорил извозчик. — Она якобы за луну ответственна была, а Селестия ее туда же и сослала. За то, что плохо себя вела.

 — В смысле?

 — А вот так – взяла и сослала! Жажда власти у сестры этой появилась, а Селестия в ней врага народа тут-же увидела, и бывай! Нет сестры.

 — Не уверен, — парировал Дрейк. — Принцесса Селестия не такая, она просто так никого на луну не шлет. Наверное, дело в самой Луне было…

 — Так, стоп, — прервал его Курли. — Я чего-то запутался, где какая сестра и кого куда там шлют.

 — Селестия сослала Луну на луну.

 — Луну на луну? Блин, придумали же имя, кто вообще были их родители? Фантазия у кого-то видимо, зашкаливала – Луной назвать. И на луну потом отправить – оп ля! Смешно, чего, я чуть не засмеялся.

 — И не говори, — поддержал Василий. — У меня вот кузина брата дяди моего друга знаете как сына назвала? Знаете? Тапочек! Вы представляете? Я серьезно, она просто взяла и назвала его Тапочком! С юмором у нее, видимо, перебор был. Или с головой недобор.

Мериндорф мирно наблюдал за диалогом друзей, отметив для себя, как же быстро меняется тема. Совсем недавно он рассказывал страшилку, а теперь речь шла о каком-то пони по имени Тапочек. Забавно конечно, но вскоре вся эта болтовня стала потихоньку утомлять народ, пока наконец алхимик не предложил всем лечь спать. Никто спорить не стал.

Мериндорф и Дрейк залезли в свои палатки, Василий запрыгнул в повозку, Веран с Курли с головой утонули в своих мешках, и через пару минут из лагеря стал доноситься дружный храп. Все мирно заснули, даже не подозревая, что совсем недалеко, на ближайшей горе, притаилось странное существо, пристально следившее за группой с тех самых пор, когда они еще начали подходить к горам. Существо это было полностью черного цвета, в темноте можно было разглядеть лишь красные глаза. Охотилось ли оно? Или же это шпион? Кто знает.