Мор грядёт

Город Эквиера реабилитируется после долгих лет гнёта тирана-фанатика с идеологией ненависти, ставших для всего поселения настоящим позором. Вот уже совсем скоро испохабленное общественное сознание будет приведено в порядок, чему способствует новый мэр города, Клауди Пэрадайс. Однако уверенность в светлом будущем изничтожает весть о надвигающейся на Эквиеру таинственной угрозе: так называемом Море. Теперь Пэрадайсу, заручившемуся поддержкой своего друга, юного Парсия Ридикюля, предстоит встать на защиту любимого города.

ОС - пони

"Родственные души"

Любовь - страшная сила. Способна ли она изменить того, чьё призвание от рождения было сеять страх и разрушение на своём пути?

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Дискорд

Лунная Бравада

Лидеры нескольких государств собираются вместе, чтобы обсудить внезапное возвращение Найтмер Мун. И они этому не очень рады.

Принцесса Селестия ОС - пони

Падающие звезды

В Омске идёт дождь.

Принцесса Селестия

Жеребята

Твайлайт с друзьями ненадолго уезжает из города, и их знакомый пегас остаётся нянчиться с Меткоискателями. Понификация рассказа А. Т. Аверченко "Дети".

Эплблум Скуталу Свити Белл

По лесным тропинкам.

История о приключении трех пони пони, зебры, пегаса и единорога в глубины вечно-зеленого леса. Поверьте, там все не просто так. Под другими пони подразумевается, что там действительно много других пони, главные герои, в основном,- другие пони.

Принцесса Луна Другие пони Доктор Хувз

Долг Зовет

Будущее. Оно всегда сокрыто. Но стоит заглянуть за его грань, как всё может обернуться в ином свете. Однако, есть те, кто способен противостоять той силе, что кроется за смутной тенью мироздания. Жизнь - довольно сложная вещь. Это путь, через который мы проходим, сквозь наши переживания, тревоги, боль… то, что отравляет душу каждого, будь то простого смертного, или всемогущего духа. И время то, когда сердцами пони движут сомнения и страх, что только служители порядка способны изменить судьбу, взяв её в свои копыта.

Флаттершай DJ PON-3 Другие пони ОС - пони

Я вернулся

Злодей, которого давным‑давно победили, вернулся и жаждет мести.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Причуды удивительного мира

С тех пор, как Джеймс попал в новый мир, у него появилась замечательная подруга, которая с радостью составит компанию запутавшемуся человеку, а также поддержит последнего в его попытках разобраться в том, что же на самом деле здесь происходит? Интересно, чем может закончиться их совместное времяпровождение? Это остается загадкой...

Рэйнбоу Дэш Человеки Вандерболты

Хроники новой Эквестрии

Сборник информации о "Новой Эквестрии"

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 5 Глава 7

Глава 6

Теперь у меня появился реальный стимул стараться по возможности не ходить в лес, и даже если я там как-то окажусь, вынужденно или нет, не задерживаться там надолго. Я чувствовал боль в копыте, но уже не такую серьезную, по крайней мере я мог идти без сторонней помощи, хоть и с трудом. Главное, Оливия рядом со мной, а в беде она меня не бросит. Я уже успел убедиться в этом, хоть и знаком с ней всего один день. Теплый ветерок периодически колыхал высокую траву. Несколько часов пути и вот перед нами горный хребет, который возглавляла самая высокая гора, вершина которой скрывалась в облаках.

— Мы что, будем подниматься? – Это интересовало меня из-за того, что я не мог себе представить, как я со своей травмой буду карабкаться по горным вершинам.

— Нет. Пройдем между гор. – В этот момент я про себя выдохнул с облегчением. Горы были серые и высокие. Навивали мысли о великом, напоминали о том, насколько сильна природа и какая у неё власть. Когда мы вошли в окружение гор, начался дождь, который почти сразу же перерос в сильный ливень. Мы очень быстро промокли, и поэтому пришли к совместному решению — искать укрытие. Наше внимание привлекла небольшая впадина, находящаяся у подножья одной из гор. Она была не глубокой но как-то неестественно темной, что слегка насторожило меня. Мы заранее набрали побольше промокших палок и хвороста. Пока все это добро для костра не высохло, и теплый огонек не осветил серые каменные стены, тут было как-то неуютно. Постоянно казалось, что во тьме кто-то есть. Да кого я обманываю, даже с костром так кажется! Света от его огня слишком мало, чтобы рассеять всю тьму, из-за чего кажется, что где-то там, возможно, есть какая-то тварь или еще что. В душе я молился, чтобы дождь побыстрее закончился, и мы наконец покинули эту пещеру. Шел час, другой, но ливень не намеревался заканчиваться. Мы периодически выбегали на улицу за новыми палками, высушивали, и подкидывали их в огонь. Чтобы хоть как-то нарушить неловкую тишину, я решил задать вопрос, волнующий меня почти с самой встречи с Оливией:

— А что за надпись на твоем мече? – Вопросом я словно выбил её из своих размышлений. Она еле заметно дернулась и глянула в мою сторону.

— Что?

— Что написано на твоем мече? – Оливия магией достала меч из неподалеку лежавших внутри сумки ножен и посмотрела на странные иероглифы.

— Не знаю. Вернее, не помню. – Слегка огорченно произнесла она. – Меня саму это интересует. – Меч отправился обратно в ножны. Я смотрел в огонь и размышлял на тему того, что будет, когда мы дойдем до Мейнхеттена. Что нас там ждет? Не в первый раз я уже задаюсь этому вопросу. Хотя, о чем еще думать? Если повезет, будут еще выжившие, если нет, то не будет.

Почему ощущение присутствия чего-то не покидает меня до сих пор? Что-то не так. И окончательно я в этом убедился, когда заметил, как тьма шевельнулась, и над Оливией нависло черное пульсирующее облако. Все произошло с невероятной скоростью. Громкий рык отдался эхом по пещере, а Оливия подскочила и отпрыгнула ко мне от твари, взявшись не пойми откуда.

— Бежим! – Вскрикнула единорожка, и рванула во тьму впадины, которая оказалась намного глубже, чем я предполагал. Как это не странно, тварь не погналась за нами, словно тут, во мраке, скрывалось существо, куда страшнее и опасне. Это заметил не только я. Теперь мы были на пределе внимательности и осторожности. При помощи магии Оливия создала тусклый лучик света, которого едва хватало на освещение пола под ногами. Неизвестно, есть ли выход отсюда, но идти обратно уже не выйдет. Неизвестно, в какой именно момент мы оба осознали, что заблудились в этом мраке глубин. Я также и не понял, кто из нас заметил это первым, но факт остается фактом: мы потерялись в этих каменных стенах. Мы то заходили в тупик, то приходили на те же места, которые уже прошли. К счастью мы успели схватить сумки, и какая-то еда у нас была. Иногда на стенах мы встречали некие наскальные рисунки или какие-то странные надписи на неизвестном языке, а иногда и все сразу. Вся эта атмосфера, это замкнутое пространство, потихоньку расшатывали мои нервы. С каждой секундой становилось все труднее дышать, все труднее идти. Лишь Оливия, как мне казалось, сохраняла спокойствие.

Мы все бредем и бредем. Куда? Сколько? Неизвестно. Я давно потерял счет дней, часов, минут. Тут под землей неизвестно, день сейчас или ночь. Который час? Этого я тоже не знаю. Когда мы опять вышли к небольшому булыжнику, вымазанному, вероятно, в крови, мы сделали привал.

— Сколько мы уже идем?

— Я не знаю. – На мордочке единорожки была очень заметна усталость, не столько от длительного хождения во тьме и вдыхания давно прогнившего воздуха, сколько от беспрерывного использования магии. Сейчас свет, который излучал её рог был намного тусклее чем в начале. Я едва мог видеть её, что уж там говорить об окружении.

— Отдохни. – Произнес я, готовясь погрузиться в абсолютную темноту. Оливия кивнула и мрак окутал нас. Мы сели, прижавшись спиной к холодной каменной стене, и боками друг к другу, чтобы случайно не разделиться.

Одна тяжелая секунда медленно следовала за другой. Сейчас меня окатила волна мыслей и сомнений насчет того, выберемся ли мы отсюда живыми. От этого внутри начало медленно, но уверенно зарождаться чувство паники. Я стал чаще дышать, сердце начало сильнее биться в груди. Иногда даже во тьме что-то мерещилось, от чего я каждый раз подскакивал, а на коже появлялись мурашки. Я не видел, что происходит с Оливией, но все еще чувствовал её, и это было единственное, что хоть как-то успокаивало меня.

— Ты тут? – Почему-то шепотом решил поинтересоваться я.

— Да. – Оливия говорила как-то неестественно спокойно, что пугало и одновременно поражало меня. Неужели у неё такие стальные нервы, что даже я, после всего, что пережил — паникую, а она спокойна, словно ничего и не произошло. Словно мы не оказались во тьме пещеры, куда боится пролазить даже самая ужасная тварь, абсолютно одни. Словно мир, в котором мы когда жили, погиб в считанные секунды.

Если самая жуткая тварь боится здесь чего-то, то, вероятно, это еще не самое ужасное, что мы видели? Возможно, это что-то бродит по бесконечному каменному лабиринту, в поисках жертвы, случайно попавшей сюда и в отчаянии ищущей путь наверх. Что, если нам просто до сих пор везло, и именно поэтому мы все еще живы? Что, если оно все это время следило за нами из темноты, выжидало, пока мы совсем обессилим, чтобы без проблем расправиться с беспомощными пони. Тусклый свет вдруг снова озарил узкий коридорчик, и я увидел лицо Оливии, все такое же спокойное, и одновременно жутко уставшее.

— Ну что, пошли? – Произнесла она и мы поднялись с пола, чтобы продолжить поиски выхода. Спустя еще несколько часов ходьбы мы вышли к какой-то двери. На ней были надписи, похожие на те, что мы видели у привала.

— Это что за чертовщина?

— Не знаю. – Мы рассматривали иероглифы, как вдруг, ни с того ни с сего, огромная каменная дверь с тяжестью распахнулась, а в наши морды ударило облако пыли. Откашлявшись я заметил, что Оливия начинает идти внутрь и тут же остановил её.

— Постой! Ты вот так просто пройдешь в какую-то неизвестную тебе дверь? А вдруг это ловушка? Или слово “аккуратность” тебе неизвестно?

— А у нас есть выбор? Вдруг это выход? – Оливия попыталась сделать новый шаг, но я опять преградил ей путь.

— Подожди! Вон там есть какой-то коридор! Давай сперва посмотрим, что там!

— И снова заблудимся? Нет уж, спасибо! Либо пошли со мной, либо я пойду без тебя! – Такие слова заставили меня растеряться. В её взгляде была полная уверенность. Я понимал, что она действительно сделает то, что сказала, и потому выбора не было.

— Ладно, твоя взяла. Пошли. – Я отошел с пути, дав ей войти в дверной проем внушительных размеров. Здесь стоял весьма ощутимый запах трупов, что очень сильно меня напугало и образовало непреодолимое желание покинуть это место. На полу стоял светло-зеленый туман, из-за которого я не видел конец своих копыт. Довольно завораживающий и красивый туман. Место, куда мы вошли оказалось чем-то вроде зала. Оливия уверенно и без единого признака страха мерно шагала вперед. Я уже практически успокоился, но прозвучал странный хруст, а копытом я почувствовал, что раздавил что-то хрупкое. Единорожка повернулась и свет озарил разломанное пополам копыто.

— Постой-ка, — Произнесла Оливия и напряглась. Свет стал намного ярче и озарил весь зал. Когда я разглядел больше деталей, ужас и страх переполнили все мое тело с копыт до головы. На стенах и на полу виднелись скелеты пони. Некоторые мертвые тела не успели прогнить. На мертвых мордах отпечатался ужас. Где-то в конце зала виднелся каменный трон, около которого была целая гора из скелетов и не догнивших тел. У некоторых трупов, прикованных цепями к стенам, было распорото брюхо, внутри которого виднелись опарыши. Слева от входа в зал виднелось что-то вроде разделочного стола, на котором были сложены различные органы. От этого меня вырвало, а Оливия едва сдержалась. Меньше всего мне сейчас хотелось знать, кто сотворил все это с ними.

— Давай ка уйдем отсюда. – Оливия согласно кивнула, и свет от магии снова стал прежним. Таким же тусклым. Мы направились к дверному проему. Ужас переполнил тело сильнее обычного. По пещере эхом пронесся громкий и необычный смех, а где-то по ту сторону дверного проема послышалось звучанье цепей. Словно кто-то шел, и бил цепью о землю. Звук был все ближе и ближе с каждой секундой, а страх и паника все больше разрастались внутри меня.

— Что делать?

— Надо спрятаться! Под стол! – Мы с Оливией быстро рванули под разделочный стол. Тут была невыносимая вонь, ведь над нами гнили органы. Изо всех сил я старался сдержать себя, чтобы меня снова не вырвало, но когда из двери появился зеленый свет, я так сильно испугался, что перестал замечать вонь, и даже на мгновение забыл, как дышать. Оливия давно потушила свой свет, и мы оба с ужасом наблюдали за тем, что было дальше. В дверь вошло что-то по строению напоминающее тех тварей, что мне снились. Хотя, пожалуй, единственным сходством было хождение на двух ногах и наличие рук с пальцами. В остальном это создание выглядело намного ужасней. Оно было облачено в какой-то темно-синий, местами рваный плащ. На ногах были черные сапоги, а на руках были какие-то странные светящиеся перчатки. Смой ужасной частью тела была голова. Шеи у существа не было, а головой представлял собой парящий в воздухе череп необычного строения. Под черепом было что-то вроде зеленого огня, а из самого черепа, словно волосы, торчало три цепи с крючками на конце. В одной руке создание несло зеленый фонарь, внутри которого я разглядел какие-то черные силуэты, а в другой красовалась необычная коса. Вместо рукоятки у этой косы была цепь, уходящая куда-то под плащ существу. На поясе виднелся череп пони, и зеленый ключ. Призрак, войдя в зал довольно осмотрелся, словно гордясь своим имением. Его взгляд на секунду остановился на разделочном столе, и я не на шутку перепугался, думая, что он заметил нас. Когда он направился к столу, я едва смог удержаться, чтобы не закричать. Бренча и гремя цепями он медленно подошел к столу и поставил на него фонарь. От ужаса и волнения мы с Оливией перестали дышать. Я не видел, что происходит на столе, но услышал скрип дверцы и последовавшие стоны. Словно он открыл свой фонарь и выпустил оттуда душу. От призрака веяло смертью и безысходностью. Снова послышались стоны и звуки, будто что-то медленно разрезает плоть. Затем раздался жуткий смех. Описать мой страх в этот момент было просто невозможно. Когда призрак закончил свои мучения, он направился к своему трону. По пути он поднял с земли чей-то череп и усевшись на трон, стал разглядывать его. Мы продолжали с ужасом наблюдать за картиной. Спустя минуту разглядывания жертвы призрак выбросил череп и опустил свою голову, словно разглядывая ноги. Его лампа потухла, а он стал намного тусклее, чуть позже потух и он, и зал снова озарила мертвая и непроглядная тьма. Мы еще с минуту не шевелились, чтобы убедиться, что он спит и тихо выбрались из-под стола. Стараясь идти как можно медленней и тише, чтобы даже не цокать копытами, мы покинули зал. Зайдя за угол, и убедившись, что точно отошли от двери Оливия зажгла свой свет. Мы вернулись к привалу и там обессилено рухнули на землю.

— Что это было?

— Не знаю, и не хочу знать. – Только на привале я начал дышать полной грудью, и после запах в том зале, здешний воздух показался мне чистым и великолепным. Я сперва не заметил, что Оливии плохо, и осознал это лишь, когда свет от её рога потух и во тьме прозвучал глухой шлепок о землю.

— Оливия! – В темноте я обхватил её голову.

— Все хорошо, просто слегка устала, — Сбивчиво проговорила она. – раньше не приходилось так долго пользоваться магией. – Я почувствовал, как она поднялась на копыта. – Я смогу светить, но свет будет очень тусклым.

— Хорошо. – Едва заметный огонек осветил едва мог освещать конец копыт. – Давай я пойду первый. – Я пошел вперед, а Оливия молча направилась за мной. Спустя несколько часов пути мы уже практически обессилили и оба едва плелись по бесконечным каменным коридорам. В итоге мы пришли к разветвлению. На обоих проходах были те же иероглифы, что мы видели на двери. Я начал думать куда нам повернуть и углубился в себя. В итоге я решил просто спросить, куда бы повернула Оливия. Я повернулся к ждущей от меня чего-то единорожке, и чуть не потерял сознание. Мурашки покрыли мое тело, а на лице был заметен явный испуг. Оливия удивленно глянула на меня, когда заметила, что я смотрю не на неё, а куда позади неё. Её тусклый свет освещал очертания лица того самого призрака, и это выглядело еще более жутко. Две черные дырки, в которых должны были быть глаза глядели на меня. У шеи единорожки было лезвие косы. С каждой секундой Оливия все больше осознавала, что происходит. Сперва она поняла, что я напуган, потом она осознала, что сзади неё что-то есть, и позже наконец поняла, что именно. Она медленно обернулась, и столкнулась взглядом с пустыми дырами глаз. Вдруг призрак воспламенился и стал выглядеть как тогда, когда мы его первый раз увидели. Смотря в глаза Оливии и не шевеля челюстью он жутким голосом задал вопрос, который был адресован неизвестно кому из нас.

— Куда-то…идешь? – Его голос был жутким, а от его пламени веяло не теплом, как это должно было быть, а наоборот, смертельным и могильным холодом. Оливия сделала шаг назад, а я просто застыл на месте от ужаса и наблюдал за странными повадками этого существа. Оно подняло лампу, как бы демонстрируя её нам.

— Хочешь увидеть свою душу? – Снова произнесло оно и Оливия сделала еще один шаг назад.

— Оливия, — Тихо и подавленно произнес я. – Если будем бежать, то направо. – Оливия медленно кивнула, не отводя взгляд от существа, которое вдруг застыло и снова повторило.

— Куда-то…идешь? – Вдруг оно вскрикнуло своим ужасающим голосом и вертикально махнула цепью, чирка лезвием потолок и создавая искры. К счастью Оливия отпрыгнула в сторону, и мы с криками рванули в правый проход. Оглядываться хотелось меньше всего. Позади послышались вопли и крики, после чего нас начало преследовать бренчанье цепей.

— Крик тебе не поможет…а мои уши…порадует! – Воскликнуло существо, и коса вонзилась в камень в нескольких сантиметрах от меня. Спереди стал заметен маленький лучик света, к которому мы рванули, а призрак поняв, что его добыча вот-вот сбежит, издал новые вопли. Приблизившись к свету я разглядел ступеньки, ведущие к выходу на поверхность. Я также разглядел, что на улице был закат. Мы были уже в нескольких метрах от лестницы, и я уже ощутил свободу, но цепь несколько раз обмотала мое копыто, и я рухнул на землю.

— Ты…мой! – Послышалось позади, и я увидел, как призрак медленно тащит меня к себе, а дверца его фонарика со скрипом распахивается. В мозгу я словно начал слышать заточенные души. Был слышен плач, стоны вечных мучеников призрака. На секунду мне показалось, что Оливия бросила меня в порыве страха, но я снова ошибся. Меч разрубил цепь, и я не теряя времени тут же поднялся с земли и побежал к лестнице, где на ступеньках стояла моя спасительница. Вырвавшись на улицу мы отбежали на приличное расстояние от входа и рухнули без сил рухнули на землю. Из пещеры в последний раз донесся вопль огорченного призрака и настала тишина. Перед нами предстали поля. Я узнал это дорогу. Идти до Мейнхеттена осталось не долго. Надеюсь, все было не напрасно.