"Какая разница?"

Фанфик может показаться заумным, непонятным, незавершенным, скучным, унылым, не о пони и прочая. Но кто-то же должен писать о пони что-то, кроме клопоты или попаданцев?

Другие пони

Безрадостная душа

Иногда избавление от иллюзий не приносит должного счастья.

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Попаданец и магия. Часть II

В этом рассказе нет какой-то принципиальной новизны, он набит шаблонами чуть менее чем полностью. Герой не спасает Эквестрию от эпичного злодея, с верным дробовиком наперевес. Здесь вообще нет отрицательных персонажей. Герой просто живёт, но неприятностей у него всё равно хватает, он как-то сам умудрятся находить их. В общем, я просто постарался написать тёплый ламповый рассказ.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Ночная кобыла.

Доброго времени суток, уважаемые читатели. Эта вьетка родилась внезапно. Под влиянием одной песни, Мельница - Ночная кобыла.

Дружба ли это?

Хитч обращается к своей подруге детства с довольно необычной просьбой. Но к чему это может привести?

Другие пони

Другая Найтмер 2

Продолжение другой Найтмер.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Принц Блюблад ОС - пони Найтмэр Мун Фэнси Пэнтс Флёр де Лис Человеки Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Темпест Шэдоу

Кабанеро

Человек попадает в мир Эквестрии. Но вместо изящного тела цветной лошадки волею злого случая оказывается в образе большого и страшного чудища. Пони дружелюбны к чужакам, но к опасному пришельцу относятся настороженно. И сам несчастный уже сомневается ― а есть ли место ему в этом добром и пушистом обществе?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки Кризалис

Эквестрийский колобок

Жил-был старик-грифон со своей старухой-грифиной. Лет им было уже много, летать и охотиться они давно не могли, вот и грустили на одной овсянке. Подумал старик, да и говорит…

Флаттершай

Часовщик из синего дома

В поисках путей получения кьютимарок, Эплблум, Скуталу и Свити Бель решают навестить понивильского часовщика со странным именем «Доктор».

Эплблум Скуталу Свити Белл Доктор Хувз

Песни в плохую погоду

В Понивилле иногда бывает и плохая погода.

Кэррот Топ

S03E05
Хлопоты на работе Разгар нашествия

Незваные гости

В городе замечены странные существа с неуёмным аппетитом, которые начинают вызывать беспокойство у жителей. Пони пытаются выяснить, кто это, и причины их появления.

Проснулись Рэй и Лайтнинг Даст почти одновременно. Облако постепенно сдвигалось в сторону города, и стал отчётливо слышен приглушенный шум с улиц. Сон пошел пегасам на пользу. Они заметно приободрились.

— Ну как спалось? – взглянула Лайтнинг на брата.

— Вроде неплохо, — потягиваясь, протянул Рэй. – Что делать будем?

— Полетели в город? Нас вроде как приглашали в кафе посидеть.

— Ну, это вполне неплохой вариант. Полетели тогда.

Пегасы поднялись с облака и неспешно полетели в город. Предварительно Лайтнинг лёгким пинком убрала бледную тучку, чтобы та не захламляла небо. Улицы Филлидельфии уже успели наполниться жителями. Пони шли по делам, кто-то просто гулял, другие сидели за столиками под открытым небом или совершали покупки у торговых лавок. На дороги выкатились погонщики с повозками. Летя по знакомой улице с кафе, магазинами и бутиками, пегасы услышали возглас:

— Рэй! – раздалось откуда-то со стороны. — Лайти! – послышалось сокращённое имя кобылки, которым её называли в кругу семьи и друзья.

Взглянув в сторону, откуда слышался призыв, они увидели своего знакомого, который буквально вылезал из-за столика, призывающее маша им копытом.

— Эй, Тайфун, чем занимаетесь? – подлетев к столику, за которым сидели двое их коллег по работе и приятелей, поинтересовалась Лайтнинг Даст.

— Да так, ничем по сути, отдыхаем, перекусываем.

— Присаживайтесь с нами, — предложила светло-коричневая кобылка, сидевшая на стуле справа.

— Ну как, всё полили у Кэррота?

— Давно уже! – присаживаясь, усмехнулась Лайтнинг.

— Будете что-нибудь а? – Тайфун Файтер попеременно взглянул на Рэя с Лайтнинг.

— Не отказалась бы от какого-нибудь простенького сэндвича, – откликнулась кобылка. – А ты, Рэй?

— Я тоже. Что-нибудь в таком роде. И колы немного.

— Хорошо. Я угощаю вас сегодня!

— Спасибо, Файтер, — поблагодарил Рэй.

Желтый пегас привлёк внимание официанта, помахав копытом. Когда единорог-официант доставил заказ, принеся его на подносе, пегас отдал ему тройку монеток, которые достал из сумки. Пони болтали, перекусывая, обсуждали городские новости и шутили на разные темы, дружно смеясь. В какой-то момент светло-коричневая пони обратилась к Лайтнинг Даст с вопросом:

— Кстати, Лайтнинг, а ты слышала про соревнование лучших молодых лётчиков в этом году? Оно будет в Клаудсдейле. Полетишь на него? Оно для самых отпадных летунов.

— Если кому и лететь – то Лайти, это точно, — поддержал Тайфун.

Подумав, почёсывая подбородок, бирюзовая пегасочка ответила:

— Ну, я думаю, почему бы мне и не попробовать. Если найду время, то обязательно слетаю.

Рэй, попивая колу через трубочку, проговорил задумчиво:

— Тебе точно нужно лететь на это соревнование. Других посмотреть и себя показать. Посмотришь, есть ли кто в Эквестрии подобный тебе по быстроте.

— Я тоже, может, попробую, — заявил Тайфун Файтер. – Может быть, вместе будем там.

Та хмыкнула в ответ:

— Если будем вместе, то нам придётся быть конкурентами. Можешь не рассчитывать, что я буду поддаваться тебе, Файтер.

— Я и не рассчитываю. Я и сам летаю хорошо. А могли бы даже выступить командно.

— До Лайтнинг Даст тебе, конечно, далеко, — ехидно произнесла кобылка справа. – Как ты собираешься угнаться за ней?

— Не отрицаю. Слушай, Лайти, так всё же скажи, в чём же секрет твоей быстроты?

Не мешкая ни секунды, кобылка ответила:

— Тренировки и усердие.

— Я вот тоже тренируюсь… А всё равно твоих высот не достиг. Ты меня на всех городских соревнованиях обгоняла и побеждала.

— Ну ещё чуть-чуть природного таланта, — добавила Лайтнинг Даст, с таинственной улыбкой прикрыв глаза.

— Эй, привет всем пони! – пропела приземлившаяся у столика пегаска оливкового цвета с аккуратной желто-зелёной гривой.

— Эй, привет, Лав Либерти, – поздоровались друзья с новоприбывшей.

— А где все наши?... Э-м… ну те, кого нет ещё...

— Клауд Хантер собирался прилететь, — ответил, неопределённо взмахнув копытом, Тайфун Файтер. — Вроде только он ещё собирался с нами посидеть.

Пегасочка присела сбоку за столик и начала выбирать себе заказ в меню, попутно болтая с другой кобылкой, Тайфун Файтер же наконец занялся своим гамбургером, запивая его содовой.

— А чем заниматься собираетесь? — повернулась оливковая пони к брату с сестрой.

— Может, в боулинг, — задумалась Лайтнинг.

Подтолкнув брата локтем, она предложила:

— Эй, Рэй, кстати, может, постреляем гнусных ксеносов? — ухмыльнулась она, намекая на игру в аркадном автомате.

Жеребец мечтательно улыбнулся в ответ:

— Я не против. Вполне себе вариант.

Как раз доедая свой сэндвич, он обратил внимание на сэндвич сестры, к которому та даже не притронулась.

— Ты будешь свой или как? – кивнул он на угощение.

— Конечно, буду! Вы меня отвлекли своими расспросами, как всегда.

Вспомнив вновь о намерении перекусить, Лайтнинг взяла еду в копыта. Лав Либерти тем временем уже хрустела шоколадным печеньем, купленным где-то и принесённым с собой. И тут посреди стола неожиданно для всех приземлилось, спорхнув откуда-то сверху, странное существо, окрашенное в голубой цвет. Лайтнинг Даст, уже открывшая рот и приготовившаяся откусить кусок от сэндвича, замерла и удивлённо рассматривала шарик с лапками и крылышками.

— Эй, что это? – первым спросил Рэй.

Другие пегасы уставились на незваного гостя.

— Не знаю. Я никогда не видел таких, — внимательно смотря на животное, отозвался Тайфун Файтер.

— Я тоже.

Маленькое создание, издав дребезжащее воркование, подпрыгнуло на шаг к Лайтнинг и заинтересованно взглянуло на её закуску.

— Эй, дайте-ка ему что-нибудь поесть, — предложила оливковая кобылка. — Лайти, угости его!

Даст усмехнулась и отломив маленький кусочек от сэндвича, положила его перед крупноглазым существом. Все пони приковали к животному взоры, ожидая его реакции. Посмотрев пару секунд на предложенное угощение, странное создание замахало стрекозьими крылышками и, поднявшись в воздух, зависло над столиком.

— Наверно, ему не подходит сэндвич, — предположил Рэй.

Внезапно животное сделало то, чего не ожидала ни Лайтнинг Даст, ни кто-либо из присутствующих. Скромное на вид существо рывком подлетело к Лайтнинг Даст, и, раскрыв казавшийся небольшим рот необычайно широко, вцепилось в её сэндвич и начало трясти его из стороны в сторону и раскачивать, пока не вырвало из копыт пони и не проглотило. Изумлённо переводя взгляд с жалкого кусочка сэндвича на пустое копыто, салатовая пони не находила слов.

— Вот так… наглость! – наконец, произнесла она.

Другие пегасы смеялись над произошедшим, едва не падая со стульев.

— Да, Лайти, оно оставило тебя голодной, — отсмеявшись, выдал оранжевогривый жеребец.

— Нехилый у него аппетит для такого маленького размера, — заметил Рэй.

Тем временем прожорливый малыш развернулся, молниеносно шмыгнул в пакет с печеньем к хохотавшей Лав Либерти, и начал в нём яростно швыряться.

— Эй! – воскликнула та.

Запустив копыто в пакет, она постаралась вытащить нахального лупоглазика, но он уже сам вылетел наружу, доев остатки вкуснятины и, довольно облизываясь, неспешно улетел.

Убедившись, что в пакете пусто, оливковая кобылка раздосадовано отложила его в сторону. Без еды осталась теперь не только Лайтнинг Даст.

— Хех, вот так обжора, — усмехнулся Тайфун Файтер, успевший спрятать свой гамбургер в надёжное место — живот.

Тут пони к своему удивлению обнаружили, что улица начала наполняться этими маленькими летающими шариками, прилетающими с разных сторон. Стайки насекомоподобных существ парили вдоль улиц и спускались сверху на мостовую. Мимо друзей пролетело скопление в несколько десятков таких животных, которых они проводили недоумевающими взглядами. Чем дольше они наблюдали за происходящим, тем больше их одолевали сомнении в нормальности происходящего. Пегасы обменивались удивлёнными и настороженными взглядами.

— Откуда их столько? — удивился Рэй, оглядываясь по сторонам, где повсюду летали маленькие шарообразные существа.

На их глазах группа из шести существ бросилась на стоявший на другой стороне улицы прилавок с яблоками и принялась их яростно поедать. Продавец, размахивая копытом, стал отгонять их. Те отлетали, но вскоре вновь возвращались. Такие же проблемы начались и у других пони, перекусывавших в кафе под солнцезащитными зонтиками: неведомые существа бросались к ним, в наглую выхватывали их еду и пожирали её, громко чавкая. Пегасы наблюдали за происходящем, но пока ничего не предпринимали.

— Действительно, откуда их столько? — Лайтнинг Даст наклонила голову набок, рассматривая как кучка неведомых существ вьётся над крышею одноэтажного дома, словно высматривая что-то вдали.

В этот момент к ним на столик приземлился ещё один глазастик серого цвета, и, недолго думая, подобрал последний кусочек сэндвича, и улетел, пережевывая его.

— Я думаю, надо бы разузнать, что такое происходит и главное — что это за животные, — поднялся со стула желтый пегас, с ни согласилась Лайтнинг.

— Да уж, меня они тоже начинают напрягать.

Глухой звук ударов копыт о твёрдую дорогу заставил пегасов обернуться, они обнаружили рядом со столиком серо-синего жеребца.

— Клауд Хантер, привет! — поздоровался первым Тайфун. — Мы как раз тебя ждали.

— Привет, ребята…

Пегас беспокойно осмотрелся по сторонам, где сновали туда-сюда шарообразные животные.

— Их и тут полно! – сказал он словно сам себе, отмечая для себя происходящее.

— Что значит «и тут полно»? — переспросил Рэй.

— Вы что, не знаете? Эти существа шарят по всему городу, теперь и здесь.

— Откуда они взялись?

— Я не знаю! У меня около дома их тоже несметная куча! Они пожирают всю еду, которую только могут найти.

Рэй и Лайтнинг переглянулись.

— Ты думаешь о том же, о чём и я? – повернулся брат к сестре. – Мне кажется, если такие дела, то нам лучше проверить наш дом.

Встряла Лав Либерти:

— Они же такие крохи, что они могут особо сделать?

Лайтнинг Даст мрачно усмехнулась в ответ.

— Либерти, может они и маленькие, но если их действительно так много по всему городу, то кто знает, что они могут натворить... Пожалуй, ты прав, Рэй. Нужно посмотреть, что творится у нас.

— Ещё как много! В некоторых районах они буквально кишат, – подтвердил серо-синий пегас. – Я думаю, кому-то нужно слетать к нам в офис, сообщить про них, если там ещё не в курсе. Я, пожалуй, полечу туда.

— Я с тобой! – вызвался Тайфун Файтер.

— А что с боулингом? – грустно протянула Либерти, покосившись на стоявшее напротив здание с вывеской в виде тройки кегель, сбиваемых шаром.

— Придётся отложить… Мы ведь обязаны докладывать о внештатных ситуациях в городе, которые заметим. И нужно выяснить, что это за прожорливые существа, – кивнул он в сторону, где продавец яблок под удивлённые взгляды проходящих пони ругался и сгонял свёрнутой газетой приземлявшихся у ларька насекомоподобных существ.

— Да, если кто узнает, что это за существа – сообщите в нашу погодную службу.

— Хорошо, узнаем что – сообщим, — подтвердила Лайтнинг Даст. – Тогда встретимся позже.

— Договорились, — кивнул песочный пегас.

— А по-моему, их совершенно нечего бояться – я не думаю, что эта мелочь представляет какую-то опасность, — пренебрежительным тоном сказала коричневая кобылка.

— Вот именно, — согласилась Лав Либерти. – Что могут сделать такие маленькие шарики?

— На всякий случай всё же нужно сообщить про них и попытаться узнать, что это за животные.

Приняв решение, пони покинули улицу и разлетелись в противоположные стороны.

Лайтнинг Даст с братом в быстром темпе летели через город, направляясь на юго-запад. Минуя вздымавшиеся ввысь небоскрёбы центрального района, они иногда встречали стайки по десятку-другому летающих разноцветных шариков.

— Они и тут летают, Лайти! – обеспокоенно произнёс Рэй. – Но вроде вреда от них особого нет?

— А того, что они бросаются на еду и съедают её, тебе мало?

— Ну это не так уж и страшно вроде….

— Один может и не страшен, а ты посмотри, сколько их в городе.

Оглядевшись, Рэй с Лайтнинг, подлетающие к своему району у побережья, обнаружили в воздухе небольшие скопления уже знакомых существ. На улицах внизу тоже сновали туда-сюда крылатые шарики, беспокоившие прохожих. Наконец, показалась своя улица. Уже подлетая к месту жительства, пегасы обнаружили с воздуха, что их дом не остался без внимания странных созданий.

— Эта мелочь ищет, чем у нас поживиться, — Лайтнинг угрожающе прищурилась.

Кобылка резво спикировала вниз и, затормозив у земли, стала размахивать копытами, прогоняя от дома незваных гостей, которых было где-то два десятка.

— Эй! Вам чего тут надо! – крикнула она. — Не хватало ещё, чтобы вы в нашем саду цветы пожрали! Пошли! Брысь! Брысь от сюда! Кыш, кыш!

Те неохотно отлетали от пони за пределы территории палисадника. Отогнав незваных гостей подальше, кобылка заметила, что на другой стороне улицы, около другого дома, его хозяйка занималась примерно тем же, что и Лайтнинг, прогоняла летающие шарики. Рассматривая шарообразное существо, сидящее на живой изгороди, ограждавшей их участок от тротуара, Рэй обратился к сестре:

— А они действительно распространились по городу. Что будем делать, Лайти?

Та, в задумчивости поводив копытом по подбородку, неожиданно воскликнула, озарённая светлой идеей:

— Я знаю, что, Рэй, у меня есть идея!

Кобылка бросилась к дому и исчезла в проёме входной двери меж пары крупных окон. Вернулась она через полминуты с литровой банкой. Вспорхнув, она накрыла ей одно из пучеглазых существ и закрыла крышку.

— Пора навестить одного нашего старого друга, — пояснила она, развеяв недоумение брата.

Их цель, до которой они долетели менее чем за минуту, была через пару улиц: самый обычный в этом районе кирпичный дом, окруженный кустами живой изгороди. Интенсивный и настойчивый стук в дверь вынудил хозяина оторваться от работы и пройти в прихожую. Открыв дверь, он увидел двух пони на пороге: салатовую кобылку, с пшеничного цвета гривой, и чуть более тёмного тона, чем она, жеребца, и задумчиво переводил взгляд от одного к другому.

Перед Лайтнинг Даст и её братом предстал светло-фиолетовый единорог с серой растрёпанной гривой, похоже не мытой недели две, говорившей о том, что у её владельца есть дела гораздо важнее, чем свой внешний вид.

— Рэй, Лайтнинг! – наконец произнёс единорог. – Вы ли это? Давно не виделись. По какому делу пожаловали?

— Привет, Баттерхувс, — поздоровался, улыбнувшись Рэй. – Ты уже в курсе происходящего?

— Происходящего? А что происходит такого? Нет, не в курсе…

— Вот это происходит! – Лайтнинг сунула ему под нос банку, в которой, помахивая крылышками, то поднимаясь, то опускаясь, висел глазастый шарик желтого цвета.

— Эти существа появились в Филлидельфии, и их становится всё больше. Ты знаешь, кто это? Ты же у нас вроде как ботаник?

— Энтомолог! – поправил единорог. – Ботаника – это моя побочная специализация.

Сощурив глаза, он рассмотрел заточённое в банке существо и произнёс:

— У-у-у… никогда ещё не видел ничего такого…

— То есть ты не знаешь, кто это? – спросил Рэй.

— Нет. Могу только сказать, чисто по внешнему виду, что в целом похоже на насекомое.

Брат с сестрой с огорченным видом переглянулись. Единорог же, отступив в дом, сказал:

— Я постараюсь поискать в биологическом справочнике. Идёмте со мной.

Пони, чуть воодушевившись, зашли в дом.

— Присаживайтесь пока, — единорог указал копытом на зелёный диван.

Лайтнинг Даст положила банку на стол и присела. Её примеру последовал и Рэй.

В доме царил лёгкий бардак. Судя по горе посуды с остатками еды на столе и разбросанным вещам вперемешку с журналами научной фантастики, сразу было видно: у хозяина есть дела поважнее, чем следить за своей гривой и порядком в доме.

— Сейчас всё узнаем, — пообещал Баттерхувс.

— Хорошо бы, — поддержал Рэй.

Фиолетовый единорог подошел к книжным стеллажам и магией вытащил оттуда одну из книг. Сев на стул, он ещё раз с задумчивым видом рассмотрел лимонно-желтое создание, размером поменьше глаза пони, после чего открыл книгу и начал перелистывать её, удерживая в воздухе лавандовой аурой. На обложке виднелась надпись «Биологический справочник Эквестрии».

Он листал минуту, другую, что-то бормоча себе под нос, различались отдельные слова: «не то»; «опять не то»; «нет-нет».

Лайтнинг с братом сидели, изредка переглядываясь, рассматривали обстановку дома, ожидая ответа от друга.

— Поразительно! – захлопнув книгу, воскликнул единорог. – Я не нашел ничего подобного этому, — ткнул он копытом в банку.

— И как же нам узнать, что это за существа? – всплеснула копытами Лайтнинг Даст.

Почесав подбородок, единорог поднялся со стула:

— А, впрочем, попробуем по-другому.

Он вернулся к книжному шкафу и поводил копытом по книгам, ища нужную. Вскоре была вытащена другая книга — «Редкие и необычные виды Эквестрии».

— Поищу-ка я здесь, — пробормотал единорог, открывая книгу и приступая к поиску.

— «Мантикора»… «гигантская гидра»… — бормотал он себе под нос, перелистывая страницы, гости же сидели, подложив копыта под головы и ждали.

— Ага! – победоносно выдал единорог. – Нашел!

Пегасы приподнялись, ожидая, наконец, получить пояснения.

— Ну? – вопросила Лайтнинг.

— То, что вы мне принесли, – это называется «параспрайт».

Учёный единорог развернул книгу к гостям, и перед ними предстала статья в ней и иллюстрация, на которой один в один был нарисован зверёк точь-в-точь как в банке.

— Сейчас я зачитаю вам, – вновь повернул к себе книгу Баттерхувс и начал читать с выражением: «Параспрайты. Это весьма плохо изученный вид. Про их жизнь известно достаточно мало. По строению они схожи с насекомыми такими деталями, как фасеточными глаза и крыльями, но по другим признакам они существенно отличаются от них, что делает их классифицирование невозможным. Местами их обитания являются глухие леса, такие, как Вечнодикий лес. Иногда они массово покидают прежние места обитания, леса, с периодичностью раз в несколько десятилетий и, во время всплесков численности, могут нападать на поля и фермерские угодья и поедать насаждения. В большом числе становятся значительно смелее и агрессивнее. Зимой зарываются в землю в лесах, образуя цисты, и таким образом перезимовывают. По древней легенде, параспрайты были созданы владыкой хаоса, желающим всеми силами доставить пони как можно больше неприятностей. Даже после того, как тот был побеждён сёстрами и заключён в камень, параспрайты, оставшись в Эквестрии, продолжили докучать пони. Своим аппетитом, не знающим границ, они всегда были проблемой для пони, и появляясь в массовых количествах, могли сильно навредить, поедая съестные запасы. Самым ярким примером последствий их неконтролируемого размножения является Великий Тэлл-Тэллский мор. Он был последствием того, что огромная стая параспрайтов уничтожила почти все посевы зерновых культур, и из-за этого зимой возникла острая нехватка еды. Он унёс жизнь каждого третьего жителя этого города. Подобное случалось не только в Эквестрии. Доходят рассказы о случаях нашествия параспрайтов в Грифонлэнде, где они, массово размножаясь, уничтожали всё продовольствие, провоцируя голод, что иногда даже приводило к каннибализму. Поэтому они считаются вредными паразитами».

— Ничего себе! – широко открыв глаза, выдохнула Лайтнинг Даст, прервав единорога. — И они сейчас в нашем городе!

— Параспрайты… У нас могут быть проблемы, — согласился Рэй.

Вскочив с дивана, кобылка направилась к выходу.

— Идём, Рэй, теперь мы знаем достаточно. Мы знаем, с чем имеем дело, нужно скорее нашим сообщить. Спасибо, Баттерхувс. Хорошо, что ты у нас оказался.

Пегасы собрались выходить, но их окликнул их друг:

— Слушайте! Это… Можно я пока что исследую его? – Баттерхувс ткнул копытом на банку с параспрайтом. — Вы мне запросто так взяли и раздобыли это считающееся сейчас полу-мифическим существо, к тому же плохо изученное.

— Да забирай его на здоровье, – с лёгкостью ответила Лайтнинг.

Попрощавшись, они с братом оставили единорога и поспешили в офис погодной службы. Там, отворив двери, уже с порога Лайтнинг Даст и её брат услышали бурное обсуждение, проходящее в главном кабинете.

— Полагаю, вы обсуждаете маленькие летающие шарики, которые наводнили город, верно? – обратилась к присутствующим, коих было с десяток, Лайтнинг Даст.

— Именно. Никто не знает, откуда они взялись. И их становится всё больше, – отозвалась из-за своего стола начальница, Вайт Винг. – И от них начались проблемы.

— Что же, думаю, мы как раз вовремя выяснили от нашего друга-энтомолога, кто они такие, — довольным, отдающим лёгкой гордостью за свою информированность тоном, сказал Рэй и кивнул сестре.

— Ну, так вы расскажете? – поинтересовался их друг, Клауд Хантер.

— Не сомневайтесь!

Лайтнинг Даст начала рассказывать и, иногда дополняемая Рэем, который рассказывал то, о чём забыла сообщить сестра, рассказала всё, что узнала.

Белая пегаска, сложив копыта у подбородка, некоторое время молчала в задумчивости.

— Параспрайты значит, — тяжело произнесла наконец Вайт Винг. – Если они такие всепожирающие, то их присутствие в городе нам совершенно не нужно. Нужно немедленно сообщить в мэрию! А у нас кабель телефона сейчас порван, придётся слетать к ним. Кто слетает в мэрию?

Начальница погодного управления оглядела подчинённых и ткнула копытом в сторону первого попавшегося сотрудника.

— Шторми, поручаю это дело тебе.

— Э-э, а скажите ещё раз про этих животных информацию, я запишу, — замялся тёмно-фиолетовый пегас.

Недовольно помотав головой, бирюзовая пегаска повторила ещё раз.

— Хорошо, всё передам им там, — пообещал Шторми и удалился.

— Так откуда вы узнали всё это? – внимательно взглянула на брата и сестру начальница. – От друга? А он точно уверен в этих сведениях?

— Да, у нас друг в Филлидельфийском университете Точных Наук учится, – утвердительно покивал Рэй. – Ведёт собственную научно-исследовательскую деятельность. С головой погружен в ботанику и энтомологию! Он нашел эту информацию в книге.

— Можно проще сказать ботан, — проворчала Лайтнинг Даст.

— Энтомолог, Лайти.

— Ох уж эти ботаники, – произнесла Вайт Винг с улыбкой. — Был вот у меня в молодости один такой ботаник, ухлёстывал всё за мной.

Откинувшись назад на своём рабочем стуле, кобылка, смотря в потолок, погрузилась в воспоминания.

— На вид довольно неказистый был, я долго отвергала его. А оказался – горячим и пылким.

Работники, слушая её воспоминания, с улыбками переглядывались между собой.

— Эй, слышишь, Лайти? — ухмыльнулся Рэй, подтолкнув сестру локтем в плечо. — Так что мотай на ус.

Та лишь скептически посмотрела на него. Другая пегаска, Литл Вингс, обратилась к начальнице:

— Эти истории из твоей жизни, которые ты любишь вспоминать и рассказывать нам, конечно, очень занимательные, но, может, нам всё же лучше подумать о том, как же нам быть с этими... как там их… пара… пара…

— Параспрайтами, — поправил Рэй.

— Да, параспрайтами. Что мы будем делать с ними?

— Нужно подождать и узнать, что решат в мэрии по поводу этой ситуации, – ответила Вайт Винг. — Если попросят помочь – поможем.

— Тогда подождём. Я пока слетаю, куплю поесть. Захватить кому что? — громко объявил Тайфун Файтер.

Другие пегасы, в том числе и начальница погодной службы, дали ему заказы, после чего оранжевогривый жеребец покинул их. Немного поговорили о делах, о появлении в городе незваных гостей и о том, к чему это может привести. Об этом никто особо серьёзно не беспокоился: никому не верилось, что эта мелюзга способна вытворить что-то серьёзное. Но все согласились, что их присутствие нежелательно. Безмятежность ожидания была развеяна возвращением Шторми.

— У нас проблемы, и их нужно срочно решать! – сообщил он, ворвавшись в кабинет.

— Что сказали в мэрии? – поднялась с места Вайт Винг.

— Что мы должны помочь разобраться с этой проблемой — с параспрайтами. Они наглеют всё больше. Налетают на рынки и продуктовые магазины, съедают у пони всё, до чего могут добраться. Жители жалуются. В администрации обеспокоены этим.

— Тогда медлить нельзя. Нужно срочно сообщить всем пегасам из погодной службы, чтобы явились для инструктажа. Займитесь этим. Соберите весь наш штаб.

— И это ещё не всё! Их стаи были обнаружены у фермерских полей около Филлидельфии. Думаю, нужно послать туда кого-нибудь чтобы проверить.

— Правильно рассуждаешь. Тогда слушайте все! – громко объявила пегаска-начальница, поднявшись над столом. – Сейчас вы должны проверить, что происходит на фермах, на которых вы обычно производите поливку. Потом вернётесь, доложите какая там обстановка. Ситуация складывается нехорошая. Если эти параспрайты действительно такие прожорливые, то могут навредить сельскохозяйственным полям у города. Это недопустимо. Ну, вы поняли, что вам делать, за дело!

— А как мы будем поступать с параспрайтами, — спросил зелёный пегас с бурой гривой.

— Не знаю пока, Флаттер. Нужно разработать план. Всё зависит от того, что решат в Мэрии.

— Ну, Лайти, нам, я так понимаю, к старине Кэрроту, — обратился Рэй к сестре.

Та молчаливо кивнула, и они с Рэем направились к выходу.

— Лайтнинг! Рэй! – окликнула их начальница, когда они были уже в дверном проёме.

Пегасы остановились и обернулись.

— Слушайте, ваш друг, который энтомолог, он, значит, разбирается в насекомых. Я думаю, что он мог бы помочь нам своим советом. По поводу того, как можно воздействовать на этих параспрайтов, как их там… я не знаю… отпугнуть к примеру. Есть ли надёжные способы? Вы можете у него спросить об этом?

— Конечно! – пообещала Лайтнинг.

— Тогда, ступайте, — отпустила их начальница.

Пока молодые пегасы летели на юго-запад Филлидельфии меж тянущихся к небу высотных зданий, им вновь и вновь попадались стайки в десяток-другой параспрайтов. Внизу, на улицах, картина тоже была не особо жизнерадостной: виднелось множество одиночных точек разного цвета, снующих по улицам, настораживая и смущая прохожих.

— Я вот думаю, а не раздуваем ли мы эту проблему с параспрайтами? – повернулся Рэй к сестре.

— Ты помнишь про тот мор города в Тэлл-Тэлле в древности? Я запомнила это с уроков истории. А теперь мы точно выяснили, что это случилось из-за параспрайтов. Мы должны позаботиться о безопасности нашего города.

Рэй ухмыльнулся.

— Ты же в школе не очень любила историю Эквестрии?

— Да, это так, я же не виновата, что это крайне нудный предмет, что там всё в основном про принятие разных законов, быт пони древности и тому подобное занудство и очень мало интересного, типа разных эпичных войн и битв. Единственный понравившийся мне эпизод был про северную войну, когда князь Поневский в битве на Ледовом заливе победил рыцарей Сусскрофитского ордена.

— Да-да. Мы ещё вместе с Тайфуном делали совместный доклад про атаку засадного полка пегасов.

Они ностальгически улыбнулись друг другу.

Поля за Филлидельфией были уже рядом. Подлетая к ним, пони заметили, что их знакомый фермер Кэррот размахивает граблями по воздуху, прогоняя летающие разноцветные шарики, которые вились около пшеничного поля.

— Видим, у вас тут проблема с параспрайтами? – зависнув у земного пони, сказала Лайтнинг Даст.

— Пара… пара-кем? Это вы про этих нахалов, пожирающих мой урожай?

— Да, это параспрайты, — покивал Рэй. – И они не только у вас, но и почти во всей Филлидельфии.

— Вот как… — задумался оранжевый жеребец. – Это очень плохо. Они мне-то хлопот уже доставили выше крыши! Четверть южного поля обожрали, треклятые!

— Мы можем помочь вам, — вызвалась Лайтнинг Даст. – Мы с Рэем прогоним параспрайтов с ваших полей.

— Эт можно. Вы, крылатые, живо с этим управитесь.

Большего пегасам и не требовалось. Переглянувшись, они кивнули друг другу и полетели в разные концы поля. Лайтнинг Даст, издали заприметила группу параспрайтов, обгладывающих посевы, спикировала и быстро пролетела над ними, отпугивая от пшеницы и вынуждая взлететь вверх. Сделав резкий вираж, она развернулась практически на месте и принялась гонять группу из полутора десятков параспрайтов. Пегаска оттесняла её ближе к ферме, а если кто-то из них пытался спуститься к пшенице, то препятствовала этому, бросаясь вперёд и блокируя животному пространство для манёвра снизу. Да и к тому же параспрайты не особо-то и сопротивлялись, и летели, куда их гнала Лайтнинг, понимая, что с пони им не совладать всё равно. Впереди виднелась деревянная изгородь. Долетев до неё, Лайтнинг Даст выпроводила незваных гостей за пределы фермерского угодья, после чего поспешила обратно к ферме. Перед ней предстала картина, как её брат, помахивая копытами, гонит семерых существ, мягко, но настойчиво говоря с ними.

— Ну, полетели, полетели! – обращался он к крылатым шарикам. – Вам тут делать нечего, поверьте. Съедаете пшеницу, а она пони для хлеба нужна.

Глядя на это зрелище, кобылка не удержалась от смеха.

— Ты слишком мягок с ними, Рэй!

— Как умею, — развёл копытами тот.

Отправившись перепроверить участок, порученный брату, кобылка собрала там ещё полтора десятка летавших, обкусывая колосья пшеницы, параспрайтов и выгнала их за северный край в близлежащий лес, после чего вернулась к зданию фермы, куда уже подоспел её добродушный брат.

— А погонщик параспрайтов из тебя так себе, — отметила Лайтнинг.

— Ну знаешь, они достаточно послушные. На них и особо давить не нужно.

Одно существо из порхавшей в воздухе стайки подлетело к Рэю и село ему на голову. Пони поднял копыто и, принудив параспрайта перелезть на него, забрал малыша с гривы и поднёс к лицу, чтобы лучше рассмотреть.

— Знаешь, а они вообще-то милашки.

Рэй улыбнулся, рассматривая маленький фиолетовый шарик. Лайтнинг хмурясь покачала головой из стороны в сторону, закатив глаза.

— Эй, а ты симпатяга, — пегас расправил правое крыло и его кончиком осторожно погладил глазастый шарик, издавший ласковое воркование.

— Хех, Лайти, гляжу я на них – и мне даже с трудом верится, что из-за них могла разразиться голодуха в Тэлл-Тэлле. Может быть, это вообще просто легенда?

Кобылка молчала, наблюдая за происходящем и раздумывая, вглядываясь в заворожившее юного жеребца милым видом существо, на мордочке которого, как казалось, была дружелюбная улыбочка.

— Но мы сами видели, как они съедают поля.

— Я думаю, если их приручить, выдрессировать и хорошо следить за ними, то могли бы выйти неплохие домашние зверьки. Не хочешь себе одного, а? — Рэй протянул копыто с параспрайтом сестре.

— Нет уж, спасибо. Мне уже одного домашнего животного хватает, — резко отрезала кобылка.

— Ну, как хочешь…

Тут от существа раздался кашель, оно как будто поперхнулось чем-то.

— Что с ним? – озадачилась Лайтнинг. – Обожрался что ли?

— Эй, что такое, что с тобой? — бирюзовый пегас приблизил копыто к лицу, пытаясь понять, что происходит с животным.

Издав продолжительное хрипение, параспрайт взлетел с копыта и, широко открыв рот, отрыгнул склизкий коричневый комок, попавший на лоб жеребцу.

— Фу-у-у… — протянула кобылка, отпрянув.

Трясясь мелкой дрожью, Рэй в нервной гримасе оскалил зубы и, медленно приблизив копыто к голове, счистил им отрыжку параспрайта.

С шокированным брезгливым видом рассматривая массу, жеребец скрючился, воскликнув: «Какая пакость, фу-у-у!» — и счистил её об деревянную ограду сбоку.

— Вот тебе и милые, — с некоторой укоризной выдала сестра.

Разок нюхнув влажное копыто, измазанное в выделениях животного, жеребец скрючился ещё пуще и стал трясти копытом, отряхивая с него остатки отрыжки параспрайта, время от времени переводя взгляд, становившийся при этом раздраженным, на виновника. Более Рэй не испытывал прежних чувств к этим созданиям.

К изумлению обоих пегасов, отрыжка неожиданно зашевелилась. Послышались странные звуки, ни на что не похожие, лишь отдалённо напоминающие какое-то гортанное шипение. Из коричневого сгустка высунулись четыре тоненьких чёрных стебелька, ухватившиеся за изгородь. Открылась пара ярких розовых глаз, в секунду из комочка выросли прозрачные крылышки, и стало ясно – из бесформенного комка сформировалось ещё одно круглое существо, тут же воспарившее в воздухе. Потрясённо переглядываясь, Рэй и Лайтнинг не могли найти слов.

— Это что… он… произвёл ещё одного такого? – наконец произнёс пегас.

— Похоже на то.

Слева зашелестели посадки кукурузы, занимавшей небольшую часть поля, и из них вернулся запропастившийся куда-то фермер. Он обходил участок по периметру. Скача лёгкой рысцой, он нёс во рту грабли на длинном черенке, гоня ими небольшую группу из чуть более десятка параспрайтов.

— Вот, шогнал их тут ш полей, — пробурчал он.

Лайтнинг Даст сразу же среагировала. Она бросилась навстречу и перехватила стаю, присоединив к тем, что были пойманы ими с братом.

— Так. Нужно их отсюда выдворять! – скомандовала кобылка.

Пегасы окружили стаю параспрайтов по бокам и повели их по дорожке, подталкивая копытами, внимательно следя, чтобы никто не вырвался из воздушного оцепления. Фермер лёгкой рысцой следовал за ними, блокируя животных сзади. Выведя стаю за пределы фермерского хозяйства, пони оставили их, и те полетели прочь вдоль дороги.

— Вроде выгнали, — облегчённо вздохнула молодая пегаска, провожая взглядом улетающую к лесу стаю.

— Да, спасибо вам, без вас, крылатых, мне б, пожалуй, пришлось куда тяжелее с ними, — поблагодарил хозяин фермы, почтительно сняв соломенную шляпку.

— Не за что, Кэррот.

— Мы для этого к вам и прилетели, чтобы проверить, нет ли их тут. В Филлидельфии с ними тоже намечаются проблемы, — пояснил Рэй.

— Я думаю, нам нужно сообщить нашим о том, что тут случилось, и узнать, что решили в мэрии.

— Ладно, летите, — отпустил пегасов земной пони. – Я тут уж как-нибудь сам справлюсь, послежу за своими полями.

Лайтнинг с братом полетели в сторону стоявшего в отдалении города.

— Если что, то сообщайте нам, поможем с этими параспрайтами, – напоследок сказала пегаска.

Дав газу, крылатые пони улетели в Филлидельфию, оставив фермера. Когда они перелетели через черту города, пегаска обратилась к брату:

— Рэй, я думаю, было бы неплохо к Баттерхувсу слетать. Он вроде как собирался исследовать этих параспрайтов. Может быть, он что-нибудь узнал про них? Что-нибудь, что будет нам полезно.

Рэй охотно поддержал её идею.

У самого места работы был встречен Тайфун Файтер. Он был в курсе происходящего и также спешил в офис погодной службы с донесением о ситуации на северо-востоке города, где поступали многочисленные жалобы жителей на «назойливых прожорливых насекомых». Пегасы рассказали другу о произошедшем на ферме, как они помогали Кэрроту выгнать параспрайтов с его полей, которых, к счастью, оказалось немного.

— На других фермах ситуация тоже ничем не лучше. Эти существа повсюду. И как только они так быстро распространяются по городу? — удивился пегас с зазубренной, словно лезвие пилы, гривой.

— Мы вот как раз хотели у нашего друга спросить про них, — ответил ему Рэй. — Он в насекомых разбирается хорошо, может, поможет найти на них управу и ответить на вопрос, откуда они взялись.

— Тогда летите к нему. А я за вас сообщу про дела на ферме.

На этом они расстались.

Стук в дверь знакомого дома оставался без ответа, в очередной раз вынуждая крылатых посетителей в недоумении переглядываться между собой и вновь стучаться.

— Что этот Баттерхувс, заснул там что ли? – проворчала Лайтнинг Даст и забарабанила в дверь особо яростно.

— Может быть, ушел куда, в магазин там? – предположил её брат.

Из глубин дома между тем донеслось приглушенное цоканье копыт, лёгкий грохот – словно в том беспорядке что-то было случайно опрокинуто и упало, затем ворчание и какие-то швыряния – видимо, пони в доме спешно подбирал упавшие вещи.

Наконец дверь отворилась, и перед пегасами предстал знакомый растрепанный единорог, улыбнувшийся им.

— О! Снова вы!

— Долго тебя ждать?! Мы по важному делу вообще-то, — вспылила нетерпеливая кобылка.

— Извините, я так увлёкся исследованием… не сразу обратил внимание на стук. Вы проходите, проходите! У меня есть весьма любопытные результаты.

Минуя захламлённую гостиную, все трое вслед за единорогом спустились по лестнице в подвал. К удивлению никогда не бывавших там Лайтнинг Даст и её брата, внизу была оборудована настоящая исследовательская лаборатория, с чистыми столами, на которых стояли многочисленные колбы и склянки, пробирки, микроскопы и прочее оборудование. В углу под люминесцентной лампой виднелась плантация каких-то растений для ботанических исследований, а чуть левее стоял террариум, в котором обитали мушки-дрозофилы, ютясь между вытяжным шкафом и белой тумбочкой с кучей реактивов. Тут было на удивление чисто и ухожено, по сравнению с другими комнатами.

— Ну и что же ты нам хочешь показать? – скучающим тоном произнесла салатовая пегаска, равнодушно рассматривая обстановку.

— А вот их.

Единорог ткнул копытом в сторону отдельной тумбочки, где пегасы увидели четыре пронумерованных и подписанных банки, в каждой из которых порхал параспрайт.

— Ты что, ещё себе отловил их? – спросил с улыбкой Рэй.

— Вовсе нет. Я не ловил их. Тот параспрайт, которого вы мне принесли — он, значит, понимаете, размножился!

— Размножился? – приподняв бровь над правым глазом, переспросила Лайтнинг. — То есть это как?

— А они размножаются бесполым способом. Делятся, как амёбы.

Брат с сестрой переглянулись, осмысливая сказанное.

— Лайти, по-моему, мы с тобой это как раз видели, их размножение…

Рэй едва заметно поморщился, вспоминая не самый приятный момент своей жизни. Кобылка молча покивала, переводя взгляд от одного параспрайта к другому.

— Значит, как амёбы? – рассматривая ближайшее существо, оно было фиолетового цвета, сказала она, словно не обращаясь к кому-либо, а констатируя факт для самой себя.

— Да. Я начал исследовать их принцип размножения. – Баттерхувс взял со стола лист бумаги и уткнулся в него.

— В общем… в общем, я так понял, что для того, чтобы размножаться, им нужно есть. Накопив достаточно, так сказать, телесной массы, параспрайт, так сказать, делится. Обычное вполне себе бесполое размножение.

Неожиданно Рэй улыбнулся и обратился к сестре:

— Лайти, помнишь ту контрольную по биологии? «Напишите преимущества полового размножения над бесполым.»

Моргнув пару раз, поначалу непонимающе, Лайтнинг расплылась в улыбке.

— Ага!

Подключился их друг:

— Я тоже помню! Вот Лайтнинг выдала тогда! Это же надо было додуматься написать в ответе «удовольствие»…

Все трое разразились смехом.

— Да, такое не забыть.

— Мы так ржали тогда, что нас едва не выгнали из класса за нарушение дисциплины! Представляю, в какой осадок выпала потом учительница! – переглядываясь с братом, вспомнила кобылка.

— Как сульфат бария, — дополнил единорог.

Пегасы непонимающе посмотрели на друга.

— Да это я так....

— Как всегда что-то непонятное и не к месту, — тоном, будто это ей уже поднадоело, сказала Лайтнинг. – Но ведь дальше-то я написала всё правильно, всё по пунктам! Думаю, что наша учительница оценила мой юмор. Учителя любят учеников с юмором.

— Да уж, были времена…

— Ну… Так, значит, эти параспрайты размножаются делением, и всё что им для этого нужно – поесть, — заключил Рэй.

— Именно! Хотя я думаю, что это всё же больше похоже на почкование. Я собираюсь исследовать и узнать подробнее то, как это у них происходит.

Тем временем насекомоподобное существо в одной из банок отрыгнуло комочек, из которого секунду спустя вылезли лапки и крылья, и сформировался ещё один параспрайт.

— О, вот, пожалуйста! – показал единорог на банку с уже парой существ.

— Ну, исследуй на здоровье. Вижу, мы нашли тебе занятие поинтересней, чем дрозофил скрещивать, а? – улыбнулась Лайтнинг Даст, бросив быстрый взгляд на прозрачную коробку с мушками, над которой висела таблица со схемой наследования генов у двадцати поколений мушек-дрозофил. – А мы, пожалуй, полетим.

— Не то слово! Принесли мне существо, весьма плохо изученное — это же отличный материал для исследования!

— Ну тогда удачи тебе в твоих исследованиях, — сказал напоследок Рэй. – Пока, Баттерхувс.

Они попрощались и пегасы покинули любительскую лабораторию. Им предстояло вновь навестить погодную службу. На работе, заходя в знакомый кабинет, своим появлением они прервали активное обсуждение, происходящее между начальницей и работниками.

— Что нового? – спросила бодро Лайтнинг Даст.

Тут скопилось почти два десятка работавших в погодной службе пони.

— В мэрии просят нас вмешаться в ситуацию, рассудив, что пегасам будет удобней и эффективней справиться с этими паразитами. Жители буквально завалили администрацию жалобами на поедающих у них еду насекомых, — ответила им светло-серая кобылка с синеватой гривой, которая стояла у двери.

— Оу... вот как, — озадачилась Даст и переглянулась с братом. – А мы тут от нашего друга кое-что узнали про них.

— И что же? – деловито спросила руководительница управления.

— А они, оказывается, размножаются почкованием. Всё что им для этого нужно – есть, и потом, поев, параспрайт отрыгивает ещё одного такого.

— Это значит, что если они будут много есть, то и их число увеличится, верно? – задумался тёмно-серый жеребец.

Из коридора тем временем послышались быстрые шаги, и на общее собрание ворвался, растолкав стоящих у входа Лайтнинг и Рэй, бледно-голубой пегас с гривой серо-фиолетового цвета. В его взгляде и выражении лица читалась сильная озабоченность.

— Это катастрофа! – воскликнул он.

— Что такое, Норд Винд? – поднялась со стула седая кобылка.

— Они практически опустошили рынок на западе Филлидельфии, сожрали почти всё, что нашли, а сейчас двигаются к центральной части города!

Повисло тягостное молчание. Пони переглядывались друг с другом, никто не знал, что сказать. Тишина была нарушена главной пегаской:

— Ну что же, друзья, пришло время вмешаться в эту ситуацию.

— А что мы будем делать? – спросил кто-то из-за спин.

Высказала предложение Лайтнинг Даст:

— Предлагаю выгнать всех этих параспрайтов из Филлидельфии. Мы с Рэем на ферме Кэррота так и поступили, выгнали их в лес.

— Но город-то побольше фермы будет, — возразил Тайфун Файтер, сидящий на стуле слева от начальницы. — Я думаю, нам нужно придумать план.

— Кстати, есть у меня мысль одна, — начал Рэй, и все пони устремили взгляды на него.

Юный жеребец даже немного смутился от этого, но, переборов смущение от неожиданного внимания, продолжил:

— Я вот подумал, глядя на их поведение: если у них такой незаурядный аппетит, и они едят всё подряд, то это можно использовать… ну, например… приманив их…

— О! Рэй дело говорит! – воодушевлённо воскликнула Вайт Винг. — Я думаю, мы возьмём его идею как основу нашего плана, который нам нужно продумать.

Идея, высказанная Рэем, действительно легла в основу плана, которые те продумывали и обговаривали вместе минут пятнадцать, даже зарисовали схему на доске.

— Итак, всем понятен наш план? – объявила по окончании Вайт Винг, оглядывая пегасов.

— Да! – хором ответили работники.

— Тогда за дело!

Пегасы, коих уже набралось четверть сотни, покинули здание, и направились, что интересно, в ближайший продуктовый магазин, и закупились там яблочными пирогами.

— Ну что, за дело, вы знаете, что делать, — объявила белая кобыла.

Не дожидаясь повторного указания, пегасы взмыли в воздух и, сдёрнув со свежей выпечки упаковку из фольги, выкинув ту в ближайшую урну, с решимостью разлетелись в разные стороны. Очистить город от незваных гостей – это была их задача, поставленная мэрией города, где решили, что никто не справится с летающими паразитами лучше, чем крылатые пегасы.

Изначально Филлидельфия была основана земными пони-поселенцами, обнаружившими на побережье необычайно удачное место с лесами и плодородными почвами, на которых прекрасно росли овощи и зерновые культуры. Вскоре после начала существования этого, пока ещё небольшого, городка, возникла потребность в контроле над погодой, чтобы улучшить условия фермеров. И тогда, по обращению жителей, из Клаудсдейла в Филлидельфию прилетело несколько семей пегасов, на крылья которых и легла эта обязанность. Для них построили дома, а улицу пегасы назвали в честь своего родного города. И поныне в Филлидельфии можно найти улицу «Клаудсдейлская», недалеко от исторического центра, где и сейчас стоят старенькие, но уютные кирпичные домики, построенные для пегасов, с неповторимым стилем волнистых крыш и окон, напоминающих по форме не то перевёрнутую восьмёрку, не то облако, что более вероятно, которое и хотели изобразить строители в память о Клаудсдейле. Есть в Филлидельфии, что интересно, и улица «Кантерлотская», недалеко от городского университета, который был основан переселившимися в город единорогами во времена, когда Филидельфия благодаря невероятно удачному положению сильно разрослась, и её население приумножилось до тысяч пони. Теперь ей потребовалось больше пегасов для контроля над погодой на большей территории и над расширенными полями, кормившими не только Филлидельфию, но и пони других поселений. На вакантные места работы прилетели ещё желающие из пегасьего города в облаках, остались тут жить, смешавшись и породнившись с потомками первых пегасов, поселившихся тут. Так в Филлидельфии сформировалась собственная погодная служба из пегасов.

Помимо их прямых обязанностей – слежением за погодой, пегасов порой привлекали и для других дел. Будучи пони достаточно сильными и, благодаря крыльям, отличаясь исключительной мобильностью, пегасы годились для самых разных случаев. Их охотно брали в гвардию и отряды стражников, а также привлекали при возникавших в Эквестрии чрезвычайных происшествиях, как например, при тушении сильных лесных пожаров, случившихся двадцать лет назад. Тогда крылатые пони оказали неоценимую помощь в ликвидации бедствия. Что интересно, при ликвидации этих лесных пожаров и познакомились родители Рэя и Лайтнинг Даст.

Сейчас перед пегасами стояла другая задача: разобраться с назойливыми существами, неведомо откуда взявшимися в городе и поедающими съестные запасы. В район у побережья прибыли две пары пегасов, и среди них были и Рэй с Лайтнинг. Остановившись в воздухе и оглядевшись, они заметили, как по улицам снуют туда-сюда в поисках пищи разноцветные шарики. Кое-где пони отгоняли их с участков около своих домов. Переглянувшись, брат с сестрой кивнули друг другу и сразу же спикировали вниз с высоты.

Остановились, зависли около тротуара, где как раз пролетала группа из восьми параспрайтов.

— Эй, хотите покушать? – громко обратилась к ним кобылка. — А смотрите-ка, что у нас есть!

При этих словах Рэй вытащил из-за спины яблочный пирог, до этого скрываемый, и продемонстрировал его животным. Он сразу же привлёк их внимание, и они с заинтересованным видом начали приближаться.

— Цып-цып-цып… э-м… утя-утя-утя, — призывал и пятился назад Рэй. – Кис-кис… я даже не знаю, как их правильно приманивать!

— Да какая разница!

— Жу-жу-жу, сюда, сюда, смотрите, какой вкусный пирожок, м-м-м, ещё тёпленький! – Рэй демонстративно потянул ноздрями его аромат, отлетая на шаг назад. Стайка параспрайтов также перелетела на шаг вперёд, сверля жадными взглядами выпечку.

— Сейчас его съедим, и вам ничего не достанется! – подключилась сестра.

Было видно, что маленькие обжоры готовы броситься на пирог; пони поняли: пора и синхронно взмыли вверх, полетев вдоль улицы, а параспрайты, словно голодная стая хищников, ринулись за ними. Облетая все улицы и кварталы, где видели параспрайтов, Рэй с Лайтнинг привлекали их внимание, размахивая пирогом. Те видели, как их сородичи гонятся за улепётывающим на пегасе пирогом, и присоединялись к погоне. Вскоре была собрана добрая сотня параспрайтов. Кивнув друг другу, пегасы начали набирать высоту, и Лайтнинг Даст, резко развернувшись, заняла положение позади скопища паразитов, чтобы контролировать их. Они стали выводить их из района на запад, действуя по плану.

Но постепенно параспрайты начали наседать на Рэя сзади, расстояние, поначалу составлявшее три метра, угрожающе сократилось.

— Э-э, Лайти, они догоняют меня! – обеспокоился жеребец, озираясь по сторонам, пряча пирог у грудной клетки.

Мгновенно сообразив что делать, Лайтнинг Даст крикнула:

— Кидай пирог мне! — и рывком подалась вперёд, правее брата.

Рэй, к которому параспрайты подступили уже вплотную, угрожая сожрать приманку, запустил его, словно тарелку. Вращающийся на лету пирог был ловко пойман сестрою. «Хопа!» – хватая копытом выпечку, радостно выкрикнула она. Стая параспрайтов тут же переключила внимание на Лайтнинг и устремилась направо, но кобылка взмахнула крыльями и оторвалась от них.

Теперь Рэй ограничивал их скопление. Раскинув передние копыта в стороны, он не давал никому отделиться, подталкивая тех, кто пытался это сделать или начинал отставать.

Но очень скоро стал ощущаться один нюанс – скорость двоих пегасов – она различалась, и весьма существенно. Рэй подустал и начал отставать, а стая, плотная и скомпонованная поначалу — сильно растягиваться, угрожая распасться.

Поняв, что план может разрушиться, Лайтнинг Даст, обернувшись, забила тревогу:

— Не тормози, Рэй! – окрикнула она брата. – Стая распадается!

Выглядывая из-за скопления параспрайтов сверху, он крикнул в ответ:

— Сбавь газу! Я не поспеваю за тобой.

— Ладно, попробуем по-другому, — подумав, сказала она себе.

И она была вынуждена лететь с меньшей скоростью, компенсируя это манёврами, вертясь и кувыркаясь на лету самым немыслимым образом, сбивая с толку параспарайтов, бросаясь то влево, то вправо, уходя то выше, то ниже. Кобылка вертела пирог в копытах, в противоположные от выпадов подступавших к ней паразитов направления, словно баскетболист, защищающий свой мяч, как бесценное сокровище, от игрока из другой команды. Никому из параспрайтов было не под силу ухватиться за него. И это сработало: группа, следовавшая за приманкой, вновь уплотнилась. Рэй летел следом, следя за целостностью стаи.

Покинули район и там встретились с двумя пегасками, также ведущими за собой стаю параспрайтов, но она была раза в два меньше той, что собрали Лайтнинг с братом, в которой их было, по меньшей мере, сто.

— Лайти, это все, что были там? – окликнула лимонно-желтая пегаска.

Лучшая летунья Филлидельфии уверила, что они с братом собрали всех до одного.

Уютный район у побережья остался за их спинами. Летя по воздуху, они направлялись в назначенное место на запад. Они увидели: туда же ведут со всех сторон стаи параспрайтов и другие пегасы, причём у них скопища были визуально раза в два-три крупнее их.

— Видимо, они уже успели размножиться, — прокомментировала увиденное Лайтнинг Даст.

У самой окраины города на западе их уже ждали начальница и пара групп, которые успели привести паразитов сюда. Они циклично летали по кругу, а параспрайты, обманутые, летали следом.

Наконец, явились все до одного пегасы, приведя за собой клюнувших на приманки параспрайтов.

— Теперь завершающий этап нашего плана! – громко объявила Вайт Винг.

Все пони, нёсшие пироги, согласованно свернули в одном направлении, а за ними по пята следовали скопища летающих шариков. Те, у кого копыта были свободные, окружали группы парасптайтов с боков, блокировали их сзади, отрезая путь отступления обратно в город, и уплотняли их ряды. Общими усилиями была создана одна большая стая, летевшая сейчас за тринадцатью пегасами с пирогами в копытах.

— Ещё немного, потерпите, — успокаивающе говорила седогривая начальница, обозревая сверху происходящее, летя над многоцветной стаей, от непрерывного назойливого шебуршения в которой начинало рябить в глазах, а от треска сотен маленьких крылышек, вместе образующих довольно громкий и неприятный звук, подступала головная боль.

Город заметно отдалился, приближался укрывшейся в тени гор порог леса к западу от Филлидельфии. Всё шло по плану.

— Эй, а что с пирогами делать будем? Им оставим? – послышалось от кого-то из летевших впереди.

— Да. Оставим в глубине леса для отвлечения параспрайтов.

— Жаль. Я бы и сам не против поесть этих пирогов, — облизнувшись, сказал один из пегасов, рассматривая выпечку. – А мы их отдаём этим насекомым!

— Это не насекомые, а вообще непонятно кто, — откликнулся другой пони.

— Да неважно…

Сохраняя достаточно быстрый темп, пегасы углубились в лес, простиравшийся до горной гряды на севере.

— Так, давайте, вон туда! – скомандовала Вайт Винг, увидев подходящую полянку. – Сбросить груз!

Носильщики пирогов стали избавляться от них, кто как – кто швыряя подобно тарелке с высоты, другие — подлетая почти к самой земле, аккуратно оставляя груз, или же словно бомбу, сбрасывая его, избавляться от приманки.

Параспрайты, чьё внимание было сфокусировано на еде, бросились следом.

— А теперь улетаем отсюда, быстро, быстро! Пока они заняты едой, чтобы не полетели обратно за нами! – начальница эмоционально замахала передними копытами.

Пегасы оставили вившихся над пирогами параспрайтов пировать на поляне, между паразитами разразилась жесткая конкуренция за еду, и ретировались, быстро отдаляясь от поляны, и вылетели за пределы леса.

— Ну что, дорогие мои, отличная работа, что могу сказать! Молодцы! – неожиданно мягко и доброжелательно обратилась Вайт Винг к своим подчинённым. — Оперативно среагировали и разобрались с проблемой.

— Да уж. Сколько их там набралось в Филлидельфии, судя по размеру стаи, по-моему, тысячи полторы, может даже две, — задумался фиолетовый жеребец.

Пегасы радовались успеху, хваля свои действия и отмечая их слаженность. Лайтнинг и Рэй соударялись копытами в знак победы и улыбались друг другу.

— А они точно не вернутся? – засомневался кто-то.

— Если вернутся – выгоним их обратно в лес. Там им и место.

— Эх, мне немного жаль наших грибников, — вздохнула коричневая пегасочка с зеленой гривой. – Если эти существа останутся там, то все грибы поедят. А многие так любят ходить по грибы в этот лес…

— Да ладно, грибной сезон ещё не начался! – возразила ей другая кобылка.

По пути к Филлидельфии работники погодной службы обсуждали произошедшее, шутили и весело смеялись.

Миновав городскую черту, Вайт Винг издала последнее указание.

— Ну что же, это был блестящий план и отличная по организации работа. Я довольна вами. Мы среагировали быстро и оперативно и выгнали прочь параспрайтов до того, как они смогли нанести серьёзный ущерб.

— Немного погрызли посевы, ухватили чуток еды в городе. Это не критично, — добавил фиолетовый жеребец. — Вот будь их больше…

— А откуда они вообще взялись? – заинтересовано спросила сероватая Литтл Вингс.

— Мало ли откуда, прилетели, может, из вечнодикого леса, или ещё откуда… — неопределённо предположил тот же пони. — Главное, мы очистили от них Филлидельфию.

— Это точно. А в награду за вашу помощь городу завтра можете не вставать, как обычно, в пять часов, а поспать пару лишних часов. На работу являться к семи, благо погода достаточно стабильная. Не порушится Филлидельфия, если мы с самого утра не будем на крыльях.

— Надо же, какая необычайная щедрость! Целых лишних два часа сна! – саркастично произнёс Тайфун Файтер, разводя копыта в стороны.

— А что вам ещё надо то? Вам мало свободного времени? И так с утречка облака да туман разогнали – и гуляй целый день сколько душе угодно. Совесть надо иметь, Тайфун! – с насмешливой укоризной ответила ему начальница. – Ладно, можете быть свободны. Шторми – ты со мной, нужен мне для составления отчёта о наших действиях.

— Ладно, — неохотно протянул пегас фиолетовой окраски. – И кстати, надо попросить их в мэрии, чтобы возместили нам расходы на пироги.

На этом пегасы разлетелись. Кто-то улетел к себе домой или по иным делам, но основной костяк из пятнадцати работников погодной службы держался вместе. Молодые пони собирались провести остаток дня в дружном коллективе и обсуждали планы, радуясь свободе.

Летя рядом с сестрой, Рэй, хитро прищурившись, обратился к ней:

— Ну что, Лайти, мы будем сегодня отстреливать ксеносов, во имя света, а?

Та поощрила его улыбкой.

Сверху над ними возник Тайфун Файтер.

— Идёмте лучше с нами в боулинг! Он лучше!

— Ты просто плохо играешь в эту игру, вот и всё!

— Зато, готов поспорить, я играю в боулинг лучше тебя.

— Эй, ты бросаешь мне вызов? – криво ухмыльнулась салатовая кобылка, приподняв бровь над глазом.

— Эй, а вы играли в «Орду»? – подключился Норд Винд. – Игра просто отпадная! У автомата постоянно очередь желающих поиграть!

— Надо попробовать, — согласился Рэй.

— Попробуем. Только для начала я утру кое-кому нос на боулинге, — пощурила Лайтнинг Даст глаза, смотря на ухмыляющегося песочного жеребца.

Друзья заглянули в кафе, где перекусили и запаслись едой, и в боулинг-клубе началось увлекательное соревнование между тремя командами. После этого весёлая компания заявилась на пляж, где предалась купанию, загоранию и игре в пляжный волейбол. Про сегодняшних незваных гостей никто даже не вспоминал. Все совершенно позабыли про них. Так, устроив пикник на пляже у побережья моря, они час за часом беззаботно веселились и отдыхали, слушая музыку из магнитофона, который принёс из дома Тайфун Файтер, от начала дня, выдавшегося довольно напряженным.

Под вечер Лайтнинг Даст с Рэем вернулись домой. Вспоминая проведённое время, улыбаясь и посмеиваясь, они переступили порог дома и были встречены родителями.

— Дети! Как прошел день? – мягко спросила взрослая пегаска бирюзового цвета, такого же, как Лайтнинг Даст.

— Вроде ничего так. С друзьями отдыхали на пляже, — бодро ответила молодая кобылка.

— Мы ещё сегодня помогали очистить город от кучи прожорливых паразитов, — дополнил сестру Рэй.

— О, надо же, расскажете? – из дверного проёма с кухни высунулся их отец, тёмно-лазурный пегас.

— Конечно, расскажем!

-Ужин готов, вы как раз вовремя, присаживайтесь за стол, — пригласила к ужину мать.

Помыв копыта в ванной, вся семья собралась в главной комнате и, рассевшись по стульям без спинок, приступила к ужину в уютной домашней обстановке. На ужин были свежие фрукты, пироги и компот из ягод.

Ужиная, Рэй и Лайтнинг Даст говорили с родителями, рассказывая о минувшем дне, немало удивив их своим участием вместе с погодным патрулём Филлидельфии в борьбе с нашествием странных созданий.

— Скайси, наши дети-то героями растут, — по-домашнему обращаясь к супруге, говорил Ватерфэлль с доброй усмешкой. — Уже наш город от скопищ паразитов спасали. Герои настоящие!

Брат с сестрой с ухмылками переглянулись: всё же, отец по поводу «спасения» несколько преувеличивал.

— А вы как думали? За наш родной город – я готова на всё! – подыграла отцу Лайтнинг.

— Встретила я сегодня этих параспрайтов, залетели они к моему цветочному магазину. Я их газетой погнала, потому что пытались съесть мои цветы, — рассказала мать.

— У меня вот на работе эти параспрайты съели у одного жеребца его обед, – поведал Ватерфэлль, прожевывая черничный пирог. — И оставили его голодным. Бедняга. Как же он был возмущён!

— И ведь, говорят, таких случаев было полно сегодня? – осведомилась Скай Си, – жители даже жаловались в мэрию.

— Да. Но теперь паразиты все выдворены из города в лес, — довольно сказала Лайтнинг, пожевывая пирог.

— Возвращены в естественную среду обитания, — поправил Рэй сестру.

— Ага, можно и так сказать. От Баттерхувса научился таким словечкам, а?

Пони дружно рассмеялись.

К ужину подключился, перелетев с люстры, домашний питомец семьи — попугай. Он скромно сел на плечо к Рэю. Тот с улыбкой посмотрел на птицу, которая рассматривала фрукты на тарелках, вытянув шею, покачивая при этом головой.

— Хочешь кушать, Поли? – с улыбкой спросил молодой пегас и протянул птице половинку груши.

Взяв её клювом, зелёный попугай породы аратинг переложил фрукт в правую лапу и принялся его деликатно есть.

Съев кусочек груши, он, жмурясь, нежно потёрся щёчкой о шею пони.

Лайтнинг, сидя слева от брата, занималась едой, с равнодушным видом наблюдая за этим.

После ужина пегасья семья, как и многие жители города, вместе слушала радио Филлидельфии, в котором в новостной рубрике также упомянули про появление в городе странных прожорливых существ, а после музыкальной паузы началось продолжение фантастического радио-спектакля про нападение на Эквестрию злобных существ из другого мира, использовавших трёхногие боевые машины гигантского размера. Он буквально приковал к радио почти всех жителей города: они исправно собирались перед радио по вечерам.

Последние лучи солнца скрылись за горизонтом на западе. В Филлидельфии быстро темнело. Зажглись уличные фонари. На улицах становилось всё меньше прохожих, все спешили к себе домой, за исключением парочек влюблённых, намеревавшихся гулять всю ночь напролёт. Постепенно один за другим гасли окна в домах, и город погружался в сон. А издали за последними огнями в окнах неотрывно следили тысячи нетерпеливых глаз, ждущих своего часа, коротая ночь в близлежащем лесу. С каждой минутой, под попискивание и воркование, глаз становилось всё больше и больше. Ветер приносил им с востока манящие запахи домашней выпечки и почти заглушавший их аромат с кондитерской фабрики.

Наступило утро. Город просыпался под золотистыми солнечными лучами. Но пегасы пока что спали. Помня вчерашние слова начальницы погодной службы, они поставили свои будильники на более позднее время.

В комнате Рэя в своей клетке, которая никогда не закрывалась, от приглушенного звука будильника в соседней комнате проснулся попугай. Разминаясь, попеременно потягивая то одно, то другое крыло, птица взглянула налево, где стояла кровать молодого пегаса, и увидела, что Рэй всё ещё спит. Приподняв крылья вместе, попугай перебрался к выходу и перескочил на тумбочку у кровати, на которой стояли круглый будильник, прозрачный шарик с городскими зданиями внутри, на подставке которого виднелась надпись «лучшему брату на свете», и декоративная лампа. Подумав, мотая туда-сюда головкой, попугай спорхнул вниз на пол и, переваливаясь с боку на бок, пошел к двери. Там, схватившись клювом за приоткрытую дверь, он приложил все свои силы, чтобы расширить щель, потянув дверь на себя, до такой степени, чтобы можно было протиснуться. Птица оказалась в коридоре. Напротив была дверь с нанесённым на неё изображением молнии и трёх звездочек. Она открылась, и в коридор вышла слегка сонная Лайтнинг Даст. Она как всегда встала раньше своего брата для того, чтобы раньше всех попасть в ванную и иметь возможность принять душ, помыть гриву с хвостом и расчесать их. Она, как и все кобылки, внимательно следила за чистотой гривы и хвоста. Для Лайтнинг было очень важно поддерживать уникальный и неповторимый стиль своей причёски. Птица и пони обменялись равнодушными взглядами и вместе направились по обклеенному зелёными обоями коридору.

Пару лет назад у Рэя появился молодой попугай, подаренный ему родителями на день рождения. Это была очень умная птица, до такой степени, что могла поддерживать общение с пони на их языке, чему Рэй её и учил. Питомец сразу полюбился пони, который был так же любим им в ответ. А вот с Лайтнинг Даст они почему-то невзлюбили друг друга. Раньше между ними регулярно вспыхивали ссоры, они буквально терпеть друг друга не могли, что сильно расстраивало Рэя, но поделать он ничего не мог. Периоды «холодной войны» с тотальным игнорированием и не замечанием друг друга иногда сменялись кратковременными вспышками горячих конфликтов с руганью, кусанием за копыта, обливанием холодной водой и прочими атрибутами ссор.

Дойдя до лестницы на первый этаж, пони и попугай спустились вниз. Пегаска ступала широкими шагами, а птица спешно семенила, не желая отставать от неё, волоча за собой длинный хвост.

Рэй, лёжа в мягкой кровати, крепко спал, и снилось ему что-то приятное, судя по улыбке. Но ему было не суждено досмотреть сон до конца. Внезапно снизу донёсся полу визг-полу вскрик кобылки, и сразу же после него послышались попугайские истошные вопли. Эта какофония разбудила молодого жеребца. Вскочив на кровати, он секунд пять пытался понять, что происходит.

— Что опять? – со вздохом спросил сам себя Рэй, присев на кровати и спустив задние копыта на пол.

Спускаясь по лестнице, он слышал доносившиеся с кухни сердитые раздраженные крики сестры и яростное чечеканье попугая, иногда прерывавшееся выкриками на языке пони.

— Сестра, что тут у вас происхо… — потирая копытом левый глаз, начал сонный Рэй, переступая порог кухни, но споткнулся на полуслове.

Он увидел то, чего явно не ожидал увидеть. Лайтнинг Даст, обхватив левым копытом банку с желто-коричневой массой, сидела у раскрытого холодильника и размахивала свободным копытом по сторонам, выкрикивая:

— А ну брысь! Брысь отсюда! Не трогать МОЮ арахисовую пасту!

Справа на кухонной тумбочке сидел попугай Поли. Его перья встали дыбом на спине, а на лбу, наоборот, угрожающе прижались.

— Вон! Вон! Пошли вон! – кричал раздраженным, сварливым голосом попугай, щёлкая широко раскрытым клювом по воздуху и взмахивая угрожающе растопыренными крыльями.

Тут Рэй заметил, что по кухне летают уже знакомые со вчерашнего дня глазастые разноцветные шарики с крылышками. Параспрайты, числом почти двадцать штук, проникли в дом, не иначе как через открытую на ночь форточку. И Лайтнинг Даст и попугай, сразу же объединившиеся против чужаков, пытались прогнать летающих паразитов, но те не отступали.

— Помогай! – бросила кобылка брату.

— Откуда?.. Мы же их всех выгнали в лес?!

— Я не знаю! Они как-то умудрились открыть холодильник. Они даже открыли как-то банку с моей арахисовой пастой и вылизали половину! Моей арахисовой пасты!

Жеребец мотал туда-сюда головой, пытаясь понять, что делать. Снаружи, через форточку, залетела ещё парочка летающих существ. Увидев это, Лайтнинг встала и свободным копытом закрыла форточку, за которой вился ещё десяток разноцветных шариков.

Параспрайты тем временем добрались до хлебницы и, открыв её, принялись вытаскивать и пожирать хлеб. Салатовая пегаска быстрым движением положила полупустую банку обратно в холодильник и, захлопнув дверцу, бросилась отгонять чужаков от хлебницы.

— Ну что ты смотришь! – крикнула она остолбеневшему брату. – Помогай выгнать их!

Кивнув, Рэй нерешительно двинулся вперёд. С целую минуту они с сестрой, под фоновую музыку из раздраженных воплей и выкриков попугая, орущего во всю птичью глотку на параспрайтов, гонялись по кухне за летающими шариками. Лайтнинг Даст вытащила веник из тумбочки под раковиной, которым подметали пол на кухне, и принялась гонять их им. Процесс пошел быстрее. Сбитые в плотную стайку, незваные гости были вытеснены в коридор, а оттуда выгнаны за прохожую дверь на улицу.

Пони, освободив дом, уж хотели было вздохнуть с облегчением, но перед ними предстало зрелище, ужаснувшее их. В воздухе на улице кружило неисчислимое количество параспрайтов.

— Рэ-э-эй, у нас проблемы! – с нескрываемым беспокойством в голосе, если не с испугом, протянула Лайтнинг Даст.

Стоя на пороге дома, они беспомощно озирались по сторонам, и куда бы ни падал их взгляд, повсюду летали параспрайты.