Сноуфлейк

Дети видят окружающий мир совершенно не так, как взрослые. Для них он наполнен теплом, яркими красками, захватывающими открытиями. Но с возрастом дети всё больше понимают, что на самом деле мир — довольно циничное и серое место, где события часто идут не по плану. И как бы ни пыталась Селестия превратить Эквестрию в благодатную страну, где царят дружба и взаимопонимание, за пределами столицы результаты оставались весьма скромными. Добрая и ранимая Сноуфлейк, младший жеребёнок из семьи Стрей, слишком рано столкнулась со «взрослой» реальностью. А невероятное умение кобылки попадать в неприятности на ровном месте постепенно впутывает её в череду опасных приключений.

ОС - пони

Найтмер и я

Она никому не доверяет. С презрением относится к моим новым друзьям. Неустанно насмехается над сестрой. Ах да, забыла сказать: она — это я.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Ирреал

Мир после магической катастрофы расы Камю. Магия в форме облачков блуждает по низинам порождая различные аномалии и монстров. Игрок является второй доминирующей личностью персонажа созданного в определённом времени. Времени в котором магия ещё творила разумных существ... Персонаж в начале игры безоружен. Сооружение "Ловец душ", воскрешающий за игровые по зоне ещё не строят в городах, так как в этом времени его не изобрели.

Человеки

Cursed Street

Жители Понивилля внезапно стали замечать, что некоторые стали умирать во сне. Пони находили мертвым на утро. Горожане покинули город. Лишь Флаттершай, которая жила на окраине города, не знала о происходящих событиях. Однажды ночью она проснулась от стука в дверь...

Флаттершай Другие пони

Я, мой брат и его счастье

На что мы готовы пойти, чтобы стать счастливыми? Чем мы готовы заплатить за счастье? И останется ли оно счастьем, если мы заставим платить других?

Флаттершай Человеки

Играя в бога

У него нет имени. У него нет лица. Он - аноним. Он - попал. Он не может выйти из леса. Он не знает язык. Всё, на что он может положиться - на верный лук и зоркий глаз. И это его дневник.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки Кризалис

Папеньки и папки

Твайлайт Спаркл, новую принцессу, титул наделяет множеством изумительных привилегий. Впрочем, работа с бумагами — едва ли привилегия; Твайлайт уже проводит много времени, общаясь с народом. Но она так хочет быть достойной своего титула, что даже взяла на себя еще бумаг, желая разгрузить и без того бесконечную кучу работы Селестии. Но вот же горе! Твайлайт забыла, что выбранная для второй работы неделя выпала на Папенькин день! И когда её родители захотели сделать своей дочери праздник, совладает ли она одновременно с плодами семейных извращений и лавиной бумажек, наводнивших её стол?

Твайлайт Спаркл Другие пони

Под Новый Год

Новый Год. Сказки оживают. Счастье, любовь, доброта.

Дерпи Хувз

Почему я Пинки Пай?!

Ладно, я не знаю точно, сможет ли кто-нибудь увидеть это, или прочесть, или просмотреть, или… ещё что-нибудь сделать с этим, но я пытаюсь хоть как то использовать умение Пинки ломать четвёртую стену (если оно вообще у неё есть), чтобы доставить вам это сообщение. Если вы меня слышите: мне нужна помощь. Я в Эквестрии, я человек, но не в этом проблема. Проблема в том, что я каким-то невероятным образом застрял в теле Пинки Пай. Да, звучит это странно, и поверьте мне, это и вправду странно. И прямо сейчас мне очень нужна ваша помощь… потому что все местные пони считают меня психом!!!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Зекора Другие пони ОС - пони Человеки

Выручи меня!

Жеребчик Твинки Литтл отправился купить себе кексиков, но по пути события приняли нежданный оборот.

Пинки Пай ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik
Глава первая

Глава вторая

"Прошлое — всего лишь память, будущее — фантазия. А живем мы только настоящим"


-Неужели это действительно произошло? Все, что случилось с нами — это не чья-либо глупая шутка? Неужели все, через что мы прошли, имело смысл? Зачем?

-Если ты так не хочешь, можешь полностью довериться мне, хе-хе-хе, я разберусь со всеми твоими проблемами.

-Ч... Что?.. Неужели.. Нет, не может быть, это всё от недосыпа... Ты всего лишь иллюзия, иллюзия моего уставшего разума... Ты ненастоящий.

-Уверен? Дорогуша, был бы я твоей иллюзией — меня бы уже не было, тебе нужно лишь захотеть.

-Ты иллюзия, ты ненастоящий, нет нет нет, уйди, тебя здесь нет...

-Слушай, я, конечно, все понимаю, устал, проблемы с коллегами, проблемы с сестрой, но это ведь не повод все бросать, верно?

-Иллюзия... Просто иллюзия...

-Нет, конечно, если ты не хочешь, я могу и не разговаривать с тобой, больно нужно. Но тогда уступи мне. Отдай своё тело. Доверься мне. И тогда мир воцарится везде. У тебя здесь. У твоей сестры. У всех твоих друзей. Во всем этом городе и грёбаном континенте. Да господи боже, во всем мире! Просто уступи своё тело!!!

-Нет. Даже если ты не иллюзия..

-АХА! Я уже не иллюзия!

-Так вот, даже если ты не иллюзия, то хрен тебе в рыло, а не моё тело. Оно моё и только моё. Ты его не получишь ни при каких обстоятельствах.

-Ты не понимаешь, что ты теряешь, дорогуша.

-Я лучше уничтожу своё тело, чем отдам его тебе. Я не позволю тебе господствовать в этом мире. Ты будешь вечно заточен в этой клетке, смирись уже.

-Серьезно? Это я такой плохой? Интересно-интересно. А давай-ка вспомним, кто устроил тогда ту заварушку, в которой было покалечено тринадцать жеребят, включая тебя самого? Или ту затею с пропаном? Бедного парня так и не откачали, и никто так и не узнал, что виновным в его гибели был ты и только ты. Если бы тогда послушал меня, то он бы остался жив. Или случай, когда ты подначил соседского парня попробовать угнать экскаватор со стройки, благо рабочие вообще не следили за техникой. И что в итоге? Экскаватор оказался в котловане. А я шептал тебе, что так будет. Еще не хватает? Идем дальше. Вроде все было относительно спокойно, пока вас растила эта парочка. Вроде ты поостыл. Но стоило тому жеребцу в институте оскорбить твою сестру, так ты смял ему весь нос за это. У него теперь серьезные проблемы с дыханием. А он стремился стать атлетом, каким в свое время стала Рэй. Чуешь? Идем дальше. Зацикливаться на всем не буду. Последние три пункта. Ту единорожку мучили жуткие головные боли, потому что когда она, прыгая на тебе, врезалась в полку, в роге появилась трещинка. А ты этого не предусмотрел. Потом ты совратил свою сестру. Ухх, я никогда не забуду её стонов. Такое не забывают. А, Рейв? Каково это — наслаждаться плотью своей сестры, а? И последнее. Ты не предусмотрел той аварии...

-ЗАТКНИСЬ!!! — надрывая глотку, пегас вдруг подпрыгнул на месте, перевернув свой поднос с обедом, одновременно разлив свой чай. Окружающие коллеги косо посмотрели на него, кто-то даже поперхнулся. Рэй застыла в немом ожидании, наблюдая, как брат, дрожа, пытался успокоить себя, сжав до боли челюсть. Но быстро спохватилась и оттащила тело пегаса за угол, к умывальнику, который находился в предбаннике уборной. Там она пыталась допытаться до него, что произошло:

-Рейв, Рейв, дорогой, что с тобой?! Ответь! Рейв? Братик, милый, ответь! Посмотри на меня! — он не реагировал. Он уже относительно спокойно держался, но смотрел куда-то мимо, в пустоту. По щекам текли слезы.

"Неужели у него срыв?" — подумала Рэй. "Если так, то у него действительно серьезные проблемы". Ополоснув брата водой, пегаска крепко прижалась к нему, обнимая так, как будто она обнимала его в последний раз, но жеребец взаимностью не отвечал и продолжал пялиться в пустоту. В таком положении "статуя-пегаска" они пробыли довольно долго, пока к ним не подошёл Хэппи с озадаченным видом и не попытался заговорить.

-Эм.. Ребят? Всё в порядке? Народ волнуется. Что это было? Кто-то, кажется, директора вызвал, и ещё скорую, так, на всякий.

-Хорошо, спасибо. — Рэй повернула к нему голову — Передай, пожалуйста, что всё в норме. Мы скоро будем.

-Ладно... Если что — зови. Единорог развернулся и неуверенно пошёл обратно к столу, постоянно оглядываясь на своего напарника.

Рэй вновь крепко прижалась к брату, нашептывая ему колыбельную, которую им вдвоем пела Кейт. Этим она добилась того, что бы он вышел из оцепенения и среагировал на неё. Рейв понемногу пришел в себя, после чего вытащил их обоих в общий зал, и так крепко прижал к себе сестру, что она стала задыхаться. Когда пегас понял это, то ослабил хватку и уже хотел было сказать "спасибо", как его взгляд упал на быстро приближающегося директора предприятия. "Как-то быстро он подоспел" — подумала Рэй — "Даже слишком быстро".

Единорог в строгом сером костюме в строчку чуть ли не бежал к этой парочке. Чуть позади него с недовольным видом плелся его секретарь. Когда единорог с черно-белой, в меру уложенной шевелюрой был уже в пяти метрах от близнецов, Рейв рывком сдвинул за себя сестру, сам не сдвинувшись ни на сантиметр. Директор остановился. На его лице читались смешанные чувства — и растерянность, и злоба, и волнение, и даже разочарование. Кажется, он даже пытался что-то сказать, но, то ли не мог подобрать нужных слов, то ли просто был не в состоянии говорить. Когда же он наконец успокоился и перестал ходить туда-сюда, его взгляд впился в Рейва. Жеребец уже хотел начать оправдываться за двоих, как директор его перебил:

-Мюллер. Коротко и ясно. Что произошло? Ты принимал что-нибудь? Что-то серьезное стряслось?

-Эм.. — он немного помялся — Никак нет. Никаких... веществ не принимал. Просто сильный недосып, вот и всё. Ничего особенного. Коллеги могут подтвердить, Хэппи может подтвердить, он ведь в таком же состоянии.

-Только почему-то от Хэппи еще ни разу подобного не видели. Я ведь говорил не работать на износ, не военное время, упаси нас Кхорн. — он постучал копытом по деревянной рамке с фотографией перспективного многоцелевого истребителя, кажется, Т-50. — Рейв, пожалуйста, скажи, что всё и вправду хорошо, иначе я буду вынужден отправить тебя в оплачиваемый отпуск.

На секунду эта идея показалась Рейву хорошей, но проектной работы было слишком много, что бы отдыхать больше, чем несколько часов в сутки. Поэтому лучше получить чуть позже заслуженный отпуск, закончив проект, чем отсиживаться на месте, с кучей работы.

-Всё в норме. Просто один день хорошо выспаться, не более. Я просто сорвался, ничего особенного.

-Что ж... хорошо. Хорошо. Ладно. Поверю. Ты ведь один из ведущих специалистов, Рейв. — единорог положил копыта на плечи пегасу — Совершенно исключено, что бы ты выпал из наших рядов. Ты нам нужен, нужен точно так же, как и все эти ребята, — директор перешел на несколько тонов ниже,оглядывая всех, кто собрался в столовой — поэтому не вздумай ломать себя ради контракта, это всё можно разрешить. Так что иди домой. Сейчас. Отоспись и возвращайся с полными силами, понял?

-Хорошо, я восстановлюсь. — Слова давались ему с небольшим трудом — Только можно Вас попросить дать отгул и Хэппи? парень тоже скоро с катушек слетит.

Единорог немного подумал, затем глянул на Хэппи. — Хорошо, отдохните пару дней. Вам давно пора. А теперь еще пару вопросов.. — Рейв напрягся после этих слов — Насколько мне известно, у вас произошло ЧП во время проведения испытаний, так?

-Не совсем, калибровка сбилась, но никто не пострадал, там были только я и Хэппи, и.. мы отключили камеры слежения, они почему-то давали сильные помехи приборам.

-Хорошо, и второе. Что ты знаешь об инциденте с Лайнелом?

-Инциденте? Ну.. я.. Ничего, в последний раз я видел его... — Он запинался. Все это время Рэй сидела, вжавшись спиной в спину брата, слушая диалог между подчиненным и начальником, пытаясь сложить картину воедино, потому что многого она не знала. И на многие моменты она закрывала глаза, например, на самую основную проблему — брат работал на износ и она допустила, что бы он сломался. Но допустить, что бы он получил за неё нехилых люлей, она не могла. И прервала попытку Рейва объясниться:

-Товарищ генеральный директор! Постойте! Позвольте, я объясню! — Она рывком встала рядом с братом, виновато смотря на единорога. Тот опешил, ибо уже забыл о существовании пегаски. Но после минутного ступора кивнул головой.

-Я знаю про инцидент. И лично я в нём участвовала. И это я сломала копыто Лайнелу. — Сидевший неподалёку понь звучно присвистнул, видимо, со слухом у него проблем не было. — Просто когда я ждала брата, он ко мне приставал, а потом начал домогаться, ну и я чисто рефлекторно... Меня так учили, поймите, если бы он не домогался до меня, то ничего бы и не было. Это могут доказать целых три пони. И я прошу прощения, если доставила неприятности этим. — Она сделала большие чёрные глаза, опустив ушки и уставилась на единорога. Он, в свою очередь, обдумывал всё сказанное кобылкой. Его секретарь — дядя того самого Лайнела — ехидно ухмылялся, видимо, предвкушая последствия от сказанного. Но его ждало разочарование. Потому что директор предприятия был единорогом справедливым и знал законодательство, плюс он лично перед этим смотрел запись с камеры наблюдения на том самом КПП. И уже со спокойным видом сказал "Оба свободны", отчего у секретаря отвисла челюсть и упала ручка. Он начал о чем-то яро спорить с директором по поводу положения чинов и сломанных копыт, но Рейв уже не услышал — сестра волокла его обратно к столу, где они сидели минут десять назад, и когда они уселись, Хэппи обратился к Рейву:

-Ну что, всё в норме?

-Да, в норме. Нам дали пару дней выходных, представляешь? Сможем, наконец, отоспаться.

-Не сможем, а сможешь. Я-то высыпаюсь, ты сам меня гонишь. При этом пашешь за двоих. Никогда этого не понимал, ты же себе во вред делаешь, зачем?

-Не спрашивай. Я и сам точно не знаю. Просто... чувствую, что должен. Давай, доедай и поехали.

-Да ем я, ем. А что там Рэй выскочила? — Он глянул на пегаску.

-Я ответила за свои действия. — Кобылка украдкой глянула на всё еще спорящих между собой директора и секретаря — Когда он начал спрашивать Рейва про этого придурка, я не могла допустить, что бы ему досталось из-за меня. Все же, это я ему сломала копыто, а не Рейв.

-Что ж, это вполне логично. — Хэппи глянул с ухмылкой на коллег напротив, опешивших от слов кобылки.

-А что.. — Рейв наклонился к ушку сестры — Что все-таки произошло, почему я оказался около умывальника?

-Ты заснул, когда принес нам подносы. А спустя две минуты начал ворочаться, после чего вскочил с места, крикнув "заткнись" и опрокинул поднос. — кобылка облокотилась об брата — Я не знала что делать и что с тобой происходит, все оглянулись на тебя. Ты уже был в полнейшем ступоре, ни на что не реагировал. Единственное, что мне пришло в голову — это оттащить тебя с публики за угол и попытаться привести в чувства. Ну а дальше ты знаешь.

Рейв молча слушал. Слушал и понимал, что всё, что с ним происходило за последние пару лет — это уже серьезные проблемы. И обратиться за помощью с этим он не сможет — скорее всего сдадут на принудительное лечение, а это будет означать конец всему. Поэтому придется справляться самому. Впрочем, ему не привыкать. Затем он почувствовал, как что-то тычет его мордочкой в щёку, это оказалась Рэй. Видимо, она решила, что брат снова впал в ступор. Вовремя прервал неловкий момент Хэппи — он толкнул Рейва в бок со словами "поехали". С тяжелым взглядом Рейв поднялся со стула и поплелся вслед за Хэппи и Рэй, которые не нашли ничего лучше, чем обсуждать выгоду дизельных моторов перед бензиновыми. Денёк действительно начался не так, как планировалось.



На улице было довольно свежо. Лето. Теплые лучи ультрафиолета. Прохладный ветерок, обдувающий мордашку. Да и на душе уже было как-то легче. И еще в голове теплилась мысль, что скоро можно будет полноценно отдохнуть. Рейв глянул на сестру, укладывающую пакеты с продуктами в багажник белого форд фокус. Он не мог отвести от неё взгляд. Она всё так же манила собой, её фигура была словно черная дыра, которая утягивает в себя всё, включая фотоны света. Словом, оторваться было невозможно. Её хвост в гриве — одна из её привычек, которые она никогда не меняла. И этот хвостик действительно шёл ей. Распускала она его только когда принимала душ, или ложилась спать. С распущенной гривой она выглядела еще более необычно, но складывалось ощущение, что это была уже не Рэй. Вдруг пегас заметил, что его взгляд перехватила сестра. При этом её взгляд был таким счастливым и невинным, как и несколько лет назад, в тот самый злосчастный вечер, в поле. Даже не верится, что они тогда отдались друг другу. Рейв поник головой. Во всем произошедшем он винил себя, и только себя. Именно его тяга к чему-то необычному почти всегда приводила к наихудшим последствиям. Именно его мальчишеская дурость приводила к печальным исходом. Может, он прав? Да и кто это — он? Его темная сторона, впитавшая в себя всё самое худшее, и теперь пытающаяся завладеть разумом, или просто призраки прошлого, не дающие нормально существовать, без угрызений совести? Ответа на этот вопрос не было. В той аварии он винил только лишь себя, что не он был тогда за рулем, и что он вообще никак не мог повлиять на ход аварии. Ведь он спал в обнимку с сестрой. Пегас снова посмотрел на мордашку Рэй, на её широкую улыбку — она продолжала излучать тепло, добро и счастье. В прямом смысле. Когда он смотрел на неё, то чувствовал, как сам наполняется теплыми чувствами. Она умела дарить тепло и радость другим одним только видом. В голову жеребца пришла мысль: "Она действительно достойна существования. И она та, кто в силах изменить этот прогнивший мир". К его удивлению, сестра ответила:

-Да, возможно ты прав. Но имей в виду, братишка. Без тебя я не справлюсь. — Она подошла к нему вплотную и чмокнула в щёку — Знаешь, ты выглядишь довольно мило, когда беседуешь сам с собой, только постарайся делать это менее заметно, хорошо? — она хихикнула и залезла на задний ряд кресел в машине. До жеребца только сейчас дошло, что всё это время он размышлял вслух и даже не заметил. Благо, они были на большой парковке около торгового центра и кроме его собственной сестры и, возможно, Хэппи, Рейва никто не слышал. На нос вдруг села крупная бабочка и пегас застыл, боясь спугнуть насекомое. Но пораскинув, медленно двинулся к двери водителя. Крупная бабочка ждать не заставила и сама вспорхнула, почти сразу сев на открытое окно задней двери. После этого послышался радостный смешок Рэй:

-Хэй! Хэппи, гляди! Это та самая бабочка! Я про неё тебе рассказывала сегодня за обедом. Странная она, садится на всех. — ей удалось опять посадить насекомое себе на нос, отчего в машине снова раздался радостный смешок.

-Бабочка как бабочка, что необычного? Ну да, большая она, и что? — Хэппи было явно непонятно, чему радовалась его подруга.

-А то, что она уже второй раз ей попадается, вот что необычного. — Рейв залез в форд и с глухим хлопком закрыл дверь.

-Ну и что? Редкая случайность, если это вообще она. — Единорог с недоумением смотрел на пегаску, которая что-то шептала насекомому — Может быть, это вообще не та бабочка.

-Знаешь, у меня нет причин не доверять своей сестре. — Жеребец пристегнул ремень и завел двигатель — К тому же, Хэппи, кобылки гораздо лучше замечают различные мелочи, поэтому, почему бы и нет?
Форд мягко выкатил с парковочного места и резво двинулся по территории стоянки. Когда Рейв заворачивал на дорогу, ему пришлось резко дать по тормозам — прямо перед носом машины пронесся жеребенок на самокате. Несвязно ругнувшись, пегас убедился, что никого поблизости больше нет и резко дал по газам, форд агрессивно дернулся на шоссе. Рейв был зол, но вскоре расслабился и машина катила по трассе вполне спокойно. В салоне приглушённо играл альбом Deep Purple, Хэппи подставил мордочку набегающим потокам воздуха, Рэй пыталась подпевать магнитоле, а Рейв снова стал погружаться в себя, сконцентрировавшись на дороге. Этот путь от ТЦ до дома Хэппи они проделали без происшествий, если не считать того жеребенка. Ну разве что их несколько раз подрезал один и тот же чёрный джип GMC со странными номерами похожими на военные номера, хотя по факту, это были не они. Это очень насторожило пегаса, но сейчас его больше беспокоило, как побыстрее избавится от Хэппи. Наконец, царапнув днищем асфальтированную искусственную неровность, пегас выругался про себя про "чёртовы высокие лежачие полицейские", но виду не подал и остановил машину около подъезда многоэтажки. Затем вылез наружу, что бы открыть багажник вручную — тросик открывания пятой двери снова оборвался. Когда же он вытащил свои пакеты из багажника и резко развернулся к тротуару, то заметил, как рядом с ними пыталась припарковаться одна кобылка. И по всем законам жанра она пыталась вписаться в не самый узкий карман далеко не третий-четвёртый раз. Понаблюдав за этим ещё где-то с минуту, пегас негромко окликнул Хэппи и шепнул на ушко пару слов. Не задумываясь, единорог подошёл к машине кобылки и предложил ей помощь в парковке. Она охотно согласилась. Значит, разговор завязался, и можно было ретироваться. Но сделать это Рейву помешал не кстати порвавшийся пакет и вывалившиеся из него продукты. Со вздохом жеребец стал всё собирать. Рядом Хэппи в открытое окно разглагольствовал о теории парковок и прочей ерунды, выливая из себя потоки лишней информации, сам при этом уже третий раз выезжающий на исходную точку парковочной траектории. Единорожка внимательно слушала его, улыбаясь, совершенно не замечая, или, скорее, делая вид, что не замечает его уже четвёртую попытку поставить машинку на стоянку. Рэй, наблюдая за происходящим, откровенно ржала, схватившись за живот. Рейв шикнул на сестру, закрыл крышку багажника, залез на своё место в машине и наконец-то смотался с этого места поскорее, зная, что они здесь уже лишние. К тому же Рэй ну никак не помогала своим ржанием. Спустя несколько минут она наконец успокоилась и рывком дернулась на переднее кресло через весь салон, попутно всячески тыча своим крупом в мордашку брата, тем самым отвлекая его от дороги. Рейв же церемонится не стал и просто пропихнул её правым копытом на кресло.

-Вредина.

-А ты от дороги не отвлекай. Да и другим не мешай.

-Ха-ха-ха, а что такого?! Я что, недостойна внимания? — она скорчила обиженную гримасу, изображая из себя какую-нибудь там тупую принцессу.

-Не на дороге. — Сухо отрезал брат.

-Ой ой ой, какие мы правильные. Впрочем. Что это за хрень была около дома Хэппи?

-Это... — Рейв резко вошел в поворот — Это одна кобылка, которая всячески пытается привлечь к себе внимание нашего паренька. А он её замечает, но никак не может подойти, познакомиться, поговорить. Я навел справки при помощи одного товарища — она одиночка, никого не было. Так если она сама идет к нему в копыта, чего он ждет? — Форд снова чуть свистнул резиной по асфальту, но сцепления с дорогой не потерял — Когда он пару раз напивался, ныл мне о том, что вполне хотел бы с ней познакомиться, но не знал, как. Он же стеснительный у нас. Ну вот я и сделал один звоночек, пока вы в магазине спорили, что лучше подходит к запечённой курице. А дальше дело техники, стоило лишь правильно подъехать к подъезду. — Форд остановился перед запрещающим знаком светофора.

-То есть ты выудил у Хэппи информацию, узнал, что это за кобылка, нарыл на неё документы, все спланировал и свел их обоих таким образом? — Рэй наконец пристегнулась ремнём.

-Ну, я ничего не выуживал, он сам мне всё рассказал. Но в целом — да, всё верно.

-Эх, братишка, хитрец. И что скажешь?

-На счет них? У них имеются вполне неплохие шансы,что бы стать отличной парой. — Форд мягко тронулся с места — И надеюсь, что у них все сложится. Наверняка он уже предложил ей зайти к себе, что бы как-нибудь извиниться за свою неаккуратность, выпить чашку чая и так далее. Он знает, что делать, не зря же я с ним беседовал пару дней назад.

-Хитрец-хитрец...

-Всего лишь холодный расчёт. И пара мелочей, которые нужно подготовить. И я всё думаю, когда же ты своё счастье встретишь.

-Рейв.. Ты моё счастье. Ты у меня был с самого начала. Ты есть и сейчас. Мне больше ничего не нужно.

-Но мы ведь близнецы, Рэй.

-Мне это не мешает, дорогой. Что бы не случилось, ты всегда будешь самым главным, что есть у меня в жизни. — она дотянулась до щеки пегаса и чмокнула его. Сам пегас никак не среагировал. Он лишь погрузился в свои мысли, улыбнувшись уголком рта. Рэй откинулась в кресле с довольным видом и больше ничего не говорила. Вдруг жеребцу показалось, что кулон сестры издает легкое свечение, он сделал попытку получше разглядеть его, но он не успел — пришлось опять резко повернуть, и после поворота кулон уже ни отсвечивал, ни издавал какого-либо свечения. Раздумывая над происходящим, Рейв плюнул на всё и просто сказал "Спасибо". Пегаска уставилась на него:

-Ну.. пожалуйста... А за что, если не секрет?

-За всё. За то, что ты есть и за всё, что ты сделала как для меня, так и других. Да и просто спасибо. Ты делаешь этот мир ярче. — Дальше он ехал молча, но искренне улыбаясь. А Рэй, кажется, потеряла дар речи, потому что тоже ехала, молча улыбаясь и даже немного покраснела. Белый форд фокус мягко плыл по дороге, изредка перестаиваясь в полосу посвободнее, за окном мелькали другие машины, столбы освещения и дома, стоящие около дороги. Вскоре Ленинградка сузилась, появился мост через Химкинское водохранилище, а справа от дороги пролегал длинный пролив. Рэй наблюдала за ним и за катерами, которые курсировали по нему. Вскоре они были уже на Мосту Победы. Кобылка с тоской посмотрела на большое серое здание, которое располагалось справа от дороги, это был двадцать четвертый корпус их института, самый высокий корпус. На его крышу они часто залезали с братом после пар, иногда даже вместо пар, наслаждались шикарным видом, или иногда просто смотрели на проплывающие облака в небе. Иногда они протаскивали туда и своих друзей-однокурсников. Собственно, это были их единственные друзья, и одним из них, к слову, был Хэппи. Один раз их чуть не поймал сам заместитель декана, но сами понимаете — ловить пегаса на крыше бесполезно. Рэй слегка повернула голову к брату, не отрываясь от стекла:

-Хэй, гляди... Наш институт. Помнишь, сколько всего мы творили, пока учились там? — На несколько секунд Рэйв задержал взгляд на корпусе аэрокосмического факультета. За это время он смог вспомнить почти все шалости, что они творили с сестрой за все пять с половиной лет обучения. С каждым новым курсом их приключения были все круче и круче, и каждый курс они умудрялись натворить что-то настолько необычное, что это потом это долго помнил как минимум, весь их факультет. Хотя, как известно, маёвцы — одни из самых закаленных студентов и удивить их чем-то крайне сложно. Но этой парочке удавалась справиться и с этой задачей. И пока они проезжали мимо седьмого корпуса, который идет почти сразу же после двадцать четвертого, Рейву удалось вспомнить, как его изрядно драли преподы во время сессий. Но он был им благодарен, благодарен за то, что они смогли заставить его выучить и понять преподаваемый ими материал. Именно благодаря этому он числился среди инженеров в КБ.

-Да. И правда, сестрёнка. Не счесть, сколько. А помнишь, как в ДК было задымление на весь первый этаж?...

От этих слов кобылка подавилась — внезапный приступ смеха иногда опасен. Рейв тоже засмеялся, глядя на сестру, но радость моментально сменилась на испуг и гнев — их снова резко подрезал чёрный джип. С теми же номерами.

-Что же они хотят?..

-Что? — кобылка испуганно смотрела на брата — О чём ты говоришь?

-Не-не, всё нормально. Похоже, это старые знакомые.. — в голове жеребца роилось много мыслей, кто бы это мог быть, что за организация из ему известных и в принципе, из-за чего они игрались в "кошки-мышки" с ними сейчас. Но ни одна из версий не подходила под происходящую ситуацию. Давние личные счёты? Рейв их не имел. Какая-то шпионская игра? Он не особо много секретного знал по своей специальности. Лайнел подёргал за ниточки? Вряд ли, он подлец, но на такое не пойдёт, да и вряд ли у него имеются такие связи. Может, просто перепутали? Но так долго преследовать. Всё же предстоит в этом разобраться. Но пока нужно в целости довезти сестру до дома. Но как только они въехали на Ленинградский проспект с небольшой развязки, в правый борт, со стороны Рэй, влетело что-то большое и массивное. Форд удержался на дорожном полотне, хоть его и откинуло на 2 полосы влево под громкий визг покрышек. Пегас не пытался высмотреть, что это было, он лишь инстинктивно втопил педаль газа в пол до предела с расчетом, что бы автоматическая коробка справлялась с таким сильным крутящим моментом и соображал, куда можно удрать от преследователей, кем бы они ни были, ибо это была не авария — он видел, что за ними охотятся.
Не смотря на относительную лёгкость форда, у преследователя была машина гораздо мощнее, потому что в корму форда снова что-то врезалось и врезалось не слабо. Рейв не слышал ничего. Ни сигналов других водителей, ни завываний мотора, ни даже орущую в истерике сестру. Он просто ускорился и лавировал в потоке между другими машинами, пытаясь скинуть хвост. В корму снова влетел стальной зверь. Но этот раз пегас бросил взгляд в зеркало, где увидел темно-красный шевроле камаро с двумя широкими чёрными полосами на корпусе. А ещё стальной кенгурятник, которым он таранил сейчас недавно вымытый форд. И отсутствие даже намёка на гос.номер. Пегасом овладело тревожное чувство — он где-то видел уже эту машину, но вот где? Приближался он довольно быстро, но в корму больше не врезался — зашёл слева и начал спихивать машину близнецов в отбойник. Удар, ещё удар, на третий почти весь левый борт форда был помят и исцарапан, а Рейв едва ли не упустил руль из копыт. Камаро отошёл подальше, что бы на этот раз удар был решающим, но он не успел — пегас выжал всё, что можно было выжать из почти двухлитрового дизеля и ушёл в узкую щель между машиной преследователя и большой фурой, двигающейся по крайней правой полосе. Так всё же, где он видел эту машиину? Это было очень хорошим вопросом, но сейчас было куда важнее не позволять кромсать свой автомобиль, и Рейв резко ушёл вправо, впритык между двумя грузовиками. И вовремя ушёл: камаро оставалось чуть-чуть до столкновения с фордом, но форд ушёл, а кенгурятник камаро застрял в заднем бампере впереди едущего матиза. Вполне можно утверждать, что водитель матиза ещё никогда не ездил на своей машине так быстро. А сам матиз не летал вокруг своей оси, попутно разбиваясь вдребезги. Пегас прекрасно видел всё в подробностях и мысленно извинился перед водителем деу. Затем резко ушёл влево, через несколько полос, пытаясь попасть в промежутки между машинами, главное, быть подальше от преследователя. Но и сам преследователь не отставал — как оказалось, он ушёл далеко вперёд и теперь тормозил, загоняя машину близнецов в капкан из своей машины и машин других участников движения. Поняв, в чём суть, Рейв резко снизил скорость и ушёл вправо, но тут задняя ось предательски заскользила на влажном асфальте. К счастью, частично спас передний привод и по большей части — мастерство управления машиной. Заметив данный манёвр, водитель камаро ускорился и ушёл на две полосы вправо от той, на которой была машина близнецов. И стал быстро снижать скорость, вероятно, хотел опять таранить сзади или сбоку. Предугадав эти действия, пегас ускорился, выжимая все соки из 1.8-литрового мотора, уводя машину таким образом, что бы камаро не ударил им в борт, а так же, что бы не успел ударить сзади. Но на последнее рассчитывать не приходилось — что бы избежать удара в корму, придётся всё время маневрировать. И хоть достаточно заряженный форд Рейва был довольно резвой машинкой с усиленными узлами, он всё же не был гоночной машиной, поэтому действовать приходилось максимально осторожно в максимально накалённой обстановке. Надпочечники активно вырабатывали эпинефрин, реакция организма увеличивалась, чувства обострялись, рефлексы работали, как чётко спроектированный и налаженный механизм. Шансы на успех повышались, хоть и не на много. Сестра теперь смолкла и вжавшись в кресло, следила за дорогой по курсу, совершенно никак не отвлекая пегаса от маневрирования. Внезапно что-то снова ударило в корму — шевроле догнал их, и машину резко повело вправо, но и в этот раз пегас смог удержать машину на дороге. Камаро зашёл слева, что бы ударить в левое заднее крыло, но промахнулся буквально на сантиметры — форд резко ушёл вперёд. Всё-таки преимущество дизеля — он боле тяговит, по сравнению с бензиновым двигателем. И этот доработанный движок честно отрабатывал своё топливо. Камаро же, промахнувшись, врезался в пассат-универсал, левый борт которого смяло и он впечатался в отбойник, развернувшись несколько раз вокруг себя. Лишь чудом в него никто не влетел, успев объехать, не без экстренных манёвров, естественно. И вдруг камаро как будто бы понял, что натворил, ибо больше не догонял форд — пегас видел это в зеркало заднего вида — он просто двигался с той же скоростью, что и близнецы, по той же полосе, но теперь спокойно, как обычный участник дорожного движения. Затем, словно подумав и сказав "мы ещё увидимся" пару раз мигнул дальним и скрылся за гружёным камазом, двигающимся слева от него. Рейв добавил газу, тем более, в ста-ста пятидесяти метрах был съезд на крайние правые полосы проезжей части, что бы можно было вообще уйти с шоссе и спрятаться где-нибудь в городе. Если это настолько серьезные ребята, что позволяют себе такое, то в данном случае стоит вопрос не безопасности — вопрос выживания. Странно, что по пути они не встретили ни одной машины ДПС или полиции, которые были бы очень кстати. Обычно всегда попадается одна-две машины. В зеркале вновь замелькало вишнёвое пятно, прячась за попутными машинами, но он уже не преследовал их — вроде как просто следил. Таким образом ему, наконец, удалось уйти на дублёр, а затем почти сразу съехать на узкую двустороннюю дорогу, где было гораздо спокойнее. У него была одна мысль, но он не был уверен в её правильности. Хотя, ничего другого не оставалось — сестра начала понемногу беспорядочно высказывать всё, что она об этом думает, а успокоить её у пегаса просто не было ни сил, ни возможности, ни желания. Но он должен был.

-Рэй.. Рэй, пожалуйста, тише, тише, сделай вдох, глубокий вдох, вот так, вместе со мной. — Жеребец краем глаза смотрел на сестру и пытался сделать хоть что-то. И это помогало, хоть и не особо сильно. По крайней мере, она стала лить меньше словесного потока и начала дышать более размеренно. — У меня есть идея одна, но ты должна мне довериться, хорошо? Я обязательно тебе всё объясню, но чуть позже, когда всё устаканится. Хорошо? — кобылка попыталась кивнуть, но лишь несколько раз нервно дёрнула головой. — Что ж, будем считать, что "да".
Битый форд стремительно плыл по дороге. Вскоре слева впереди уже виднелся большой торговый центр, с огромной парковкой. Там можно было спрятаться на время, плюс, затеряться среди толпы в самом центре, хотя в это время там было не особо много пони. Рейв завернул в подъездной сектор на красный свет светофора, времени не было, благо, машин тоже почти не было, никто даже не посигналил. Въехав на второй этаж парковки, Рейв направил форд поглубже, туда, где было наибольшее скопление стоящих машин. Наконец, найдя место, пегас припарковался, заглушил мотор и откинулся в кресле, глубоко и шумно дыша носом. Так он сидел некоторое время, пока Рэй совсем не стихла и теперь просто смотрела на него с перепуганным видом.

-Рэй. Милая. Я не знаю, кто это был и почему он это делал. Но пожалуйста. В сложившейся ситуации . Ты должна целиком и полностью мне довериться. Без вопросов. Без самодеятельности. Все ясно? — речь давалась ему с трудом и он говорил, тяжело вдыхая-выдыхая через каждые пару слов. — Рэй, тебе всё ясно?

-Т-так... Так точно...

-Отлично. Теперь план действий. Сейчас мы идём внутрь, зайдём в парочку мест. Потом быстро в машину. И там по ситуации. Ты всё время рядом со мной и ни шагу в сторону. — после повисла непродолжительная пауза, после которой Рейв вытащил из-под своего кресла какое-то приспособление, размером не больше кошелька, и закрепил под правое крыло. Из бардачка достал прозрачные очки, напоминающие по форме тактические, но с усиленными дужками, и вышел из машины. Постояв некоторое время рядом с машиной, пегас быстро обошёл её и открыл дверь сестре. Когда она вылезла, он захлопнул дверь, чуть не прищемив рыжей хвост, но не придал этому особого значения. Затем быстро повёл её ко входу в торговую зону, незаметно оглядываясь, выискивая лишь ему одному известные ориентиры и объекты. Но ничего не нашёл и юркнул в двери, ведущие в торговую зону. Проходившая мимо единорожка, которую пегас чуть не снёс с дороги, надменно фыркнула, но на неё тут же хищно шикнула Рэй, отчего та прижала уши к голове и быстро засеменила к выходу. Рейв в это время уже входил в только что спустившийся лифт. Рэй одним взмахом крыльев догнала его и влетела в кабину лифта. Вверх они ехали молча, наблюдая за снующими на этажах пони. На последнем четвёртом этаже Рейв рванул наружу, через весь этаж. Рэй еле поспевала за ним. Они быстро сновали между пони, не привлекая внимания, но один из сотрудников охраны в форменном костюме вдруг пошёл в их сторону. Но увидев выражение лица кобылки, поспешно ушёл в сторону. Рейв свернул в уборную, ввалился в отдел для жеребцов и окропил белый кафель недавно переваренным завтраком. Зашедшая следом за ним сестра замерла на пару секунд и приблизилась к брату, дабы затащить его в ближайшую кабинку. Там пегас закончил начатый процесс вывода остатков сегодняшнего завтрака из организма. Как только у него начались спазмы-пустышки, когда уже нечему было выходить, Рэй вытащила его к большой общей раковине с зеркалом и начала умывать жеребца, заодно слегка массируя виски, восстанавливая стабильное состояние его организма. Придя в себя, Рейв незамедлительно дал указания пегаске:

-Рэй, слушай внимательно. — он сплюнул — Сейчас мы выйдем, возьми что-нибудь в любой закусочной, после чего отведи меня на первый этаж, к большому аквариуму, там скажу, что нужно буде делать дальше. И никаких лифтов, поняла?

-Поняла.

-Веди.

Он облокотился о сестру и они вместе не спеша вышли в зону фудкорта. Рэй буквально за пару минут взяла небольшой заказ с собой и, подхватив пегаса, повела его через весь большой этаж к противоположным эскалаторам. Пока они шли к ним, Рэй ненадолго ушла в себя, наблюдая за взрослой парой пони и их детьми-подростками: фиолетовой кобылкой-единорожкой и кремовым жеребчиком-земнопони, которого была довольно смешная причёска, которая гораздо больше походила на кобылью причёску. Они устроили скандал то ли из-за того, что не поделили места рядом с пятнистой мамашей, то ли из-за того, что не поделили футболку. Впрочем, это не стоило внимания. Подобное встречалось довольно часто, но близнецов это, к счастью, ещё не коснулось. По торговому центру они бродили ещё около часа или двух, после того, как Рейв дал чёткие указания, как себя вести и куда идти. Они постоянно перемещались по всей площади центра, меняли этажи, но не зашли ни в один бутик. Когда время на часах было около полседьмого, а близнецы доедали свой холодный обед, Рейв потянул за собой сестру, шепнув, что пора. Она выглядела уставшей, хвост её растрепался, но это только добавляло ей привлекательности, даже в такой экстремальной обстановке. Проходя мимо стоящих посреди холла открытых бутиков с лентами, нитками и прочей фурнитурой, пегас заострил внимание на одной атласной ленте, очень сочного зелёного цвета. Недолго думая, он быстро приобрёл её и догнал сестру.

-Рэйки, погоди, дай кое-что сделаю.

-А?..

Не успела она что-либо сообразить, как пегас стянул с её хвоста вдоволь истрёпанную пурпурную резинку начал копытами зачёсывать её приятную на ощупь гриву, собирая локоны в аккуратный ухоженный хвостик. Затем плотно завязал особым плетением ленту на пучке, оставив свисать два конца, один чуть короче второго. Затем отошёл на пару метров и оценил нынешний вид сестры. От увиденного улыбка сама потянула кончики рта вширь и чуть вверх, а голова накренилась на бок. Эта лента придала ей очень и очень даже яркую нотку среди всей её рыжести, тем более, зелёный идеально шёл под этот яркий цвет. Но, встряхнув головой, жеребец двинулся дальше, но медленнее, стараясь особо не привлекать внимание. Пегаска по пути до машины взяла сливочную мороженку и пыталась накормить ею брата, который никак не хотел её пробовать, и только измазал всё лицо. Кобылка хихикнула и со словами "Если бы я им обмазалась — ты бы всё слизал" принялась вылизывать пегаса. Жеребец не сопротивлялся — она успокоилась и пришла в норму, а это главное. Окружающие косо поглядывали на парочку, которой было откровенно наплевать, что о них подумают. Наконец, спустившись до второго этажа парковки, парочка стихла и стала оглядываться по сторонам. Жеребец удостоверился, что всё было спокойно и двинулся к месту, где они оставили свой форд. Вокруг почти не было машин, парковка почти пустая, лишь редкие легковушки стояли в ожидании своих хозяев. Пискнула сигналка, отпирая центральный замок и сигнализируя об этом габаритами, Рейв услужливо открыл дверь перед Рэй, даже подал копыто, что бы ей было удобнее садиться, после чего мягко закрыл эту дверь. Обойдя форд, словно пилот свой истребитель перед вылетом, он сделал неутешительные выводы: весь задний бампер под замену, скорее всего лонжероны тоже смяты или вообще треснули; задний правый диск слегка помят, видимо, во время ухода от погони наехал на яму, либо когда ударился об отбойник; задняя левая фара разбита; стекло пятой двери покрылось мелкой паутинкой трещин, а сама дверь стала вогнутой, камера, которая была установлена в одном из пазов лампочек подсветки номера, висела разбитой на проводках, а сам номер оторвался где-то в пути; весь левый борт был помят и поцарапан до металла, задние левые стёкла были в крошку разбиты, левое зеркало чудом осталось целым. Забавно, что вся носовая часть осталась нетронутой и столь неутешительно контрастировала с остальной частью кузова. Рейв печально глубоко вздохнул. Ремонт обойдётся в кругленькую сумму, если вообще есть смысл его восстанавливать. Пегас забрался внутрь, хлопнув дверью, закрыл центральный замок, отжал педаль тормоза и попытался завести двигатель — безрезультатно. Затем ещё и ещё. Стартёр раскручивался, но искра не шла. Вдруг пегас услышал до жути знакомое рычание. Матерясь про себя, пегас завертел головой, пытаясь отыскать источник звука, но тщетно. Тогда он пару раз выжал педаль газа, подпитывая топливом систему и попытался снова завестись — двигатель не заводился. Пегаска начала обеспокоенно оглядываться по сторонам. И вдруг их что-то ослепило справа. Громкий рёв со свистом заполнил большое пустое пространство парковки. Это был он. Рейв стал судорожно пытаться завести двигатель снова и снова, но ничего не выходило, тогда он попытался открыть двери и уже крикнул сестре, что бы та выбиралась поскорее, но ничего не вышло. Двери были заблокированы, и замок не отпирался, его попросту заклинило, заблокировав таким образом все пять дверей. Пока жеребец судорожно соображал, что же делать, камаро набрал приличную скорость и был достаточно близко к форду. Рейв крикнул "держись" и схватился за руль. Пегаска прижалась к брату, обхватив его копытами. Удар тяжёлым отбойником пришёлся на почти нетронутый правый борт, и если точнее — в переднюю правую дверцу, которую тут же частично вмяло в салон, вместе с порогом и центральной стойкой, и если бы кобылка не прижалась к брату, то получила бы довольно серьёзные повреждения. От удара машину сильно толкнуло влево и она даже слегка подпрыгнула, а камаро продолжал толкать форд в сторону недостроенного проёма в стене парковки, так не вовремя тут оказавшегося. Рейв просто не знал, что делать, всё происходило слишком стремительно. Еще пара секунд и они были у края. Ещё секунда — и они полетели вниз, переворачиваясь крышей к асфальту. В эти мгновения очень многое пронеслось у них перед глазами. Фактически вся их жизнь...



-Знаешь, мне ещё никогда не было так хорошо. Ну то есть.. Было, наверное, но сегодня какой-то особый день.

-Правда? Согласен с тобой, сегодня особенно хороший день. Солнышко яркое и тёплое, на небе ни облачка, этот вид на широченное зелёное поле..

-И чистый свежий воздух. Не то, что в городе, там дышать тяжело.

-Да, сестрёнка, ты права. Здесь гораздо лучше и чище. Но главное, мы все вместе. Мы и мама с папой. Жаль, только, они отказались идти с нами сюда.

-Ну их можно понять, у них нет крыльев, как у нас. А до этого места довольно далеко от нашего домика. Или ты бы потащил их на себе?

-Хм.. а ведь.. Да! Именно!

Рейв вскочил с травы, на которой только что лежал вместе с сестрой на спине и показательно выполнил пару приёмов из кик-боксинга в воздухе. Сестра звонко рассмеялась, наблюдая за братом, прикрывая ротик своим копытцем с разноцветными фенечками-браслетами, которые ей вязали друзья и одну из них — чёрную — брат. Рэй медленно поднялась на все четыре, медленно вытянулась, размяла крылышки, сладко зевнула и вдруг резко, ни с того, ни с сего, взмыла в воздух. Рейв сразу смекнул, чего она хочет, и ринулся вслед за ней, пытаясь догнать её. Она игралась с ним в догонялки, и где-нибудь в городе или на тренировочной площадке у неё было неоспоримое преимущество — она была более компактной и более манёвренной, чем Рейв. Но при этом где-то на открытом пространстве, где нужно было лететь, грубо говоря, по прямой траектории, у Рейва было неоспоримое преимущество перед Рэй — он был гораздо сильнее и выносливее её, поэтому в данный момент он мог без особого труда догнать её, но не делал этого — подыгрывал ей. Конечно, пару раз касался её, что бы придать прыти, но не более. И уже вдоволь наигравшись, когда и она, и он сам выдохнутся, пегас догонял сестру и хватал её, заставляя падать вниз из-за перегруза. А около поверхности расправлял крылья и помогал мягко приземлиться. В этот раз вышло не очень — он немного жёстко шлёпнулся на спину, а на него шлёпнулась сестра, которая тяжело дышала, капая капельками пота с носика на его тело. Ни слова не говоря, она вдруг сильно прижалась к своему брату и долго не отпускала его, пока дыхание и пульс не пришли в норму. Как только этот момент наступил, она поцеловала его в шею и положила голову на грудь, задав при этом вопрос:

-А ты.. ты ведь меня никогда не бросишь? Не отпустишь? — копытца её довольно сильно прижимались к родному телу.

-Рэйки, милая, в который раз говорю и не перестану повторять — я ни за что на свете, ни при каких обстоятельствах, что бы с нами не случилось, никогда тебя не отпущу. Обещаю.

С этими словами Рейв приобнял сестру и лизнул её всё ещё влажный носик, наблюдая за реакцией счастливой кобылки. Она действительно светилась от счастья. А после того, как её лизнули — чихнула, хихикнув, и снова положила голову на грудь брату, прикрыв свои голубые глазки. Затем прошептала "спасибо", закрыв их совсем. Рейв опять откинул голову на зелёную сочную траву и глядел в небо — чистое, светлое и свободное. Именно такое, какое он и любил. Свобода — это одна из ценностей, которую пони порой не ценят, и иногда вообще забывают о ней. Что, кстати, очень и очень зря. И в данный момент он чувствовал каждым своим пёрышком — он свободен, как и его сестра. Волен делать всё, что в его копытах. И он точно знал, что вместе с Рэй сможет всё. И поэтому в сотый, если не в тысячный, раз обещал ей, что никогда не отпустит и не бросит её.
Никогда.

Продолжение следует...